— А у тебя милая квартирка — произнесла Ада, оглядывая мою комнату.

Я сидел на своей кровати и оправлялся от шока. Архангел служил Аде… Возможно и сейчас служит… Но он убил Дашу, унес жизни моих родителей, а она им повелевает… Значит ли это, что главный убийца, это Ада?

— Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, Андриан. — Ада усмехнулась и подошла к окну, через которое мы не так давно влетели стаей летучих тварей, и распахнула его настежь. — Архангел отрекся от своей клятвы, когда я сама стала вампиром, у меня над ним нет той полноценной власти, что была раньше. Но он не может убить меня. Ему мешают свои принципы. Он не выполняет мои приказы, но он охраняет мою жизнь…

— Ты сказала, — начал я, — что есть способ вновь стать человеком.

— Я сказала, — повернувшись ко мне, девушка села на подоконник, — что смогу победить демонов в твоей голове. А когда мы это сможем, то у тебя и у меня будет шанс это узнать. Человек… — взгляд Ады стал пустым и грустным — человек это венец природы. Ее начало и конец. А мы… мы лишь просто ошибки, эксцессы эволюции.

— А теперь одна ошибка уничтожает другую? — спросил я.

— Ты про Архангела? Веселенькое сравнение. Он не такое воплощение Зла, каким ты его воспринимаешь. Он заслуживает жалости…

— Он заслуживает смерти! — с вызовом произнес я.

— А он ведь ищет тебя… Думаю, нам лучше жить вместе. А то неровен час, как он придет за тобой. Уверена, он уже в пути. Нам нужно держаться в тени. — спрыгнув на пол, она пошла в прихожую. — Идем!

— Куда? Недоуменно спросил я.

— Поможешь мне переехать! — засмеялась она.

— Но… — я вскочил с кровати и поспешил за ней.

— Представь дорогой, что мы только что поженились, — она посмотрела мне в глаза и пальчиком провела по щеке. Затем приподнялась на носочки и чмокнула меня в губки. — Надеюсь тебе по душе семейная жизнь.

— Эээ, я думаю, это бредовая идея. — Сказал я, а Ада уже пыталась открыть замок. — И вообще я не очень хорошо себя чувствую. Я не хочу бегать за тобой, как собачонка! У меня есть дела поважнее.

— Например?

— Я должен увидеть Наташу. Я должен убедиться, что с ней все в порядке.

— И попадешь прямо в лапы к Архангелу. Бойся, что бы он не понял, что вас с ней что-то связывает, иначе, из больницы она попадет не домой, а в камеру морга.

— Не смей так говорить! — крикнул я.

— Тогда слушай меня, и делай так, как я тебе говорю! Без меня, ты червяк на крючке. Иди отдыхай, а я сама переберусь к тебе. Боюсь, придется вызывать такси.

Ада огляделась по сторонам, и сделав удивленное лицо и спросила:

— В этом доме есть телефон?

Я не ответил. Кому мне звонить… Когда в этой жизни я стал один на один с миром.

— Значит, такси отменяется — вздохнула Ада.

* * *

— В ту ночь я остался дома. Утром Ада наняла Газель, и привезла эти зеркала. Тогда я их и расставил здесь, в этой комнате. Кроме одного. Ада объясняла, что зеркала помогут мне уяснить собственную сущность. Сначала я поставил одно зеркало и, спустя несколько тренировок, смог увидеть в нем Графа. Но он упорно не хотел мне подчиняться. Также она привезла меч, от которого пал Ярослав. Я каждую ночь упорнол учился владеть им. Вампирам нужна кровь… и чтобы быть в силе мы находили ее.

— Сможешь предположить, где можно брать человеческую кровь каждый день? — спросил Падший, глядя в зеркало Новенького.

— В больнице? — осторожно вопросом на вопрос ответил Новенький.

— Почти! — рассмеялся Граф. — Каждую ночь мы проникали в строго охраняемые тюрьмы, колонии, и пили кровь уголовников. Мы выходили из тени, и вонзали в их плоть свои клыки… — с шипением Граф подскочил на месте и продолжил — А потом тенью скрывались прочь!

Я прошел к своей кровати и лег на нее, закинув руки за голову и глядя в потолок.

— Баю-баюшки баю… — Крикнул Граф. Он меня не видел, но точно знал, что я делаю.

— Я лишь хотел увидеть ее. Я не знал все ли с ней в порядке. Но я не мог и близко подойти к ее дому. И от этого мне было больно…

— Больно? — Граф, закинув голову назад, громко расхохотался. — Ты почти каждую ночь совокуплялся со своей женушкой на протяжении нескольких месяцев! И поверь мне, ночью ты стонал далеко не от боли! Ты даже не представлял теперь на месте Ады никого другого… Она стала твоей единственной девушкой!

— Граф, ты плоско мыслишь, — сказал Падший. — Ты не мог ничего чувствовать.

— О, птичка защебетала. — Граф улыбался во все свои тридцать два зуба, но остановиться не мог. — А зачем мне чувствовать? Я и сам наслаждался! — Подмигнув Новенькому, он выкрикнул — Зря ты опускаешь эти детали, наш новый друг тоже не прочь насладиться!

Новенький молча слушал, как безумно хохочет одно из отражений. Но его мучил собственный вопрос:

— Смею предположить, что Падший родился в момент твоего суицида на стройке. Граф очнулся во время опасности и помог тебе справиться с силой, которой удерживала тебя Ада. У каждого из них свои специфические особенности. Граф — искусный вампир… — Граф в отражении сделал почтительный реверанс, — а Падший владеет магией. А в какой миг родился я? Я самый обычный из всех. У меня нет глазных зубов. Значит ли это, что Ада не врала?

— Это значит, что не врал Винченцо. — Падший окутал свое тело крыльями и закрыл глаза. — Андриан, продолжи. Наше время на исходе.

— В одну новую ночь, Ада мне рассказала одну из главных тайн моего существования. Но обо всем по порядку.

* * *

Из пещеры был и другой выход. Существо представилось Архангелом и усадило меня на спину своему огромному псу. Наверное, это выглядело устрашающе. Демон Архангел, по-другому я не могла назвать его, о том кто он, мне было известно лишь в общих чертах, а он пока эту тему не затрагивал. И рядом с ним его исполинский пес, на котором восседала обнаженная я.

Мы шли по новому проходу, который образовался, скорее всего, в момент, когда освободился Архангел, и вышли на вершину горы.

Нас уже ждали, оставшиеся ведьмы. Гром гремел повсюду. Собирались тучи, мерцали грозы и молнии. Все возвещало об освобождении тьмы. Выбравшись на поверхность, он вдохнул полной грудью и воздел свои пустые глаза к небу.

— Содрогнитесь живущие твари… Я вновь среди вас…

В него забили молнии с неба, и вместе с ними на него сверху прыгнула одна из ведьм. Вскинув руку, он поймал ее за глотку, и отвел руку в сторону. Ослепительные белые вспышки замерцали вокруг, земля под ним начинала его засасывать. Проваливаясь, он шел вперед. Его ноги увядали по колено в земле, а он все шел, волоча за собой уже бездыханное тело ведьмы.

Отпустив ее, он побежал вперед, все глубже увязая в земле, пока не скрылся под ней с головой. Земля отвердела. Ведьмы стоявшие впереди, не знали, победа ли это. Они не видели, как он бесшумно вырастает из глины у них за спиной. Он вскинул руки вверх, и теперь они провалились, словно в песке. Обернувшись, кто-то пытался бить его энергетическими шарами. Он присел рядом с ними и молча улыбался.

— Ко мне! — скомандовал он.

Пес рванулся к хозяину, мне лишь оставалось вцепиться ему в шкуру, что бы не упасть.

Архангел протянул мне свою руку и помог встать, развернувшись, он повел меня вперед. Не оборачиваясь, он обронил:

— Ты голоден. Можешь насладиться трапезой.

Пес протяжно взвыл. Я даже не захотела оборачиваться, что бы посмотреть, что сделает это исчадие с несчастными ведьмами.

— А я должен вернуть мое оружие, прекрасная хозяйка. Но я должен доставить вас в безопасное место. Вам холодно… — он сильнее сжал мою руку. — Скоро холод уйдет…

Он поднял меня на руки и понес. Мы шли, вскоре нас догнал его пес. А мы все шли его большими шагами вглубь леса…

* * *

Мы пришли в дом к Агафье. Я просто больше не знала, куда нам можно пойти. Она сначала не хотела нас впускать. Боялась, что из-за этого на нее ополчатся ведьмы, что ее долг сражаться с этим чудовищем. Но я увидела в ее глазах страх. Она сдалась очень быстро.

Там я нашла себе одежду, и продумывала свой план. Нужно было немедля напасть на Изольду, и свершить данный Обет. Положить конец этому кошмару.

Сложнее было найти одежду для моего подопечного. Пришлось обратиться к портному с уже снятыми мерками. Глаза я завязала ему бинтами.

На несколько дней он исчез. Агафья со мной не разговаривала и не выходила за пределы своего участка. Мне это и не нужно было, я готовилась поставить точку.

Архангел вскоре вернулся. С двумя японскими мечами, тросточкой и широкополой шляпой. Пока он отсутствовал, я сходила в дом Винченцо, но его найти не смогла, поэтому мне пришлось лишь перенести его зеркала в дом к Агафье.

Вскоре я была готова, и догадывалась где искать свою сестру. Мы вновь отправились в путь. С моим спутником мы наняли карету, и ехали около недели, по дороге останавливаясь в различных тавернах.

Мы вновь прибыли туда, где над моими сестрами вершила суд Инквизиция, а у меня здесь еще было имение. Теперь его обходили стороной, и считали проклятым местом. Это было только на руку. Там мы и поселились.

Стоя у окна, провожая закат, Архангел обратился ко мне:

— Это твоя цель? Уничтожить всех этих тварей?

— Ты должен будешь охранять меня. Только и всего. Уничтожая всех, кто встретится на твоем пути, и исполнять мои приказы. Потом я, возможно, отпущу тебя. И ты будешь волен делать что хочешь, но по-прежнему должен охранять меня до моего последнего вздоха.

— Надеюсь, они будут достойными соперниками. Расскажи мне о ведьме. — Архангел языком проводил по холодному лезвию катаны и улыбался.

— Владеет некромантией. Очень могущественна. Моя сестра призвала демона, чтобы убить ее, взамен отдав свою плоть и дух, но он оказался бессилен, она выстояла. Ее охраняют вампиры, возможно не один клан.

— Это должно быть весело — прохрипел он. — Та ведьма, которая выцарапала мне глаза. Она была сильна, и она сумела передать свой дар. Но он проснется через века, хотя может, и уже проснулся. Но она отняла у меня глаза, значит, новая могущественная ведьма должна быть лишена одного из самых важных чувств. Я буду жить до ее прихода… Я или убью ее, или буду служить ей…

— К тому времени надеюсь, я тебя уже не буду обременять своей клятвой. Это твое дело. — Мне сложно было находиться в этом доме. Комок тошноты подкатывал к горлу, но я держалась.

— А почему ведьму защищают вампиры?

— Она выносила одному из них ребенка.

Архангел расхохотался. Он громко смеялся, и даже поранил себе язык о лезвие, но продолжал хохотать, успокоившись, он произнес:

— Мне это нравится!

Последний луч света скрылся за горизонтом, и наступили синеватые сумерки.

— Отправимся сейчас, в момент расцвета их силы или ждем до рассвета? — задумчиво вслух спросила я.

— Лучше сейчас, — сказал Архангел и встал с кресла, — так гораздо веселее.

Он оголил свои катаны и вышел. Постояв еще немного, я отправилась за ним.

Мы шли к кладбищу, где как я была уверена и спали многие вампиры. Мои предположения оказались верны, стоило нам подойти, как они уже выбирались из могил. Я осталась стоять на входе. Их было около сотни, а Архангелу понадобилось около минуты. Когда он закончил, и вернулся ко мне с окровавленными лезвиями, он лишь спросил:

— Надеюсь, мне еще будет с кем поиграть? — На его лице играла ухмылка.

Как мне показалось, он ждал лишь сражения с Изольдой, и именно с ней он начнет свою пляску смерти.

— Надеюсь, ты не будешь ее умолять о пощаде?

Он лишь вновь расхохотался и облизнул свои губы.

— Я их чую. Я знаю куда нам. Она уже проснулась. Как королева пчел, она чувствует своих слуг. Пойдем к ним?

— Пусть она идет к нам. — Я уверенно побежала от кладбища к пруду, что виднелся с этого холма. В моих глазах был только холод.

Я подбежала к прохладной глади воды, и остановилась, пытаясь отдышаться. Архангел уже стоял за моей спиной и молча ждал. На кладбище протяжно выл его пес.

— Они здесь… — он воздел голову к небу. — И свершится суд и низвергнется кара. И очистится земля от смрада и мрака. Аминь…

Небо затянуло черной тучей. Она была колоссальных размеров.

— Как же мне весело. Они сами идут ко мне…

Я не сразу поняла, что эта туча — тысячи летучих мышей. Я расставила руки и возвела Кокон Источника.

— Действуй.

Архангел поднял руки вверх и скрестил свои катаны. Пригнувшись, он прыгнул вверх. Тот час огромная туча летучих мышей накрыла его. Вниз посыпались обрывки крыльев, мяса, костей, некоторые материализовались на земле, но их разрывал на части Цербер. Многие из вампиров желали приблизиться ко мне и разорвать меня, но ни у одного ничего не получалось. Я лишь видела, как поблескивает в свете луны, сталь метала. Он был настолько стремителен и быстр, что мог за одну секунду оказаться на разных концах пруда.

Вампиры создания тоже не медленные, поэтому это была настоящая схватка. Черное небо стало отливать красноватым светом, которым во время заката озаряется небо. Вампиры гибли десятками.

Я почувствовала на себе тяжелый взгляд. Обернувшись, я увидела в трех сот метрах от себя Изольду. В черном, развивающемся платье она стояла на другой стороне пруда и смотрела на меня. Легкой поступью она шагнула на гладь воды и пошла мне на встречу.

Я убрала Кокон, и шагнула ей на встречу. Воронка из летучих мышей вилась у меня над головой. Это был дождь из мертвых ночных тварей. После ударов мечей, вампиры не могли регенерировать. Это не столько удивило, как было ожиданным. Дойдя до берега, я остановилась. Она с легкостью шагала по водной глади, оставляя за собой небольшие разводы. Дойдя до половины пруда, она остановилась. Только сейчас я заметила в ее руке меч. Ее губы что-то шептали, но я не слышала. Чуть больше ста метров разделяли меня до своей цели. Вампиры все еще пытались на меня напасть сзади, но их перехватывал либо Цербер, либо Архангел появлялся за моей спиной и взмахивал снизу вверх своим мечом, и вновь исчезал в гуще сражения.

Время замерло и шло, словно в замедленном действии. Я смотрела на свою сестру… В чем то родную и близкую. Я смотрела на своего врага. Чужого и ненавистного.

Рядом со мной стоял Цербер и, пыхтя, раздувая свои щеки, смотрел на Изольду.

Я ступила на воду и так же пошла к своей сестре. Расстояние между нами сокращалось. А она улыбалась. Я видела за ее спиной на береге темную фигуру, несомненно, это был Михаил.

"Ты хочешь победить меня?" — услышала я шепот в своей голове.

"Я близко. Совсем рядом".

Когда нас разделяло меньше метра, я остановилась. Мы стояли и смотрели друг другу в глаза и чувствовали каждое дыхание.

— Что-нибудь скажешь? — спросила она.

На моих глазах невольно выступили слезы. Я вспомнила всех погибших сестер. Но я также вспомнила все свои чувства, которые испытывала раньше к ней.

— Прости…

Она взмахнула мечом, и мы обе в тот же миг ушли под воду. Водная гладь над нами покрылась льдом. Я испугалась. Такого я не предвидела. Уши заложила ледяная вода. Видимость была практически нулевая. Нас тянуло ко дну. Ее руки сверкали, синим пламенем. Этого света хватало, что бы осветить хоть что-то вокруг. Я не могла произнести ни заклинания, что бы обратиться в животное способное существовать под водой, ни воспламенить на своей руке огонь.

Ноги коснулись скользкого ила. Она медленно, шагая, шла ко мне. Подойдя, она поцеловала меня в губы, и стала выдыхать воздух из моих легких, втягивая его в себя.

Я пыталась сопротивляться, но тщетно. Начиная проваливаться в темноту, я обессиливала…

Пока я не услышала плач… Детский плач ребенка. На лице Изольды отразился мертвенный испуг, отпустив меня, она оттолкнулась от дна и поплыла вверх. Я успела схватиться за ее ногу, и вместе с ней карабкаться вверх. Но она меня оттолкнула.

Лед трескался, она убирала свое заклятие. В тот же миг, я услышала, как в воду обрушилось, что-то тяжелое. Оно доплыло до меня и, подхватив, очень мощно и быстро понесло наверх. Когда я, наконец, оказалась на поверхности, я судорожно стала заглатывать воздух и кашлять, при этом отплевывая воду… меня рвало этой водой, я снова кашляла и судорожно вдыхая ртом.

Мы плыли, а на поверхности плавали трупы летучих мышей и вампиров. Я начала оглядываться по сторонам. Наконец я увидела Архангела, он держал за ногу маленького ребенка. Изольда, шагая по воде, шла к нему.

— Отдай! Не тронь! — исступленно кричала она и шла к берегу с протянутой рукой. Ребенок все надрывался и орал.

Цербер уверенно тащил меня к берегу, но противоположному. Выплыв, я быстро вскочила на ноги. В глазах потемнело, но, сфокусировав взгляд, я увидела, как Архангел бросает ребенка за ногу в центр пруда, мать разворачивается и бежит за ним в надежде его поймать. Архангел выгибаясь, прыгает за ней в след, скрестив катаны. Разведя руки в стороны, клинки проходят по спине Изольды, и она падает, но успевает поймать ребенка. Барахтаясь, она плывет вместе с ним, окрашивая красным воду позади себя. Перед ней восстает из воды Архангел. Мокрый, с его лица и одежды ручейками стекают капли воды. Его рот распростерт в улыбке. Он выхватывает дитя у матери, и кидает его в мою сторону.

Инстинктивно, я вскинула руки и поймала ребенка. Он продолжал орать. Он только и делал что орал, и у него уже были видны глазные зубы.

Архангел смотрел, как Изольда пытается доплыть до берега, а потом поднял ее за горло и поднял руку над собой.

— Сначала Ты, а потом и Отрок твой.

— Возьми меня — прохрипела она — Оставь ему жизнь. Возьми меня…

Архангел вогнал ей в плоть меч, и он вышел из-за ее спины.

Что бы хоть как-то успокоить ребенка, я прижала его к груди, он обхватил своими ручонками меня за шею, и продолжал орать, пытаясь его убаюкать, я начала было его раскачивать, пока не почувствовала, как он вцепился зубами мне в шею. И стал пить кровь. Я в ужасе пыталась его отдернуть, но он вцепился в меня мертвой хваткой, я хватала его и за шкирку, и за голову, и кое-как мне удалось отдернуть его от себя. Весь его рот был в крови. Я откинула его прочь, и в ужасе стала ощупывать свою шею. Все плечо заливала кровь… я закричала. Я испугалась, что теперь стану вампиром.

Взглянув на пруд, я видела, как Архангел смотрит прямо в глаза Изольде, а по его клинку стекает ее кровь.

Он засмеялся. И смеялся он громче прежнего.

— Ты теперь одна из них… — прохрипел он.

— НЕТ! НЕЕТ! НЕЕЕТ!!! — закричала я.

— Я поклялся служить ведьме, а теперь ты вампир… я убью и тебя… — он вновь хохотал.

— Помоги мне! Ты обещал хранить меня! Ты обещал! СЛЫШИШЬ?! До моего последнего вздоха! Ты обещал! — Испуганно кричала я.

— Кровь, кровь, кровь… — постоянно шептала я. — Мне нужна его кровь. Его кровь, его кровь… Сначала я освобожусь от его власти, но…

Оглянувшись, я не увидела ребенка, слишком поздно я осознала, что его крик смолк.

— ГДЕ ОН?!?! — в ужасе я вскинула руку, указывая указательным пальцем на Изольду — Мне нужна ее кровь! Дай мне ее кровь! Не убивай ее!!! Я приказываю тебе!

Архангел вынул меч из плоти Изольды, и выбросил ее тело на берег.

— У тебя не больше семи минут. Будешь вгрызаться в ее тело здесь? — Он вновь рассмеялся.

Я решила собрать ее кровь. Но у меня не было ни одной тары для этого.

— Помоги мне! Прошу! — Я молебно воззрилась на Архангела.

— То ты молишь, то приказываешь. — Он вопросительно посмотрел на меня.

Изольда валялась на земле и шептала, отплевываясь собственной кровью:

— Мой малыш… мой малыш… где ты… все в порядке… все в порядке… мой малыш…

Архангел повернулся и побежал. Со скоростью ветра он вознесся на холм к часовне и проник в нее с небольшим грохотом. Через миг он оказался за моей спиной, протягивая склянку с крышкой:

— Храни в холоде.

Я стала собирать кровь с кровоточащих ран Изольды. Когда склянка наполнилась, я плотно ее закрыла пробкой и оплавила огнем.

— А сейчас падет твой Обет… И это было невозможно? И от этого были бессильны демоны и трепетали ведьмы? Мне смешно. Но мне было весело. — Облизав кровь с катаны, Архангел облизнулся и заулыбался. — Управляющая мертвыми, да отправится к ним.

Я отвернулась и услышала последний сдавленный крик своей сестры. Месть была выполнена. Обет совершен. Я встала и, шатаясь, отправилась куда глаза глядят. Жизнь потеряла смысл. Я не знала, что мне дальше делать…

Архангел тяжело ступал ярдом со мной, я слышала немного смердящее после битвы дыхание его пса.

— Старые надписи в храмах гласят, что однажды, родится на свет зло. Два брата восстанут друг против друга. Что бы положить конец всему живому и светлому, для начала тьмы. Они соприкоснутся на грани миров. Срывая печати, окажутся в страшной битве с самим собой. И ночь, мечтающая стать днем, озарит оскалом луны, взмахнет своими крыльями, возведет свой меч. И станет либо днем, либо останется тьмой.

— К чему ты это? — дрожащим голосом спросила я.

— Время это уже близко. Когда луна закроет солнце, и грянет гром без туч, окровавленное сердце освободит заблудших душ. Сотрется грань между миром мертвым и миром живым. Живые станут мертвыми… И Ангелы спустятся с небес во имя скорби, но ведомый Треглавом, способен остановить скверну людских душ.

— Что за ахинея?

— Твой путь не окончен. Это только начало. Мне пора. Я буду рядом. Но не трону тебя. Ты найдешь того, кто сможет остановить одного брата. И ты поймешь, что это он только тогда, когда он сможет убить другого. Влекомый светом ждет прихода в этот мир. — Архангел стянул повязку со своих глаз и посмотрел, если так можно выразиться, мне в глаза.

Натянув шляпу на глаза, он растворился туманом. Цербер взвыв, поглотил весь туман в себя, и убежал прочь.

Я недоумевая смотрела ему в след… Лишь спустя много лет, мне стало все пронзительно ясно…