— Ее боль ты не можешь почувствовать. И это к счастью. Ветвь позитива. — задумчиво произнес я.

— Близок час… — расправляя свои мощные крылья, произнес Падший.

Я оглянулся на позади стоявшее зеркало. Там быстро промелькнула чья-то тень. Лишь кривая усмешка коснулась моих губ.

Граф, закутавшись в плащ, насторожился. Воцарилось молчание. Лунный свет, осторожно пробираясь сквозь узкую лазейку не задернутой шторы, мягко ступал по комнате.

— Что слу…

Жестом руки я прервал Новенького. Все мои органы чувств обострились. Еще один жест, и мои отражения рассеялись водной гладью в своих пространствах. Все вокруг потемнело. Угас даже лунный свет. Воцарилось царство полной тьмы. Не долго думая, я пропустил весь мрак сквозь себя, и мое тело рассыпалось десятками летучих мышей.

Стая ночных обитателей облетала новое пространство. Вскоре тонкий слух животного уловил отражения собственного писка, и я определил, что предо мной в комнате новое зеркало. Уже не то, что стояло у меня раньше, и оно не то, что было в полный рост, а выше, древнее.

Стая летучих мышей в один миг растворилась в густой туман, и уже из его хлопьев, я вновь собрался воедино.

— Ночью, с вампиром может драться либо безумный отчаявшийся глупец, или полный идиот. Который из них ты? — С вызовом крикнул я. Глаза быстро привыкли к темноте, и я увидел это зеркало. Древняя, старинная рама была пропитана кровью. Темная гладь отражения хранила в себе муки тысяч смертных. За ее гранью сверкали молнии, в их свете я увидел царивший внутри мир. Белоснежное поле, сплошь покрытое льдом и снегом. Обезумевший ветер взметал шапки сугробов и развеивал их на тысячи миль вокруг. В новом мерцании я увидел еще одного Падшего, вернее Падшую. Полуобнаженную, в каком-то купальном костюме девушку, которая пыталась согреться в полах своей длинной серой юбки. Но меня заинтересовало больше лицо. Красивые искры в глазах просили о помощи. Обветревшие губы читали старинные молитвы на латинском языке. К каждой руке и ноге была прикована черная цепь.

Лицо, оно показалось мне ужасно знакомым. Нет, этого не может быть. Никогда.

Внезапно, стремительная молния пронзила заключенную в оковы девушку. Раздался долгий и пронзительный крик боли. Все тело бесконечно содрогалось в наступившей агонии. А молнии все били, одна за другой. И с каждым разом крик становился более пронзительным, опустошенным. Я закрыл глаза. Вопли боли и ужаса вновь и вновь сотрясали мое сердце. Снова и снова мои перепонки раздирал крик отчаяния и вопль ужаса. И глухое потрескивание бесконечных молний. Это были адские мучения, но Смерть медлила со своей работой. Ничего не выражающими пустыми глазницами она смотрела на свою новую подопечную. Девушка смотрела ей в глаза и рвалась к ней в объятия. Душераздирающий стон пронзил все мое тело. И наступила тишина… Тело девушки все еще содрогалось в предсмертных судорогах. Опавшие крылья догорали синим пламенем. И лишь белый снег пытался успокоить и облегчить муки пленницы. С каждым дыханием, пронзающий ветер заботливо укрывал жертву неведомых краев белоснежной пыльцою прохладных снежинок.

Гладь зеркала тускнела, пока не стала отображать лишь пустоту сосущей темноты. Вновь обреталось знакомое пространство собственной спальни.

Я стоял перед зеркалом, теперь уже знакомым. Позади было зеркало с отражением Новенького. Обернувшись, я произнес:

— От себя не убежать.

— Что ты видел? — спросил Падший, его лицо ничего не выражало, лишь пальцы руки, твердо сжавшие стебель розы, говорили о напряжении и готовности незамедлительно принять бой.

— Прошлое.

— Это зеркало мне не нравится. Никогда просто так ничего не показывает. Это внушает опасения. Час близок…

— Ты прав Граф, но я не хочу сейчас об этом задумываться.

— Кто-нибудь объяснит мне в чем дело? — с беспокойно бегающими глазками спросил Новенький.

— Видишь ли, это зеркало никогда не показывает ничего просто так. Оно отказалось отражать меня даже при свете дня, когда другие зеркала, переставали меня отражать только с наступлением полуночи. Но это зеркало, наша семейная реликвия, за артефакт считать нельзя, хоть и было изготовлено в 1666 году, оно обязано оберегать своего хозяина из нашего рода. Но не напрямую, а загадками видений. Иногда показывает опасность, намеки, выходы из сложных ситуаций, правильные выборы. Но это происходит весьма редко. Вот и сейчас, оно решило подвергнуть меня своей иллюзии, со скрытым смыслом.

— Как всегда, сказало А, и промолчало про Б. Ведь если умный, то сам догадаешься, а если нет, то чего объяснять, все равно не поймешь. — Усмехнулся расслабившийся Граф.

— История всех зеркал и отражений удивительна. Я, Граф, Андриан, ты еще не задался вопросом, почему мы все разные, и почему каждую ночь, мы встречаемся друг с другом день ото дня? В минуту смерти и рождения нового отсчета дня, соблюдая все принципы пунктуальности времени, раз за разом олицетворяя свои воплощения. Сейчас ты узнаешь, как родился я. Продолжай Андриан, а ты, приготовься к настоящей боли Новичок. Твои страдания начинаются…

— Что ж, на чем я остановился? Ах да, я встретил Дашу. Она не доставала мне хлопот. Ей я мог полностью открыться, поделиться всеми страхами и опасениями, она никогда не осуждала. Со дня нашей встречи прошло три дня. А я все еще был голоден, но по-прежнему себя контролировал. И в тот день она рассказала мне основную причину того, почему она решила покончить с собой. Поздней октябрьской ночью мы прогуливались в совершенно пустом парке…

* * *

Под ногами противно хлюпала грязь, а серые вороны, пролетавшие над головой, о чем-то ожесточенно спорили в темно-серой выси небес. Резкий ветер пытался сорвать шапки с прохожих и рассказать, что скоро наступит долгая зима.

— Даш, извини, если лезу не в свое дело, но что именно тебя подтолкнуло к шагу самоубийства? Полное отчаяние не собирается из воздуха.

— Это долгая история, но думаю, у нас с тобой есть время. Когда мне было десять лет, из моей жизни ушла мать. Она погибла в автокатастрофе, в ночь на новый год. Я осталась с отчимом и сводным братом Игорем одиннадцати лет. Мой биологический отец погиб, когда мне было два года. Самолет, в котором он летел из командировки, потерпел крушение над Атлантическим океаном. Я осталась одна.

— Но у тебя же остался отчим.

— Я всю жизнь была для него обузой. Он любил лишь мою мать и своего сына. В детстве он часто меня бил. В обыденных трениях брата и сестры, спускал все наказания Игорю, меня же строго наказывая. Мать заступалась, но она не всегда была рядом. Она много работала, а у отчима график был ненормированный.

— А бабушка по материнской линии, или дедушка?

— Они погибли в пожаре собственного дома, еще при жизни мамы.

— Извини. Прими мои соболезнования.

— Ничего. Спасибо. Моя жизнь превратилась в выжженную пламенем степь. Каждый день я терпела унижения и рукоприкладство. Меня заставляли готовить, убирать, стирать. Не осталось свободного времени, я порой даже не успевала сделать уроки, но все же училась на четыре и пять. Потом, когда мне исполнилось двенадцать, моих обязанностей по дому сильно прибавилось. У меня не стало подруг. В школе со мной редко кто общался, и то только когда надо было что-то списать. Учителя меня любили, но я никогда не жаловалась. Совершенно случайно, у могилы мамы я познакомилась с Ромкой. Не скажу, что я влюбилась с первого взгляда, но он мне очень сильно понравился. На год старше меня, он со своим старшим братом каждый раз ходил на собрание Готов, и потом сам втянулся в эту культуру, и стал нашим предводителем, когда его брат женился, и ему стало не до всего этого. В общем, мы познакомились, разговорились, он проводил меня до дома, и сказал, что завтра будет ждать меня в том же месте, в тот же час. Мне повезло, и я выбралась. Редко, но раз-два в неделю мы все-таки встречались. Сначала дружба, а потом все плавно перешло в отношения. Так как мы были еще детьми, то это был первый опыт для каждого из нас. С ним было спокойно и весело, я чувствовала себя защищенной. Ему я доверяла все свои секреты и тайны. Мы могли говорить обо всем. Он называл меня Золушкой, а я его Принцем. Не замечая, мне понравился мир теней и сумрака, и я стала "своей в тусовке" местных готов. — Даша замолчала, подставляя лицо резкому ветру, которому беспощадно не нравилась ее прическа. Развивающиеся каштановые волосы метались из стороны в сторону. Надвигался ураган. Но в этом капризе природы нам обоим было тихо, спокойно, уютно…

— Первая любовь не забывается, верно? — сказал я прислоняясь к стволу старого дуба.

— Для меня она была единственной! — Сквозь вой ветра крикнула девочка, полы ее черного платья, подобно волосам метались из стороны в сторону. Ей было весело в этой смуте негодования природы.

Даша забралась на старые качели, подвешенные ржавыми цепями, и пыталась раскачаться на них из стороны в сторону. Я молча подошел к качелям и сел рядом с ней. Вспыхнула ослепительная молния, и раздался оглушительный треск грома. Через несколько секунд мерным шумом обрушились крупные капли дождя.

— Даже не могу доставить себе такой простой радости, как раскачаться на качелях. — улыбнулась Даша. Она могла проходить сквозь стены, предметы, но перед лицом стихии все равны. Я сидел и смотрел, как по ее лицу стекают крупные капли прохладного осеннего дождя. Ее платье было уже мокрым до нитки, хотя я не имел возможности на простое прикосновение к ней.

Раскачивая качели, не чувствуя холода, я жмурился от проливного дождя. Ветер, поднимая в воздух собранные в кучу, опавшие листья уже мерился силой с могучими стволами деревьев.

— При нашей первой встрече ты сказала, что у тебя сломана личная жизнь. Что между вами произошло?

— Да как всегда, по полной глупости. Не так давно, он немного выпил, и стал приставать к одной девчонке из нашей компании. Я закатила истерику, мы сильно поругались, я дала ему пощечину, а он в ответ ударил меня по лицу. Тут нашим отношениям пришел конец. Он сразу же стал просить прощения, я его послала куда подальше, он в ответ послал меня. Вот так. Я развернулась и убежала. Он побежал за мной, но я сказала, что больше никогда не хочу его видеть. Я ушла и не вернулась. Он сейчас сильно переживает, я знаю. Наша любовь… наша ссора… он думает, что именно поэтому я покончила жизнь самоубийством. Но это не так. Зная, что он страдает, я искала повод вернуться, но гордость не позволяла самой сделать первый шаг. А он от бесконечных отказов устал унижаться. И поэтому никто не хотел идти на уступки первым.

— Понятно, он боялся снова быть отвергнутым, а тебе мешала гордость. Но все же.

— Потом он нашел другую, наверное, что бы вызвать у меня ревность, но это меня взбесило. К тому же мой отчим, однажды напился со своим сынком, и стал ко мне приставать. — Даша снова заплакала, но теперь, слезы, размытые каплями дождя, не так сильно омрачали ее красивое лицо. — Они… они… они — Плач резко перешел в горькие рыдания, лишь она одна чувствовала ту невыносимую боль.

— Нет, не может быть… — Ненависть разом захлестнула всю душу. Я вскочил с качелей и стал бешено расхаживать взад-вперед. Не сдержавшись, я несколько раз со всей силы ударил по дереву. Потом еще и еще, пока с него не стала опадать кора. Разбитые руки и кровавые ссадины быстро восстанавливались, не оставляя никаких следов. Теперь я мог чувствовать ее. Мысли, воспоминания. Все огненным потоком прошло сквозь меня. Отдельные отрывки смазанных черно-белых картин. В них было видно искаженное от ярости лицо незнакомого человека, который бил кулаком по лицу. Жуткие крики, оглашавшие всю квартиру. Резкая смена помещения. Падение на что-то мягкое. Вновь эта боль, страх, кровь… Потом присоединился жалкий отпрыск этого чудовища в лице смертного. Теперь они вдвоем издевались над бедной девушкой. Белые простыни окрасились красным, а звуки помещения, под громкую музыку прервали рыдания обессилевшего, беспомощного человека.

Обессилев, я плашмя упал в лужу. Срочно нужны были силы, нужна кровь, жертва. Только теперь, без угрызений совести, я знал, где ее достать. Придя в себя, я увидел над собой испуганное лицо Даши, все еще всхлипывающую время от времени. Встав, отряхнувшись, я твердым шагом отправился в путь. Я точно знал куда идти. Не утихомирившийся дождь размывал грязь на лице, одежде, изрыгало свои тирады и хмурое небо. С оглушительным треском в наступающей ночи, и частыми мерцаниями молний, я побежал.

Подбегая к старой пятиэтажке я остановился, прищурившись, я нашел смутно-знакомое окно четвертого этажа. Не отстававшая Даша о чем-то кричала мне вслед. Но уже все равно. Взбежав на лестничную площадку четвертого этажа, я постучал в смутно знакомую дверь.

— Кто? — донеслось по ту сторону.

— Ангел Мщения! — крикнул я и ударом ноги постарался вышибить дверь. Но мне не удалось.

Лязг замочной скважины и мне навстречу выбежал тот самый бугай в одних семейных трусах.

— Ты что сопляк! Совсем страх потерял? — теперь ударил он, не удержав равновесия, я скатился на один лестничный пролет вниз.

Быстро поднявшись, я бросился в контратаку. Меня встретил еще один взмах руки противника. Ловко пригнувшись, я всем корпусом ударил в живот противнику. Мы вкатились в квартиру. Нанося удар один за другим, я почуял опасность. Оглянувшись, я услышал суету за соседними квартирами. Закрыв дверь, и заперев ее на замок, я услышал крик и почувствовал, как что-то тупое вошло мне в спину. Обернувшись, я лицезрел кричащего от дикого ужаса подростка. Медленно вынув нож из спины за рукоятку, я быстрым взмахом прошелся лезвием по его шее. На стены брызнула кровь. Обезумевшими глазами, я смотрел на свою добычу. Быстро прильнув к его шее, я впивал чужую жизнь глоток за глотком. До конца. Закончив трапезу и вытерев рот рукавом, я хотел перейти к десерту. Но отчима Даши не было видно. Мне нравилась эта игра в кошки-мышки. Прислушавшись, я распознал, откуда доносится его тяжелое и напряженное дыхание. Ворвавшись в ту комнату, прогремел выстрел. Я расхохотался. Мелкая металлическая дробь разом осыпалась с моей груди.

Громкий сардонический смех и раскаты грома заглушили новые семь выстрелов охотничьей Сайги. Подойдя к своей жертве, я посмотрел ей в глаза. Дотронувшись рукой до ствола, я загнул его вверх.

— Ккктто тты? — заикаясь, спросил бугай.

— Ангел Мщения. — просто так убивать его не хотелось, за все то что он сделал с бедной девочкой. — Привет тебе с того света, педофил несчастный.

Я стоял и смотрел, как дрожит все его тело. Облизнув языком уголки рта, я снова рассмеялся. По ноге моего десерта потекла бесцветная жидкость.

— Ты хочешь умереть? — спросил я.

— Нннетт. Пппрошу, не надддо. Умммоляю.

— Она тоже умоляла. А ты не слушал. Как на вкус тело девственницы? Понравилось?

— Нннет.

— Не лги мне! Я все знаю. Я все чувствовал. Тебе понравилось. Не так ли? Можешь не отвечать.

Развернувшись спиной, я осмотрел всю комнату. Диван, кресла, журнальный столик, фигурная стенка, зеркало… Я не увидел своего отражения. Новая попытка удара. Определив за доли секунд его действия, я развернулся и перехватил кулак. Вывернув руку, я услышал крик боли. Затем неприятный хруст суставов.

Оставив тело корчиться на полу, я прошелся по комнате. Открыл дверцу шкафа, нашел там какую-то простыню, и стал слаживать в нее вещи Даши. Все, что было ей дорого при жизни.

Звон осыпавшегося стекла заставил меня оглянуться. В замедленном воспроизведении реальности я видел попытку самоубийства. Не знаю как, но в одно мгновение я преодолел разделяющие нас пять метров и схватил бугая за здоровую руку. В лицо хлынул дождь. Ветер раздувал полуоборванные шторы.

— Куда собрался? На тот свет? Успеешь. — Подтянув его за руку, я прильнул устами к его запястью. Новый поток крови. Новые глотки жизни. Испив до капли его кровь, я отпустил, разжал свою руку. — Встретимся в аду, урод.

Его тело камнем упало с четвертого этажа, и был слышен хруст позвоночника.

Послышались звуки сирены.

— Наша доблестная милиция. Как быстро. Нонсенс. — заметавшись по квартире, я собрал-таки ее вещи, и уже хотел уходить.

Быстрые шаги на лестничной площадке возвестили о том, что внутренние органы уже близко. Ничуть не обеспокоившись, я прошел на кухню и открыл все конфорки газовой плиты. Тихое шипение газа наполнило помещение не только звуком.

Что-то доносилось по ту сторону двери, но мне было все равно. Найдя в карманах трупа подростка зажигалку, я стал ждать. Приехал отряд бойцов ОМОНа, и готовился штурм. Через две минуты входная дверь с треском косяка влетела в прихожую комнату, и один за другим посыпались люди в камуфляжных костюмах. Резкий запах ударил в нос. Они тоже это почувствовали. Я видел расширенные от ужаса глаза.

— Гори оно все синим пламенем очищения преисподней! — с улыбкой на лице, я чиркнул зажигалкой. Одной искры было достаточно.

Взрывной волной меня вынесло в окно, как я и ожидал. Глухим стуком обрушившись на асфальт, я пролежал две минуты. В ушах еще стоял тяжелый гул и звон от взрыва. Разорванные барабанные перепонки быстро восстанавливались. Обуглившаяся кожа шипела и опадала под дождем.

Хаос царил вокруг. Десятки криков ужаса. Беспорядочная паника. Мне это нравилось. Осторожно встав на ноги, я опробовал все моторные функции организма, убедившись, что все в порядке, я медленно, не спеша, побрел куда глаза глядят.

В толпе снующих туда-сюда людей, я увидел лик Даши. Застывшая на ее лице печаль испортила мне настроение. Но я был сыт. Хотя, если быть честным, то не отказался бы от добавки.

Стена бесконечного дождя растворила остатки крови на лице. Но мне нужна была новая одежда, регенерация вампира, на мои шмотки не распространялась. Хотя джинсы сохранили свое достоинство торговой марки, и замены не требовали. Стянув и выкинув свою куртку, рубашку и майку, я отправился вслед за Дашей.

— Стой! Ну подожди! Что, будешь осуждать меня за то, что я с ними сделал? А как они обошлись с тобой? — кричал я ей вслед. Поравнявшись с девочкой, я хотел взять ее за руку и остановить. Но мои пальцы вновь захватили лишь пустоту.

Остановившись, она посмотрела мне в глаза.

— Ты ничем не лучше их.

— Разве? Теперь тебя здесь ничто не держит.

— Я здесь не потому что чувствую ненависть к ним или что-то еще. Меня держит здесь кое-что другое.

— Что?

— Любовь. Я неприкаянная душа, которой нет места в раю. Так что оставлять этот мир я пока не хочу.

Удивительная и в то же самое время странная картина разворачивалась на ночных улицах спящего города. Обнаженный по пояс подросток шел под холодным осенним дождем и отчаянно жестикулировал, разговаривая с самим собой.

— Андриан, ты подумай, на что ты обречен. Ты несешь смерть всем людям, своим близким. Дорогая и ненужная цена той вечности, которой ты владеешь.

— Значит твое бессмертие лучше?

— Я уже мертва. А ты ни жив, ни мертв! Сколько еще грехов предписано тебе судьбой? Сколько невинных жертв падет от твоей руки? Твоих губ и клыков? Разве это можно назвать жизнью?

— А твое призрачное существование, значит, и есть выход?

— То, на что я обречена, ужасно. Как можно не ценить жизнь? Свою и чужую?

В ее словах был смысл. Я вспомнил Наташку. Что я смогу испытать в этой новой жизни кроме бесконечной жажды? Вечность… видеть, как старятся, и погибают все мои друзья, ровесники. Вечно одинокий, никому не нужный. Вечно обреченный. В чем грехи наши? В смерти? Да если бы мы не появились на этот свет, значит, были бы чисты. Поэтому наш главный грех — это рождение. Сколько еще должно пролиться крови? Это безумие никогда не сможет закончиться. Кто или что я теперь?

— И как же? Сама не подскажешь ответ? Как можно не ценить свою жизнь? Ответь, ты ведь хорошо это знаешь, не так ли? — в ярости, накричав на Дашу, я увидел ее слезы.

— Чего стоит твоя жизнь? Ради чего ты живешь? Что бы нести смерть? Ты даже не можешь любить! Какого это, не ценить чужую жизнь, давай, расскажи мне, а то я не знаю! Особенно если это твой любимый человек! Что ты молчишь? Что!? Отвечай! — в слезах и истерике она пыталась колотить меня руками.

Я развернулся и побежал навстречу темной неизвестности, а ее слова еще долго звенели в ушах: "Какого это, не ценить чужую жизнь, давай, расскажи мне, а то я не знаю! Особенно если это твой любимый человек!". Действительно, зачем мне нужна такая жизнь? Пора все закончить. Сейчас или никогда.

На окраине города, на заброшенных строительных лесах. Я стоял на высоте примерно в пятнадцать этажей. Внизу были разбросаны камни, железки. Это не четвертый этаж и ровный асфальт. Чувствуя позади себя дыхание смерти, я сделал шаг к пропасти. В трех сантиметрах от моей ноги ударила молния. Оглушительный раскат грома предупреждающе взывал к голосу благоразумия. Я не чувствовал совершенно ничего. Еще один шаг, и я предстал перед бушующей стихией на краю обрыва. Тысячи ярких молний раздирали небо. Неутихающий шум гнева природы отбирал способность слышать.

— Стой! Не делай этого! — донеслось из-за спины.

— Почему, ты же сама говорила, зачем мне эта жизнь?

Даша подошла и встала рядом со мной. А она была очень красивой, невольно пронеслось в моей голове.

— Не надо Андриан, остановись. Не делай этого, есть другой путь.

— Прости, что накричал на тебя. Но другого пути нет. Я не знаю себя. Во власти инстинктов, словно дикий зверь, я часто теряю контроль над собой, и от этого могут пострадать близкие мне люди. Я пытался искупить твой грех, путем свершения собственного. Прости за все. Я не могу больше быть в этом мире.

— Нет! Прошу, умоляю!!!

Я лишь грустным взглядом и еле заметной улыбкой пытался подбодрить ее. Наклоняясь вперед, я почувствовал прикосновение к своей руке. Невероятно, но она держала меня за руку. Я чувствовал ее холодную ладонь и напряжение тела, лишь бы не отпустить меня.

— Отпусти меня.

— Нет!

— Прощай. — сказал я, и силой отдернул руку.

Проваливаясь в пустоту, меня захлестнул страх перед неизведанным. Что там, за гранью миров? По ту сторону добра и зла? Падая вниз, я все еще смотрел на заплаканное лицо Даши. Позади нее стояла сама Смерть, но в этот раз она пришла за мной. Очередная молния с неба ударила мне в грудь, прямо туда, где находится сердце. Запылавшая кожа шипела и остывала под крупными каплями дождя. А закутанное в мантию с капюшоном костлявое тело прыгнуло за мною вслед. В ее зрачках я видел свою жизнь. Всю, от начала и до конца. Яркая и блестящая коса коснулась моего лица. В глазах потемнело и наступила тишина… Лишь пустота, невесомость, забвение, и падающее бремя тяжелой вечности…