Конечно, зря он доверил Даше выбор. Потому что оказались они в итоге в дешевой пиццерии. «Ладно, в следующий раз я буду выбирать, где нам ужинать» — Дима был преисполнен оптимизма, поэтому даже не особо и расстроился по поводу антуража их первого совместного ужина. Впрочем, совместным ужин можно было назвать с определенной натяжкой: Тихомиров не собирался тратить с таким трудом отвоеванное время на еду и потихоньку прихлебывал совершенно безвкусный зеленый чай, заваренный из пакетика, зато Дарья, похоже, ела в первый раз за день. Но, по крайней мере, аккуратно и с закрытым ртом. Выждав минут десять, Дмитрий спросил:

— Ну, и как там у вас все сегодня прошло?

Даша промокнула губы и откинулась на спинку диванчика, глядя на Дмитрия с веселым изумлением.

— Вы посмотрите, кто это у нас такой смелый! Неужели готов выслушать подробности? Ты же чуть в обморок не упал, когда у нас в первый раз оказался?

— Это откуда такая информация?

— От нашей медсестры, Клавдии Архиповны.

Тихомиров не смог удержаться и широко улыбнулся.

— Значит, наводила обо мне справки?

— Ты Клавдию Архиповну не знаешь, — фыркнула Даша. — Ей захочешь — рот не заткнешь.

Это-то как раз Дмитрий знал, но говорить об этом Дарье явно не стоило.

— Роды — такой интересный процесс, — Даша все же решила ответить на вопрос Дмитрия. — С человека слетает все наносное, шелуха вся, и сразу видно, из чего человек сделан. Дина Державина сделана как надо. Не человек — кремень.

Димке, который пару раз был свидетелем капризов Дины, стремительно выраставших до размеров скандала, оставалось только тихо удивляться такой характеристике.

Опасения Димы, что Даша попытается слинять после ужина в максимально сжатые сроки, к его огромному удивлению, не подтвердились. Он уже успел выпить две чашки пойла, которое здесь называли зеленым чаем, а Даша потягивала кофе с молоком, обхватив руками большую керамическую кружку. И рассказывала. Буквально обо всем, что случилось на работе сегодня. А так же на вчерашнем дежурстве. И много чего еще. Довольно быстро Дима понял, что делает она это преднамеренно, с совершенно определенной целью — испугать и шокировать его. «Ну-ну, посмотрим, кто кого» — мысленно улыбался Димка. Впрочем, тут и смотреть было нечего. В умении выдержать схватку характеров, заставить оппонента потерять бдительность и в решающий момент нанести удар — в этом Тихомирову не было равных, и с Дашей они выступали, как говорится, в разных весовых категориях. Поэтому Дима просто наслаждался, любуясь Дашей. Кроме того, увлекшись, Дарья перестала намеренно пугать его, а вместо этого стала просто рассказывать, причем рассказывала интересно, явно делая скидку на его уровень восприятия, стараясь не перегружать свое повествование излишними медицинскими подробностями, так, чтобы он ее понял.

Похоже, ему и вправду интересно! Черт, да она попалась в собственную ловушку! Во-первых, сама увлеклась и наболтала много чего лишнего. Во-вторых, Дмитрий выглядел отнюдь не шокированным, а, скорее, заинтересованным, и останавливать ее явно не собирался. Даша поняла, что пора что-то предпринимать.

— Ну, что я тебе рассказываю! Ты же гуманитарий, в физике процесса ничего не понимаешь!

— Надо полагать, ты понимаешь!

— Между прочим, нам на первом курсе два семестра физику читали. Так что кое-что понимаю.

— Но явно меньше человека, который два года проучился на физическом факультете! — огрызнулся Димка.

— Ты себя, что ли, имеешь в виду? — удивилась Дарья.

— Да.

— Что же всего два?

Дима вздохнул.

— Меня отчислили.

— Понятно. Что, тяжело физику учить? — с притворным сочувствием спросила она.

— Меня отчислили за прогулы по физкультуре.

— Не может быть! Ну, ты даешь! — рассмеялась Даша.

Дмитрий смотрел в сторону. Эта тема явно была ему неприятна, и он уже пожалел о сказанном. «То, что надо» — подумала Даша и бодро продолжила:

— Ну, давай, не томи! Я жажду подробностей! Это же надо так исхитриться!

Дима хмуро посмотрел на Дарью. «Ну и расскажу», — подумал он. В кои-то веки Даша проявила интерес к нему, и отмалчиваться смысла не было. Собственно, стыдиться тоже было нечего. Просто неприятно вспоминать.

— Я после школы собирался на физический поступать. Не то, чтобы физика мне особо нравилась. Но давалась легко. И двое моих закадычных друзей на физический поступали. А батя мой… — тут Димка замялся, но продолжил таким тоном, будто сознавался в чем-то весьма постыдном, — декан юридического факультета. Естественно, он спал и видел, что я тоже стану юристом. Мы поссорились. Он поначалу рассчитывал, что я не поступлю. Ан нет. Оказалось, что я не полный дебил, и на физфак поступить в состоянии. Потом он ждал, что мне надоест, или я не справлюсь. Потом понял, что только зря теряет время. И после второго курса меня отчислили.

— Это как? — против воли, Даша заинтересовалась этой историей.

— Ну, а что непонятного. Один декан с другим всегда договориться может. Я на физкультуру и правда не ходил. Потому что играл за сборную факультета в волейбол. Это мы так с физруком договорились. А ему команду дали, и о нашей договоренности он благополучно забыл. Так я и вылетел с физического. Со свистом.

— До сих пор обижаешься на отца? — на этот раз сочувствие в Дашином голосе было искренним.

— Да не то, чтобы обижаюсь, — Димка поморщился, — батя прав оказался. Юриспруденция — это мое. Я и учился потом на юридическом легко, и не потому, что мой отец декан. Он мне дома такие экзамены устраивал — мало не покажется. И добился всего, — Дмитрий сделал неопределенный жест рукой, — я тоже сам. Я даже от родителей поначалу пытался скрывать свои успехи — что квартиру купил, машину. Хотя шила в мешке не утаишь. Но все равно — не хотелось давать отцу повод убедиться, что он был прав. Просто не люблю, когда меня принуждают, — сердито закончил он.

Они молча смотрели друг на друга. «Так, надо срочно что — то предпринять, — подумала Дарья. — Он так, чего доброго, и нравиться мне начнет».

— Да, жаль, что после физфака ты на филологический не пошел.

— Это еще зачем? — изумился Дмитрий.

— Ну, услуги юриста мне без надобности. А хороший переводчик с немецкого пригодился бы.

— А чего там переводить? Yah, yah! Das ist fantastisch! И так, по-моему, все понятно!

Дарья пихнула его ногой под столом.

— Ты извращенец!

— Ладно, ладно! — смеясь, Дима примирительно поднял руки. Действительно, как бы не переборщить. — Скажи, пожалуйста, зачем тебе переводчик с немецкого?

— В Германии исследования интересные опубликовали. А у нас до сих никто не сподобился их перевести. Сама-то я с немецким на уровне Shaise и Arschloch.

— Это чего?

— Не знаешь? Ну, лучше тебе и не знать!

— Ни за что не поверю, что перевести какую-то книжку с немецкого — это такая сложная задача для твоего могучего интеллекта, — Димка понимал, что зарывается, но попытаться стоило.

— Пришлю тебе ссылку на мыло — посмотрим, как ты справишься, — огрызнулась Даша.

— Два дня мне дашь?

— Ой, да ладно заливать!

— На спор!? — Дима протянул над столом руку. Надо было ковать железо не отходя от кассы.

— А на что мы спорим? — подозрительно спросила Даша.

— Ну, на деньги с тобой спорить мне совесть не позволит. Поэтому, на интерес, — невинно предложил Дмитрий.

— В Карабаса-Барабаса и Мальвину играть не буду, — сразу предупредила Дарья.

— Договорились, — Дима подался вперед, сам схватил Дашу за руку и пожал. Глядя прямо в глаза, добавил: — Я знаю другие интересные игры.