Серьезной инспекции жилья не получилось. Дом оказался двухэтажным, довольно большим по сравнению с соседскими, но не самым солидным в квартале. Как у всех домов, дверные ручки там были в форме рулевых колес. И большая часть комнат оказалась заперта. И заблокирована от проникновения через четвертое измерение.

– Понятия не имею, где ключи, – ответила наставница на ее робкую просьбу осмотреть весь дом. – Сейчас все равно не до них. Готовься к балу и поменьше высовывайся из своей комнаты.

Люсия и сама старалась поменьше попадаться на глаза раздраженной Клариссе, благо им с И-Ирь было чем заняться. Фея подобрала ей алое платье для бала. Бледная и светловолосая Люська казалась в нем белым цветком в лепестках пламени. Накануне события девочка все же отправилась побродить хотя бы по тем комнатам, которые были ей доступны. Размышляя о том, не провести ли здесь выходные, она дошла до маленькой двери в глубине гостиной. Обычно дверь была заперта.

Но не сейчас.

Из-за нее доносились голоса. И приоткрыта она была достаточно для того, чтобы… В конце концов она в своем доме! В собственном.

Люська шмыгнула в комнату. Комната оказалась кабинетиком. Старомодным, в книжных полках, с парой маленьких креслиц. В одном из них сидела наставница. А перед ней… в полуметре над полом завис Дирке Эрремар. Вот так просто висел в воздухе, окутанный лиловым прозрачным туманом. Двигаться, судя по всему, он не мог.

– В последний раз спрашиваю. – Голос наставницы мог бы разбудить всех соседей, но она, наверное, сотворила какой-нибудь подходящий случаю знак. – Я уверена, что после гибели лаборатории осталось минимум два детеныша. Волчья карта не лжет. Я точно знаю, что в мире было на два детеныша больше, нежели мы собрали для экспериментального Иммари. Ну же, скажи, где второй. Кто он такой?

Так… про Карину она уже знает, значит, сейчас выпытывает у Дирке про… Митьку. Это надо обдумать. Или Дирке сейчас все расскажет. Тогда ей придется объяснять Клариссе, почему она скрыла такую ценную информацию. Или же парень-волк ничего не расскажет. Тогда она сможет распорядиться этой информацией с умом. И с пользой. Для собственного блестящего (уже не просто светлого!) будущего.

Но Дирке молчал.

Кларисса вскочила на ноги. Нить лилово-прозрачного тумана метнулась из ее руки, как паутина из ладони киношного человека-паука. Хлыстом обвила шею Дирке. Тот захрипел, некрасиво выкатывая глаза, но не разжимая челюстей.

– Ты сдохнешь, Дирке Эрремар, – прошипела Кларисса, – сдохнешь, как и детеныши, которых ты оберегаешь. – Она, видимо, ослабила натяжение туманного хлыста, потому что Дирке смог вдохнуть. – И ты ничем им не поможешь, мы доберемся до них рано или поздно. А если нужда заставит, то мы используем в Иммари драгоценную Карину Радову. Слышишь?

Люсия замерла, пытаясь вжаться в дверной косяк и размышляя, что же с ней будет, если наставница ее заметит. Но той было не до нее.

– Не о том ты просишь, – прохрипел парень-волк. – Мою жизнь, мою волю и свободу – забирай. Но не детенышей – тварей вечности… – Он прокашлялся: – Один раз… я тебе доверился, Клара. Это… плохо закончилось… ты сотворила знаки, разрушившие лабораторию.

– Я этого не делала! – взвизгнула Кларисса. – И ты, ТЫ! Предал меня первый!

Люсия подумала, что на месте наставницы она сама убивала бы всех, кто случайно услышал такие ноты в ее голосе. Брррр…

– Я тебя не предавал, – размеренно и отрешенно проговорил парень-волк, – ни тогда, ни потом. Ты не стала слушать мои объяснения, Клара. Неужели ты лелеяла эту мнимую обиду и злость столько лет? Бедная моя девочка…

Ну точно. Это все о любви. И о ревности, наверное.

Раздался звук, словно наставница сломала пополам что-то хрупкое. Люсия осторожно выглянула. Так и есть. Что это было? Посудина или безделушка какая-нибудь? Вон, обломки валяются не толще зубочистки.

– Мрак с тобой, Дирке Эрремар. Все равно ты скоро сдохнешь. Вечностью клянусь, от моих рук! Надеюсь, ты тоже ненавидишь меня!!!

Нашла о чем беспокоиться. Тоже мне, дело первой важности. Наверное, Дирке Эрремар подумал о том же, потому что до Люсии донесся его надсадный смех, похожий и на кашель, и на лай.

– Как я могу ненавидеть тебя?

Клара со свистом выдохнула воздух и повалилась в кресло – ноги отказались ее держать. А Дирке смотрел на нее… Таким же неописуемым взглядом, как тогда, на выходе из межпространственного коридора. И снова Люсии показалось, что вокруг играет музыка. И еще цветут цветы и бьют фонтаны. Как будто он не стоял, обездвиженный, перед прекрасной знаккером Радовой, а приглашал на танец юную и смущенную Клару. И ведь не мог не понимать, что ему крышка!.. Люська неловко шевельнулась, дверь скрипнула, Клара резко обернулась.

Мимо Люсии, едва не задев ее, но не обратив никакого внимания, пронесся незнакомый знаккер. Высокий, рыжий, красивый, как генерал армии из какого-нибудь фантастического боевика.

– Хватит забавляться, Клара, – резко бросил он, даже не замечая, какую убийственную сцену только что прервал. – Этот идиот сыграет свою роль в нашей маленькой завтрашней забаве. Других ему не светит. Займись приготовлениями, дорогая. Завтра исторический день. Мы получим все полномочия, которых нам не хватало, даже без, – он капризным движением подбородка указал на сникшего Дирке, – его помощи.

Кларисса метнула на Дирке испепеляющий взгляд и вышла вон, так и не заметив Люську. Рыжий красавец с видом победителя оглядел Дирке с ног до головы.

– Я знаю, – ехидно сказал он, – что ты, по сути, никого не предавал. Ты зря дрожал и прятался на Однолунной Земле, Дирке Эрремар. И я знаю, что ты все еще ее любишь. Но тем хуже для тебя, ха-ха.

Чем-то этот рыжий напомнил ей бывшего будущего свекра. Так теперь Люсия мысленно называла Резанова-старшего. Хотя внешне только рост у них и был одинаковым. И манера смотреть на Люську как на пустое место. Вот пусть только попробует опять пройти мимо нее, как будто она невидимка!

Конечно же, он так и сделал. Люсия постаралась пригасить волну гнева. С ним еще успеется. Интересно, почему ее не заметили ни наставница, ни этот рыжий? Не исчезла же она в самом деле.

Девочка огляделась. Она находилась явно не в кабинетике, в который вошла несколько минут назад. Больше всего это походило… черт знает на что. Ее окружали, обступали, сжимали в кольцо тонкие деревянные вертикальные нити. Как будто она встала под душ, а каждая струйка одеревенела. И, странным образом, они не обтекали Люсию, а словно… проходили сквозь нее. Не создавая никакого дискомфорта. Кроме, разве что, чувства омерзения…

Она содрогнулась, рванулась и… оказалась в гостиной, перед надежно запертой дверью в кабинетик. Никаких деревянных струй, только последние лучи зимнего солнца в окно.

Пожалуй, она побывала в глубине. От страха, что ее заметят, нырнула «во внутренности» то ли дверного косяка, то ли двери. И эти «струи» – то, как выглядит деревяшка изнутри. Неприятное ощущение, но это приключение, кажется, спасло ее от гнева наставницы и рыжего незнакомца.

Надо выкинуть все лишнее из головы. Подумать о завтрашнем бале. В конце концов Митька на Однолунной Земле, и ничего ему пока не грозит.

Но старший брат попался Люсии на глаза, едва она вошла в бальную залу под руку с Ларре Вереском. Сначала она думала, что померещилось. Но нет, когда они с Ларре присоединились к кругу танцующих взрослых и школьников, Митька, несомненно Митька, оказался совсем близко от них в паре с красивой светловолосой девочкой. Интересно, как он тут оказался? И почему без Карины? Ах, вот и она…

Если Люсия в своем бальном платье выглядела белым цветком, распустившимся среди пламени, то Карина сама казалась огнем, охватившим цветущую ветвь. Кто, интересно, придумал украсить ее платье живыми цветами? Неужели тоже фея? Едва ли… С какой стати ей фея положена?

Ох нет, не отвлекаться на мелочи. Если на балу присутствует Карина, то следует ждать неприятностей. И как бы во время этих неприятностей Митька не превратился в волка и не выдал себя наставнице и всем прочим. Наверняка здесь немало охотников. Он попадет в беду, да еще и ее, Люсию, за собой утащит.

– Ларре, Ларре Вереск! – Она почти прокричала это в ухо Ларре.

– Слушаю тебя, Люсия Закар, – радостно улыбнулся тот в ответ.

– Я хочу отдохнуть. Принесешь мне что-нибудь попить?

– Конечно! Давай я провожу тебя… – Он устроил ее на диване и умчался.

Ох, как некстати – Люсия потеряла брата из виду. Она всмотрелась в танцующих. Где же он? Когда надо, никогда его нет на месте.

Стоп. А правильно ли она сейчас поступает? Если она подойдет к Митьке, то не спровоцирует ли тот самый скандал, которого хотелось бы избежать? Пожалуй, лучше найти Карину и поговорить с ней. Поймет же эта тупица, что Митька в опасности и его надо увести.

Отыскать Карину оказалось несложно. Просто смотри на самое яркое пятно и иди к нему.

– Ай!

Кто-то бесцеремонно схватил ее за руку и поволок в сторону.

– Не ори, – нахально улыбнулся с высоты своего роста Диймар Шепот.

– Да как ты смеешь! – Она вырвала руку.

– Как надо, так и смею. Далеко собралась, Люсия Закар?

– Не твое дело! – Она по-настоящему разозлилась. – Отойди с дороги.

Парень засмеялся.

– Ух, вы, девчонки с Однолунной Земли, такие злющие! – И тут же оборвал смех, глаза стали холодными и злыми. А у него красивые глаза, светло-коричневые, с длинными-длинными ресницами… – Если пытаешься найти брата, то не напрягайся. Ему ничего не грозит.

– С чего ты взял…

– Я знаю, что он – детеныш белого волка, – отрывисто сообщил юный знаккер. – Но пока не собираюсь выдавать эту тайну ни знаккеру Клариссе Радовой, ни символьеру Эррен Радовой.

Эррен? Ах да, так звали тетку, которая забрала Диймара и Карину в какой-то другой замок.

– А ты, значит, между двух госпож… господ… госпожей разрываешься? Служишь всем сразу?

От дурацкой оговорки кровь бросилась в лицо. Почему-то перед Диймаром совсем не хотелось выглядеть глупо.

Он только усмехнулся.

– Я, Люсия Закар, служу только самому себе. Что для некоторых, не особо умных, выглядит так, будто я служу одной, двум или вовсе трем. Но это уж точно не твое дело. А если ты с Кариной хотела пообщаться, то… не суйся к ней. С ней я сам… поговорю. Ларре! Эй, Ларре Вереск!

Тот как раз появился с двумя бокалами лимонада в руках. Очень удивленный.

– Пока ты искал, чего бы съесть и выпить, твоя дама чуть нам все не испортила, – ехидно сообщил Диймар. – Забирай ее и уводи. Как если бы все уже началось.

– Да мы вообще только пришли! – возразил Ларре. – Люсия до сих пор ни разу не провожала цветы Пилигримовых яблонь. А я ни разу не пропускал этот момент… Никуда я ее не поведу.

Диймар Шепот прищурился, внимательно всмотрелся в лицо друга. И вдруг резко и коротко толкнул его в плечо. Из бокала Ларре выплеснулся лимонад. К счастью, не на платье Люсии.

– Ты забываешься, Ларре Вереск, – прошипел Диймар. – То, что здесь произойдет, намного важнее любых Пилигримовых яблонь. Сегодня путь истории повернет в другую сторону. Никто не позволит, чтобы эта тупая девчонка все испортила. Уводи ее, тебе сказано. А я пошел. Меня тоже девушка ждет. Хоть и не знает об этом.

И он, ни секунды не сомневаясь, что Ларре последует его указаниям, пошел прочь.

Какого черта? Нет уж, ОНА, Люсия Закар, не станет подчиняться этому самодуру. И Люсия решительно направилась туда, куда шла. К Карине.

Карина как раз спровадила куда-то своего кавалера и теперь потерянно озиралась вокруг. Ровно до того момента, когда встретилась взглядом с Люсией. И она испугалась! Честное слово! Грозная волчица, Карина, которой никто не указ. Она увидела Люську, идущую к ней через зал, вздрогнула и попятилась.

Ровно секунду Люсия наслаждалась триумфом. А потом все снова испортил Диймар Шепот. Он подобрался к Карине со спины и сгреб ее за руки. При этом не забыл послать Люсии свою кривую улыбочку вкупе с убийственным взглядом. А потом развернул бывшую Люськину подругу к себе лицом и зашептал ей что-то на ухо.

Люсия отвернулась, чтобы не смотреть на них. И чудом не врезалась в Ларре, который избавился от бокалов и теперь догнал ее.

– Пойдем, Люсия, – сказал он, крепко хватая ее под руку. – Мне ужасно жаль, но наш бал на сегодня закончен.

– Да не пойду я, мрак побери, – ругнулась она по-местному Но Ларре упорно тащил ее куда-то в сторону. Не к дверям, а к столам с напитками.

– Не знаю, что наставница поручила Диймару, но лучше делать, как он сказал, – заявил кавалер, останавливаясь возле самого дальнего стола, но не выпуская Люськину руку.

– Да твой Диймар…

Люсия хотела сказать, что плевал он на поручения наставницы, но в последний момент сдержалась. Ларре же вовсе не обратил внимания на ее слова. Он сосредоточенно чертил что-то на стене. Люсия всмотрелась. Знак был похож на стрелу, загибающуюся в кольцо.

– Знак обратного пути, – сообщил Ларре. – Готова? Идем!

И с размаху толкнул ее в глубину стены.

Не успела Люсия ни осмотреться, ни запротестовать – в следующий момент она уже перенеслась в обычную школьную спальню замка Дхорж.

– Это моя комната, – извиняющимся тоном сказал вышедший следом из стены Ларре Вереск. – Только не подумай, что я тебя сюда заманил или еще чего плохое… Просто я соединил знаком это место и бальный зал. Ну, так спокойнее, понимаешь?

– Нет! Ничего я не понимаю! – Люсии хотелось выцарапать ему глаза. – Зачем ты меня сюда притащил? Что должно произойти на балу?

Ларре покраснел и замялся. Да, при его положении старшего сына могущественного семейства, при всем его богатстве характера ему не хватало. Не Диймар Шепот, короче говоря.

– Там… там… в общем, если все пойдет по плану старших охотников, то площадь возле ратуши омертвеет. И невозможно просчитать, не дойдет ли омертвение до самой ратуши и бального зала. Поэтому всех, кто владеет знаком обратного пути, обязали доставить в Дхорж… ну, остальных, тех, кто более-менее ценен для Охотничьего круга. Но ты не подумай, я все равно хотел пойти на бал с тобой… жаль, что так ненадолго…

Люсия едва удержалась, чтобы не обозвать парня жалким червяком. Потому что… очень подходило.

– Я пойду к себе, – ледяным тоном сообщила она. – Не смей меня удерживать. Прочь с дороги.

Он и не посмел.

Судя по всему, что-то пошло не так. После бала наставница в замок не вернулась. Зато появилась взбудораженная до предела Эделена Старова.

– О, ты уже здесь? – обратилась она к Люсии. – Там такое произошло, Люсия Закар, ты не поверишь! Наставница устроила омертвение! Раздобыла где-то волка, ну, этого, Дирке Эрремара. И убила его на глазах у всех. О-о-о, это было нечто! Омертвели все яблони в Третьем городе луны. А гости бала стояли как истуканы, ничего не могли придумать! А потом вдруг из окна другой башни – бах! – и бежит волк! Прямо по воздуху. А в воздухе лунная тропа! Никогда такого не видела! И омертвение остановилось, не дошло до ратуши.

– Белый или серый? – холодея, перебила соседку Люсия.

– Кто? Волк? Серый… такой, знаешь…

– Заткнись! – Люсия повалилась на кровать.

– Если заткнусь, ты не узнаешь главного! Наставницу арестовали, ты представляешь? Ой, Люсия, что же теперь будет?

Ничего особенного вообще-то не произошло. Наставнице и раньше приходилось отлучаться по делам. Занятия шли по прежнему расписанию, все так же собирались поболтать в библиотеке девочки. Только школа казалась притихшей, замершей в ожидании непонятно чего. Заклубились слухи, что управлять школой ритуалистов станет знаккер Марина Ферт и что она перенесет школу в свой замок на восточном побережье.

Через неделю, когда напряжение и сплетни достигли высшей точки кипения, в комнату Люсии и Эделены церемонно постучали.

– Входите, Раон Дорригер, – крикнула Эделена. Она всегда определяла по стуку, кто пришел.

Слуга вошел, церемонно поздоровался и попросил Люсию проследовать за ним. Люсия же сразу поняла, что о причинах приглашения не стоит расспрашивать при Эделене. Но как только за ними закрылась дверь, она обратилась к своему провожатому:

– Куда и зачем вы меня ведете?

– В кабинет госпожи знаккера Клариссы Радовой, – невозмутимо отозвался тот, – она пожелала тебя видеть, Люсия Закар.

Это было странно. Ведь наставница могла связаться с любым стадиентом через специальный знак, вышитый серебром на школьной форме. Не в ловушку ли ведет ее невозмутимый слуга?

Но в кабинете за своим рабочим столом их ожидала наставница. Знаккер Кларисса Радова выглядела еще более худой и бледной, чем обычно, вокруг глаз залегли тени. Но все равно она была прекрасна, величественна и внушала трепет.

– Может, ты видела, кто входил в мой кабинет во время моего отсутствия?

– Нет, наставница. Я проводила время в классах, библиотеке, своей комнате и внутренних садах, – ответила Люсия чистую правду.

Наставница всмотрелась в девочку очень внимательно.

– Пожалуй, не лжешь, – заметила она.

Разумеется, не лжет. Интересно, как у Клариссы получается определять правду и ложь так точно? Можно ли этому научиться?

– Дело в том, Люсия Закар, – задумчиво сказала знаккер Радова, – что ты была последней, не считая меня, кто видел книгу… «Легендариум». Теперь же книга исчезла. И еще кое-кто… исчез. Вернее, оказался в «Страже глубин», в лапах моей паучертовой родственницы Эррен Радовой.

– Вы имеете в виду Карину? – удивилась Люсия. – Но ведь книга была тут уже после ее… переезда к госпоже символьеру Эррен Радовой. Я точно это помню.

Кларисса вскинула брови.

– Нет, я имею в виду кое-кого другого, – усмехнулась она. – Как бы то ни было, на книгу рассчитывать не приходится. А она могла бы нам помочь.

– Но как? Я не знаю языка, на котором она написана…

– На вашей Однолунной Земле наверняка найдется сотня-другая людей, способных ее прочесть.

Люсия похолодела.

– Где?! Простите, наставница…

– Мы отправимся на твою родину на поиски артефакта, описанного в паучертовой книге, – мрачно проинформировала наставница ученицу. – С книгой было бы куда проще, но выбора особого нет. Придется выследить твою подругу Карину…

– Она мне не подруга…

– Еще раз перебьешь меня, зашью тебе рот. Итак, мы должны выследить Карину и в случае успеха забрать артефакт у нее. Ты мне понадобишься как провожатый по Однолунной Земле. Ночью мы отбываем в Третий город луны. Оттуда – на твою родину, пока тропа не закрылась. Иди собирайся.

Люсия бросилась обратно к себе. На Однолунную Землю ей не хотелось, но от миссии с наставницей только дурак откажется. Хорошо, что безлимитная банковская карта, которую дал ей Резанов-старший, по-прежнему лежит в ее земном чемодане. Хочется надеяться, что ее не заблокировали. Далее, проникнуть в дом Резановых она, пожалуй, сможет, но больше, чем на день, задерживаться там не придется. Если Карина на земле, то уж она, Люсия, как-нибудь отыщет бывшую подругу.

Только она никак не могла предугадать, что первым же человеком, которого она встретит, выйдя из своей комнаты в доме Резановых, окажется Арно. От этой встречи ей стало странно. Да, он теперь едва ли принц-наследник, его компанию и деньги поди-ка сохрани… Но что-то внутри сделало прыжок с переворотом и провалилось в пятки. И она смогла только стоять и таращиться в синие-синие глаза Арно Резанова. По которым было яснее ясного, что он рад ее видеть. И, наверное, стороннему наблюдателю показалось бы, что над ними музыка звучит.

Поэтому, когда за спиной Арно возникли два взрослых знаккера, она едва сообразила нырнуть в глубину стены и спасти свою шкуру и миссию.