Собственность священна — это право дара. Мое только то, что я могу пожертвовать. Собственностью может быть только то, что неповторимо.

Все фабричные вещи имеют тенденцию к перенасыщению количественному. Они стремятся сделаться такими <же> всеобщими, как воздух, вода, огонь. Стать общим достоянием — комфортом общества вообще.

Напротив — всё неповторимое может быть собственным. Всё единственное, всё индивидуальное, всё, отмеченное печатью духа, каждое произведение искусства. Но тут открывается целая лестница чередований. Старый дом — собственность и он неотчу<ж>дим. Но произведение искусства может висеть в общественн<ой> галерее и быть моим неотъемлемо, т. к. я понимаю его глубже и полнее других.

Человеку принадлежит только то, что он отдает. Он нищ собственностью.

Борьба между вещью и человеком: кто кому принадлежит? Если владелец не может расстаться со своей собственностью — это значит, что он только ее прислужник.

* * *

Время, как денежная единица. Это единственная ценность в жизни. Час есть основной знак — франк. Но важна интенсивность часа. Она определяется личным рыночным курсом. Час такого-то стоит 3 ч<аса>, 4 ч<аса>.

Брать у одних и отдавать другим.

* * *

Только тот социальный строй будет благотворен, где кажд<ый> работник отдает целиком плоды своего труда, а сам получает всё нужное не от тех, кому он отдал.

* * *

Государство ответственно перед преступником.

Суд становится распределителем сил. Он ищет для преступника то занятие, где его силы применимы, ибо каждое преступление — это избыток сил.

* * *

Будущее выявляется верой, действительность — скептицизмом.

* * *

Россия должна идти к религиозной революции, а не к социальной. Преображение личности.