Маруся

Волошина Полина

Кульков Евгений

Глава 4. Работа над ошибками

 

 

1

Бежать босиком — то еще удовольствие! Даже по шанхайскому асфальту, похожему на теплый резиновый ковер. Оборачиваться Маруся не рискнула — мало ли. Впрочем, вокруг вроде тишина и покой, поэтому можно надеяться, что погони нет. Единственное, что немного смущало — свет, лившийся из-за спины: Маруся все время наступала на собственную тень. Что это? Не солнце, не фонарь, не прожектор… Она не выдержала и обернулась. Прямо за ней, буквально в паре сантиметров над асфальтом, парил огромный черный лимузин и нагло светил — теперь уже в лицо — молочно-белыми фарами.

Конечно, можно было бы свернуть в узкую улочку или придумать еще что-нибудь, но Маруся поймала себя на мысли, что для подвигов сил не осталось. К тому же саламандру она вернула, в придачу с морским коньком китайца, так что при желании можно было превратить эту роскошную машину в груду металла.

Лимузин медленно остановился и пригасил свет. Из-за зеркальных стекол рассмотреть, кто сидел внутри, было невозможно, поэтому Маруся стояла и ждала, что произойдет дальше.

Раз уж машина ехала за ней, значит тому, кто за рулем, нужна именно Маруся. Поэтому, в конце концов, из авто кто-нибудь обязательно выйдет.

Тем временем задняя дверца лимузина бесшумно отъехала в сторону. И что? Никто не выйдет?.. Может, это приглашение? Или ловушка? Или кто-то прислал ее на помощь?

Маруся вытащила изо рта ящерку и конька (совсем про них забыла, могла и проглотить), переложила предметы в карман, после чего осторожно обошла вокруг машины и заглянула внутрь. Темень! Ничего не видно.

Неожиданно загорелся свет, и Маруся увидела… себя! В это было невозможно поверить, но внутри, на мягком кожаном диване, сидела именно она, Маруся, в точно таком же халате, босая, с разбитым лицом и разноцветными глазами, которые смотрели… прямо в глаза самой Марусе. Как это вообще может быть?

— Ты кто? — потрясенно спросила Маруся свою «копию» и даже собственного голоса не узнала от искреннего возмущения.

— Я это ты, — ехидно улыбаясь, ответил двойник.

— Я вижу, что ты это я, но ты не я, потому что, — Маруся замешкалась, — я — это я.

— Может, сядешь уже? — довольно дружелюбно предложила «копия».

Маруся на секунду задумалась, стоит ли, но, тем не менее, в машину забралась и принялась внимательно разглядывать собеседницу.

— Ты что, мой клон какой-то?

— Почему какой-то? У тебя их много?

— Так ты клон?

Вторая Маруся надавила на панель в спинке переднего кресла, и дверца лимузина мягко закрылась.

— Я не клон.

— А кто?

«Копия» рассмеялась и закрыла лицо руками. То, что происходило дальше, было не самым приятным зрелищем: ее руки и ноги стали расти, покрываясь черными волосками, тело раздалось вширь и вытянулось. Халат из махрового стал каким-то липким и вязким, словно смола. Затем эта субстанция потемнела, загустела и превратилась в ярко-голубую рубашку поло и белые штаны. Считанные мгновения — и перед Марусей сидела уже не четырнадцатилетняя девочка, а взрослый мужчина, который наконец-то отвел руки от лица.

Она его узнала… Нестор! Это точно был он, хотя Маруся никогда раньше не видела его «вживую». Известный маг и экстрасенс оказался улыбчивым и симпатичным мужчиной. Свои фирменные круглые очки с зелеными стеклами он почему-то не надел, поэтому Маруся увидела глаза Нестора, смотрящие на нее с нескрываемым интересом.

Глаза!

Маруся неожиданно поняла, что они (о, Боже!) — разноцветные. У него тоже есть предмет!

Мозг работал так быстро, что Маруся сразу же вспомнила о разговоре с соседкой, что настанет время, когда она поверит в чудо. И Маруся действительно поверила: чудеса — вот они! И Нестор, конечно же, мог исцелять, а очки он носил именно потому, что скрывал…

— Я владею предметом, при помощи которого можно менять внешность, — словно закончил Марусину мысль сам Нестор. — Прикольно, правда?

— Вы что, следили за мной?

— Ну да, а что?

— Ничего… я уже привыкла.

— Нужно поговорить.

Нестор почесал подбородок и ударил костяшками пальцев в тонированное стекло, отделяющее их от водителя.

Маруся выглянула в окно и обнаружила, что машина двинулась с места. Внутри салона почувствовать это было невозможно.

— Извини за этот цирк, не мог удержаться… Не хотел тебя сразу так пугать собой, думал как-то подманить…

Нестор подмигнул.

— Встретить саму себя — беспроигрышный ход! Увидела и вот, — Нестор обвел руками салон, — ты уже у меня в машине!

— Ну и что? — пожала плечами Маруся. — Зато я могу вас убить.

— Зачем? — искренне удивился Нестор.

— Ну, если вдруг вы решите напасть на меня.

— Если бы я решил напасть, тебя не спасли бы никакие предметы, — ласково улыбнулся Нестор.

— Давайте не будем пробовать, — немного смутившись, предложила Маруся.

— Не будем, — с легкостью согласился Нестор. — Пить хочешь?

Маруся отрицательно замотала головой. Нестор вытащил из бара бутылку минеральной воды и сделал пару глотков.

— После этих штук всегда так паршиво…

— После каких?

Нестор раскрыл ладонь — на ней лежала маленькая металлическая бабочка.

— Это она меняет внешность? — деловито спросила Маруся.

Нестор кивнул.

— А почему паршиво?

— Потому что предметы.

Маруся не поняла.

— И что?

— А ты не знаешь?

Маруся пожала плечами.

— Ну, тебе ведь, наверное, рассказывали, что предметы изначально принадлежали не нам?

— Что-то краем уха…

— А на человека они оказывают разрушительное действие. То есть пока у тебя один предмет, ты просто болеешь. Два — сильно болеешь. Три — умираешь…. И так далее.

— И так далее?

— В общем, постоянно их таскать с собой не будешь, — Нестор опять надавил на панель и спрятал бабочку в открывшуюся нишу. — Может, это радиация или защита от дурака… в смысле от человека. Люди ведь постоянно стремятся заполучить все предметы.

— Зачем же они хотят их заполучить, если сами умирают от этого?

— Потому что чем больше предметов, тем больше власти.

— А зачем больше власти, если она в итоге разрушает?

— Ты историю хорошо учила?

Маруся вспыхнула.

— Вы прям как Бунин!

Нестор рассмеялся.

— Нет, я совсем не как Бунин. В отличие от Бунина, я тебя не предавал и не продавал…

Маруся нахмурилась. Уже второй человек говорил ей о предательстве профессора, но верить этому совершенно не хотелось.

— С чего вы взяли, что он меня предал?

— Ты помнишь, что сегодня намечалось в Зеленом городе?

— Я даже не помню, какой сегодня день недели…

— Сегодня открытие международной конференции археологов.

— И что?

Тонированное стекло, которое отгораживало водителя от пассажиров, вдруг замигало и на нем появилось изображение. Маруся узнала Зеленый город и здание администрации, только теперь перед ним стояла трибуна, на которой толпились какие-то радостные люди. Среди них был и профессор, и Носов, и Алиса, и… Илья.

Вот крупный план выхватил лицо Бунина — он весь сияет от счастья и произносит какую-то торжественную речь.

— Прости, что без звука, но, по-моему, и так понятно.

Нестор откинулся на спинку кресла.

Маруся с отчаянием смотрела на Носова, который раздавал гостям буклеты, на Илью, который обнимал Алису… У Алисы даже была новая прическа! Какой цинизм. Впрочем, что еще от нее ожидать.

На самой трибуне, как на экране, транслировали ролики участников конференции: мелькали огромные фотографии скелетов вымерших животных, мумий, древних городов, подводные съемки, раскопки в пустыне, пещеры со сталактитами и все это перебивалось заставкой «Восьмая международная конференция археологов».

— Письмо, которое ты получила из школы, было от Бунина?

Маруся кивнула.

— И как он это объяснил?

Маруся обернулась к Нестору.

— Никак.

— Он вообще немного говорил, правда?

— Было некогда…

— Потому что за вами гнались?

— Да.

— Ты видела, что за вами гнались?

— Я видела…

Маруся вспомнила ту сцену в метро, с отдаляющимся предметом-невидимкой. Господи, какая же она дура… Это ведь мог быть просто предмет, без человека. Она просто поверила, что предметы видны в активном состоянии, она вообще много чему верила.

— В общем-то, я ничего не видела… — согласилась Маруся.

— Фактически тебя заманили, схватили, посадили на самолет и доставили прямиком в руки Чену.

От обиды сдавило горло. К сожалению, пока все сходилось, почти все…

— К кому?

— К Чену.

Маруся была готова расплакаться.

— А как же взрыв?

— Он был подстроен.

— Подстроен?

— Илья неплохо разбирается в физике, — сочувственно улыбнулся Нестор.

Илья. Он появился сразу после взрыва и вел себя очень странно. И эти его дурацкие шутки — не похоже, чтобы они действительно переживали за нее.

Нестор выключил изображение на панели как раз в тот момент, когда там выступал какой-то плешивый старик, похожий на жабу. Сейчас все люди казались Марусе особенно отвратительными.

— Почему…

— Почему они тебя предали?

— Почему вы за мной следили?

Нестор сел поудобнее и развернулся к Марусе так, чтобы смотреть ей прямо в глаза.

— У меня был план, который, правда, претерпел некоторые изменения, пока я изучал тебя. Начну не с этого. Вернемся к разговору о предметах. Как я уже говорил, они губительным образом влияют на своих владельцев. Ты знаешь, чем я занимаюсь?

— Людей исцеляете.

— Мне досталось такое благородное свойство, и я стал заниматься тем, что… Скажем так, — тем, что подкинула судьба.

— И немало денег на этом заработали … — язвительно заметила Маруся.

— Очень много денег, но речь не об этом. Ты ведь не знаешь, на что я трачу эти деньги?

— На пятиэтажный дом с круглосуточной охраной?

— Ох! Да ты тоже следила за мной? — улыбнулся Нестор.

— Читала в журнале. Моя соседка вас очень любит.

— Помимо дома я сделал еще много хорошего… и не для себя, — Нестор поднял указательный палец, подчеркивая важность сказанного. — В любом случае, я неплохой парень, хоть и с пятиэтажным домом.

— И зачем вам я?

Нестор нагнулся и вытащил из-под сиденья узкий ящик, обтянутый черной кожей.

— Смотри…

Ящик раскрылся, и Маруся увидела, что он весь забит ампулами и шприцами.

— Что это?

— Каждый раз, когда я исцеляю кого-нибудь, я трачу слишком много здоровья.

— Вы…

— Предмет убивает меня.

— И вы продолжаете лечить?

— А как бы ты поступила на моем месте?

Маруся задумалась. Могла бы она пойти на такие жертвы ради кого-то? С одной стороны, конечно, нет. С другой стороны — легко размышлять об этом чисто теоретически, а на практике… Если бы она увидела умирающего ребенка и знала, что может спасти его, пусть даже ценой собственного здоровья… Определенно, да.

— Предметов много и они неравноценны. Свойства некоторых из них можно назвать бесполезными, но есть и очень мощные. Чем сильнее предмет, тем больше сил он отнимает.

Нестор закрыл ящик.

— В Америке живет парень, который не спит уже несколько лет. Он понятия не имеет, что с ним происходит, носит на шее индейский, как он думает, амулет в виде летучей мыши, найденный где-то на огороде, и не спит. Довольно бесполезное свойство, если ты не работаешь круглые сутки. А этот парень далеко не трудоголик.

Есть люди, которые могут обходиться без воды или запоминать бесчисленное количество информации. В Германии, например, живет профессор Генрих Гердхарт, который каждый год издает гиды для путешественников, при этом никто не знает, что на самом деле этот человек никогда не выходил из дома. Просто у него есть предмет ворон и дар видеть то, что он захочет. Другими словами, можно сказать, что этот профессор медиум, и он мог бы найти какое-то другое, более полезное применение своему таланту. Но он стал просто гидом. Впрочем, чего ждать от учителя географии?

— Ну, гиды — это тоже полезно, — на автомате ответила Маруся. Шок от увиденного все еще не отпускал, и поэтому Нестора она слушала вполуха.

Нестор потянулся к бару, взял очередную бутылку с водой и начал медленно отвинчивать крышку.

— Знаешь, кто основной читатель гидов?

— Кто?

— Агорафобы.

— Кто?! — Маруся на мгновение пришла в себя.

— Люди, которые боятся выходить из дома.

— Так, может, этот Генрих тоже агорафоб?

Нестор рассмеялся так, что пролил на себя немного минералки.

— Агорафоб. Ну да, скорее всего так оно и есть.

Маруся отметила, что у Нестора очень приятный смех, да и сам он скорее вызывал симпатию. Странно, что на фотографиях экстрасенс никогда не улыбался.

— А Гордеев. Ты что-нибудь слышала про Бориса Гордеева?

— Тоже боится выходить из дома?

— Ты что, не знаешь кто такой Гордеев?

Казалось, Нестор пытается вовлечь Марусю в разговор, в который она никак не хочет втягиваться.

— У меня в классе есть Гордеев.

— Ну, олигарх!

— Который в Лондоне?

— Был в Лондоне, сейчас уже в России… — Нестор отпил воды, поморщился, прочитал этикетку и поставил бутылку обратно в бар. — Ты знаешь, на чем он сделал карьеру?

Маруся вздохнула.

— О’кей! Рассказываю! Представь себе парня, который работает на почте. Ты представляешь себе работу на почте?

— Какая может быть работа на почте?

— Не электронная почта. Обычная. Ты в курсе, что люди все еще отправляют друг другу посылки?

— Ну и?

— Так вот, работа на почте, это такая работа, на которую может пойти только какой-нибудь… — Нестор задумался, подбирая слова. — Ну, в общем, какой-нибудь очень странный человек без амбиций. Или идиот. Получил информацию, нажал на кнопку, ввел информацию, нажал на кнопку и так далее. Встал, выпил кофе, сел обратно и снова нажимаешь на кнопки. Так вот, Гордеев… Пять лет он проработал на почте, потом вдруг стал начальником отдела. Через месяц оказался в министерстве. Еще через месяц ушел в бизнес. Не просто в бизнес, в крупный бизнес. Самые мегамонстры, на переговоры с которыми у других уходили годы, соглашались с ним работать после первой же встречи…

— И как это получалось?

— Дар убеждения. Не знаю, как он выглядит, никогда не видел. Тоже очень мощный предмет — орел. Ты говоришь — тебя слушают. Я бы даже сказал, слушаются. Что-то вроде гипноза.

— И что Гордеев?

— В пятерке самых богатых людей мира.

— Я в смысле… Тоже болеет?

— Не сомневаюсь. Странно, что он до сих пор не обратился ко мне.

Нестор расплылся в улыбке, но увидев, что Маруся никак не отреагировала на шутку, снова стал серьезным.

— В той или иной степени, болеют все обладатели предметов. Зависит это и от мощности предмета, и от, скажем так, частоты его применения. Так вот… Исцеление — одно из самых сильных свойств, поэтому рано или поздно я превращусь в живой труп…

— Профессор говорил, что ящерка главный предмет.

— Это так. Помимо того, что это самый сильный предмет, он, к тому же, нейтрализует действие других предметов, то есть с ней ты можешь обладать и пользоваться любым количеством артефактов. Ненавижу это слово, но, кажется, они называются именно так.

— То есть вам нужна ящерка?

— Ты, кстати, знаешь, что это не просто ящерка, а саламандра?

— Да, знаю.

— Ну, тогда мы подошли к самому интересному моменту.

Маруся достала саламандру из кармана халата и посмотрела на нее.

— Почему вы сказали, что ваши планы изменились?

— Мощность твоего предмета такова, что его владелец не может вынести этой силы.

Маруся удивленно посмотрела на Нестора.

— Не может?

— Человек погибает. Причем довольно быстро. Смерть словно преследует его повсюду, пока однажды не забирает с собой.

Маруся вспомнила все, что происходило с ней с момента получения ящерки…

— Парадоксально, но предмет, который дает человеку бессмертие, сам же убивает его…

— Почему же я жива?

— Что тебе говорил Чен?

— Что у меня в крови…

Ген! Разноглазый говорил про какой-то ген, который есть у Маруси, и пытался заполучить его.

— У тебя не совсем обычная ДНК.

— Не совсем обычная, это какая?

Нестор улыбнулся.

— Ну же, девочка, напряги свою голову. Кто может обладать предметами без вреда для здоровья?

Марусю задело это обращение. Напряги голову… В последнее время она только этим и занималась, причем так часто, что, видимо, от напряжения мозг уже лопнул…

— Существа… — начал Нестор.

— Я что?

— Ну?

— Но…

— Ну-у-у?

Вот сейчас он точно лопнет! Маруся чувствовала, что черепная коробка сейчас разорвется, как перегретый пакетик попкорна.

— Но я же не прозрачная! — закричала она с отчаянием и тут же вспомнила фотографии в автобусе старого китайца, и эти синие прожилки на своей коже, и…

— Ты потомок!

— Я нормальная!

— Но у тебя их ДНК!

— Да нет у меня ничего! Я обычная! Нормальная! Я вообще нормальная и даже не умная. У меня самая низкая успеваемость в школе и я постоянно влипаю во всякую фигню, и даже не читаю книг. И историю, и этих долбаных греков!

Нестор рассмеялся.

— И, тем не менее ты не умерла. Саламандра приняла тебя и вступила с тобой в симбиотические отношения.

— Я даже слов таких не знаю, — Маруся все пыталась отнекиваться

— Тот, кто подкинул тебе ящерицу, знал о тебе. Он знал, что ты выживешь!

— Как можно было…

— А эти прозрачные существа — твои, можно сказать, родственники, — перебил Марусю Нестор.

— Родственники у меня мама и папа.

— И хорошо ты помнишь свою маму?

Маруся не собиралась обсуждать эту неприятную тему.

— Достаточно, чтобы знать, что она не была прозрачной тварью с синими жилками, — жестко отрезала Маруся.

— Она и не была, — спокойно согласился Нестор.

Маруся заметила, что машина стоит на месте. Видимо, они уже приехали, но не выходили, так как нужно было закончить разговор.

— Маленький жук — скарабей…

Маруся отвернулась от окна и вопросительно посмотрела на Нестора.

— …исцеляет.

— Давайте прекратим говорить загадками. Мне так все надоело, все эти ваши чудеса, артефакты… я просто хочу понять, что нужно сделать, чтобы вы все от меня отстали.

— Некоторые предметы дружат между собой…

— О не-е-е-е-т…

Маруся повалилась на спинку кресла и закатила глаза. Когда же все это безумие закончится!

— Саламандра и скарабей дружат.

— Очень рада за них.

— Если у меня будут оба предмета, скарабей сможет нейтрализовать губительное действие саламандры. Она не даст мне умереть.

— И вы будете исцелять людей.

— Да.

— Нести добро.

— Да.

— Спасать мир.

— Да.

— Меня тошнит от всей вашей тусовки, — честно призналась Маруся. — Вы говорите громкие слова, спасаете мир, желаете добра и убиваете все, что встает у вас на пути — лишь бы власть заполучить.

— А говорила — неумная… — ухмыльнулся Нестор.

— Я думала, у меня есть друзья, а они предали меня. Каждый следующий человек пытался меня либо убить, либо обмануть. А вы мне своими сказками окончательно мозг вынесли!

— В жизни всегда так.

— Только не в моей.

Маруся извлекла из кармана саламандру и морского конька, взяла Нестора за руку и вложила оба предмета в его ладонь.

— Надеюсь больше никогда вас не увидеть…

Она пнула дверцу, и та послушно отползла в сторону. В салон ворвался горячий влажный воздух. Маруся вылезла из машины и огляделась по сторонам. Куда идти и как добираться домой — непонятно. Тем не менее, избавившись от предметов, она испытала невероятное облегчение, будто расторгла тот самый дьявольский контракт…

— Стой!

Маруся обернулась и посмотрела на Нестора.

— Позволь хотя бы вывезти тебя отсюда.

— Куда?

— Куда захочешь. Или ты решила остаться жить в Шанхае?

Маруся закрыла лицо руками. Вернуться домой. Плюхнуться на кровать и спать неделю, пока все увиденное не превратится в кошмарный сон, который закончится, как только Маруся откроет глаза. Гулять по Москве, ходить на дискотеки, болтать с подружками, позвонить тому парню, с которым она познакомилась в Сочи, заказать самую большую пиццу в городе и съесть ее в одиночестве, глядя какое-нибудь старое кино про любовь…

— Ну, так что?

Маруся поправила полы халата, затянула пояс потуже и залезла обратно в лимузин.

— Отвезите меня в аэропорт… Пожалуйста.

— В Москву полетишь? — участливо спросил Нестор.

— Да. Но сначала в Нижний.

Нестор удивленно поднял брови.

— У меня там машина.

Нестор кивнул и постучал костяшками пальцев в стекло водителя.

 

2

В Нижнем шел дождь. Маруся вылезла из такси, которое благополучно доставило ее из аэропорта, опустила ноги в жидкую грязь и попыталась вспомнить, где здесь парковка. Перед глазами возникла картинка с картой — если администрация находилась по центру, а дома справа, то парковка должна была быть где-то сразу за домами. Вполне возможно, что если она пойдет прямо через сад, то выйдет именно туда, куда ей нужно.

И без того раздолбанная тропинка теперь была вообще едва проходима. Ботинки скользили по глине, спотыкались о камни и путались в высокой траве.

В саду было темно и пусто — логично, по такой погоде. Оно и к лучшему, меньше шансов кого-нибудь встретить. Маруся свернула с тропинки и пошла вдоль забора, раздвигая руками кусты и стараясь думать о чем-нибудь приятном.

Она вспомнила, как перед поездкой в Сочи поспорила с одним парнем, что угонит мусоровоз. В четыре часа утра, когда машина подъехала, Маруся выбежала из засады и, размазывая слезы по лицу, просила спасти котенка, который застрял между веток на дереве. Когда водитель вылез, она мигом запрыгнула в кабину и погнала страшный светящийся грузовик к небоскребам Москва-Сити, где ее уже ждали друзья. А потом они веселились до такой степени, что Маруся даже не поняла, как очутилась дома с полными карманами полароидных снимков (Боже, и где они раскопали эту камеру?), а потом, потом пришла милиция и папа, который только что вернулся с международного экономического форума… Как же он тогда кричал!

— Ой, ударит!

Маруся остановилась. В ее мысли внезапно ворвался детский крик; она вернулась в дождливый Зеленый город.

— Не ударит!

— Ударит!

Что-то знакомое… Маруся выглянула из-за кустов и увидела угрюмо стоящего или, правильней сказать, стоящую под проливным дождем мамонтиху. Митрич низко склонила голову, уткнувшись хоботом в траву, а откуда-то из-под ее брюха раздавались звонкие детские голоса.

— В дерево ударит, а сюда не ударит!

— А чем же мамонт отличается от дерева? Он что, не проводник?

— Проводник.

Маруся подошла ближе, наклонилась и заглянула под густой шерстяной навес, где сидели уже знакомые мальчишки-экспериментаторы.

— А ты говоришь, не…

Один из мальчишек прервался на полуслове и уставился на Марусю.

— Привет, — вежливо поздоровалась Маруся.

— Она живая? — чуть менее вежливо спросил мальчишка у своего оппонента, показывая на Марусю пальцем.

— Похоже, что живая, — кивнул второй.

Этот короткий диалог необычайно расстроил Марусю. В голове возникла гнетущая мысль, что все ученики этой проклятой школы знали, что она всего лишь жертва, которую обманом затащили сюда, чтобы продать. И вот теперь, снова увидев ее, они удивляются и думают…

— А где профессор?

О чем они думают? Маруся выпрямилась и посмотрела на гигантские бивни Митрича. Сейчас они донесут профессору о встрече, и он, конечно же, захочет избавиться от нее…

— Эй? — мальчишка вылез из-под мамонта, встал рядом с Марусей и даже задрал голову, пытаясь заглянуть ей в глаза. — Профессор, Степан Борисыч, где?

— Ты у меня спрашиваешь? — огрызнулась Маруся.

— Ну, — мальчишка огляделся по сторонам. — А у кого ж еще?

Стоять и разговаривать с детьми или быстрее найти машину и смотаться отсюда, пока никто ничего не узнал?

— Эй!

— Не знаю я, где твой профессор!

Маруся развернулась и пошла в сторону парковки.

— Эй!

— Эй! — услышала она голос уже второго мальчишки.

Маруся обернулась. Оба школьника вылезли из своего укрытия и бежали за ней.

— Да что вам надо?

— Мы только хотим узнать, где профессор… — начал первый мальчишка.

— И остальные! — сразу же добавил второй.

— Если ты была с ними и вернулась, значит, ты знаешь, где они…

— И почему не вернулись!

Стоп. Маруся встала, как вкопанная, и почувствовала, как все внутри оборвалось и упало.

— Мы думали, вы умерли!

— Это ты думал, а я не думал!

— Я думал? Я так никогда не думал, а ты…

— Тихо, тихо! — Маруся попыталась сконцентрироваться. — Так Бунин и все остальные не вернулись?

Мальчишки переглянулись, а потом дружно закачали головами.

— А конференция? — с отчаянием в голосе спросила Маруся.

— Ее отменили. Профессор же не вернулся.

— И все остальные.

Маруся прислонилась к дереву. Ей казалось, что она сейчас упадет и будет падать еще долго, пока не провалится в самую глубь земли и не сгорит в расплавленной магме.

— Я бы не советовал прислоняться. Дерево проводник.

Маруся не слушала. Она прокручивала воспоминания назад, обратно к разговору с Нестором, к просмотру видеозаписи… Новая прическа у Алисы… Идиотка! Это не новая, это старая прическа и, значит, запись была старой. Нестор просто обманул ее, причем легко, как глупую малолетку! А она… Она поверила и отдала ему предметы. Сама. Вложила в руку и уехала, оставив там друзей…

Марусе показалось, что это самый страшный момент в ее жизни. Страшнее взрыва, похищения и переливания крови, страшнее всех прозрачных существ вместе взятых…

Теперь Нестор стал самым могущественным владельцем предметов и вовсе не факт, что они нужны ему для исцеления большего количества несчастных. Ох, да, конечно же, нет! Он может разрушать все на своем пути и при этом оставаться неуязвимым, может собрать целую армию, захватить власть.

И как ему противостоять?

Профессор и ребята пропали, возможно, даже погибли… Нет, об этом лучше не думать…

— Эй? Ты чего?

Маруся мельком взглянула на мальчишек, оттолкнулась от дерева и побежала в сторону администрации. Возможно, там она узнает что-нибудь еще, хотя показываться кому-то на глаза после всего случившегося было стыдно и между благородными мыслями о спасении мира нет-нет да проскакивала мыслишка смыться в Москву и сделать вид, будто ничего этого никогда не происходило.

Угнать мусоровоз — вот подвиг в стиле Маруси Гумилевой, а рисковать своей жизнью на самом деле… Кто способен на это? В Марусины планы это не входило.

 

3

Здание администрации светилось ярким зеленым светом — очень кстати, так как его можно было найти даже в беспросветной мгле. Маруся выбежала на дорожку и подняла голову, рассматривая окна. В одной из этих комнат должна быть девушка Соня, которая оформляла ее в летний лагерь. Тогда Марусе показалось, что она в курсе всего, что происходит в школе, но как же ее найти?

Маруся поднялась по ступенькам, зашла в холл, сложила ладони вокруг рта и закричала.

— СОООНЯЯЯ!!!!

Самый простой и действенный способ найти того, кто тебе нужен, за неимением других средств связи.

Из-за стойки ресепшна, которую она раньше не замечала, вышел молодой человек с перевязанным горлом.

— Мне нужна Соня! — быстро выпалила Маруся.

Молодой человек нахмурился и посмотрел на лужу, которая натекла с Марусиного дождевика. Маруся переступила через грязь и схватила парня за футболку.

— Соня! Соня где? В какой она комнате?

Парень почесал горло под повязкой и вытащил из кармана коммуникатор.

— К тебе пришли… — сипло прошипел он. — По-моему, это та самая…

Маруся вырвала коммуникатор из его рук и приложила к уху.

— Соня. Это Маруся Гумилева. Мне срочно надо поговорить!

В динамике раздались гудки. Не хочет разговаривать или уже бежит вниз? Маруся снова посмотрела на парня.

— Ты что-нибудь знаешь про Бунина?

Сиплый испуганно пожал плечами и отвернулся в сторону лестницы, словно ожидая помощи.

Маруся услышала быстрые шаги, и через мгновение в холле появилась Соня.

— Я…

— Где профессор?!

— Подожди…

Маруся даже отступила в сторону, с такой стремительностью набросилась на нее эта девушка. Сейчас она уже не казалась такой милой, как при первой встрече.

— Куда все пропали?

— Я ничего не знаю…

— Как ты можешь ничего не знать?

— Меня похитили!

— Вы были на базе?

— Где?

— На главной базе?

— На какой такой базе?

Еще несколько дней назад эта девушка казалась Марусе чересчур приторной, но теперь ее лицо налилось кровью, словно раскалялось от гнева.

— Вы были в Шанхае?

— Да!

— И что?

— И ничего! — Маруся развела руками. — Меня похитили.

— А остальные?

То ли от переживаний, то ли из-за угрызений совести, то ли еще почему, но Марусю страшно разозлила эта истерика, и поэтому она тоже покраснела и начала орать.

— Я не знаю, где остальные! Откуда я могу это знать, если меня похитили и пытались убить! Я не видела их с того самого момента, как мы прилетели! И какого черта ты так на меня орешь, будто я виновата…

— А ты и виновата!

— Я?!

— Это ты приехала сюда, — Соня больно ткнула Марусю пальцем ровно в то место, где ее еще недавно прошило арматурой. — Ты привезла предмет! Ты притащила за собой охотников! Ты вынудила профессора убегать!

При каждом «ты» она тыкала пальцем, и Марусе казалось, что еще чуть-чуть, и она проткнет ее насквозь…

— А теперь ты вернулась сюда живая и невредимая и еще имеешь наглость заявляться и…

— Все! Выдыхай! — перебила ее Маруся.

Соня замолкла и будто бы вся обмякла, бессильная.

— Я говорила тебе не брать в школу то, что у тебя было… Я даже не знала, что это, но поняла, что ты принесешь нам одни неприятности.

— Я принесла то, что мне подкинули, и приехала потому, что это кому-то было надо.

Маруся протянула коммуникатор молодому человеку, который так и стоял между ними, испуганно переводя взгляд с одной разъяренной львицы на другую.

— На, забирай.

Молодой человек осторожно взял коммуникатор, и в ту же секунду он запищал и замигал яркой зеленой кнопкой. Такой же писк раздался в кармане у Сони. Она быстро достала свой коммуникатор и посмотрела на экран.

— Активация в зоне «Б»! — крикнула она молодому человеку и почти сразу же сорвалась с места.

Маруся не поняла, что именно произошло, но судя по виду этих двух, произошло что-то очень серьезное.

— Что за активация?

Сиплый метнулся к стойке и начал очень быстро печатать на компьютере.

— Да что случилось? — повторила свой вопрос Маруся.

— Ничего.

— Поэтому вы так засуетились?

— Неважно!

Молодой человек сорвал с горла повязку, накинул дождевик и побежал к выходу… Иногда Маруся совершала поступки, которые впоследствии удивляли даже ее саму. Вот и сейчас она набросилась на несчастного студента с такой силой, что чуть не сбила его с ног. Резким движением прижала к стене и двинула кулаком в живот.

— Что тут происходит? Какая активация? Куда ты бежишь?

От неожиданности парень поджал колени и сполз по стене так, что стал даже ниже Маруси.

— Это значит корабль…

— Какой корабль? «Клипер-20» Бунина?

— Вэ… Вэ… Вэ пещере…

— Корабль в пещере?

— Д-да…

— Они вернулись?

— Не знаю.

— Но если корабль вернулся, значит, кто-то там есть?

— Кто-то… — молодой человек сморщил лицо и зажмурился.

Маруся отступила назад, позволив ему выпрямить ноги. Впрочем, он так и остался стоять у стены.

— Ты туда?

Студент кивнул.

Маруся сделала несколько шагов, распахнула дверь и обернулась.

— Ну и чего ты стоишь?

В такие моменты она ощущала себя героем. Адреналин зашкаливал, но это была не паника, а что-то наоборот. Это было желание перевернуть мир вверх дном.

 

4

Уже знакомый трамвай мчался по мокрым рельсам — и за счет скольжения, казалось, выигрывал в скорости. Сиплый парень уставился в окно, хотя вряд ли он мог увидеть что-то кроме собственного отражения.

Маруся тоже смотрела в окно на отражение студента и подбирала слова, которыми она будет объясняться с профессором. Как рассказать ему про Нестора и про то, что она отдала предметы? Признаться, что поверила в обман? Что от обиды и ревности перестала радеть за судьбу человечества? Променяла его на свободу? На желание съесть самую большую пиццу в городе? На видеочаты с друзьями?

Студент отвернулся от окна и посмотрел на Марусю.

— Что? — сразу же спросила она.

— Ничего…

Паранойя накрывала по полной. Казалось, будто все умеют читать мысли и знают, как она предала мир во всем мире.

Маруся опустила глаза. Легко судить, если сидишь за конторкой в здании администрации и ведешь учет посетителей. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

В носу защипало от обиды. Не хватало еще расплакаться…

Трамвай въехал в тоннель, и за стеклом сразу же задергались фонари. Как же все бесит! Скрежет, толчок, и вагон остановился.

— Пошли… — устало скомандовала Маруся.

Студент испуганно оторвался от кресла и попятился к выходу. Он напоминал забитое животное, которое только и ждет очередного пинка. Маруся поймала себя на мысли, что ей не терпится ему этот пинок влепить.

— Код знаешь?

Они одновременно спрыгнули со ступеньки и направились в комнату.

— Свой знаю. Твой — нет.

— Мой и не надо. Ты и своим откроешь.

— Девять, семь, восемь, три, пять, четыре…

— Мне можешь не рассказывать, — перебила его Маруся.

Студент закашлялся и подошел к двери.

— Девять, семь, восемь… — повторил он, нажимая на кнопки, — три, пять…

— Зря ты повязку снял, — обнимая себя за плечи, сказала Маруся. — Здесь холодно, как в морозилке…

Двери плавно расползлись в стороны, и по глазам ударил резкий свет. Маруся зажмурилась, потом осторожно приоткрыла веки и сквозь ресницы разглядела какие-то фигуры на белом фоне. Носов, Илья и Алиса.

— Ты тут?

Это был голос Носова. Сказать «удивленный» — ничего не сказать.

Маруся прошла в комнату.

— Как, ты тут?

Все трое выглядели погано. Растрепанная Алиса с разбитой губой, Нос с загипсованной рукой и Илья, у которого половина лица была синей. Похоже, им круто досталось.

Маруся растерянно улыбнулась. Она даже не знала, с чего начать, просто радовалась тому, что они все живы. Радовалась Илье и Носу, и Алисе, которая оперлась на белый куб и смотрела на нее ненавидящими глазами.

Пауза затянулась настолько, что казалось, будто никто в этой большой светлой комнате не осмелится нарушить тишину. Сколько они так стояли? Минуту? Две? Десять? Наконец, Алиса расстегнула пояс и отбросила его в сторону.

— Где ты была? — сухо и по-деловому спросила она.

— Даже не знаю, что сказать… — смущенно промямлила Маруся.

Где героизм? Где желание перевернуть мир? Одна только дрожь в коленках…

— Думаю, лучше сказать правду.

Маруся посмотрела на Носова. Ей почему-то очень захотелось, чтобы он прервал этот допрос, ну, или, хотя бы, обрадовался тому, что Маруся жива. Но он не выглядел довольным. Он стоял, глядя в пол, и только хмурил брови, как будто вся эта сцена причиняла ему боль. Илья? Маруся перевела взгляд на него. Измученный и отрешенный. Никакой улыбки. Ничего.

Алиса сделала несколько шагов и встала напротив.

— Куда ты пропала из магазина?

— Меня похитили.

— Кто?

— Разноглазый китаец.

— И что потом?

— Он пытался меня убить.

— Однако ж не убил, — констатировала Алиса.

— Я сбежала.

— И оставила предмет у него?

Маруся набрала побольше воздуха в легкие, но ответ так и не вырвался изо рта. Как будто его склеили теми ужасными вонючими гранулами.

— У тебя глаза обычные.

Обычные глаза. Во всей этой суматохе Маруся ни разу не вспомнила про них. У нее даже не было времени и желания заглядывать в зеркало. Хотя, впрочем, конечно обычные, — она ведь отдала ящерку.

— Ты оставила предмет у Чена?

Знает, как его зовут. Значит, известная фигура… Ну и какого черта они потащили ее в Шанхай?

— Где саламандра?

— Ну, хватит… — наконец не выдержал Илья.

Маруся посмотрела в его сторону. Он снимал комбинезон, отвернувшись лицом к стене.

— Ничего не хватит!

— Предмет не у него, — неожиданно выпалила Маруся.

— А где же он?

— Он…

— Хватит!

Теперь Илья подошел к ним и положил руку на плечо Алисы. Раздетый по пояс, всего в паре шагов… Маруся невольно стала рассматривать его голое тело. Синяки. Содранная кожа на ребрах…

— Степана Борисовича этим не вернешь.

Профессор. Его тут не было. И что значит эта фраза?

— А что с ним?

— Он умер, — сухо ответил Илья. — Погиб.

В такие моменты надо что-то почувствовать. Обязательно надо почувствовать что-то очень сильное. Ну же! И Маруся почувствовала. Она почувствовала себя деревянной чуркой, у которой нет никаких чувств. Жалость? Злость? Страх? Боль? Давай… Давай же! Хотелось бить себя по щекам, чтобы очнуться. Профессор! Смешной, нелепый сумасшедший с соленым огурцом, с папиросами, смеющийся, сердитый… «Ты можешь пройти сквозь стену?» Маруся вспомнила, как ткнулась носом и как хотела позвать на помощь… Губы расползлись в улыбке.

— Тебе смешно?

Маруся посмотрела на Алису. Ненависть и презрение.

— Мне грустно, — все еще улыбаясь, тихо ответила Маруся.

Что остается внутри после того, как ты узнаешь о смерти близкого человека? Наверное, любовь. Возможно, даже такая, о который ты никогда не подозревал, пока этот человек был жив и находился рядом.

— Убирайся отсюда, — процедила сквозь зубы Алиса.

Маруся кивнула.

Профессор погиб. Ребята вернулись. Предметов больше нет и смысла в Марусе нет тоже. Смысла вообще нет.

Маруся вышла из комнаты, даже не посмотрев на Илью и Носова. Ей казалось, нет, она просто боялась увидеть такой же взгляд, как у Алисы.

Где-то в ангаре все на том же месте стоял студент. Маруся заметила его краем глаза, но оборачиваться не стала.

— Отвезешь меня?

Студент послушно направился в сторону трамвая.

Забрать машину, уехать домой и потом ненавидеть себя. Таков был план на ближайшую жизнь, а дальше посмотрим.

 

5

Маруся шла через пустой сквер и думала. Думать было тяжело — мысли разбегались, словно боялись, что она догонит их и успеет подумать. Наверное, где-то в подсознании Маруся вовсе не хотела думать об этом, потому что тогда она должна была бы принять решение, а любое решение означало новые проблемы. Невыносимо. Невыносимо погружаться в новые проблемы после всего, что случилось. Невыносимо опять что-то делать и подвергать себя опасности. Хочется домой. Хочется к папе, рассказать ему все и чтобы пожалели. Чтобы, наконец, уже пожалели, а не орали. Чтобы не чувствовать вину за то, в чем в общем-то не виновата. Или виновата? Но виновата в чем? В глупости?

Разве можно обвинять в глупости человека, который и правда глуп?

Маруся села на мокрую скамейку и обхватила голову руками. Игра, в которую ее втянули, была ей не по зубам. Она чувствовала себя легким, пустым и бессмысленным воланчиком, который швыряли из стороны в сторону, обвиняя во всех грехах, если воланчик вдруг залетал не туда или застревал в кустах, улетал на крышу веранды…

Какие-то предметы, прозрачные существа, космические пришельцы, китайские маньяки, всемирный заговор и все это вот так сразу, после моря, солнца, жареных мидий. Самой тяжелой мыслью в те времена было, как выбрать купальник или там… газировку.

Все эти люди ненавидели ее. Ненавидели просто за то, что однажды она появилась в их жизни, и после этого все изменилось. Все стало хуже и даже повлекло за собой смерть человека, который был для них царь и Бог. Не думать об этом. Но как не думать об этом? И почему, почему все несчастья они связывали с ней? Потому что они и правда были с ней связаны?

Профессор умер. Скорее всего, его убили тогда же, когда похитили Марусю. В Шанхай они отправились из-за охотников. Охотники появились в школе, потому что… — да, из-за нее. Кого обвинять в смерти профессора? Без вопросов. Но вот кто его убил? Китаец? Или Нестор? А если Нестор? Он говорил, что следил — быть может, именно от него и пытался скрыться Бунин? И значит Нестор — охотник? Значит, он собирает предметы, а он и правда их собирает… ну и что? Собрал нехилую коллекцию… Можно только поздравить. Теперь…

Маруся устало повалилась на бок, подтянула ноги и стала слушать, как капли стучат по пластиковому капюшону. Топ-топ. Топ-топ-топ. Топ-топ. Топ.

Теперь он захватит власть во всем мире и ничто…

Маруся закрыла глаза.

…ничто не в силах его остановить.

 

6

Вот оно. Теряешь контроль, и голова работает без тебя. Отключает, показывает сны, а сама — думает. Голова может быть гораздо умнее, чем ты сам, главное — ей не мешать. Она разложит по полочкам все факты, проанализирует и выберет единственно верное решение. Когда ты проснешься, резко, со всхлипом, оторвавшись от жесткой доски и, ежась от холода, ты уже будешь знать, что делать.

Маруся потерла щеку, огляделась по сторонам и побежала к парковке.

Дар убеждения. Предмет, о котором рассказывал Нестор. Возможно, вранье, но в данный момент это единственное, что может помочь. Найти Гордеева и заставить Нестора вернуть предметы. Профессора этим не оживить, но хоть какая-то польза…

На улице было темно и невероятно холодно. Сколько она проспала? И как уговорить олигарха отдать предмет? Впрочем, сейчас это не самое главное. Куда важнее найти машину и добраться до города.

Маруся настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила человека, который вдруг встал у нее на пути. Ей показалось, что он возник ниоткуда, словно материализовался из воздуха, причем так быстро, что она даже не успела замедлить шаг и буквально врезалась в него.

— Нос?!

— Слушай, я просто хотел сказать…

— Фух…

— Я…

— Ты так напугал меня!

— Я… слушай.… Прости… Я…

Маруся схватилась за сердце, которое билось с такой силой, как будто находилось не внутри тела, а прямо под тонкой тканью дождевика.

— Я хотел сказать, что я не верю, то есть я не думаю, то есть я думаю, что ты ни в чем не виновата!

— Что ты хотел сказать? — переспросила Маруся, переводя дыхание.

— Я думаю, что ты ни в чем не виновата, — повторил Носов.

— Ты правда так думаешь?

— Я думал, что ты умерла.

— Вот сейчас я точно чуть не умерла!

— Прости!

— Ты мне поможешь найти парковку?

— Да, да! Конечно!

Нос даже подпрыгнул на месте, как будто обрадовался, что может хоть чем-нибудь быть полезен.

— Мне нужно забрать машину и… — Маруся внимательно посмотрела на Носа. — Ты-ы-ы…

— Я? Я что?

— Ты мне поможешь?

— Ну да, я же сказал…

— Я не про это.

— Не про это?

— Мне нужен помощник.

Нос понимающе кивнул, потом наморщил лоб и, наконец, удивленно поднял брови.

— Ты о чем?

— Чтобы вернуть предметы.

— Вернуть откуда?

— Оттуда, куда я их… — Маруся замялась.

— Их?

— Да не цепляйся ты к словам!

— Ты сказала «их»! У тебя было несколько предметов?

— Какая разница? Я не об этом.

— Ты что, не доверяешь мне?

— Доверяю, просто…

Нос выглядел ошарашенным, как будто Маруся страшно оскорбила его.

— Я доверяю тебе и очень ценю, что ты мне веришь, но именно потому, что ты единственный, кто мне поверил, я не могу рассказать тебе правду.

Нос продолжал молчать и только хлопал глазами.

— Потому что тогда ты тоже перестанешь мне верить, — неуклюже закончила свою мысль Маруся.

— Даже не знаю, что сказать…

Маруся взяла Носова за руку и крепко сжала ее.

— Я отдала предметы Нестору.

Нос поднял голову и посмотрел на небо. Что именно означало это действие, Маруся не поняла, но почему-то тоже подняла голову.

Нависшие тучи подсвечивались восходящим солнцем и вот тут, словно по команде, в саду заверещали птицы. А может быть, они давно уже верещали, просто Маруся не обращала на них внимания. Как, впрочем, и на солнце.

— Значит, их было несколько? — спросил Нос, не опуская головы.

— Два. Один я забрала у Чена.

Носов кивнул.

— А что случилось с Ченом?

— Мне кажется, он умер.

— Круто.

Маруся улыбнулась.

— И потом ты отдала их Нестору?

Как объяснить? Какие подобрать слова, особенно после того, что случилось с профессором. Слова не подбирались, их просто не существовало в природе. Маруся выпустила руку Носова. Еще одним другом меньше. Последним другом.

— Я покажу, где парковка… — еле слышно прошептал Нос.

Маруся почувствовала, как его пальцы соприкоснулись с ее пальцами, сначала осторожно, а потом более уверенно они сцепились и теперь снова крепко держали друг друга. Нос заглянул Марусе в глаза.

— Думаю, если ты отдала предметы, значит, на то была своя причина. А у меня есть причина быть твоим помощником.

Не стоило даже спрашивать, что это была за причина. Такие вещи обычно без слов понятны.

 

7

Говорят, что автомобили придают своему хозяину уверенности в себе. Еще один способ борьбы с комплексом неполноценности.

Маруся не знала, что придают машины другим хозяевам, но с ней этот принцип работал на все сто процентов. Как только она опустилась в кресло и обхватила руками руль, внутри нее заиграла музыка, а все неразрешимые проблемы теперь казались задачками из учебника для третьеклассников.

Свой персональный жетон она восстановила прямо в здании шанхайского аэропорта. Там же купила новую одежду, выкинула халат и там же распрощалась с Нестором. Воспоминание о нем чуть было не испортило поднявшееся настроение, поэтому Маруся как можно быстрее завела машину и выехала с территории школы.

— Ты любишь музыку?

Маруся посмотрела на Носа, который увлеченно изучал приборную панель.

— Ну так… не очень… То есть люблю, но в общем-то мне все равно.

— Тогда можно я включу радио?

— Оно еще существует?

— Ну а куда ж оно денется?

Носов пожал плечами.

— Послушаем новости, узнаем, не началась ли война… — Маруся нажала на кнопку и сделала звук тише. — Ну, или там нашествие инопланетян.

Нос ничего не ответил, и Маруся подумала, что это была не самая удачная шутка.

— А ты мог бы прямо сейчас найти для меня кое-какую информацию?

— Какую?

— Прямо напротив тебя такая белая штучка… — Маруся указала пальцем. — Вон, видишь? Нет, нет… Не эта. Как полоска, ну вот там, где торчит…

Нос напряженно вглядывался в панель, переводя палец с одной кнопки на другую.

— Длинная полоска…

Маруся не выдержала и легонько надавила на узкую белую планку, похожую на корешок глянцевого журнала. Из панели выехала прозрачная пластина, которая сразу же сложилась вертикально и оказалась сенсорным экраном.

— Ну, ни фига себе! — восхищенно выпалил Нос.

— Тут много всякого такого, — довольно улыбнулась Маруся.

— И что искать?

— Искать Гордеева…

— Гордеева, — повторил Носов, набивая фамилию в поисковик.

— Нам нужен тот, который олигарх.

— Гордеев, Гордеев… Тут есть чемпион Тамбова по греко-римской…

— Но-о-ос!

— Ну ладно, ладно… Откуда мне знать…

Маруся свернула на шоссе и прибавила скорости.

— Как будто чемпион по греко-римской борьбе не может быть олигархом.

— Он должен быть одним из первых.

— Ну, тогда вот… Гордеев Борис Сергеевич… Владелец крупнейшей в мире кор…

— А фотки есть? — нетерпеливо перебила Маруся.

— Ты замуж за него собралась?

— Глаза какого цвета?

— А! Обычного. Так у него есть какой-то предмет?

— Ага…

Маруся вздохнула. С одной стороны, судя по линзам Бунина и очкам Нестора, «предметники» скрывают свои глаза, с другой — цвет глаз может меняться не у всех.

— Что там написано?

— Написано, что входит в пятерку…

— Вот!

— Что?

— Найди какой-нибудь официальный сайт…

— Так я на нем и есть.

— Какую-нибудь информацию, типа… ну… ну, типа расписания или чего-то такого, я не знаю… Короче, где его сейчас искать?

— Программа мероприятий…

— Что там?

Нос погрузился в чтение, потом провел ладонью по экрану и тот снова стал прозрачным.

— Зачем ты выключил?

— Затем, что это бесполезно.

— Ты ведь обещал помочь мне!

— Я и помогаю!

— Да? Что-то не заметно!

— Как ты себе это представляешь? Придем и скажем — отдайте нам, пожалуйста, предмет?

— А почему бы нет?

— Да потому что нет!

— Можно хотя бы попробовать…

— Прежде, чем пробовать, нужно выстроить какой-то план. А то, что предлагаешь ты, это не план, а действие вслепую!

— Да я всегда так действую!

— Очень заметно!

Маруся сжала зубы. Больше всего на свете она ненавидела поучительный тон и людей, которые строят планы. Как можно планировать то, о чем ты даже не догадываешься?

— У нас с тобой ничего нет. А у него вооруженная охрана и способность приказывать. Что если он прикажет нам спрыгнуть с крыши небоскреба?

Маруся ничего не ответила, но про себя заметила, что такую вероятность она действительно не предусмотрела.

— Представь, что ты человек, который был никем, а потом вдруг очутился в пятерке богатейших людей мира. И все благодаря предмету! И вот однажды к тебе приходит пара сопляков, которая просит тебя одолжить предмет им…

— Я и не знала, что ты умеешь строить такие длинные фразы, — злобно бросила Маруся.

— Ты бы отдала?

— А может быть, он ему уже не нужен? Он ведь добился всего, чего хотел…

— Нет… Ты бы отдала?

— Я и отдала! — не выдержала Маруся.

Нос замолчал.

Маруся больно закусила губу. Долбаный Носов! И что такое на нее нашло, что она решила взять его с собой? Обрадовалась, что он ей поверил? Растаяла из-за влюбленных глаз? Да такие как он влюбляются во все, что женского рода… До Маруси он вон Алису любил…

В наступившей тишине стало слышно, о чем говорит диктор.

— …сумма похищенной статуэтки пока не разглашается, но уже сейчас понятно, что речь идет…

Маруся сделала звук погромче.

— …теряются в догадках. Правительство Италии заверило своих граждан, что они обязательно найдут злоумышленника и вернут реликвию на место…

— Забавный парень, — неожиданно заговорил Носов.

— Кто? — нехотя отозвалась Маруся.

— Этот Юки.

Маруся удивленно посмотрела на Носова.

— Ты сейчас о ком?

— Об этом парне, который ворует произведения искусства — Ёсиюки Футикома. Но все зовут его Юки, и он не обижается.

— Почему он должен обижаться?

— Вообще-то Юки — женское имя.

— А ты что его знаешь?

— Нуууу… Это известная личность в интернете.

— Почему в интернете?

— Потому что в реальности его никто не видел, а в интернете он ведет свой блог, куда выкладывает картинки с очередного похищения.

— Выкладывает картинки?!

Носов кивнул.

— Самое смешное, что все украденное он почти сразу возвращает. Но не туда, откуда взял, а в какие-то неожиданные места. Оригинал «Золотого сечения» Да Винчи нашли на стене дешевой закусочной, а скипетр Тутанхамона в детской песочнице. Ну, типа, несет искусство в народ или просто прикалывается.

Маруся была потрясена настолько, что даже перестала злиться на Носова.

— Забавно, да? Полиция всего мира не может его поймать, а он сидит себе где-то и выкладывает картинки.

— И что, его не могут вычислить? Там же должны быть какие-то… Айпи или еще какая-то информация…

— Каждое сообщение приходит с нового адреса. Сейчас даже из Сахары или Арктики можно выйти в интернет. Сетевая полиция, конечно, вычисляет его местоположение, но когда приезжают копы, то никого не находят.

— Он что, переезжает из города в город только затем, чтобы отправить очередное сообщение?

Носов пожал плечами.

— Это какой-то…

Маруся резко ударила по тормозам, и машина с визгом остановилась. Носов испуганно вытянул руки вперед, чтобы не врезаться в лобовое стекло.

— Ты что?

— Перемещение!

— Что?

— Он умеет перемещаться.

Нос так и остался сидеть с вытянутыми руками, потом медленно опустил их на колени и посмотрел на Марусю.

— А как еще?

— Ты хочешь сказать, что у него есть предмет?

— По-моему, это очевидно! Когда я была в тюрьме…

Нос резко вышел из задумчивости и округлил глаза.

— В тюрьме?

— Долго рассказывать!

— Ты меня пугаешь…

— Послушай! Неважно. Там была телевизионная панель, и в новостях как раз рассказывали про похищение Сикстинской Мадонны!

— Так это недавно было!

— Ну да…

— Ты что, прямо из тюрьмы к нам приехала?

— Нос! — Маруся возмущенно всплеснула руками. — Мы сейчас не об этом! Они сказали, что не представляют, как именно грабитель смог проникнуть в хранилище, в котором столько степеней защиты…

Нос сморщил лоб, словно пытаясь проанализировать информацию.

— Ну не тупи! Как еще он мог бы это сделать?

— Я даже как-то общался с ним в комментах…

— Он отвечает на сообщения?

— Ну да… Он вообще общительный парень.

Маруся завела машину и разогналась до максимальной скорости.

— Мне кажется, у меня есть план, — радостно сказала она. — И в нем нам не придется прыгать с небоскреба.

 

8

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МОСКВУ!

Каждый раз, когда Маруся проезжала мимо этой надписи, она опускала стекла, чтобы вдохнуть любимый московский воздух. Он был не самым чистым, не самым вкусным и, уж конечно, куда менее полезным, чем тот, который остался за надписью, но все равно московские диоксиды азота были родней и лучше, чем диоксиды азота любого другого города.

Дорога была относительно свободной, поэтому до Солянки доехали быстро. Маруся припарковала машину прямо на дороге и обернулась к Носу.

— Видишь этот дом?

Носов кивнул.

— Выходи из машины и давай в подъезд.

— А ты?

— А я потом.

— Не понял смысла.

— У меня очень строгий папа и очень любопытные соседи. Так понятней?

Нос как-то растерянно кивнул и вышел из машины. Маруся подождала, когда он скроется в арке, и только тогда открыла дверь.

Если Юки не оставляет украденное себе, значит, им движет не желание обогатиться, а какая-то другая идея. Скорее всего, ему просто нравится привлекать к себе внимание. Именно поэтому он и ведет блог. К тому же, у этого парня неплохо с чувством юмора, значит, договориться с ним будет проще, чем с одуревшим от власти олигархом.

Носов ждал ее в подъезде.

— Идем!

Они быстро поднялись по лестнице и остановились у дверей Марусиной квартиры.

— А папы точно нет дома? — шепотом спросил Нос.

— Очень надеюсь… — тоже шепотом ответила Маруся и провела жетоном по замку.

В квартире, слава богу, было пусто. Конечно, шансов нарваться на отца было ничтожно мало, но и закон подлости еще никто не отменял.

— Он точно не вернется?

— Да что ты заладил…

Маруся скинула ботинки и прошла в комнату.

— Какой адрес его блога?

— Ща…

Нос огляделся по сторонам, выискивая глазами компьютер.

— Нос!

Маруся махнула ему рукой и показала на журнальный столик. Здесь, словно книги, один на другом, лежали аж четыре коммуникатора.

— Ты их коллекционируешь, что ли?

— Я их теряю.

— Ну, я возьму один?

— Да хоть все.

Нос хмыкнул, включил коммуникатор и сел на краешек дивана. Маруся села рядом.

— Вот, — он развернул экран в сторону Маруси. — Это последнее сообщение.

Маруся взяла коммуникатор и пролистнула страницу.

— Это вчерашнее…

— Значит, сегодня еще ничего не украл, — улыбнулся Носов.

Маруся кликнула на строчку с комментариями.

— Сегодня он общался с публикой…

— Во сколько?

Маруся посмотрела на часы.

— Прямо сейчас!

Она открыла новое окно и стала быстро печатать.

— Что ты ему пишешь?

— Привет, нам надо поговорить, — прочитала Маруся, — отправить!

Она ударила пальцем по иконке с оранжевой стрелочкой и посмотрела на экран.

— Какое-то дурацкое сообщение, — скептически пробубнил Носов. — Что значит «надо поговорить», если с ним и так все разговаривают? Это все равно что…

— Смотри! — перебила его Маруся.

В окне замигало новое сообщение: «О чем?»

— Он что, тебе по-русски отвечает?

— У меня здесь этот… переводчик… он автоматически переводит с одного языка на другой.

— А я с ним по-английски мучился, — вздохнул Носов.

— Ну, круто, — сказала Маруся, набивая следующее сообщение. — Я английский не знаю.

— Чего ты написала?

— Что знаю про предмет.

— Вот так вот сразу?!

— Ну, а чего нам ждать?

— Сейчас он смоется, и тогда нам точно нечего будет ждать!

Окошко обновилось, и на экране появилась надпись: «YUKITANARO»

— Юкитанаро? — переспросил Носов.

— Что это значит?

— Может, ругательство?

Маруся навела курсор на загадочное слово.

— Это ссылка.

Она ударила пальцем по экрану, и сбоку выскочило новое окошко:

«Включи камеру».

Маруся влезла в настройки и поставила галочку напротив надписи «видеочат». В ту же секунду на экране появилась трансляция с вебкамеры. Маруся выжидающе смотрела на собственное отражение.

— Ну и чего? — нетерпеливо спросил Носов.

— Наверное, хочет посмотреть, кто я.

«С кем ты разговариваешь?»

Маруся быстро набрала ответ.

«Пусть тоже покажется».

— Он просит, чтобы ты тоже показался, — прочитала Маруся.

Нос наклонился к экрану и помахал рукой.

«Покажи всю комнату».

Маруся посмотрела на Носова, пожала плечами, взяла в руки коммуникатор и покрутила его в разные стороны.

«Что вы хотите?»

Маруся задумалась над ответом.

— Ну, давай! Пиши! — язвительно поторопил Носов.

— Нам нужна твоя помощь, — проговорила Маруся, набирая текст в окне.

«Я не работаю на заказ».

— Это не заказ.

Пальцы Маруси печатали с невероятной скоростью, как будто она боялась упустить внимание Юки.

«Приятно было познакомиться».

— Чччерт! — выругался Носов.

«☺»

— Еще и улыбается!

Маруся снова набрала ответ и щелкнула по оранжевой стрелке. Окошко чата закрылось.

— Ушел, — печально констатировал Носов.

— Может, он успел получить последнее сообщение.

— Не думаю, что он еще ответит… Если, конечно, ты не пообещала ему снять футболку.

— Я написала, что человечество в опасности, — честно призналась Маруся.

— Ммм… ну, значит не ответит.

Маруся несколько раз нажала на иконку «обновление страницы».

— Может, придумаем какой-нибудь другой план или теперь так и будем сидеть и жать на кнопки?

Маруся переложила коммуникатор на стол и встала с дивана. Она все еще не могла смириться с поражением. Ну надо ж так испортить настроение?

— Ау!

— Чего?

— Я говорю, что нужно думать дальше.

Маруся вздохнула, силы у нее были на исходе.

— Какие еще есть варианты?

— Прыжки с небоскреба?

Теперь вздохнул Носов.

— А еще?

— Единственный предмет, который может нам помочь, — «гордеевский». К тому же он находится в Москве.

— Он не отдаст его, — упрямо повторил Носов, — украсть его мы тоже не сможем.

— Ну, теперь, видимо, нет…

— Давай попробуем вспомнить все, что знаем; запишем на бумажке, проанализируем и составим какой-нибудь план.

Маруся тупо смотрела в пол. Ничего не приходило в голову.

— О чем ты думаешь?

— О еде.

— О чем?!

— О самой большой пицце в городе.

Носов рухнул на диван и схватился за голову.

— Жалеешь, что вызвался мне помогать?

Нос не ответил.

— Хочешь, уезжай. Я и сама могу сходить к Гордееву.

Никакой реакции.

— Ну, что ты молчишь?!

— Знаешь, мне кажется, что Алиса была права… — не поднимая головы, сказал Нос.

Марусе показалось, что чьи-то невидимые руки схватили ее за горло, — настолько больно стало дышать.

— Ты абсолютно несерьезная. И безответственная.

Несерьезная и безответственная. Маруся попробовала вспомнить все, что происходило с ней за последние несколько дней. Ну хоть бы какой-нибудь маленький подвиг.

Из тюрьмы ее вызволил папа, с места аварии вывез Илья, из душа вытащила Алиса. Профессор вообще погиб, пытаясь спасти от охотников. Единственная ситуация, с которой она справилась сама, — это побег от Чена, да и там ей, прямо скажем, просто повезло.

Так тошно, что хочется сдохнуть. Маруся взяла со стола коммуникатор и отправилась в свою комнату. Найти этого несчастного Гордеева, а дальше — будь что будет. Да хоть бы и небоскреб.

Внизу экрана мигала синяя стрелка: входящее сообщение. Маруся осторожно кликнула на нее.

«Зайди на кухню».

Какой-то бред! Вот так сидишь в собственной квартире и вдруг получаешь сообщение…

И тут же второе.

«Быстрее».

Маруся отложила коммуникатор и вышла в коридор. Никого. Заглянула в гостиную — Нос так и лежит на диване. Ну, хорошо… Маруся зашла на кухню. Прямо на обеденном столе сидел молодой, лет двадцати…

О, черт!

Маруся зажмурилась и снова открыла глаза.

Прямо на обеденном столе сидел молодой, лет двадцати, парень со смуглой кожей, бирюзового цвета глазами и черными волосами «ежиком». Увидев Марусю, он улыбнулся и приветственно поднял руку.

— Хай!

Маруся стояла перед ним в полном оцепенении и даже не знала, что сказать.

Парень ударил себя в грудь.

— Ёсиюки.

Юки? Значит, он прочитал ее сообщение и пришел поговорить?

— Ааа… Ай донт спик инглиш, — заикаясь выговорила Маруся.

— Джапаниз? — весело спросил Юки.

— И джапаниз тоже.

Юки спрыгнул со стола и вытащил из кармана маленькие розовые подушечки. Ну да, конечно… Переводчик…

Маруся кивнула, взяла с его ладони динамики и вставила в уши.

— Как ты узнал, где я живу?

— Нет, нет, нет, нет… — замотал головой Юки, — сначала я!

Маруся в недоумении посмотрела на него.

— Откуда ты узнала про предмет?

— Догадалась.

— Чтобы догадаться, нужно что-то знать.

— Я много чего знаю.

— Ты охотник? — улыбнулся Юки.

— У меня тоже предмет. Был. И я… В общем, я много чего видела. Много предметов.

Юки скорчил смешную гримасу, изображающую восхищение.

— Теперь ты скажешь, как нашел меня?

— Я же видел твою комнату.

— Тебе достаточно просто увидеть место?

— В общем-то, да.

— Тогда почему ты очутился на кухне?

— Я очутился в комнате, но твой друг так погружен в свои страдания, что даже не заметил меня.

Маруся улыбнулась.

— Что ты хотела?

— Мне нужно достать один предмет. Украсть его.

Ёсиюки нахмурил брови.

— Ты говорила, что все очень серьезно.

— А все очень серьезно.

— Я не ворую на заказ. Тем более предметы.

— Но это не заказ! Мне нужен этот предмет, чтобы предотвратить большие неприятности.

— Ну а при чем здесь я?

— Потому что сама я не справлюсь.

— А что мне будет за то, что я тебе помогу?

Маруся растерянно пожала плечами.

— У меня ничего нет. Я думала, что ты поможешь мне просто так.

Юки наморщил нос.

— Я не хочу.

— А ты вредный!

— О да.

— Если ты мне не поможешь, может произойти большое несчастье для всех людей.

— Ты спасаешь мир?

— Типа того.

— Мне все равно, что будет с этим миром. Я хочу жить в свое удовольствие и не напрягаться.

Какие знакомые слова. Марусе даже показалось, что она разговаривает сама с собой.

— А что бы ты хотел получить взамен за свои услуги?

Юки ухмыльнулся.

— А ты симпатичная… Выходи за меня замуж — у нас будут красивые дети. Знаешь, какие чудесные малыши получаются в смешанных браках?

Маруся растерялась… Он издевается? Или нет?

— Мне вообще-то только четырнадцать лет…

Японец засмеялся.

— Ну, я готов подождать пару лет… Да ладно, не напрягайся ты так. Шучу! Насчет того, что симпатичная — это правда, и я с удовольствием сводил бы тебя сегодня куда-нибудь поужинать. Но жениться и заводить детей пока не планирую.

— Не очень-то и хотелось, — съехидничала Маруся.

— Если серьезно, то все, что мне нужно, я могу и сам найти, а затем украсть. Но с другой стороны, оказывать тебе услугу просто так — это неправильно. Поэтому… Ты знаешь, где находится предмет, который позволяет видеть?

— Видеть?

— Я не могу переноситься в те места, которые не вижу.

Маруся напряглась, пытаясь понять, о чем он.

— Есть предмет, который показывает все, что ты хочешь. Ты думаешь: «Хочу увидеть… — Ёсиюки Футикома осмотрелся по сторонам, взял с подоконника журнал и показал на девушку с обложки, — спальню этой девушки!» И ты видишь!

Медиум. Немецкий учитель географии, который составляет гиды. Похоже, именно он обладал предметом, о котором говорил Юки.

— Я знаю этот предмет.

— Ты знаешь, где он?

Маруся кивнула.

— Достань мне его.

— Как я его достану?

— Ты мне, я тебе. Иначе никак.

— Если бы я могла доставать предметы, я бы к тебе не обратилась!

— Это мое условие.

Маруся страшно разозлилась. Ну почему, почему он был таким вредным?!

Она с гневом посмотрела на Юки, а японец смотрел куда-то в сторону коридора. Маруся обернулась и увидела Носова, который стоял на пороге, не решаясь зайти, и потрясенно взирал на странную парочку, беседующую на русском и японском. Когда Маруся повернула голову обратно, Юки уже не было.

 

9

Почему-то вся эта ситуация напоминала Марусе знакомую каждому ребенку историю под названием «Можно я не пойду сегодня в школу». Это когда ты просыпаешься с утра с острым приступом лени и понимаешь, что страшно-страшно-страшно-престрашно не хочешь идти на уроки. И тогда ты идешь к маме, или к папе, или к бабушке, складываешь руки на груди, делаешь несчастное лицо и спрашиваешь: «Можно, я не пойду сегодня в школу?» А тебе отвечают: «Хорошо, так и быть, устрой себе сегодня выходной… Но раз ты целый день будешь дома, то, пожалуйста, уберись в своей комнате, приготовь обед, вымой посуду, выгуляй собаку, полей клумбу, отдели горох от чечевицы и не забудь сделать домашнее задание на завтра!»

Маруся поймала себя на том, что уже минут десять размешивает сахар в чашке. Она подняла глаза и посмотрела на Носа.

— Что ты решила?

— Я думаю, что, с одной стороны, это бессмысленная затея, а с другой — ясновидящий учитель географии пугает меня гораздо меньше, чем обладающий гипнотическими способностями олигарх с вооруженной охраной.

Носов кивнул.

— А что ты думаешь?

— Что олигарх-гипнотизер — это не так страшно, как перелет на самолете.

Маруся улыбнулась.

— До чего несерьезное и безответственное заявление.

— Я же не сказал, что не полечу.

— Для начала было бы неплохо выяснить, куда именно нам придется лететь!

— Это я уже, кажется, выяснил…

Нос протянул Марусе коммуникатор, на экране которого высвечивалась фотография пожилого мужчины в клетчатой панаме.

— А это точно он?

— Учитель географии Генрих Гердхарт живет в Германии и пишет гиды для путешественников…

— Гиды пишут все, кому не лень…

— Ты говорила, что он не выходит из дома?

— Если верить Нестору…

— Я нашел его адрес и личное дело. Он вообще никогда не выезжал из Германии. К тому же, он тяжело болен и прикован к постели.

— То есть нам предстоит отнять предмет у старика, который даже не сможет оказать сопротивления?

Носов с укором посмотрел на Марусю.

— Иногда мне кажется, что ты чудовище.

— Иногда мне тоже так кажется, но вообще-то я шутила.

— Вообще-то даже если ты и шутила, это не меняет сути.

— Мы можем забрать у старика предмет, чтобы отдать Юки, чтобы он, в свою очередь, отдал нам «дар убеждения», при помощи которого мы отнимем предметы у Нестора. А потом вернемся к этому учителю и вылечим его!

— Прекрасная комбинация.

— Между прочим, сейчас я не шучу.

— Тогда бронируй билеты!

 

10

«Что чувствует убийца, возвращаясь на место преступления?» Эта фраза была первой, которую Маруся услышала, войдя в здание аэропорта. Она испуганно обернулась и увидела мальчишку, сидевшего прямо на полу у входа. В его руках была маленькая видеопанель, с которой и доносились звуки. Тьфу ты!

— Все в порядке? — заботливо спросил Носов.

— Да так… кое-что вспомнила.

— Это здесь тебе подкинули саламандру?

Нос с интересом разглядывал светлый просторный зал.

— Ну, да… А ты что, в аэропорту раньше не был?

— Да я вообще здесь впервые.

— Здесь — это где?

— В Москве.

Маруся невероятно удивилась. Она вообще не представляла, как можно было «не быть в Москве».

— И как тебе?

— Так себе.

— Это лучший город на свете!

— Московский снобизм, — улыбнулся Носов.

— Да что бы ты понимал!

Они дошли до автоматов регистрации и одновременно вставили свои жетоны в специальные прорези.

«Добро пожаловать в аэропорт Домодедово…» — так же одновременно заговорили оба автомата одинаковыми женскими голосами.

Маруся и Нос с улыбкой переглянулись.

«Пожалуйста, приложите указательный палец левой руки к сенсорной панели и дождитесь окончания идентификации».

— А что если у человека нет указательного пальца на левой руке? — спросил Нос, прикладывая палец.

Маруся пожала плечами.

«Идентификация закончена. Спасибо за регистрацию. Ваш рейс номер семьсот сорок шесть следует по маршруту Москва — Нюрнберг. Более подробную информацию вы можете прочитать в памятке пассажира. Удачного пути!»

Из автоматов выскочили красочные буклеты с подробным описанием, куда идти и что делать. Нос взял свою памятку и открыл на первой странице.

— Добро пожаловать в аэропорт…

— Ты собираешься читать мне его вслух?

— Могу про себя.

— Нам надо связаться с Юки.

— Так в чем проблема? Свяжись.

— Свой коммуникатор я потеряла в Китае.

— У тебя дома их четыре штуки, и ты не догадалась взять один с собой?.. Ладно — не важно…

Нос спрятал буклет в карман, вытащил свой коммуникатор и загрузил страничку с блогом.

— Сегодня еще не было.

Маруся взяла коммуникатор, перевела его в режим съемки и сфотографировала зал.

— Что ты делаешь?

— Показываю, где нахожусь.

Маруся отправила снимок в комментарии к последнему сообщению.

— И что, ты думаешь, он сразу примчится к тебе?

— Да ты ревнуешь!

Нос раскрыл буклет и с явно наигранным интересом принялся изучать картинки. Маруся огляделась. Фраза про убийцу, который всегда возвращается на место преступления, не выходила из головы.

— Я сейчас вернусь…

— Куда ты?

— Мне надо. Я быстро!

Маруся улыбнулась и пошла в сторону аптеки. Это безумие, наверное, но почему-то ей очень хотелось зайти туда еще раз. Казалось, будто все, что произошло тогда — произошло не случайно. И началось оно именно с аптеки.

Предложение опробовать новый поезд, юридическая контора, коктейль «Возрождение» — Маруся читала надписи на полу и вспоминала события недельной давности. Вот оно! «Стопадреналин» пролонгированного действия…

Маруся подняла голову и посмотрела на аптечный киоск. Все та же силиконовая кукла на входе, какие-то люди у витрины… Маруся остановилась у двери и стала наблюдать за происходящим через стекло. Большое семейство — мама, папа и четверо детей — заполонило собой все пространство.

Зайти, когда они выйдут? Но зачем? Маруся даже не понимала, что именно она хотела там увидеть.

В кармане завибрировал Носовский коммуникатор. Маруся достала его и посмотрела на экран. Новое сообщение.

«good girl ☺»

Здесь не был установлен переводчик, но, к счастью, даже Марусиного словарного запаса хватило, чтобы понять смысл.

«Gordeev Boris Sergeevitch», — написала Маруся и отправила в чат.

Борис Сергеевич. Да их тут тысячи. И Гордеевых тоже. Нужно было как-то конкретизировать задачу.

«very rich man», — написала Маруся, забыв, как пишется слово «олигарх», — «find him in internet».

Возможно, теперь будет понятней. В конце концов, переспросит!

Коммуникатор снова завибрировал, но на этот раз пришла ссылка на фотографию. Маруся загрузила изображение и засмеялась в голос. Это был снимок спящего в зале ожидания Носова. Ох уж этот Юки!

Дверь раскрылась, и из киоска вывалилась толпа детей. Маруся отошла в сторону, мельком взглянув на прилавок, и обомлела. Там стоял все тот же старик-фармацевт в смешном халате — целый и невредимый. Маруся спрятала компьютер в карман и вошла в аптеку. Старик выжидающе посмотрел на нее.

— Я могу вам помочь?

Маруся замешкалась. Она еще не придумала, что будет говорить…

— С вами все в порядке? — поинтересовался старик.

Конечно, нет! Маруся чувствовала себя совсем не в порядке, судорожно пытаясь сообразить, что же тогда случилось. Зачем ее обвинили в убийстве? Зачем спрятали в камеру? Для чего?..

— Вы не помните меня? — осторожно спросила она фармацевта, смущаясь глупости собственного вопроса.

Старик пристально посмотрел ей в глаза.

— Боюсь, что нет.

— Ааа… Извините, за странный вопрос… С вами ничего не происходило примерно неделю назад?

Старик сделал изумленное лицо.

— Вы точно в порядке?

— Ну, может быть, происходило что-то необычное?

— Ничего не происходило.

Маруся кивнула.

— А витаминные конфеты у вас есть?

Старик запустил руку в стеклянный шар, наполненный яркими разноцветными пакетиками, и протянул один из них Марусе.

Маруся положила на прилавок жетон, с замиранием сердца следя, как старик опустил его в считывающее устройство и вернул обратно. Никаких сбоев.

— Спасибо, — натянуто улыбнулась Маруся и пулей вылетела из киоска.

Что за бред?! Как будто прошлого вообще не существовало. Будто она никогда не была здесь раньше, не заходила в аптеку, не видела старика, не убегала, не сидела на допросе… Параллельная реальность? Прыжки во времени? Что?

Маруся шла в сторону зала ожидания, прокручивая в голове всевозможные варианты. Допустим, убийства действительно не было. По крайней мере, фармацевт на мертвого не похож. Почему не работал жетон? Из-за саламандры? А была ли она в тот момент или ее подбросили позже? Но если Маруся видела прозрачных, значит уже была. Значит… Значит ей подбросили ящерку, а потом разыграли задержание. Для того, чтобы на несколько часов запереть в подземной камере. Кто это сделал и зачем? Повышенные меры безопасности! В тот день в аэропорту был Нестор. Господи, и как она могла забыть про это?! Но есть ли связь? Зачем Нестору прятать Марусю? Нелогично. Куда логичнее…

Маруся дошла до Носова и остановилась.

Куда логичнее, что это Марусю прятали от Нестора!

Маруся выдохнула и упала в кресло рядом с Носовым. Нос тут же проснулся.

— Ты где была?

Маруся протянула ему пакетик с леденцами.

— Я не люблю сладкое.

Маруся молча забрала леденцы обратно.

Нос взял с коленей свой буклет и нахмурился.

— Это ты сделала?

На лице симпатичной стюардессы, которая приветливо улыбалась с обложки буклета, появились пририсованные усы, очки и фингал под глазом.

— Это…

Наверное, лучше Носу не знать про проделки Юки.

— Не я. Не знаю, кто это сделал. Я ведь уходила, — пожала плечами Маруся.

Нос вздохнул и посмотрел на часы.

— Пора, пожалуй…

Маруся раскрыла пакетик, сунула в рот целую пригоршню леденцов, взяла сумку и встала с кресла.

— Пофли, — сказала она с набитым ртом — Ефо оы уыи дадо.

— Дадо, дадо… — передразнил Носов и выбросил испорченный буклет в урну.

 

11

В славном немецком городе Нюрнберге стояла неожиданно тропическая жара, и проходил еще более неожиданный фестиваль магов и волшебников. На стоянке такси собралась разновозрастная толпа людей в плащах и мантиях, колпаках и шляпах, с длинными бутафорскими бородами и волшебными палочками разных калибров. Они о чем-то оживленно болтали, обмахиваясь гигантскими фолиантами и вытирая пот длинными, как у Пьеро, рукавами.

— Ну, это лучше, чем гей-парад, — высказал свое авторитетное мнение Нос сразу после того, как пришел в себя от увиденного.

— Не вижу особой разницы, — стягивая с себя кофту, парировала Маруся.

— Они хотя бы одетые…

— По такой жаре это ненадолго.

Они вышли на дорогу и вытянули руки, подзывая такси.

— Ты когда-нибудь видела голых магов и волшебников?

— Ага… В Шанхае…

— Ты видела Чена голым?

— Только не надо делать такое лицо!

— А какое у меня лицо?

К счастью, в этот момент рядом с ними остановилась машина, и Марусе не пришлось объясняться дальше.

— Гутен таг, — поздоровался с водителем Носов.

— Хай, — по-простецки ответил водитель.

Нос протянул ему карту и ткнул пальцем в нужную улицу. Водитель кивнул.

— Ты знаешь немецкий?

— У меня мама учитель немецкого.

— У меня папа вообще пятнадцать языков знает, но мне же это не помогло.

— Тебе уже вряд ли что-нибудь поможет, — съязвил Носов.

Маруся посмотрела в окно на толпу ряженых.

— Интересно, у них есть что-нибудь под мантиями? — задумчиво спросила она.

— О чем ты вообще думаешь?

— А кто первый начал?

— Думай о деле.

Маруся нахмурилась и постаралась сконцентрироваться. Минут через десять им предстояло встретиться с учителем географии. О чем с ним говорить? Как выстроить диалог и убедить отдать предмет? Не отнимать же его, честное слово.

Маруся искренне надеялась, что предложение исцелить несчастного, как только к ней в руки попадет скарабей, сработает. Уж лучше быть здоровым и путешествовать самому, чем быть прикованным к постели, но особенным…

На всех улицах то тут, то там встречались сумасшедшие в колпаках и мантиях. Смешные. Маруся вспомнила слова Бунина про то, что все люди мечтают обладать какими-нибудь суперспособностями. Знали бы они, насколько это тяжело…

Носов заговорил с водителем. Маруся, даже и не пытаясь вникнуть в их разговор, достала из сумки Носовский коммуникатор и посмотрела, не пришли ли новые сообщения. Ничего нет. Маруся почувствовала легкое разочарование и почему-то тут же вспомнила про Илью. Вот если сейчас сравнить его и Юки — кто ей больше нравится? Илья? Или Юки? Или все-таки Илья? Да какая разница, если она все равно с Носовым…

Машина остановилась на светофоре. Маруся включила камеру и сфотографировала парочку магов. Надо было выслать доказательство того, что она уже на месте. Через минуту коммуникатор завибрировал.

«WTF?»

Маруся задумалась.

— Что такое WTF?

Нос усмехнулся.

— Ты с кем там переписываешься?

— Тебе что, трудно ответить?

— Если расшифровать аббревиатуру дословно, получится неприлично. А если перефразировать, то звучит примерно как: «что за фигня?»

— Хм… А как по-английски будет «фестиваль магов и волшебников»?

— Собирайся, давай. Мы уже почти приехали.

Маруся вздохнула, перепечатала увиденное на афише слово «Nűrnberg» и нажала на оранжевую стрелочку.

 

12

Это был маленький частный дом, который стоял прямо у дороги. Сразу за домом начиналось поле. Странное место — тихое и безлюдное. Маруся посмотрела на Носова, как будто ждала подсказку, что делать дальше. Нос ничего не говорил, — похоже, у него тоже не было никакого решения. Они постояли так несколько минут, в задумчивости глядя на дом и иногда озираясь по сторонам.

— Ну? — наконец не выдержала Маруся. — Так и будем стоять или все-таки пойдем?

— И что мы скажем?

— Говорить будешь ты, я этого языка не знаю.

— От тебя на удивление много пользы, — сердито бросил Нос и направился к дому.

Он постучал в дверь и глубоко вздохнул, набирая в легкие побольше воздуха, как будто собирался проговорить целый час на одном дыхании. Дверь не открылась.

— Может, никого нет дома? — спросила Маруся.

— Ну, свет же горит…

— А может быть он один и не может встать с кровати?

— Так не бывает… — замотал головой Нос, — у него обязательно должны быть родственники или сиделка.

Он постучал еще раз.

— А если так и не откроют, что будем делать?

— У тебя есть… — Нос прервался и приложил ухо к двери. — Слышишь?

Маруся услышала женский голос, который что-то кричал, постепенно становясь громче, — видимо, женщина подходила к двери.

— Что она там кричит? — прошептала Маруся.

— Ну, что-то типа «сейчас вернусь».

Дверь резко распахнулась, и на пороге появилась женщина с длинными рыжими волосами, которые она тут же стала заплетать и завязывать в узел. Вид у нее был крайне взволнованный.

Маруся приветливо улыбнулась, а Нос начал быстро тараторить. Ну надо же, по-русски он и то медленней говорил!

Женщина выслушала Носа и что-то ответила. Нос резко обернулся к Марусе, но ничего не сказал. Однако на его лице было написано сильнейшее смятение.

— Что она говорит?

— Ну, это…

— Что?

— Он умер.

— Как умер?!

Нос снова заговорил с женщиной, потом обернулся к Марусе.

— Несколько дней назад. Сильно болел и умер.

Вот тебе и на!.. Маруся настолько растерялась, что даже не понимала, что делать дальше. Правда, и до этого она не особо понимала, но был хоть какой-то план. А что сейчас? Рассказывать обо всем этой даме? Но кто она? И кто еще находился в доме?

— Может быть, она врет? В доме явно кто-то есть и выглядит она какой-то перепуганной.

— Ты предлагаешь мне спросить, не врет ли она?

— Нам надо проникнуть в дом.

Нос вздохнул и продолжил диалог с Рыжей. Буквально через минуту она закивала и раскрыла дверь пошире, явно предлагая войти.

— Что ты сказал?

— Что мы студенты из России и собирались написать о Генрихе Гердхарте материал как о великом географе.

— И что будем делать дальше? — спросила Маруся, проходя в дом и рассматривая комнату.

— Ты хотела в дом, вот тебе дом. Дальше думай сама, — проворчал Носов.

Он улыбнулся Рыжей, показал на Марусю и начал говорить что-то непонятное, но с упоминанием ее имени. Видимо, представлял. Рыжая вежливо улыбнулась и протянула Марусе руку.

— Эльза.

— Маруся, — ответила Маруся и пожала протянутую ладонь.

— Это его дочь. Она живет здесь со своим ребенком.

Женщина снова заговорила, указывая на стол.

— Предлагает выпить чай, — перевел Носов.

Маруся кивнула.

— Как по-немецки будет «спасибо»?

— Данке.

— Данке, — повторила Маруся и улыбнулась женщине.

Они сели за стол.

— Попроси ее рассказать о нем. Пусть покажет фотографии или еще что-то.

Носов заговорил с женщиной, и она стала отвечать.

— Говорит, что он очень любил путешествовать, — начал переводить Носов. — Практически никогда не бывал дома. Говорит, что после последней поездки чем-то заболел…

— Она все врет…

— Разумеется, — кивнул Носов.

— Спроси, не привозил ли он чего-нибудь интересного. Какие-нибудь сувениры, предметы…

— Это как-то слишком в лоб…

— Она не заподозрит… Иначе бы не пустила в дом.

Носов перевел Марусин вопрос. Женщина грустно закачала головой и ответила.

— Говорит, что ничего не привозил, потому что странно относился к вещам…

Женщина снова заговорила.

— Считал, что каждая вещь несет какой-то… эээ… ну, типа ауры, — перевел Носов. — И что в дом нельзя привозить незнакомые предметы, чтобы не навлечь беду.

— Ну-ну.

— Даже фотографии никогда не делал.

— Как бы он их сделал, не вставая с постели, — скептически заметила Маруся.

Эльза принесла поднос, на котором стояли чашечки с чаем и тарелка со сладостями.

— Данке, — снова заулыбалась Маруся.

Эльза что-то ответила ей. Видимо, «на здоровье».

Откуда-то сверху раздался плач ребенка. Эльза подняла голову и посмотрела на потолок, словно пытаясь разглядеть сквозь стены, что происходит на другом этаже. Потом она быстро заговорила, грустно улыбнулась и побежала в сторону лестницы. Носов что-то выкрикнул ей в ответ. Эльза ответила ему, не останавливаясь, и скрылась из виду. Стало слышно, как она взбегает по ступенькам и что-то кричит, теперь уже, видимо, ребенку.

— Что она сказала?

— Сразу после смерти профессора ребенок начал болеть, и они не знают, что с ним.

Маруся замерла с вытянутой рукой, так и не дотянувшись до плюшки.

— Заболел ребенок?

— Ну да.

Маруся убрала руку от тарелки, встала и направилась в сторону лестницы.

— Ты чего?

— Нам нужно к ребенку.

— Как ты себе это представляешь?

— Поднимемся, и ты скажешь, что мы пришли на помощь…

— Это как-то неприлично…

— Что неприлично? Помогать детям?

— Идти туда, куда тебя не приглашали! Тем более в комнату к больному.

— Откуда она знает? Может, у русских так принято. Ну, что ты сидишь?

— Да ну…

— Нос! Ну, елки-палки! Предмет там! Рыжая явно ни сном ни духом — она понятия о нем не имеет!

Нос нерешительно поднялся.

— Давай! Мне просто надо попасть в ту комнату, пока она не вышла… Иначе потом это действительно будет странно.

Они поднялись по лестнице и остановились у двери, из-за которой слышался плач.

— Постучи и скажи, что я врач!

— Ну какой ты врач?! — возмутился Носов.

— Детский! Скажи, что я дочка известного в Москве педиатра, что я учусь на медицинском, что я могу позвонить папе и проконсультироваться, описать симптомы, — в общем, наври ей что-нибудь. Главное — ее заговорить…

Нос посмотрел на Марусю как на сумасшедшую. Маруся разозлилась, постучала в дверь, раскрыла ее и втолкнула Носова внутрь. Пока он объяснялся, вздыхая и заикаясь, она осмотрела комнату.

Обычная детская со светло-желтыми стенами и картинками мультипликационных героев; игрушки, маленькая и симпатичная мебель… Сам ребенок, девочка лет пяти, лежала в кровати и плакала, растирая глаза. Маруся перевела взгляд на Эльзу — та смущенно улыбалась, слушая Носова — конечно же, она обалдела от такой бестактности, но пыталась с достоинством вынести внезапную атаку.

Эльза быстро заговорила, показывая на ребенка и заправляя за уши вновь растрепавшиеся волосы.

— Она благодарит и просит посидеть тут минутку, пока она сбегает вниз за лекарством, — сухо перевел Носов.

Ему явно не нравилось все, что происходило.

Маруся закивала и подошла к детской кроватке.

— Данке, данке… — залепетала Эльза, выходя из комнаты.

— Встань у двери! — резко скомандовала Маруся, как только они остались наедине с ребенком.

— Что ты собираешься делать?

— Я собираюсь сделать то, зачем мы сюда и приехали!

Она быстро осмотрела кроватку со всех сторон, заглянула под нее и за нее, провела рукой под матрасом и под подушкой… Девочка, не переставая, плакала, закрывая лицо руками.

— Тихо, тихо, тихо… — Маруся погладила девочку по волосам, — не плачь, хорошая…

— Ты уверена, что предмет здесь?

— У девочки болят глаза, — смотри, как она трет их… Она заболела сразу после смерти профессора, потому что… — Маруся встала с коленок и еще раз внимательно осмотрела кроватку. — Потому что… он передал ей предмет перед смертью, либо его…

Маруся осторожно приподняла одеяло и расстегнула пуговки на рубашке ребенка.

— Его повесили ей на шею в память о дедушке… — улыбнулась Маруся, вытаскивая из-под рубашки тонкую серебряную цепочку с подвеской в форме ворона.

Нос нервно сглотнул.

— Можно я возьму эту птичку? — спросила Маруся у девочки и, не дожидаясь ответа, расстегнула цепочку.

— Получается, что мы ее украли, — расстроено вздохнул Носов.

— Получается, что мы вылечили ребенка, — решительно сказала Маруся, пряча предмет в карман и накрывая девочку одеялом.

Девочка и правда перестала плакать. Она даже убрала руки от глаз и внимательно смотрела на Марусю, будто пытаясь разглядеть ее лицо. Как и следовало ожидать, глаза у девочки были разноцветные, к тому же сильно покрасневшие от слез.

— Так лучше? — спросила Маруся, улыбаясь.

— Эльза идет, — прошептал Носов.

Маруся присела на краешек кровати и взяла девочку за руку.

Эльза вбежала в комнату со стаканом, в котором была налита подкрашенная розовым вода. Она подошла к девочке, и Маруся сразу же встала и отошла в сторону. Эльза напоила ребенка и что-то спросила.

— Спрашивает, как ты ее успокоила, — перевел Носов.

— Скажи, что я знаю волшебные слова, — ответила Маруся, выбегая из комнаты.

— Ты куда? — бросил ей вслед Носов.

— Сейчас!

Она сбежала по лестнице, взяла свою сумку и вернулась обратно.

— Это тебе на память, — сказала Маруся девочке, протягивая маленькую резиновую уточку, купленную когда-то в аэропорту.

Эльза улыбнулась. Девочка взяла в руки игрушку и прижала к груди.

— Это ты для успокоения совести? — тихо прошипел Носов.

— Это я подарила ребенку уточку, — невозмутимо ответила Маруся. — Считай, что мы обменялись.

Дело было сделано. Теперь очередь за Юки.

 

13

В маленьком уютном кафе в старом городе было не протолкнуться: местные во все глаза пялились на разряженных поклонников фэнтэзи. Маруся тоже разглядывала приезжих магов, с удовольствием жевала плюшку и пила чай. После удачной операции настроение было хорошим, и от этого сладости казались еще более вкусными.

В отличие от Маруси, Нос выглядел хмурым. Похоже, его мучила совесть за то, что они украли предмет, и «благородные» оправдания поступка его ничуть не утешали. С другой стороны, он знал, на что шел.

— Надо написать Юки, — наконец заговорила Маруся, облизывая губы. — Надеюсь, ему есть чем нас порадовать.

Нос молча протянул ей коммуникатор и отвернулся куда-то в сторону. Маруся вытерла руки об салфетку, вытащила из кармана ворона и положила на стол. Написать сообщение она не могла, поэтому решила отправить снимок. Просто и понятно.

Она сфотографировала предмет и добавила изображение в блог Юки.

— А если он не отдаст свой? — не оборачиваясь, спросил Носов.

— Как не отдаст?

— Так. У него ведь более мощный предмет, чем у нас.

Маруся пожала плечами.

— Не знаю, какой мощней, но нужен-то ему этот.

— С тем можно вообще ничего не делать. Приходишь и говоришь: «Отдайте мне эту картину». И тебе отдают, — занудствовал Носов.

— Зачем ему просить, если ему нравится воровать? — удивилась Маруся.

— Хорошие у тебя дружки, — проворчал Носов.

— Между прочим, про этого «дружка» рассказал мне ты, и говорил ты о нем с восторгом!

— Ничего я не говорил. Я просто хотел как-то заполнить паузу, потому что мы поругались, а ты молчала. Я не люблю, когда ты молчишь.

Маруся вздохнула. Какое трогательное признание. Наверное, лучше было бы полюбить Носова, и тогда в мире стало бы хоть на каплю больше справедливости. Но мир был жесток, и чем сильнее Носов влюблялся, чем больше он проявлял свои чувства и даже выражал их в словах, тем меньше Марусе удавалось воспринимать его в качестве «объекта желания». Он становился другом, в какой-то степени любимым, но совсем не той любовью, на которую рассчитывал. А может быть, ей просто нравились плохие парни с чувством юмора, и добрый мальчик, который в любой момент готов прийти на помощь, казался чем-то полезным и от того, как все полезное, — невкусным.

В руке завибрировал коммуникатор. Ответное сообщение: фотография маленького блестящего орла.

— Он достал предмет, — сказала Маруся, включила камеру и сделала снимок кафе. — Я вызываю его…

— Убери пока… — Носов кивнул на ворона.

— Ага…

Маруся взяла предмет и зажала в руке. В глазах потемнело. Маруся испуганно положила ворона обратно.

— Ты чего?

— Какой-то он…

— Что?

Маруся снова взяла ворона в руки. На этот раз потемнело так быстро, как будто в помещении резко вырубили свет. Ощущение было настолько пугающим, что девочка отбросила предмет и схватилась руками за кресло.

— Странный он… — сказала Маруся. — Или я не умею им пользоваться?

— Что с ним странного? — спросил Носов и протянул руку, чтобы взять ворона со стола.

— Не надо! — остановила его Маруся.

— Почему?

— Сейчас…

Ей показалось, что она что-то чувствует. Ворон завораживал и словно… общался с ней.

— Подожди…

Маруся в третий раз взяла ворона, крепко сжала его в ладони и закрыла глаза. Но теперь вместо темноты она увидела яркий свет.

Постепенно на ровном белом фоне стало проступать нечеткое изображение. Маруся постаралась сконцентрироваться на нем. Почему она ничего не видит? Возможно, надо загадать, что именно ты хочешь увидеть? Задать параметры поиска? Девочка задумалась, перебирая в голове разные варианты. Найти, найти… Кого же ей надо найти? Изображение замигало и вдруг «включилось», словно экран монитора.

Уже через секунду оно снова стало белым, но Маруся отчетливо увидела Бунина! Она видела его лицо, и он смотрел на нее. Степан Борисович был жив! Профессор! Думать о профессоре. Увидеть его снова. Еще одна вспышка — и снова лицо. Смотрит прямо в глаза.

Где он? Лицо Бунина стало отдаляться, будто Маруся мысленно масштабировала картинку. Лежит. Лежит на полу, и он связан. Где? Что это за место?

Нужно увидеть все помещение! Комната? Нет… Больше похоже на подвал. Достаточно темно. Сверху электрический свет. Значит, нет окон. Гараж? Дальше. Увидеть еще дальше. Что за дом? Изображение замигало и включилось снова. Маруся увидела дом большой, очень большой дом… Пятиэтажный особняк, окруженный лесом…

Это был дом Нестора.

Маруся очнулась от того, что кто-то больно схватил ее за плечи. Она раскрыла глаза и удивленно посмотрела на Носова.

— Отпусти!

Носов убрал руки.

— Ты свихнулся?

— Я испугался.

— Чего?

— Ты не отвечала и выглядела так, будто умерла.

— Как умерла? Сидя, что ли?

— Да ну тебя!

Носов выглядел совсем расстроенным. Маруся потерла виски — голова болела и немного шумело в ушах.

— Вон твой японец, явился не запылился…

Маруся обернулась.

Юки стоял у соседнего столика и мило беседовал с каким-то парнем с накладной бородой.

Вот так вот встретил знакомого? Или познакомился уже сейчас? Хоть бы подошел и поздоровался для приличия…

Словно услышав Марусины мысли, Юки повернул голову, посмотрел в их сторону и подмигнул, а незнакомый парень запрыгнул на стол, скинул с себя мантию и начал танцевать. Юки засмеялся и подошел к Марусе.

— Привет, — поздоровалась с ним Маруся по-русски.

Юки показал ей на уши и вопросительно поднял брови.

— Забыла, — улыбнулась Маруся.

Юки полез в карман и протянул ей микродинамики. Маруся послушно вставила их в уши.

— Ты так разоришь меня, — засмеялся Юки.

Настроение у него было отличное.

Он кивнул Носову и сел за столик.

— Что это за парень? — спросила Маруся, показывая на танцующего мага.

Юки пожал плечами.

— Впервые вижу. Не удержался, хотел проверить твой предмет.

— Ты приказал ему станцевать на столе?

— Первое, что пришло в голову!

Посетители кафе заметно оживились и начали аплодировать танцору. Маруся посмотрела на Носова. Тот был мрачнее тучи.

— Чего ты дуешься?

— Не люблю цирк.

— Не будь занудой!

Юки протянул ей руку со сжатым кулаком. Видимо, в нем был тот самый Гордеевский орел. Маруся протянула ему ладонь, но Футикома покачал головой.

— Сначала ты!

— Теперь я должна тебя слушаться, да? — усмехнулась Маруся.

Она полезла в карман, вытащила ворона и положила ее на стол перед Юки.

Японец разжал кулак и позволил забрать орла.

— Ну что, все? — нетерпеливо спросил Носов. — Концерт окончен, можем расходиться?

Маруся быстро взглянула на него, потом сжала орла в руках и посмотрела на Юки.

— Отдай мне ворона.

Юки замер в нерешительности.

— Ты что творишь? — громко прошептал Носов.

— Он не нужен тебе, — отчетливо проговорила Маруся, глядя японцу прямо в глаза.

Тот положил ворона на стол.

— Теперь отдай свой предмет.

Маруся не видела Носова, но чувствовала, как он затаил дыхание.

Юки полез в карман и достал из него змейку, которая кусала себя за хвост.

— Я верну. Мне нужно на время… Отдай, пожалуйста.

Ёсиюки положил змею рядом с вороном.

Маруся сгребла все предметы и встала из-за стола.

— Я напишу тебе. Не обижайся, — Маруся погладила Юки по руке. — Уходим, — сказала она уже Носову.

— Я не понимаю…

— Быстро!

Она схватила приятеля за руку и потащила из кафе.

Юки в задумчивости проводил их взглядом, потом взял из тарелки плюшку, вздохнул и начал есть.

 

14

Такси мчалось в сторону аэропорта. Марусе было плохо: тело ломило, живот крутило, тошнило, и сильно разболелись глаза. Сразу три предмета в кармане — это не шутка.

— Ты просто убиваешь меня! — Носова аж трясло от возмущения.

— Чем я тебя убиваю?

— Так нечестно! У нас был договор. И он выполнил условия.

— Я все верну.

— Ты ничем не отличаешься от охотников!

— Я же никого не убила…

— Зато отняла обманом!

— Так было нужно.

— Я думал, он тебе нравится, ты так улыбалась ему все время, строила глазки, а сама обвела вокруг пальца…

— Мне нужны эти предметы.

— Ну конечно! Кому ж они не нужны!

— Я видела Бунина.

— Что?

— Видела профессора. Когда «умерла» там, за столом, как ты выразился.

— Не понял…

— Профессор жив. Я подумала о нем и увидела Бунина. Этот предмет показывает все, что ты хочешь. Это медиум!

Носов окаменел, переваривая информацию.

— Профессор где-то в подвале или в гараже… Я толком не рассмотрела… Но я знаю место, где его держат.

— И где же?

— В загородном доме Нестора.

— Ох… — только и смог выдохнуть Носов.

— Теперь понятно, зачем мне понадобились предметы?

Носов кивнул.

— Сейчас ты вернешься в Нижний и расскажешь обо всем ребятам…

— Что значит ты?

— Это значит, что ты летишь один, а я пока проберусь в логово нашего «дракона». Думаю, мне есть о чем с ним поговорить.

— Нет, нет, нет, нет… — заверещал Носов. — Я не пущу тебя одну!

Маруся улыбнулась, и это было последним, что Носов успел увидеть.

 

15

До этого момента Маруся ни разу не задумывалась о том, как происходит перемещение. Что при этом чувствуешь, сколько оно занимает времени и, если это длится дольше секунды, то успеваешь ли ты что-нибудь рассмотреть? Впрочем, она и сейчас не смогла об этом подумать, потому что, когда открыла глаза, то находилась уже внутри полутемного помещения с серыми стенами.

Профессор лежал на полу и будто бы спал. Из его груди вырывалось страшное свистящее дыхание. Маруся подбежала к нему и опустилась рядом. Бунин приоткрыл глаза.

— Маруся? — еле слышно прошептал он.

— Я вытащу вас отсюда…

Маруся попыталась развязать веревки. Бунин застонал.

— Больно?

Он сжал зубы. Марусе стало не по себе. Судя по всему, он испытывал нечеловеческие страдания. Его лицо покрылось испариной и по всему телу пробежала дрожь. В таком состоянии идти профессор не мог. Значит, вытащить его будет не так-то просто…

Что делать? Ждать, пока Носов долетит до Нижнего и позовет на помощь? Бред! Чем они смогут помочь, когда тут полный дом охраны? Кстати, охрана… Можно было бы использовать дар убеждения и заставить их вывезти профессора в безопасное место…

Узел поддался, и Маруся быстро высвободила руки Бунина. Они упали на пол, словно ватные. Казалось, будто у профессора переломаны все кости… Девушка поежилась. В таком состоянии его лучше не транспортировать. Оставалось только одно.

— Потерпите минуту! — прошептала Маруся и вытащила из кармана ворона и орла. Она зажмурилась и мгновенно исчезла.

Перед ней была широкая спина начальника охраны. Один ее вид внушал ужас. Страшно, но бояться некогда. Маруся быстро постучала охранника по плечу и, как только он развернулся, посмотрела в глаза.

— Говорите, Нестор сейчас дома?

— Нет, он уехал в…

— Не важно! Помогите мне вытащить из подвала человека, которого вы там держите.

На это было дико смотреть, но гигантский двухметровый мужик послушно двинулся по коридору в сторону лестницы. Маруся побежала следом, не сводя глаз с его затылка, будто держала под прицелом. Они спустились на нижний этаж и остановились у двери. Охранник поднес руку к замку — тот жалобно пискнул, и дверь отползла в сторону.

— Осторожно возьмите его на руки.

Громила наклонился, легко подхватил профессора и встал перед Марусей, ожидая следующих указаний.

— А теперь мне нужна машина, — распорядилась Маруся. — Самая быстрая из всех, что у вас есть.

 

16

Никогда еще она не управляла таким роскошным автомобилем. Он был дороже, быстрее и мощнее, чем Марусин. Да что уж там — он был единственный в своем роде, собранный на заказ, и Маруся никогда даже не мечтала увидеть его вживую — только фотографии в интернете и фантастические слухи в разделе сплетен. Нестор явно не жалел денег на игрушки…

О чем опять она думает?

На карте мигала заданная метка — ближайшая больница. С такой скоростью ехать до нее было всего ничего.

Профессор молчал, возможно, спал, а может, потерял сознание от болевого шока. Как он еще держался? Или Нестор специально поддерживал в нем жизнь, чтобы продолжать допросы?

Последний поворот… Маруся сбавила газ, чтобы не влететь в ворота. Томительное ожидание, пока освободится проезд. Изумленные лица зевак: пялятся на машину.

Длинное белое здание, каменные львы с разинутой пастью у подъезда. Маруся выпрыгнула из машины и побежала по ступенькам.

— У меня в машине человек, — закричала Маруся, едва распахнулись двери. — Быстрее, он умирает!

Девушки в голубых комбинезонах засуетились у стойки, отдавая команды санитарам, и практически мгновенно в зале появились люди с больничной каталкой.

— Он там! — Маруся указала на машину. — Только аккуратно!

Маруся смотрела, как Бунина вытащили из машины. Теперь можно было выдохнуть — она сделала все, что могла. И это был хороший поступок.

 

17

Надо же — задремала, и сама не заметила. Маруся протерла глаза и потянулась. В больничном коридоре было тихо, и даже персонал передвигался бесшумно, словно скользя по гладкому полу в мягких тапочках, похожих на балетки. Ребята еще не приехали, хотя она сразу же отправила сообщение Носову. Не получил? Или прошло еще недостаточно времени?

Маруся встала с дивана и заглянула в палату. Никого. Значит, профессора еще не привезли из операционной. Маруся не хотела думать о том, что могла быть и другая причина. Он не может умереть. После того, как она нашла и спасла его, это было бы слишком несправедливо.

Маруся вернулась на место. Ничего не делать было мучительно, но чем себя занять она тоже не представляла. Маруся достала коммуникатор и увидела новое входящее сообщение в папке голосовой почты. Прослушать.

«Нос, это Маруся! Я вытащила Бунина. Координаты больницы во вложении. Жду вас!»

Ну как, как можно быть такой дурой?! Она отправила сообщение Носову на Носовский же коммуникатор, который остался у нее. И как теперь с ним связаться? Найти номер школы и разыскать через администрацию? А может… Да. Скорее всего, в списке контактов будет кто-то из ребят. Позвонить Илье и объяснить.

Маруся пролистнула записную книжку, нашла нужный номер и нажала на кнопку вызова.

Она уже и не надеялась услышать его голос. Каким он будет? Радостным? Или холодным, как в ту последнюю встречу?

— Нос?

— Алло… Илья, это Маруся.

— Маруся? А где Носов?

— Он еще не приехал?

— А должен был?

— Он вылетел в Нижний несколько часов назад…

— Вылетел?

С каждым следующим вопросом голос Ильи был все более удивленным.

— Долго рассказывать, я не поэтому звоню. Илья, я нашла профессора.

— В каком смысле?

— В прямом. Он жив и сейчас находится в операционной. Я сижу тут в больнице…

— Где?

— Я забыла название этой улицы… Ты знаешь, где находится подмосковный дом Нестора?

— Скажи мне адрес больницы.

— Это первая больница в сторону города, если ехать из загородного дома Нестора.

— Черт знает что!

— Да, это черт знает что, и я понимаю, что звучит дико, но я бы очень хотела, чтобы вы все приехали.

Илья не ответил.

— Илья! Ты слышишь меня?

— Надеюсь, это не подстава…

— Найди эту больницу на карте, позвони и спроси сам. Я не вру!

— Хорошо. Тогда жди.

Маруся услышала гудки и отключила коммуникатор. Как же это обидно, когда тебе не верят. Ей снова стало грустно и почему-то в этот момент ужасно захотелось поговорить с кем-нибудь. Но с кем? Прежним друзьям не расскажешь, а новых… Кто остался из новых? Илья и Алиса ненавидят ее, Нос злится, а Юки. Маруся вспомнила про Юки. Она бросила его одного в чужом городе, в то время как парня разыскивает полиция всего мира. Красиво, чего уж там. Но теперь, когда профессор в относительной безопасности, она могла бы вернуть предметы…

Маруся зашла на страничку Юки и обновила блог. Никаких новых сообщений. Да и с чего им там взяться?

— Вы родственница?

Маруся вздрогнула и подняла глаза.

— Что, простите?

— Кем вы ему приходитесь?

Перед ней стоял пожилой мужчина в светло-голубой форме. Видимо, доктор.

— Бунину? Я его ученица.

— Вы можете объяснить, что с ним произошло?

— Боюсь, что нет.

— Боюсь, что придется.

Маруся огляделась по сторонам и увидела двух людей в черных костюмах. Они шли по коридору прямо в ее сторону. Очередные представители службы безопасности и очередное обвинение в убийстве?

— Как он? — быстро спросила Маруся, приглаживая волосы.

— Мы перевезли его в другую клинику.

— Куда?

— Он в Москве.

— Вы смогли что-нибудь сделать?

Доктор оглянулся на мужчин в костюмах, которые подошли так близко, что уже могли слышать их диалог, и молча покачал головой.

— Вы Мария Гумилева? — спросил подошедший мужчина.

— Я.

— Нам нужно задать вам несколько вопросов.

Несколько вопросов, на которые нельзя дать ответ. А значит, — новые проблемы, задержание и звонки папе.

— Вам не нужно задавать мне вопросы, — уверенным голосом сказала Маруся.

Мужчины переглянулись.

— Прошу прощения, но мне придется вас покинуть.

Маруся встала с дивана, подошла к окну, раскрыла ставни и спрыгнула в траву. Конечно, можно было бы перенестись при помощи предмета, но почему-то вся эта магия не доставляла никакого удовольствия. Удобно и невыносимо скучно.

 

18

Маруся ехала по трассе по направлению к Москве. В машине, на которую все обращали внимание, и наверняка уже заявленную в угон. Приключение в Марусином духе.

Она включила музыку на максимальную громкость, чтобы заглушить навязчивый голос в голове. Думать ни о чем не хотелось, но, как это обычно и бывает, чем сильнее отгоняешь мысли, тем наглее они лезут. Профессор, Нестор, папа, Юки, Илья, Нос, больница, предметы.

Прочь! Все прочь!

Освежить голову, дать передышку. Можно петь или просто кричать, мычать, отбивать ритм пальцами по рулю. Или позвонить в Нижний? Предупредить, что профессора перевезли в Москву? Не думать! Проверить, не пришло ли новое сообщение?

Маруся опустила стекла — может, ветер выдует из головы всю эту чушь? Хотелось быть плохой, не переживать, не выдумывать решения. Она не хочет спасать мир, не хочет покорять его, она вообще ничего не хочет.

На мониторе с камеры заднего вида появилась машина черного цвета. И кто-то в ней настойчиво сигнализировал Марусе, — мол, притормози.

Разбежались …

Она дождалась, когда машина поравняется с ней, и вдавила педаль газа. Изображение на мониторе стало резко отдаляться. Кто это — милиция? Люди Нестора? На что они рассчитывают? Что смогут догнать ее? Будут ждать, пока у нее не выгорит бензин и схватят? Пошлют вертолеты со снайпером? Перекроют дорогу? Маруся посмотрела на карту. Через четыре километра справа будет озеро. Она вывернула руль, запрыгала колесами по траве и на полной скорости — в ближайшее дерево!

Маруся вынырнула и схватила ртом воздух. Вот это круто! Перенестись в последнюю секунду в самый центр озера. Ледяная вода и прилипшая к телу одежда. Маруся рассмеялась и обернулась в сторону леса — столб черного дыма и отблески фар сквозь деревья. Ох, Нестор! Прости! Наверное, это была твоя любимая машина!

Маруся быстро добралась до берега, кое-как выжала одежду, не снимая ее. В голове прояснилось. Гнетущие мысли ушли на дно — и сандалии заодно с ними. Не велика потеря.…

— Привет, Маруся!

Девушка отскочила в сторону и замотала головой в поисках источника звука. Слева в метрах трех от нее стояла невысокая миловидная женщина в синем комбинезоне и красных кедах. Скрестив руки на груди, она невозмутимо смотрела на Марусю и улыбалась уголками губ…

Откуда ей известно ее имя?

— Все нормально. Я из той машины, которая ехала за тобой.

Ох! Попалась…

— Все нормально, — повторила женщина. — Я просто хочу тебе сказать, чтобы ты не боялась нас.

— А кто вы?..

— Я? Охотник. Запомни мои слова — охотников бояться не надо. Мы с тобой еще поговорим, когда встретимся в следующий раз… Кстати, там на пригорке, это не твой папа? — женщина указала рукой куда-то за спину Маруси.

Папа? Что ему тут делать?!

Маруся оглянулась, но, разумеется, никого не увидела. А когда снова повернулась к незнакомке, женщина исчезла.

Пора отсюда уходить…

Спустя полчаса Маруся сидела на деревянной скамейке, предусмотрительно установленной добрыми людьми на обочине шоссе.

Можно, конечно, прямо сейчас переместиться домой, в Москву, высохнуть и переодеться. Но встречаться с папой в таком виде Маруся не хотела. Кроме того, придется объяснять, рассказывать и отвечать на неприятные вопросы. Так что уж лучше так — на скамейке у шоссе.

В кармане завибрировал коммуникатор (какое счастье, что современные средства связи и в огне не горят, и в воде не тонут). Маруся вытащила его и посмотрела на экран. Входящий звонок с незнакомого номера.

— Алло?

— Привет, это я.

Носов…

— Ты куда пропал?

— Я не пропал, просто передвигаюсь немного медленней, чем ты. Пришлось купить новый коммуникатор.

Маруся улыбнулась. За то время, пока Носов перелетал из одного города в другой, она успела провернуть столько дел, что на неделю хватит.

— Ты где?

Маруся осмотрелась.

— Сижу на скамейке, загораю…

— А если честно?

— Если честно, то просто жду, когда высохнет одежда.

— Ты серьезно загораешь?

— Могу прислать фотку.

— А как же Нестор… и профессор?

Маруся задумалась.

— Ты там в порядке?

— Найди Илью и передай, чтоб никуда не ехал.

— Куда не ехал?

— Просто найди его и передай. Через десять минут я жду вас в сквере.

— Не понял…

— Школьный сквер через десять минут, — повторила Маруся.

Она нажала на кнопку и выключила коммуникатор. Возвращаться в Нижний не хотелось, но рано или поздно ей все равно пришлось бы объясняться. Маруся закрыла глаза. По крайней мере, есть еще десять минут на отдых.

 

19

На город опускались сумерки. Маруся сидела на той самой скамейке, на которой уснула, когда была здесь последний раз, и снова в мокрой одежде. Откуда-то издалека раздался рев мамонта, и это, конечно, выделяло Зеленый город на фоне других городов, где в это время можно было услышать только мычание коров. Хотя, какие коровы в городе?

В большом прозрачном куполе, который находился прямо напротив, проводили санитарную обработку. Четыре девочки бойко натирали его изнутри обычными тряпками, опрыскивая чем-то вроде средства для мытья стекол.

Вдоль главной аллеи проехал трамвай. Он излучал уютный желтый свет и показался Марусе каким-то неожиданно родным и близким. Похоже, купание в лесном озере было тоже своего рода волшебством: Маруся как будто сменила гнев на милость.

— Привет.

Маруся обернулась на голос. Все трое ребят стояли рядом с ней, но поздоровался только Носов.

— Привет.

Маруся заметила, что Илья как-то нерешительно кивнул. Алиса же принципиально не здоровалась.

— Я уже рассказал все, что знал, пока мы шли… — начал Носов. — Это ничего?

— Ну да…

— Предметы у тебя? — начала свой допрос Алиса.

— Да.

— И как же ты вытащила Бунина? — продолжила Алиса.

— Кстати, я позвонил в больницу, о которой ты сказала, — вступил в разговор Илья. — Его перевезли в Склиф.

— В Склиф? — удивилась Маруся. — Я попросила охранника вытащить Бунина из подвала и дать мне машину, — ответила она Алисе.

— А что с профессором? — спросил Нос.

— С ним все плохо. Похоже, Нестор переломал ему все кости.

Носов сморщился, будто почувствовал боль.

— Я говорила с врачом, но очень быстро… Они не смогли ничего сделать.

— Видимо, поэтому и перевезли в Москву, — предположил Илья.

— Как можно было переломать все кости? — с ужасом спросил Нос.

— Морским коньком, — спокойно ответила Маруся.

— Который он получил от тебя, — не преминула напомнить Алиса.

Маруся пропустила упрек мимо ушей.

— Сейчас надо думать о том, как помочь профессору, а не о том, кто виноват.

— Очень удобная позиция.

— Она права, — неожиданно заступился за Марусю Илья.

— Я ей не верю.

— Во что ты не веришь? — разозлилась Маруся. — Вот с какой стати мне врать?

— Потому что у тебя как-то очень легко все получается. Но только пока почему-то с пользой для Нестора. Зачем ты вообще отдала ему свои предметы?

— Это другой вопрос.

— Но ты на него так и не ответила.

— И не отвечу, — жестко отрубила Маруся. — Я сделала ошибку и пыталась ее исправить. Кстати, хочу вам напомнить, что это я нашла и вытащила Бунина, которого вы все уже похоронили…

— Что толку от того, что ты его нашла и вытащила, если он в коме, и ты не знаешь, как ему помочь.

— Ну, может быть, ты знаешь? Может, попробовать дар убеждения? Сказать ему — встань и иди?

— Хорош ссориться! — прервал девушек Илья. — Неконструктивно.

— Пусть она отдаст предметы и проваливает, — предложила Алиса.

— А что если натравить на Нестора людей? — предложил Носов. — Если ты можешь убеждать…

— Чтобы Нестор поубивал их? Не думаю, что здесь стоит действовать силой.

— Никаких посторонних людей привлекать нельзя, — согласилась Алиса.

— А если пробраться к нему и выкрасть предметы? Как это делал Юки, — снова предложил Нос.

Маруся покачала головой.

— Он наверняка постоянно носит их с собой. После того, как у Нестора появилась саламандра, он может таскать все свои предметы с собой, сколько захочет, без всякого вреда для здоровья…

— Конечно — он здоров! А вот профессор лежит в коме, и современная медицина ничем не может ему помочь…

— Кроме предмета, который есть у Нестора и который невозможно достать, — язвительно добавила Алиса.

— Ну да, — обреченно согласилась Маруся.

— И зачем тогда ты позвала нас? Чтобы рассказать, что все попытки спасти Бунина бессмысленны и бесполезны?

— Просто чтобы рассказать.

— Ну, спасибо за рассказ. Это было очень увлекательно, — Алиса развернулась и пошла по направлению к трамвайной остановке.

Маруся вздохнула и посмотрела на парней.

— А вы что скажете?

Илья пожал плечами.

— У меня пока нет решения. Думаю, надо поехать к Бунину, а там посмотрим.

— Я тоже так думаю, — согласился Носов.

— Ну, тогда я пойду домой, — сказала Маруся и встала со скамейки.

— А почему ты босиком? — не выдержал Илья. — И в мокрой одежде…

— Спасалась от жары, — грустно улыбнулась Маруся.

Она засунула руку в карман, прикоснулась к холодному металлу и исчезла.