Маруся

Волошина Полина

Кульков Евгений

Глава 5. Метаморфозы

 

 

1

На Солянке папа так и не появлялся. Оно и к лучшему. Лишние расспросы сейчас совсем не нужны.

Первым делом надо переодеться. Потом к Клаве за советом: из всех Марусиных знакомых именно она — главный специалист по Нестору. А вдруг поможет.

Хотя нет, сначала перекусить, потом к соседке…

Как же все-таки приятно чувствовать на себе свежий, выглаженный сарафан, а на ногах — мягкие домашние тапочки! Это вам не мохеровый халатик made in China, в котором она бегала по Шанхаю, и не мокрая одежда после водных процедур на окраине Москвы.

Маруся покрутилась у зеркала. Вроде все нормально. Только почему-то на душе неспокойно. Что-то она упустила… Девушка еще раз внимательно осмотрела себя с ног до головы. Глаза! Как же она могла забыть — они снова стали разноцветными. Придется надеть солнечные очки, чтобы не пугать старушку и не провоцировать ее на ненужные расспросы.

А сейчас… Поесть!

Обычно, когда папа уезжал по делам, он демонстративно отключал в холодильнике функцию «заказ продуктов». Дело в том, что пару раз он получал жалобы от службы доставки, сотрудники которой часами топтались у закрытых дверей квартиры, а потом были вынуждены оставлять пакеты с мясом-маслом-молоком у Клавдии Степановны. Конечно! Маруся же не виновата, что голова категорически отказывалась запоминать время визитов курьеров. Не зря же придумали словосочетание «девичья память». Придумали — теперь не обижайтесь.

И хотя продовольственные запасы не обновлялись, в холодильнике все же обнаружился сервелат, а в шкафу — банка маринованных корнишонов и несколько кусочков бородинского хлеба приемлемой свежести. Отличный набор для молниеносной атаки на «червячка», которого необходимо заморить.

Тщательно пережевывая бутерброд вприкуску с маринованным огурцом, Маруся погрузилась в раздумья. Так ли она права, слепо доверяя своим чувствам? За последние дни она умудрилась нарушить все мыслимые статьи уголовного кодекса, пару раз буквально прошлась по «лезвию бритвы», а заодно обрела бессмертие, — и сама же от него отказалась. Бунин вот-вот умрет, новые друзья от нее отвернулись, а летняя практика благополучно провалена.

Бли-и-ин!

Что за дурацкое словечко появилось в ее лексиконе? У Носа, что ли, научилась?

Так. Времени нет. Надо срочно идти к Клаве!

Еще дожевывая остатки бутерброда, Маруся уже трезвонила в соседскую дверь.

— Клавдия Степановна, это я! Откройте, пожалуйста!

Дверь отворилась, и пенсионерка радушно улыбнулась гостье.

— Заходи, заходи. Ты уже вернулась?

— Ага.

Маруся скинула тапочки и буквально влетела в гостиную. Предугадав вопрос старушки, она заявила:

— Кофе буду. С молоком. И побольше.

Клава засуетилась у кофемашины.

— А ты чего в солнечных очках?

— Глаза болят от яркого света — окулист посоветовал пока походить так…

— Ну, понятно. Рассказывай.

Маруся решила не темнить и сразу же перешла к главному:

— Клавдия Степановна. Вы были правы. Нестор — действительно волшебник. И его чудеса — не выдумка, а реальность.

Старушка поставила на столик блюдце и чашечку, подмигнула Марусе и заговорщицки сказала:

— А я тебе говорила — придет время, и ты поверишь в чудо.

— Да, да, Клавдия Степановна, вы как всегда правы. Не могли бы вы мне рассказать о Несторе?

— А что именно тебя интересует?

Маруся сделала глоток кофе и обожгла язык:

— Ой! Меня интересует все.

Клава на секунду задумалась.

— Ну, если все, то тебе точно будет интересно узнать, что Нестор — человек с трагической судьбой. Родился он в конце ХХ века в одном из маленьких городов Западной Украины. Родился на помойке…

— Что?!

— Да — несчастный мальчик. Его мать так и не нашли. Известно только, что, разрешившись от бремени, она бросила ребенка в мусорный бак. И это в тридцатиградусный январский мороз! Так бы и умер наш Нестор, если бы не один замечательный человек. Между прочим, мой коллега, простой учитель истории Петр Анатольевич Тарасов. Просто выносил себе мусор, услышал писк и не побрезговал осмотреть баки. Потом он рассказывал, что сначала грешил было на крыс, но его словно какая-то неведомая сила заставила осмотреться. Видать, Нестор даже еще совсем маленьким умел управлять человеческими эмоциями.

— А он что, и эмоциями управляет?

— Кто ж знает все его возможности… Ну, так вот. Тарасов нашел ребенка и отнес его в больницу. Малыша вымыли, подлечили и решили назвать Нестором в честь главного героя фильма «Большая перемена». Фамилию ему записали — Тарасов, как у спасителя, отчество — Петрович…

Маруся закрыла глаза и попыталась себе представить холодную январскую ночь, грязные баки у обочины и маленький синий живой комочек среди мешков с мусором… Черт! Как же паршиво… Может, он и не виноват, что стал таким?

Каким?

— Про детство и отрочество Нестора мало что известно. Да и сам он не очень-то любит распространяться о тех временах. А самое важное, что определило его дальнейший путь, случилось в 2014 году, когда ему исполнилось 25 лет. Неожиданно он открыл в себе дар лечить безнадежных раковых больных. Потом, в 2015 году, Нестор прилетел в район пакистано-индийского конфликта и сутками напролет лечил людей, получивших смертельную дозу радиации… Тебе интересно?

Маруся преданно посмотрела на Клавдию Степановну и энергично закивала головой.

— Хорошо. Спустя год — в 2017-м, после покушения на президента Северо-Американского Альянса, когда весь мир обсуждал вопрос о том, стоит ли поддерживать жизнь в «растении», которое когда-то управляло конгломератом стран, Нестор прилетел в Вашингтон. Не знаю, как он смог убедить Объединенный конгресс, но спустя пару недель их президент поднялся на ноги, а еще через неделю выступил с обращением к нациям. После этого Тарасов долго болел — примерно год — и не появлялся на публике. Ты тогда еще маленькой была, а я хорошо помню, как собирали деньги на лечение Нестора…

— Я помню.

— Ну, хорошо. После выздоровления его стали активно приглашать на всякие шоу, а правительства каждой мало-мальски заметной страны присуждало Нестору национальные награды. В прошлом году он получил Нобелевскую премию мира за миссионерскую деятельность в зоне ближневосточного конфликта. А сейчас занимается пропагандой здорового образа жизни и помогает всем, кому может.

Маруся саркастически ухмыльнулась.

— Конечно — кому может. Клавдия Степановна, ну вы же прекрасно знаете, что помогает он богатым и знаменитым!

— Ну, не скажи, дорогая. Вот буквально в прошлое воскресенье в шоу обыкновенная женщина из Дагестана привезла своего парализованного сына, и Нестор прямо в студии поднял его на ноги. Так что не говори, если не знаешь…

Обнять и плакать. Нестор — такой прям весь положительный.

— Клавдия Степановна, я не спорю, что он помогает людям. Одно не пойму, если он такой хороший, то почему столько людей его просто ненавидят?

Клава вздохнула.

— Милая, все дело в методах, которые использует Нестор. Они, мягко говоря, далеки от того, с чем привыкла иметь дело традиционная медицина. Но по мне так важен результат, а каким путем он достигнут — не важно. Кроме того, к Нестору «неровно дышит» церковь. Причем в оценке его деятельности и христиане, и мусульмане проявляют редкое единодушие.

— Почему?

— В борьбе за души, милая, не терпят конкуренции… Кстати! Сколько времени-то сейчас?

Маруся достала из кармана сарафана коммуникатор:

— Двадцать три двенадцать.

— Так — осталось восемнадцать минут до начала.

Клава подошла к стене напротив кухонного стола и четко произнесла:

— Визирь, активация. Первый канал. Режим — мягкий. Выполнено.

Ожил экран телевизионной панели. Передавали новости:

— …не оказал сопротивления при аресте. Как сообщил пресс-секретарь департамента криминальной полиции города Нюрнберга Отто Джара, задержанный — ни кто иной, как Ёсиюки Футикома, известный под именем Юки, тот самый, что прославился своими дерзкими похищениями…

Маруся схватилась за голову. Надо же было так облажаться! Юки доверился ей, а она…

На экране замелькали кадры задержания: несмотря на то, что руки вора были стянуты наручниками, а по обе стороны толкались полицейские, Ёсиюки шел уверенно, улыбаясь многочисленным зевакам. Когда Юки поравнялся с камерой, он сложил большие и указательные пальцы в кольцо, потом провел ребром правой ладони по горлу и глумливо ухмыльнулся прямо в камеру.

Намек понят.

Кольцо из пальцев — это, разумеется, змейка, а ладонью по горлу — это…

Дура!

Хотелось заплакать, уткнуться носом в мягкую и теплую жилетку Клавы и рассказать ей обо всем, что случилось в последние дни. Но стоит ли втравливать старушку в эту историю?

Тем временем выпуск новостей подошел к концу, началась реклама.

Клавдия Степановна выглядела оживленной.

— Смотри — скоро начнется.

— Что начнется?

— Сегодня в программе «Говорят» будет Нестор… Визирь, активация. Звук громче. Выполнено.

Наблюдать, как Клава пользовалась голосовым управлением, было почему-то забавно. Сама Маруся предпочитала действовать по старинке — с помощью пульта дистанционного управления. Ей было лень давать прозвище каждому прибору со встроенным ГУ, чтобы, не дай бог, пылесос не отреагировал на призыв, обращенный к кофеварке. А вот соседка, наоборот, с удовольствием пользовалась возможностью «пообщаться» с электронной начинкой своей квартиры. Телевизионную панель она называла Визирем, холодильник — Ледником, а посудомоечную машину — Золушкой.

На экране затараторил известный телеведущий: «Друзья! Не переключайтесь! Ровно в двадцать три тридцать в этой студии мы встречаем самого человечного человека современности — целителя Нестора!» Камера отъехала назад и показала за спиной ведущего огромный зал, забитый народом. Толпа бесновалась: вот визжат какие-то дамочки, вот степенный дяденька теребит в руках четки и истово молится, вот две бабульки размахивают портретом своего кумира.

А где-то там сейчас умирает Бунин, которого он покалечил…

Решение пришло неожиданно. Маруся вскочила:

— Клавдия Степановна, спасибо вам за рассказ, но мне надо уходить. Извините, дело очень важное.

Клава с умилением смотрела на экран и даже не обернулась в ее сторону.

— Хорошо, деточка. Дверь прикрой за собой, пожалуйста.

Маруся выбежала из соседской квартиры и молниеносно влетела в свою. Посмотрела в зеркало — сойдет! Только вот вместо тапочек что-нибудь более подходящее. Кеды сто лет шнуровать, но тут уж ничего не поделаешь — переморщусь.

Что еще? Да — самое главное!

Девочка схватила сумку и достала из бокового кармана три фигурки. Потом зажмурилась и представила лицо Нестора.

 

2

Нестор лежал на диване, ел виноград и читал журнал со своей фотографией на обложке. Маруся огляделась — судя по обстановке, она оказалась в гримерке телецентра, где целитель дожидался начала эфира.

Заметив, что он не один, Нестор оторвался от текста и невозмутимо посмотрел на девушку, как будто ничего необычного не произошло. Окинув Марусю взглядом с головы до ног, он лениво перевернул страницу и продолжил чтение.

Маруся даже растерялась от такого холодного приема.

— Виноград хочешь? — спросил Нестор, не поднимая глаз.

— Я пришла поговорить.

— Ну, говори.

— Может, вы пока отвлечетесь от чтения?

Марусю стало раздражать это подчеркнутое равнодушие.

Нестор закрыл журнал, сел и внимательно посмотрел на девушку.

— Что вы сделали с профессором?

— Не поверишь, но я тоже пытался с ним поговорить.

— И раздробили все кости?

Нестор пожал плечами.

— Он был плохим собеседником.

Маруся постаралась сдержаться. Нестор пытался вывести ее из себя, и у него это неплохо получалось. Главное — не терять самообладание.

— Я так понимаю, что у тебя уже есть два предмета? — улыбнулся Нестор.

— Три, — поправила Маруся.

— Даже так? И что, сама все достала?

— Сама.

— Да, ты талант!

— Я не…

— Тогда в машине, — перебил ее Нестор, — я сказал, что у меня были планы на счет тебя, которые изменились после некоторых наблюдений…

Нестор оторвал пару ягод от виноградной грозди.

— Так вот, я хотел забрать тебя к себе. У меня нет своей команды, как у Бунина. Есть некоторое количество людей, которые работают на меня, но это нанятые люди. Среди них нет верных делу. Никто не будет жертвовать собой ради меня или ради… большой идеи. В тебе сочетается сразу много качеств, которые могли бы быть полезны. Но при этом есть один недостаток, который перечеркивает все эти достоинства.

Нестор закинул ягоды в рот и медленно прожевал. Казалось, будто он тянет время или таким образом играет на нервах Маруси.

— Знаешь, какой это недостаток?

Маруся ничего не ответила.

— Тебе не интересно? Ты — первый человек, который добровольно отказался от предметов! Надо сказать, я был просто поражен, когда это произошло. Ты думаешь о мальчиках, о том, как бы повеселее провести время, о еде, о чем угодно, но вся эта история не только не занимает тебя — она тебя раздражает. Ты не хочешь быть особенной. Притом, что ты особенная. Не хочешь чувствовать себя героем, не хочешь завоевывать, добиваться каких-то целей. И поэтому ты не боец.

— А какая цель у вас?

— Это неважно. Но она есть. Когда у человека есть цель, он знает что ему делать. А ты этого не знаешь!

— Я хочу спасти Бунина.

— Зачем?

— Как зачем?

— Ты знаешь его? Знаешь, что это за человек? Ты знаешь, какая у него цель?

— Один раз я уже послушалась вас…

— И что?

— И теперь исправляю последствия.

— Какие последствия, Маруся? Откуда ты знаешь, кто на какой стороне? Кто плюс, а кто минус?

— Это очевидно! Когда вы рассказывали о Бунине, вы обманули меня.

— Предметы, которые у тебя сейчас… Как ты их достала?

Нестор бил по самым болевым точкам. В цель.

— Тебе приходилось обманывать, не так ли?

Маруся не отвечала, но обо всем можно было прочитать по ее лицу.

— Тебе приходилось поступать некрасиво, но у тебя была цель. И ради достижения этой цели у тебя получалось договариваться с совестью.

Нестор был прав. Прав абсолютно во всем…

— Теперь скажи, плохая ты или хорошая? Как можно оценить это, не зная цели? И как ты можешь оценивать меня и Бунина, не зная нас?

— Вы пытали его.

— И ты опять-таки не знаешь, зачем.

— Это само по себе ужасно.

— Люди часто совершают ужасные поступки. Или ты думаешь, что причинять физические страдания более жестоко, чем душевные?

— Я…

— Что ты сейчас делаешь?

— В смысле?

— Вот сейчас. В данную минуту. Что ты делаешь?

— Разговариваю…

— В то время, как профессор умирает…

— Но…

— Ты ведь пришла, чтобы спасти его. Так?

— Да.

— И вместо этого ты стоишь и разговариваешь.

Нестор набрасывался, больно задевая каждым словом.

— У тебя в кармане есть дар убеждения. Он ведь есть у тебя, правда?

— Откуда вы знаете?

— Иначе бы ты не пришла.

— Вы снова следите за мной?

— На этот раз я следил за Гордеевым. Про то, что дар у тебя, я догадался несколько минут назад.

— Как вы могли догадаться?

— Почему ты не используешь его? — внезапно перешел на крик Нестор. — Почему ты сразу не приказала мне вернуть предметы? Почему даже сейчас ты продолжаешь слушать меня, вместо того чтобы действовать?!

Самообладание таяло на глазах, и на его месте разрастался очередной приступ бессилия и отчаяния. Игра в «кошки-мышки», где Маруся — всего лишь маленькое серое существо рядом с опасным хищником.

Почему он не боится ее? Почему пытается разозлить? Блефует? Или уверен, что успеет размазать ее по стенке быстрее, чем она засунет руку в карман? Как в старом кино про ковбоев. И неизвестно, кто первым воспользуется своим оружием, чья реакция будет быстрее, и за кем останется последнее слово.

— Давай!

Маруся достала орла и сжала его в кулаке…

Раздался стук. Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась голова — довольно-таки симпатичная голова — с широко распахнутыми голубыми глазами, аккуратным розовым ротиком и пышными рыжими локонами.

— Ой! — пискнула голова, заметив Марусю. — Простите, Нестор Петрович! Но вам пора в студию. Через три минуты начинаем.

Нестор обворожительно улыбнулся в ответ и сказал:

— Да, Ниночка. Уже иду.

Дверь закрылась, и Нестор резко развернулся к Марусе.

— Сейчас нет времени разговаривать, продолжим при следующей встрече. Догадываюсь, зачем ты здесь, поэтому надеюсь, что тебе хватит ума не лезть под камеры. Хотя… — он на секунду замолчал. — Вряд ли ты меня послушаешь.

Нестор опустил руку в карман. Маруся открыла рот, чтобы дать целителю команду остановиться…

— На, возьми. Если не передумаешь, хотя бы воспользуйся ей.

На протянутой ладони лежала… бабочка.

— Бери, бери. Не усложняй ситуацию отказом. Просто представь себе человека, в которого хочешь перевоплотиться. Предмет все сделает сам.

Маруся решила не спорить…

 

3

Когда Маруся вошла в зал, где проходила съемка, тысячи звуков заставили ее на мгновение оглохнуть. Нейтрализаторы шума работали на все 100 процентов, и зрители, которые смотрели прямой эфир дома на экранах телевизионных панелей, вряд ли предполагали, какой гул стоит в студии. Услышать, что говорил ведущий, было нереально. Впрочем, толпу это вряд ли беспокоило, они видели своего кумира, чувствовали его близость, и этого им было вполне достаточно.

Маруся огляделась. Взоры толпы были направлены в центр зала, где на белом диване восседал Нестор (в круглых зеленых очках, разумеется) и улыбался в ответ на хвалебные оды ведущего шоу.

Заболела голова. Значит, количество предметов достигло критической массы. Все-таки общая сила «волшебного квартета», покоившегося в ее кармане, — это уже не шуточки. Немцу хватило одного ворона, чтобы умереть, а у нее кроме птички еще три «зверушки». Но пока надо потерпеть…

Маруся попыталась вспомнить все, что она знала о съемках подобных ток-шоу. Программа только началась, значит, очень скоро ведущий позволит нескольким зрителям в зале задать вопросы главному герою. Скорее всего, их заготовили заранее, а «авторов» тщательно отбирали. Но даже если это и не так, то количество желающих вступить в диалог с кумиром в этой студии слишком велико. Так что шанса нет. Или?..

Распихивая людей локтями, Маруся добралась до выхода из зала. У дверей стояли два сотрудника Службы безопасности «Останкино». Девушка достала из кармана орла и обратилась к одному из них:

— Мне надо знать, где сидит редактор программы, который дает указания ведущему.

Охранник растерянно захлопал ресницами, но тут в разговор вступил второй:

— Редакторы выше этажом, прямо над нами. Они следят за программой из стеклянной будки.

— Спасибо…

Маруся вышла из зала и огляделась. Слева в нескольких метрах от нее стояли сотрудники местной СБ в униформе и несколько телохранителей Нестора в черных костюмах. Одного она узнала — это был тот самый громила, который помог ей вынести Бунина из подвала.

Маруся резко развернулась спиной к бодигардам — авось не обратят на нее внимания.

— Девушка, постойте.

Черт!

Маруся замерла на месте, но не обернулась. Спиной она почувствовала — к ней кто-то приближается.

— Извините, что беспокою. Вы здесь работаете?

Справа от нее стоял один из телохранителей Нестора. Его Маруся точно прежде не видела, иначе бы запомнила — красивое, еще мальчишеское лицо, широкие голубые глаза и безупречная жемчужная улыбка.

Маруся сжала в ладони орла и постаралась максимально спокойно ответить:

— Да, я здесь работаю. Редактором. Мне надо подняться на этаж выше.

— Хорошо. Я могу вас проводить?

— А вы знаете, куда идти?

— Разумеется — мы тут не в первый раз.

Маруся расслабилась и пожала плечами — что ж, пусть проводит.

Красавчик отвернулся и что-то тихо сказал. Судя по всему не ей, а своим коллегам (интересно, где же они все-таки прячут микрофоны?). Компания охранников весело заржала.

Ну-ну…

— Пойдемте.

Телохранитель шел на полшага впереди, что позволило Марусе избежать импровизаций в поисках редакторской. Он действительно знал, куда идти.

— Вы давно работаете в «Останкино»? Я вас прежде здесь не видел.

— А что, должны были?

— Мы у вас почти каждую неделю бываем. Только к Андрею Николаевичу в «Говорите» в третий раз за два месяца приезжаем.

К Андрею Николаевичу? Кто это? А… Наверное, ведущий шоу!

— Да, я здесь недавно — раньше в… Сочи работала.

— Понятно. Мы, кстати, пришли — вам сюда.

Охранник остановился и указал на дверь с табличкой «Говорят».

Девушка кивнула. Красавчик еще раз улыбнулся, развернулся и ушел.

Маруся вошла. В кабинете, большую часть которого занимали огромное панорамное окно и мониторы, спиной к двери сидела девушка и что-то тихо говорила в микрофон.

Маруся кашлянула. Редактор оторвала взгляд от монитора и вопросительно посмотрела на нее:

— У вас есть прямая связь с Андреем Николаевичем?

Девушка утвердительно кивнула. Орел по-прежнему работал на пятерку.

— Как вас зовут?

— Юлиана.

— Когда начнется ближайший рекламный блок?

— Через полторы минуты.

— Хорошо. Продолжайте работать.

Маруся присела на свободный стул у стола редактора и посмотрела в окно.

Внизу шла запись программы. Нестор уже поднялся с дивана и, стоя на краю сцены, размахивал поднятыми руками из стороны в сторону. Вслед за ним руками махал и весь зал. Маруся вспомнила, как однажды на религиоведении им показывали запись собрания какой-то тоталитарной секты — очень похоже. Те же лица, тот же пастырь.

— Пять, четыре, три, — начала обратный отсчет Юлиана, — два, один. Реклама!

Маруся встала и подошла к девушке.

— Соедините меня с Андреем Николаевичем.

Редактор уступила место Марусе и протянула ей наушник с микрофоном.

— Вы меня слышите?

Где-то внизу ведущий шоу энергично замотал головой. Слышит. И подчиняется.

— Сразу после рекламы вы объявите, что в студию приехала гостья. Приехала она специально, чтобы поговорить с Нестором. Ясно?

Кивок головой.

— Зовут гостью… м-м-м Соня! Она ассистент знаменитого ученого Степана Бунина, который сейчас лежит в Склифе, и ему очень нужна помощь. Помочь может только Нестор. Слышите — только Нестор. Вы должны дать гостье возможность высказаться и обязательно, подчеркиваю — обязательно, поддержать все, что она скажет. Ваша задача — заставить Нестора выполнить просьбу Сони. Ясно?

Андрей Николаевич снова кивнул. Понятливый.

— Справку о Бунине вам сейчас подготовит Юлиана.

Маруся вернула наушник девушке, написала на листике имя и фамилию профессора.

— Найдите в сети информацию о Бунине. А сейчас отвернитесь.

Юлиана послушно повернулась спиной к Марусе и застучала пальцами по экрану компьютера.

Орел отправился в карман «отдыхать», а «на волю» была выпущена бабочка. Маруся повертела ее в руках, потом закрыла глаза и попыталась вспомнить Соню из Зеленого города…

Странно — никаких ощущений. Вообще! Может, бабочка не работает? Или она что-то не так сделала?

Маруся постояла с закрытыми глазами еще около минуты, потом не выдержала — открыла… Боже мой! Руки, ноги, грудь, тело — все было чужое! Маруся схватилась за волосы — они стали гораздо мягче и пышнее.

— Э-э-э — пробормотала Маруся и ее передернуло. Сомнений нет: это тот самый тихий и приятный голос Сони.

Девочка оглянулась вокруг в поисках зеркала. Увы, кажется, Юлиану не очень-то заботила ее внешность. Придется довериться собственным ощущениям.

Странно, что сарафан, белье и кеды не изменились. А ведь когда Нестор превращался из Маруси в себя любимого, у него трансформировалась и одежда. Видимо, для работы с бабочкой требовался навык.

К счастью, комплекция Сони не сильно отличалась от Марусиной. Разве что кеды стали на размер больше, а сарафан заканчивался не на коленках, а гораздо выше. Гораздо…

Маруся сделала шаг, и никакой существенной разницы не почувствовала. Она словно как и прежде оставалась в своем теле, только теперь ее одели в неощутимый скафандр, который полностью изменил внешность.

Теперь — срочно в студию. Через минуту она, точнее — Соня, станет звездой.

 

4

На табло над диваном, где восседали Андрей Николаевич и Нестор Петрович, вспыхнула команда «Внимание!», а спустя несколько секунд ее сменила надпись «Аплодисменты!». Зал взорвался от рукоплесканий.

Ведущий манерно выставил правое плечо вперед и заговорил:

— Это снова программа «Говорите». Напоминаю, сегодня у нас в гостях знаменитый целитель, лауреат Нобелевской премии мира и мой близкий друг Нестор. Но прежде, чем я снова передам ему слово, хочу рассказать вам о событии, которое лично меня потрясло до глубины души…

Маруся внимательно следила за Нестором. Спокоен, как танк!

Андрей Николаевич сделал скорбное лицо и, выдержав необходимую паузу, продолжил:

— Знаменитый на весь мир российский ученый, историк, археолог и основатель научного городка для одаренных подростков — Зеленый город — Степан Борисович Бунин вчера попал в автокатастрофу…

Маруся вздрогнула. Ничего себе поворот! Значит, официальная версия, озвученная в сети, такая. Сказали бы еще — попал под дорожный каток, что, учитывая степень ранений профессора, было бы недалеко от истины.

— Сейчас Степан Борисович в тяжелейшем состоянии находится в реанимации Института скорой помощи имени Николая Склифосовского. Повторю — в тяжелейшем состоянии. Врачи уже расписались в собственном бессилии и способны лишь поддерживать жизнь в организме великого ученого. Единственный человек, который может помочь профессору Бунину, — это наш сегодняшний гость!

На табло вновь засветилась надпись «Аплодисменты!». Бурные овации.

— А к нам на программу пришла коллега и помощница Степана Борисовича — Софья. Встречайте!

На негнущихся ногах Маруся прошествовала к сцене. Зрители расступались перед ней: кто-то одобрительно похлопывал девушку по плечу, другие сочувственно кивали, а одна женщина сунула ей в руки букет цветов и сказала: «Попроси его!»

Какие все-таки люди хорошие…

Ведущий помог Марусе подняться на сцену и усадил рядом с собой.

— У вас есть уникальный шанс попросить помощи у самого Нестора. Уверен, он не откажет и обязательно спасет вашего коллегу и руководителя.

Нестор сидел вполоборота. За зелеными стеклами очков Маруся не видела его глаз, но была уверена, что он смотрит именно на нее. Целитель молчал.

— Ну, что же ты? — простодушно прошептал Андрей Николаевич. — Давай.

В студии повисла напряженная тишина. Марусе вдруг показалось, что она слышит, как бьется ее сердце. Чего она боится? Отказа? Что за глупость!

— Вы поможете профессору Бунину?

Нестор по-прежнему безмолвствовал. Улыбался, сидел вполоборота и молчал.

Маруся посмотрела в зал. Сотни глаз сейчас с надеждой, верой и бесконечной любовью смотрели на Нестора. Нет — он не обманет их ожиданий. Она все правильно рассчитала — оконфузиться перед самыми верными поклонниками тщеславный Тарасов не сможет. И просто вынужден будет согласиться.

Нестор поднял правую руку, словно пытаясь призвать онемевшую толпу к тишине. Потом повернулся к Марусе и медленно, будто каждое его слово — бесценный дар, буквально процедил сквозь зубы: «Да. Я спасу его»…

Зал снова взорвался. Люди обнимались и целовались, кричали, визжали и размахивали портретами. На их глазах совершалось очередное волшебство. Они вновь стали свидетелями того, как рожденное на грязной помойке «чудо» в какой уж раз продемонстрировало вершины благородства и человеколюбия. А значит, и у них всех однажды появится шанс на спасение, вне зависимости от воли Бога, пути которого, как известно, неисповедимы… Похоже, не ведая и не желая того, Маруся сегодня значительно улучшила рейтинги Нестора.

Тарасов наклонился к ведущему и что-то сказал. Потом поднялся и направился в сторону выхода. Его сразу же окружило кольцо телохранителей.

Перекрикивая гул толпы, вещал Андрей Николаевич:

— Друзья! Сейчас мы стали свидетелями уникальной ситуации, когда неистовое желание Софьи спасти своего коллегу и наставника меняет мир и историю. И тот, кому природой было суждено умереть, кому современная медицина уже не в силах помочь — БУДЕТ ЖИТЬ!..

Неожиданно Маруся поймала себя на подленькой мысли: а кому она сейчас помогает в большей степени — Бунину или себе? Понятно, что и сам профессор, и Нос, и Алиса и даже Илья, и многие другие вскоре узнают — это она, именно она заставила Нестора спасти Степана Борисовича. А такой поступок — это как индульгенция от ошибок, которые она совершила в последние дни. Разве не так?..

Гнать такие мысли! Сейчас главное — поднять на ноги Бунина, а затем вытащить из тюрьмы Юки. Он, конечно, вор. Но если бы все воры были такими, как этот симпатичный японец, мир бы стал гораздо лучше. А потом… Потом надо найти ответы на вопросы, количество которых в последние дни превысило все мыслимые пределы.

— …и сейчас я вместе с Нестором отправляюсь в Институт скорой помощи имени Склифосовского, чтобы свидетельствовать, я не побоюсь этого слова, о величайшем превосходстве силы человека над законами природы! Пока смотрите выпуск новостей на нашем канале, а через полчаса ждите прямое включение из больницы, где ждет спасения великий русский ученый Степан Бунин. Не переключайтесь! С вами был и остаюсь я — Андрей…

Голова разболелась еще сильнее. Просто невыносимо. Надо срочно отсюда улизнуть. Правда, исчезать вот так, под прицелом десятков камер — не совсем разумно. Надо быстро найти укромное местечко.

Маруся пробивалась через восторженную толпу к выходу и отмахивалась от настойчивых просьб познакомиться. Неожиданно она почувствовала, что ее схватили за руку. Уже приготовившись оттолкнуть наглеца, Маруся увидела, что в нее вцепилась высокая девушка с бейджем «Ассистент режиссера». Она узнала ее — это Ниночка, заходившая в гримерку к Нестору.

— А я вас ищу, Софья. Мы хотим записать с вами большое интервью…

— Извините, вы не подскажете, где здесь туалет?

— Хочу сказать, что вы — очень смелый и добрый человечек. Ваш поступок достоин…

— Извините. Вы не подскажете где туалет?

Выражение лица девушки резко изменилось. Видимо, она не привыкла, что ее лучшие намерения обрывают столь неприличным вопросом. Но она же не знает, что у Маруси-Софьи ОЧЕНЬ сильно болит голова — простительно…

— Я провожу. А когда закончите свои дела, мы пойдем в другую студию на интервью.

Маруся еле поспевала за длинноногой ассистенткой. Наверное, это выглядело очень смешно со стороны. А выглядеть смешно Маруся очень не любила.

Домой! Спать! Срочно!

У дверцы с табличкой «Ж» девушка остановилась. Скрестив руки на груди, она демонстративно отвернулась и нервно застучала носочком туфли по паркетному полу.

— Постарайтесь побыстрее. Вас ждут очень важные люди.

Спешу и падаю.

К счастью, туалет был пуст. Маруся зашла в кабинку и для начала вытащила из кармана бабочку.

Глазки закрыва-а-ай, баю-бай…

Подсматривать за трансформацией не хотелось, поэтому она выдержала минутную паузу, после чего схватила себя за челку. Отлично! Челка была узнаваема на ощупь и чуть длиннее, чем хотелось, значит — своя, родная!

Интересно, а если бы она захотела чуть-чуть увеличить грудь и уменьшить талию — это бы сработало?

Голову вновь пронзила острая боль. Хватит фантазировать!.. Маруся поменяла бабочку на змейку и, закрыв глаза, представила свою уютную кровать, мягкую подушку и теплый плед…

 

5

Носовский коммуникатор трезвонил так, что хотелось взять его и со всего маху запустить об стенку. Маруся пошарила рукой, но, увы, она же сама вчера специально положила его подальше от кровати. Пока дойдешь до стола, пока вспомнишь код из тринадцати цифр, пока его наберешь (будильник иначе не выключался), весь сон благополучно улетучится.

Предусмотрительная, блин!

Совершив все необходимые манипуляции и заставив будильник замолчать, Маруся просмотрела список пропущенных звонков. Один скрытый номер, два неизвестных и новый номер Носа. Папа, к счастью, не звонил. Хотя откуда он может знать, что ее старый коммуникатор где-то в Шанхае, а новый она еще не подключила.

Маруся сладко потянулась, попутно размышляя, кому позвонить в первую очередь. Хотелось, конечно, набрать номер Ильи. Но сейчас правильней будет позвонить Носу.

— Алло.

— Маруся! Ты где пропала?

— Я тоже рада тебя слышать…

— Ты не поверишь! Знаешь, кто вчера приехал в Склиф к Бунину?

— Знаю — Нестор.

— Откуда? Тоже телик смотрела?

— Нет — я спала. Просто это я его попросила.

— Что?

— Я попросила Нестора спасти Бунина.

— Не понял… — Носов засопел в трубку. — Погоди. В сети пишут, что это Соня, ассистент профессора, пришла на эфир к Нестору и попросила его спасти Бунина. Да и на видео она.

— Все верно. Только это не Соня, а я.

— Как это?..

— Долго рассказывать. Потом как-нибудь… Что там с Буниным, он выздоровел?

— Ловлю на слове, что расскажешь. Ты этому у Степана Борисыча научилась, что ли… Ну, ладно-ладно. Профессор в порядке. Нестор приехал вчера около полуночи. С ним телевизионщики. Его сразу же, представляешь, провели в реанимацию к Степану Борисычу. Мы с Ильей пытались прорваться в палату, но нас не пустили.

— И что в итоге?

— В итоге Нестор пробыл здесь до семи утра. После сеанса сам он идти не смог, два амбала-телохранителя дотащили его до лимузина. А профессор где-то час назад пришел в себя и потребовал десяток сырых яиц, представляешь?! Об этом уже, кстати, сюжет по телеку и в сети прошел.

— Представляю… Вы видели Бунина?

— Да, нас на минуту пустили к нему. Его уже перевели из реанимации в обычную палату. Профессор в полном порядке, шутит, раздает интервью, передает всем привет и требует от врачей, чтобы его отпустили в Зеленый город.

— Супер!

— Угу. А врачи в шоке. Они не верят, что за несколько часов Нестор смог восстановить такой процент костной ткани… Слушай, а как ты Нестора-то заставила?

— Потом расскажу. Вы еще в Москве?

— Нет, только что в Нижний приехали. Профессор дал нам поручение кое-что подготовить к его возвращению. Думаю, если врачи сегодня не отпустят его домой, он там всю больницу разнесет. Так что будем ждать его здесь.

— Понятно… Хо-ро-шо. Я тоже сегодня буду у вас. Пока-пока.

— Пока.

Вот и славно. Вот и хорошо. Значит, Нестор не обманул.

Маруся посмотрела на часы. Ого! Уже полвторого. Надо решить, что сделать в первую очередь. Что там по плану? Освободить Юки? Проведать Бунина? Влюбить в себя Илью? Разобраться со своей инопланетной ДНК? Спасти мир?

Как же все-таки хорошо, что все наконец-то закончилось! Теперь главное — вернуть всем их предметы. Юки — змейку, Гордееву — орла, ворона — можно отдать профессору или оставить себе, бабочку… хм. Бабочку надо бы вернуть Нестору. Все-таки целитель выполнил свое обещание и, скорее всего, рассчитывает на встречу.

Пискнул коммуникатор. Входящее сообщение: «Маруся, я знаю, что этот номер теперь твой. Позвони мне. Надо встретиться. Жду. Н.»

Ну, вот — на ловца и зверь. Правда, кто из нас кто — не понятно.

Если буду прятаться, значит, зверь — я…

Маруся нажала на вызов абонента, приславшего сообщение:

— Привет.

— Привет. Спасибо за Бунина.

— Спасибо за то, что я его поломал, или за то, что собрал?

— Не смешно…

— А я и не смеюсь. У тебя есть кое-что принадлежащее мне. Ты планируешь мне вернуть предмет?

— Планирую.

— Тогда жду тебя через пятнадцать минут. У себя в загородном доме, откуда ты утащила Бунина.

— Буду через полчаса…

Маруся отключила коммуникатор.

 

6

Удивительно. Нестор по-прежнему лежал, ел виноград и читал все тот же журнал. Он что, всегда так досуг проводит?

— Привет.

— Да, вроде здоровались уже, — Нестор явно был в хорошем расположении духа. А ведь, как говорил Нос, еще каких-то семь часов назад его обессиленного тащили на плечах два телохранителя. — Ты — молодец. Прости, недооценивал тебя.

— Я присяду? — Маруся кивнула в сторону кресла.

— Да, конечно! Извини, что сам не догадался предложить, — целитель кинул журнал на столик, который стоял рядом с диваном, и встал. — Садись… Молодец, что воспользовалась бабочкой. Тебе понравилось? Голова не болит?

Марусе хотелось нахамить, но она сдержалась:

— Да, было любопытно. А голова уже не болит.

— Ты смотри, все-таки четыре предмета — это очень опасно. И я не шучу.

— Я знаю, вчера почувствовала… Да, возвращаю вам ваш предмет, мне чужого не надо.

Она достала бабочку и протянула ее Нестору. Целитель улыбнулся, подошел и взял кусочек металла с Марусиной ладони.

— Нет, ты определенно молодец. Теперь у меня, кстати, больше предметов, чем у тебя — пять. Правда, мне головная боль не грозит, верно?

— Верно, — Маруся нахмурилась. — Вы же завладели моей саламандрой. Обманом… А почему пять? Должно быть четыре предмета.

Нестор ухмыльнулся.

— Сейчас покажу, — он подошел к журнальному столику у дивана, взял с него небольшую шкатулку, открыл и положил в нее бабочку.

— Смотри.

В шкатулке на атласной подушечке лежали: скарабей, ящерка, конек Чена, бабочка и… спрут

— Вы украли у Бунина спрута?!

— Почему же сразу украл. Он сам мне его отдал. Правда, сначала не хотел, но потом понял, что выбора у него нет. Я бы не смог им воспользоваться, если бы Бунин не отдал мне его добровольно. Таков Кодекс…

— Кодекс?

— Не важно, — похоже, Нестор понял, что сболтнул лишнее.

— Выходит, вы ради этого предмета покалечили профессора?!

— Что ты! Это, так сказать, приятное дополнение. Нет, причины и следствия нашей встречи с Буниным гораздо прозаичней, — Нестор поставил шкатулку обратно на столик и задумчиво почесал подбородок, словно сомневаясь, стоит ли продолжать. — Я совсем не хочу, чтобы ты стала непосредственной участницей грядущих событий. С другой стороны, Бунин уже впутал тебя в эту историю…

— О чем вы?

— Маруся, ты меня удивляешь! За последние несколько дней ты узнала о существовании предметов, которые делают человека могущественным. Ты чуть не погибла, причем не один раз. Кроме того, ты узнала, что являешься потомком инопланетян, что вряд ли порадует пятнадцатилетнюю девочку…

— Мне четырнадцать.

— Тем более! И ты считаешь, что Бунин тебя ни во что не впутал?

Спорить с Нестором не хотелось. Да и не было смысла. Тем более что он начал говорить, а значит, есть шанс получить ответы на вопросы, которые ей не давали покоя после возвращения из Сочи… Может, воспользоваться орлом?..

— Вы мне расскажете?

— Нет, — Нестор вздохнул. — И не надейся, что тебе поможет предмет Гордеева.

Маруся вздрогнула. Он что — мысли читает? Или это так очевидно? И почему «не поможет»? Опять блеф? Или нет?..

— Рассказывать тебе я ничего не буду, — продолжил Нестор. — А вот совет дам.

Маруся на всякий случай опустила руку в карман и нащупала орла со змейкой.

— Совет мой такой: во-первых, ты не должна отдавать Бунину свои предметы. Во-вторых, сделай все, чтобы никогда больше не встречаться с этим человеком. В-третьих…

Нестор снова взял шкатулку в руки, открыл и достал из него саламандру.

— …я возвращаю тебе твой предмет.

Что?!

Маруся от удивления не могла вымолвить ни слова. Получить обратно бессмертие оказалось гораздо легче, чем она думала!

— Но как?.. Не понимаю…

— А что тут понимать? Ты мне вернула бабочку, я возвращаю тебе саламандру. Она тебе нужнее, чем мне. Только с ней ты сможешь защитить себя и своих близких.

Странно… Может, это ловушка?

Не выпуская правую руку из кармана, Маруся встала и подошла к Нестору. Внимательно следя за его руками, она взяла левой рукой ящерку из шкатулки и быстро попятилась назад.

Нестор не шелохнулся. Он улыбался и смотрел на Марусю — глаза в глаза.

— Я очень надеюсь, что ты меня послушаешь. Возможно, ты…

Маруся решила больше не испытывать судьбу. Она зажмурилась и мысленно прошептала: «Солянка»…

Несколько секунд Нестор смотрел на место, где только что стояла Маруся. Потом откинул голову назад и от души рассмеялся. «А все идет по плану», — напел он припев полузабытой песни и улегся на диван. Все получилось именно так, как он и планировал.

 

7

И снова, здравствуйте!

Маруся покрутила головой — в квартире ничего не изменилось. Честно говоря, она предполагала, что пока ее здесь не было, Нестор пришлет охранников обыскать квартиру на Солянке. Ошиблась.

Маруся присела на кровать и достала из кармана предметы. Отложив в сторону позаимствованных «зверушек», она взяла в руки саламандру. Обмана нет — это действительно ее ящерка. Пальцы снова почувствовали знакомый холод.

Как же это понимать? Почему Нестор так легко расстался с бессмертием?.. Еще один вопрос без ответа? Или очередная игра, правил которой она не знает?..

Будем надеяться, профессор сможет ей помочь ответить на этот вопрос и на множество других.

Маруся взглянула на часы. Прежде, чем переместиться в Склиф и встретиться со Степаном Борисовичем, надо сделать пару важных звонков. Любой деловой обед уже должен был закончиться, а для «файв-о-клок» время еще не наступило, — значит, пора позвонить родителю.

— Алло, пап, привет. Говорить можешь?

— Привет, дорогая!

— Па, как же я соскучилась…

— Я тоже. И, кстати, что это за номер, почему не знаю?

— Пап, я опять потеряла коммуникатор, а этот мне одолжил товарищ. Но я обещаю, что сегодня же подключу новый аппарат.

— Не страшно, я уже привык… как ты там?

— Скучно. Лекции, практические занятия, уроки… Ты же знаешь, я не очень люблю учиться.

— Дочь, у нас что, сегодня День Честности? Ты мне это брось.

— Чего бросить? Быть честной?

— Хорош ловить меня на словах! Я только что имел трехчасовую беседу с одним не самым приятным коллегой из Южного полушария и, честно говоря, слегка подустал от его попыток манипулирования.

— Прости, пап. Обещаю больше не жаловаться на учебу.

— Вот это правильно. Как говорил один небезызвестный романтик — «учиться, учиться и еще раз учиться».

— А ты когда приедешь?

— Ну, к твоему дню рождения буду. Уже и подарок тебе купил.

— Ой! А какой? Расскажи…

— Терпение, мой юный друг, всему свое время… Ладно, солнце, мне уже пора. У тебя же вроде бы практика заканчивается?

— Ага.

— Ну, как доберешься до Москвы, — позвони.

— Хорошо, пап. Целую тебя через океан.

— И я тебя. Будь умницей.

Врать родителям нехорошо. Но иногда им лучше не знать всю правду.

Надо сделать еще один звонок.

— Алло, Нос! Ну, что там у вас?

— Все отлично! Как я и предполагал, как только мы с Ильей ушли, профессор поставил на уши всю больницу. Врачам пришлось сдаться. Он в Зеленом городе. Где-то час назад прилетел. Почти сразу после нас. Я уже даже с ним пообщался, правда, только по коммуникатору.

— Поняла.

— Кстати, видел Соню. Она в шоке: ее все благодарят и поздравляют, а она не понимает, что происходит. Ты бы поскорей прилетала, чтобы объяснить…

— Нос, я скоро буду. Не торопи события…

Маруся запустила в коммуникаторе поисковик. Надо посмотреть, есть ли в новостях сообщения о Бунине и Несторе, вдруг кто-то из журналюг докопался до истинных причин травм профессора. Чисто гипотетически, ведь может быть так, что кто-то из «Комсомолки» или «МК» тоже владеет предметом? Каким-нибудь даром узнавать правду.

К сожалению, все, что нашлось в сети, касалось исключительно вчерашнего эфира и последующего выезда целителя в Склиф. Большинство газет и информационных порталов вообще не стали расписывать очередной подвиг Нестора. Сайты обсуждали лунную экспедицию, состояние здоровья клона Джона (малыш вчера сделал свой первый шаг), прорыв в расшифровке языка дельфинов и запуск пилотируемого «Клипера» с космодрома «Восточный» в Амурской области. Похоже, чудеса перестали быть чем-то сенсационным.

Значит, надо переместиться в Зеленый город, повидать Бунина. Быть может, он будет разговорчивее Нестора.

Маруся сложила предметы обратно в карман, предусмотрительно оставив змейку, закрыла глаза и представила профессора…

 

8

В этой комнате Маруся прежде не была. Напоминает бункер — окон нет, на железной двери массивные засовы и все вокруг такое невзрачное, с каким-то милитаристским оттенком. В одном углу — огромный металлический стеллаж с множеством маленьких ящичков, подписанных непонятными значками. В другом углу — профессор, который сидел за небольшим столом и лихорадочно листал пухлую папку. Он настолько был увлечен этим процессом, что не заметил Марусю.

— Профессор…

Степан Борисович вздрогнул и слишком резко повернулся в сторону Маруси. Судя по всему, скоропалительное сращивание костей не прошло для него даром. Лицо исказила гримаса боли, он застонал и откинулся обратно в кресло.

— Сидите, сидите, Степан Борисович!

Бунин отдышался и наконец-то улыбнулся.

— О, девочка! Ты делаешь успехи! Носов мне уже звонил и немного рассказал о ваших приключениях. Твое появление здесь — это, наверное, результат действия змейки?

— Да, — Маруся улыбнулась в ответ — она была очень рада видеть профессора в добром здравии. — А где это мы?

— Ты еще многого не знаешь про Зеленый город, в нем немало потайных уголков. И мы в одном из них… Ты прости старика.

Маруся взяла его за руку.

— Это вы меня простите…

— Не вини себя. Все мы лишь игрушки и заложники ситуации. Предметы — вот кто корректирует наши действия. Нам остается лишь догадываться об их истинных намерениях… Но не будем о грустном. У тебя, наверное, ко мне много вопросов?

— Очень много! Больше, чем когда-либо было.

Профессор прикрыл глаза:

— Ошибаешься. Когда тебе было три года, вопросы так и сыпались из тебя.

Как это?

— Вы что… знали меня раньше?

— Знал. И тебя, и твоего папу, и… твою маму.

— Вы знали маму?!

В глазах защипало, а в висках снова застучало. На мгновение Марусе даже показалось, что она сейчас потеряет сознание.

— Да, милая, нам о многом еще предстоит поговорить. Но прежде я хочу услышать о твоих предметах.

Маруся полезла в карман, и положила на колени профессора первый — ворона.

— Очень интересно, — профессор взял птицу в руки. — Это значит тот самый ворон, что был у учителя географии?

Маруся кивнула.

— Как же он тебе его отдал?

— Он умер неделю назад. А я случайно обнаружила предмет у внучки Генриха. Наверное, мы сможем оставить его себе… Или должны вернуть?

— Посмотрим, — ответил профессор. — Что там у тебя еще есть? Жажду увидеть змею, которая кусает себя за хвост. Прежде я видел ее только на картинках.

Маруся достала предмет Юки и положила его рядом с вороном.

— Этот предмет надо как можно скорее вернуть владельцу. Иначе он попадет в беду… Точнее — он уже в нее попал благодаря мне.

— Не переживай.

— Я обманом завладела его предметом, и мне очень стыдно…

— Что сделано — то сделано. В любом случае, эта змея очень нам помогла, — профессор взял предмет в руки. — Я, кстати, припоминаю, что в Нюрнберге, где, если не врут новости, арестовали японского вора — да, да… я и об этом уже знаю — у меня живет старый приятель — археолог. И вроде он дружен с тамошним мэром. Думаю, мы сможем передать твоему Ёсиюки его предмет.

— Было бы здорово! — у Маруси отлегло от души. Конечно же, надо просто передать Юки его змейку, и он благополучно исчезнет.

— А поможет нам в этом орел, верно? — продолжил Бунин.

Маруся кивнула и достала предмет Гордеева. Профессор взял орла и внимательно осмотрел со всех сторон.

— Да, но его тоже желательно вернуть владельцу — Борису Гордееву…

— Конечно, конечно, — успокоил ее профессор. Он не выпускал орла из рук и, похоже, о чем-то задумался.

У Маруси как-то неприятно кольнуло под ложечкой. Такое чувство, что прямо сейчас начнется очередной приступ паники. Авось, обойдется… Она засунула руку в карман, чтобы порадовать профессора возвращением саламандры…

— Конечно, конечно, — повторил Бунин и посмотрел на Марусю. — А пока… Пока ты должна убить своего отца.

— Хорошо, — ответила Маруся и крепко сжала в руке ящерку…