Никто не знает, откуда появилась обоюдная неприязнь русских и «лиц кавказской национальности». Может быть, она существовала на генетическом уровне, временно приглушенная искусственным столетним перемирием. Скорее всего, неприязнь эта подсознательная. Только война раздула ее до небывалых высот. Мало кто помнит и точно знает, когда началась война и из-за чего, но зато о ее последствиях красноречиво говорят руины домов и незаживающие душевные раны людей, пострадавших от рук террористов. Контртеррористическая операция может продолжаться бесконечно, пока один народ не уничтожит другой. Злые взгляды, скрываемые под занавесью лицемерных улыбок, чувствует каждый русский, приезжая в Чечню, и каждый русский понимает, что в своей стране попал в чужой мир. Мир чужой культуры, чужого языка, чужого быта и обычаев. Здесь чужое все, и люди, видя незваных гостей из окон своего закрытого для европейцев мира, стараются спрятать свои истинные лица и сердца. Те, кто приезжал сюда на танках, прилетал на вертолетах, все равно бы их не поняли, да они и не стремились понять. Что может понять ракетчик или танкист, безжалостно выпускающий груду смертоносного железа в село, откуда по разведданным доносились выстрелы? Что может понять солдат, вошедший в обстрелянный с воздуха населенный пункт, выискивая спрятавшихся боевиков? И как могут объяснить отрезанные головы своих однополчан российские солдаты? Как они могут воспринять дикость Шариатского суда? И почему до сих пор об этом не задумывались те, кто на протяжении десятилетия пытается вершить судьбами двух этих народов, сталкивая мировоззрения в кровавых перестрелках и войсковых операциях?

Холодное гостеприимство Грозного Филатов и капитан ФСБ Сергей Зеленцов почувствовали сразу, выйдя из здания вокзала.

– Поздравляю вас, сэр Филатов, – прокомментировал Зеленцов, – вы вновь вернулись в места боевой славы.

– Прекрати паясничать, – одернул его Юрий.

– Ладно тебе, – махнул рукой Сергей и приставил ее ко лбу, закрываясь от палящего солнца. – Что-то нас никто не встречает, а шеф вроде бы звонил.

Тут же, словно услышав реплику, к ним подошел молодой человек в летней рубашке:

– Товарищ капитан? – обратился он к Филатову.

– Нет, – покачал головой Зеленцов, – товарищ капитан это я, а это товарищ старший лейтенант запаса.

– Лейтенант Бисяев, управление МВД. Мне сообщили о вас. Сейчас поедем в гостиницу. Машина ждет.

– Бисяев? – удивился Сергей. – Знакомая фамилия.

– Фамилия вора-рецидивиста по кличке Копченый.

– «Место встречи изменить нельзя», – догадался Зеленцов.

– Точно, – подтвердил лейтенант, открывая дверь черной «Волги», – его Куравлев играл. Каждый спрашивает: «Где я твою фамилию слышал»? Я уже устал объяснять. Мне и в управлении прозвище Копченый дали.

Машина отправилась по улицам города, которые привлекли внимание гостей.

– Удивляетесь? – спросил Бисяев. – По ящику другую картинку видели? Так то телевизор. Вы заметили, что сейчас о Грозном нигде не пишут? Потому что писать не о чем. Мы тут словно на Марсе живем или в Хиросиме после взрыва.

– Кошмар, – удивлялся Зеленцов, – я первый раз в городе...

– А я коренной его житель, – продолжал Бисяев, – вот были бы вы тут до войны. Красота, зелень, благоухание!

– А во время войны где был? – поинтересовался Филатов.

– В первую еще срочную служил. В танковых войсках, правда, в России, слава богу. А во вторую уже здесь, только в Хасавъюрте. А вот недавно сюда перевели.

– Доволен? – спросил Зеленцов.

– Как сказать? Хорошо вернуться домой, но плохо, когда дом не узнать. Здорово его русские снаряды покрошили...

Филатов резко поднял глаза, и, поймав его взгляд в зеркале заднего вида, лейтенант осекся.

– Вот мы и приехали, – сообщил он. – В гостинице вам заказаны пятый и шестой номера на втором этаже.

– Спасибо, коллега, – поблагодарил Зеленцов, – мы оставим вещи и тут же направимся в управление.

– К которому часу прислать машину? – поинтересовался Бисяев.

– Давай сразу после обеда.

– Отлично, – сказал лейтенант и, высадив пассажиров, уехал.

– Вот тебе и коллега, – со злостью буркнул Филатов.

– А что ты хочешь? Он же чеченец. И потом, мент.

Они вошли в типовой номер, где расположился Зеленцов.

– Ну что, – спросил Филатов, присаживаясь на кровать, – какой у нас план, господин контрразведчик?

Сергей подошел к окну, задернул штору и присел на маленький стул напротив Филатова.

– Я собираюсь в управление МВД. Они должны были дать информацию по поводу этого Шевцова и по месторождению, освоенному «Black Gold». Правда, что-то тянут с ответом.

– После сегодняшнего заявления этого лейтенанта я вообще удивляюсь, как они вас не послали. Наверняка у них общие дела с бизнесменами-нефтяниками. Варятся-то в одном котле.

– Вообще-то о чем-то подобном мы с Соловьевым думали, поэтому придется нам самим поработать. Проследить за контактами Шевцова, нанести визит в эту фирму...

– И совершить ряд других противозаконных действий в рамках закона, – с улыбкой на лице перебил его Юрий, которому предложение пришлось по вкусу.

– Ну а ты о чем помышляешь?

– Если говорить об официальных визитах, то загляну к господину Халипову в «Грознефтегаз». Этот дядька занимается внешней политикой компании. Минин уже связался с ним, попросил навести справки.

– Не забывай, что вашим тоже нельзя полностью доверять. Елена говорила, что и среди них есть немало ребят, способных нагадить «Роснефти».

– Знаю, – вздохнул Филатов, – но все-таки визит нанести надо. Даже если нас направят по ложному следу, мы будем знать, за кем вести наблюдение.

Как и обещал лейтенант, после обеда к гостинице подошла машина и, глядя из окна на стоявшую у подъезда «Волгу», Зеленцов предложил Филатову проехать вместе с ним. Они спустились вниз, сели в машину, и опытный водитель домчал их в центр, где находились два нужных гостям здания: Министерства внутренних дел и «Грознефтегаза».

Отметив командировочный лист в канцелярии, Зеленцов сразу отправился к начальнику управления.

Пожилой чеченец, занимавший довольно высокий пост в Министерстве внутренних дел Чечни полковник Алу Зелимханович Талипов встретил Сергея прохладно, разговаривал сдержанно, в официально-деловом стиле. В их разговоре чувствовалась не только разница в возрасте и национальности, но и проскальзывала непримиримая вражда милиции к органам госбезопасности.

Конечно, Зеленцов с большим удовольствием работал бы со своими коллегами из ФСБ, но в Чечне дело обстояло несколько иначе. Сразу после официального окончания второй войны Москва встала перед выбором: или отдать власть русским, или передать ее в руки самих чеченцев, закрыв глаза на богатый послужной список того или иного полевого командира, переодевшегося из камуфляжа в штатское и пошедшего на службу к бывшему врагу – Москве. В результате долгого раздумья, Кремль все же занял сторону чеченцев, издав указ о передаче всех полномочий по борьбе с терроризмом в Чечне от ФСБ к МВД, то есть фактически в руки местной милиции. Таким образом, в Чечне произошел тот парадокс, когда Министерство внутренних дел стало заниматься делами, которые издавна вели органы государственной безопасности.

– К сожалению, пока данных на «Black Gold» в полном объеме представить не можем, – ледяным тоном говорил Талипов. – До конца комплекс оперативных мероприятий наши сотрудники не провели. Я вообще не понимаю, почему такая спешка?

– Товарищ полковник, похитили человека, сегодня мы получили данные о том, что Шевцов выставил требование: подписать контракт...

– Послушайте, капитан, я уже говорил по телефону с вашим начальником. Не распускайте сопли! У вас одно похищение, а у меня нет недели, чтобы люди не пропадали. У вас боевики в городе – это ЧП, а у меня повседневная реальность. Вы не сравнивайте свои объемы с нашими. Поэтому, как только у нас появится информация, мы вам сообщим, а пока можете подключиться к работе сотрудника, который ведет это дело.

Полковник снял трубку телефона.

– Одинцова ко мне, – приказал он.

Через минуту в кабинет вошел мужчина крепкого телосложения. Его нижняя челюсть сильно выпирала вперед, как и надбровные дуги, а стрижка «канадка» полностью дополняла картину «терминаторообразного» человека, внешне сильно похожего на Шварценеггера. Чтобы до конца быть похожим на губернатора Калифорнии ему не хватало только роста.

– Вот, капитан Одинцов Сергей Павлович, один из молодых сотрудников в министерстве. Курирует работу по вашему делу, – представил милиционера полковник. – А это Сергей Зеленцов, капитан, заместитель начальника отдела борьбы с организованной преступностью нальчикского ФСБ.

– Очень приятно, – отреагировал Одинцов, пожав коллеге руку.

– Все свободны, – сообщил Талипов, жестом выпроваживая оперативников.

Они вышли из кабинета и, пройдя несколько коридоров, оказались у Одинцова.

– Чай, кофе? – предложил тот.

– Спасибо, я не буду, – вежливо отказался Зеленцов. – Что у вас есть по проверке?

. – Пока замкнутый круг. Комплекс объектов по нашим данным находится в глубине Аргунского ущелья. Официально мы не можем попасть туда без санкции прокуратуры. Прокуратура не дает ее, пока не будет уверена, что там действительно «липа», уж больно серьезное обвинение. Если там действительно есть месторождение, а мы с обыском, то этот Шевцов такой скандал поднимет – мало не покажется.

– А установить слежку за Шевцовым?

– Сергей, вы как будто недавно в нашей системе! Кто ж разрешит следить за ним, когда никаких конкретных материалов на него нет? Вы же знаете, что для слежки выделяются люди, аппаратура. А у нас свои проблемы, только этого не хватает.

– Но теперь есть факт похищения сотрудницы филиала. Мне утром сообщил мой начальник.

– Он и нас обрадовал, – кивнул головой Одинцов, – только ни прямых, ни косвенных доказательств нет. Сообщал Шевцов это через третьих лиц, говорили они намеками. Кроме того, телефонная запись не является доказательством и может быть использована лишь в личных целях. Начальство опять-таки на это не пойдет.

– Так что, получается человека похитили, ультиматум поставили, а доказательств нет?

– Формально да.

– Что же вам нужно?! – разозлился Сергей.

– Только одно: живые свидетели или вещдоки. На поиски заказчиков или исполнителей у нас пока нет ресурсов. Я один, а дел у меня тридцать.

Зеленцов понял, что помощи не дождется, и решил изменить тактику разговора.

– Послушай, коллега, есть такое предложение: я решаю эти вопросы сам, мне никто не мешает, единственное, что прошу, – транспорт. Результат работы совмещаем, идет?

– Согласен, – не раздумывая, ответил Одинцов, явно обрадовавшись такому повороту событий. – Насчет машины я распоряжусь. Вечером к гостинице пригонят зеленого «жигуля», пятерку. И о ходе дела все-таки периодически информируй меня. Лады?

– Лады, – согласился Зеленцов и вышел из кабинета.

Идя по улице к зданию «Грознефтегаза» он размышлял о своем визите к коллегам. Неужели это безразличие или все-таки местные менты сильно повязаны с криминалом? Если это так, то поиски Елены Мининой сильно усложнятся, как, впрочем, и расследование по делу «Black Gold». В этом случае их с Филатовым жизни под угрозой. Он подошел к зданию, где его уже ждал Юрий.

– Ну что у тебя? – спросил тот.

– А, ничего, – махнул рукой Сергей. – Дело стоит на месте, хорошо менты хоть машину дали. А у тебя как?

– Глухо. Этот Халипов типичный говнюк. Зажравшийся местный чиновник, которого давно пора пустить на сало.

– Прекрасная характеристика, – улыбнулся Зеленцов, – ну а конкретно он сказал что-нибудь?

– Сказал, что ничего не знает, что Шевцова проверяли, там все чисто, а мы по непонятной причине задерживаем выгодный контракт.

– То есть еще и на тебя наехал?

– Так точно.

– Ясно, – вздохнул Зеленцов. – На этом наши законные методы закончились.

Золотая ручка двери кабинета Виктора Шевцова опустилась вниз, и глава компании «Black Gold» невольно вздрогнул. Он знал, что в эти минуты к нему в кабинет должен был войти господин Халипов, и даже предупредил секретаршу, чтобы она сразу пропустила его без доклада. Но, находясь, последние дни в постоянном нервном напряжении, он стал замечать за собой чрезмерную раздражительность.

– Дергаетесь? – спросил Халипов, присаживаясь. – Правильно дергаетесь. В городе уже работают ребята из Нальчика. Сегодня ко мне приходил начальник службы безопасности филиала «Роснефти», некто Юрий Алексеевич Филатов.

– И что? – скривив рот, спросил Шевцов.

Халипов удивленно поднял брови:

– Предлагал мне подписаться на газету «Красная звезда»... У тебя что, совсем мозги отключились, господин Шевцов?! – в первый раз за всю историю их совместной работы Эмиль Асланович всерьез вышел из себя и, вопреки своим принципам, перешел на «ты». – О тебе он справки наводил, о фирме твоей. Елену Прекрасную Иван-Царевич ищет. Новая русско-кавказская сказка. И очень уж подозревает, что Кощей это ты.

– Что-то подобное я и ожидал, – пробубнил Шевцов, – надо как-то избавляться от этого парня.

– И что ты предлагаешь? Натравить на него стадо боевиков с гор или найти киллера? У тебя мало проблем, Шевцов? Это в Москве вы могли вместе с вашими «корешами» из команды «Юкоса» беспредельничать – десятком трупов больше, десятком меньше. А тут город маленький, кроме того, наверняка у вас уже на хвосте ФСБ.

– А вы что можете предложить?

– Слишком часто я предлагаю решение. Это будет дорого стоить. Я уже начинаю жалеть, что связался с вами, – Халипов снова перешел на официально-деловой тон. – Во-первых, мы не знаем, один этот товарищ прибыл или с компанией. Я не думаю, что один. И потом, ну уберете вы его, пришлют нового, активизируются правоохранительные органы, и вы еще больше попадете под подозрение.

– Но я не могу допустить, чтобы он работал в городе, – заметил Шевцов.

– Почему?

– Что значит почему. Он наверняка начнет следить за мной, будет трясти все контакты...

– И пусть. Самое главное, что девушка находится у меня, а я вне подозрения. А вы поводите его за нос. Мы же не собираемся убирать эту Минину. Как только договор будет подписан, она вернется домой. Выиграйте время, Виктор Сергеевич. Предупредите исполнителя. Пусть они пустят ищеек по ложному следу.

Доводы Халипова звучали крайне убедительно. Только теперь Шевцов понял, почему тот вызвался ему помочь. Это еще раз доказывало серьезность намерений чеченца пустить азербайджанскую нефть по российскому трубопроводу. На какое-то время Виктору Сергеевичу показалось, что Халипов настолько пропитан ненавистью к русским, что готов поставить на карту деньги, власть и даже свободу. Чем в этом случае Халипов, честный бизнесмен нефтяной компании, отличался от террористов? Возможно, ничем. Более того, ущерб от экономического террора исчисляется гораздо большими потерями, нежели от физического, и если федеральные власти хотели бы покончить с войной, они начали бы «чистку» именно с таких «Халиповых». Возможно, время еще придет, поэтому ему, главе компании «Black Gold», активно помогающей террору, нужно как можно быстрее заканчивать махинации и испаряться в необъятном пространстве земного шара.

Параллельно со стратегией, разрабатываемой преступным сообществом руководства двух нефтяных компаний, вечером того же дня в пятом номере городской гостиницы свой план действий разрабатывали оперативник ФСБ Сергей Зеленцов и Юрий Филатов. Убедившись, что помощи от официальных лиц не поступит, они рассчитывали только на собственные силы.

– Итак, что мы имеем, – упав в кресло, начал «совещание» Зеленцов, с характерным цоканьем открывая банку пива. – Главный подозреваемый – господин Виктор Сергеевич Шевцов, но никаких прямых указаний на него нет, стало быть, официально мы следить за ним не можем. Предлагаю установить слежку неофициальную, дабы достать те самые прямые доказательства.

Филатов прошелся по комнате, по-наполеоновски заложив руки за спину, внимательно выслушал предложение напарника, а затем присел на кровать.

– Хотелось бы чего-то более конкретного. У нас очень мало времени, тем более, если окажется, что твои или мои местные коллеги связаны с Шевцовым.

– Я уверен, что о нашем приезде ему сообщат, – вставил Сергей.

– Тем более. А я могу себе представить, сколько контактов у этого негодяя. Отследить их в два-три дня нереально.

– Значит, надо проникнуть в офис и узнать о них.

– А есть гарантия, что он держит списки на работе, тем более личные?

– Хорошо, что ты предлагаешь?

– Может быть, напрямую «потолковать» с этим типом? – хрустнув пальцами, предложил Филатов.

– Вот сразу видно, что ты не внимательно смотрел классику детективного жанра, – парировал Зеленцов. – Помнишь, что ответил Глеб Жеглов Шарапову, когда тот сделал подобное предложение?

– Нет, – растерялся Юрий.

– Он плюнет тебе в глаза и скажет, что ничего не знает, на лбу у него не написано, что он похититель и т.д.

– Но до этого у меня...

– Дорогой мой, – перебил Филатова Сергей, – то, чем ты занимался, кулаками выбивая признание у подозреваемых, – это весьма топорная работа. Во-первых, это проходит до поры до времени, пока не найдется крепкий орешек. Во-вторых, это можешь себе позволить ты, сыщик-любитель, но не я, сотрудник органов государственной безопасности, сейчас не 37-й год. В-третьих, для официальных доказательств информация, добытая под пытками, не пойдет.

– Ну, о милом обращении в вашей структуре можешь не говорить. Я знаю немало случаев, когда и в наше время вы людям кости дробили, а что касается доказательств, то напишет он чистосердечное признание и все...

Выслушав Юрия, Зеленцов встал, поставил недопитое пиво на подоконник, прошелся вдоль стены, затем снова вернулся в кресло и сурово посмотрел на Филатова.

– Знаешь, в чем проблема наших людей? – обиженно спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил: – В том, что дилетанты лезут рассуждать о вещах, о которых не имеют ни малейшего представления. Каждая кухарка и сантехник у нас разбирается в политике, истории и экономике. Все знают, что нужно делать президенту, как грамотно проводить войсковые операции и кого избивают в «застенках» ФСБ. Раз ты такой умный, надевай васильковые погоны и иди в органы...

Филатов смутился. Он не предполагал, что его фраза вызовет у опера такую реакцию.

– Что касается дробления костей в наших застенках, то лично я о таких фактах ничего не знаю, а если это где-то и присутствует, уверяю, не повсеместно. У вас, обывателей, так. Если один берет взятки, значит, все чекисты и менты взяточники, если один кого-то избил на допросе, значит, все только так признания и получают. Удивительно, что мне приходится говорить с тобой о таких прописных истинах. Ты же бывший военный, офицер. У тебя в части что, дедовщины не было? Или никого из твоих коллег военная прокуратура за криминал не сажала? Позволь не поверить. И ты сам знаешь, как потом от журналистов и солдатских матерей отбиваться, которые из-за двух-трех мудаков всю армию опускают.

Зеленцов сделал паузу, зажмурил глаза, провел по ним ладонью и, немного успокоившись, вернулся к разговору.

– Практика насилия проходит в дешевых боевиках. Вот тебе пример. Раздавишь ты кости Шевцову, подпишет он признание, а потом налетят его адвокаты, снимут показания врачей, и кто потом будет париться на нарах – неизвестно.

– Хорошо, – согласился Филатов, – извини, погорячился я, но что ты конкретно предлагаешь?

– Сейчас у Шевцова в голове, уверен, одна забота – контракт. Значит, встречаться он будет в основном с партнерами, которые, не исключено, его сообщники. Все-таки надо следить за Виктором Сергеевичем.

Рассуждение опера прервал телефонный звонок. Поговорив несколько минут, Сергей, снова обратился к Филатову.

– Ну вот, моя милиция меня бережет, – улыбнулся он.

– Не томи, что там? – поинтересовался Юрий.

– Соловьев попросил начальника убойного отдела, Степанова, ты с ним вчера утром познакомился, чтобы тот связался с местными коллегами. Те должны были сообщать ему, если в их поле зрения попадет что-либо, касающееся «Black Gold».

– И что, попало?

– Час назад арестован главный менеджер компании. У него убийство на бытовой. Сейчас препровожден в СИЗО.

– Оба-на! – воскликнул Филатов, вскакивая с кровати. – Вот это фирмочка! Сплошные уркаганы.

– Вот именно, – Сергей вскочил следом. – По коням. Машина, я смотрю, уже стоит у подъезда, – продолжил он, выглянув в окно.

Грозненские коллеги Зеленцова сдержали свое слово. В дверях напарники столкнулись о водителем «пятерки». Тот, отдав Сергею ключи, удалился, и уже через несколько минут они снова мчались в центр города, на этот раз в городской следственный изолятор.

Пройдя КПП, Зеленцов встретился с дежурным офицером, который, узнав о срочной необходимости вечернего допроса, незамедлительно проводил обоих гостей в камеру.

В четырех стенах маленького каменного мешка на железной скамье, влитой в цементный пол, опустив голову на железный стол, таким же образом прикрепленный к полу, обхватив обеими руками голову, сидел щуплый человек тридцати с лишним лет. Несмотря на презентабельный и аккуратный вид, Глебу Тарасову «светил» второй срок наказания. Первый он получил еще в начале девяностых годов за ряд квартирных краж со взломом. Сейчас следствие устанавливало мотивы убийства, совершенного им в квартире жителя Грозного гражданина Кличко О.М.

Когда на пороге открывшейся двери показалось два человека «в штатском», Тарасов поднял голову и недружелюбно посмотрел на вошедших.

– Оставьте нас, – обратился Зеленцов к охраннику и, когда тот вышел, внимательно посмотрел на задержанного. – Ну что, Глеб, сотрудничать будем? – произнес он, глядя в глаза подозреваемому. – Только давай без кривляний. Мы с этим не молодым, но сильным человеком, – он показал рукой на Филатова, – очень нервные.

– Вы че, ребята, за эту гниду подписываетесь? – спросил Тарасов. – Он же вафля, шестерка! Никогда бы вам бабла не отстегнул. Пацаны, давайте по понятиям...

– Да ты что, Тарасов, – перебил его Зеленцов, – совсем рехнулся? ФСБ от братвы отличить не можешь? Тебе и впрямь на нары пора, на отдых. Запарился ты что-то. Мне твои разборки не нужны, и за что ты сядешь – глубоко до одного места. Я от тебя хочу услышать про дела начальника компании «Black Gold», в которой, похоже, освободилось вакантное место главного менеджера.

Удивленный таким поворотом событий, Тарасов поднял брови, затем сделал безразличное выражение лица.

– А зачем вам дела шефа? И какие именно? – сухо спросил он.

– Может быть, ты что-нибудь слышал о липовом месторождении нефти в Аргунском ущелье, похищении сотрудников «Роснефти»?

– Ни о чем таком я не слышал и вопросы с намеками не понимаю.

– Не понимаешь? – вкрадчиво спросил Зеленцов.

– Тогда, расскажи о связях его. Может быть, твой шеф общался с кем-то подозрительным? Звонки какие-нибудь делал, на встречи ходил?..

– Послушай, начальник, – перебил Сергея Тарасов, – я не пасу шефа, я не сука, так что...

– Погоди, – продолжил Зеленцов, – ты подумай о планах на ближайшие годы. Кто такой Шевцов? Его, может быть, уже завтра не будет, а тебе жить здесь и на зоне, между прочим. Давай так. Ты мне сдаешь контакты начальника, а мы тебе помогаем со сроком.

– Ага, – буркнул Тарасов, приминая разбитую при задержании губу, – ты это знаешь, кому лепи... Все, базар окончен. Без адвоката я с тобой вообще разговаривать не хочу, и потом, вряд ли этот допрос проводится в законном порядке.

Неожиданно до этого стоявший в стороне Филатов резко подошел к Тарасову, одной рукой схватил его за волосы, другой за запястье, поднял допрашиваемого и с силой ударил головой о стол. Затем заломил руку за спину и снова повторил свои действия.

Крича от боли, Тарасов недолго сопротивлялся.

– Ладно-ладно, начальник, – взмолился он, – отпусти! Я, правда, многого не знаю. Скважины действительно нет, но что там за сооружения, я не знаю. Это находится в ведении лично Шевцова. О похищении слышу в первый раз от вас, но если к нему причастен шеф, то на моей памяти он встречался с опером из ОБЭП, Алиевым. Тот известная сволочь, зарабатывает тем, что сводит боевиков с федералами и наоборот. От него можно получить информацию.

Филатов отпустил руку и оттолкнул Тарасова. Тот, отлетев назад, ударился о бетонную стену и осел.

– Слушай, а сам-то на чем попался? – полюбопытствовал Филатов.

– Фраер один нарисовался, на хаты наводил, за которые я сел. Только бабки ему не достались, я их в тайнике держал. Вышел, забрал их, и тут эта гнида меня разыскала. Братву наняла, чтобы меня порешить. Пришлось его первым...

Выйдя из стен СИЗО, довольные напарники отправились к машине.

– И все-таки топорный метод приносит немалые результаты, – с улыбкой прокомментировал Филатов.

– Дикарь, – отрезал Сергей.

Найти майора Алиева и вступить с ним в контакт не составило труда. На следующий день под невинным предлогом опроса всех должностных лиц Зеленцов встретился с опером и, получив банальный ответ «мне об этом ничего не известно» вместе с клятвенным заверением «постараемся из всех сил, окажем содействие», вернулся в машину, стоявшую на противоположной стороне улицы, где за рулем его ждал Филатов.

– Ну что? – спросил он.

– Угадай с трех попыток, – улыбнулся Сергей.

– Наверное, сообщил тебе данные похитителей, заверив, что сейчас вызовет группу захвата, и мы совместными усилиями вернем Лену.

– Что-то вроде того, – ответил Зеленцов, доставая из кармана прибор, напоминающий рацию.

– Ну, «жучка» я смотрю, ты ему подбросить успел, – заметил Филатов.

– Профессия такая, – отвечал Сергей, включая приемник.

Из динамика раздался шум помех, затем писк, и вскоре тишина, шорох бумаги, покашливание и другие признаки человеческой жизнедеятельности.

– Все, работает, – констатировал Зеленцов. – Жаль телефон его прослушать не можем, для этого разрешение вышестоящего начальства нужно.

– А это мы делаем законно? – съязвил Филатов.

– Нет, разумеется, – спокойно отвечал Сергей, – просто поставить «жучок» в кабинете проще, чем подключиться к телефону в ГУВД. С этим я в одиночку не справлюсь.

В этот момент из динамика раздался голос Алиева:

– Аслан, здравствуй, дорогой, я сейчас выезжаю. Встретимся возле вокзала через час.

Затем послышались шаги, хлопок двери и лязганье замка.

– Готов спорить на ящик водки, что сейчас он появится у входа, – сказал Филатов, заводя машину.

– И я даже не буду возражать, – подтвердил Сергей. – Нам сегодня везет.

На глазах напарников Алиев действительно вышел из здания, сел в темно-синий «Лексус» и, выехав с территории стоянки напротив управления, направился в сторону вокзала. Филатов отправился следом. Юрий ехал как никогда аккуратно, периодически меняя позицию в потоке машин, чтобы не дать опытному глазу оперативника обнаружить «хвост».

Вскоре машина майора подъехала к привокзальной площади, и Филатов вынужден был припарковаться на достаточно большом расстоянии от него. Вскоре к машине подошел тот самый чеченец, которого Юрий встретил возле дома Елены. Именно он подходил под описание девушек из косметического салона.

– Я его где-то раньше видел, – сообщил Филатов, – только абсолютно не помню где. Но то, что он был в Нальчике, даю руку на отсечение.

– Интересно, о чем они говорят в машине? – вслух произнес Сергей.

– А ты бы поставил ему «жучок» не в кабинете, а на одежде, – уязвил напарника Филатов.

– Сам бы пошел и поставил, – огрызнулся тот.

Они действительно не догадывались, о чем шел разговор между оперуполномоченным ГУВД и боевиком, ибо, если бы напарники проникли в суть разговора, их дальнейшие действия были бы совсем другими.

– Ты хотел меня обрадовать? – спросил опера Мирабов, садясь в машину.

– Да, – коротко ответил тот, – сегодня на твой счет поступят деньги, как и договаривались... – Алиев сделал короткую паузу.

– Еще что-то? – спросил боевик.

– Шевцов предупредил, что началось расследование.

– Это проблемы заказчика, – отрезал Мирабов. – Я и так выполнил большую работу.

– И, заметь, получил неплохие деньги. За них тебе долго пришлось бы по горам с винтовкой бегать. Одна баба по цене тридцати офицеров. Согласись, курс хороший.

– Что вы от меня хотите? – сухо спросил Мирабов. – Убрать тех, кто ведет следствие?

– Наоборот, – покачал головой Алиев, – заказчик просил потянуть время. Если на тебя кто-то выйдет, пусти его по ложному следу или поиграй в футбол. Отправь ко мне, а там уж я разберусь. В любом случае доплата за риск последует.

– Это все? – спросил Мирабов, открывая дверцу машины.

– Да, – заверил опер.

– Тогда будь спокоен, майор. Я выполню твою просьбу.

Аслан быстро вышел из машины и, перейдя через дорогу, сел в бежевые «Жигули» шестой модели.

– Он и водитель, – прокомментировал Филатов. – Едем за ними. Алиев от нас никуда не денется.

Юрий «сопровождал» боевиков так же аккуратно, как и Алиева, но как только машина выехала из города и свернула на второстепенную дорогу, ситуация усложнилась, поскольку количество машин резко уменьшилось. Водитель Мирабова, глядя в зеркало заднего вида, сразу заметил преследовавшую их машину.

– Нас ведут, – сообщил он. – Оторваться?

– Ни в коем случае. Давай в горы.

Вскоре дорога стала подниматься вверх. Филатов старался казаться незаметным, то отставая, то обгоняя машину боевиков. Однако Юрий и Сергей прекрасно понимали, что на узкой горной трассе, по бокам которой росли высокие деревья, не заметить преследования невозможно.

– Может, плюнем? – спросил Зеленцов. – Я не думаю, что они такие уж лохи.

– Слишком заманчиво, – отвечал Филатов, – приготовь пушку на всякий случай и держи ее в руках.

– Учи ученого, – пробурчал Зеленцов, доставая из внутреннего кармана пистолет «Макарова».

По горно-лесным дорогам они ехали несколько часов, и когда деревья кончились, обе машины выехали на открытую местность. Вскоре за поворотом показался небольшой аул, на окраине которого «Жигули» с боевиками резко затормозили.

– И что теперь? – спросил Филатов. – Продолжаем вести их и заезжаем невинно в деревню или тормозим и допрашиваем?

– Пожалуй, второе, – решил Зеленцов. – Заезжать в аул слишком опасно. Близко к машине тоже не останавливайся. Тормозни метрах в десяти.

Согласившись с Сергеем, Филатов остановился и заранее развернул автомобиль. В ту же минуту им навстречу выехал небольшой микроавтобус и перегородил дорогу.

– Та-ак, – потянул Сергей, – а вот это уже мне не нравится.

Из микроавтобуса вышло около десяти чеченцев примерно одного роста, бородатых, одетых в гражданскую одежду черного цвета. На головах некоторых из них красовались каракулевые шапки. Со стороны могло показаться, что это мирные сельские жители, но наличие в руках каждого из них огнестрельного оружия говорило совсем о другом.

– Смотри, а, мать твою, – взволновался Зеленцов, – к нам идет народный ансамбль песни и пляски с автоматами.

С другой стороны к машине направился Мирабов.

– Спокойно, Серега, – заверил напарника Филатов, – если бы они хотели нас грохнуть – давно бы это сделали. Похоже, чечен поговорить хочет.

В свою очередь оба вышли из машины и, держа в карманах готовое к бою оружие, направились навстречу главарю банды.

– Здравствуй, командир, – произнес Мирабов, подойдя к Филатову. – Вот и встретились, через десять лет.

Только сейчас Юрий узнал того самого полевого командира Аслана Мирабова, с которым вел переговоры капитан Пташук.

– Вот как теперь видимся, – продолжал Мирабов. – Снова, выходит, воевать придется.

– Сейчас времена изменились, – ответил Филатов, – хотя ты как был бандитом, так им и остался.

– Не груби, офицер, – заметил чеченец, – ты сейчас не в том положении. Давай лучше о деле. Ты не меня случайно выслеживал?

– Как ты проницателен, – съерничал Филатов. – Я знаю, что ты похитил в Нальчике девушку. Догадываюсь, сколько тебе заплатили. Меня интересует заказчик.

Мирабов невольно рассмеялся.

– И как ты собираешься получить у меня информацию?

Если честно, я планировал приковать тебя к бамперу машины, вставить тебе в рот ствол пистолета, а между ног просунуть свой десантный нож и медленно отрезать живую плоть.

– Впечатляет, – сделав короткую паузу, ответил Мирабов. – А русские говорят, мы звери. Но ты видишь, что этот номер не пройдет, и в подобную ситуацию вас обоих могу поставить я. Так как же ты хочешь со мной разговаривать?

– Давай рассуждать логически, – предложил Филатов. – Это начальник отдела ФСБ из Москвы, – начал блефовать Юрий, показывая на Зеленцова, – о каждом нашем шаге знают федералы, стало быть, ни убить, ни взять в заложники нас ты не можешь. Кроме того, дела ваши в принципе не важны. Рано или поздно начнется очередная операция и тебе придется уходить. И я думаю, что на отдельных людей можно будет закрыть глаза при общем блокировании района. Подумай. Те, на кого ты работал, тебя же и сдадут, чтобы самим не сесть.

Слова Филатова заставили чеченца задуматься.

– Что ж, – произнес он, – возможно, ты и прав. Я тебе вот что скажу. Я действительно похитил девку, но, привезя ее в Грозный, сдал Алиеву. Вся информация у него.

– Вот сволочь, – выпалил Зеленцов и, развернувшись, направился к машине.

– Спасибо... – поблагодарил боевика Юрий. – Как там тебя?

– Зови меня Аслан, офицер.

Филатов отправился следом за Сергеем к машине и, уже обернувшись, спросил:

– Слушай, а кем ты до войны работал, Аслан?

– Потом договорим, – ответил Мирабов. – Боюсь, это не последняя наша встреча.

Назад машину вел Зеленцов. Встреча с боевиками вывела его из себя, и он не мог не поделиться плохим настроением с Филатовым.

– Черт возьми, нас чуть не расстреляли, и ради чего мы рисковали? Чтобы нас снова вывели на эту вонючку Алиева?

– Притормози, – неожиданно попросил Юрий. – Что-то тут не так, – сказал он, когда машина остановилась. – Неужели этот самонадеянный боевик с десятилетним стажем повелся на мой развод?

– Это вполне реально, – вставил Сергей, – времена сейчас изменились. И он это чувствует.

– И все-таки версию надо отработать до конца... – проговаривая мысль вслух, сказал Филатов.

– Не понял? – спросил Зеленцов.

– Вот что, – предложил Юрий. – Я сейчас выйду и тихонько направлюсь за ними, попробую выйти на лагерь, повожу носом в этом ауле. Вдруг Лена у него в зиндане сидит или где-то в этой деревне? Во всей бутафории мне кажется, что этот Аслан раскрыл одну настоящую вещь – место дислокации. А ты, Серега, поезжай в Грозный и попаси Алиева.

– А как связь будем держать? Тут мобильный не тянет.

– Не пропаду, – заверил Зеленцова Юрий. – Встретимся в гостинице.

Филатов вышел из машины, сравнительно недалеко отъехавшей от аула, и пешком отправился обратно. Как он и ожидал, боевики успели скрыться. Юрий вошел в селение и прошелся по центральной пустынной улице. Навстречу ему не попалось ни одного человека. Изредка до него доносились голоса людей. Филатов шел медленно, озираясь по сторонам. Его не покидало ощущение, что кто-то пристально следит за ним. Офицер переложил пистолет из внутреннего кармана куртки в боковой, подошел к маленькому дому на развилке. Медленно идя по узкой тропе дворика, Филатов прислушивался. В здании кто-то был. Юрий постучал в дверь. Через несколько секунд на пороге показалась пожилая женщина.

– Здравствуйте, – поприветствовал ее Филатов. – А как мне Аслана найти?

– Какого Аслана? – неприветливо спросила она. – У нас в ауле нет Асланов.

– Ну как же, – улыбнулся Юрий, – Аслан с короткой бородой, – неожиданно в голове всплыла фамилия боевика, который в свое время представился ему и ротному. – Мирабов Аслан. Разве вы не знаете такого?

– Не знаем никаких Мирабовых, – грубо ответила женщина, захлопнув дверь.

Филатов медленно отошел от дома, направившись дальше. В этом забытом Аллахом селении не было ни органов государственного управления, ни милиции. Участковый, как и представители райсовета, заглядывают в такие аулы довольно редко, поэтому здесь жизнь протекает вдали от цивилизации. Однако ненависть к русским объединяла жителей этих мест с горожанами, потому что война затрагивала даже самые глухие селения.

Обойдя еще несколько домов, Филатов решил повторно выйти на место встречи и попробовать пойти по свежим следам, оставленным боевиками. Пройдя мимо развалин старого дома, напротив которого стоял автомобиль Мирабова, он оглянулся и замер: из-за стены на него смотрело дуло пистолета и половина человеческого лица. Молниеносно Юрий упал на землю, достав пистолет. Синхронно с этим выстрелил боевик. Через секунду ответный огонь открыл Филатов, попав ему в голову. Едва бывший офицер успел откатиться в укрытие, на том месте, где он лежал, брызнул фонтанчик из песка, взрыхленного автоматной очередью. Юрий осторожно выглянул из-за полуразвалившейся стены. Навстречу ему бежало трое боевиков с автоматами. Недолго думая, он сделал несколько выстрелов в их сторону, уложив двоих. Третий, спрятавшись за выступ дома, открыл огонь. Юрий попытался обойти чеченца с другой стороны, но, выглянув из укрытия, увидел еще пятерых вооруженных людей. Перекатившись на несколько сантиметров вправо, он сделал еще несколько метких выстрелов, и вдруг совсем недалеко от него прогремел взрыв. В глазах у Филатова потемнело, уши заложило, словно ватой. Он выронил пистолет и схватился руками за голову...