Золотой Дракон Империи

Воронкова Ольга Сергеевна

 Эта история началась в далёкой империи Таэр, в мире, где правит магия... и началось всё с рыжеволосой девушки. Так не похожая на остальных, она могла просто сгинуть в глухом озёрном краю, но судьба распорядилась иначе и в ней проснулись силы, природа которых была непонятна, ни самой девушке, ни лучшим магам империи.

 

1 глава.

Погода резко испортилась, едва путники — отец и сын — преодолели корявую горную гряду. То ли из-за красных прожилок в камне, то ли в честь драконов, гряда называлась Пламень. Истинной причины уже никто не помнил и каждый придумывал своё объяснение этому названию. Лишь, обитающие здесь, духи гор знали, что очень давно, когда в этих краях не селились люди, среди красных скал действительно жили драконы. Но однажды они просто снялись с места и улетели в неизвестном направлении. С тех пор драконы живут лишь в местных легендах…

Собираясь в дорогу, отец специально выбрал самое засушливое время, но перебравшись через Пламень, они обнаружили, что погода приготовила сюрприз в виде громадных чёрных туч. Ливень из этих громадин был не менее грандиозным и очень быстро превратил дорогу в чавкающую жижу.

— Ничего, сынок, скоро будет Хиш. Там мы обязательно найдём укрытие от непогоды и горячий обед — решил приободрить отец совсем уж упавшего духом сына.

— Хотелось бы в это верить. — проворчал еле слышно, из-под намокшего капюшона плаща, продрогший отпрыск. Три месяца назад ему исполнилось шестнадцать, и отец подарил ему перстень, принадлежавший когда-то матери мальчика. Она была очень сильной целительницей, но однажды столкнулась с болезнью, против которой оказалась беззащитной… Уже умирая, она завещала мужу, чтобы их сын шёл по пути, который выберет сам, будь то путь целительства или воинское искусство… Если у мальчика всё-таки проявятся магические способности, отец должен будет отдать ему перстень и проводить в Академию, где его научат пользоваться даром, дабы не натворил он по незнанию бед…

Конечно, отец хотел для сына совсем другой судьбы и втайне мечтал, чтобы никаких магических способностей у мальчика не было. Старый воин не хотел, чтобы сын повторил судьбу матери. К его огорчению сын оказался не способен к тяжёлому физическому труду… С рождения слабый и болезненный, он избегал отцовских тренировок, предпочитая им долгие часы за интересной книгой в укромном месте. А в тринадцать лет он впервые применил свои способности, исцелив отцовскую спину одним лишь прикосновением руки… Отцу, знавшему как безрадостна участь мага-самоучки, пришлось рассказать ему всю правду о несчастной матери и, по достижению сыном ученического возраста, они отправились в Академию…

Я была далека от проблем этой парочки и узнала о них немного позже… В это время я мучилась в аду под названием Хиш и выхода из этого ада не видела… Будь они немного другими — начинающий целитель и его отец (пускай старик, но всё же воин) — то вполне возможно смогли бы помочь моей беде… но нет, таких чудес в моей жизни не бывает, как, впрочем, и всего того, что бывает в жизни нормальных людей.

В чём счастье девушки и есть ли оно? Наверное, ответов можно придумать массу, лично мне они не известны (я вообще с понятием счастье мало знакома), но в чём я совершенно уверилась — так это в том, что счастье невозможно найти в Хише…

Хиш — это маленький рыболовный посёлок, в котором прошло всё моё горькое детство… почти пятнадцать мучительно долгих лет взросления рыжеволосой девочки-найдёныша. А нашёл эту девочку рыбак из Гормака, соседней с Хишем деревни, по другую сторону Лучистых озёр… Мне было около трёх лет, и как я оказалась в чужой лодке известно только богам…

Сердобольный мужик принёс голодного ребёнка домой, но сварливая жена была против такого прибавления в семействе и девочку пристроили родственникам в соседнюю деревню. Вот как я и оказалась в Хише… на своё несчастье.

Что было со мной до того, как меня нашёл тот рыбак, я вспомнить не смогла, как ни старалась, но вот то, что было со мной после, хотелось забыть на веки вечные…

Семья, приютившая меня, не делала секрета, что ребёнок приёмный, тем более, я разительно отличалась не только от остальных членов семьи, но и от прочих жителей деревни. Будучи рыжеволосой и зеленоглазой, я была белой вороной на фоне тёмненьких детишек Хиша, за что мне вечно от них доставалось.

Единственным человеком, кто относился ко мне по-человечески, был муж моей опекунши и брат того самого нашедшего меня рыбака — Эвин. Только защитник из него был никакой. Он мог приободрить, заверить, что всё будет хорошо, но никогда не смел сказать своей жене и слова, чтобы помешать очередному наказанию. Я его в этом не винила, но и уважать не могла. Хотя… будь Эвин настоящим главой семейства, он врятли бы мне чем-то помог, так как очень много времени проводил на озере, рыбача или чиня сети.

Я мечтала даже не о друзьях, а о покое и тишине, ведь меня не только дразнили, но и частенько били только за то, что я не такая как все… Став старше, я неоднократно пыталась бежать, но всякий раз меня ловили и возвращали обратно, жестоко наказывая за строптивость, пока однажды и вовсе решили приковать меня на длинную цепь, чтобы я могла и готовить у плиты и подавать еду в трактире принадлежащим моим опекунам…

Я понимала, что не должно быть так. Нужно бежать, как только представится такая возможность… но возможности этой всё не предоставлялось — жители деревни были глухи и слепы к моему несчастью. Когда появлялись чужаки меня и вовсе прятали на кухне… а кроме приезжих я не могла воспользоваться ничьей помощью. В этой проклятой деревне не было ни единой живой души, которая по доброй воле согласилась бы освободить меня…

А ещё у меня были основания опасаться не только за свою жизнь, но и за свою девичью честь, потому как видела, каким взглядом одаривает меня сын хозяйки.

Приходилось идти на всяческие ухищрения и выглядеть невзрачной замарашкой, лишь бы на меня не обращали внимания… Но хитрости с переодеванием действовали на всех, кроме него… он вечно пялился на меня, сидя на кухне или в зале, когда я готовила и подавала еду… а я только и могла, что бояться, зная — за меня заступиться некому…

— Эви! Чего ты стоишь?! Марш на кухню!! — скомандовала моя опекунша — Тильд. А это значило лишь одно — на горизонте появились чужаки…

Ненавижу это имя…

Я с удивлённо захлопала ресницами и с глупым видом уставилась на приёмную матушку.

— Не прикидывайся дурочкой, Эви! Ступай на место! — прикрикнула Тильд, уже не в силах сдерживать раздражение (ещё немного и в ход пойдёт её знаменитая тяжёлая затрещина).

Когда меня только нашли, я пыталась сказать, что меня зовут Эвлиарра, но это было слишком сложным и чужим именем для слуха деревенских жителей и поэтому они решили сократить его до обидного и нелепого Эви. Тильд даже заявила, что своего настоящего имени, я совсем не помню, вот и пыталась выдумать… но она ошибалась, потому что имя — это всё что я помнила из своего прошлого… единственная ниточка, связывающая меня с той, позабытой ещё маленьким ребёнком жизнью. И пусть я не знала, удастся ли мне когда-нибудь узнать, кто я на самом деле и кем были мои родители, но своё имя я запомнила и хранила, как самое драгоценное воспоминание.

Я сделала вид, что испугалась и ринулась на кухню, одновременно задевая деревянную кружку на стойке и роняя её на пол, чтобы протянуть время и увидеть прибывших в Хиш гостей.

Как оказалось, зря я устраивала такой спектакль. Судя по внешности, гостями оказались какие-то местные (наверное, из соседней деревни). Их было двое: невысокий, но крепкий мужчина, с сединой в чёрных волосах и совсем ещё юный мальчик, лет пятнадцати. В их лицах, легко читалось общее сходство, из чего я сделала вывод, что это отец и сын.

И всё же, Тильд повела себя странно, отправив меня на кухню, а через некоторое время и вовсе заперев в своей каморке, для пущей надёжности приковав мои руки к кольцу, вделанному в торец кровати.

Мне не оставалось ничего другого, как лежать, уперев взгляд в потолок, наслаждаясь выдавшимися минутами спокойствия.

Но вдруг дверь в комнату распахнулась, и на пороге возник тот, кого я ждала меньше всего… с мерзкой улыбочкой и вечно жадным огоньком в чёрных глазах, на меня пялился Гис — старший сын Тильд…

— Убирайся, Гис. — я попыталась припугнуть его. — Если твоя матушка узнает, что ты опять ко мне приставал, то кое-кого высекут.

На самом деле всё было ещё нелепей, чем могло показаться с первого взгляда — мамаша Гиса считала, что я плохо влияю на её сыночка и скорее всего, высекли бы именно меня.

— Заткнись. — небрежно отмахнулся он, входя в комнату и закрывая за собой дверь на ключ. — Маме сейчас не до меня. Слишком много посетителей… а значит у нас достаточно времени на всё… Да и к тому же… она думает, что я остался сегодня в домике на озере…

Значит, гадёныш всё спланировал заранее и прокрался сюда, оставшись незамеченным для собственной матери.

Мне не было так страшно, даже тогда когда тот же Гис чуть не утопил меня в Лучистых озёрах. Но тогда он был намного младше и его желания были ещё такими детскими…

Он приблизился ко мне и встал перед кроватью на колени, доставая из-за пояса свой любимый нож…

— Не вздумай орать, а иначе я перережу тебе глотку. — предупредил он и не без удовольствия принялся срезать с меня одежду.

Я понадеялась на то, что он хочет посмотреть, не более того, но видимо ошибалась… Когда на мне, из одежды, остались лишь сапожки, Гис остановился и принялся раздеваться сам…

До боли зажмурив глаза, я прикусила нижнюю губу, чтобы не завыть от отчаянья.

"Неужели меня ждёт вот такая скотская судьба? Где же справедливость? — подумала я с горечью. — Я же не смогу жить после такого!!!"

Сердце подпрыгнуло куда-то к горлу, в котором уже зарождался крик…

"Пусть это будет последним моим криком… и вообще последним, что я сделаю в своей жизни, но так просто я не умру!!" — решила я и в тот самый миг, когда Гис склонился надо мной, выпустила на волю всё, что держала в себе все эти годы — всю боль и обиду… всё что накипело на душе… всю свою самую чёрную нереализованную злость, затаённую на этих жестоких людей…

И родился крик, которого ещё не слышал этот проклятый Хиш…

Я кричала и, казалось, не могла остановиться целую вечность… и даже когда перестала, мне ещё долго чудилось, будто крик остался, пронзая пространство чёрной горестной стрелой…

И когда я, наконец, распахнула свои глаза, то обнаружила, что стало гораздо темнее…

Сколько времени прошло? Может даже я теряла сознание на какое-то время, незнаю… и ничего не понимаю…

Приподнявшись на локтях, я осознала, что свободна, цела и невредима… только голова кружится.

Оковы были буд-то разорваны, а у двери лежал мёртвый парень, из ушей и носа которого ещё сочилась кровь…

Первая моя мысль была вовсе не о том, что же именно произошло, а о том, что сделает со мной Тильд, когда найдёт в моей комнате мёртвого Гиса…

И я бросилась к ящику с одеждой, а в голове билась только одна мысль — бежать, бежать, бежать!.. и эта мысль была не только единственной мыслью, но и единственным правильным решением в этой ситуации. Нужно бежать как можно быстрее и как можно дальше отсюда, покуда хватит сил. И если я не смогу убежать сейчас, то больше никогда не смогу. Меня убьют за Гиса, не задумываясь.

Дрожащими от волнения руками, я открыла ящик и выгребла из него всё его содержимое. Это были старые и по большей части ненужные вещи. В такой одежде не выдашь себя за приличного человека, она не годна для долгого путешествия, но наготу прикроет и то ладно.

Одев мужскую, немного великоватую рубашку, я заправила её в штаны (единственные, что мне удалось отыскать), повязала платок, чтобы не привлекать внимания к отросшим за зиму волосам, и сунула за пояс нож Гиса. Теперь я была относительно готова к побегу.

Подойдя к окну, я осторожно выглянула на улицу. В темноте, царящей там, было трудно что-либо различить (к тому же окно выходило на небольшой дворик и раскидистое дерево), но издалека слышались чьи-то отчаянные крики и стоны умирающих…

Неужели на деревню напали?.. Но кому это могло понадобиться и зачем?.. Ведь Хиш — никогда не представляла интереса ни для захватчиков, ни для обычных разбойников (уж слишком эта деревня была бедна)…

Но тут, среди нормальных человеческих криков, до меня стали доноситься и другие звуки, больше напоминающие рёв, наводящий на мысль о диких животных или монстрах.

Кто-то бы счёл меня бессердечной, но мне было плевать на Хиш и на всех этих людей в том числе. Мне было всё равно кто победит и кто останется в живых. Я хотела лишь одного — воспользоваться ситуацией и сбежать. Мне нечего было жалеть или терять…

Спуститься из окна, не представлялось возможным и прежде всего потому, что кое-кто предусмотрительно заделал этот путь к свободе крепкой деревянной решёткой. И потому мне не оставалось другого выбора, как пробраться через первый этаж мимо Тильд.

Но отперев дверь, я тут же столкнулась нос к носу с тем самым юнцом, что прибыл сегодня в компании с мужчиной. Мальчишка был один и выглядел он растерянным и взволнованным.

— Там… там м-мертвецы… — заикаясь, сообщил он. — Отец попросил позвать кого-нибудь…

— Сожалею, парень, но тут кроме меня больше никого не найдёшь. — уверенно заявила я, настолько занятая своим побегом, что не обратила особого внимания на слова о мертвецах. — Ты мне лучше скажи… там внизу никого нет?

— Нет… а мертвецы…

— Далеко? — осведомилась я, таким тоном, буд-то на деревню каждый день нападают ожившие мертвецы.

— Уже близко. — ответил юноша более уверенно.

— Вот засада. — огорчённо вздохнула я, но вдруг неожиданно для самой себя решила рискнуть и прорваться к конюшне. Во всяком случае, это намного лучше, чем сидеть здесь и покорно ожидать своей участи.

— Кстати, а где хозяева таверны? — спросила я помедлив.

— Когда стало известно, что идут мертвецы, она схватила младших детей и побежала к озеру. — сообщил парнишка, буд-то бы сам сомневаясь в собственных словах.

— Откуда знаешь, что к озеру? — удивилась я.

— Она сказала кому-то из детей, что поплывут на лодке. — развёл руками он.

Я кивнула, удовлетворённая ответом. Видимо, Тильд поверила в то, что Гис остался на озере в домике, где они обычно чинили лодки и сети.

Сбежав по лестнице вниз, я убедилась, что хозяйки и в самом деле нигде нет, а единственная живая душа здесь — это тот самый мужчина — отец мальчика. Он опасливо выглядывал в окно и держал руку на рукояти своего меча. Если в гости и в самом деле пожаловали ожившие мертвецы, то таким оружием их врятли можно будет остановить.

— Неужели вы собрались драться? — спросила я между делом. Я занималась тем, что вскрывала тайник Тильд, находившийся под доской за стойкой. Хозяйка спрятала там не только деньги, но и добротный тёплый плащ, приготовленный в качестве подарка на день рождения любимому сыну.

В кладовую я спускаться не стала, чтобы не терять времени, а просто схватила на кухне то, что первое под руку попалось (а именно хлеб и сушёную рыбу) и, завернув это в чистую тряпицу, взяла с собой.

Старый вояка посмотрел на меня со смесью жалости и осуждения во взгляде: "мала ты ещё и ни в чём не разбираешься", но вслух ничего говорить не стал.

— Погост в Хише большой — общий с Гормаком. И если вам себя не жаль, то подумайте о сыне. — сказала я напоследок и вышла под начинающий противно моросить мелкий дождик.

Оказалось, парень преувеличивает опасность — ходячие трупы были ещё настолько далеки, что можно было убежать не только на лошади, но и пешком. Но я решила, что буду полной идиоткой, если не заберу кобылу хозяев…

Я посмотрела вглубь деревни и увидела, что часть домов уже занялось пламенем, на фоне которого были видны мечущиеся фигуры не то людей, не то оживших мертвецов. Разглядеть лучше не получалось, мешал дым и гарь, но были слышны человеческие крики и разъярённый рёв нежити.

Отведя взгляд, я пошла к конюшне.

Лошадь тут была всего одна, и мне невероятно повезло, что Тильд не забрала её с собой. Это было вполне объяснимо — хозяйка плохо ладила с этими животными и я никогда не видела её не то что в седле, но и рядом с лошадьми.

Статная вороная красавица так и просилась пустить её с привязи (уж она-то живых мертвецов почуяла ещё до того как они вошли в деревню). Эта лошадь оказалась в деревне совершенно случайно. Какие-то проезжие торговцы решили избавиться от неё, из-за стёртой спины. Они легко согласились выменять её на рыбу и постой у Тильд. Последняя надеялась продать эту лошадку, когда та выздоровеет, в близлежащем от Хиша городке, но её планам так и не суждено было сбыться. Теперь лошадь досталась мне и, думаю, это было справедливо. Ведь именно я ухаживала за раненой ногой, кормила и чистила эту ласковую кобылку.

— Ну что, милая, ты готова?.. — спросила я и с этими словами, легко, буд-то всю жизнь только и ездила на лошадях, взлетела в седло и поскакала вперёд… прочь от Хиша — этого кошмара наяву… прочь от своего несчастного детства… вперёд — в ночь и неизвестность…

— Постой! — вдруг закричали мне в след и, обернувшись, с немалым удивлением обнаружила, что ко мне на своих конях приближаются отец с сыном.

— Ни к чему девушке путешествовать одной в такое неспокойное время, — сказал мужчина. — и если ты не против, мы составим тебе компанию.

— Я вовсе не против. — ответила я, стараясь скрыть удивление. Впервые за всю мою жизнь, кто-то проявил по отношению ко мне дружелюбие. — Но сейчас нам нужно поторопиться, чтобы ничего не случилось.

Он согласно кивнул и пришпорил своего коня, посылая его вперёд, чтобы ехать во главе образовавшегося отряда, как и подобает воину.

Отныне я была свободна, но пока ещё не вполне верила в свою удачу. После долгих лет мучений, я, наконец, получила свободу, двух с виду, благонадёжных спутников и право быть отомщённой.

Я расставалась с Хишем без малейшего сожаления и единственным чувством, занозой засевшим в моём сердце был страх. Я не знала, что произошло сегодня, не могла объяснить и оттого боялась. Мне казалось, что всё это когда-нибудь может повториться снова и прошлое найдёт меня тогда, когда я уже не смогу сбежать… только голос разума шептал мне, что всё кончилось и не вернётся больше никогда, стоит лишь пережить эту ночь, а завтра всё будет по другому… и первые лучи солнца сожгут Хиш дотла. Непонятно откуда, но отчего-то я была уверенна, что мертвецы сгорят (а может лишь хотела в это верить) лишь бы пережить эту ночь…

С приходом темноты, дождь полностью прекратился, и на небе появилась огромная, цвета розового жемчуга Луна. Теперь мы могли спокойно ехать по дороге, ведь главная опасность осталась далеко позади и даже лошади успокоились, словно понимая, что нам уже ничего не грозит.

 

2 глава.

Половину ночи мы провели в седле, но, в конце концов, устали и решили устроить небольшой привал. Кончились поля, и началось лиственное редколесье, где мы нашли подходящую для отдыха поляну и чистый родник. Костёр разжигать не стали, чтобы ненароком не привлекать чьего-то ненужного внимания, а просто выбрали место посуше.

— Отдыхайте, ребята, а я покараулю. — предложил старый воин, но тут подал голос юноша.

— Не нужно, отец, я ведь тоже могу.

— Ах да, ты же у нас юный маг и способен почуять появление врага даже во сне. — по доброму усмехнулся отец и потрепал сына по плечу.

"Он ещё так молод." — подумала я, по-новому посмотрев на юношу. Мне всегда казалось, что магами могут быть только седые старики, умудрённые опытом и имеющие за плечами десятилетия долгой и упорной учёбы. Во всяком случае, так было в тех немудреных сказках, что рассказывала на ночь Тильд своим младшим детям, а мне чудом удавалось подслушать.

— Ты и вправду что-то умеешь? — спросила я, не сдержав любопытства. — Немного умею лечить, вот и всё. — скромно ответил паренёк, а потом добавил. — Остальное у меня плохо получается и мы, едем в Академию в Лавирре, чтобы я смог овладеть своим даром.

— А ты сам этого хочешь? — осторожно поинтересовалась я.

— Спрашиваешь! Да это мечта моего детства!

"Везёт же… — подумала я. — есть мечта, какая-то цель в жизни… у меня — ровным счётом НИЧЕГО. Ни дома, ни маломальского намёка на родных (а безродным в нашем жестоком мире не позавидуешь)… даже мечты и той нет."

Когда я жила в Хише, то мечтала лишь об одном — как можно скорее удрать оттуда, считая, что дальше бы я что-нибудь придумала… но вот она долгожданная свобода, а у меня пока нет планов на то, как распорядиться своей свободой. На ум совершенно ничего не шло. Магией я не владела никакой, а иначе сбежала бы давным-давно…

— Тебя ведь зовут Эви, кажется? — вдруг спросил мальчишка, отчего я чуть не поперхнулась куском лепешки, которой он со мной поделился.

Покинув Хиш, я твёрдо решила, что никто и никогда не назовёт меня больше этим дурацким именем. Лучше я сама себе имя придумаю, нежели кто-то снова назовёт меня Эви. Своё настоящее имя, то которое я помнила с детства, мне тоже называть не хотелось. Вдруг его снова решат сократить?..

— Меня зовут Кайрин. — представилась я. — Люди, у которых я жила, назвали меня так, как им взбрело в голову. Моего же мнения никто не спрашивал.

— Действительно имя Кайрин тебе больше подходит. — поспешил согласиться юноша. — А меня зовут Грей.

— Вот, наконец, и познакомились. — сказала я с улыбкой, стараясь выглядеть дружелюбнее. — А как зовут твоего отца?

— Арад. Раньше он жил в Лавирре и преподавал в Академии фехтование для магов, но потом мама умерла, и мы переехали за Гряду.

— Жаль, наверное, было уезжать из столицы? — спросила я.

Говорят, Лавирра — сказочный город. Там, в огромном белоснежном дворце живёт император, а на каждом шагу растут удивительной красоты цветы… Меня давно интересовало, правда ли это или те, кто побывал там, здорово привирают. Эти рассказы я слышала от Эвина, который сам там не был, но слышал о Лавирре от знакомых торговцев и потому, сомневалась в их правдивости.

— Там всё напоминало ему о маме и нам пришлось уехать. — откликнулся Грей печально. — Да и у мамы там было слишком много недоброжелателей, и он боялся за мою жизнь.

— Но почему так далеко? — удивилась я. Ведь где находилась Гряда Пламень и где Лавирра.

— У отца там родственники. — пояснил юноша. — Кстати, а куда хочешь направиться ты?

— Незнаю… — я просто развела руками. Мои планы и в самом деле не заходили так далеко. А мечты… да мало ли о чём я мечтала?..

— Поедешь в Лавирру с нами? — услышала я, заставший меня врасплох, вопрос.

— Зачем? — искренне удивилась я.

— Посмотришь город, а заодно попробуешь поступить в Академию. — совершенно будничным тоном сообщил Грей. — У тебя ведь тоже могут быть к этому задатки.

От удивления я даже приподняла брови. С чего это он, взял… Никогда не замечала за собой ничего странного… разве что смерть Гиса выходила за рамки обыденности…

— Я могу чувствовать такие вещи. — серьёзно сказал Грей. — А в тебе есть что-то такое, что отличает тебя от обычных людей..

Он замолчал, словно не зная как выразить то, что он чувствовал, и я усмехнулась.

— В самом деле?

Грей неуверенно пожал плечами.

— Вот и не говори, если не знаешь точно. — посоветовала я ему. — Много ли ты видел в своей жизни волшебников и вообще людей обладающих магическим даром?..

— Нет, но мне всё равно кажется, что в тебе что-то есть. — продолжал упорствовать мальчишка. — И ещё твоя внешность… Мама говорила, что у ведьм часто бывают рыжие или чёрные волосы и зелёные глаза…

— Тогда уж слишком много женщин подпадают под это описание. — заметила я. — Ну или все ведьмы друг на друга похожи… а ты к чему это клонишь?

Говорить, что у тебя могут открыться магические способности и откровенно намекать на то, что ты ведьма — это две совсем разные вещи… а тем более что ведьм в наших краях недолюбливали и боялись. Может тому виной была лишь пропаганда Академии, а может и в самом деле, от ведьм можно было ожидать больше плохого, нежели хорошего, разобраться простому деревенскому жителю было почти непосильной задачей… но повелось так, что слово "ведьма" для порядочной девушки, было одним из самых страшных оскорблений. Грей вспомнил об этом слишком поздно, но всё же вспомнил и извинился.

— Ну хватит с меня на сегодня. — сказала я и закутываясь в тёплый плащ, предупредила. — Разбудишь только в случае опасности.

На самом деле я была настолько рада свободе, что спать совсем не хотелось. Но слушать о том, что говорил Грей, не хотелось вдвойне. Ведь если предположить, что я на самом деле обладаю некими таинственными способностями, то меня смело можно обвинять в убийстве человека, а может и не одного… весь этот кошмар начался не просто так, а по странному стечению обстоятельств, после моего крика… И пусть мой здравый рассудок яростно твердил о том, что криком невозможно убивать, ужасно противный внутренний голос, нашёптывал обратное, и память услужливо напоминала, что как раз обычным мой крик и не был.

Как иначе можно было освободиться от оков, не приложив ни малейших физических усилий? И откуда взялись эти ожившие мертвецы? Может ли то, что произошло со мной быть лишь дурацким стечением обстоятельств?.. если так, то я буду очень рада (не очень-то хочется иметь что-то общее с магией способной убивать и оживлять мёртвых)… в противном же случае виновата во всём я и тогда я гораздо хуже любой ведьмы…

Но если допустить, хоть на миг, что я обладаю какими-то способностями, которые позволили мне оживить мертвецов, освободиться от оков и убить Гиса… Это ужасно. Ведь на самом деле, я никого убивать не хотела, а желала только одного — покинуть Хиш. Они могли не трогать меня и отпустить на все четыре стороны… но эти люди снова поступили со мной подло и сами поплатились за свою глупость и жестокость, загнав меня в угол и разбудив то, о чём я сама не имела, ни малейшего представления…

Ну вот. Из-за разговоров с Греем о магии, в моей голове всё спуталось и я снова начала прокручивать произошедшее раз за разом, словно пытаясь отыскать оправдание своим действиям или доказательство, что я вообще ни причём… Хотелось бы верить, что это дело рук какого-нибудь злого некроманта, которому перешёл дорогу кто-то из жителей деревни, и он решил отомстить именно сегодня, да только это всё равно не объясняет смерти Гиса и моего освобождения…

Кстати, раньше, мне доводилось слышать страшные сказки о колдунах, которые только тем и занимались, что оживляли мёртвых и вызывали всякую нечисть, чтобы подчинить своей воле. Их боялись гораздо больше ведьм и называли некромантами. О том, какими же бывают хорошие волшебники, и чем они занимаются, я имела ещё более смутные представления.

— Грей. — тихо позвала я паренька. Судя по возне, он тоже, как и я, не мог заснуть. — А кем именно ты хочешь стать, если тебя примут в Академию? Чем будешь заниматься?

— У меня талант к целительству и когда я разовью его, я стану целителем, — последовал его незамедлительный ответ. — Но ещё я получу больше знаний о магии в целом… это ведь так интересно и вообще здорово!

— Почему? — искренне заинтересовалась я.

— Ну-у… тебя уважают, вне зависимости от того из какой семьи ты вышел, потому что видят перед собой прежде всего волшебника, человека мудрого и наделённого властью…

Я не смогла скрыть усмешку. Так вот, оказывается, чего желает этот мальчишка — чтобы его уважали как благородного?!

— Чего ты смеёшься?! — вспылил тот в один миг. — Да если бы среди нас был волшебник, он разнёс бы тех мертвецов в пух и прах, а не бежал бы позорно, как это сделали мы…

— Хочу напомнить, что среди нас волшебников нет! — не осталась в долгу я. — К тому же бежать никто никого не уговаривал. И иногда лучше позорно бежать, чем позорно лежать в луже собственной крови с перегрызенным горлом и выпотрошенным пузом!

— Но… — хотел было возразить Грей, но видимо не смог найти весомых аргументов и замолчал.

Проснувшийся, от нашей перепалки, Арад сказал:

— Она права, сын. Иногда лучше отступить.

— Особенно тогда, когда точно знаешь, что шансов у тебя нет. — добавила я. — А трое против толпы это самоубийство.

Грей ничего не сказал, но по его недовольному сопению было понятно, что он остался при своём мнении. И, по всей видимости, больше из принципа, наверное… но дело его. Меня же жизнь в Хише научила тому, что лучше бежать прочь, если на тебя бежит толпа, нежели попытаться дать сдачи, возможно последний раз в жизни…

— Раз никто больше не собирается спать, предлагаю прямо сейчас продолжить наш путь. — сказал Арад поднимаясь на ноги. — К тому же уже не так темно. Собирайтесь.

В самом деле, уже светало. Спать совсем не хотелось (не больно то и захочется спать ночью в такую сырую погоду, да и ещё с такими мыслями в голове). А ещё мне, никогда и нигде не бывавшей кроме Хиша, хотелось увидеть мир, простирающийся за пределами этой опостылевшей деревни и Лучистых озёр. Хотелось увидеть большие города и людей их населяющих… я хранила робкую надежду на то, что хоть там не буду выделяться со своей внешностью так, как это было в Хише…

На следующий привал мы остановились только к полудню, после того как пересекли небольшую речушку, берущую начало ещё в Лучистых озёрах и въехали в лиственные леса.

Арад рассказал, что раньше, в этих лесах, ошивались мелкие шайки разбойников, которые грабили всех без разбора и поэтому нам всем нужно быть начеку и как можно быстрее их покинуть. Хотя старый воин и сам сомневался в том, что внимательность как-то поможет, если нам уготовано самой судьбой попасть в разбойничью засаду… ведь на нас троих был лишь один меч и лишь Арад мог им владеть… Я тоже прекрасно это понимала, как и то, что если произойдёт нападение, мне точно никакого города не увидеть.

Но пока всё шло нормально. Приветливо грело солнце и на ветках щебетали лесные птахи… поэтому, как только нам представилась возможность отдохнуть, мы этим воспользовались.

— Отдыхать будем недолго, чтобы не оставаться в этом лесу на ночь. — сказал Арад. — Быть может, повезёт и мы, к ночи доберёмся до Недена.

Грей что-то тихо пробурчал на счёт того, что отец только подбадривает и нам нипочём не выбраться дотемна из этого леса, мол сам же говорил, когда в дорогу собирались, что от Хиша до Недена три дня пути. Но, похоже, эти слова предназначались только для моих ушей и Арад ничего не услышал.

После нашей ночной перепалки, юноша ещё какое-то время косился в мою сторону, но потом, видимо утихомирившись, решил снова наладить со мной дружеские отношения.

— Ты ещё не надумала на счёт Лавирры? — спросил он уже вечером, догоняя мою лошадку. Всё-таки Грей был прав и нам придётся заночевать в лесу.

— Подумала. — эхом отозвалась я, но всё же сжалившись над ним, пояснила. — Наверное, мне стоит попытать счастья и проверить себя, но сейчас ещё рано рассуждать на эту тему. Где мы и где столица…

На самом деле, я лукавила и моё счастье, и душевное спокойствие, заключалось не в наличие способностей, а в их полном отсутствии… это означало бы то, что произошедшее в Хише, лишь случайное стечение обстоятельств и не более того…

Когда мы остановились на ночлег, Грей заметил, что я часто растираю правую лодыжку.

— Болит? — участливо спросил он.

— Просто неприятно, вот и всё. — отозвалась я. Содранная кандалами кожа воспалилась и зудела.

— Дай посмотрю.

Я недоверчиво посмотрела на него. Что это — целительский интерес?

— Не бойся.

— А я и не боюсь. — сказала я и позволила ему рассмотреть свою больную лодыжку. — Ну что — насмотрелся?

— Ты не понимаешь. Я хочу помочь тебе. — терпеливо пояснил Грей, бережно дотрагиваясь до воспалённой кожи.

Я почувствовала, как от его рук, по моей коже, разливается тепло. И в тот момент, когда это тепло превратилось в жар, неприятные ощущения исчезли, а по коже буд-то пробежал лёгкий ветерок.

— Вот и всё. — сказал Грей и убрал руки. — Это было совсем нетрудно.

— Спасибо. — искренне поблагодарила я его. — У тебя и в самом деле есть талант.

— Этому я ещё в детстве научился… — скромно признался мальчишка. — Извини, что спрашиваю… тебя что, на цепи держали?

— Да. — не стала скрывать я. — Я пыталась бежать, вот меня и приковали.

— С тобой настолько плохо обращались?

— Ты просто не представляешь себе насколько… но только я не хочу сейчас, особенно на ночь глядя, говорить об этом. И лучше давай больше вообще не будем затрагивать эту тему, ладно?

Конечно, дорога до города, заняла гораздо больше времени, чем обещал Арад. Мы благополучно заночевали в лесу, а на следующий день двинулись дальше. Но чем ближе мы были к городу, тем сильнее нервничал старый воин, и ощущение тревоги нарастало не только у него одного… Ни у кого из нас не было сомнений в том, что что-то должно случиться, но каждый молчал, не решаясь это озвучить, словно боясь именно этими словами навлечь беду.

Это случилось в полдень, когда лес начал редеть и даже Арад стал выглядеть менее напряжённым, а я начала задумываться над тем, где лучше остановиться для того, чтобы привести себя в порядок перед городом…

Совершенно неожиданно, дорогу нам преградили двое крепких мужиков бандитской наружности. У одного в руках недвусмысленно покачивался огромный топор, а на заросшим, густой растительностью лице, играла мерзкая щербатая улыбка. Его напарник, высокий и плечистый детина, был вооружён обычной дубинкой, но у него в руках эта дубинка смотрелась гораздо страшнее топора его товарища…

По шороху в зарослях по обочинам дороги, можно было уверенно предположить, что у этих двоих ко всему прочему, есть надёжная страховка.

Арад испустил печальный вздох и покосился на сына, который в страхе и растерянности озирался по сторонам. Никто из них не ждал благоприятного исхода событий.

— Гоните деньги, девку и коней! — прорычал коренастый бандит с топором. — Хотя нет. Сегодня я добрый, поэтому своих дохляк оставьте себе и проваливайте.

Неслыханная щедрость для бандитов. Благодаря этой щедрости, двоим из нас, предоставлялась возможность уйти целыми и невредимыми. Но Арад с сомнением окинул их взглядом, внутренне собираясь, готовясь в битве… хотя он прекрасно понимал, что не за что не выстоит против всей толпы притаившейся в кустах. Каким бы хорошим воином он не был, он всего лишь человек, притом старый и уставший… Грея вообще в расчёт можно было не брать…

Я всё это прекрасно понимала, как и то, если он за меня вступится, то у его сына не будет будущего. Вот поэтому я и решилась на то, от чего впоследствии снова пришлось мучиться бессонницей.

— Арад. Грей. Едте без меня. — тоном, не терпящим пререканий сказала я. — Не думайте! Едте!

Не было удивления, ненужных вопросов и возражений. Они просто покорно послушались приказа и, отдав кошель бандиту, поехали дальше, без меня. Я не могла их винить за то, что я осталась среди врагов в одиночестве. Где-то в глубине души, я понимала, что они не смели меня ослушаться.

Разбойники немало удивились моему поведению и даже не заставили спешиться, а вместо этого, взяв кобылу под уздцы, повели к атаману.

Ехать пришлось совсем недолго. Обнаглевшие бандиты расположили свой лагерь совсем рядом с дорогой. Лагерем, правда, это можно было назвать с натяжкой, просто пни да брёвна вокруг потухшего костра, над которым висел большой чёрный котёл. Атаманом оказался худой, но жилистый мужик с копной чёрных патл и длинными усами.

— Честное слово, девка, ты буд-то отдыхать приехала, а не в плен попала. — усмехнулся в усы атаман. — Люблю смелых… ну ты слазь с лошади то!.. или будешь с человеком свысока разговаривать?

Хмыкнув, я спрыгнула на устланную листвой и ветками землю и, не мигая, уставилась в глаза атаману.

Сама не знаю, откуда взялась эта уверенность, но здесь и сейчас одно я знала точно — теперь я смогу постоять за себя.

— Что ж с тобой делать, девка? Продать в рабство или себе оставить? — подмигнул черноусый, как буд-то был уверен, что я кинусь к нему на шею, лишь бы только он не продавал меня в рабство…

— Отпустить на волю, если жизнь дорога. — ответила я ледяным тоном. В глазах атамана промелькнуло нечто вроде уважения, но окружающие разбойники испортили впечатление дружным гоготом.

— Ты угрожаешь всем нам? — рассмеялся атаман. — Да любой из моих людей прирежет тебя, и пикнуть не успеешь.

— И до вас были охотнички резать да бить, да вот что-то все вышли. — не меняя тона, нахально огрызнулась я.

Среди разбойников поползли шепотки. Не видя в моих зелёных немигающих глазах и тени страха, бандиты внутренне напряглись. И это было понятно. Ещё ни одна из их жертв не вела себя так, как я.

— Это на что она намекает? — поинтересовался мужик, с бородой похожей на лопату.

— А ты езжай в Хиш, там всё и узнаешь. — ответила я встретившись с ним взглядом, что заставило бандита отшатнуться.

Чаша весов качнулась. Шепотки превратились в неразборчивый гул (хотя может это у меня от волнения загудело в голове). Бородач больше не смеялся. Он подошёл к атаману и что-то забормотал ему на ухо.

"Ведьма…" — расслышала я и беззвучно рассмеялась.

— Ну так что голубчики, отпустите девушку с миром или вам мозги в яичницу превратить? — деловито поинтересовалась я, пользуясь ситуацией. Быть принятой за ведьму, здесь и сейчас, было не только не обидно, но и выгодно.

Атаман сделал знак остальным, и разбойники отошли в сторону, оставив нас наедине.

— Что-то не похожа ты на магичку. — сказал он.

— А я и не говорила, что я магичка. Магией не увлекаюсь… так, балуюсь иногда. — зло усмехнулась я в ответ. Складывающаяся ситуация начинала меня раздражать, пробуждая спящего во мне демона, которому было наплевать останусь я в живых или нет, главное увидеть какого цвета кровь врага и почувствовать её запах… Мой внутренний голос, вопящий о том, что в этот раз меня уж слишком понесло, не мог бороться с ледяной решимостью вдруг овладевшей мной.

Резко потемнело небо. Налетевший порыв ветра растрепал мне волосы, превращая из обычной деревенской девушки в настоящую зеленоглазую ведьму, с огненной гривой и наступила нехорошая такая тишина, от которой невыразимо сильно повеяло могильным холодом…

В глазах атамана застыл первородный страх, приморозивший его ноги к земле. Никто из разбойников не знал, что увидел их предводитель, но каким-то сверхъестественным образом его страх передался и им.

— Я никому не скажу как ты и твои ребята напали на беззащитных путников, но впредь больше так не делай. — проговорила я тщательно выбирая слова.

Атаман сдавленно кивнул.

— Вот и отлично. А теперь я возьму свою лошадку и деньги, которые ты у нас забрал. Не возражаешь?

Мужик молча замотал головой и отстегнул свой кошель, который был намного больше, чем тот, что он забрал у Арада.

— Я всегда считала, что лучше решить дело миром. — сказала я, прыгая в седло.

— Кто ты? — крикнул он во след.

— Кайрин из Хиша! — отозвалась я злорадно, пришпорив вороную. Пускай узнают, что произошло с рыбацкой деревушкой и лишний раз не нападают на простых путников.

Внутри словно что-то щёлкнуло, едва копыта лошади коснулись дороги и всё моё спокойствие и самоуверенность, как рукой сняло, уступив место нервной дрожи.

Сейчас, я совершенно не понимала, что со мной творилось. Да и разбираться в этом было некогда. Я знала одно, когда разбойники поймут, что их одурачили, они тут же бросятся следом и тогда мне точно не поздоровится.

Своих спутников я нагнала очень скоро. Особо и догонять то никого не потребовалось. Эти храбрецы уже сами настроились вызволять меня из беды и повернули назад… но когда увидели, как я скачу им навстречу, чуть не лишились дара речи.

— Как тебе удалось вырваться?! — первым не выдержал Грей.

— Они сами меня отпустили, так же как и вас. Даже приплатили, чтобы я уехала. — с этими словами, я показала мальчишке кошель, а затем передала его Араду. Он же у нас за главного, вот и пусть разбирается.

— Но это невозможно. — не унимался Грей, но тут вступился Арад.

— Возможно. — сказал он спокойно. — Она воздействовала на них, так же как и на нас, когда заставила ехать дальше. Сейчас перед нами совершенно обычная девчёнка, а некоторое время назад, она была госпожой и повелительницей. А это значит, что наша сиротка непростых кровей или же в ней дремлют силы, о которых она сама не догадывается.

— Ага. — подтвердила я с серьёзной миной. — Я — Потерянная Принцесса собственной персоной.

Отец с сыном поняли, о чём я и, переглянувшись, улыбнулись.

Потерянная Принцесса это скорее сказка, нежели что-то реальное. Древняя, как мир легенда, рассказанная каким-то безумным пророком о Матери Богине и её дочерях — двух принцессах.

Одной из которых, суждена дорога Тьмы, а другой Путь Света, но удел сироты и тяжёлая судьба. Первая явится в этот мир, чтобы погубить, а вторая, чтобы спасти…

Предсказано, что Потерянная Принцесса придёт из ниоткуда, будет сиротой и самонаречётся. Это очень подходило и ко мне, но даже если бы и было правдой, то врятли кто-нибудь поверит, потому как слишком многие назывались этим именем и ошибались. Слишком многие сиротки хотели быть принцессами.

А я всего лишь шутила и не более того. Не мечтала я о судьбе спасительницы мира. Я, как и все мои мечты, была более приземлённой. Прошлую ночь, я как раз размышляла о том, чего бы мне хотелось теперь… и по большому счёту мои мечты не отличались оригинальностью. Найти своё место в жизни — работу, любовь, крышу над головой — всё как у всех. Имею же я право на своё маленькое личное счастье?

Больше всего, я начала задумываться о настоящих друзьях. Хотелось, чтобы был рядом кто-то, кто всегда поймёт и поддержит в трудную минуту… о родителях и прочих родственниках я вообще теперь думать не хотела. Раз меня не искали столько лет, то врятли будут искать теперь. Вероятней всего, что эти люди, либо бросили меня на произвол судьбы, либо и вовсе умерли… не будут же теперь они искать взрослую уже девушку по родимому пятну на пояснице, которое так похоже на рисунок в виде распростёршей крылья птицы.

Кстати о родимом пятне я узнала по вине Тильд, которая любила всыпать моей бедной спине и тому, что находится ниже, отборных плетей. Сама-то она этот странный знак не видела по причине своей подслеповатости, но осматривая её побои в мутном зеркале, я увидела темнеющее на незагорелом участке кожи пятно…

Конечно, ещё в раннем детстве я не могла не мечтать о том, чтобы оказаться Принцессой. Я даже какое-то время считала родимое пятно, особым знаком. Но чем дольше я жила в Хише, тем сильнее становилось моё желание уехать туда, где в меня не будут тыкать пальцем, из-за того что я не такая как все, где-нибудь, где я смогу забыть о злосчастном детстве. И вот сейчас эта мечта сбывалась. Я сумела вырваться и возможно скоро у меня будет совершенно другая жизнь.

— Держи, Принцесса! — крикнул Арад и кинул мне кошель, который я машинально поймала и недоумённо уставилась на него.

— В моём кошельке звенели лишь медяки, а этот полон золота. — пояснил он. — Мы едем в Неден, где ты купишь достойную молодой леди одежду и приведёшь себя в порядок. К тому же ты их заработала.

— А как же вы? — удивилась я, впервые став единоличной хозяйкой такой огромной суммы.

Арад лишь молча похлопал себя по карману, где тут же забряцали другие монеты.

Настроение у всех нас улучшилось. Миновавшая угроза, позволила прочувствовать радость от приближения к городу и ослабила мою нервозность по этому же поводу. Ведь раньше я не была не то что в городе, но даже в другой деревне. Всё что я знала о городах, так это то, что там много людей и домов и все они очень разные. Но больше всего мне нравилось то, что городские жители всегда заняты чем-то своим и большинству из них нет никакого дела до того как кто-то выглядит или одевается.

 

3 глава.

Мы прибыли в город только к вечеру.

Серые стены, которые я заметила ещё издалека, выглядели так красиво и величественно, что я невольно залюбовалась, остановившись на месте, но ворчание уставших спутников, заставило меня поторопиться.

Арад поприветствовал стражников на воротах и нас пропустили, без лишних вопросов. Мне показалось, что они были знакомы с отцом Грея.

Когда мы, спешившись, проходили в ворота, я рассматривала высокие городские стены из серого камня. Те словно впитали в себя тепло солнечного света, вызывая желание прикоснуться к шершавой поверхности, чтобы убедится, так ли это на самом деле или просто, кажется. И я не удержалась и провела пальцами по серому камню. От него действительно шло тепло. Оно струилось внутри этих стен как кровь живого существа и рождало ощущение буд-то город живой…

— В чём дело, Кайрин? — спросил Грей, заметив, как я замерла у стены.

— Странное ощущение. Наверное, показалось…

Грей непонимающе улыбнулся и тоже дотронулся до стены.

— Я ничего не чувствую.

— Не бери в голову. Наверное мне почудилось. — махнула я рукой и быстрым шагом стала нагонять Арада. Тот настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, что мы отстали.

Грей догнал меня и сказал:

— Извини, я совсем забыл о том, что отец рассказывал мне о Недене. Это необычный город и то что я не почувствовал ничего не значит.

— Объясни. — потребовала я, стараясь не обращать внимания на оглядывающихся на меня горожан. Должно быть, я выглядела в их глазах ужасно, грязная с дороги и одетая в такую ветхую одежду…

— Недену более пяти веков. В его строительстве участвовали лучшие маги эльфов и людей. Они вложили в него сердце и душу в прямом смысле этих слов. И то, что ты что-то почувствовала, только подтверждает мою догадку на счёт того, что ты особенная. Ты смогла почувствовать отголосок того что город был когда-то жив… — увлечённо пустился в объяснения Грей.

— Он до сих пор жив. — уверенно сказала я.

— Маги перенесли сосуд с Сердцем в Лавирру, когда решили, что оно нужнее там. — вмешался Арад.

— А для чего вообще это Сердце? — спросила я, откровенно не понимая, зачем нужны эти манипуляции с оживлением городов.

— Сердце делает город живым, что значительно облегчает работу магов. Требуется значительно меньше энергии, чтобы что-то найти или узнать о приближении врагов. — пояснил Арад и остановился. — Ну вот, мы и пришли.

Я подняла взгляд и увидела на здании, к которому мы подошли, вывеску с изображённой на ней зелёной лошадью. Надпись под рисунком ничего мне не говорила, так как в Хише меня некому было научить грамоте…

— Это трактир, где мы остановимся. — сказал мужчина обращаясь ко мне. — но пока ещё не поздно и ты можешь сходить к портнихе, если хочешь конечно…

— Ещё бы! — обрадовалась я. Если по дороге сюда я не очень задумывалась о своём внешнем виде, то сейчас глядя на хорошо одетых и опрятных горожан, мне дико захотелось измениться. Снять это чужое и нелепое тряпьё и впервые одеть что-то сшитое специально для меня.

Ждать до завтра не хотелось и поэтому, быстренько всучив поводья своей кобылки Грею, я пешком направилась на поиски портнихи. А искать долго и не пришлось. Искомая лавка находилась на той же улице, что и трактир, а яркая вывеска с нарисованной на ней элегантно одетой дамой держащей в руках ножницы и иголку с ниткой, не позволила мне ошибиться или пройти мимо.

— Что вам будет угодно? — холодно поинтересовалась высокая темноволосая женщина лет тридцатипяти на вид.

"Что можно взять с такой оборванки?" — наверное, подумала она.

— Я направляюсь в Лавирру, — невозмутимо сообщила я ей. — и хочу подобрать одежду в которой нестыдно будет там появиться.

Портниха окинула меня долгим изучающим взглядом, а затем сказала:

— Я смогу подобрать такую одежду, но это будет стоить денег.

— Хорошо, я заплачу сколько нужно. — устало отозвалась я.

— Два золотых за дорожный костюм, плащ и платье. — произнесла женщина с подозрением посматривая на меня, словно ещё не вполне веря в мою состоятельность.

Я, молча, достала из мешочка с деньгами два золотых и положила их на стойку перед портнихой. Та сразу, пусть и немного удивлённо заулыбалась и, не медля ни секунды, позвала двух юных девушек-помощниц и они втроём принялась за работу.

Названная сумма не была слишком высокой по сравнению с одеждой, которая мне досталась. Я смогла выбрать то, что мне нравится, а швея просто подогнала всё по размеру и через некоторое время я стала счастливой обладательницей изящного тёмно-синего платья, с золотым шитьём по краю юбки и рукавам и зелёного дорожного костюма, состоящего из брюк, тёплой безрукавки со шнуровкой и плаща. Единственная деталь костюма, которая не была зелёной, была белая рубашка.

— Советую заглянуть к сапожнику. Его лавка через улицу от моей. Он подберёт к этой одежде обувь. — вежливо подсказала швея, укладывая покупки.

Я последовала её совету и всего за один золотой получила кожаные туфли к платью и свои отремонтированные и вычищенные сапожки.

Заходить к парикмахеру я не рискнула. Вдруг в Лавирре другая мода? Да и неудобно было появляться в таком виде в очередном приличном месте. Поэтому я ограничилась тем, что сняла с головы порядком надоевший мне платок и выкинула его в мусор. Теперь, я надеюсь, мне не придётся скрывать от всех особенности своей внешности.

Утро я решила начать с того, что хорошенько вымылась. Вчера у меня на это просто не хватило ни времени, ни сил. После того, как я купила туфли, я умудрилась заблудиться и едва нашла трактир. Я думала, что засну, стоит лишь коснуться подушки, но не тут-то было… я вспомнила то, что произошло накануне, и до утра не могла сомкнуть глаз. Правда хорошая ванна сделала своё дело, и горячая вода смыла с меня остатки усталости. Высушив волосы, я заплела их в привычную косу, одела купленный вчера костюм и спустилась вниз, к завтраку.

— Прекрасно выглядишь, Принцесса! — заметил Арад, окинув меня восхищённым взглядом.

Услышав то, как меня назвали, служанка, накрывавшая на стол, заинтересованно посмотрела в мою сторону. Ведь Арад так и сказал Принцесса — с большой буквы.

— Не называйте меня так больше, хорошо? — попросила я его, смутившись.

— Но ты выглядишь как настоящая принцесса. — хитро подмигнул Арад.

— Но всё же, я предпочитаю, чтобы меня называли просто Кайрин.

— Что ж, постараемся называть тебя только так. Правда, Грей?

Молчавший всё это время парень, кивнул, не отвлекаясь от завтрака.

Когда же позавтракали все, Арад сказал:

— Погуляйте по городу и постарайтесь не заблудиться, а я пока схожу и узнаю, сможем ли мы попасть в Лавирру по реке.

Грей был рад этой идее, ведь он тоже был в большом городе впервые (ну, во всяком случае, в том возрасте, когда человек начинает что-то запоминать).

Так как гида у нас не было, то достопримечательности в виде красочных вывесок и чистоподметённых улочек, нам быстро надоели. Я сделала вывод, что в Недене здорово жить при условии, если свободное время проводить где-то ещё. Слишком спокойным, тихим и однообразным показался мне этот город. Правда большинство горожан были лесниками, торговцами или работали на реке и от однообразия явно не страдали. Я даже представила, как здорово возвращаться сюда, в родной дом, после тяжёлой работы или очередного путешествия и подумала о том, что в целом это здорово.

Побродив ещё немного по скучным улицам, мы вышли на рыночную площадь и, не успев толком ничего рассмотреть, натолкнулись на магов… точнее это Грей их увидел.

— Смотри, Кайрин! Маги! — громко зашептал он, потянув меня за рукав. — Настоящие маги!

Я посмотрела туда, куда он показывал, и увидела двух, выделяющихся из общей толпы, странных типов. А особенно выделялась эта парочка. Их фигуры как бы подсвечивались красноватым с золотом по краю, свечением… раньше мне не доводилось видеть такое у кого бы то ни было и обычно, всё что я видела у других людей, в том числе и у себя, это блеклый почти невидимый ореол. Причём свой я могла по желанию прятать. Я не спрашивала, видит ли это кто-то кроме меня, но мне, всегда казалось, что я одна такая.

Теперь, начав открывать для себя новый, полный всяческих сюрпризов и странностей мир, я начинала задумываться о том, что не всё так просто, как мне казалось…

Что касалось внешности магов — один был высоким седобородым мужчиной в чёрном балахоне с резным посохом в руках, а другой — одетым в обычную, только тоже во всю чёрную одежду.

— Ты тоже видишь это свечение вокруг них? — решилась спросить я у Грея. Тот кивнул, зачарованно пялясь на магов, которые похоже что-то рассматривали у лавки торговца травами.

— Это аура. У магов она другая, вот и бросается в глаза. — объяснил парень.

— Неужели все маги так выглядят? — спросила я неизвестно у кого, и в тот же момент молодой черноволосый маг обернулся, словно почувствовав наши любопытные взгляды. Я встретилась с взглядом льдисто-серых глаз, которые выдавали настоящий возраст этого человека, не соответствующий его внешнему виду… я почувствовала, насколько много пришлось ему пережить, чтобы обрести такой взгляд. И понимая это, я не испугалась этой холодности и строгости, а вот Грей зябко поёжился, от осознания того, что на нас обратил внимание маг… Но вот, когда обернулся седобородый и поманил нас пальцем, мне тоже стало не по себе…

Но всё же, никто не думал бежать, и мы подошли к магам. Я шла первой, а Грей за мной, из-за чего я даже подумала, что мальчишка трусит…

— Ну и чего уставились? — как-то уж слишком грубовато поинтересовался седой.

— Да так, магов впервые увидели. — не стала скрывать я, пытаясь сохранить достоинство за нас двоих (меня и Грея).

— И что же в нас интересного? — полюбопытствовал маг.

— Кроме грубости, выходит, что ничего и нет. — вскинув голову ответила я, чувствуя себя очень странно, разговаривая с этим типом. Создавалось впечатление, что что-то идёт не так, но что именно, понять было трудно.

Великовозрастный грубиян тут же изменился в лице. Я почувствовала, как воздух вокруг меня стал плотным, отсекая звуки, цвета, солнечный свет… но в тот же момент, образовавшийся пузырь лопнул, а вместе с ним и личина мага-грубияна. Вместо старика передо мной стоял молодой парень, а на губах его, ничуть не изменившегося, спутника появилась ироничная улыбка.

— Они тоже из Академии, Крей. — пожаловался другу, прятавшийся за чужой личиной светловолосый и зеленоглазый парень. Кстати, тогда-то я впервые и увидела человека со столь нетипичной для общего населения внешностью.

— Что-то не припомню я, Линдт, таких ярких личностей в нашем захолустье. — усмехнулся тот, кого назвали Креем. — Откуда вы?

— Я — Грей из Пламени, а мою спутницу зовут Кайрин. — решился вдруг представить нас, осмелевший Грей. — Мы едем в Лавирру, чтобы учиться в Академии.

— И на кого же? — заинтересовался зеленоглазый.

— Я хочу стать целителем, а Кайрин…

— Ещё не определилась. — вставила я, пока мальчишка не наговорил глупостей.

— А тебя и не возьмут. — с тенью злорадства заявил Линдт. — Ну и аура у тебя! Ни намёка даже на зачатки таланта.

— А я и не претендую на магическое звание. Я просто хочу навести порядок в своей жизни. — спокойно сказала я.

— Да. Лавирра — большой город и там легче всего найти занятие по душе. — согласился Крей. — Ты обязательно найдёшь то, что ищешь.

Вроде бы на этом можно было расстаться и пойти своими дорогами, но Грей буквально впился в Линдта со своими вопросами, а тот в свою очередь польщённый, на все эти вопросы отвечал. Мне и Крею ничего не оставалось, кроме как следовать за ними.

Линдт счёл, что такая яркая компания как наша, привлекает слишком много ненужного внимания и предложил продолжить беседу в одном тихом и уютном трактире, где в первую очередь решил заказать на всех вина и кое-какой еды. Двое друзей сегодня прогуливали занятия, чтобы навестить Неден и им бы здорово влетело, застукай их старшие маги.

Крей оказался неразговорчивым типом, поэтому, как только опасность конфликта между мной и его приятелем, миновала, он тут же погрузился в свои мысли. Но когда мне, в конце концов, надоело слушать трёп и похвальбу самому себе Линдта и восхищённые возгласы Грея, я решила во что бы то ни стало разговорить этого через чур серьёзного парня.

— Крей, — наконец решилась спросить я. — А почему твоя аура и аура Линдта такие… Они у вех магов красные?

Юноша обратил на меня внимание, и мне показалось, что весь его мир сконцентрировался вокруг меня. Я увидела, насколько внешне мрачный Крей отличается от Крея внутреннего… а ещё я узнала о том, что он не просто симпатичный, а мистически красивый…

— Мы — демонологи с уклоном на боевую магию огня и разрушения. — ответил он странным обволакивающим голосом. В этот момент он был похож на хищника, играющего со своей жертвой, и это меня забавляло. Он что, очаровать меня пытается? — А у тебя аура самая обычная, чего не должно быть в принципе… Кто ты?

— А это так важно? — поинтересовалась я, принимая правила игры. — Быть кем-то конкретно. Иметь ауру, имя… Сейчас она есть, а через миг… — я вытянула перед собой руку. — Её не будет… Каждый видит то, что он хочет, но никто не хочет видеть того, что есть на самом деле.

— Но… — хотел было что-то возразить он, но меня нашло это странное состояние, полной самоуверенности и я не дала ему договорить.

— Я ещё не определилась кто я, а если эта ситуация имеет место быть, то значит так бывает, верно?

— Верно. — нехотя согласился Крей. — Интересная у тебя философия, но, похоже, что мы с тобой выпили лишнего.

Я лишь пожала плечами. Сегодня я впервые попробовала вино, но кроме кисловато-сладкого привкуса ничего не ощутила. А что до какой-то там философии… Я просто говорила то, что думала. Фокус с аурой я научилась вытворять ещё в детстве (только тогда я не знала, как это называется), но всё это время у меня не было благодарных зрителей. Теперь вот один появился…

— Расскажи мне о себе. — вдруг попросил молодой маг.

Я взглянула на него из-под ресниц и почему-то не смогла отказать, хоть и вспоминать не слишком-то хотелось. Рассказала свою историю от начала до конца. О том, как меня нашли и приютили в деревне Хиш, как сбежала, когда напали живые мертвецы, и как добиралась до Недена в компании Арада и Грея… лишь об одном умолчала. О том, как погиб Гис и что возможно из-за моего крика ожили мертвецы, которые стёрли с лица земли Хиш.

— А ты? Как ты стал магом?

— Ушёл из дома, встретил Линдта и вместе с ним поступил в Академию. — признался Крей и видя в моих глазах вопрос, пояснил. — Отец готовил для меня совсем другую судьбу, хотел чтобы я пошёл по его стопам, так сказать… но это не по мне. Предпочитаю, что лучше стать демонологом, чем…

— Кем?

Крей посмотрел на меня долгим печальным взглядом и я поняла, что мы недостаточно знаем друг друга, чтобы при первой же беседе выложить о себе все секреты.

— А почему ты решил стать именно демонологом?

— Посчитал это романтичным.

Он улыбнулся, и я улыбнулась в ответ, чувствуя, как в груди что-то вспыхнуло и это немедленно передалось щекам. Я уставилась взглядом в столешницу, а передо мной по-прежнему стояло его лицо. Стало жарко, и я поблагодарила богов, что хотя бы Линдт и Грей не смотрят сейчас в мою сторону.

Линдт оживлённо что-то рассказывал, а Грей слушал его с открытым ртом. Вдруг, мы всё-таки встретились с Креем взглядом и смотрели друг на друга, казалось целую вечность, не отводя глаз и не дыша.

"А всё таки здорово, что нам не по пути." — подумала я, потому что совершенно не представляла, как вести себя в обществе парня, который вот так на тебя смотрит.

— Прогуляемся? — предложил Крей, протягивая мне руку.

Я благосклонно и одновременно с замиранием сердца приняла его предложение. Он шепнул что-то Линдту и мы вышли из таверны на улицу.

Навстречу нам шла шумная компания. Я не обратила бы на них никакого внимания, если бы не Крей. Он сжал мою руку в своей и стрельнул глазами в сторону компании о чём-то спорящих людей. Они прошли мимо нас и тогда, я с запозданием узнала в этих типах разбойников, встреченных по дороге в Неден… Я понадеялась, что всё обойдётся и разбойники пройдут своей дорогой, но этим надеждам не суждено было сбыться…

— Думала тебе всё дозволено?! — бросил мне в спину атаман. — Никому ещё не удавалось одурачить меня и уйти живым и тебе не позволю!

Крей бросил на меня удивлённый и немного растерянный взгляд, но в следующую секунду в этих глазах блеснула сталь, а в руках возник короткий чёрный жезл.

Среди любителей лёгкой наживы поползли шепотки. Появление чёрного жезла заставило сделать их определённые выводы. Атаман с видом обречённого достал свой меч. У него был сложный выбор: испытать на собственной шкуре, на что способен этот молодой маг или опозориться перед своими людьми, бежав прочь…

Он сделал неуверенный шаг вперёд и на навершии чёрного жезла Крея вспыхнул алым небольшой огненный шар. Разбойники разом отпрянули, готовясь улепётывать. Они, в отличии своего безумного атамана, не желали вновь связываться с рыжеволосой ведьмой, за которую меня приняли.

Когда же огненный шар увеличился в размерах и отделился от жезла, бандитов как ветром сдуло, а их несчастный предводитель остался стоять как изваяние, уже не мысля о нападении. Он знал, что не успеет убежать.

— Может, простим его? — спросила я, тронув своего спутника за рукав. — Он опозорен и теперь точно не вернётся к своим.

— Он во второй раз напал на тебя и заслуживает наказания.

— Но теперь-то он уже всё понял.

Мне неожиданно стало жалко атамана. Ведь стоит сейчас перед нами самый обычный человек и одними глазами молит о пощаде. Даже меч свой выронил.

— Я всё понял. — вдруг повторил он мои слова и с мольбой посмотрел на Крея. — Я больше не буду грабить…

— Ты хочешь, чтобы мы тебе поверили? — поинтересовался маг, любуясь творением своих рук.

— Я обещаю.

Крей задумчиво посмотрел на него, а затем перевёл взгляд на меня.

— Тебе решать жить ему или умереть. — проговорил он.

— Пусть живёт. — сказала я, зачем-то перехватывая его за запястья.

Бывший атаман бросился прочь, позабыв даже про своё оружие, и поэтому не видел, как рассыпался призрачными искрами огненный шар.

— Что ты делаешь? — поинтересовался у меня парень, улыбаясь.

— Ты его и так хорошо напугал. Пусть он и разбойник, но я не хочу его смерти… чего ты на меня так смотришь? Я сказала что-то смешное?

— Я и не собирался его убивать. — признался он.

— Но ты же, хотел запустить в него этой огненной штукой или…

— Это была иллюзия. Она не затрачивает так много энергии, как настоящее заклинание, но как видишь, это тоже произвело определённый эффект.

Я вдруг осознала, что до сих пор держу его за руки и, смутившись, отпустила их и потупила взор.

— Ты лучше вот что скажи… — произнёс юноша негромко. — Ты специально уничтожаешь иллюзии?

Я непонимающе посмотрела в его глаза. Я не знала что такое иллюзия, не говоря уж о том, чтобы что-то с этим делать.

— Я уже во второй раз это замечаю. В первый, когда рассыпалась иллюзия моего друга, я не придал этому значения, но когда ты взяла меня за руки, что-то произошло… я это почувствовал.

— Я ничего не делала. — честно призналась я. — Наверное тебе показалось.

Крей пожал плечами. Он сам не знал, что и думать. На миг ему показалось, что он понял, что произошло, но его ощущения были слишком кратковременными.

Он хотел было у меня что-то спросить, но я предложила вернуться назад в трактир. Не хотелось, чтобы он расспрашивал меня о том, чего я сама не понимала. Нехотя Крей согласился вернуться, но судя по его виду, просто так я от него теперь не отделаюсь.

А тем временем в трактире, изрядно захмелевший Грей, рассказывал Линдту, а заодно и ещё нескольким благодарным слушателям, о том, как он, его отец и их спутница, не побоялись сразиться с разбойниками, и вышли из этой схватки победителями.

Рассказывал он довольно интересно, хоть и приврал изрядно, но я не стала его перебивать. Просто села на своё место и стала слушать.

— Так вот почему те парни имели к тебе претензии. — сделал вывод Крей, дослушав рассказ мальчишки.

Я лишь рассеянно улыбнулась. Не буду же я во всеуслышание заявлять, что всё обошлось лишь при моём скромном участии и без применения грубой силы.

— Если не пройдёшь в Академию, поступай в Школу Телохранителей. — посоветовал мне Крей.

— Зачем? — удивилась я.

— После того что он здесь наговорил, тебя примут там с распростёртыми объятиями. А слух дойдёт до Лавирры пораньше тебя.

Молодой маг улыбнулся, и я поняла, что он просто шутит, но всё равно попросила рассказать об этой Школе…

Оказалось, что это была лучшая воинская школа во всей империи. По словам Крея, сравниться с воинами Школы, могли лишь эльфийские мастера боя. Каждый год в Школу приходят сотни юношей и девушек отовсюду, но многие не выдерживают и первого года тренировок. Кто проходит обучение от начала до конца, становятся лучшими из лучших. Затем, они служат телохранителями магов или поступают на службу в личную гвардию императора, рискуя своими жизнями там, где магия бессильна.

— Но если честно, я бы не хотел, чтобы такая юная и красивая девушка поступала в Школу Телохранителей. — неожиданно признался Крей. — И это не комплимент. Просто девушкам там не место. И я знаю, о чём говорю. Линдт не выдержал там и года.

Я удивлённо вскинула бровь. Линдт хотел стать воином? Не похож он на человека жаждущего воинской славы.

— Его чуть не прибили на одной из тренировок… после чего он открыл в себе настоящие магические способности и смог поступить в Академию. — закончил рассказ юноша.

— И даже такое бывает? — поразилась я.

— Чаще чем ты думаешь. — кивнул Крей.

— Ну а как в Академии?

— Здорово, если не нарываться на конфликты. Слушаешь лекции, развиваешь магические способности, отдыхаешь… Слушай, а ты не хотела бы отправиться в Академию вместе с нами? — вдруг встрепенулся молодой маг.

— Но ведь я и так туда направляюсь.

— Да, но я слышал, что отец Грея решил плыть до Лавирры по реке. Это займёт дня три. А с нами ты попадёшь туда в мгновение ока, при том тебе не придётся ничего платить, да и приставать никто не будет. — пояснил Крей совершенно серьёзно.

Я с сомнением посмотрела в эти честные серо-голубые глаза и, подумав о том, что не доведут они меня до добра, сказала:

— Я согласна, но хочу спросить кое о чём… Почему бы вам не перенести нас всех?

Крей печально улыбнулся и ответил:

— У нас недостаточно сил на перенос такого количества людей… да и на счёт тебя Линдт может заартачиться, только ты не беспокойся, на троих у нас сил хватит.

— А как же лошадь? — встрепенулась я, уже начинающая привыкать к животному и даже подумывая над её именем.

— Пусть её возьмёт с собой Грей. В Лавирре ведь всё равно встретитесь.

Но как позже выяснилось, волновалась я зря — Арад продал лошадей, чтобы облегчить путешествие и мне лишь оставалось надеяться, что моя вороная попала к хорошему хозяину (уж очень я к ней привыкла за всё то время пока ухаживала и добиралась до Недена).

 

4 глава.

Когда пришла пора искать Арада, чтобы вернуть ему сына в целости и сохранности, а самой отправляться с магами в Лавирру, я осознала одну страшную вещь… Я не уследила за мальчишкой и позволила ему напиться…

И вот, мы вчетвером сидим у колодца за таверной и думаем о том, как поступить дальше.

Линдт, чувствуя свою вину, поспешил исправить положение и привёл Грея в чувства, сняв алкогольное опьянение, но головня боль, тошнота и все сопутствующие похмелью симптомы, почему-то остались.

— Арад меня убьёт! — вздохнула я, глядя на измученного мальчишку.

— Ничего. Ещё часик и он придёт в себя. — заверил меня Линдт.

— Ещё пол часика и его отец будет искать своего сына. — возразила я. — Грей, а ты сам не можешь себя полечить?

— Сейчас я вообще ничего не могу. — простонал тот.

— Придётся нам всем вместе идти. — решил Крей. — По дороге ему станет лучше, вот увидите.

Но всё-таки всё обошлось и благодаря усилиям Линдта, Грей пришёл в себя и предстал перед отцом в самом приличном виде.

Арад ждал нас на том самом постоялом дворе где мы остановились и заметно нервничал.

Увидев меня и собственного сына в компании незнакомых молодых людей, старый воин удивился и едва заметно насторожился. Очевидно, он уже прикидывал в уме, в какие неприятности мы могли вляпаться, пока гуляли. Чтобы отвести все подозрения, я улыбнулась ему и начала разговор первой.

— Я хочу поблагодарить вас за то, что составили компанию в пути и сказать, чтобы не беспокоились за меня. Я отправляюсь с этими молодыми людьми в Лавирру.

— Кайрин. — одёрнул меня Арад, стараясь при этом сохранить спокойный тон. — Как ты можешь доверять им, ты ведь совсем их не знаешь?

Как я могу им доверять?

Да. Я не должна, наверное, вообще никому доверять, потому, что не видела от людей добра и всё такое… но я видела, как заступился за меня Крей и теперь не боялась ему довериться.

— Ничего со мной плохого не случится. — сказала я вместо объяснения.

— Хорошо. Если ты и в самом деле им доверяешь, ступай… — сдался Арад. — Только береги себя.

Я кивнула и обернулась, уловив краешком глаза, какую-то вспышку…

Прямо в воздухе сиял зыбкий прямоугольник света, который мне не удалось рассмотреть, потому что моя рука как-то слишком быстро оказалась в руке Крея, который сразу же увлёк меня за собой в этот свет.

Не успела я и глазом моргнуть, как оказалась посреди большой, но безлюдной площади. Тут же закружилась голова, а к горлу покатился ком. Крей подхватил меня под локоть и сказал:

— Всё в порядке. Головокружение скоро пройдёт. Пойдем с нами.

— Куда? — не сразу поняла я.

— В общежитие. — пояснил за него Линдт.

— Я вообще хотел проводить её до постоялого двора… — начал было Крей, но друг его тут же прервал.

— Смеёшься?! Да у неё быстро все деньги кончатся. Сейчас как раз сезон и много приезжих, даже цены заоблачные даже в "Студенческом дворе". Чем она рискует у нас?

— Всем тем, чем обычно рискует человек в месте, кишащим магами-недоучками: жизнью, красотой, душой… Тебе ещё перечислить? Она ведь не знает даже элементарных навыков защиты. — стоял на своём Крей. Тут я не понимала — он в самом деле за меня беспокоится или просто не хочет, чтобы я шла сними?

— Хочешь, чтобы она потратила последние деньги, за ночёвку в каком-нибудь клоповнике? — продолжал спорить с ним Линдт.

— У меня достаточно денег, чтобы снять хорошую комнату. — обиделась я.

— Сколько? — усмехнулся парень, вероятно предполагая, что у простой деревенской девушки, самым большим сокровищем может быть лишь горстка медяков, да пара-тройка серебряных.

Я показала ему свой мешочек с золотом.

— Нормально. — присвистнул парень. — Но всё равно лучше не трать их попусту. Если ты поступишь в Академию, тебе могут понадобиться много самых разных вещей… вообщем поживёшь пока у нас. Мы отгородим комнату шкафом…

— Вот так просто?

— Ну не совсем. — признался Линдт. — Главное пройти мимо голема. Он распознаёт людей по ауре и не пускает обычных людей, чтобы им не навредили недоучки.

— Но в основном они вредят друг другу. — мрачно усмехнулся Крей и добавил, обращаясь к Линдту. — Можешь не стараться и не колдовать над Кайрин. Если она захочет, то пройдёт в любом случае.

"Ну конечно, свою ауру я запросто спрячу и голем увидит лишь двоих магов". — подумала я.

На том и решили. И я отправилась с магами в их берлогу. В глубине души я сомневалась в том, что это правильно — жить девушке в одной комнате с двумя парнями (пусть даже и недолго). Мало ли кто что подумает…

— Крей, а в вашем общежитии все так и живут вперемешку — девушки и парни? — осторожно поинтересовалась я у Крея, который до сих пор держал меня за руку.

— Нет, мы живём в мужском общежитии. — отозвался он. — Но ведь мы позаботимся о том, чтобы репутация Кайрин не пострадала, а Линдт?

— Будь спокоен, Крей. С вами повелитель иллюзий— это во-первых, ну а во-вторых свои парни не сдадут… главное, чтобы Летиция не узнала. А то если узнает она, то она ославит Кайрин на всю Лавирру.

Я хотела было съязвить по поводу повелителя иллюзий, но почему-то спросила:

— А кто такая Летиция?

— Подружка Крея. Гномка эльфийского происхождения. — заржал Линдт, за что чуть не получил от приятеля в ухо, но вовремя успел увернуться.

Мне сразу стало как-то грустно и я незаметно выпустила руку из руки Крея, благо он отвлёкся на Линдта. Не то чтобы я успела влюбиться в молодого мага или положила на него глаз… но просто не вязался у меня его мрачный образ с большой и светлой любовью… этого было совсем по нему не видно… хотя, что могу знать об этом я?..

Мужское общежитие представляло собой большое четырехэтажное здание, из гладкого серого камня, что наводило на мысль о том, что без магии тут не обошлось (уж очень необычно выглядел этот строительный материал). Пристанище студентов окружал невысокий забор, служивший скорее эстетическим целям, нежели каким-то практическим. За забором, перед общежитием, был разбит цветник, и стояли беседки, частично увитые какими-то ползучими растениями с оранжевыми цветами.

У дверей парадного входа я сразу заприметила голема. Серое, словно вытесанное из камня (а скорее так оно и было), походившее на мёртвую глыбу, создание, недвижимо стояло на своём месте (как буд-то тут и выросло) и пялилось в пустоту.

— Я наведу на тебя иллюзию мальчишки на тот случай, если кто-то встретиться в коридоре… и если что, то ты мой брат. — предупредил меня Линдт. — Голос я тебе переделать не могу, так что будешь молчать, хорошо?

Я пожала плечами, но в глубине души уже начинала жалеть, что не осталась с Арадом и Греем. Но знала бы я, с какими проблемами мне ещё предстоит столкнуться, то сто раз подумала бы, прежде чем оставаться в Лавирре…

Сейчас мы беспрепятственно прошли мимо стража, несколько парней в коридоре и поднялись на четвёртый этаж, где находилась комната новых друзей.

— Ну вот и добрались. — сказал Линдт, облегчённо вздыхая и открыл дверь.

Только вот девушку, встретившую нас по ту сторону двери, никто не ожидал увидеть. В том числе и Линдт, к которому она бросилась на шею.

— Ну и где ты пропадал, безобразник? — ласково поинтересовалась она, ничуть не стесняясь целоваться с магом при свидетелях.

— Улаживал семейные дела. — с невозмутимым видом соврал тот. — Познакомься с моим братом Каем. Кай, а это моя девушка — Вэллерин.

Я молчаливо, как и договаривались, кивнула.

— Брат нем с рождения, так что не расспрашивай его ни о чём. Всё что захочешь узнать, спрашивай у меня.

Черноволосая красавица вдруг прищурила тёмно-зелёные глаза и пристально посмотрела на меня, после чего отстранилась от Линдта и смерила всю нашу троицу уничижительным взглядом. А я уверилась раз и навсегда, что иллюзионист из Линдта так себе. Достаточно вспомнить его лопнувшую личину в Недене…

— Своими иллюзиями можешь дурачить первогодок.

И иллюзия разлетелась в дребезги.

— Ну и кто она? — сердито поинтересовалась Вэллерин у Линдта.

— Меня зовут Кайрин. — решила признаться я.

— Это моя кузина. — решил вступиться за друга Крей. — Она приехала, чтобы поступить в Академию и я предложил переночевать у нас.

— В мужском общежитии?! — возмутилась девушка.

— Ну а куда ей ещё идти, на ночь глядя? Не к моему же брату, в конце концов…

— Верно. — задумчиво произнесла девушка, как то странно на меня посмотрев. — Но в мужском общежитии ей тоже делать нечего. Не будете же вы прятать её у себя… Поэтому, вот что мы пока сделаем. Кайрин поживёт у меня, в женском общежитии.

— Только не говори Летиции, что она моя кузина. — предупредил Крей.

— Сама знаю. — фыркнула Вэллерин. — А с тобой, любимый, мы ещё поговорим… Идём, Кайрин.

И она потянула меня за руку в коридор, где сказала:

— Обещай, что расскажешь мне правду о том кто ты на самом деле и как познакомилась с этими обалдуями… Ведь я правильно поняла, ты не кузина Крея?

Я лишь обречённо кивнула в ответ.

— Тогда идём вперёд!

С этими словами, она подошла к противоположной стене и быстрыми отрывистыми движениями стала чертить на ней какие-то символы, которые тут же вспыхнули ярко-голубым светом, и в стене возникла небольшая сияющая дверь.

— Не бойся. — сказала волшебница и потянула меня за собой.

Преодолев небольшое сопротивление, я оказалась в чистой и ухоженной комнате. Двухъярусная кровать была аккуратно заправлена, стол, за которым свободно могли поместиться двое, сиял чистотой, а все книги стояли на своих местах, на специально отведённой для этого полке. Зеркало на большом платяном шкафу, поражало своей безупречностью. Такое чистое отражение, я видела впервые (чаще всего мне приходилось смотреть на себя в спокойных гладях воды или на начищенных боках кастрюль).

— Девушку, что жила со мной тут прежде, отчислили и теперь я живу одна. Но если мы поладим, можешь жить здесь сколько хочешь.

При этих словах, она так дружелюбно улыбалась, что у меня не оставалось сомнений на этот счёт. Если я буду учиться в Академии, мы поладим обязательно и возможно станем подругами.

Тут я снова испытала это противоречивое чувство… с одной стороны, я конечно хотела поступить в Академию, где у меня даже начинали появляться друзья, ну а с другой, это значило осознать и принять страшный, губящий живое, дар…

Разбирая свои немногочисленные вещи, я вкратце поведала ей свою историю. С того момента, как приехала в Неден и отправилась гулять с Греем. Рассказала, как напоролись в городе на разбойников и как, испугавшись Крея, те убежали… Конечно, я многое упустила, но ведь Вэллерин интересовало по большому счёту только то, какое отношение я имею к её парню и его другу.

— Тебе он нравиться? — полуутвердительно вопросила девушка.

Я пожала плечами, не зная, что ответить.

— С ним интересно. — вдруг нашлась я.

Вэллерин тут же прыснула от смеха и поинтересовалась:

— Что может быть интересного в человеке, который постоянно молчит?

— Со мной он соизволил поговорить. — возразила я.

— Ладно уж, не буду тебя донимать. — благосклонно проговорила молодая волшебница. — Он вообще хороший парень: умный, добрый, симпатичный… только вот…

Девушка сделала печальную паузу и жалостливо посмотрела на меня.

— В чем дело? — не выдержала я.

— С некоторых пор с ним опасно находиться рядом. — выдала Вэллерин.

— Но почему?

— Летиция. — пояснила она, таким тоном, как буд-то вынесла приговор, или поставила страшный диагноз.

"И почему все говорят об этой Летиции, словно она болезнь какая-то?" — подумала я, решив вслух ничего не спрашивать, потому как собеседница похоже была не в настроении рассказывать об этой страшной особе и лишь обмолвилась перед сном:

— Завтра я покажу тебе её. Чтобы жить спокойно, своих врагов нужно знать в лицо.

— А почему ты думаешь, что мы непременно станем врагами?

— Увидишь и сама всё поймёшь. — послышалось обещание.

Я постаралась успокоиться и больше не приставать с расспросами на счёт этой Летиции, потому как Вэллерин эта тема была почему-то неприятна…

"Странно. — подумала я. — Почему она так недолюбливает эту Летицию, если та связанна с Креем?"

Понадеявшись на то, что скоро я так или иначе всё выясню, я только пожелала девушке спокойной ночи и постаралась заснуть, оставив все тревожные мысли на потом (а то в последнее время, плохой сон начал входить в привычку).

 

5 глава.

Первую ночь в Лавирре, я провела беспокойно, мечась в постели. Снилась, конечно же, Летиция. Ну, кто же ещё может мне присниться после таких разговоров. Красивая девушка с длинными светлыми волосами, одетая в элегантное золотое платье, кружилась в танце с Креем и льнула к нему как кошка.

Как ни старалась я, но лиц рассмотреть не могла. Хотелось увидеть глаза Летиции (а я была уверенна, что это именно она) и хотелось узнать нравиться ли общество этой снежной королевы Крею. Но пара кружилась среди других, совсем безликих, танцующих, словно нарочно избегая моего взгляда…

И вот, в самом конце танца, когда музыка начала стихать, Летиция обернулась и посмотрела прямо на меня, глаза в глаза…

Я столкнулась с такой ненавистью, что решила — задохнусь. Тьма облепила меня живым вязким облаком, не давая дышать и позволяя видеть только её глаза — холодные и колючие как ледышки… за одним маленьким отличием — ледышки имеют особенность таять, но эта участь, скорее всего, минует этот взгляд…

Я проснулась и закашлялась, настолько реальным было ощущение удушья. За окном чуть брезжил рассвет, но Вэллерин уже не было в комнате и, я решила, что сейчас она разбирается со своим возлюбленным на предмет лжи и доверия.

Больше я не спала. Оказавшись в одиночестве, в чужой комнате, окутанной мутным розовым светом, я почувствовала себя потерянно и одиноко…

Наваждение быстро прошло, но осадок остался. В голову лезли разные неприятные мысли о Летиции и Крее.

Было удивительно, что он мог в ней найти, если она такая плохая, как все говорят (а кое-кто и вовсе говорить не хочет).

Представив, что Летиция может оказаться такой как в моем сне и поёжилась. Людей с таким злым взглядом я ещё не встречала. Даже Тильд и Гис, хоть и были плохими по отношению ко мне, но в общении друг с другом, они были очень даже человечными.

"Всё! Хватит о мертвецах! — одёрнула я себя. — Нужно выкинуть этот дурацкий сон из головы и привести себя в порядок".

Для начала я решила одеться и расчесаться. Когда вернётся Вэллерин, нужно будет узнать, где тут можно умыться и справить другие нужды.

Девушка появилась, когда я уже заканчивала заплетать волосы в косу. Она на цыпочках кралась в комнату и была очень удивлена тому, что я уже не сплю.

— Доброе утро! Я и не ожидала, что ты так рано проснёшься.

— Сон дурацкий приснился, вот и проснулась. — сказала я, оглядывая себя в зеркало. Сегодня, я надела платье, решив, что раз Вэллерин в платье, значит, девушкам тут так и положено одеваться.

— Ты просто красавица в этом платье! Настоящая принцесса! — похвалила меня она.

Я дёрнулась, собираясь возразить, что я никакая не принцесса, но решила благоразумно промолчать. Если постоянно отнекиваться, то так скорее можно заработать прозвище, которое прилипнет намертво и, только будет привлекать ненужное внимание.

Вэллерин без лишних слов догадалась показать мне определённые места в общежитии, после чего она решила взяться за мою причёску.

— У тебя необычные волосы. — сказала Вэллерин, когда мы вернулись в комнату. — Давай их распустим?

Я неуверенно пожала плечами. Я всегда заплетала волосы в косу, чтобы они не мешали мне работать или не провоцировали обидчиков, но сейчас работать не приходилось, а те, кто мог дёргать за развевающиеся пряди, сгинули вместе с Хишем.

Девушка быстро расплела мою косу и, вооружившись двумя заколками и гребнем, быстро привела мои волосы в порядок.

— Вот так значительно лучше. — сказала она с гордостью. — А теперь идём, позавтракаем.

Затем мы спустились на первый этаж, где находилась студенческая столовая, и было уже много народа — девушек и парней.

— В мужском общежитии идёт ремонт. Они уже второй раз совмещают алхимическую лабораторию со столовой. — пояснила Вэллерин. — Садись, пока есть свободные места, я сейчас всё принесу.

Я тут же села за понравившийся свободный столик и во все глаза принялась рассматривать, снующих по столовой молодых магов. Правда, сейчас в их облике ничего не говорило о выбранной ими профессии. Молодые маги выглядели как самые обычные голодные парни и девушки. Внешность большинства из них выдавала уроженцев этих земель. Они были худощавыми, темноволосыми и темноглазыми, только обладали не таким сильным загаром, как жители деревни. Но среди обладателей столь типичной внешности, были и люди с волосами светлых оттенков и бледной кожей. Я подумала о том, что нужно будет спросить у Вэллерин о том, откуда они.

— Привет! — вдруг услышала я знакомый голос и, обернувшись, увидела Крея. — Как спалось?

— Отлично. — соврала я. — А почему ты не садишься? У нас ведь есть ещё пара свободных мест.

Юноша застыл в нерешительности, словно боясь обидеть меня отказом, и тут к нам подошёл Линдт.

— Привет, Кайрин. — с улыбкой проговорил он. — А где Вэллерин?

— Пошла за завтраком. — рассеянно ответила я, сбитая с толку таким поведением Крея.

— Замечательно. — кивнул Линдт. — Прибережёшь для нас места?

— Хорошо. — ответила я и проводила удаляющихся магов недоумённым взглядом. Крей вёл себя со мной так, как буд-то боялся моего общества, а поздоровался просто для того, чтобы соблюсти приличия… Странный он вообщем, хоть и симпатичный…

— Эй, кто тебе уже успел настроение испортить? — поинтересовалась Вэллерин, поставив поднос с едой на стол.

— Крей. Ещё вчера мы нормально с ним общались, а сегодня он сторонится меня как буд-то я чумная. — пояснила я.

— Ой! — всплеснула руками девушка. — Не бери в голову! Поверь, ты здесь не причём! Ты лучше ешь, а потом мы быстренько придумаем, чем себя развлечь, чтобы поднять настроение!

— А разве тебе не нужно на занятия? — резонно поинтересовалась я у неё.

— Успею ещё! — отмахнулась та.

Крей и Линдт объявились только тогда, когда мы уже встали из-за стола, как буд-то того и ждали. Вэллерин одарила Линдта уже знакомым презрительным взглядом и, взяв меня за руку, увела за собой.

— Придурки! — фыркнула она, когда те уже не могли её услышать. — Скоро Линдт из-за своей дурацкой мужской солидарности с Креем и со мной видеться перестанет.

— Может, ты объяснишь мне, в чём всё-таки дело? — взмолилась я. — Я тут первый день, а уже голова кругом идёт от поведения этих парней.

— Когда окажемся подальше отсюда, я тебе всё расскажу, но здесь уж прости, не могу. — сказала Вэллерин, посмотрев на меня своими честными зелёными глазами.

Она решила устроить для меня сегодня небольшую экскурсию и выходной для себя. Девушка понимала, что поступать так, как некоторые парни, и прогуливать занятия, безответственно, но идти в Академию никакого настроения, из-за тех же парней, не было.

Для начала она повела меня на главную городскую площадь перед Дворцом — настоящей жемчужиной Лавирры. Окружённый огромными клумбами с самыми редкими и красивыми цветами, белоснежный замок, казалось, источал некий магический свет, который заставлял жмуриться, но только лишь бы не отводить взгляда от этого чуда. Вэллерин объяснила, что всё это великолепие — и невиданные цветы и очарование белоснежных башен — достижение магов. Только они немного перестарались и порой некоторых, особо впечатлительных, гостей города приходится приводить в чувство, но в целом волшебство Дворца безвредно.

— К сожалению, внутрь я тебя проводить не могу. Сама ни разу не была. только слышала от отца, что во дворцовом саду живут самые красивые птицы, не страшащиеся приближения человека и даже умеющие говорить. Что поделать, наш император сам ещё ребёнок…

— Ты же можешь перенестись туда. — тихонько напомнила я ей.

— Не могу. — так же тихо проговорила Вэллерин. — тут же сработает магическая сигнализация и сбежится вся дворцовая стража. Примерно раз в год, кто-нибудь из новичков проделывает этот трюк, едва освоит телепортацию… но весь фокус в том, что попав туда, обратно перенестись он уже не может.

— И что происходит с ним дальше? — взволнованно поинтересовалась я, предполагая самое страшное.

— Ничего. Его допрашивают и отпускают домой. И, конечно же, отчисляют из Академии в назидание другим. Такие недоучки, как правило, осваивают иллюзию и работают фокусниками где-нибудь у себя.

Мы ещё некоторое время погуляли по площади, пока колокола не прозвонили полдень, а затем отправились бродить на рынок. Не было ни надобности ни настроения что-то покупать и мы просто любовались разными диковинными безделушками и нежнейшими шелками, обсуждая какое из того или этого материала получиться платье. Когда же мы проголодались, то отправились пообедать на набережной. Меня удивляло то, как мы остаёмся невидимыми для простых прохожих и разных подозрительных личностей, но Вэллерин объяснила мне, что нарочно наложила на нас заклятие, отводящее ненужное внимание.

— Здорово, а ты знаешь заклятия на все случаи жизни! — восхитилась я, когда мы сидели в таверне. Благо народа было немного и могли спокойно побеседовать.

— К сожалению не все. — грустно вздохнула молодая волшебница.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты видела, как ведут себя Линдт и Крей? И всё из-за этой Летиции. Все девушки с которыми общался Крей… с ними постоянно что-то происходит… — тут Вэллерин перешла на шёпот. — их отчисляют, они исчезают… но страшнее всего, когда они гибнут… За последний учебный год погибло две студентки. Одна утонула в бассейне, хотя хорошо умела плавать, а с другой произошло и вовсе нечто необъяснимое. Девушку нашли в переулке, неподалёку от Академии. Говорят, что на неё напали бандиты, но я не верю… У неё череп был проломлен изнутри, понимаешь? Буд-то что-то вылезло из её головы…

В глазах девушки отражался давний страх и ужас…

— Я видела ту девушку. Она просто училась вместе с Креем. Ничего серьёзного, как и с предыдущей утонувшей девушкой, их не связывало. Ничего кроме учёбы. Поговаривали, дело рук, обезумевшей от любви, Летиции. Только никаких прямых доказательств этому нет. Но теперь Крей избегает говорить на людях с другими девушками, чтобы не навлечь на них беду. Линдт тоже боится встречаться со мной при Крее… Я всё понимаю, но ничего поделать не могу! И меня бесит эта ситуация!

— Теперь понятно, почему Крей и в Недене неохотно со мной общался, а здесь и вовсе боится подойти. — мрачно проговорила я. — А раньше он что, общался с этой Летицией?

— В самом начале, когда только поступил в Академию. Он даже танцевал с ней на осеннем балу, но Летиция продемонстрировала ему свой скверный характер, а может что-то ещё (история об этом умалчивает), но ему этого хватило с лихвой, отбив желание даже разговаривать с ней… Может Летиция наложила на него какое-то хитрое заклятие, а может каждый раз подстраивает все сама, но с того самого бала, с девушками у него проблемы.

— Спасибо, что всё мне объяснила, а то бы я ещё долго ломала голову над его странным поведением. — призналась я. — Но мне до сих пор непонятно, как всё это безобразие может твориться в таком месте.

— Как видишь — может. Мать Летиции одна из самых уважаемых преподавателей в Академии и никто не посмеет обвинять её дочь, если только не застукает на месте преступления.

— Бедный Крей. — вздохнула я. — Тяжело приходится ему.

— И не говори. — согласилась Вэллерин. — Линдт говорит, что Крею пришлось уйти из дома, чтобы поступить в Академию. Он пошёл против воли родителей. А теперь уже задумывается о том, не вернуться ли ему обратно.

Настроение у нас обеих после такой прогулки не улучшилось, но зато многое было прояснено, отчего стало немного легче на душе.

Ужиная вечером в столовой, мы не увидели ни Крея, ни Линдта, на что Вэллерин сказала, что всё равно поговорит со своим любимым, после комендантского часа.

— А ты не хочешь увидеть Крея? — поинтересовалась она, стоя у дверей комнаты.

— Нет. — задумчиво отозвалась я. — У меня нет настроения. А что находится там?

Вэллерин проследила за моим взглядом и ответила скучным голосом:

— Там крыша.

— А можно туда забраться?

— Вообще-то там ничего интересного нет и это запрещено… но если ты обещаешь не прыгать оттуда, то я могу сделать туда портал. Хочешь?

— Если тебе будет нетрудно.

Она без лишних слов, прямо в воздухе начертала руны переноса и сделала приглашающий жест.

— Иди одна. Я вернусь, когда поговорю с Линдтом и заберу тебя.

— Спасибо. — поблагодарила я новую подругу и шагнула в портал.

Оказавшись прямо посреди крыши, я решила пройтись по периметру и посмотреть на открывающийся с неё вид. А видно было Академию (по большей части только фасад), крышу мужского общежития, парк и сад. Где-то за парком сверкали огни белого замка, и я на миг представила, как танцую на балу с прекрасным принцем, у которого почему-то оказалось лицо Крея…

Я не знаю откуда, но порой у меня в голове появлялись те или иные картины, а иногда и слова несвойственные обычной деревенской жительнице. Это просто было со мной всегда и возможно являлось отголоском моей прежней жизни… Например, я легко могла представить себе королевский бал, хотя никогда не то что не видела и не присутствовала на нём, но и мне никогда не рассказывали об этом…

Вот большая белоснежная зала с величественными колоннами и цветными витражами… откуда-то льётся торжественная музыка, под которую кружатся элегантно одетые пары… только мне почему-то удобней видеть это как бы со стороны, с некоторого возвышения…

Тряхнув головой, чтобы сбросить наваждение, я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд.

Обернувшись, я увидела, что на крыше мужского общежития тоже кто-то стоит. Этим кем-то был, конечно, ни кто иной, как Крей. Он помахал мне и что-то сказал, но я не расслышала, так как между крышами было приличное расстояние, и тогда он повторил более громче:

— Можно я к тебе приду?

— Как хочешь. — пожала я плечами, совсем не ожидая что он придёт ко мне по воздуху и распахнула в ужасе глаза, когда парень перемахнул перила и сделал шаг в пустоту… но он не упал, а преспокойно зашагал по воздуху, буд-то по крепкому мосту.

Ступив на мою крышу, он смущённо улыбнулся и сказал:

— Прости, если напугал тебя.

Я сердито фыркнула, так как, кроме того, что он напугал меня, то ещё и успел выпить. Несильно, но достаточно, чтобы я могла почувствовать запах.

— Я хотел извиниться за то, что повёл себя так в столовой. Я знаю, что поступил некрасиво, но на то, у меня были причины.

— Вэллерин мне всё объяснила и теперь я понимаю, что у неё больше поводов обижаться на Линдта. Передо мной-то ты ни в чём не виноват.

"Даже наоборот, помог быстрее добраться до Лавирры и познакомиться с Вэллерин." — подумала я, а вслух спросила:

— А почему бы тебе не поговорить с Летицией и не выяснить отношения раз и навсегда?.. не зверь же она, а всё-таки какой-никакой, но человек, поймёт…

— Сомневаюсь. Она любой мой взгляд в её сторону воспринимает не так. А если я начну говорить с ней об отношениях, то она решит, что всё-таки я к ней неравнодушен, а остальное пропустит мимо ушей… — признался Крей. — Лучшего оружия, чем полное безразличие, я пока не придумал. Она горит идеей женить меня на себе, и любовь тут кажется ни при чём.

— Ты из-за этого собрался домой? — осторожно поинтересовалась я.

— Подумывал, если честно, но потом решил доучиться и податься в Грозовые башни на охрану северной границы. — серьёзно заявил парень.

— Что настолько всё плохо дома?

— Как и с Летицией — все преследуют только свои цели, не спрашивая, чего хочу я. — вздохнул Крей.

Он присел на краешек перил, и я присела рядышком.

— Хочешь поговорить?

— Только не о доме и не о Летиции. Расскажи лучше о себе.

— Я уже рассказывала. — напомнила я ему.

— Расскажи мне о том, чего я не знаю. О том, что на самом деле произошло с разбойниками? Как ты провела сегодняшний день и почему Вэлл уже считает тебя своей подругой?

— Но если я всё про себя расскажу, то стану для тебя неинтересной. — возразила я поспешно и только встретившись с ним взглядом, поняла, что сказала и смущенно отвела взгляд.

— Знаешь, ты мне очень понравилась ещё тогда, в Недене, и если даже я узнаю о тебе всё, в твоих зелёных глазах будет мерцать вечная загадка. — произнёс он негромко, накрыв своей ладонью мою ладонь, что нервно сжала перила.

Мне никогда и никто не говорил таких слов и я не знала как себя вести. Я растерялась и, наверное, покраснела до кончиков ушей.

— Вэллерин сегодня показывала мне Дворец и главную площадь. Ничего прекрасней я в жизни не видела. — сказала я.

— Ты не видела дворец Эллерила. — с непонятной для меня гордостью, сообщил Крей.

— Я даже не знаю где это, хотя название смутно знакомое. — не побоявшись показаться невежественной призналась я.

— Это столица эльфов. — пояснил молодой маг.

— Да? И ты там был?! — удивилась я и снова посмотрела на него. — Там живут только эльфы?

Крей улыбнулся и ответил:

— Да, я был там и могу сказать, что там живут не только эльфы. Там живут дриады, люди и даже несколько гномов.

— Ух, ты! Ты так много знаешь, — немного печально сказала я. — А я эльфов от людей, наверное, не отличу… Я просто не знаю в чём различия.

Мой собеседник поднял взгляд на небо и улыбнулся, чуть ли не до ушей.

— Ты разве не видела в столовой и девушек с длинными чаще светлыми волосами и грациозной походкой?

Я недоверчиво кивнула.

— Так вот. Большинство эльфов выглядят так. — объяснил Крей.

— А меньшинство? — задала резонный вопрос я.

— Есть такие, которых ты сразу узнаешь, но есть и те, которых ты от обычных людей не отличишь без специальных знаний и большого жизненного опыта. — серьёзно сказал парень, но я заподозрила, что чего-то он не договаривает. — У меня, кстати, хорошая новость для тебя. Послезавтра декан проводит предварительный отбор, чтобы отсеять вновь прибывших. Так что тебе повезло. Мне пришлось ждать целых два месяца, пока меня зачислили.

На самом деле ждать так долго ему пришлось совсем по другой причине, но я узнала об этом немного позже.

— Не беспокойся, всё будет хорошо. — решил приободрить меня парень и даже приобнял за плечи. Я вздрогнула от неожиданности, но внушила себе, что рядом друг и ничего плохого он мне не сделает. Кроме того, его ненавязчивое объятие было даже приятно.

— Придёшь сюда завтра? — спросил он и добавил. — Боюсь, что пока это единственное место, где мы можем поговорить спокойно.

— Если Вэллерин меня сюда пустит, то приду. — пообещала я. — Она завтра идёт на занятия, поэтому я не смогу рассказать тебе ничего интересного.

— А ты попроси её наложить на тебя заклятие отводящее глаза и отправляйся на прогулку. — подсказал мне Крей. — Обязательно приходи завтра сюда. — напомнил парень и встал с перил, собравшись уходить. — Вэллерин возвращается.

— Откуда ты знаешь?

— Я же маг.

Я улыбнулась и тоже встала с перил.

— До завтра. — сказал он и ушёл на свою крышу той же дорогой что и пришёл. Я лишь помахала ему в след и тут же стала свидетельницей появления из ниоткуда портала из которого высунулась Вэллерин и приглашающе помахала рукой.

Стряхнув оцепенение, я прыгнула в портал и оказалась в комнате Вэллерин.

— Ну и как, не заскучала? — поинтересовалась она, повеселевшая после перемирия с Линдтом.

— Нет. — смущённо призналась я и тут же добавила. — А завтра я смогу туда пойти?

— Без проблем. — кивнула девушка и тут же прищурившись поинтересовалась. — Ты ведь была не одна?

Я не знала что ответить, но под выразительным взглядом новой подруги, сдалась.

— Приходил Крей и извинялся за своё поведение.

— И всё? — хитро поинтересовалась она.

— Поговорили немного. Он сказал, что послезавтра будет отбор в Академию. Это правда?

— Да. Линдт тоже об этом обмолвился. — кивнула Вэлл. — А о чём вы ещё говорили?

Я рассказала Вэллерин, кроме того что сидели с Креем в обнимку.

— Да уж. Если бы не Летиция, у вас бы мог сложиться роман. — вздохнула Вэллерин, подмигнув мне и не успела я возмутиться, погасила магический светильник. — Всё, дорогая, завтра у меня трудный учебный день. Поэтому, давай-ка постараемся выспаться.

Выспаться мне снова не удалось, и я всю ночь провела, ворочаясь с боку на бок.

"Если так и дальше продолжиться, — подумала я. — то я с ума сойду от бессонницы."

Вэллерин спала крепко, сном младенца, и ничем не могла мне помочь. А к утру она, бодрая и хорошо выспавшаяся, с удивлением воззрилась на меня.

— Ты что, не спала совсем?

— Нет. — устало вздохнула я.

— Тогда может сходим, позавтракаем и поспишь тут?.. а я пока на занятия схожу.

— Я хотела было согласиться, но передумала, решив воспользоваться советом Крея и попросить, чтобы Вэлл наложила на меня чары, для прогулки по городу. Очень нехотя, девушка согласилась выполнить мою просьбу, но напоследок предостерегла:

— Будь, пожалуйста, осторожнее и не ходи одна на причалы. У тамошних бандитов могут быть амулеты, с помощью которых они разрушат мои чары в два счёта.

— Хорошо, я погуляю там же где и вчера. Мне хотелось бы ещё посмотреть на Дворец. — пообещала я, на что Вэллерин улыбнулась и проговорила:

— Ещё насмотришься, когда будешь учиться в Академии.

"Ну, это ещё никому неизвестно буду ли я здесь учиться." — подумала я, берясь за расчёску. Сегодня я решила заплести волосы в косу, чтобы их не путал ветер…

День пролетел незаметно и, вволю нагулявшись, я вернулась к сумеркам в общежитие, как и было условлено. Вэллерин встретила меня радостной, но чуть взволнованной улыбкой.

— Что-то случилось? — спросила я у неё.

— У меня ничего. А как ты погуляла?

— Нормально. Ничего плохого со мной не произошло. Я чуть лучше изучила город и как видишь, не заблудилась.

— Да. Но где мои чары? — спросила она задумчиво. — Их попросту стёрли… С тобой точно не происходило ничего странного?

— Нет. — ответила я тоже задумавшись. Сегодня я погуляла по площади, наткнулась на бродячих актёров, устроивших представление и, присоединившись к другим зрителям, посмотрела историю о Потерянной Принцессе. Потом, когда я проголодалась, то решила зайти на обед в трактир, неподалёку от Академии. — Совсем ничего необычного.

И Вэллерин пришлось списать произошедшее на свою невнимательность, пусть это и было неприятно для неё, но других вариантов не было.

Собравшись на крышу, я взяла плащ, так как сегодня было значительно прохладнее вчерашнего, а мне не хотелось стучать зубами перед парнем.

— Ой, привет! — сказала я, столкнувшись с Креем, едва вышла из портала. — Сегодня я тебя не видела в столовой.

— Решил не искушать судьбу. — с улыбкой проговорил юноша. Сегодня он выглядел значительно лучше, да и вином от него не пахло. — Спасибо что пришла.

Я постаралась не смутиться и улыбнуться ему спокойно. Сегодня был какой-то особенный вечер — звёзды светили ярче, а ветер стал дружелюбнее и теплее. И мне казалось, что я стою здесь в последний раз, буквально в двух шагах от чьей-то мечты… в двух шагах, которые я никогда не сделаю…

Накатившее чувство было настолько сильным, что я поёжилась, как от порыва северного ветра.

— Ты замёрзла? — спросил Крей, заметив это.

— Нет. Просто как-то не по себе. — отозвалась я. — Завтра будет этот отбор, а у меня такое впечатление, буд-то я ни за что его не пройду.

— Не говори так. Всё будет нормально.

— Снова будешь меня утешать. Не нужно, Крей. Я чувствую, что будет какая-то неприятность, а чувствовать неприятности я давно научилась. — сказала я посмотрев в его глаза.

— Всё плохое когда-нибудь кончается, так или иначе… и даже, если ты не пройдёшь в Академию, мы всё равно тебе поможем.

Я тепло улыбнулась молодому магу. Почему-то именно в этот вечер мне было кристально ясно, что, о чём бы мы ни мечтали и какие бы планы не строили, судьба всё равно спутает наши карты. И хотя я никогда не верила в предопределённость, считая, что люди сами делают свою судьбу, но в этот вечер всё было по-другому…

— Кайрин… извини, что спрашиваю…

— Ничего, спрашивай. — позволила я.

— А это правда, что ты жила в той рыбацкой деревушке? — неожиданно спросил Крей.

— Ты в этом сомневаешься? — невесело усмехнулась я.

Парень с виноватым видом посмотрел на меня и сказал:

— Не знаю. Просто не похожа ты на деревенскую девчонку. Ты вообще не такая и твоя манера говорить тебя полностью выдаёт. Признайся, ведь всё не так просто…

— И в самом деле, всё не так просто, — сказала я, вспоминая как я покидала деревушку. — но я сказала тебе чистую правду. Я всё своё детство провела в Хише. Почему ты не хочешь мне поверить?

— Я мог бы тебе поверить, даже если бы ты лгала. Ты что-то недоговариваешь и этому есть причина. Я не хочу лезть к тебе в душу, но… — он вдруг запнулся и посмотрел на меня. — В Академии учатся не только люди, обладающие магическими способностями. Больше половины студентов, дети из благородных семейств или отпрыски богатых купцов. Если ты не обладаешь магическими способностями, то могла бы просто сказать правду.

Я улыбнулась, представив, как бы сложилась моя судьба, будь я хотя бы дочерью купца. Наверное, тогда бы у меня были совсем другие проблемы, и кто знает, оказалась бы я тут или нет… Быть может, Крей думает, что я сбежала из дома, чтобы поступить в Академию. Не захотела выходить замуж за того, кого выбрали мне родители или просто захотела приключений. Наверное, я бы и на самом деле сбежала от такой жизни, но во всяком случае, не чувствовала бы себя такой растерянной как сейчас.

— Извини, Крей. Я и хотела бы, чтобы всё сложилось по-другому, но, к сожалению, всё так, как есть.

Что я могла ещё сказать? Я совершенно не знала, как объяснить, почему я говорила и думала, не так как должна. Ссылаться на сны и странные образы в моей голове, я не хотела. Тогда бы, несомненно, возникли вопросы о моём прошлом, в котором я пока была не готова разбираться…

Крей взял меня за руки, заглядывая в глаза, но как буд-то не решаясь что-то сказать. Я чувствовала это. Он тоже не был готов, признаться мне в чём-то важном и я тоже уважала его тайну. Не буду лезть ему в душу и допытываться. Он ведь не просто так расспрашивал меня, а в надежде помочь. Но я не высокорождённая и этого не изменишь. Так пусть всё идёт так, как идёт. И если я не смогу поступить в Академию, то придумаю что-нибудь другое.

Я положила голову на его плечо и мы молча, простояли вот так, обнявшись, пока за мной не пришла Вэллерин. Никто из нас не сделал первого шага и не изменил свою судьбу. Это был особенный вечер, но мы этим не воспользовались…

На другой день, привычно не выспавшаяся, я встала с кровати и занялась причёской. Вэллерин встала как всегда раньше и уже успела узнать, что сегодня даже отменили занятия в Академии, настолько много желающих собралось под её стенами.

— Да не торопись так. У меня для тебя есть сюрприз. — сказала Вэлл, когда увидела как спешу я одеться, чтобы поскорее занять очередь среди претендентов в ученики магов.

— Какой сюрприз? — опешила я. — Отбора не будет?

— Будет-будет. — поспешила успокоить меня подруга. — Только можешь не торопиться. Обещаю, что мы попадём к декану, как только позавтракаем. Не пойдём же мы на голодный желудок.

Я смиренно доверилась Вэллерин, но была поражена, когда сразу после завтрака она спросила:

— Ну что — готова?

Я нервно разгладила подол платья и заправила за ухо выбившуюся прядь.

— Не бойся. Ты и опомниться не успеешь, как всё закончится. Ты же не возражаешь, если я буду тебя сопровождать?

— Напротив. Буду очень признательна.

— Да пустяки! — отмахнулась Вэлл, открывая очередной портал. — Я уверенна, что декан ещё не начал приём, но мы должны поторопиться.

Я собралась с духом и шагнула за волшебницей в открытый портал и оказалась в просторном кабинете, где за огромным столом, сидел немолодой уже, с проседью на висках, мужчина.

Когда мы возникли прямо перед его столом, он отложил письменную палочку в сторону и посмотрел на Вэлл, строгим взглядом льдисто-голубых глаз.

— Ну и чего тебе снова нужно, Вэллерин? — вопросил он, обращаясь к девушке. — Денег я тебе дать не могу, дождёшься стипендии.

Та поморщилась и махнула рукой.

— Дождусь, обещаю. Только посмотри мою подругу.

— На предмет?

— На предмет того, сможет ли она учиться в Академии или нет.

— Ладно, но больше не отвлекай меня, хорошо? — вздохнул мужчина.

Вэллерин довольная тем, что добилась своего и не посрамилась перед подругой, улыбнулась и отошла в сторону.

Осознав, наконец, что предо мной сам декан Академии (а не только отец подруги), я поприветствовала его реверансом, на какой только была способна, учитывая всю мою недолгую практику.

— Меня зовут Андрэс Шейн и я декан этой Академии. — представился он, смягчив тон и тут же спросил. — Как зовут тебя, дитя?

— Кайрин. — ответила я.

— Просто Кайрин? — отчего-то удивился он, как буд-то тоже ожидал услышать моё родовое имя или что-то в этом духе.

— Я сирота и не знаю родителей. — решила честно признаться я, понимая, что в этом случае мои шансы поступить в Академию сокращаются.

— Решение поступить в Академию значит, приняла сама? — спросил декан Шейн.

— Нет. Мне посоветовали.

— Уж не моя ли дочь? — поинтересовался декан, искоса взглянув на Вэлл.

— Нет. Грей, сын Арада. Он тоже едет сюда, чтобы стать целителем. — не стала скрывать я.

— Сын Арада, говоришь… — задумчиво проговорил мужчина. — Не того ли Арада, что преподавал у нас фехтование в Академии?

Я кивнула, ничуть не удивлённая тем, что Арада здесь знают. Ведь когда-то он жил здесь и возможно, неплохо знал декана.

— Что ж. Я надеюсь, сам Арад ко мне ещё заглянет… а что до тебя, Кайрин… Должен тебя разочаровать, но ты у нас без способностей. Могла бы и сама ей об этом сказать, Вэллерин. — упрекнул он дочку. — А теперь — брысь! У меня ещё много дел и посетителей.

— Уходим через двери. — шепнула мне Вэлл и ухватив под локоть потащила за собой. Что у них тут за привычка такая, таскать меня куда вздумается?

Мы вышли в приёмную и, прошествовав мимо, похоже, разучившегося удивляться, секретаря, оказались в коридоре, где своего часа ждала длинная вереница парней и девушек. Среди нестройной очереди я узнала и Грея.

— Грей! — окликнула я его радостно. — Привет!

— Привет! — отозвался он не менее радостно и отошёл с нами в сторонку. — Ну что, я был прав? Тебя приняли?

— Нет, Грей. — покачала я головой. — Мне придётся искать счастья в другом месте. Спасибо тебе за то, что подарил мне эту возможность. Это было очень познавательно, но магия не для меня. Быть может, я уеду из Лавирры куда-нибудь в Неден…

— А почему именно туда? — вместо него спросила Вэлл.

— Тихий и мирный городок. Да и жизнь там намного дешевле, чем здесь…

— Только не будем прощаться. — серьёзно сказал Грей. — Может быть, ещё свидимся.

— Тогда до встречи! — сказала я.

— До встречи! — ответил юноша, и я отправилась с Вэллерин в общежитие, где сразу же принялась собирать в сумку вещи. То есть сняла платье и, уложив его, переоделась в дорожный костюм.

— И куда ты теперь пойдёшь? — всплеснула руками девушка. — Может быть, останешься ещё?

Но я отрицательно покачала головой. Я знала, что пришла пора двигаться дальше, вперёд к своему будущему, на поиски своего места в жизни, раз уж оно оказалось не здесь…

"Для чего мне оставаться? — спросила я сама себя. — Ради этого странного и мрачного парня, который боится вытащить на свет своих скелетов из шкафа? Так я буду ему обузой…"

— Извини, я подозревала, что у тебя нет никакого дара, но не решалась сказать. — призналась Вэллерин. — Точнее… мне иногда кажется, что в тебе есть что-то такое… но я не могу понять, что именно…

— Не извиняйся, я всё понимаю. — поспешила успокоить я её, потому что от слов о чём-то непонятном во мне, у меня мороз пробежал по коже…

— Но ты так расстроилась. — возразила она.

— Я совсем не расстроилась из-за того, что не поступила в Академию. Просто я слишком запуталась в своих отношениях и если я уеду, хотя бы на время, так будет только лучше… Может, поступлю в Школу Телохранителей. — пошутила я, чтобы отогнать неприятные ощущения.

— Не шути так. — мрачно посоветовала Вэлл и выглянув в окно, сказала. — А вот и Летиция объявилась. Интересно, где она пропадала? Наверное, была в Бездне на каникулах. — девушка криво улыбнулась и поманила меня к себе. — Иди, полюбуйся.

Я выглянула в окно и остолбенела… Там, внизу, среди девушек-сверстниц, стояла Летиция. Точно такая же как и во сне, только в обычном, а не бальном, платьице, серого цвета, в каких ходили все студентки Академии.

Низкорослая, с остренькими ушками, виднеющимися даже из под волос, она живо напомнила мне о словах Линдта о "гномке эльфийского происхождения". Она довольно мило щебетала с подружками и должно быть, не подозревала, что на неё смотрят, но я поспешила быстрее отвести взгляд.

— Ну что, как она тебе? — поинтересовалась Вэлл.

— Глаза говорят мне одно, а чувства совсем другое. — призналась я. — А вместе с ней, её подруги?

— Такие же стервы как и она… Зато перед учителями они все такие милые… — протянула Вэллерин. — Ты точно не хочешь остаться?

— Не могу.

— Дело твоё, только позволь, я наложу на тебя защитное заклятие.

Вэллерин зашептала что-то на незнакомом мне языке, а когда она закончила, я почувствовала окутавшее меня с ног до головы, облако силы.

— Вот теперь я буду за тебя спокойна, но если будет нелегко, возвращайся. Я всегда буду тебе рада. Ты — лучшая подруга, о которой только можно мечтать…

— Спасибо. — только вымолвила я, решив не спрашивать почему она так думает, и Вэллерин сжала меня в дружеских объятьях. — Ну, я пойду?

— Мне остаётся только пожелать тебе удачи. — сказала она напоследок и я снова осталась одна. Лицом к лицу с Лавиррой. А город был не просто большой, а громаднейший и я успела побывать не везде. Поэтому, первым делом я отправилась по знакомому уже маршруту, на рынок и купила там самой простецкой еды — лепёшек и вяленого мяса, потому как я ещё не знала, когда смогу зарабатывать на еду, а содержимое моего кошелька было невечным.

Когда же я устала бродить по незнакомым городским улочкам, выбившаяся из сил, я забрела в речной порт, где царило затишье. Присев у пустого пирса, и глядя на бегущую воду, я попыталась собраться с мыслями. Идей на счёт своего дальнейшего будущего пока не было.

"Наверное, стоит устроиться к кому-нибудь в служанки, готовить еду, убирать… ведь только это я и умею… — подумала я невесело. — Вот такая у меня судьба. Кого-то ждёт путь героя, благородного мага или воина… а меня лишь чужая грязная посуда и половая тряпка… Противно! И совсем не хочется так жить. Уж лучше и не жить совсем… почти стихи получились…"

Вдруг я услышала чьи-то шаги за спиной и обернулась. Ко мне не спеша ковыляла троица, бандитского вида, парней…

Я печально вздохнула. С первого взгляда мне было понятно, зачем они явились, и потому сразу поднялась на ноги.

Ну вот, опять… Кошелёк и девка. Была бы с собой лошадка и её бы потребовали…

— Прогуляемся, детка. — нагло заявил тот что постарше.

"О, что-то новенькое… Только вот смысл старый."

— С тобой что ли? — ещё более наглым и полным презрения голосом, поинтересовалась я, не особо задумываясь. Всё, что наболело и накопилось у меня на душе, требовало выхода и мне, уже было наплевать, чем всё закончится.

— С нами со всеми. — невозмутимо сообщили мне. — Ты ведь на нашей территории, а значит нужно заплатить за право быть здесь.

— Ага, сейчас заплачу! — со злостью отозвалась я. — Прямо здесь и сейчас платить начну!

Моя рука, а точнее крепко сжатый кулак, как нечто само собой разумеющееся, с глухим треском заехала переговорщику в нос. Не дожидаясь пока тот скрючится от боли, я отпихнула его в сторону, ударяя ногой в пах одного из его приятелей и пихая на третьего.

В итоге, вся эта троица барахталась под пирсом. Я, сама ошалевшая от того что натворила, побежала прочь. Я надеялась побыстрее оказаться там, где будет больше добропорядочных людей и желательно, чтобы часть из них была стражниками.

Петляя между домами, я в панике пыталась отыскать Академию и женское общежитие, рассказать Вэлл, что готова устроиться куда-нибудь служанкой и попросить, чтобы она помогла отыскать мне нормальное место. Она наверняка сможет выполнить эту маленькую просьбу. Уж лучше это, чем шататься по незнакомым улицам и нарываться на неприятности. Ведь то, что пока я благополучно выпутывалась из передряг, ещё ни о чём не говорило. До поры до времени мне везло, но однажды может попасться такая компания, от которой так просто не удастся отделаться.

И тут я вылетела на небольшую площадь, где толпилась уйма народа, преимущественно парней. Девушки, их было всего пятеро, стояли в сторонке от, посмеивающимися над ними парнями, и сердито о чём-то перешёптывались.

В этот момент, ворота, у которых толпились люди, открылись. Толпа хлынула внутрь, а по другую сторону площади возникли намокшие бандиты, а с ними и подкрепление, вооружённое внушительными дубинками.

Мне ничего не оставалось делать, как позволить толпе увлечь себя в открывшиеся ворота, оставив бандитов стоять с выражением полного недоумения на небритых рожах.

"О, боги! — подумала я, озираясь вокруг. — И куда же меня угораздило вляпаться на этот раз?"

Повсюду, насколько хватало глаз, стояли тренировочные приспособления, а возле них настоящие воины, провожающие новоприбывших изучающими взглядами.

И тут, я совершенно случайно услышала донёсшиеся откуда-то со стороны слова: "Школа Телохранителей".

"Тебя там примут с распростёртыми объятиями." — вспомнила я слова Крея.

"Ага, как же, только меня и ждали." — подумала я и вдруг решила остаться…

 

6 глава.

Крей сказал, что в Школе Телохранителей девушкам не место, но я, как девушка, постоянно находящая неприятности, куда бы ни пошла, решила остаться и в последний раз попытать счастья. За воротами Школы меня ждали бандиты, которых не удастся обводить вокруг пальца вечно. Когда-нибудь нужно будет драться по-настоящему… Ещё за воротами остался не определившийся, со своими чувствами и судьбой, парень… но нужна ли я ему, студенту Академии, такая?.. неграмотная, только и умеющая что мыть посуду и полы?..

Я не знала, что меня ждёт в Школе Телохранителей — победа или полное поражение, но едва я ступила на песок тренировочной площадки, я почувствовала как меняется моё восприятие и телом завладевает дикая, как стихия, сила. Она не давала мне даже права на удивление, не говоря уж о страхе… всё было естественно и понятно как никогда…

Всех попросили сложить свои вещи на краю площадки и разбирать оружие — деревянные, но довольно острые мечи… а потом просто приказали сражаться друг против друга… Похоже, это было что-то вроде первого отбора… вместо собеседований и прочих формальностей…

Я бы сказала, что это слишком жестоко и бесчеловечно, если бы смотрела со стороны… но не сейчас… Я или то, что заняло моё место, сражалась так яростно и отчаянно, насколько вообще было способно это нетренированное тело. Я даже не уловила того момента, когда осталась совсем одна и на меня перестали нападать.

Временное безумие кончилось, так же внезапно, как и началось, и я осознала, что ранена в предплечье левой руки и правое бедро. Раны ужасно саднили и сочились кровью.

Я решила, что всё кончилось и меня, наконец, оставили в покое, когда не увидела перед собой ни одного противника. Кто-то валялся на песке, а кто-то уже успел отползти к краю площадки… и лишь горстка парней, выглядящих не такими побитыми, стояла неподалёку от меня и косилась на меня, как на безумную. Я же, уже почти пришла в себя и успела расслабиться (надеясь, что мне больше не придётся ни с кем биться), когда передо мной появился воин.

Он был довольно молод, но, тем не менее, спокоен и уверен в себе. Жёсткие, почти бесцветные глаза, смотрели на меня холодно и невозмутимо.

Наверное из-за того что воин был так похож на Крея, это вывело меня из равновесия. Закусив от волнения губу, я попыталась высвободить своё агрессивно-воинственное "я", которое спасало меня в трудную минуту… но ничего не вышло… Незнакомец сделал первый выпад… Я поставила несколько неуклюжих защит, вследствие чего получила довольно ощутимый удар, выбивший деревянный меч из рук, а в следующий миг меч противника замер на волосок от моего горла…

Вдруг воин широко улыбнулся и, убрав свой меч, отвесил мне короткий полупоклон. Посчитав, что так принято, я поклонилась в ответ и чуть не угодила под лезвие его меча… и только что заметила, что клинок у него не деревянный, а самый что ни на есть боевой!.. и это придало мне стимул сражаться. Я подхватила с земли свой меч, и чудом увернувшись от просвистевшей прямо над моим ухом смертоносной стали, отразила целую серию быстрых выпадов. Меня спасло лишь сверхъестественное чувство самосохранение, ведь у меня не было навыков боя и прежде, я никогда не держала в руках даже деревянного меча.

Я даже успела мимолётно подумать о том, что будь рядом со мной Крей, он бы точно не поверил в то, что я простая девушка. Правда, если признаться честно, я и сама от себя не ожидала такого…

Наконец, молодой мужчина снова улыбнулся, а затем вонзил свой меч в песок и сказал:

— Ты единственная девушка за последние пять лет, которой я могу сказать: ты прошла первое испытание. Как тебя зовут?

— Кайрин. — ответила я, тяжело дыша.

— Что ж, Кайрин, ты принята в Школу Телохранителей! Поздравляю! Завтра начнутся первые занятия, а теперь, можешь отдохнуть.

Конечно, испытание прошла не только я. Из побитой толпы парней, были и те кто, неплохо показал себя в бою. Их, как и меня, проводили к казармам.

Прохладный воздух помещений, тут же обнял моё разгорячённое тело, и я поняла, что смертельно устала, а мой дорожный костюм пришёл в негодность. Конечно, его было жалко, но больше меня волновало, моё собственное тело, болевшее как один большой синяк.

В казармах нас встретил молодой, видно ещё сам недавно пришедший в Школу, парень. Он занёс всех в список и ушёл, предоставив нас самим себе.

Койки здесь были двухъярусными. Выяснив, что раны больше не кровоточат, я выбрала кровать у стены и забравшись наверх, уснула мёртвым сном. Времени и сил на то, чтобы познакомиться с товарищами по несчастью, совсем не было.

Если бы не болевшее с утроенной силой, на следующий день, тело, то я могла бы сказать, что впервые выспалась.

Я надеялась, что утром, перед тренировками, кто-нибудь придёт и объяснит распорядок, отведёт на завтрак… но не тут-то было. Никто и не соизволил об этом позаботиться.

Вместо завтрака нас разбудил злой и властный голос Учителя.

Я с трудом разлепила глаза и обнаружила, что всем принесли какую-то одежду. Это были серые льняные штаны и рубашка с короткими рукавами и нечто вроде сандалий.

Стесняясь переодеваться при парнях, поэтому быстро переодевшись под одеялом, я побежала следом за всеми на улицу как того требовал Учитель. Им оказался тот самый молодой воин, с которым мне довелось драться.

Оглядев новобранцев, он погнал нас по плацдарму, побежав следом, чтобы подхлёстывать отстающих палкой по пяткам.

У меня ужасно болели все мышцы, а раны опухли и ужасно ныли, но я бежала стиснув зубы и думала только о том, чтобы не отстать и не получить палкой.

"Так лучше. — повторяла я про себя. — Это моя единственная возможность стать кем-то, не прислуживая каким-нибудь высокомерным типам и никого не боясь… И только ради этого я готова вот так бегать, стиснув зубы и махать мечом столько, сколько потребуется…"

Я привыкла к боли ещё в Хише. Но там, кроме боли физической, была ещё и душевная, а здесь её не будет. Я решила, что здесь меня будут уважать за стойкость и сильный характер и от мыслей об этом становилось немного легче…

Парни даже и не пытались подшучивать надо мной или как-то задевать. И меня, в самом деле, стали уважать за то, что я терпела все испытания наравне с мужчинами и это дорогого стоило.

После второго дня тренировок, я понемногу начала знакомиться с другими новобранцами Школы Телохранителей.

Первым ко мне обратился парень, спавший на нижней кровати. Был уже вечер, и он выглядел, как буд-то вот-вот сам умрет, или как минимум уснёт, но всё же, он решился подойти и поздороваться, пока я не уснула.

— Привет, меня зовут Джоуэлл. — представился он, улыбаясь мне вымученной улыбкой.

Я как раз собиралась вскарабкаться на свою кровать, но прежде чем это сделать всё-таки решила поздороваться в ответ.

— Привет. Я — Кайрин… но об этом уже, наверное, многие знают? — проговорила я, вспомнив, что сообщила своё имя ещё в первый же день.

— Да. — снова улыбнулся парень. — О тебе все говорят…

Он осёкся, скосив глаза куда-то в сторону, и я заметила, что за нами наблюдают.

— Пусть говорят. — устало отмахнулась я.

— Ты не подумай, что говорят что-то плохое… — поспешил заверить меня Джоуэлл. — Просто ты единственная девушка, что прошла испытание, и ты дралась так самозабвенно и яростно, что это на многих произвело впечатление.

— Ясно.

Я усмехнулась, а затем, схватившись за край своей кровати, подтянулась и закинула на неё своё измученное тело. Было ужасно приятно, чувствуя прохладу покрывала.

— Кайрин. — услышала я чей-то голос сквозь сон. — А что тебя привело сюда?

Кажется, я начала уже засыпать, а потому не сразу сообразила, кто со мной разговаривает.

— Судьба решила, что я люблю подраться. — пробормотала я, не открывая глаз.

На самом деле, сейчас было очень неподходящее время для того, чтобы приставать ко мне с расспросами, и я была очень признательна Джоуэллу за то, что больше он меня ни о чём не спрашивал…

Первая неделя была похожа на кошмар. Бесконечные тренировки и злой голос Учителя, сопровождали новобранцев даже во сне. Мне, правда, он снился редко, но кое-кто просыпался ночью с криками. Он намеренно не говорил своего имени, и все новобранцы звали его только так — Учитель, и никак иначе. К сожалению, никто не слышал, как его называют другие учителя или ученики постарше, потому что, когда он занимался с нами, никто не вмешивался в этот процесс. Парни даже начали поговаривать о том, что наш наставник на самом деле демон и узнавший его имя обретёт власть над ним. Я в это не верила, но догадывалась, что у Учителя, всё же есть веская причина, не раскрывать своего имени.

Мне было не до сплетен. Моё бедное тело не знало ни отдыха, ни покоя, едва я только засыпала, удобно устроившись, насколько это вообще возможно на жёсткой как доска кровати, ночная побудка вновь выдёргивала из долгожданного сна. Но всё же, к исходу второй недели, я почти полностью привыкла к режиму постоянной готовности.

Девушек кроме меня и в самом деле больше не было, но я сумела сдружиться и найти общий язык с несколькими парнями.

Кроме Джоуэлла, я прекрасно поладила ещё с двумя парнями Виктисом и Реем — они лучше других владели мечом, и я с удовольствием тренировалась вместе с ними. Я не стала скрывать от новых друзей, почему пришла в Школу Телохранителей (её ещё называли Школой Выживания), и когда перестала уставать так отчаянно, рассказала им всё как есть.

Оказалось, что нас объединяла не только Школа. Юноши, как и я сама тоже не прошли в Академию, даже, несмотря на то, что кое-какие задатки у них были, но они были настолько мизерными, что декан не стал производить их в студенты и отпустить восвояси.

Джоуэлл и Виктис, обладали, хоть и маленькими, но весьма полезными талантами. Они могли останавливать кровь и лечить несерьёзные ранения, а Рей обладал хорошим ночным зрением и мог создавать маленьких магических светлячков освещающих пространство вокруг на расстоянии пяти-шести шагов.

Первый месяц прошёл без особых происшествий. Слабаки, покинули Школу ещё в первую неделю тренировок, а из оставшихся новобранцев сформировалась крепкая команда из шестнадцати человек.

Парни радовались, что не сдались и не ушли как это сделали некоторые. Ведь после того, как мы все прошли самое тяжёлое — адаптацию к физическим нагрузкам, ежедневные занятия воспринимались как нечто само собой разумеющееся. И всё же, несмотря на то, что выживать в Школе стало намного легче, я и не думала расслабляться, ожидая, что в любой момент привычная жизнь может кончиться…

И это однажды произошло… Когда Учитель по-настоящему взялся за обучение. В один прекрасный день он явился не для того, чтобы гонять по плацу, а для того чтобы испытывать каждого из нас в отдельности, больно тыкая носами в ошибки… Так, вместе с царапинами и ссадинами к новичкам приходил опыт. Парни умеющие лечить просто махали рукой на царапины и занимались серьёзными травмами.

Время летело с ужасающей скоростью и вот, незаметно пришла зима… время, когда Учитель устроил настоящую бойню… и как итог — красный от крови снег и трое парней решивших уйти, потому, что вдруг поняли для себя, что такое отношение к ним это слишком. Двое из них вернулись в отчий дом, а третий отправился в Академию, чтобы снова попытать счастья там. Оставшиеся пожелали им удачи, не виня и не осуждая за слабость, потому как после такого экзамена сами были в одном шаге от того, чтобы уйти. Хотя нет. Одна жутко упрямая рыжеволосая девушка, не ушла бы, даже умирая от тренировок зловещего Учителя… да, я предпочитала лечь и умереть на месте, чем признать то, что полгода жестоких тренировок прошли зря…

После весеннего экзамена, нас по-прежнему было тринадцать, а вот потом ушёл Рей. Просто собрался в один прекрасный день и заявил, что по собственному желанию хочет покинуть Школу.

— Может у него сотрясение, не замечали? — поинтересовалась я у Джоуэлла и Виктиса. Даже, несмотря на то, что возможность исцелять у обоих значительно возросла за прошедший год, никто из них и не мыслил о возвращении в Академию.

— Он посчитал, что достигнет большего как иллюзионист. — усмехнулся Джоуэлл.

— Тогда точно сотрясение, а не иначе. — вынес вердикт Виктис.

— А может по городу заскучал, по девчонке. — вдруг серьёзно сказал Джоуэлл. — Это нам хорошо, мы никого не оставили за стенами Школы, а у Рейлисса там невеста осталась.

Уже вечером, ложась спать, я подумала о том, а ждёт ли меня кто-нибудь? Помнят ли или забыли, решив, что я уехала в тихий спокойный городок и вышла замуж?.. Узнают ли, когда я вернусь в облачении телохранителя?

"Узнают, наверное, куда денутся. — подумала я. — Не так уж я изменилась. Только коса стала длиннее и шрамов прибавилось…"

Сомкнув веки, я тут же услышала какие-то шорохи за окном. Свесившись вниз, я прошипела:

— Ты слышал? Кажется, на нас сейчас нападут?

Не дожидаясь ответа, я выпрыгнула из своей кровати, мягко и бесшумно приземлившись на каменный пол. Тут же рядом оказались Джоуэлл и Виктис. Остальные последовали их примеру. У всех наготове было единственное разрешённое здесь оружие — деревянные мечи.

— Заприте дверь. — тихо скомандовала я. — Вылезем в окно и застанем их врасплох.

Никто не смел мне возразить. Парни приняли моё командование как должное и оперативно забаррикадировали двери кроватями.

Шорох песка стал явственней, и я тихонько подошла к окну.

Несколько парней попытались залезть в окна, где мы их быстро перехватили и вырубили и, понимая, что остальные, скорее всего, услышали шум, приготовились к бою.

— За мной! — скомандовала я и выпрыгнула в окно, где нас уже ждали. Такого ещё не было, и я понимала, что это один из решающих экзаменов от которого зависит моё будущее.

И снова я перешла на скоростной режим, с трудом отличая своих от чужих, забрав у кого-то из нападавших его меч, отправляла в нокаут любого из посмевших сразиться со мной. И когда из темноты возник Учитель, я не задумываясь бросилась и на него. Я билась яростно и беспощадно, не давая сделать ему ни малейшего выпада… как когда-то поступал и он…

Время превратилось во что-то несущественное для тренированного тела, не знающего усталости. Я улыбалась, нападая, и видела, как он улыбается в ответ, вымученной улыбкой, что, несомненно, придавало сил. Наконец я выбила меч из его рук и, подхватив его, бросила Учителя к своим ногам.

— Ты воистину лучшая, Кайрин. — выдохнул он и рассмеялся. — Лучше меня.

Такой неожиданный комплимент выбил меня из колеи, и я вмиг ослабла, теряя боевой задор. Ещё бы! Услышать такое от человека, мучавшего меня на протяжении стольких дней…

Но тут Учитель воспользовался ситуацией и, подскочив на ноги, схватил меня за запястья и со свойственной ему улыбочкой сообщил:

— Вот только тебя так легко взять на эмоции.

Я чуть не застонала от досады и спросила:

— Я провалилась?

— Нет. — ответил он сдержанно. — С твоими эмоциями и прочими недостатками, ты всё же одна из лучших… Чтобы исправить это ты можешь приходить сюда после тренировок. Нам обоим есть чему поучиться друг у друга. Наши отношения как Учителя и ученицы заканчиваются, но мы можем стать друзьями, если захочешь.

Я задумчиво пожала плечами. Ведь задуматься было над чем… Как, например, о том, а не приложила ли я его слишком сильно во время схватки?

— Если захочешь найти меня. Можешь спросить Дэнрика. — сказал он и растаял в темноте.

Так я узнала его имя, и так начался мой второй год обучения в Школе Телохранителей. Это был ещё более тяжёлый год. К тренировкам добавились и другие занятия. Нас обучали грамоте и этикету, основам географии, политики и истории. Плюс к этому нас наконец-то начали обучать пользоваться любым видом оружия, а так же делать оружием любой предмет, попавший под руку.

Мне начинало казаться, что я стала уставать гораздо больше, чем в первый год, так как не привыкла к зубрёжке и сразу же её возненавидела. Поэтому единственной отдушиной для меня стали вечерние тренировки с Дэнриком.

По началу, мне как-то сложно было воспринимать другом своего недавнего мучителя и пойти на первую тренировку. Но, не продержавшись и пары дней, я решила с ним встретиться.

— Я пришла поговорить. — сказала я, ступая на розовый, от закатного солнца, песок. Никого особо искать мне не пришлось — Дэнрик был на месте и отрабатывал приёмы на невидимом противнике с таким рвением как буд-то, ему реальных противников было мало.

— Все разговоры потом! А сейчас, защищайся! — воскликнул он и с невидимого противника переключился на меня. — Посмотрим, не растеряла ли ты свои боевые навыки пока сидела за книжками!

Это за пару дней то?

Я быстро взяла себя в руки и принялась активно уворачиваться от ударов.

— Ты что — нападать и не собираешься?! — возмутился Дэнрик.

Я развела руками и ответила.

— Нечем… А бить тебя голыми руками мне не хочется. Упадёт самооценка, впадёшь в депрессию… кто потом будет новобранцев воспитывать?

— Это где ты таких мудрёных слов понахваталась? Показывай, на что ты способна, а не извивайся как змея на сковородке!

— Ты сам этого захотел. — прошипела я подобно змее и бросилась в атаку. Я поставила себе цель — отобрать его меч. Это оказалось не так просто сделать. Дэнрик насмехался надо мной, уходя от атак и делая ложные выпады. Но он слишком увлёкся этой игрой и допустил грубую ошибку, благодаря которой я сумела схватить его меч за лезвие, а ногой ударила по рукам, завладев его оружием.

— Боевой меч ты так схватить не сможешь.

— А мне и не надо! — огрызнулась я весело и сшибла Дэнрика с ног, прижав его к песку всем своим весом.

— Что с твоими глазами? — неожиданно спросил он, всматриваясь в моё лицо.

— Что-то не так? — удивилась я.

— Всё нормально. Мне наверное показалось. — отозвался Дэнрик, сбрасывая меня на песок и оказываясь сверху. — А тебя по-прежнему легко подловить.

Его лицо было так близко, что я чувствовала, как горячее дыхание обжигает мою шею и шевелит волоски… Я заглянула в эти бесцветные глаза и ещё раз убедилась в том, что никогда не видела таких глаз прежде… Бесцветная, почти белая радужка скрывала эмоции своего обладателя подобно ледяному щиту… Но что таится под ним?..

Вдруг он резко встал на ноги и протянул мне руку. Я приняла помощь, надеясь на то, что хоть в этот раз подвоха не будет. И как оказалось, не напрасно надеялась. Он помог мне подняться и тогда, оказавшись на ногах, я поинтересовалась:

— Ну а теперь мы можем поговорить?

— Мы уже поговорили. — ответил этот тип и развернувшись, пошёл прочь.

— Какой же ты всё-таки мерзкий! — выкрикнула я ему в след, но он и ухом не повёл.

На другой день я не пришла, решив этим проучить наглеца. Пусть он хорошо дерётся, но это не даёт ему права поступать со мной, как заблагорассудиться…

В следующую нашу встречу я билась с ним, молча и отрешённо, не слыша его язвительные замечания в свой адрес. Учтя все свои ошибки, я победила его. Лишила оружия и, держа острие меча у беззащитной шеи, довольно произнесла:

— Вот теперь мы поговорим…

— Я не обещал разговаривать с тобой сегодня. — отозвался Дэнрик, широко улыбаясь. Он снова надо мной издевался.

— А придётся. — пообещала я, готовая стоять вот так целую вечность, пока он не сдастся.

— Чего ты так долго от меня добиваешься? — после секундного замешательства сдался он.

— Почему ты так резко изменил своё отношение ко мне? Зачем тебе я?

— Отношение к тебе я не менял. — напомнил он мне. — Ты нужна мне для того, чтобы тренироваться. Ты лучшая и с тобой интересно.

"Какой же он всё-таки невыносимый!" — подумала я и отбросила меч в сторону.

— И это всё? — поинтересовался он, когда я повернулась к нему спиной, собираясь уходить.

— У тебя есть брат? — спросила я, не оборачиваясь.

— Нет. — ответил он коротко, но когда я отошла уже на несколько шагов, добавил. — С недавнего времени мы не считаемся больше братьями.

С того времени мы долго не разговаривали, а просто молча тренировались, но судя по его загадочной улыбке, его отношение ко мне не изменилось. Я по-прежнему ему нравилась и была интересна. И хоть порой мне и казалось, что всё дело не только в тренировках, это были лишь мои домыслы и не более того…

Второй год обучения летел для меня со скоростью молнии. Мне нравилось выматываться на тренировках, чтобы засыпать без задних ног и без мыслей о том, что могло и чего не могло у меня быть с одним молодым магом и ждёт ли меня хоть кто-нибудь за этими стенами… Я понимала, что не должна думать об этом, ведь одно из самых главных правил Школы — не покидать её стены до окончания обучения. Тем же, кто осмеливался сбежать на свидание или хотя бы нос высовывал за ворота, грозило отчисление. А я обещала пройти всё до конца.

И когда пришёл долгожданный день выпуска, я с удивлением обнаружила, что покинув Школу Телохранителей, я буду по ней скучать. Дэнрик словно прочёл мои мысли и сказал на последней тренировке:

— Ты всегда будешь здесь желанной гостьей.

Вернувшись в казармы, я обнаружила, что всем выпускникам принесли новую форму. Чёрную, с серебряным шитьём по воротнику и на лацканах рубашки. У меня форма слегка отличалась от формы парней, но так оно, по-видимому, и должно было быть. Высокие кожаные сапоги с серебряными пряжками были элегантнее, а брюки подчёркивали фигуру. Серая рубашка была приталена, а чёрная кожаная жилетка и вовсе стилизованна под корсет со шнуровкой впереди. Довершали наряд короткая куртка и тёплый тяжёлый плащ.

Осчастливленные новой формой выпускники, поспешили приводить себя в порядок, всеми возможными способами, боясь встретить день выпуска неопрятными. Я, привыкшая мыться каждый вечер, после тренировок, к выпуску была абсолютно готова.

Особой торжественности в этом не было. Нас построили на плацу, где вручили именное оружие и бумагу, удостоверяющую окончание Школы Телохранителей. Каждый из учителей сказал напутственные слова и… казалось, что на этом скромная церемония заканчивалась, но Школа не переставала удивлять своих учеников… Напоследок нам сделали татуировки. Парням в виде василисков, ну а я обнаружила над своей правой грудью дракона обвивающего меч…

— Теперь, после всех формальностей, ты покидаешь Школу Телохранителей, чтобы продолжить своё обучение уже в Академии. — сказал Дэнрик уже у самых ворот. — Желаю тебе крепкой руки и холодного разума. Не забывай о тренировках, но главное, помни о том, что всё может сложиться так, как этого захочешь ты.

Я не успела уточнить, что значат его странные слова, как Джоуэлл и Виктис увлекли меня за собой…

 

7 глава.

Выходя из ворот, в которые зашла два года назад, я, наконец, полностью осознала, что оставила за спиной и чуть не заплакала от радости… Я выдержала все трудности, как и обещала! Выдержала, вопреки всему и сделала невозможное возможным, перешагнула через свою слабость и боль!..

И хотя предстояло ещё много учиться и работать над собой, я только сейчас почувствовала себя по-настоящему свободной. Появилось ощущение, буд-то за спиной выросли два огромных крыла и стоит лишь захотеть, они унесут меня в синюю безоблачную высь, вознося высоко над всем миром. Я даже прикрыла глаза, чтобы в полной мере почувствовать этот пьянящий вкус свободы…

Джоуэлл и Виктис, похоже, чувствовали сейчас тоже самое, и только теперь, они понимали насколько были правы два года назад, когда пришли в Школу Телохранителей.

Взглянув на адрес рекомендательного письма, я лишь кривовато улыбнулась и сказала, похлопав друзей по плечам.

— Ну что, держим путь в деканат?

— Отдаваться в пожизненную кабалу, спасая шкурки магов! — торжественно ответил Джоуэлл.

— И в самом деле, Джоуэлл, Кайрин… — вдруг встрепенулся Виктис. — У нас ведь теперь ничего нет в жизни кроме нас самих и что бы не случилось в будущем, обещайте, что всегда будем держаться друг друга и не оставим в беде, что бы с кем ни случилось.

— Обещаю. — сказал Джоуэлл, прикладывая руку к сердцу.

— Даже если это будет идти вразрез со всеми правилами и запретами, я помогу вам, ребята, и никогда не брошу. — сказала я, обняв обоих. — А теперь, идём в Академию?

Но спешить в Академию пока никому не хотелось. После ежедневной муштры и лицезрения лишь серых стен Школы, парням хотелось погулять по городу, посмотреть, как изменилась и чем живёт Лавирра, послушать какие слухи ходят… Вот, например, куда отправились другие выпускники? Сомневаюсь, что они сразу, едва успев выйти за ворота, побежали в Академию. Уж, скорее всего, решили навестить родственников или прогуляться…

Вообщем, не выдержав соблазнов, мы двинулись на рынок. В это время, как раз проходила очередная ярмарка, и от разноцветных палаток торговцев, пестрило в глазах. Но я решила поискать для себя нечто конкретное, а именно повседневную одежду для занятий в Академии. Я не собиралась щеголять в парадной форме телохранителя, так как посчитала её слишком официальной для этого. Да и в Академии наверняка обучались телохранители, но я ни одного из них не заметила, видимо потому, что никто из них формы такой не носил.

Я выбрала для себя модное нынешним жарким летом открытое платье сиреневого цвета и подобрала костюм, похожий на парадную одежду телохранителя, только сделанную из более лёгкого материала. Только, вместо серой я купила белую рубашку, точно такую же, как мне довелось утратить безвозвратно на первом испытании в Школе Телохранителей.

А пока парни прилипли к лавке с магическими талисманами, я нашла место, где продавались разнообразные безделушки и косметика.

Припомнив слова Дэнрика о том, что мне лучше выглядеть девушкой хрупкой и беззащитной, нежели неустрашимым воином, я обзавелась розовой (цвета розовых лепестков) помадой для губ. Парами понравившихся мне колечек, которые в будущем можно было использовать в качестве амулетов и двумя изящными заколками, чтобы подбирать волосы наверх, как это делают местные модницы. Ещё я мимолётно подумала о том, что эти заколки могут послужить отличными орудиями для убийства, но быстренько отогнала эти мысли.

Переоделась я ещё в лавке с одеждой и теперь мне не составило труда быстро изменить причёску и накраситься.

Увидев меня в таком виде, Джоуэлл уставился на меня круглыми от удивления глазами.

— И это лучшая выпускница Школы?! О, боги, я в это не верю! Нашу Кайрин подменили!

Я фыркнула в притворном возмущении.

— Сами то хороши. — сказала я. — Ничего скромнее подобрать не могли? Небось, все свои сбережения спустили.

На самом деле, парни были одеты более чем скромно и примерно в такой же одежде они и пришли в Школу, просто я не могла упустить возможности поиздеваться над ними в ответ.

— Ну что, нагулялись? — поинтересовалась я хмуро у обоих, некоторое время спустя, мысленно ругая свои новые сапоги вместе с сапожником. Мало того, что они быстро натёрли мне ноги, но ещё в них было невыносимо жарко.

— Ага, только вино купим. — сказал Виктис, пересчитывая деньги и как бы оправдываясь, пояснил. — Надо же как-то отметить наш выпуск.

Я лишь махнула на это безобразие рукой и, дождавшись пока они купят вина, прямым курсом двинулась в Академию.

Ничего не изменилось, с того времени, как я покинула её ни с чем. Так же толпились у дверей желающие попытать счастья на магическом поприще. Так же, как и когда-то и я, шли вереницей от дверей деканата бездарности. Довершали картину старшекурсники, посмеивающиеся над неудачниками и некоторыми нелепо вырядившимися новичками.

Мы смотрели на всё это отстранённо, словно с высоты птичьего полёта, вежливо ожидая своей очереди…

— Не повезло. — буркнул Виктис, прислонившись к холодному граниту здания.

— Отчего же, — хмыкнула я. — напротив. Я считаю — нам повезло. Декан принимает, а значит на месте.

Джоуэлл улыбнулся своей неподражаемой улыбкой и сказал:

— Думаю, нам ещё больше повезёт, если декан распорядится предоставить для нас апартаменты и оставит на пару деньков, освоиться.

— А жирно не будет? — поинтересовалась я у него, пихнув локтём в живот.

— Как только станет жирно, отправлюсь с тобой к Дэнрику. Ты ведь там с ним тренировками занимаешься или…

— А ты так хочешь проверить, чем я там занимаюсь? — спросила я, с вызовом глядя в его глаза.

— Ты ведь возвращаешься от него такая довольная, вот мы и подумали… — решил встать на сторону друга Виктис.

Я гневно сверкнула глазами, собираясь поставить их на место, но… тут миру явилась она. Точно такая же, как и два года назад, надменная, ослепительная и чёрная душой… Летиция собственной персоной в окружении своих верных подружек. И чего она тут потеряла? Наверняка пришла посмеяться над неудачниками, подобно другим выскочкам.

Парни смотрели на неё со странным выражением — буд-то увидели светлого духа во плоти сошедшего с небес. И мне пришлось одёрнуть их, чтобы привести в чувства.

— Не смейте на неё так смотреть!

— Но почему? Ты что-то имеешь против? — не понял Виктис.

— Это же Летиция…

— Летиция?! — эхом отозвались парни. — Та самая?

— Она самая. — подтвердила я. — Не знаю как на счёт слухов, но лично мне она не нравится.

— Я никогда не видел её в лицо, но слышал о ней предостаточно всякого. — сказал вдруг посерьёзневший Джоуэлл. — Говорят, что она лучше всех в Академии владеет запрещённой чёрной магией и без жалости уничтожает любого, кто окажется на её пути. Конечно, это не было доказано, но слишком часто умирали те, кто ей не приглянулся.

Меня вдруг страшно разозлили его слова.

"Что эта стерва о себе думает? Если она владеет магией лучше других, то значит ей всё дозволено? — подумала я, раздражённо. — Ну ничего… это до поры до времени…"

— А что ты о ней знаешь? — спросила я, чтобы успокоиться.

— В принципе, больше ничего. — пожал плечами Джоуэлл. — Разве что она замешана в одной любовной истории, но об этом лучше спроси Дэнрика.

— А он-то здесь каким боком? — вмешался в разговор Виктис.

— Его брат — возлюбленный Летиции. Ходили слухи, что он бросил девушку в интересном положении, после чего Летиция потеряла ребёнка и озверела. — нехотя сообщил Джоуэлл.

"Так значит вот в чём дело!.. И они всё таки братья, хоть Дэнрик и не говорил этого, я это всегда чувствовала…" — подумала я и почувствовала как от воспоминания о Крее, кольнуло в груди.

— Этого не может быть и быть не должно. — прошептала я сама себе, отказываясь верить словам о беременности Летиции. Я не верила в то, что Крей обманщик и подлец. Иначе бы он воспользовался удачным моментом тогда на крыше, а не стоял столбом, боясь и лишний шаг сделать мне навстречу.

Я помнила его глаза и не верила в то, что он способен на такую подлость. И во имя того идеала, который я увидела в нём тогда, я обязана была во всём разобраться.

Меня тронули за плечо, заставив вздрогнуть от неожиданности. Оказывается, пока я погружалась в свои воспоминания, подошла уже наша очередь.

В отличие от первого посещения мною этого кабинета, сейчас здесь царила совсем другая атмосфера. Уныние и траур витали в воздухе, а когда я увидела, в кого превратился декан, моё сердце дрогнуло… Он поседел полностью, а на его лице появилась печать смертельной усталости.

"О, боги! — подумала я. — Как он умудряется работать?!"

Мы, молча положили на его стол рекомендательные письма и замерли в ожидании.

— Телохранители. — констатировал декан оторвавшись от своих бумаг. — Джоуэлл и Виктис. Я помню вас. Молодцы, что не сдались. Поживёте пока в общежитии вместе с магами, вы ведь сами почти что целители. Идите, мой слуга проводит вас.

Декан дёрнул за шнурок и через несколько секунд на пороге возник молодой парень. Дав ему распоряжения и дождавшись пока за всеми тремя парнями не закроется дверь, он, наконец, обратил внимание и на меня.

— А твоё имя я помню и без бумаг, Кайрин. — проговорил мужчина. — Не ожидал от тебя, что ты уйдёшь в Школу Телохранителей, но хвалю за успехи. Ты ведь найдёшь сама дорогу в общежитие?

Я кивнула.

— Так вот. Поживёшь пока в комнате Вэллерин, а потом я что-нибудь придумаю.

— Благодарю. Я думаю, она будет рада…

— Уже нет. — отрезал декан и я с запозданием поняла, что состарило его нечто, что произошло с Вэлл… Опережая мой вопрос, он сказал: — Зайди в лазарет, если хочешь с ней попрощаться. Она умирает, и никто не в силах ей помочь. Проклятие, наложенное на неё, своими корнями уходит в самую темнейшую и глубокую тьму, которая скрывает облик злоумышленника… Иди, Кайрин. Я пришлю расписание занятий, когда освобожусь.

Поклонившись, я вышла и быстрыми шагами направилась в женское общежитие, чтобы оставить там свои вещи и направиться на поиски лазарета, где лежала моя умирающая подруга.

"Это невозможно. Этого не должно быть. Этого не будет." — как заклинание повторяла я.

Вспоминая жизнерадостную красавицу Вэллерин, я не представляла, кому она могла помешать и не верила в то, что это сделала Летиция. Накрутить такое, что не смогли распутать лучшие маги Лавирры, студентке, пусть и такой талантливой как эта полуэльфка, было не по силам. Во всяком случае, так казалось мне. Да и какой повод был у Летиции, будь это она? Вэлл избегала её внимания и не могла ничем ей помешать… Разве что я чего-то не знаю…

Других реальных врагов, на ком можно было реализовать свою ярость, я не видела и поэтому пообещала себе, что если к гибели Вэлл имеет хоть малейшее отношение эта всем известная блондинка, то я отомщу ей по полной…

Быстренько забежав в комнату, где жила Вэллерин, я оставила там свои вещи и выйдя на улицу, вдруг обнаружила, что каким-то неожиданным образом летний жаркий день, превратился в ледяную ночь. Проще говоря, стало холодно и темно.

Из женского общежития, я прямиком поспешила в мужское, надеясь, что хоть кто-нибудь из моих знакомых магов, согласится проводить меня в лазарет.

Уверенно миновав голема и открывших рты от такой наглости, студентов, я поднялась на четвёртый этаж, где жили Линдт и Крей.

Честно говоря, я совсем по другому представляла нашу первую встречу после такой неожиданной разлуки, но что поделаешь, если день сегодня не выдался.

Уже собираясь постучать в их дверь, я услышала приглушённые голоса и прислушалась.

— Ты уверен? — спрашивал Крей.

— Уверен. — согласился с ним Линдт.

— Осталось последнее заклинание. — предупредил его друг.

— Пусть. Я отдам душу демонам, но буду знать, что Вэллерин будет жить! — с отчаяньем в голосе, произнёс Линдт.

"Они там что, торговлю душами хотят устроить?" — подумала я флегматично и вдруг услышала то, отчего у меня волосы на голове зашевелились.

— Я отдам свою душу за Вэллерин. — совершенно спокойным голосом, отчего собственно и стало жутко, произнёс Крей. — И не спорь со мной! Я давно проклят проклятием по имени Летиция и с радостью проведу вечность среди демонов, чем буду с ней!

— Но она моя возлюбленная и…

Послышался звук удара, а затем падения чего-то тяжёлого, после чего Крей сказал:

— Спи, друг. Когда ты проснёшься, мир твой изменится к лучшему. — после чего он завыл противным голосом своё заклинание.

"Сумасшедший! Я не позволю ему убить себя даже ради Вэллерин, а отдать душу и подавно!" — подумала я, примеряясь к двери.

И то ли я так медленно выбивала дверь, то ли заклинание было коротким, но когда дверь поддалась моему натиску и распахнулась настежь, демон уже явился. Краснокожий, словно только что вылез из магмы, низкорослый, с глазками-блюдечками и зубастым ртом. Он стоял в центре очерченного мелом круга и бил от злости хвостом, высекая из каменных плит искры.

Демон смотрел на меня таким странным взглядом, что мне срочно захотелось что-нибудь сделать, лишь бы не видеть этих глаз.

Крей, похоже, напрочь забыл о демоне и смотрел на меня, как на привидение. Ещё бы! Наверное, я сейчас так живописно выглядела, с горящим гневом взглядом, обнажённым клинком и плащом, развевающимся от потустороннего ветра.

Краем глаза, я увидела на полу старинную рукопись, написанную рунами на пожелтевшем от времени куске пергамента. Вот откуда значит Крей, вычитал заклинание… и тут сама судьба внесла в эту застывшую картину оживление… и судьбы было имя — Линдт. Дёрнувшись всем телом, он попытался встать и опрокинул какой-то кувшин, стоявший на полу. Содержимое сосуда, вылилось на круг, в котором находился демон… Линия и часть знаков тут же были смыты и существо, с глухим рычанием, кинулось на Крея.

Не замедлив вмешаться, я мощным пинком запустила демонёнка в коридор. Ударившись о стену, тот громко взвизгнул и снова ринулся в атаку на демонолога. Не зная, как поступить (ну, не обидеться же и уйти за то, что со мной драться не хотят?), я снова пнула его ногой в мягкий живот, но гадёныш исхитрился вцепиться в мой сапог.

Я выразительно посмотрела на Крея и по его глазам (и пергаменту в руках), поняла, что он хочет завершить начатое. С дьяволёнком на одной ноге, я подскочила к нему и вырвала из его рук кусок пергамента, чуть не оторвав у зловещего раритета большую часть.

Демон тем временем трудился на славу, пытаясь прогрызть мой сапог с удвоенным рвением.

Тогда я решила воспользоваться мечом и, что есть силы, вонзила его в маленькое чудище по самую рукоятку. Тот завизжал и заизвивался, и спустя мгновение, в моей руке оказалась лишь рукоятка, а я превратилась в телохранителя без меча… Засунув рукоять за пояс, я снова посмотрела на Крея, а он посмотрел на меня.

— Ты за это ответишь. — любезно сообщила я ему, отметив, что в тот момент он произносил то же самое.

Вот и свиделись, вот и славненько. И людей на эту встречу сбежалось столько, что в коридоре стало не протолкнуться, а некоторые предприимчивые личности даже левитировали под потолком.

Мне было на это наплевать. Пусть смотрят и дивятся, какие на свете есть придурки (это я про Крея с Линдтом) и не повторяют их ошибок.

Я с демонстративным презрительным выражением на лице, прошла мимо горе-демонолога и подала руку Линдту.

— Тише… тошнит… — прошептал он слабым голосом. Видно хорошо его друг лучший приложил.

"Ещё сотрясения не хватало. — подумала я. — Тогда придётся иметь дело с двумя психами."

— Вэллерин, аккуратнее. — попросил Линдт.

— Чего и следовало ожидать. — проворчала я.

Внезапно в коридоре возник портал и из него вышли двое седых магов и сам декан собственной персоной. У всех троих были суровые взгляды, не обещающие, ничего хорошего. Маги переглянулись, быстро оценив ситуацию, а затем один из них сказал:

— Прошу всех непричастных к событиям здесь происходящим, покинуть коридор, а участники этого погрома пусть проследуют в портал!

Заходя в портал, Крей одарил меня таким взглядом, как буд-то не он, а я вызвала демона, предварительно обезвредив его лучшего друга чем-то тяжёлым по голове. Но я невозмутимо зашла следом за ним, поддерживая Линдта под руку с видом сестры-целительницы по чистой случайности переодетой в костюм убийцы.

— И какой погром? — поинтересовалась я напоследок у снесённой с петель двери. — Это всего лишь дверь, а вот моё оружие прощай, пропало…

Меча было искренне жаль. Ведь это был подарок Школы Телохранителей, и изначально я хотела сохранить его как память, а не использовать при первой же возможности.

Оказавшись в Академии, маги взяли на своё попечение незадачливых демонологов. Благо хоть Линдт пришёл в себя и больше никого ни с кем не спутывал. Меня декан отвёл в небольшую каморку снабдив писчими принадлежностями и сказал чтобы я написала отчёт о произошедшем. Хорошо, что в Школе меня научили не только писать, но и поставили перед фактом, что телохранителям часто приходится писать отчёты, и показали как это делать.

— Ты уверенна, что ничего не хочешь спросить? — спросил Андрэс Шейн, видя, как быстро бумага покрывается моим мелким ровным подчерком.

Оторвавшись от письма, я на секунду задумалась и спросила:

— Скажите, милорд, а как я могу вернуть своё оружие?

 

8 глава.

Пока я добросовестно писала свой отчёт, Линдт и Крей решили играть со старшими магами в молчанку. Ни один и ни другой, не посчитали нужным, честно признаться в том, что совершили… Ну а позже, после прочтения моего отчёта, это не было уже так принципиально важно, так как картина произошедшего была абсолютно ясна.

Потом состоялся закрытый судебный процесс, на котором, кроме главных обвиняемых, присутствовали: декан, маги, которые допрашивали наших героев, учительница демонологии и придворный маг, исполнявший роль судьи.

Прочитав мой отчёт, судья одобрительно покивал головой, а затем, телепатически посовещавшись с остальными присутствующими здесь магами, вынес свой вердикт.

Линдт, обвиняемый в несанкционированном использовании запретной магии и вызове демона, был отправлен на исправительные работы в лазарет сроком на два месяца и на три месяца был лишён возможности пользоваться магией. Услышав обвинение, юноша побледнел, но сжал кулаки, стиснул зубы и промолчал.

Крея же, как похитителя древней рукописи, лишили возможности колдовать на целый год, после чего он должен будет отправиться в Грозовые Башни, охранять северный рубеж.

Кажется, именно с этого момента он возненавидел меня по настоящему… во всяком случае, так мне показалось, когда я встретилась с ним взглядом после судебного процесса.

Меня вознаградили денежной компенсацией за причинённый материальный ущерб, а чуть позже, согласовавшись со Школой Телохранителей, мне вынесли благодарность за самопожертвование и спасение двух человеческих жизней.

— Добро не может быть достигнуто посредством зла. — подвёл итог судья. — И вам, дорогие юноши, нужно это хорошенько запомнить.

Вообщем после всех этих разбирательств, лазарет мне пришлось искать самой. Линдта и Крея вообще оставили для проведения над ними обряда, который должен был лишить их доступа к магии…

Скромное двухэтажное здание лазарета находилось сразу за Академией. Без украшений и изысков, оно было словно создано наспех (и возможно так оно и было). Те, кто создавал Академию, не сразу учли то, что юные ученики магов могут допускать массу ошибок и юным ученикам целителей понадобиться место для своей практики.

Вэллерин лежала на кушетке, больше похожая на заколдованную принцессу, чем на больную. Она дышала, но делала это так тихо и так медленно, что это было еле заметно.

— Ну здравствуй, Вэлл, вот я и пришла. — проговорила я и присела рядом.

Целители были правы, и жизнь девушки покидала её тело как вода треснувший кувшин. И даже я, не обладающая никакими магическими навыками, тоже это чувствовала. Я взяла её безжизненную холодную руку в свои ладони и сказала:

— Пускай, мы с тобой почти незнакомы, но ты когда-то назвала меня подругой и за это я искренне тебе благодарна и по сей день… Я бы очень хотела, чтобы ты поправилась, ведь мир стал слишком тёмным без тебя… поэтому возвращайся, слышишь?.. Борись за свою жизнь!.. Безусловно, человек, сделавший это с тобой, заслуживает смерти, и я обещаю, что убью его без всякого сожаления… только помни, что у тебя остались друзья и близкие люди, которые любят тебя и ждут. Я знаю… я уверенна, что ты меня слышишь, Вэллерин. Поэтому я говорю: борись всем на зло!

Затем я бережно отпустила руку подруги и встала на ноги. И вдруг я запоздало почувствовала, что за спиной кто-то стоит…

— Линдт… — только вымолвила я, растерявшись. Я не ожидала, что он окажется в лазарете так быстро, полагая, что обряд должен занять много времени.

— Если бы тебя слышал Крей, он изменил бы своё мнение о тебе. — сказал юноша. — Спасибо, что остановила нас. Твоё вмешательство каким-то образом повлияло на ход заклинания и Крей призвал совсем не того кого собирался… а если бы у него всё получилось, то призванный демон разнёс бы общежитие в пух и прах…

— Значит, ты признаёшь, что вы были неправы? — уточнила я.

— Да, и Вэллерин бы нам никогда этого не простила… Только вот Крей по-прежнему считает, что смог бы совладать с демоном и поменяться с Вэлл местами, поэтому сильно злится на тебя и говорит, что Школа тебя испортила… иногда мне вообще кажется, что он сам жить не хочет…

— Но почему? — спросила я, хотя уже предполагала, что Линдт мне ответит.

— Из-за Летиции. Она дочь влиятельных родителей и сильна в магии, поэтому вбила себе в голову, что ей всё дозволено. Влюбилась она в него до безумия или мстит по принципу "если не мне, то никому", я не знаю, но к Крею больше не рискует подходить ни одна девушка… да и сокурсники его сторонятся…

— Из-за несчастных случаев.

— Да. И мне кажется, именно из-за этого пострадала Вэлл. Хотя вообще-то все знают, что она — моя девушка.

— Но почему декан не расследует этот и другие случаи? — спросила я.

— Все улики и зацепки приводят в никуда, а Летиция всегда остаётся чиста и невинна. Крей просто обвешан жертвами несчастных случаев. Удивительно ещё как его не арестовали. Ты не злись на него, хорошо? — попросил Линдт.

— А ему на меня значит можно? — возмутилась я.

— В случившемся он винит в основном Летицию и себя. — заверил меня парень. — А на тебя злится попутно.

— Спасибо, утешил. — фыркнула я.

Линдт вдруг заглянул в мои глаза и спросил:

— Тебе он небезразличен?

"С чего он, интересно, это взял?" — подумала я и ничего не ответила.

— Тогда, в Недене, вы друг на друга так смотрели, что я подумал — тут не обошлось без любви с первого взгляда. — пояснил Линдт, продолжая на меня внимательно смотреть.

— Ладно, признаюсь. Я испытываю к нему симпатию… — сдалась я. — Но сейчас я на него зла!

Я развернулась, чтобы уйти, когда Линдт вдруг сказал:

— А, между прочим, он тебя повсюду искал. Даже был в Недене. Он очень за тебя волновался.

Что-то внутри меня дрогнуло в этот момент, но я не подала вида и не остановилась, уходя из лазарета в полном смятении чувств.

Направилась я оттуда прямиком к Дэнрику. И хотя сегодня я ещё ничего не ела, но уже хотела кого-нибудь побить.

Дэнрик как буд-то меня и ждал и встретил во всеоружии, поэтому мне пришлось поднапрячься, чтобы не ударить носом в грязь. Он предвидел мою ярость и в конце тренировки пригласил на небольшой импровизированный пикник с сыром и вином.

— Ты наверное хотела поговорить со мной. — напомнил он мне, усмехнувшись.

— Крей — твой брат? — спросила я его напрямую.

— И не только мой брат, но и большой зануда. — со вздохом признался Дэнрик. — Он несколько раз приходил сюда и устраивал мне допросы. В первый раз он поведал мне душещипательную историю о хорошей девушке встреченной им в самоволке, которая хотела поступить в Академию, но не смогла и потерялась, уйдя на поиски счастья. Описал внешность и спросил, не приходила ли такая в мой "монастырь", но… ты же знаешь правила, Кайрин.

Я лишь молча кивнула. Правила я помнила прекрасно и одним из них было: "Никаких посетителей".

— Тогда я ответил, что девушек тут нет, и никогда не было. Тут есть учителя, тренера и новобранцы… после чего он унёсся на дальнейшие твои поиски и не появлялся месяцев так около пяти. Потом он пришёл с теми же вопросами, только более настырный и дёрганный. Вот я ему и объяснил на пальцах, что это не женский монастырь и описываемой им особы здесь нет.

"Я так подозреваю, он объяснил Крею на его же пальцах." — подумала я про себя.

— Пальцы я ему всего лишь вывихнул. — обиженно сообщил он, по выражению моего лица догадавшись о чём я думаю.

— А про новобранцев по имени Кайрин он, значит, не спрашивал? — поинтересовалась я с невинным видом.

— Спрашивал. — мрачно отозвался Дэнрик. — Тогда я послал его не только искать Кайрин в другом месте, а ещё просто послал и сделал это с большим удовольствием.

— И что, после этого он больше не приходил?

— Был. Совсем недавно. Перед тем как ты пришла. Примчался, обложил последними словами, так что я его чудом не покалечил, мать пожалел… так, разукрасил немножко.

— Это наверное он после суда такой был. — предположила я.

— После какого суда? — заинтересовался Дэнрик и мне пришлось детально рассказать ему о случившемся в мужском общежитии инциденте.

— Похоже мой братец сошёл с ума окончательно. — произнёс он совершенно серьёзно. — Раньше он себя никогда так не вёл, но раньше он и магом-то не был…

— Говорят, здесь замешана Летиция.

— Не берусь спорить.

— Ты вообще много о ней знаешь?

— Не больше того что знают все. — хмыкнул Дэнрик.

Расставшись с ним на этой печальной ноте, я вернулась в общежитие, где обнаружила, что за время моего отсутствия мне принесли расписание занятий, под которое мне теперь придётся подстраиваться (благо лишь то, что все они проходят с утра и у меня ещё останется вторая половина дня для тренировок). В коротком списке предметов, были уже знакомые мне география и история, но к ним прибавилось и кое-что новое, такое как демонология и теория магии.

Я старалась прилежно учиться, тем более что учились со мной не только Джоуэлл и Виктис, но и маги, перед которыми никак не хотелось опозориться и прослыть невежественной воякой.

Но всё же я мысленно возвращалась к Вэллерин и Крею. Как спасти Вэлл и помириться с этим упрямым демонологом?.. ответы на эти вопросы, я должна буду найти здесь в Академии, но только с чего лучше начать я понятия не имею… Самой извиниться перед Креем и попробовать поговорить с ним по-человечески… Конечно это интересный вариант, но для этого нужно будет забыть о гордости и признать свою неправоту… но дело было в том, что неправ был как раз Крей, а не я. Он поступил слишком опрометчиво, глупо и НЕПРАВИЛЬНО.

Неожиданно размышления мои были прерваны самым грубым и бессовестным образом.

— Кайрин, встань, пожалуйста, и опиши нам характеристики Граметта. — настойчивым тоном попросила Ариссантэй, преподавательница демонологии. Она была чистокровной эльфийкой, но сходство с Летицией было несомненным, не зря же, она была её матерью. Но в остальном Ариссантэй была милым остроухим созданием с невинными голубыми глазами.

Я встала, отчаянно пытаясь вспомнить то, чего не должна была вспомнить в принципе, по причине своей невнимательности.

— Похоже, ты считаешь, что тебе совсем необязательно знать демонологию, Кайрин? — строго поинтересовалась эльфийка. — Не понимаю, почему о тебе так хорошо отзывался мой коллега из Школы… на моих занятиях ты вечно сидишь с отсутствующим видом! То, что ты убила одного маленького демона, ещё не значит, что теперь ты можешь пропускать мои лекции мимо ушей.

Что-то разошлась она сегодня не на шутку. Никто и никогда не видел, как Ариссантэй повышает голос на кого-то из студентов. Кстати, в Школе Телохранителей мы лишь поверхностно коснулись демонологии и учитель по этому предмету, хвалил меня не за фактические знания, а за скорость, с которой мне легче будет убить любого демона.

Я внимательно посмотрела прямо в глаза преподавательницы и нашла там лишь волнение. Никакой ненависти или злобы… и тогда я искренне сказала:

— Прошу прощения, учитель. Я постараюсь исправиться.

Вздохнув, Ариссантэй разрешила мне сесть и проговорила, обращаясь ко всей аудитории:

— От того как вы учитесь, возможно в будущем будут зависеть не только ваши жизни, но и жизни всего нашего народа. Помните это, когда собираетесь на мои занятия.

Она обвела всех присутствующих взглядом и продолжила урок. На этот раз мне пришлось быть внимательной, потому что на меня постоянно кто-нибудь да поглядывал… Единственным, кто не оборачивался, был только Крей. Он сердито царапал что-то на бумаге и, мне казалось, что я явственно слышу этот скрип. После того, как его заставили выслушать полный курс по демонологии с самого начала, у него появился ещё один повод на меня злиться.

"Ну и пусть хоть себе все волосы выдерет от досады за то, что не получилось прямым рейсом в Бездну отправиться." — думала я, глядя на него, а вернее на его спину. Мне была безразлична его злость. Главным для меня было то, что этот псих живой и невредимый (если не считать последствий от трёпки Дэнрика)… Перед моим внутренним взором, тут же предстал прежний славный парень и, мне стало грустно, но я одёрнула саму себя и стала слушать лекцию. И сделала это вовремя, потому что Ариссантэй вновь обратила на меня внимание.

Едва лекция подошла к концу, преподавательница, разрешила всем покинуть аудиторию, задержав на выходе только Крея и меня. Я удивлённо посмотрела на учительницу, да и Крей наверное удивился не меньше, но вида не подал.

Ариссантэй вручила нам по свитку и сказала:

— Выучить назубок. Спрошу завтра после урока.

— И всё? — обрадовалась я, и собралась было уходить, запихав свой свиток в сумку. — Можно идти?

— О, да. — кивнула учительница. — Но только тогда, когда уберётесь в аудитории.

— Уберёмся?! — возмутился вдруг молодой маг, и не выдержав поинтересовался. — А на что тогда слуги?

Ариссантэй вскинула свои тонкие светлые брови и поинтересовалась:

— А разве вы оба не провинились передо мной? Кайрин, за свою невнимательность, а ты и вовсе огорчил меня Крей… Честно говоря, я не ожидала такого глупого поступка от своего лучшего ученика.

"О! А, похоже, она скромничает! Это Летиция лучшая её ученица, судя по тому что о ней говорят!" — подумала я, молча наблюдая за тем, как лицо Крея менялось, изображая все оттенки злости и всё гадала, сорвётся ли он на эльфийку или нет. Как буд-то самой было необидно убираться здесь вместо прислуги… и необидно, честное слово… во-первых, я сама виновата и вину свою признаю, а во-вторых, я тысячи раз мыла полы, занимаясь этим каждый день, по нескольку раз, и от уборки одной единственной аудитории, моё самолюбие не пострадает.

— И ты будешь каждый день тут убираться, пока я не решу, что хватит. — сказала эльфийка на прощание Крею.

Не теряя времени даром, я пошла на поиски тряпок и вёдер в подсобную каморку, а Крей остался стоять на том же месте, очевидно до сих пор борясь со своей яростью, а может, он попросту не знал за что взяться.

"Эх, дать бы ему хорошего пинка, чтобы мозги на место встали!" — подумала я, возвращаясь с вёдрами и тряпками, но вслух сказала:

— Если ты думаешь, что пока будешь тут стоять в такой странной позе и изображать статую мага, я всё перемою, то ты глубоко заблуждаешься. Я вымою ровно половину аудитории и уйду.

Затем я взяла ведро и пошла за водой. Уже у колодца, я подумала о том, что Крей просто психанёт и уйдёт в своё общежитие. Я конечно не гордая и домою его половину, но… он тоже взялся за ведро и тряпку, и я с удовольствием могла наблюдать за его неумелыми действиями краешком глаза.

Когда всё было закончено, я вынесла грязную воду и вернулась, чтобы поставить на место ведро и забрать свою сумку. Взглянув на то, как помыл полы Крей, я подумала о том, одобрит ли такое мытьё Ариссантэй, и собралась уже уходить, когда услышала.

— Зачем ты сделала это?

Прогресс. Крей со мной разговаривает.

Я медленно повернулась к нему, вопросительно заломив бровь.

"Ну не дурак ли он?" — спросила я у себя и на всякий случай у него:

— Что сделала?

— Остановила меня. — тихо, но с нарастающим раздражением ответил он и тут моё тёмное "я" взбунтовалось.

— Я не хотела, чтобы ты пострадал… — сказала я негромко, стараясь не сорваться.

— Неправда! — возразил Крей, сверкнув глазами. — Тебе на меня наплевать!..

Я не смогла больше сдерживаться и слушать, что он скажет дальше. И я предстала перед ним именно такой, какой он меня видел в данную секунду.

— Ты забыл, кто ты и кто я?! — одёрнула я его. — Ты совершил то, что не могло вернуть Вэллерин, но могло погубить не одного тебя! А я спасала и спасалась, то есть сделала то, чего от меня ждут и сделаю то же самое снова, если понадобится!

— Ты считаешь меня таким слабаком и неудачником, не отдающим отчёта в собственных действиях?! — вспылил Крей.

— Если на то пошло, то я скажу да, да и ещё раз да! Своими действиями ты покусился на нечто большее, чем жизни Вэллерин, Линдта или свою! — закричала на него я, чувствуя полную потерю контроля над своими эмоциями.

— А разве есть что-то большее, чем жизни друзей?!

— Есть, но тебе этого не понять со своей глупой трагедией с этой Летицией! — крикнула я или то, что в данный момент мною сейчас управляло. И хотя в правильности сказанного я не сомневалась, одновременно с этим, я и не вполне осознавала, о чём хотела докричаться до этого озлобленного на свою жизнь типа.

— Уж не о себе ли ты говоришь? — ехидно усмехнулся он, и я поняла, что сейчас передо мной стоит совершенно другой человек, настолько незнакомый, насколько это вообще возможно. — Думаешь, я не видел, как ты на меня смотрела? Ты, как и Летиция положила на меня глаз и думаешь только о себе…

Я нервно рассмеялась, потому как моё тёмное "я" уже отступило, а на его месте оказалась самая обычная Кайрин.

Я подошла к ней почти вплотную и сказала:

— Слушай-ка меня внимательно, Крей. Я бы на тебя и в самом деле бы положила… но не глаз… Лучше всего мечом плашмя промеж глаз тебе приложить. От идиотизма знаешь ли иногда помогает.

Тут я увидела то, что постоянно отвлекало моё внимание. Длинная чёрная нитка на волосах Крея, которая словно намагниченная тянулась ко мне. Я схватила её и с силой дёрнув, бросила на пол.

"Ну и гадости он на себе таскает!" — подумала я, брезгливо передёрнув плечами. Я повернулась к двери, чтобы уйти и вдруг сказала:

— И знай, что я не просто плохая, а очень…

— На самом деле ты истеричное самовлюблённое чудовище. — процедил сквозь зубы Крей.

— В самую точку, герой! — подтвердила я. — И больше меня ни о чём не спрашивай. Ты меня достал!

Собственными руками я сейчас разрушила шансы на перемирие. Но я ненавидела, когда на меня орали и необоснованно в чём-то обвиняли. Хватит с меня моего загубленного детства в Хише.

Девочки, что всех боялась и вечно оправдывалась, больше нет, и не будет. Пусть я лучше буду чудовищем, но чудовищем гордым и со здоровой нервной системой.

"А без Крея я как-нибудь обойдусь. Переживу." — подумала я со злостью. Напьюсь с Джоуэллом и Виктисом и изолью им всё что накипело, ведь всё равно забудут на следующее утро. Даром что целители. Прямо сейчас и отправлюсь! И пусть на меня Ариссантэй орёт, сколько влезет, что не выучила урок. Хотя я честно постараюсь хоть что-то запомнить, если прочту свиток перед лекцией. И пусть этот идиот моет полы один!

Я понимала, что обошлась с ним слишком резко и зря порвала там, где всё и так держалось на честном слове… на одной лишь ниточке…

Я впервые заплакала, благодаря богов и судьбу за то, что рядом никого нет, и вдруг прекратила свою истерику…

Ниточка… чёрная противная ниточка с головы Крея.

Я вспомнила то чувство омерзения при прикосновении к ней и меня передёрнуло. Это чьё-то заклинание. Кто-то украдкой, словно вор, повесил его на Крея. Но зачем?.. Нужно это непременно узнать и плевать на то, что он подумает.

Я побежала обратно в аудиторию и буквально, сбив с ног Крея, который только заканчивал своё мытьё, чуть ли не из-под швабры вытащила эту злосчастную нитку, и тут же завернув её в платок, сунула в карман сумки. Мне повезло, что она не намокла. Теперь при помощи кого-нибудь из магов, я узнаю, что это за заклинание.

А вот Крей, похоже, не поймёт, за что же его так толкнули. К счастью он здорово приложился о стол и сейчас валялся без сознания. Что будет, когда он придёт в себя, я знать не хотела. Придётся что-нибудь соврать типа того, что потеряла замочек от серёжки, а Крей собирался его замыть… Глупо конечно. Но ведь я могла сыграть и глупую. Я склонилась над Креем, а затем и вовсе села перед ним на колени.

Сейчас, пока он был без сознания, я испытывала перед ним больше чувство вины, чем негативные эмоции, что завладели мною раньше, и поэтому я захотела как-то исправить или сгладить содеянное.

Чтобы осмотреть место ушиба, нужно было положить парня как-то иначе. Я взяла его за плечи и попыталась оттащить от стола.

— Ну и тяжёлый он! А с виду не скажешь. — тяжело вздохнула я, затем закинула его руки себе на плечи, обхватила его и потянула на себя… но в этот момент Крея угораздило открыть глаза, а кому-то зайти в аудиторию о чём свидетельствовала скрипнувшая дверь.

Мы одновременно повернули головы в сторону двери.

Там стояла никто иная как Летиция.

Судя по её виду, она была, мягко выражаясь, в замешательстве…

И без того её бледное лицо стало ещё бледнее, тонкие губы сжались в полоску, а глаза и вовсе превратились во что-то страшное — они почернели так, что ни стало видно ни радужки ни белков — две чёрные дыры, а не глаза.

"Не приведи меня пресветлый бог, так взревновать." — подумала я, понимая, что сейчас должна была вскочить с места подальше, отбежать от Крея и оправдываться, чтобы хоть как то сгладить конфликт… но делать этого я не стала…

И причиной ли тому была живущая в каждой девушке стерва или неистребимая жажда поступать всегда вопреки, но я сделала то, что сделала… Я демонстративно застегнула "случайно" расстегнувшуюся пуговку на рубашке, вздохнув при этом как бы с сожалением и вообще всем своим видом показывая Летиции, что та не вовремя зашла, томным голосом поинтересовалась:

— Что-то не так?

Летиция не ответила. Полуэльфка просто повернулась и ушла. Даже не хлопнув дверью.

— Я нечаянно тебя толкнула. — сказала я, не смотря в глаза Крея. — Просто застёжка потерялась. Извини.

Затем я встала на ноги и, не оборачиваясь, пошла прочь.

 

9 глава.

Единственными из моих хороших знакомых, кто владел магией и хоть немного в ней разбирался, были Джоуэлл и Виктис. Но покинув Академию, я побежала не к ним, а решила проведать Вэллерин.

Бедная девушка пребывала в том же состоянии, что и была, без каких-то изменений в лучшую или худшую сторону.

Линдт и отец Вэлл были рады и этому. Главное, что пока она была жива…

Было бы глупо полагать, что именно мой разговор сыграл важную роль и задержал у самой грани между жизнью и смертью, но всё же, я ещё раз поговорила с подругой. Поговорила так, как буд-то она сидела напротив здоровая и весёлая, как было всегда.

Я рассказала ей о своей учёбе в Академии, об Ариссантэй и Крее, но сделала это в лёгкой форме, делая вид, как будто ничуть не расстроена. Вэллерин и так приходилось несладко, а ещё я со своими проблемами, поэтому про Летицию я рассказывать не стала и вовсе.

В этот раз Линдт меня не подслушивал. Я встретила его, только когда уходила из лазарета.

— Привет, Кайрин. — сказал он и улыбнулся. Я с тревогой посмотрела на него. Сегодня мне так хотелось уйти незамеченной.

— Привет, Линдт. Можно тебя попросить об одной маленькой услуге?

— Да, пожалуйста, — хмыкнул он. — Я обязан тебе жизнью, поэтому ты вольна просить меня о чём угодно.

— Не говори Крею, что я прихожу к Вэлл. — сказала я прямо.

— Но почему? — искренне удивился Линдт.

— Потому что мы с ним очень здорово поссорились, и я не хочу, чтобы он вообще знал о моём существовании. Может быть, не зная меня, он был бы счастлив, а я ему просто мешаю. — тихо проговорила я.

— Перебесится и перестанет так на тебя злиться. А ещё лучше, когда он уедет в Грозовые башни на стажировку. Подальше от Летиции. — попытался утешить меня Линдт.

Я пожала плечами. Мне уже было, честно говоря, всё равно, уедет Крей или останется. Больше я извиняться ни перед кем не буду. Хватит. Передо мной осталось две основных задачи: спасение Вэлл и учёба, а остальное всё ерунда.

Уйдя из лазарета, я направилась в мужское общежитие.

По пути мне встретился Крей, который сделал вид, что не увидел меня и просто прошёл мимо, закрываясь от начинающего моросить дождя.

Мне было наплевать на дождь. Я хотела найти своих друзей-телохранителей.

Щёлкнув голема по носу, я прошмыгнула в мужское общежитие. Так как жили они на первом этаже, идти мне долго не пришлось.

Войдя в комнату, я сначала поморщилась от запаха (и когда они успели так надраться?!), а потом мрачным взглядом оглядела всю честную компанию, которая представляла из себя Джоуэлла и четверых смутно-знакомых мне парней. Как позже выяснилось, трое из них были магами, причём боевыми, а четвёртый, таким же, как и я, телохранителем.

— Идём к нам, Кайрин! Я тебя с ребятами познакомлю, выпьем, поговорим! — предложил Джоуэлл с широкой улыбкой.

— Где Виктис? — холодно осведомилась я.

— Ушёл с девушкой… да ты сядь, обогрейся… Чего шастать под дождём?!

Понимая, что шансы найти Виктиса ничтожно малы, я решила принять меры по отношению к Джоуэллу.

— Вставай позор нашей Школы! — приказала я тоном, не обещавшим ничего хорошего. Хотя в принципе, он не делал ничего такого предосудительного, меня просто взбесил тот факт, что мне нужна помощь, а те, кто может её оказать, не в состоянии это сделать. Один пьян, а другой вообще неизвестно где…

— Не кипятись, Кайрин… я могу прийти в себя в любой момент…

— Ну, так приходи и поскорее!

— Не вижу веской причины это делать. — нагло заявил он.

— Сейчас она у тебя будет. — пообещала я и выволокла его из-за стола.

Присутствующие с интересом наблюдали за разворачивающейся на их глазах сценой. Конечно, весело, наверное, смотреть, как хрупкая девушка тащит за шиворот здоровенного парня…

— Идём! — прорычала я ему в ухо и потащила под дождь, который стал уже проливным. Только сама я выходить не стала, а выпихнула наружу эту ошибку природы и с удовольствием понаблюдала, как он мокнет.

После холодного душа, Джоуэлл, заспешил обратно, дрожа и стуча зубами.

— З-зачем ты т-так? — спросил он, воззрившись на меня невинными голубыми глазами из-под намокшей чёлки.

— Затем, чтобы ты не позорил Школу и меня при посторонних.

— А я думал, что мы друзья. — не замедлил упрекнуть меня он.

— И я не спорю. — сжалилась я. — Только друзьям нужно помогать, а не предлагать всякие глупости.

— Я всего лишь хотел, чтобы ты согрелась. — проворчал он.

— Знаешь, Джоуэлл, ещё чуть-чуть и мне станет интересно каким образом ты закончил Школу. — вкрадчивым голосом сказала я ему.

Виктис и Джоуэлл незаметно помогали друг другу при помощи магии, о чём не говорили даже мне, забыв о моём тонком слухе.

Джоуэлл принял эти слова слишком близко к сердцу и побледнел.

"Не хватало ещё с ним поссориться." — подумала я и честно предупредила:

— Извини, но я сегодня злая. Поэтому лучше без лишних слов скажи, что это.

С этими словами я достала платок и, развернув его, показала нитку.

— Это обычная нитка, Кайрин. — пояснил он мне, как будто я была умалишённой.

— Спасибо. Но я и так знаю что это нитка. Какое на ней заклинание?

— Никакого. — сказал Джоуэлл и пожал плечами, но видимо вовремя сообразив, что я могу на него разозлиться, добавил: — Тут, кажется, есть немного какой-то деструктивной магии, но я не боевой маг, чтобы определить какой именно… Хочешь, ребята проверят?

— Валяй. — позволила я и вернулась вместе с ним в комнату.

Ребята оказались более трезвыми, чем Джоуэлл, а может просто использовали один из своих фокусов, видя моё поборничество с пьянством, я не знаю, но исполнять мою просьбу не отказались. Они довольно охотно разложили на столе платок и стали рассматривать ниточку.

— Это злючка. — сказал один из них. Единственный блондин из присутствующих здесь парней, которые поспешили с ним согласиться. — Заклинание в довесок.

— Объясни. — попросила я.

— Заклинание в довесок, само по себе очень маломощное и садится лишь для одной цели — злить, вызывать негативные эмоции. Поэтому мы зовём его "злючкой". На нормальных магов оно не действует…

— А на временно ограниченных?.. — полюбопытствовала я.

— Так же как и на обычных людей. То есть раздражитель ещё тот. — усмехнулся обладатель незаурядной внешности. Он взял ниточку в руку, положил на раскрытую ладонь, где её тут же слизнуло алым язычком пламени.

— Я надеюсь, что вы о ней всё узнали. — сказала я, придя в себя после такого наглого уничтожения улики.

Маг поднял на меня укоризненный взгляд загадочных карих глаз.

— Ну ладно, — сдалась я. — Мне понятно как действует "злючка". Но для чего её подсаживают? Для того чтобы просто вывести человека из себя?

— Иногда именно для этого. — покачал головой парень. — Но вообще-то оно используется и для инфернальных заклятий. Когда, например, вызывают демона и ставят ему сложную задачу, чтобы подкормить этого демона и ослабить человека, ставят такую "злючку".

Я выругалась… Опять засада — демоны! Будь он неладен, этот демонолог!

— А на ком ты это нашла? — вдруг поинтересовался блондин.

— На одном из знакомых. — вздохнула я и не выдерживая испытующих взглядов, сказала: — На Крее. Джоуэлл, налей мне тоже вина. Только сразу побольше.

— Может, ты сразу из кувшина будешь? — пошутил кто-то, не ведая, что я шуток не понимаю.

Я взяла кувшин и под ошарашенными взглядами парней сделала несколько глотков. Жидкость была кисловатая и мало похожая на вино. Я даже подумала, что они пьют прокисший сок, но тут же, в желудке распустился огненный цветок, а затем жар передался всему телу. Ну вот, в принципе, я и согрелась.

Присев на край чьей-то кровати, я упёрлась подбородком в ладони.

— Значит этот парень вляпался по уши. — сделал вывод мой консультант. — И снова Летиция, которая, по всей видимости, решила воспользоваться тем, что его лишили доступа к силе.

— Значит нужно разобраться с Летицией. — сделала вывод я.

— С ней не разберёшься… — сказал кто-то.

— Ага, слышала я это уже сотню раз! — не выдержав, воскликнула я. — Никто не хочет с ней связываться, потому что она всё равно все года выкручивается, так что ли? Или никому по-настоящему чужие проблемы не нужны, а маги?

— Не злись. — постарался успокоить меня Джоуэлл. — Просто, до этого момента это были проблемы касающиеся лишь этих двоих…

— Даже когда пострадала Вэллерин?!. И вообще что ТЫ можешь об этом знать?

— Это слишком серьёзное обвинение. — сказал вместо него светловолосый маг. Я особо не задумывалась, над тем, почему так происходит, но отчего-то я испытывала к нему необъяснимую симпатию, благодаря которой, я верила каждому его слову и не хотела спорить.

— Сама знаю. — буркнула я, раздражаясь от собственной беспомощности. — И думаю, что это не мешает проверить.

— Если что, ты всегда можешь рассчитывать на нас. — решил за всех блондин.

— Только никому ни слова, в том числе и Крею. По поводу него у меня будет ещё одна просьба. Пожалуйста, проследите за тем, чтобы на него снова ничего не накинули.

— Мы же с ним на одни занятия ходим, так что это без проблем. — заверил меня один из магов.

— Хорошо, — кивнула я. — а сейчас мне нужно к себе. Побыть одной, подумать…

— Тебя проводить? — спросил светловолосый.

— Не нужно. — немного поколебавшись, устало отозвалась я и поплелась к себе. Мне, конечно, интересно было бы поговорить с ним ещё, но я не хотела, чтоб кто-то ещё мок под дождём, из-за меня.

Сначала спать. Потом думать. И ещё признаваться себе в том, что Крей злился на меня по вине магии, а я вот сама по себе… почему то иногда я казалась себе до ужаса жестокой и в душе начинала жалеть своих обидчиков.

Дождь немного утих, но всё же, не прекратился, от чего я продрогла до мозга костей и через какое-то время застучала зубами. Это заставило меня ускорить шаг и ещё раз пожалеть о том, что не позволила проводить себя тому магу (ведь он вполне мог создать какой-нибудь магический зонтик, чтобы мы не промокли). Видимо из-за усталости, я не сразу сообразила, что, похоже, именно этого он и хотел. И вот, теперь, по собственной глупости, я мёрзла под ледяными каплями… Не часто я болею простудой, но всё же, иногда и со мной это случается, поэтому не хочется искушать судьбу в такой момент, когда я могу оказаться кому-то очень нужной…

Я уже подошла к женскому общежитию, когда дорогу преградила невысокая фигура в длинном плаще и скрывающем лицо капюшоне.

— Куда-то торопишься? — раздался из-под капюшона мелодичный голос.

— А тебе то что? — огрызнулась я, бесцеремонно отпихивая от себя незнакомку, но та уцепилась за мой локоть.

— Стой на месте, пока я не позволила тебе с него сдвинуться! — выкрикнула та, что скрывала своё лицо и я, не сдержавшись, быстро шагнула вперёд и скинула с неё капюшон.

Летиция. Мне бы сразу следовало догадаться.

— Чего тебе надо?

— Не смей больше подходить к Крею. Он мой! Запомни это! — выкрикнула она мне в лицо.

— М-да? Правда? Что-то я не заметила у него на лбу надписи, что он принадлежит тебе. — ехидно усмехнулась я.

Весь день я копила свою ярость, не давая ей выплеснуться наружу. И ради чего? Ради всеобщего блага? Или ради вот этой?..

Чувствуя, как во мне снова закипают эмоции, сдерживаясь из последних сил, я собрала всю свою волю в кулак и, посмотрев Летиции прямо в глаза, сказала, одновременно убирая её руки с себя.

— Лучше не трогай меня, Летиция. Я не хочу, чтобы с одной из нас что-то случилось.

Врала я конечно. Мне очень-очень хотелось её побить.

— Конечно, не хочешь! — зло усмехнулась она. — Потому что, если что-то с кем-то и произойдёт плохого, то это только с тобой! Я посоветовала бы тебе бежать из Академии прямо сейчас! И как можно дальше!

— И не подумаю! Это лучше ты беги, пока не нашлись доказательства, что Вэллерин из-за тебя лежит при смерти!

Лицо этой припадочной потемнело, а глаза снова превратились в две чёрные пропасти. Тонкие бледные губы, искажённые ненавистью, зашептали какое-то заклятие, от которого, с каждым вздохом, мир становился всё темнее и темнее. Свинцовые тучи стали чёрными и окреп ветер, словно готовый в любую минуту поднять нас в воздух.

Не было ни малейшего сомнения в том, к каким именно силам, обращается Летиция, чтобы меня напугать. Я сжимала старую рукоять своего нового меча, готовясь в случае необходимости, выхватить его из ножен… а моя ярость томилась на медленном огне терпения, чтобы в любой момент поглотить мой разум без остатка… Теперь я понимала, в чём моя сила и лишь ждала своего часа…

Но Летиция хотела не только напугать меня, если вообще преследовала такую цель… Её глаза неожиданно вспыхнули алым и снова потемнели… затем в страшных чёрных глазах появилось удивление и в следующую секунду она начала изменяться. Человеческое тело словно смяла невидимая рука, превратив его в отвратительный чёрный сгусток.

И наверное я по праву могла называться чудовищем, потому что вместо того чтобы действовать, я стала наблюдать за зловещими пертурбациями с живейшим интересом.

Чёрный комок, которым стала Летиция, набухал и разрастался. Когда он достиг размеров взрослого коня, из него полезли длинные, покрытые жёсткой щетиной, лапы и выдвинулась мерзкая, на мой взгляд, голова с множеством глаз и ртов.

— Паук. — фыркнула я презрительно. — Просто жирный гигантский паук.

Я была зла. Очень зла. И всю свою злость я решила выплеснуть лишь на одном доступном мне существе, на том самом в которое так неожиданно даже для себя самой обратилась Летиция… И мы, молча, бросились друг на друга в атаку…

Паук плюнул в меня чёрной слизью, но я отскочила и с силой обрушила меч на первую же, попавшуюся лапу. Меч со звоном отскочил, а я сама едва не была нанизана на эту самую лапу. Видимо воодушевлённое своим успехом создание тьмы, тут же проявило в отношении меня бешеную активность, скача вокруг и пытаясь сбить своим отвратительным плевком или затоптать лапами. Ударив мимо меня и попав в землю в очередной раз, монстр натолкнул меня на одну идею…

Позволив приблизится к себе, я спровоцировала новый удар, после чего надеясь что не промахнусь, вскочила на лапу ударившую возле меня и, перепрыгнув на панцирь создания, вонзила клинок между головой и туловищем в незащищённую хитином щель. Затем я буквально забила туда меч, отрывая чудовищу голову… после чего отскочила подальше от конвульсирующего тела, которое медленно снова превращалось в Летицию.

Когда превращение завершилось, тело девушки вспыхнуло и исчезло в открывшейся тёмной воронке, туда же начало засасывать и окружающую темноту, от чего возник страшный ветер. Меня тоже тянуло в воронку, но я удерживалась… до того времени пока чёрный жгут возникший из воронки не обвил мою правую ногу и потащил туда более настойчиво.

И тут, внезапно кто-то ухватил меня за руку.

Кто это был, я уже не видела, потому как находилась на самом края воронки, но судя по тому, что неизвестный тащил меня в противоположную от опасности сторону, я полностью ему доверилась и, в следующую же секунду, была выдернута из чёрного зева, этой крепкой и сильной рукой.

Упав на колени, я обернулась назад, чтобы увидеть как схлопывается воронка, затем посмотрела на своего спасителя и так и села:

— Милорд, декан? — только и вымолвила я.

Вот тупица! Ну, кто же ещё тут, в Академии появится первым, если вершатся злые магические поступки?! Правда я ещё думала, что сюда сбегутся все студенты, но заметила невдалеке лишь небольшую группку молодых магов.

— Спасибо, что вытащили. — поблагодарила я своего спасителя.

— Не стоит благодарности. Я вижу, что неприятности снова нашли тебя… Лучше объясни мне в двух словах, пока никого нет, что здесь произошло.

Я поднялась на ноги и, подобрав свой чистый, в этот раз оставшийся целым и невредимым меч и убрала его в ножны.

А что собственно рассказывать? И рассказывать то нечего… Ну, поссорилась с Летицией. Она взбесилась, превратилась в паука и напала, а я лишь защищалась…

Не обязательно же ему знать, с каким удовольствием, я отделила эту глупую башку, от паучьей тушки и как полегчало у меня на душе после этого. Пожалуй, в полной мере эту радость со мной мог бы разделить только Дэнрик.

Декан попросил подробнее описать паука, в которого превратилась Летиция и когда я сделала это, он несказанно удивился и обрадовался.

— Вообще-то, существо, в которое превратилась Летиция относительно безобидно и с её способностями она могла использовать что-то более мощное, но…

— Она меня недооценила? — предположила я.

— Нет. Дело совсем не в этом. Похоже, что-то пошло не так. Демонология — опасное и порой неуправляемое оружие.

Снова что-то пошло не так? Как и с заклинанием Крея? Это начинало походить на закономерность.

— А что теперь будет со мной? Я ведь убила студентку Академии. — спохватилась я.

Декан помрачнел, и я поняла, что в этот раз я так просто не отделаюсь. И даже, несмотря на то, что виновата была не я, а Летиция, судебных разбирательств касаемо моей персоны мне не избежать…

Я снова была в ярости. Потому что была под арестом и в самой настоящей темнице… и меня мало утешал тот факт, что темница королевская. И ко всему прочему, я умудрилась всё-таки слегка простыть и теперь мучилась от головной боли и ломоты во всём теле… надо ли говорить, в каком свете мне виделся сейчас мир, а в особенности застенки темницы?

В этот раз разбирательства приобрели ещё больший масштаб и идея посадить меня за решётку на время расследования, принадлежала Высокому Магическому Совету. Они взялись за меня очень серьёзно и даже выяснили, какая судьба постигла Хиш. И хотя, улик указывающих на то, что это я причастна к оживлению мертвецов не было, эта страница моей биографии легла клеймом на мою репутацию. Кем я теперь была для окружающих и что обо мне говорили, я даже боялась подумать.

"И всё же, я не зря не позволила тому магу, имени которого я не знаю, меня провожать. — думала я, зябко кутаясь в тонкое покрывало. — Если бы Летиция посмела напасть на нас обоих, то в итоге виноваты бы тоже оказались оба…"

Я надеялась, что декан постарается вытащить меня отсюда, но время шло, и ко мне на выручку никто не спешил. Конечно. Я же убила студентку Академии, причём одну из лучших… а кроме того она была дочерью Ариссантэй, одной из самых уважаемых преподавательниц Академии, поэтому кто посмеет, усомнится в том, что её ненаглядное чадо ни в чём неповинно и само пало от гнусных чар скрывающей свои способности, некромантки. Расследование учитывало, в первую очередь, показания Ариссантэй и потому, я не избежала тщательного досмотра на предмет незаконных амулетов проверки на владение магией.

Ариссантэй перестала быть для меня хорошей и бесстрастной преподавательницей, превратившись в самую обычную женщину, потерявшую ребёнка и поэтому позволившую эмоциям взять вверх над здравым смыслом. Она решила до конца оставаться при мнении, что её девочка не способна на такое… О, сколько гадких слов она наговорила в мой адрес, сколько было угроз, когда она решила "побеседовать" со мной в камере один на один.

Я только молчала. И не из-за того что мне нечего было сказать, напротив, слов накопилось много… я боялась сорваться. Благо к тому времени, болезнь уже успела отступить и самочувствие значительно улучшилось (а иначе мне бы и в самом деле было очень тяжело).

Когда, наконец, по прошествии трёх суток, меня навестил декан и участливо поинтересовался, не нужно ли мне чего, я попросила его принести мне какой-нибудь мешок для битья, уж очень меня достало сидеть взаперти…

— Не бойся, скоро тебя отпустят, Кайрин. — пообещал он, но уверенности в его голосе я не услышала.

— Я и не боюсь. — проворчала я. — Только кормят здесь плохо и никого побить нельзя, а это знаете ли очень удручает в сложившейся ситуации.

На счёт побить он пропустил мои слова мимо ушей, но вечером ко мне в камеру передали корзинку с нормальной едой.

В ожидании своего "скорого" освобождения, я просидела в тюрьме ещё целую неделю, сильно подозревая, что это подстроила Ариссантэй, похлопотав о том, чтобы меня продержали подольше.

Как я уже говорила, я не представляла какие слухи обо мне ходили в Академии, но от стражников узнала, что в темницу рвалась какая-то ватага парней, но их не пустили, объяснив, что решением совета было не отпускать меня до окончания расследования. Я так подозреваю, что в данном случае "ватагой" были Виктис, Джоуэлл и возможно кое-кто из магов (например, тот светловолосый). Хорошо, что им хватило ума не предпринимать более активных действий, но всё-таки было приятно, что я хоть кому-то осталась небезразлична. Я подумала, что тот, по-прежнему безымянный для меня, маг, мог быть как раз той сдерживающей силой, что не позволила, моим друзьям наделать ошибок. Поэтому нужно будет сказать ему спасибо, когда всё закончиться.

Пока была взаперти, времени я тоже зря не теряла — размышляла о своей странной судьбе и тренировалась, чтобы не потерять форму от безделья.

И зачем было вообще связываться с парнем, от которого у меня столько проблем? Я знала ответ, но не хотела признаваться в этом сама себе… будучи эмоциональной и чувственной особой, которая не может пройти мимо чужого горя, я хотела выглядеть холодной и безразличной, лишь потому, что не хотела, чтобы кто-то лез ко мне в душу… что же творится при этом на душе у других, я не всегда задумывалась.

Покинув Хиш, я надеялась, что войду в мир, где за добро платят добром, друзья бескорыстны и чисты и всегда найдётся тот, кто тебя выслушает, поймёт и не осудит… но, к сожалению, реалии этого мира, почти сразу помогли мне познакомиться со злобой и непониманием…

Может случится, что я вообще на всю жизнь останусь одинокой и непонятой, но это не значит, что я должна сдаться, лечь и умереть от хандры! Мне придётся, как-то научится жить с этим. А я сильная и выживу. Пусть не сразу, но когда-нибудь я найду общий язык с окружающими.

И вот настал день, когда дверь моей темницы открылась, и стражник проводил меня до выхода и отдал мои личные вещи. Суд состоялся без меня, но меня признали невиновной.

Первым делом, я направилась к себе. Прежде чем разбираться и думать, как мне жить дальше, нужно было вымыться и хоть немного поспать. По дороге мне не встретилось не единой живой души, видно сейчас в самом разгаре были занятия, и я спокойно добралась до своей комнаты. Попав внутрь, я обнаружила, что в моих вещах кто-то методично покопался. Ну, ничего. Я была благодарна и тому, что ничего не пропало.

Взяв с собой единственную чистую одежду (облачение телохранителя), я сходила в баню и отдала грязные вещи в прачечную, слишком уж они пропитались запахами тюрьмы. Завтра с утра я заберу её и переоденусь обратно.

А теперь нужно было навестить Вэллерин и отдыхать. Я давно не видела Андрэса и переживала, как бы ничего не случилось.

Но увидев подругу, я поняла, что мои страхи беспочвенны. За время моего заточения с девушкой произошли изменения в лучшую сторону. Её кожа приобрела более здоровый оттенок, грудная клетка вздымалась и опускалась, в такт нормальному дыханию и казалось, буд-то она спит нормальным здоровым сном.

"Может за то время пока меня не было она пришла в себя." — мелькнула в моей голове радостная мысль.

Я присела рядом и осторожно потормошила подругу за руку.

— Вэлл, давай просыпайся! — сказала я громким шёпотом, чтобы не испугать спящую девушку. Но она продолжала спать, отчего у меня болезненно сжалось сердце.

Неужели я ошиблась?

И всё же, я ещё раз попыталась её разбудить, немного повысив голос:

— Просыпайся, Вэллерин!

И та наконец услышала мой призыв и открыла глаза.

— Привет, Вэлл! — сказала я улыбаясь. — Вот мы и свиделись!

— Кайрин… — прошептала она сухим и хриплым голосом. — Дай пить…

Я оглянулась в поисках кувшина с водой и, обнаружив его на окне, подала его Вэлл. Чуть подрагивающими от слабости руками она приняла кувшин моих рук и сделала несколько судорожных глотков, после чего самостоятельно поставила кувшин на пол.

— Кайрин, я очень рада тебя видеть. — сказала девушка отдышавшись. — Спасибо тебе за то, что сделала для меня. Я бесконечно благодарна тебе за твою смелость и самоотверженность.

Я непонимающе на неё уставилась.

— Но я же ничего не сделала. — возразила я.

— Ты вернула меня к жизни и убила Летицию… всё, то время, что я провела в лазарете, я слышала тебя и твои слова придавали мне сил… как и в этот раз. Я смогла открыть глаза и прийти в себя, потому что ты была рядом.

— С чего ты взяла?

— Не забывай, Кайрин, я маг. А маги, просто так не сдаются. Пусть мне было неподвластно моё тело, но дух мой был свободен, и я могла наблюдать за тобой. Мне жаль того, что произошло между тобой и Креем… но пойми, что он тоже как и я находился под властью тёмных чар и твои слова сильно задели его…

— Выходит, это я во всём виновата?

— Не во всём, но свою лепту в вашу ссору ты внесла. — задумчиво проговорила Вэлл.

— Ладно уж. — махнула я рукой. — Речь сейчас не обо мне. Лучше скажи, за что Летиция тебя так приласкала.

— Я случайно подслушала её разговор, вот и она решила меня прибить. К счастью ей помешали довершить начатое, но если бы не ты, то она со временем сделала бы это.

— А с кем и о чём она говорила? — заинтересовалась я.

— С кем-то кто хочет уничтожить Академию и захватить Лавирру. Летиция предоставляла информацию мардисцам в обмен на знания… тёмные знания. Такое в Академии не проходят.

Мардис издревле славился своими призывателями и некромантами, а так же попытками захватить Лавирру. К счастью этого у него ни разу не получилось благодаря Грозовым Башням — острову населённому боевыми магами и лучшими воинами континента. Когда-то их помиловали и, простив, отпустили с миром, взяв обещание, больше не нападать… С тех пор прошло иного времени, но жители империи Таэр до сих пор называют море Морем Милосердия, а вот мардисцы, похоже, забыли о своём обещании…

— Это объясняет то, почему она стала самой сильной в Академии по части тёмной магии.

— Сильной — да, но умнее и везучее она от этого не стала. Сражаясь с тобой, она не желала стать одним целым с вызванным ею существом. Она хотела просто напросто, чтобы гигантский паук утащил тебя в своё измерение. Быстро и эффективно.

Я подозревала, что находилась на волосок от смерти, но чтобы настолько…

— Тебе необычайно везёт. Ведь если ты помнишь, Крей тоже ошибся тогда… быть может, мы все ошибались на твой счёт, и ты не так уж бездарна, а? — Вэлл посмотрела на меня, так, как буд-то ожидала, что я в чём-то признаюсь, раскрою какую-то страшную тайну, но я просто пожала плечами.

— Я замечаю за собой лишь дар влипать в неприятности, а в том, что я из них хоть как то худо-бедно выпутываюсь, ничего странного нет — я просто хочу жить…

Тут я услышала за спиной звук шагов и оглянулась. Это был Линдт. Вероятно, он шёл с занятий, так как в руках у него была сумка с книгами.

— Привет… — начал он было, как вдруг увидел улыбающуюся Вэлл и кинулся к ней, бросая на пол сумку.

— Ну как ты, солнце? — спросил он, прижимая девушку к себе. Она что-то сказала ему в ответ, но этого я уже не слышала, поспешив оставить влюблённую пару наедине.

Выходя из лазарета, я столкнулась с Греем. Давненько же мы не виделись… Но Грей отреагировал на меня очень странно — увидев меня, он помрачнел, что-то буркнул в ответ на приветствие и поспешил пройти мимо.

"Или этот тип полностью на стороне Крея или я вообще не разбираюсь в людях." — подумала я, проводив его взглядом.

Но это не испортило моего настроения. Я посмотрела на синее небо, вдохнула полной грудью воздух свободы и подумала, что в сущности, какая это ерунда… Всё ведь на самом деле лучше, чем кажется на первый взгляд. Пусть на меня незаслуженно обижается Грей, точит зуб Ариссантэй и ненавидит демонолог! Пускай я получила наказание практически ни за что… но ведь сейчас я на свободе, Летиция мертва, а Вэллерин пришла в себя! Всё остальное же можно исправить… только отоспаться, как следует, и подумать с чего начать…

Подмигнув распогодившемуся небу, я быстрым шагом направилась к себе. В этот момент, когда все мои друзья были живы и здоровы, я не хотела думать о проблемах… ведь здесь и сейчас я была свободна, а большего и не требовалось…

На следующий день я не пошла на занятия, решив, что для меня это слишком, а осталась встречать Вэллерин из лазарета. Сокурсники девушки готовили вечеринку, а мои приятели-телохранители решили отметить моё возвращение и с Вэллерин мы увиделись лишь на следующее утро. Я не рискнула посетить её вечеринку, чтобы не встречаться там с Креем, а пошла к ребятам в мужское общежитие, где в тесном кругу, то есть в присутствии Джоуэлла, Виктиса и Лэйра (того самого светловолосого мага), рассказала как я сражалась с Летицией и как сидела за это в королевской тюрьме.

Джоуэлл и Виктис, были так впечатлены моим рассказом, что, похоже, от волнения немного перебрали с вином и уснули.

— Теперь ты позволишь мне тебя проводить? — спросил Лэйр с ироничной улыбкой.

Я хотела было сказать, что дождя ведь нет, но посмотрев в его глаза, ответила:

— Почему бы и нет, проводи. Только тут идти всего ничего…

— Это не беда. — невозмутимо проговорил он. — Можно ведь и просто погулять.

Я улыбнулась, и мы вышли на улицу, где уже вовсю горели яркие звёзды, а откуда-то со стороны женского общежития, кажется с крыши, доносились звуки музыки и счастливый смех.

Лэйр предложил мне свою руку и мы, не сговариваясь, пошли прочь. Похоже, он понимал, что я совсем не хочу сейчас возвращаться в нашу с Вэлл комнату.

— Ты точно не хочешь, чтобы мы пошли туда? — спросил меня парень.

Я отрицательно покачала головой и сказала:

— Не хочу. Вэллерин, конечно благодарна мне, но рядом с остальными я буду чувствовать себя неуютно. Испорчу праздник и себе и им.

— Понимаю. Просто подумал, что если ты будешь там не одна, тебе будет не так тяжело. Ведь есть же кроме меня и Вэллерин, кто-то кто относится к тебе хорошо?

— Линдт ко мне хорошо относится и возможно ещё кто-то малознакомый. — задумчиво проговорила я. — Но ты не беспокойся, мне хорошо и без той вечеринки. Моя подруга жива и кроме того, у меня есть друзья, которые хотели штурмом взять темницу… Кстати, я хотела сказать тебе спасибо, что удержал их от глупости. Если бы из-за меня загремели ещё и они, то было бы на самом деле плохо.

— Откуда ты знаешь, что это был я? — хитро поинтересовался Лэйр.

— Ну, выбор был невелик. Ты — был единственным здравомыслящим человеком в той компании и действительно хотел мне помочь. — ответила я серьёзно. — Можно личный вопрос?

— Давай. — позволил маг с интересом на меня посмотрев.

— У тебя необычная внешность… Откуда ты? — спросила я. Мне и в самом деле было это интересно знать. И дело было не в том, что он как и Линдт, был светловолос. Просто сами черты лица были какими-то неуловимо другими.

— Я прибыл издалека. Моего города нет ни на одной карте…

— А страны? Её тоже нет на карте? — удивилась я.

— От моей страны остался только один город. — грустно усмехнулся парень.

— Ладно, извини, что спросила. — проговорила я, чувствуя что Лэйр совсем не хочет мне про это рассказывать.

— Ничего. У тебя, кстати, внешность тоже весьма менее необычная. — подмигнул он и показал куда-то вперёд. — Смотри как красиво!

Мы практически дошли до главной площади города, над которой возвышался величественный белый Дворец, освещённый тысячами огней, некоторые из которых, словно живые парили вокруг. Дворец ночью был не менее красивым, чем днём. Ночью он даже больше притягивал своё внимание, потому что казался сказочным и как буд-то иллюзорным.

— В самом деле, очень красиво. Я никогда не видела Дворец ночью. — проговорила я.

— Ради этого стоило и прогуляться. — добавил Лэйр.

Мы постояли немного ещё, а потом он всё-таки проводил меня до женского общежития. Музыки с крыши больше не было слышно, и я решила, что вечеринка подошла к концу.

— Спасибо за прогулку. — сказала я. — И ещё раз за то, что ты сделал для моих друзей.

С этими словами я подарила ему быстрый и целомудренный поцелуй в щёку, после чего со спокойной душой отправилась в общежитие. Я действительно была ему очень благодарна и не знала, как ещё выразить свои чувства иначе, надеясь, что в будущем, и я смогу быть ему чем-то полезной.

Вэллерин уже спала, когда я вернулась в комнату. Я заметила, что девушка улыбается во сне и, порадовавшись тому, что у неё отныне всё хорошо, накрыла её одеялом и со спокойной душой легла спать сама.

На другой день ко мне пришёл слуга декана и сообщил, что он хочет видеть меня у себя. Вэллерин тем временем ещё сладко спала, после событий минувшей ночи и я стараясь не шуметь, быстренько приведя себя в порядок, выскользнула за дверь.

— Здравствуйте. — поприветствовала я декана.

— Здравствуй, Кайрин. — царапая что-то на бумаге. — Ты присядь пока.

Я послушно села в кресло напротив его стола и с интересом посмотрела на мужчину. После известия о выздоровлении дочери, он стал выглядеть заметно лучше, но всё же, что-то в его облике, неуловимо создавало ощущение душевного беспокойства и напряжённости, наверное, Вэлл уже рассказала ему о заговоре.

Закончив, наконец, писать он оторвался от бумаг и проговорил:

— Тебе могут не понравится мои слова, особенно после всего того что ты для нас сделала… но тебе придётся на время покинуть Академию и отправится в Грозовые Башни.

Я была несказанно удивлена, но всё же, решила выслушать его до конца.

— На счёт учёбы не волнуйся. Там у тебя также будут учителя… но есть одна проблема. На тебя возлагается большая ответственность, а именно охрана тех кого, так же как и тебя, послали в Грозовые Башни. Ты будешь сопровождать их как полноценный телохранитель, а в Грозовых Башнях будешь принята на службу как защитник северного рубежа.

— А зачем вообще кого-то сопровождать? — удивилась я. — Разве нельзя просто отправиться через портал?

— Можно, но вам необходимо проверить северный тракт. В последнее время по нему не рискуют ездить даже самые отчаянные купцы, в связи с участившимися исчезновениями людей, предпочитая обходные пути или речную переправу. К нам пришёл приказ, чтобы мы отрядили несколько человек и проверили в чём дело. Для твоего отряда не составит проблем, справится с шайкой разбойников.

По тому, как декан улыбнулся, я поняла, что у него для меня заготовлен какой-то подвох.

— Выходите на рассвете. Встреча у северных врат города.

— А кто возглавит отряд? — спросила я.

— Тот у кого достаточно боевого опыта и заслуг. — невозмутимо сообщил декан. — Твоя кандидатура подходит на эту роль лучше всего.

— Ещё меня интересует состав отряда и то, знают ли они кто ими будет командовать. — сказала я устав удивляться и готовясь услышать от этого человека что-нибудь более странное.

— С составом отряда познакомишься на месте. Просто приходи в своей форме телохранителя. И возьми вон ту сумку у стены, там карта, кое-какие вещи, которые тебе, несомненно, пригодятся и деньги. Купишь себе лошадь, а остальное потратишь на содержание отряда.

В Грозовые Башни, так в Грозовые Башни. Я была удивлена, но не возражала против того чтобы отдохнуть от Академии и посмотреть на что-то новое…

Поэтому я сразу, не откладывая в долгий ящик, отправилась на рынок. Поторговавшись, я купила достаточно крепкую и непугливую кобылку, такую же вороную, как ту на которой мне пришлось путешествовать в Лавирру. Денег ещё оставалось достаточно много, и я ещё прошлась по рынку, собирая припасы в дорогу.

Оставалось лишь одно неоконченное дело — посещение Дэнрика (ведь я видела его в последний раз, перед тем как угодила за решётку). Зря я к нему пошла. Можно было отделаться запиской. Дэнрик воспринял этот отъезд уж слишком подозрительно и посулил неприятности.

— Я не ясновидящий и не маг. — сказал он. — Но что-то мне подсказывает, что хлебнёшь ты ещё горя с этими Грозовыми Башнями и ещё…

— Что? — спросила я, не выдержав паузы.

— Ничего. — отмахнулся он.

Ну, спасибо, друг. Утешил — называется. И совсем непонятно, что хотел ещё сказать на последок.

Хорошее настроение улетучилось как небывало и пришлось поспешить в общежитие, чтобы хотя бы лечь пораньше, ведь в дороге врятли удастся выспаться.

 

10 глава.

Проснулась я ещё затемно и сразу начала приводить себя в порядок и укладывать вещи, на которые махнула рукой вечером. Как командир отряда, я имела полное право задержаться и приехать позже всех, что я и сделала, не желая пренебрегать лёгким завтраком.

Выйдя на улицу, я поёжилась от холодного и сырого утреннего воздуха и, накинув на голову капюшон, побежала в конюшни, где оставила свою лошадку. Наверное, весь отряд уже был в сборе и мёрз, дожидаясь меня.

Путь до северных врат прошёл в размышлениях. Я думала о том, что может быть, сегодня расстаюсь не только с Академией, но и с Креем. Ведь совсем неизвестно какая судьба ждёт его. И было трудно признать, но я признавала, что мне небезразлична его судьба… несмотря на все стычки, непонимание и возможно даже ненависть… А на душе было настолько тяжело, что я не смогла сказать одно единственное "Прощай"… и конечно не смогла сказать большего, не смогла объясниться…

Кроме того, я расставалась с друзьями, которых я только-только начинала узнавать… Было немного обидно и грустно, что происходит всё именно сейчас и именно так, а не иначе.

Я беспрепятственно проехала мимо сонных стражников и оказалась за воротами города, который не покидала два с лишним года.

И тут, выглянув из-под капюшона, я увидела их… четверо магов, с каждым из которых я была хорошо знакома и одна светловолосая и голубоглазая девушка, которую я не знала лично, но часто видела в Академии. Она была одной из тех, кто удосужился меня поприветствовать и представиться (её звали Мелиссаной), а не стал отмалчиваться тихо в сторонке, как Грей, которого я ожидала увидеть здесь меньше всего и Крей, с которым я мысленно успела попрощаться. Я знала, что его собрались послать в Грозовые Башни, но совсем не думала, что его включат именно в мой отряд.

Был рад, но почему-то смущён, как буд-то не ожидавший увидеть здесь, не то чтобы меня, а именно девушку в качестве командования, Линдт. Только один Лэйр поприветствовал меня совершенно спокойно.

— Думаю нет нужды объяснять зачем вас сюда прислали. — сделала вывод я. — И каждый из вас знает, куда мы направляемся.

— Нам только не объяснили почему нас не отправили через портал. — сказал Линдт и другие были с ним полностью согласны. Не видя причин скрывать то, что тракт опасен, я разъяснила цель нашего путешествия.

Никто и вида не подал, что обеспокоен нашей миссией, и я мысленно похвалила их за смелость и выдержку. За последнее, я в особенности могла поблагодарить Крея. Он держался лучше всех, умудряясь одновременно слушать приказы и не замечать как человека, вечно держась позади всех.

Уже в пути я подозвала Грея и спросила:

— За что тебя-то в ссылку отправили?

Грей поморщился видимо от того что я сравнила Грозовые Башни со ссылкой, но всё же ответил:

— Сам вызвался.

— Да ну, а я то думала в Грозовые Башни пай-мальчиков не берут. — подначила его я.

— Мел тоже сама захотела… — будто не слыша издёвки, добавил Грей.

— Но она-то боевой маг воздуха, а ты — целитель.

— А разве боевым магам не нужны целители? — окрысился парень.

— Нужны. — согласилась я. — Но только те кто умеет за себя постоять.

— Я прекрасно дерусь. — заявил Грей чуть не заставив меня расхохотаться.

— Драться — это одно, а побеждать — совсем другое. — сказала я, усмехаясь. — Дерутся лишь мальчишки, да пьяные, а воины сражаются.

— Я умею… — продолжал гнуть своё Грей, но я его оборвала на полуслове.

— Не хвастайся, а докажи на следующем привале, хорошо?

Грей с готовностью кивнул и как-то нервно сжал поводья. Я лишь снова усмехнулась. Видела я эту подготовку. Ни чета Школе. Девичьи потасовки, одним словом.

Сначала путь наш лежал через обширные поля и равнины, так что с тракта просматривалась вся округа и пока, невозможно было представить, что где-то на этих просторах, может таиться опасность. Слишком далеко был лес, где обитали дикие звери и могли прятаться разбойники… А где-то далеко впереди находилась деревня Большие Холмы и опасности ничего не предвещало.

— Я думаю, что не случится ничего страшного, если мы переночуем прямо у тракта. — сказала я когда солнце начало клониться к горизонту. — Им сейчас всё равно никто не пользуется.

Распорядившись, чтобы Меллисана и Линдт натаскали хвороста для костра, я напомнила Грею о нашем разговоре:

— Ну что, Грей, проверим, на что ты способен?

Он достал из простеньких ножен свой меч (кстати, неплохое было оружие, наверное, отец подарил) и встал в оборонительную позицию. В глазах мальчишки горела решимость, заставившая меня подумать о том, что Арад и впрямь успел чему-то научить сына. Но немного погодя, я обнаружила, что Грей бессовестно пропускал мимо ушей не только уроки отца, но и прогуливал фехтование в Академии. Слишком много делал он лишних движений, которые в серьёзном бою могли сыграть с ним злую шутку, да и меч в руках держал неумело. Вообщем защищался парень из рук вон плохо, нападал лучше, но всё-таки тоже не очень хорошо…

Когда мне надоела эта мышиная возня, я с лёгкостью его обезоружила и отправила глотать пыль у своих ног.

— Если на нас нападут, не смей высовываться. — сказала ему я, с высоты своего роста. — И ещё… прошу воспринимать меня серьёзно. Я не та Кайрин, что ты повстречал в Хише. Я изменилась.

— Я это заметил. — буркнул Грей поднимаясь на ноги и отряхиваясь от пыли.

Ну как, скажите на милость, мне себя ещё вести, если меня назначили командовать, а вовсе не налаживать дружеские отношения… Да и кому вообще пришло в голову отправлять в Грозовые Башни этого мальчишку?.. ему самое место в лазарете…

Первую половину ночи бодрствовала я. Напрягая слух и уставившись в звёздное небо, я лежала в стороне ото всех и старалась прочувствовать ночь, чтобы не упустить ни малейшего шороха… Давненько я не ночевала под открытым небом и даже успела отвыкнуть. Оставалось лишь надеяться лишь на своё чутьё и интуицию, ведь звуков подступающих ко мне со всех сторон, было необычайно много и, как знать, какой из них мог стать сигналом опасности.

Лэйр, перед тем как улечься, начертил вокруг стоянки защитный круг, но действенен он был только против существ сугубо магического происхождения, а это значило, что любым головорезам, было очень просто застать нас врасплох. Да ещё и с таким оружием как у моих спутников… Ведь у большинства были мечи, которыми они даже не умели толком пользоваться. Лишь у Меллиссаны за плечами болтался арбалет и как маг воздуха, она должна была хорошо из него стрелять. Проверив боевые навыки Грея, я лишь могла тешить себя надеждой на то, что хотя бы кто-нибудь из них умеет постоять за себя без помощи магии. Ведь не зря на войне маги зачастую держатся поодаль, чтобы и колдануть спокойно можно было и убежать если что.

"Чего это ты так на магов взъелась? Обидно что ли стало из-за того что в своё время не поступила в Академию?" — спросила я у себя.

И ведь в самом деле, я тогда почти загорелась туда поступить. Проверить силы, на которые намекали мне окружающие, и даже задумывалась я сама, после череды странных случайностей. Больше всего бы мне хотелось быть боевым магом огня или воздуха, но уже сейчас я думаю о том, что став магом, я бы не стала телохранительницей… была бы сейчас такой как они…

Была бы как они и вёл бы меня в Грозовые Башни какой-нибудь храбрый воитель… но так вышло, что сложилось всё иначе и роль воина-защитника сейчас выполняю я и не желаю себе иной судьбы. Ведь я могу действовать там, где магия бессильна… да и стала бы я таким хорошим магом, каким стала воином?

Я кончиками пальцев провела по рукояти своего меча. Это был совсем простой клинок. Без других гравировок, кроме моего имени, с чёрной рукоятью, одинарной гардой и серебристо стальным лезвием. У кого-то был меч и получше, но я уже привыкла к этому…

Странное это качество — привыкать. Наверное, это признак сентиментальности. Привыкать к тому от чего страдает душевное равновесие — признак глупости. Например, не стоило мне привыкать к Крею. Он самая вредная из моих привычек… ведь едва схлынул пыл ссоры и я готова бежать к нему, чтобы помириться, а он продолжает смотреть на меня как на врага. И, наверное, лишь воинская выдержка помогает мне держать себя в руках. Правильно говорил Дэнрик — я слишком эмоциональна.

И вот опять вспомнив о нём, я уже готова приподняться на локтях, чтобы хоть краешком глаза посмотреть в его сторону… Поворочавшись, я вообще решила встать и побродить вокруг лагеря.

Бросив "случайный" взгляд на Крея, я увидела, что он тоже не спит, а смотрит на меня и была готова поклясться, что в тот самый момент он смотрел на меня как прежде, с уважением и искренней симпатией (а может и чем-то большим).

— Сменить тебя? — спросил он, зная, что я не спала половину ночи.

Я посмотрела на него не чувствуя и капли сонливости и отрицательно покачала головой.

— Не нужно. Мне всё равно не спится.

Это было чистой правдой. Все остальные давно спали, а я бы не смогла даже задремать, если бы захотела — всё не давали покоя собственные мысли и что-то ещё… настолько неясное, что было невозможно понять, что именно…

Только едва ступив за пределы магического круга, я услышала, как кто-то позвал меня из темноты. Это был, несомненно, женский голос. Он будил в моей душе что-то забытое и манил за собой… Мне захотелось сорваться с места и побежать туда, где меня ждут, но что-то заставило меня на время сдержаться, оглянуться и сказать Крею:

— Смени меня. Я скоро вернусь.

— Но куда ты? — спросил он, обратив на меня свой растерянный и удивлённый взгляд.

— Прогуляюсь. — лаконично объяснилась я и шагнула в раскинувшуюся впереди темноту.

Где-то вдали снова послышался этот зов, так похожий на плач. Я побежала на него что было сил, и неожиданно, чуть не упала в воду.

Не понимая, каким образом, здесь оказался этот водоём, я огляделась и обнаружила, что каким-то невероятным образом оказалась в лесу, а прямо передо мной журчала небольшая речушка.

"Не иначе как проделки нечистой силы." — решила я и сжала рукоять меча, готовая в любой момент его обнажить. В голову сразу полезли разные нехорошие мысли о лесной нежити, и я снова обругала себя за излишнюю эмоциональность.

Но неожиданно кто-то обнял меня за плечи и мне, стало тут же тепло и спокойно. Стало только странно, почему я даже не поспешила оглянуться, хотя я ведь всегда такая осторожная. Потом, незнакомка, а это оказалась молодая женщина, вышла из-за моей спины и присев на прибрежный песок и сделала приглашающий жест. Я приняла приглашение и сев рядом, уставилась на неё во все глаза.

Она была примерно моего возраста, но печальные прозрачные глаза, казавшиеся, то синими, то зелёными, говорили о том, что ей безмерно больше, чем мне, о том, что она измеряет свой возраст не годами, а как минимум веками, а может и тысячелетиями. Её золотые с рыжеватым отливом волосы, укрывали спину и плечи как плащ и резко контрастировали с бледной кожей и платьем, больше походящим на саван.

— Кто ты? — спросила я в полной растерянности. — Богиня?

Девушка мягко, по-матерински улыбнулась, чуть изогнув бледно-розовые идеальной формы губы и тихим, похожим на шелест листьев, голосом, произнесла:

— Боги повелевают, а я лишь храню. Я — суть и душа всего одного мира… Я здесь лишь отголосок вечности и жизни и смерти.

— Зачем ты звала меня? — спросила я, боясь признать, что решительно ничего не понимаю из её слов.

— Чтобы поговорить. — ответила она. — Это всё, то немногое, что я могу на сегодня, потому как очень слаба. Я хочу предупредить тебя о том, что там, куда вы направляетесь, смертельно опасно. Тёмные силы, терзают мир, оставляя незаживающие раны, язвы на его теле и одна из таких ран находится в деревне Большие Холмы.

— Со мной маги. Они, наверняка справятся… — начала было я, но призрачная собеседница прервала меня.

— Зло, что источает эта язва не под силу остановить ни одному из ныне живущих магов… но зато это можешь сделать ты, Кайрин.

— Я?! — сказать, что я удивилась, значит, ничего не сказать.

— Ты. Кайрин-Эвлиарра. Я создала тебя такой и поверь, знаю, на что ты способна.

— Но если на то пошло, я не знаю, не только как это сделать, но и саму себя. — призналась я, уже не удивляясь откуда она знает моё прежнее имя.

— Всё верно. Твой разум ещё недостаточно окреп, чтобы знать это. Я просто заложу в тебя нужные слова и ты вспомнишь и произнесёшь их в нужный момент. — пообещала та кого я приняла за богиню, а после её слов о создании меня, я в этом почти не сомневалась. — Не переживай и не беспокойся, всё произойдёт само собой… а сейчас закрой глаза…

Я повиновалась и тут же почувствовала, как погружаюсь в сон, сквозь который до меня доносился тихий так похожий на шелест листьев голос…

Проснувшись, я сладко потянулась, отмечая, что отлично выспалась… но вот где? Оглядевшись, я обнаружила, что находилась в полном одиночестве, а возле меня лежит мой клинок, хотя я точно помню, что не вынимала его из ножен, а сквозь листву, в глаза мне светило полуденное солнце… как я могла позволить себе так долго спать?!

Выругавшись, я схватила меч, вскочила на ноги и помчалась туда, где, по моему мнению, должен находиться отряд и… едва не налетела на Крея, на котором толи от злости толи от раздражения (ведь не за меня же он волновался) просто лица не было. Теперь мы стояли и пялились друг на друга во все глаза.

— Где ты была? — сдержанно поинтересовался он.

— Ночью меня кто-то звал и я решила проверить. — объяснила я спокойно передумав грубить. Только произнося эти слова, я чувствовала себя последней идиоткой. Ведь каждый знает, что идти на зов из темноты нельзя. Как правило, таким приёмом пользуется нечисть, чтобы полакомиться человечинкой.

— Поэтому ты здесь и оказалась. — снисходительным тоном отозвался демонолог.

— Я вырубилась. — пояснила я и тут же одёрнула себя:

"Достаточно ему со мной спокойно говорить и я уже оправдываюсь! Какой позор!"

— Разве ты не знаешь, как опасно идти на такой зов? — укорил меня Крей, но голос у него был такой, что мне сразу расхотелось спорить. Знал бы он, насколько опасны Большие Холмы. — Над тобой просто пошутил леший, но учти, что в следующий раз, всё может закончиться намного хуже.

— Я ведь отошла совсем недалеко… — пожала я плечами, но встретившись с ним взглядом, поняла, что в чём-то неправа. А Крей просто схватил меня за руку и потащил за собой, через всю рощицу, туда откуда он пришёл. И когда мы оказались на свободном от деревьев пространстве, я увидела перед собой землю… Да. Просто большую стену земли, возвышающуюся над нами, на добрые полсотни метров. Иными словами мы находились в гигантском овраге.

— Ну и как ты объяснишь своё местоположение? — усмехнулся Крей.

Меня взяла оторопь. И я не знала от чего больше, от осознания произошедшего или от улыбки этого парня.

— Я уже и не спрашиваю, как ты нашёл меня.

— Очень просто. При помощи поискового заклинания. — легко ответил он.

— Но судя по твоему виду спускался ты без заклинаний, своим ходом. — улыбаясь отметила я.

Крей лишь улыбнулся в ответ, и я поняла, что всё-таки он изменился. Та злость и мрак, что окутывали его в Академии, словно куда-то испарились, оставив лишь чуть заметный отпечаток пережитого.

Он по-прежнему держал меня за руку. Буд-то не знал, отпустить или сжать крепче и, не отрываясь, смотрел в мои глаза. А я боялась не то что пошевелиться, но и дышать, чтобы не спугнуть это мгновение… но неясная тревога заставила меня встрепенуться и спросить:

— А где остальные?

— Они отправились в Большие Холмы, решив ждать нас там, чем на этой дороге под солнцепёком…

— Что?!! — вскричала я. — Не могли меня дождаться, идиоты несчастные!?!

Крей снова принял свой ставший уже привычным для меня мрачный вид, видимо полагая, что это у меня очередной заскок. Ну, ничего это я переживу…

— Ты можешь связаться хоть с кем-нибудь из них? — спросила я нетерпеливо.

— Только с Линдтом. — ответил Крей, доставая из-под рубашки какой-то медальон и проводя с ним какие-то манипуляции. — Он, похоже, не хочет отвечать… Да в чём дело?

— Объясню по дороге, а сейчас лучше экономь дыхание. — посоветовала ему я и начала подъём.

Назвать его трудным было бы откровенной ложью. Подъём был просто адским. Карабкаться приходилось, хватаясь за какие-то корни, цепляясь за каменные обломки, отчего по окончанию подъёма мы оба ободрали себе кожу на руках. Наконец я тяжело перевалилась через край оврага и подала руку Крею. Не успев отдышаться, я тут же оседлала свою вороную (благо демонолог догадался привести лошадей прямо к оврагу) и сказала:

— Если наши спутники достигли деревни, то они, возможно, находятся в смертельной опасности, поэтому заранее прошу тебя, Крей, постарайся не соваться в самое пекло и не поддавайся эмоциям, хорошо?

Но Крей лишь передёрнул плечами. Видно слишком не по нраву ему пришлись мои слова. Затем он пришпорил своего жеребца так, что мне пришлось его нагонять. Он совершенно не соображал что делает. Будто назло мне, на просьбу не поддаваться эмоциям, решил отреагировать по-своему и отдаться им без остатка… И тут я не в праве была осуждать его, потому что там были его друзья.

А из меня пока получается плохой командир. Ведь если отряд проявляет столько инициативы, то это значит, что за глаза со мной и вовсе не считаются. Видимо рассудили между собой, что я слишком молода, да и пол не тот, чтобы командовать… Ну, ничего, если не хотят по-хорошему, я покажу им всем (я надеюсь), кто я такая и на что способна. Ведь сказано же было что тракт опасен, нет, они куда-то попёрлись без меня, словно стадо безмозглых баранов…

Думая об отряде я чувствовала, как во мне закипала уже знакомая мне ярость…

"Ну и пусть!" — подумала я. Ещё не бывало, когда бы она мне навредила.

Едва не загнав свою кобылку, я ожидала увидеть на месте деревни какую-нибудь инфернальную сцену с пламенем и демонами, но… деревня была тиха и безмолвна. Только где-то в пяти шагах от главной улицы, рядом с четверкой лошадей и испуганным Греем, наши лошади встали как вкопанные… Мальчишка бросил на нас взволнованный взгляд.

— Кайрин! Крей! Все ушли в деревню и до сих пор никто не появлялся!

Он был в полном отчаянье.

— Ты видел или слышал что-нибудь странное? — спросил у него Крей.

— Они просто вошли в деревню, а потом, когда я на миг отвлёкся, уже никого не увидел.

Мы переглянулись и сказали почти одновременно:

— Пойду я!

— Крей, возможно магия там не действует! Лучше не ходи туда! — попросила я, но он был неумолим.

— Кроме магии у меня есть и другое оружие. — сказал он и многозначительно сжал рукоять своего меча.

Я понимала, что на споры уйдёт драгоценное время и потому лишь попросила:

— Держись рядом, хорошо?

Он коротко кивнул, и мы направились в деревню. И мир вокруг стал меняться с окружающей скоростью. Сначала вокруг нас возникли алые всполохи, которые по мере нашего углубления в деревню, стали увеличиваться в размерах и приобретать зловещие формы.

— Это демоны! — в ужасе прошептал демонолог и тут же принялся что-то творить. Меня тут же посетило ощущение, буд-то на мои плечи накинули плащ.

— Я не могу ничего с ними поделать, их слишком много, но я могу защитить нас. — пояснил он.

Я понимающе кивнула и указала туда, где виднелось наибольшее скопление демонов.

— Грей, кажется, говорил, что наши исчезли в том направлении.

— У меня нехорошее предчувствие. — сказал Крей.

— Что я и хотела сказать. — заметила я.

Когда мы устремились в самую гущу демонов, те стали пытаться нападать. Краснокожие, похожие на смесь летучих мышей со свиньями, они зло клацали, но пока не могли причинить нам никакого вреда.

Небо над головой приобрело кровавый оттенок, а время словно замедлило свой ход, отчего появилось впечатление, что мы плаваем в крови.

Чем глубже уходили мы в кровавое марево, тем слабее становилось оружие и заклинание Крея. В моих руках действенным оказался не только меч, но и сами руки послужили оружием. Незаметно для меня, на руках появились призрачные когти, которые были способны рвать полуреальную плоть демонов, оставляющие после себя в воздухе медленно тающие ядовито-голубые полосы. Я бы может, полюбовалась этим сочетанием красного и голубого, но положение Крея становилось слишком бедственным.

— Возьми мой меч! — приказала я ему и тут заметила Меллиссану.

Бедная, обезумевшая от страха девушка, зажалась в угол у одной из изгородей и слабыми взмахами рук пыталась отогнать от себя назойливых демонов.

— Выведи её! — приказала я магу.

— Но ты не можешь идти одна! — возразил он.

— Ещё как могу! — отрезала я, сверкнув глазами, в которых плескалась ярость. — А если ты не вытащишь Меллиссану, она умрёт, прежде чем всё закончится.

На самом деле спасение девушки было лишь предлогом избавиться от Крея. Не место ему здесь.

Разметая руками демонов, которые с уходом Крея стали меньше докучать и сама не заметила, как с губ стали срываться колючие, словно снежинки, слова.

Я видела, как ярятся демоны. Видела Линдта и Лэйра, которых почти поглотила, разверзшаяся здесь Бездна.

Отдёрнув одного из них от пылающей пропасти (того кто оказался ближе ко мне и дальше от края), я почувствовала как заканчивается заклинание. Бездна в мгновение ока схлопнулась и меня отбросило назад на спину волной отдачи, отчего я, больно ударилась обо что-то головой.

Из безликого забытья, в котором я была счастлива пребывать, меня грубо выдернули. Я тут же распахнула глаза, чтобы увидеть своего мучителя и испытать на себе все прелести морской болезни. Передо мной на коленях стоял Грей. Вот значит, кто виноват в моём "чудесном" самочувствии.

— Крей, она очнулась! — крикнул юноша, отчего мне захотелось дать ему немедленно хорошую затрещину. Мог ведь просто встать, и сходить позвать демонолога, а не орать как оглашенный. Я медленно поднялась на локтях, а затем осторожно села.

Подошёл Крей и, увидев его, я поняла, что для него прогулка по деревне не прошла бесследно. Весь в царапинах, одежда во многих местах порвана, а взгляд… почему он на меня так смотрит?..

— Что произошло, Кайрин? — спросил он странным бесцветным голосом. — Что произошло, когда всё прекратилось и Линдт погиб?

— Линдт погиб? — удивилась я.

— Зачем ты толкнула его? — поинтересовался он обвиняющим тоном.

— Я его не толкала. — возмутилась я. — Я наоборот кого-то отдёрнула назад.

— Но Лэйр говорит…

Я удивлённо взметнула брови. Значит, я спасла Лэйра и это он меня так отблагодарил?.. Нет. Что-то тут нечисто, а что именно, ещё предстоит разобраться.

— Ты ведь знала, что в Большие Холмы нельзя ходить, верно? — спросил он тоном, от которого по спине побежали мурашки.

— Я знала что этот тракт опасен, но я не знала о Больших Холмах. — упрямо возразила я.

— Тогда почему, едва услышав, что наш отряд направляется в деревню, ты понеслась сюда как сумасшедшая? — решил устроить мне допрос Крей.

Понимая, что меня снова хотят обвинить во всех смертных грехах, я поднялась на ноги и спросила прямо:

— Чего ты от меня хочешь?

— Чтобы ты сказала мне правду. — сообщил он тем же тоном.

Нет. Так дело не пойдёт. Сейчас меня не заставят говорить ни армия таких зануд как этот демонолог, ни лучшие палачи Лавирры. Во-первых при всём желании, я не смогла бы объяснить, всего того что со мной происходит, во-вторых, что-то мне подсказывало — ещё не время и не место для таких разговоров, а в-третьих, я жутко ненавидела любое давление на мою персону.

— Я тебе уже сказала правду. — вздохнула я. Мне так не хотелось вновь с ним ссориться…

— Но почему-то мне всё время кажется, что ты что-то скрываешь. А в последнее время это замечают и другие люди. И многие из них считают что ты — совсем не та за кого себя выдаёшь, поэтому тебя и сослали в Грозовые Башни.

— Очнись, Крей. Я же Кайрин из Хиша. Обычная девушка.

— Уж не того ли самого Хиша, где ожили даже самые древние кости, не говоря о свежих мертвецах. И двинулись они не в Гормак, хотя им так было короче, а в Хиш, где убили всех, кроме тебя и двух случайных путников… Я скорее поверю, что ты чудовище в обличии невинной девушки…

Я слушала обидные для себя слова, с непроницаемым выражением лица и вдруг до меня дошёл весь ужас происходящего… И наша очередная ссора была по сравнению с этим сущим пустяком… Линдт же погиб. Весёлый добродушный парень, он был одним из моих немногочисленных друзей, и теперь он мёртв. И я не сумела этому помешать, а значит, в его гибели была и моя вина. Вина перед его друзьями, родителями и перед Вэллерин… Это известие её просто убьёт…

Я взглянула на Крея и, прошептав простое "отвали", пошла прочь от него. Сейчас, я, сильнее, чем когда-либо прежде, жалела о том, что именно мне выпала сомнительная честь, возглавлять отряд. Командир из меня получался никудышный. Мне немедленно нужно было развеяться, чтобы прийти в себя и обо всём подумать.

Наверное, я не могла спасти Линдта, а иначе бы сделала это, пусть даже ценой собственной жизни. А Крей — просто дурак, если не хочет осознавать таких очевидных истин и вместо этого сразу кидается со своими беспочвенными претензиями…

Интересно, откуда он знает такие подробности о Хише? Даже я о скелетах услышала впервые, не говоря уж о том, что все жители деревни были убиты. А если вспомнить то, как уверенно он отозвался о том, что меня именно сослали в Грозовые Башни, то можно подумать, что его специально включили в отряд для слежки за мной. В принципе, он мог выведать об этом у кого-то из магов, которые вели дело, связанное с Летицией, но кто его знает…

Пока это всего лишь догадки, которые я не спешила ни отвергать, ни принимать всерьёз, ведь он тоже очень провинился перед Академией, и его было за что сослать… Время покажет…

Что же до наших странных, не до конца выясненных отношений… Уж лучше забыть о том, что мы вообще знакомы. Мы слишком разные и единственное общее, что у нас есть это злость друг на друга, а на этой почве нельзя выстроить ничего кроме вражды…

 

11 глава.

После Больших Холмов на нашем пути не встречалось больше ничего опасного. С тех пор как не стало Линдта, людей относящихся ко мне дружелюбно не осталось. Лэйр был не в счёт. После инцидента в деревне, он походил на контуженного. Совсем ни с кем не разговаривал, ничего не ел и много спал. Я надеялась, что в Грозовых Башнях что-нибудь придумают, чтобы привести его в чувство. Я не только надеялась на это, но и чувствовала, что его состояние обратимо.

Меллиссана на удивление быстро оправилась от пережитого потрясения и теперь о нападении на неё демонов свидетельствовали лишь многочисленные шрамы, покрывающие её лицо и руки, но я слышала, как Грей заверял девушку, что скоро пройдут и они.

Между Большими Холмами и Норталом, нас застал врасплох ужасный ливень, из-за чего пришлось ехать всю ночь. Под утро мы попали в город, где смогли устроиться на ночлег на небольшом постоялом дворе за относительно небольшую плату.

— Обсохнем, отдохнём, а утром двинемся дальше. — сказала я, когда мы ужинали на первом этаже заведения. — Поэтому, не теряйтесь.

Крею, Лэйру и Грею пришлось ютиться в одной комнате, а я разделила комнату с Мел, разговор с которой отныне проходил на уровне "да, нет, не знаю". Поэтому, когда мои спутники отправились в свои комнаты, я решила ещё посидеть внизу у камина… на пару, с безмолвствующим теперь, Лэйром. Просто когда Грей хотел его увести спать, тот словно приклеился к стулу.

— Пусть сидит, если хочет. Не трогай его. — сказала я, поднимая взгляд на Грея. — Я посижу с ним ещё немного, а потом отведу наверх.

— Но… — хотел было возразить парень.

— Иди и ни о чём не волнуйся, Грей. Сегодня никто не умрёт. — зачем то сказала я, чем заслужила со стороны юноши странный взгляд.

В помещении была необычайно тихая и успокаивающая обстановка. И нарушало эту тишину лишь потрескивание дров в камине, куда был полностью устремлён взгляд Лэйра, отражавший отблеск пламени. Я вдруг осознала, что мне больно смотреть на него вот такого… я вспомнила нашу прогулку в Лавирре, его восхищённый Дворцом взгляд, а потом его замешательство, когда я вынесла свою благодарность, за всё хорошее, что он для меня сделал… Нет, не могу я допустить, чтобы всё осталось вот так как сейчас, но, к сожалению, пока не знаю, как ему помочь…

— Лучше отведи его спать. — вдруг сказал знакомый голос напоминающий шелест листьев. — Нельзя ему так пристально смотреть на пламя.

И хрупкая девичья фигурка в чёрном плаще появилась из ниоткуда напротив парня, загородив его от огня. Взгляд его тут же погас и упёрся в столешницу.

— Он вспоминает всё снова и снова, потому что его душа в ловушке построенной его же собственным разумом. И ещё слишком сильно чувство вины за смерть друга.

— Я тоже переживаю, но не спятила же! — возразила я.

— И не спятишь, потому что в глубине души ты знаешь, что ни в чём не виновата. Линдт заглянул в глаза бездны и столкнулся с такой волной безысходности, которую не в силах выдержать, даже самый крепкий человеческий разум. Лэйр же, если так выразиться, только посмотрел краешком глаза… но и этих воспоминаний порой может хватить, чтобы погубить свою душу.

— Но что делать мне? Я же не могу просить его просто выкинуть всё из головы…

— Не можешь… — печально качнула головой собеседница и улыбнувшись добавила. — пока сама так считаешь.

Я недоверчиво посмотрела на неё.

— Ты меня совершенно правильно поняла. Попробуй. Попроси его забыть, и он забудет.

— Так просто? — удивилась я.

— Давай, посмотри в его глаза. — сказала девушка вместо ответа и я послушно подняла голову Лэйра в своих ладонях и заглянула в его карие глаза, которые когда то были тёплыми, а сейчас стали остывшими и безжизненными, как у никому ненужной брошенной игрушки.

— Лэйр. — настойчивым голосом позвала его я. — Лэйр, ты слышишь меня?

— Слышу… — вяло, буд-то во сне отозвался он, глядя куда-то сквозь меня.

— Это я — Кайрин. Посмотри на меня. — ласково попросила его я.

Он повиновался с покорностью раба, что начинало раздражать. И ещё, где-то в глубине души мне казалось, что я делаю что-то неправильно.

— Кайрин, соберись! — почти приказным тоном обратилась ко мне девушка-богиня, а затем вздохнула и, положив свою руку на моё запястье, сказала: — А теперь говори ему.

Вместе с прохладой тонких бледных пальцев, ко мне перетекла частичка её силы и тогда я обрела настоящую уверенность в то, что всё получится.

— Лэйр, забудь всё, что ты видел в Больших Холмах. Ты никогда не был там. Мы просто проехали мимо, слышишь? Линдт погиб, сорвавшись в овраг по своей вине. А завтра ты проснёшься абсолютно нормальным как прежде, а сейчас спи.

— Зря ты это сделала. — проворчала богиня, глядя на заснувшего за столом Лэйра. — Теперь иди, буди кого-нибудь, чтобы помогли довести его до кровати.

— Спасибо тебе… — проговорила я негромко. — А я даже не знаю, как к тебе обращаться.

— Риенна. — отозвалась богиня. — Если хочешь меня как то называть, то только так. И запомни, я никакая не богиня. Я была ею когда-то, а теперь я лишь призрак… Я присмотрю за твоим другом, пока ты сходишь за помощью.

— Но мне хочется тебя ещё о многом спросить…

— Не беспокойся на этот счёт. Мы ещё не раз с тобой встретимся и поговорим… — пообещала Риенна и я поспешила звать Грея. Хорошо хоть тот не спал и с готовностью пошёл забирать Лэйра. Молодой целитель не увидел, Риенну, удобно расположившуюся за столом. Из чего я сделала вывод, что она невидима для всех, кроме меня. Хорошо, что рядом был ещё Лэйр, а то меня бы приняли за умалишённую, когда я с ней общалась.

После того как отвели Лэйра, я отправилась спать в комнату, которую делила с Меллиссаной. Как оказалось, девушка не спала, а прилежно штудировала какую-то книгу в толстом кожаном переплёте при свете одной свечи. С удивлением я обнаружила, что это книга по целительству души — крупные буквы на обложке были видны даже в темноте. Походило на то, что эта девушка горела желанием помочь Лэйру.

— Не порть зрение и не мешай мне спать. — посоветовала я ей, но девушка одарила меня недружелюбным взглядом и поднявшись со своего места, задула свечу и ушла демонстративно хлопнув дверью.

Я посидела немного, прислушиваясь, куда направится эта девица, к парням или вниз, а затем, услышав, как открылась и закрылась соседняя дверь, успокоилась.

Посмотрим, какие выспавшиеся они будут завтра.

Но нехорошее предчувствие заставило меня подняться с кровати и отправиться в комнату магов. Мне следовало бы догадаться, что они попробуют без меня разобраться с проблемой Лэйра…

Вдохнув в лёгкие побольше воздуха я шагнула за дверь, даже не удосужившись обуться, в рубашке навыпуск поверх штанов и очень злая!

В дверь соседней комнаты я уже не стучала. Просто ударила по ней хорошенько ногой, и она открылась. И тут глазам моим предстала смутно-знакомая картина: пентаграмма, свечи… только главным действующим лицом в этот раз был Грей держащий в руках книгу. Лэйра они разместили на полу в центре мистических начертаний. Бедный парень продолжал крепко спать, как я ему велела, но по посиневшим губам было совершенно ясно, что он замёрз.

— Я не собираюсь ничего объяснять или с кем-то спорить. Я просто хочу спать, поэтому как командир отряда, приказываю отнести Лэйра на кровать в мою комнату и оставить в покое.

— Промедление может его убить! — возразил Грей. — Мы не успеем добраться до Грозовых Башен!

— У тебя что, слишком много опыта в этом вопросе, мальчишка? Да ты обычные болезни лечишь пока едва-едва, а всё лезешь… Короче, я забираю Лэйра к себе от вас подальше и разговор окончен. — сказала я готовясь в одиночку тащить его на себе, но тут дорогу мне преградила Мел.

— Да я испепелю тебя на месте! — прорычала она, воздевая руки к потолку.

— Замучаешься! — огрызнулась я, отодвигая её в сторону. — Пепелилки ещё не выросли!

Краем глаза я заметила, как Крей борется с собой, чтобы не вступить в перепалку, а может, задумывается над тем, не заняться ли моим "пепелением", как это хочет сделать Меллиссана. У меня не было ни сил, ни желания, чтобы посвящать остаток ночи таким глупостям как ссоры. И по своей сути эти маги были ещё детьми, возомнившими себя героями, а я не злилась на них так сильно как хотела это показать.

Неожиданно тащить Лэйра мне помог Крей. Видимо он сам был не вполне уверен в том, что они чего-то добьются, а может, был просто научен горьким опытом общения со мной. Но он помог мне не только донести Лэйра, но и остался дежурить у его кровати.

— Это не к чему. — сказала я, борясь с зевотой.

— Ложись спать, язва. Завтра трудный день. — последовал ответ.

— Откроешь дверь хоть кому-нибудь из них, придушу. — честно пообещала я.

— Чего-то другого я от тебя и не жду. — с ноткой ехидства в голосе отозвался Крей, поудобнее устраиваясь на стульях.

— Лучше не начинай.

— Угу.

Я закрыла глаза намереваясь заснуть, но скрип стульев мешал, становясь всё назойливее.

— Крей… — позвала его я.

— Чего тебе?

— Я подвинусь и отвернусь к стенке, а ты можешь лечь на свободную половину кровати. — предложила я, нехотя.

— Ничего. Мне и здесь хорошо.

— А мне плохо, когда кому-то хорошо, ты же знаешь. — попыталась пошутить я. — Но ты лучше ложись, пока не произошло ничего непоправимого.

— Что ж, надеюсь ты не храпишь. — вдруг сдался Крей. Он что шутит?

— А я надеюсь, что мне не придётся вставать посреди ночи, чтобы выставить тебя за дверь. — съехидничала я.

Намёк был несколько двусмысленным и Крей счёл разумным промолчать, а я, успокоившись, отвернулась к стенке и постаралась заснуть. От спины демонолога стало так тепло и уютно, что сон не замедлил себя ждать…

Проснулись мы одновременно. Причиной нашего пробуждения стали вопли, источник которых я спросонья определила не сразу. Проморгавшись, я, наконец, рассмотрела стоявшего посреди комнаты, нашего контуженого товарища.

— Чего ты орёшь?! — накинулись мы на него.

По правде говоря, он не орал, а о чём-то громко рассуждал сам с собой.

— Где мои вещи? — спросил спокойно Лэйр. — И что мы вчера пили? Я совсем ничего не помню, а голова не болит. Да и вы в обнимку лежите…

Мы отпрянули друг от друга как ошпаренные, а Лэйр смотрел на нас и улыбался. Ну что он мог ещё подумать? Спали ведь, и в самом деле, обнявшись…

— Иди и принеси ему вещи, Крей. — сказала я, стараясь скрыть смущение и начиная приводить себя в порядок.

— Да я сам принесу, только скажите где. — сказал Лэйр, подмигивая Крею.

Я рассмеялась, оценив всю комичность ситуации, и когда Крей вышел за дверь, чтобы принести вещи Лэйра, заговорщически прошептала:

— Только ты не говори никому. Всё равно не поверят и засмеют.

— Это ещё почему? — удивился тот. — Ты и Крей хорошо смотритесь вместе, и из вас получилась бы отличная пара.

А это уже было давлением на мою больную мозоль!.. но я сдержалась и доходчиво попыталась объяснить ему ситуацию.

— У нас с ним психологическая несовместимость. Не ругаемся, только когда молчим.

— Но всё же он тебе нравится. — настаивал на своём Лэйр.

— Нравился и это было давно. — соврала я. — Теперь он называет меня чудовищем, а чтобы он лёг со мною рядом, я пригрозила ему смерть через удушение.

— Зачем? — не понял парень.

— Чтобы на стульях не скрипел. — пояснила я.

— А кто вообще придумал спать вперемешку? — не унимался он став вдруг излишне разговорчивым. — Можно ведь было…

— Можно было бы… — передразнила его я. — Просто я поссорилась с Меллисаной и Греем.

— У тебя просто талант со всеми ссориться. — присвистнул Лэйр. — Слушай, а может мне попробовать вас всех помирить? Да и Крей на тебя внимание обратит.

— Послушай, Лэйр, предупреждаю, что если ты попытаешься выкинуть что-нибудь этакое, то и с тобой могу поссориться. А на счёт Крея, я тебе уже говорила. Он и так уделял мне слишком много своего внимания и удвоенной порции я просто я не выдержу.

Он поднял ладони в жесте примирения и вдруг сказал:

— Спасибо тебе, Кайрин. Теперь я твой вечный должник.

Я замерла, в удивлении со своей курткой в руках, не понимая, или точнее, не желая понимать, что происходит.

— Я ничего не забыл, хоть ты и просила.

— Так это значит, ты тут дурачка разыгрывал? — догадалась я, на что Лэйр загадочно улыбнулся и ничего не сказал. Вместо этого он встал передо мной на одно колено и трепетно взяв мои руки в свои, поцеловал их.

Я, наверное, покраснела от пяток до кончиков ушей, а когда дверь открылась, и на пороге возникли остальные подопечные мне маги, и вообще готова была сквозь землю провалиться.

Выражение лиц и глаз всех троих было не передать словами, но ради такого зрелища, я готова была и покраснеть. Сказать, что у них отвисли челюсти, значило солгать. Такого недоумения, возмущения, жалости и совсем неуместной здесь злости я ещё не видела. И ещё вдобавок к этому, они пытались показать мне, что равнодушны…

Наверняка кто-то из них уже успел подумать о том, что я присвоила себе заслугу приведения Лэйра в чувства, себе и теперь наслаждалась своим триумфом… по крайней мере лицо Меллиссаны что-то похожее и выражало…

— Я сегодня точно кого-нибудь убью. — сказала я в гробовой тишине, заставляя рывком подняться этого новоявленного рыцаря с колена.

— Ну да. — самым наглым образом подал голос тот. — Надо же как-то чередовать.

Я выразительно посмотрела на него, но Лэйр лишь отмахнулся, забрал у Крея свои вещи и стал одеваться. Несмотря на свою болтливость, он не стал ни с кем откровенничать по поводу своего исцеления, только как бы в шутку сказал:

— Командир конечно из тебя неважный, Кайрин, но я теперь тебя прекрасно понимаю. Когда ты говоришь, что кого-нибудь убьёшь, то абсолютно права. Ты стараешься понять и разобраться в том, что тебя не касается, и делаешь это всегда вовремя.

Похоже, поняла его только я, а остальные полностью уверились в том, что Лэйр спятил окончательно. Что по мне, так пусть он лучше будет таким болтливым и странным, чем вообще никаким.

Да уж… и что ждёт меня в Грозовых Башнях?.. ведь по сравнению с Академией, они настоящая крепость… А если я в Лавирре влипала в такие истории, в какие не каждый маг за всю свою жизнь попадает, то, что ждёт меня там? Буду сидеть в неприятностях по уши?

Я обречённо вздохнула, полагая, что моя жизнь никогда не станет спокойной и размеренной. Что ж, в тот момент я не представляла себе насколько я права…

Не задержавшись в Нортале дольше, чем это было необходимо и уже к полудню его покинули. После полудня, тучи над нашими головами расступилось и выглянуло солнце, так что парник получился как в бане. Ничуть, никого не стесняясь, я сняла с себя всю лишнюю одежду, оставив лишь рубашку, которую я подвязала под грудью и закатанные по колено штаны. В Школе Телохранителей, мне приходилось щеголять и не в таких откровенных нарядах… но Меллиссана, видя, как я оделась (а точнее разделась), выпучила глаза от возмущения. Грей всё время косился в мою сторону и краснел, а Крей просто косился. Сколько шуточек по этому поводу отпустил Лэйр, я и не считала.

— Ты, наверное, собралась покорить Башни одним своим видом? — поинтересовался он, когда я только разделась.

На что я лишь снисходительно усмехнулась. Пусть говорит что хочет, ведь не во зло же.

В последнее время, а если быть точной, ровно с того момента, как Лэйр пришёл в себя, он вёл себя странно. Он конечно и раньше был очень общительным, но сейчас всё его внимание почему-то было обращено только на меня одну. Что он пытался этим добиться, вызвать чувство ревности у Крея или просто выразить свою признательность, я не понимала.

Меня заботило совсем другое. Почему Лэйр сказал, что я толкнула Линдта в пропасть? Ведь уже на тот момент парень не соображал нормально, ну а после, и совсем на овощ своим поведением стал походить…

Где-то на второй день пути в порт Эсск, я подозвала его, чтобы поговорить начистоту. Точнее особо никого звать и не пришлось, так как он всегда был где-то рядом, и я лишь отошла с ним в сторонку.

— У тебя появились вопросы ко мне? — поинтересовался Лэйр с хитрой улыбкой на губах, как буд-то он ждал этого и сейчас был безмерно счастлив, что я обратила на него внимание.

— Почему ты себя так ведёшь, Лэйр? — спросила я прямо.

— Как? — не понял он. — Тебя что-то не устраивает?

— Даже и не знаю. — пожала я плечами. — Просто ты ведёшь себя странно.

— А ты предпочитаешь, чтобы я вёл себя как растение? — спросил он. — Знаешь, что я испытал?.. А после такого люди себя ещё и не так ведут себя, если выживают, конечно.

Мне не послышалось. Он упрекал меня за то, что я лезу ему в душу. Но почему мне казалось, что он просто хочет отвертеться от этого разговора?

— Хорошо. Как скажешь. — вздохнула я. — Теперь я постараюсь не воспринимать тебя серьёзно, ведь ты просто бедный контуженый маг…

— И тебе не нравится, что я пытаюсь разрядить обстановку?

— Не совсем. — честно призналась я. — В смысле не совсем не нравиться. Иногда это очень даже мило… но как-то странновато. Ты был другим.

Я внимательно посмотрела в его глаза. Большие, карие, тёплые и добрые. Ни у кого больше не было таких глаз. И что бы, не говорили эти губы, но глаза не лгали. На меня давно никто так не смотрел, а если быть честной с самой собой, так на меня вообще никто не смотрел. И, наверное, поэтому мне совсем не хотелось разругаться ещё и с ним. Но я отвела взгляд и спросила:

— Зачем ты сказал, что я толкнула Линдта?

— Ты, в самом деле, думаешь, что я мог так сказать? — переспросил он серьёзно, но без обиды или злости.

— Нет. У тебя было не то состояние, если ты хочешь знать моё мнение. — проговорила я, чувствуя себя виноватой, хотя он меня ни в чём не упрекал.

— Ты хочешь знать, зачем они так сказали?

— Я уже и не знаю, чего я хочу, Лэйр. На меня вешают всех собак, и я уже начинаю к этому привыкать. — призналась я.

— Не нужно к этому привыкать. — заверил он меня погладив по плечу. — Ведь когда-нибудь всё изменится.

— Спасибо. — сказала я, коротко его приобняв.

— За что? — прикинулся Лэйр.

— За поддержку. — всё же ответила я и развернувшись пошла на место нашей стоянки.

— Ты всегда можешь рассчитывать на меня. — тихо сказал Лэйр за моей спиной, но я его прекрасно расслышала и улыбнулась.

Этот разговор очень помог мне в дальнейшем путешествии и в последующие дни в мою бедную голову, лезло меньше мрачных мыслей, чем обычно. Остальные спутники вели себя подозрительно тихо, но с нами больше ничего плохого не происходило и я, радовалась и этому. Больше не за себя, а за них, ведь я верила, что мне по плечу теперь и шайка разбойников и любой монстр, повстречайся он на моём пути.

Вечером следующего дня мы все ощутили на себе резкую перемену погоды. Стало холоднее, и навстречу подул порывистый северный ветер.

На радость своему продрогшему телу и недовольной, моим внешним видом, Меллиссане, я оделась нормально. Раскатала штаны, застегнула рубашку, надела корсет, куртку и закуталась в тёплый плащ.

Не успев попасть в Башни, я уже успела их испугаться. Что если там также холодно, как здесь и сейчас или ещё хуже?.. Всё-таки, я выросла далеко на юге страны, и это давало о себе знать. Даже закалка Школы мало спасала меня от холода. В Лавирре хоть и выпадал зимой снег, но всё же, очень мало и он очень быстро таял, поэтому Дэнрик так и не успел приучить меня к настоящему холоду.

 

12 глава.

Наконец, после долгих ветреных и холодных дней пути, мы попали в город-порт под названием Эсск. Чем-то он напоминал мне речную часть Лавирры и слегка Хиш. Здесь было трудно встретить благородных дам и разодетых в пух и прах франтов, потому что подавляющая часть населения была суровыми, закалёнными северным ветром людьми, промышлявшими рыбной ловлей или судостроением (наверное, поэтому больше всего город пропитался запахом рыбы и варёной смолы). Женщины здесь, наверное, чаще занимались изготовлением паруса, нежели шитьём модных платьев. Да и мода здесь была специфическая, прежде всего, ценилась тёплая, удобная и непромокаемая одежда.

На ночь оставаться в этом городе мы не стали, а вместо этого поспешили на паром в Грозовые Башни, наспех успев перекусить в ближайшей таверне.

Путешествие на пароме прошло в скучной атмосфере, под шум волн и крики морских птиц. Я сидела в обособленности от остальных и разглядывала приближающуюся громаду Грозовых Башен. Они оказались намного больше, чем я себе представляла.

Остров, на котором они располагались, закрывал весь горизонт, образуя нечто вроде щита, закрывая материк с севера. По своим размерам, Башни превосходили всю Академию с постройками и Дворец императора вместе взятые, а если брать в учёт весь остров и постройки что на нём находились, то это место было почти как Лавирра.

У меня предательски дрогнуло сердце. Мне снова придётся изучать новый город, привыкать… я уже скучаю по столице…

Я и подумать не могла, что едва мы попадём на берег, недружелюбного с виду острова, всё изменится и мне понравятся Грозовые Башни.

Я посмотрела на них другими глазами и нашла, какое-то особое очарование в серых, заросших плющом высоких стенах и плещущимся под ними тёмно-синем море, кажущимся порой, то зелёным то чёрным; в голубом небе над зубцами башен и ветре меняющим настроение. И иногда, создавалось впечатление, что я нашла именно то, чего мне не хватало всё это время… и, попав на остров, я позволила себе забыть всё плохое и унести ветру тяжёлые мысли. А на миг, я даже смогла поверить, что в моей жизни всё складывается не так уж плохо…

Архимаг Грозовых Башен Цирбентий, выглядел очень молодо, но вместе с тем очень сурово. На вид ему было не больше сорока, бороды он не носил и стригся очень коротко. Если бы он не сидел в кресле архимага, то можно было принять его за обычного видавшего не одну битву воина.

— Вы подзадержались. Что произошло? — спросил он, оглядывая всю нашу компанию странными, будто выцветшими, как у старика глазами.

— Как видите погиб один из членов нашей команды. — глухо отозвалась я. — И между прочим по вине Академии. Не нужно было посылать студентов, чтобы разобраться с опасной проблемой.

— Я обязательно разберусь с этим, только прошу, расскажите подробнее. — попросил архимаг и мне пришлось в деталях рассказывать о произошедшем в Больших Холмах. Разумеется, о Риенне я не обмолвилась и словом.

— И как, лично ты, объясняешь, что портал в мир демонов неожиданно закрылся? — строго поинтересовался у меня Цирбентий.

— Всё произошло слишком быстро, и я не успела толком ничего понять. — честно призналась я, а затем добавило то, что было откровенной ложью. — Линдт был демонологом и он отдал жизнь за всех нас.

Я с прискорбным видом опустила голову, чтобы не смотреть в его глаза.

— Это неправда! — вдруг раздался из-за моей спины голос Мел.

Архимаг, нахмурившись, посмотрел на эту выскочку, а затем перевёл взгляд на меня.

— Объясни, в чём именно солгала телохранитель. — сдержанно попросил он девушку, не отрывая глаз от меня.

— Она не та за кого себя выдаёт! — взорвалась та. — Она заявляла, что не владеет магией, а сама убивала демонов, хотя никто из нас, включая демонологов, не мог этого сделать.

Я с безразличием слушала это обвинение, а перед глазами всплывал образ Меллиссаны, испуганной, исцарапанной и лишившейся от страха разума. Забившейся в истерике в угол… И так она меня благодарит? Учту на будущее и, если в следующий раз представится такой случай, я позволю ей самой выпутываться из всего.

— Ты не демонолог, Меллиссана, а неопытный маг. — проговорил Цирбентий. — А иначе бы знала, что порой в борьбе с демонами, важнее качество души и вера, а не магия.

— Но она закрыла врата в Бездну. — уже менее уверенно пролепетала девушка. — А это нельзя сделать, обладая только верой.

— Это правда? — спросил архимаг, смотря на меня таким взглядом от которого по спине забегали мурашки.

"Он меня проверяет." — сообразила я, а поэтому ответила:

— Меллиссаны рядом не было и она не может рассуждать в этой ситуации адекватно, потому как сама находилась в истерике в этот момент. Любой член отряда подтвердит это. А я уже рассказала, как всё было с моей точки зрения и если нужно будет, напишу подробный отчёт.

— Не нужно. — усмехнулся мужчина. — Я тоже не вижу в тебе никаких проблесков дара. А теперь пусть лучше объясняются те, кто бросил своего командира и сунулся в эту деревню.

— Мы не могли ждать её под палящим солнцем целый день! — возразила Мел. — Это я предложила идти…

— Не могли?! — зло усмехнулся архимаг. — А должны были. Здесь в Грозовых Башнях, тебе придётся иметь дело с вещами посерьёзнее палящего солнца! Вас тут научат настоящей боевой магии и настоящей жизни!

Такой тон быстро вернул меня в воспоминания о Школе. Неужели архимаг тоже её заканчивал? Слишком уж навязчивым становилось ощущение, что я никуда не уезжала. В таком случае, я и в самом деле смогу чувствовать себя здесь как дома, а вот этим доходяжным магам придётся несладко…

— Будете продолжать своё обучение в промежутках между тренировками, а жить будете в казармах, вместе с обычными воинами. Тогда быть может, вы научитесь принимать правильные решения, не полагаясь на магию… если выживете… Это вам первый урок, мораль которого проста — всегда и во всём слушайте своего командира. А теперь вы все свободны. Ступайте в казармы и найдите сержанта Берсерка. Он вам объяснит, что делать дальше.

На этом архимаг закончил свой инструктаж, и мы отправились искать казармы. Когда вышли из приёмной, на Меллиссану было жалко смотреть.

— Это всё из-за тебя! — воскликнула она раненной птицей и побежала вперёд.

Девочку лишили привилегий положенных ей по статусу, и теперь она была вне себя от захлестнувших её эмоций. Подумаешь, какое-то время ей не придётся нежиться в ванне из лепестков роз и спать на мягкой перине… Видел бы её Дэнрик, тогда бы не говорил, что я излишне эмоциональна.

— Вовсе нет. — возразила я. — Всё случилось из-за чьей-то дурной башки. Лучше впредь думай о том, что делаешь и не перечь старшим.

— Кто это тут старший?! Ты что ли? — противным голоском поинтересовалась девица, останавливаясь посреди лестницы. — Хочешь, прямо здесь и сейчас узнать кто из нас чего стоит?!

Неожиданно для всех, она словно из ниоткуда выхватила шаровую молнию и злобно на меня посмотрела, вероятно, ожидая увидеть в моих глазах страх и мольбу. Остальные маги застыли в замешательстве, а я с вызовом посмотрела в её глаза. Почему-то в этот момент я не чувствовала страха…

— Не стоит этого делать, Мел. — осторожно сказал Лэйр, потому как был ближе всего к девушке. — Если ты навредишь Кайрин, тебя лишат доступа к силе навсегда.

— Не вмешивайся, Лэйр. — как можно более небрежным тоном попросила я. — Мел, наконец-то вспомнила, что она маг, а то видно забыла об этом в Больших Холмах, испугавшись демонов.

Я не могла позволить, чтобы пострадал кто-то ещё, и поэтому постаралась вызвать огонь на себя. И, похоже, у меня это вышло… Мел покраснела от ярости и метнула в меня молнию…

Этот удар снёс меня с лестницы. Я перевернулась через перила и угодила в какие-то кусты.

Затаив дыхание, я попыталась унять головокружение и учащённое сердцебиение, только после чего смогла сделать глубокий медленный вдох. Ничего в груди не болит и не посвистывает, а значит, рёбра целы… А ещё я жива и абсолютно спокойна, то есть равнодушна ко всем раздражителям без исключения…

Я закрыла глаза и выругалась про себя… ну почему мне приходится иметь дело с такими идиотками?.. зла просто не хватает…

— Ты живая?.. — спросил кто-то совсем рядом.

Я открыла один глаз и, убедившись, что надо мной склонился именно Крей, снова его закрыла, потому что мир сошёл с ума — он кружился…

— У тебя что-то болит? — вновь спросил он.

— Меня что-то тошнит. — передразнила его я. — Наверное это несварение от шаровой молнии. Скажи Мел, что она их плохо готовит.

— Я помогу тебе встать. Держись.

Я открыла глаза снова и, увидев протянутую ко мне руку, судорожно за неё схватилась.

Нет. Так дело не пойдёт. Меня же в казармах засмеют, если я в таком виде появлюсь. Поэтому нужно встряхнуться. И собрав всю свою волю в кулак, я заставила мир вокруг себя застыть в одном положении, после чего безбоязненно смогла вертеть головой.

— Держите её подальше от меня. — посоветовала я своим спутникам, имея в виду Мел. — А то в следующий раз я не буду так добра.

И я пошла впереди, в поисках чего-то похожего на казармы, а Мел теперь ошивалась в самом хвосте отряда, наверное полагая, что следующего раза для неё не будет и я без сожаления расскажу обо всём архимагу прямо сегодня… Но если бы я этого хотела, то сделала бы прямо сейчас, пока мы далеко не отошли… но жаловаться я на неё не собиралась, пусть живёт спокойно, лишь бы ко мне не лезла, а то, и в самом деле, ведь прибить могу… Вот ведь прицепилась со своими подозрениями! И кому это нужно? Только Крею, но он напротив, решил соблюдать нейтралитет и ведёт себя со мной вполне пристойно. Только вот…

Вспомнив, что он до сих пор придерживает меня за руку, я сказала, убирая её:

— Мне уже лучше.

— Но всё же сходи к целителю. — посоветовал он, как-то странно на меня посмотрев. — Это было боевое заклинание, а так просто встать и пойти после него невозможно.

Я пожала плечами. В принципе, я уже полностью отошла от удара молнии и даже видимо подзарядилась… потому что мне не терпелось с кем-нибудь подраться.

Сержанта Берсерка мы нашли на плацу, поэтому пришлось ждать, пока он закончит тренировку. Это был невысокий коренастый мужчина, разменявший уже четвёртый десяток и обладающий взглядом хладнокровного убийцы.

Я представила ему своих спутников и себя, после чего сержант распорядился, куда и кому из нас отправиться. Вообщем весь наш отряд был разбит по разным ротам, за исключением меня и Грея, нас оставили вместе.

— Будешь за ним приглядывать. Обычно архимаг не отправляет целителей к нам, но если он так решил, ему лучше знать. — сказал Берсерк, а Грей бросил на меня боязливый взгляд. Ага, съем его ночью и косточек не оставлю.

Я усмехнулась и, похлопав юношу по плечу, проговорила:

— Ну что ж, Грей, идём знакомиться с нашим новым местом жительства.

Как я и предполагала, жизнь здесь мало отличалась от той, что была у меня в Школе и Академии. Учёба для магов и тренировки для воинов. Грубые учителя, жёсткая постель и невкусная пища… Меня погоняли с месяц и наконец, убедившись в моих непревзойдённых боевых навыках, зачислили в штат пограничников и Грея со мной заодно, чтобы я продолжала его тренировать по индивидуальной схеме. Конечно, на самом деле никакой схемы у меня не было, я просто заставляла его рано вставать и выполнять разного рода физическую работу. Поначалу он ужасно дёргался (это сказывалось влияние Меллиссаны), а потом ничего, привык и выполнял все поручения вовремя и как следует. Со временем стало даже скучно. Ведь раньше, когда я доводила его до белого каления, у него возникало непреодолимое желание, побренчать мечами и в таком духе мы проводили тренировку.

Вначале он задавал слишком много глупых вопросов типа "зачем ты так со мной? или робкое "в душе ты ведь добрая?", на что я пыталась ему объяснить, что хочу ему лишь добра. Гоняла я его, для того чтобы умел приспосабливаться к экстремальным условиям и не ленился, а выводя из себя, обучала сдержанности.

К счастью слёз я от него никогда не видела, хоть парень и выглядел, как буд-то вот-вот заплачет.

Отпуская Грея на занятия, я уходила, чтобы потренироваться в стрельбе из лука. Получалось неплохо, поэтому меня часто ставили на зубцах с неизменным напарником и верным оруженосцем Греем.

К тому времени, когда мы смогли подружиться, пролетел год. За непринуждённой дружеской беседой, время на зубцах стало лететь быстрее. Я часто просила его рассказывать мне о своей учёбе и друзьях, так что порой напоминала себе заботливую мамашу.

— Скоро Крей, Лэйр и Мел заканчивают учёбу. — однажды сказал Грей. — Они смогут выбрать и места для дальнейшей работы и даже телохранителя если захотят.

— Ну и что? — хмыкнула я. — Мне от этого не холодно не жарко.

— А разве ты не говорила, что хочешь отсюда свалить? — напомнил мне Грей.

Да, было дело… но я сказала:

— Попарюсь здесь и свалю обязательно. Наймусь к кому-нибудь, кого не захочется убить с первого взгляда, и заживу припеваючи.

Грей улыбнулся и ехидно заметил:

— Что-то не слышал я, как ты поёшь.

— И не услышишь. — усмехнулась я в ответ. — Я пою только для себя.

— А почему ты не хочешь наняться к Крею или Лэйру? — вдруг спросил он.

— А почему я должна этого хотеть? — задала резонный вопрос я. — Ни один из них за ЦЕЛЫЙ ГОД даже не поинтересовался здесь ли я ещё. Я уже забыла, как они выглядят.

— У них учёба. — попытался оправдать друзей юноша.

— И пьянки с девицами. — добавила я. — Я всё знаю, Грей. Можешь не пытаться их выгораживать.

Это были не пустые слова. До меня доходили слухи о том, что эти двое — завсегдатаи одной пивнушки в городе Эсск (наверное, они попадают туда при помощи портала) и дружат с официантками. И всё бы ничего и я пропустила бы эти слухи мимо ушей, но я сама лично видела Крея совсем недавно с одной остроухой девицей.

Это стало поводом для моего ежедневного дурного настроения на очень долгое время. И даже от воспоминаний об этом мне до сих пор становится не по себе до сих пор… но всё же, чуть полегче, чем вначале… а значит, я уже пережила эти странные отношения и если между нами и пробегала какая-нибудь робкая искорка, то сейчас всё уже далеко в прошлом. Я старалась забыть всё, что с ним связанно, чтобы поберечь своё душевное равновесие.

И только Грей иногда теребил меня своими вопросами. Пусть он и возмужал и вытянулся за последний год, но в сущности, так и остался тем же наивным мальчишкой.

— Быть может, он ещё не забыл о смерти Линдта? — осторожно предположил он.

— А как будто я в ней виновата. — немного резковата отозвалась я. — И вообще, Грей, давай поговорим о чём-нибудь другом.

— Может быть, отпустишь меня сегодня с дежурства? — тут же воспользовался моментом он.

— Это ещё куда? — поинтересовалась я сбитая с толку.

— На праздник. Его выпускники устраивают.

— Нет, не отпущу. — решила немного поиздеваться над ним я.

— Как скажешь… — с покорностью раба согласился Грей. Мне сразу стало неинтересно над ним издеваться.

— Ладно, иди, предатель. — сжалилась я над ним. — Только иди сейчас, пока я отпускаю.

Грей чуть не расцеловал меня от радости и убежал на свой праздник. Конечно, я же такая добрая!.. Но я отпустила его не по доброте душевной, а потому что преследовала свою цель — остаться на время в одиночестве, наедине только со своими мыслями… но, к сожалению, о такой роскоши, я могла только мечтать. Ведь как только ушёл Грей, на зубцах появился Крей, собственной персоной.

— Мне следовало убить тебя когда у меня была возможность. — сказал он, как только появился. — Ты специально всё подстроила и убила Летицию?

Летицию?.. А причём здесь опять она?

— Ты пьян? — спросила я, вместо того чтобы начать возмущаться.

— Нет, я абсолютно трезв… — ответил он.

— Тогда почему от тебя вином несёт? — нагло поинтересовалась я. Внешне Крей походил на трезвого, но нёс совершенную ахинею, но кроме этого до меня долетал слабый аромат дорогого вина и не менее дорогих духов.

— Лучше иди и проспись, Крей. — посоветовала я. — А если хочешь поговорить, приходи завтра, в нормальном состоянии…

— Нет уж, разберёмся здесь и сейчас. — произнёс он зловещим тоном и глаза его блеснули колдовским огнём.

— Валяй. — позволила я ему и поднялась на ноги.

— Ты давно на меня запала, верно? Послала сначала Летицию, потом приехала сама и убила её, потому что заигралась. И не делай вид, что ничего не знаешь. Чего ты хочешь от меня — денег, власти? Или выполняешь чьи-то указания, как глупая марионетка… хотя нет, не глупая, а очень и очень расчётливая. Ведь Линдт погиб из-за тебя, он узнал правду о тебе, и ты его убила, ведь так?

Я молчала, не зная, что сказать ему на это. И ещё впервые мне стало обидно за себя.

— Отвечай, кто твой помощник и на кого ты работаешь?

Он уже тряс меня за плечи, буд-то я была тряпичной куклой, а я не могла прийти в себя, чтобы осознать какую чушь он несёт.

— Крей, я не понимаю… — выдавила я из себя, чувствуя, как со мной творится что-то странное. Уже довольно давно я никому не позволяла себя так со мной вести… и не думала, что чьи-то нелепые обвинения могут так легко вывести меня из равновесия.

— Не лги мне. Мы здесь одни.

Чего он от меня ждёт? Признаний? Но в чём? И почему я обязана ему в чём-то признаваться?.. а особенно в том чего не совершала.

Он самым наглым образом обезоружил меня своим натиском и привёл мои чувства в смятение, чем и воспользовался.

— Ты — чудовище. — сказал он хладнокровно и от этого более зло. — Я ненавижу тебя.

И он ушёл.

Ушёл дальше праздновать свой дурацкий выпуск.

А я осталась одна без права оправдания в его глазах.

Так и стояла на том же месте, пока с неба не начал капать ледяными каплями дождь, постепенно грозя усилить свой натиск и превратиться в настоящий ливень…

И в этот миг внутри меня словно что-то сломалось…

 

13 глава.

Проливной дождь шёл не только на улице, но и в моей душе… Я не ждала таких слов от Крея. Думала, что в душе он уже не держит на меня зла… но в итоге я осталась здесь одна и глотаю дождь, смешанный со слезами.

Моё тело бьёт мелкая дрожь, а в мыслях царит полный кавардак.

На смотровой площадке очень холодно, но я будто парализованная, сижу в луже воды, прижавшись щекой к ледяному камню бойницы.

Где-то слышится музыка, весёлые голоса — праздник в самом разгаре… праздник жизни, на котором я лишняя… Я — чудовище, как сказал Крей, а значит тут мне самое место. Где я, как на раскрытой всем ветрам ладони, в сердце дождя — над бушующим и шипящим обиженно морем…

Словно подброшенная невидимой пружиной, за один удар сердца, я оказываюсь на башенном зубце. Это так просто — прыгнуть вниз… Не прощаясь и не мучая больше человека которому не нужна ни моя жизнь, ни моя смерть… Наверное, он лишь облегчённо вздохнёт и забудет… Что мне терять? Нечего. Совершенно нечего. Тело и душа жаждут этого короткого полёта и жадного поцелуя моря.

Совсем нетрудно было осуществить это желание. Один прыжок с распростёртыми, словно крылья руками и я лечу. Падаю вниз навстречу ледяным брызгам и острым камням. Решая в последний раз взглянуть на горизонт, я почувствовала как меня, покидывает ввысь и захватывает дыхание…

Как сумасшедшая я отбиваюсь от чужой магии (решив, что кто-то спасает меня при помощи заклятия) и с запозданием понимаю — её нет. Удивлённая и растерянная я лечу. Сама. А за моей спиной крылья, попирающие не только ветер, но и саму судьбу.

Но ведь я должна была разбиться…

Ещё не вполне осознавая произошедшее, я лечу на север. Не желая кружить над Грозовыми Башнями и привлекать к себе внимание.

Только спустя какое-то время, какие-то люди на идущих на юг кораблях, замечают меня и что-то кричат, готовясь к бою.

"Враги. — лениво, в спящем человеческом сознании шевельнулась мысль. — Слишком много кораблей. И все они военные…"

Грозовые Башни в опасности…

Помочь? Ведь там остались друзья. Милые сёстры и братья по оружию, плевавшие на меня с высоты своих дурацких башен… Жалко Крея. Хоть и дурак, но всё равно жалко до безумия, а Лэйр и Грей… нет, никто из них не заслужил смерти…

Решение приходит быстро. Я бросаюсь камнем вниз и выжигаю впередиидущие корабли, сея панику и страх в рядах врага… Как я это делаю? Я же не человек больше. Я чудовище. Дракон. Вот откуда мои крылья и пламя.

Всё происходит, словно в каком-то странном сне и то, что я превратилась в дракона, было для меня сейчас вполне само собой разумеющейся вещью, как и то, что я могу летать и плеваться пламенем.

Чувствуя, что внизу очень много магов, я поняла — нужно торопиться.

Грозовые Башни в опасности, в первую очередь потому, что никто не ожидает подвоха именно сегодня, когда студенты отмечают свой выпуск. Конечно, стражи стоят на зубцах, но они не успеют предупредить всех… и это придётся сделать мне, а тем более, что одной из дозорных должна была быть я… а я тут со своими глупыми эмоциями. И что на меня нашло? Не иначе, как и в самом деле, виной всему были чьи-то зловредные чары, заставившие спрыгнуть меня со стены. Но я не верю, что их навёл Крей.

Дождь усилился, создавая плотную непроницаемую стену, но драконьи крылья прорезали её и через какие-то секунды, я уже стояла у набата на своих человеческих двоих. Из одежды на мне ничего не оставалось и поэтому, я была абсолютно нагая. Но я всё равно стала бить в этот колокол. Усиленный магией, казалось, он сотрясал этот остров до основания.

Первыми на зов откликнулись воины вроде меня. Им было ближе всего бежать сюда из казарм. Кто-то из них, не задаваясь вопросом, почему я в таком виде, сорвал с себя плащ и накинул его на мои плечи.

— С севера идёт военная флотилия Мардиса! — выкрикнула я и тут же оказалась в эпицентре разворачивающегося плана по защите Грозовых Башен и еле пробралась к себе, чтобы одеться и вооружиться. Несмотря на то, что я продрогла и устала, но лишать Башни одной из своих метких лучниц не хотелось.

И вот, чрез какое-то время, я снова была на зубцах, одетая и вооружённая. Полёт и поджёг вражеских кораблей, отнял у меня много сил, но лук держать я смогу, с некоторой долей отрешённости понимала я и краешком глаза следила за членами своей команды (а команда подобралась ещё та, сплошь из старых знакомых). Меллиссана вглядывается, нахмурив брови, вдаль, даже не обращая внимания на то, что с её головы сдуло капюшон и ветер треплет её короткие русые волосы. Но как-никак воздух это её стихия и девушка совершенно не мокнет.

Грей нервно прикрывает свою лекарскую сумку от назойливых капель, но его нервирует вовсе не дождь, а возрастающее напряжение в коллективе.

Демонолог лишь кажется спокойным, а глубине души словно плещется раскалённая магма, я прочувствовала это, едва встретилась с ним взглядом.

Я опоздала, потому что одевалась и приходила в чувства, а мои боевые товарищи уже были на стене, не зная о том, кто поднял тревогу и поэтому, когда я, наконец появилась, то заслужила три самых разных неодобрительных и красноречивых взгляда.

"Чего ещё от неё ожидать?" — сказали глаза Крея и переключились на море внизу.

"Как можно так легкомысленно относиться к своим обязанностям?!" — досталось полупрезрительное от Меллиссаны.

"Наверное, Крей в чём то прав." — сказали печальные глаза Грея.

И лишь Берсерк, волею всё той же странной судьбы, оказавшийся с нами, высказал всё, что думает обо мне вслух и очень нецензурно, что заставило меня вновь вернуться к мыслях о самоубийстве. Корабли ещё даже не появились на горизонте, а я уже придумала тысячу и один способ как это сделать. Например, такой способ — снова стать драконом и бросить все свои силы на то чтобы поджечь как можно больше вражеских кораблей. Пусть я героически погибну, чтобы кому-то станет стыдно за свинское ко мне отношение… хотя, может быть, все обрадуются тому, что исчезнут враги-северяне и странное существо по имени Кайрин.

И вот, когда на горизонте, наконец, появились мардисские корабли, моё сердце дрогнуло… Грозовые Башни не выстоят это точно… у мардисцев есть маги ничуть не уступающие "грозовикам"… некроманты, призыватели и маги стихий… Вот в небеса над кораблями взлетел первый всплеск Силы, и я не выдержала.

— Крей! — окликнула я демонолога.

— Тот обернулся и немного раздражённо посмотрел на меня.

— Спасибо тебе, за то что ты сделал. — искренне поблагодарила я его, собираясь покинуть площадку. — Ты сам не представляешь, что ты совершил… а я… наверное, я и вправду, ни при чём… Прощайте!

И я пошла прочь, оставив за своей спиной стремительно приближающуюся вражескую флотилию, недоумённо застывшего Крея и проглотившего свой возмущенный возглас Берсерка.

Меня уже ничего не могло остановить.

Я уходила, чтобы остаться одной… в тихом месте, где я смогу без наблюдателей, снять с себя одежду и, спрыгнув вниз, превратиться… На южную стену. Именно там сейчас никого не было.

Ещё раз оглядевшись вокруг, я убедилась в том, что за мной точно никто не подглядывает и, сняв с себя всю одежду, сложила её в сумку, чтобы уже превратившись захватить её с собой. Потом я, разбежавшись, сорвалась вниз со стены. Мне даже на время успело показаться, что ничего не случилось, но в следующий миг, я уже летела раскинув крылья и огибая башни, навстречу врагам.

Жаль, я раньше не знала, что способна на такое, а иначе бы моя жизнь сложилась совсем по-другому. Теперь нечего жалеть о друзьях и о человеке, который мог стать моим любимым, но не стал, не выдержав испытания на доверие и столкнувшись лишь с маленькой частью моей истины, не смог понять и принять даже её.

Сделав большой взмах крыльями, я поднялась выше (хотя я подозревала, что лечу не при помощи них, а с помощью особого рода магии).

"Драконы не обладают магией, потому что они сами по себе магия." — вспомнилась мне лекция о магических существах и многое встало на свои места. Я поняла, почему со мной происходят из ряда вон выходящие вещи, заставляющие задуматься о магическом таланте, но на проверку оказывается, что во мне нет, ни намёка на способности.

Взмыв ввысь, я намеренно пролетела над участком стены, где засела моя команда. Чтобы в последний раз взглянуть на тех, с кем была связанна моя новая жизнь и свобода.

Грей увидел дракона и впечатался от страха в стену, а Крей принялся творить заклятие. Я чувствовала, что в нынешнем облике мне не причинят вреда никакие заклятия, но знала, что это сильно ослабит демонолога.

"Потрать свои силы лучше на врагов!" — прокричала я ему.

На самом деле мне только показалось, что я прокричала, ведь драконья глотка не способна воспроизводить человеческую речь и крик вышел ментальным. Слышали его все, кто обладал хоть какими-то зачатками магии. Крей остановился и нервно кивнул.

А корабли были уже почти у острова. Я внимательно посмотрела вниз. Похоже, что враги вызвали на подмогу демонов. Пусть те и были мелкими, но именно они были призваны ослабить Грозовые Башни, напав на защитников первыми… Решение далось мне легко и без лишних раздумий. Я приземлилась на площадку, рядом с Креем. Разумеется вся я там не поместилась, но того что поместилось, хватало для осуществления задуманного.

"Демонолог! Залезай на мою спину!" — скомандовала я.

— Зачем? — поинтересовался он оторопело. Да уж, наверное, не каждый день его драконы на себе покататься зовут.

"Покатаемся! — раздражённо ответила я, но тут же, добавила: — Ты что, демонов не видишь?"

И Крей увидел.

"Ещё вопросы?" — поинтересовалась я, поражаясь его нерасторопности.

— Что будем делать? — спросил он.

Я в удивлении выгнула бровь, как делала это ещё, будучи человеком. Мне было немного странно оттого, что я — девушка и садила парня себе на спину, но лишь до той поры, пока я думала о себе как о человеке… когда же, завертелась карусель битвы, о своём человеческом происхождении я позабыла напрочь.

Я сеяла панику и ужас в рядах врага, поджигая всё, что горит, а особенно хорошо горели паруса, палубы и так неаккуратно оставленные на палубах зажигательные смеси.

Крей тоже делал то, что у него получалось лучше всего — нейтрализовал демонов. Мелкие крылатые бестии были назойливее гнусов, но их острые коготки и игольчатые зубки, не могли причинить не малейшего вреда драконьей броне или магической защите демонолога.

Мы — дракон и человек, стали лучшим щитом для Грозовых Башен, прикрывая своих магов и лучников, которые теперь атаковали вражеских.

Атака северян захлебнулась, но отступать им было уже некуда, а точнее не на чем… и они дрались с отчаяньем в глазах, зная, что от смерти уже никуда не деться. Вот смерть на миг застыла над морем золотым драконом, и Грозовые Башни вдруг обернулись для чужаков надгробными камнями.

Ещё мгновение и всё кончилось. Демонов больше не было, как и живых врагов.

И воцарилась необыкновенная тишина. Та самая, к которой как нельзя лучше подходил эпитет — гробовая.

В такие моменты начинает приходить понимание произошедшего и чувствуется усталость. Я не просто устала, а выдохлась в прямом смысле этого слова. Смертельно хотелось есть и спать. В голову даже неожиданно закралась мысль о корове.

"Ведь драконы их воруют? — подумала, но тут же, себя одёрнула. — Стоп! Я прежде всего человек!"

Быть плохой выгоднее, чем быть хорошей — все твои поступки расцениваются совсем иначе. Если ты сделаешь что-то хорошее, все радуются и восхищаются, совершишь плохой поступок, и окружающие скажут привычно: "Чего ещё стоило от неё ждать…" Быть хорошей не то чтобы намного хуже, но неимоверно тяжелее — твои хорошие поступки воспринимаются, как должное и от тебя их всё время кто-то ждёт, а плохие как предательство и грехопадение.

Рассуждая так я и дальше решила быть плохой, чтобы больше не тратить время и нервы на, никому не нужные, оправдания. От этого хуже никому не будет, а вот я отдохну немножечко.

"Высадить тебя на зубцы, демонолог?" — спросила я у своего временного напарника.

— На землю. — попросил он. — От высоты меня уже мутит.

Я ухмыльнулась и спикировала на берег. Когти вспахали розовый от крови песок. По инерции я пробежала немного до камней, а затем легла, позволяя Крею слезть со спины. Песок приятно холодил тело, и я даже зажмурилась от удовольствия и вытянула шею.

"Лишь бы не превратиться в человека." — рассеянно подумала я. Не хотела я, чтобы все узнали, что девушка-телохранитель и золотая с красным отливом драконесса, одно и то же существо. Если об этом все узнают, то бесспорно станут уважать, но тогда я стану ещё большей чужачкой, чем была.

— Зачем ты помогла нам? — спросил Крей, и не думая никуда уходить.

Я приоткрыла один глаз и с любопытством на него посмотрела.

"Захотелось поразмяться." — солгала я.

— Неправда. — понял демонолог. — Ты ведь смертельно устала.

И с чего это такая забота и проницательность?

"Ерунда. Вот сейчас передохну и полечу палить деревни и города."

— Откуда столько иронии?

"Я же дракон. Не забывай об этом." — напомнила ему я на всякий случай.

— А я впервые дракона вижу.

"Да-а?.. А я-то думала, ты только с драконами и общаешься."

— Я же демонолог. — скромно напомнил мне он.

Этот извращенец, похоже, флиртует с драконом. А я уж думала, что я его чем-то не устраиваю, а его просто обычные девушки не интересуют…

— Ты бы могла отдохнуть в Грозовых Башнях. — вдруг предложил Крей. — Тебя накормят и отблагодарят.

Я беззвучно рассмеялась. Конечно. Особенно когда узнают о том, что дракон и есть Кайрин. К которой, некоторые окружающие, относятся как к преступнице. Нет уж. Я бы хотела, чтобы меня ценили не за огневую мощь, а в первую очередь как человека.

За разговором с Креем, я не заметила, как к нам подобралась целая делегация во главе с архимагом Цирбентием.

Несмотря на усталость, я тут же подобралась на все четыре лапы. Я не могла ничего с собой поделать, но при виде главы Грозовых Башен, я начинала волноваться, что выразилось в нервном биении хвоста по песку.

Но архимаг сам нервничал, что меня немного успокоило. Я внимательным немигающим взглядом выслушала слова благодарности, но произошло то, чего и следовало ожидать — архимаг захотел объяснений…

— Чем мы обязаны такой помощью?

"Этим вы обязаны не мне, а девушке по имени Кайрин. Это она вызвала меня." — нашлась я.

Окружающие на миг застыли, онемев, но первым подал голос Крей.

— А где Кайрин сейчас? — спросил он.

На материке. Ждёт моего возвращения. Она пообещала помочь мне, если я помогу ей."

— И в чём же заключается её помощь тебе? — поинтересовался архимаг растерянно.

"Я бы хотела оставить это в тайне." — ответила я с загадочным видом. Ага. Пусть поломают голову над тем, чем воительница может пригодиться драконессе.

— А когда Кайрин сможет вернуться? — снова спросил Крей. Ещё чуть-чуть и я начну думать, что его и вправду заботит моя судьба. О чём он интересно думает?.. Наверное о том, что какой бы стервой не была Кайрин, но она не заслуживает быть случайно съеденной подружкой-драконессой… а может наоборот, только того и ждёт, вот и интересуется…

"Не знаю, но возможно не скоро." — отвертелась я, зарабатывая тем самым, себе продолжительные каникулы по уважительной причине (это на случай, если я захочу вернуться).

— А я могу отправиться с тобой?

"Зачем это?"

— Кайрин — мой друг и я хотел бы поговорить с ней. — пояснил демонолог, чем поразил меня до глубины души. Хорошо, что драконья морда не отражает эмоций, а иначе бы кое у кого появились бы серьёзные подозрения.

"Ты можешь поговорить с ней, когда она вернётся." — сказала я, на что Крей возразил.

— Возможно не смогу, потому что я собираюсь вернуться домой.

Ну что ж… Это становится интересным. Он называет меня другом и хочет поговорить… Ради этого стоит рискнуть.

"Ладно. Можешь садиться… но предупреждаю, что сюда будешь возвращаться своим ходом."

Но его устраивало и это. Так что мне оставалось надеяться, что делает он это не ради того, чтобы снова оскорбить.

Я быстро преодолела пролив между материком и островом, и специально выбрав очень дикое место, пошла на посадку. Вокруг были только скалы и песок, и поэтому мой маневр должен был сработать. Приземлившись и подождав пока слезет с моей спины демонолог, я сказала:

"Подождёшь здесь, а я спрошу у Кайрин, хочет ли она с тобой говорить."

После чего я перемахнула через скалы даже не дав ему и слова сказать и превратившись обратно в девушку, затем быстро стала переодеваться, надеясь, что у этого грубияна хватит тактичности не последовать за драконом. К счастью хватило, и наспех одевшись, я поспешила на встречу с тем из-за кого, ещё некоторое время назад хотела покончить с собой.

— И снова здравствуй. — сказала я, выходя из-за скал.

— Здравствуй… — проговорил он. — сегодня там, на зубцах, я решил, что ты струсила… извини…

— Это всё? — поинтересовалась я с видом занятой леди, хотя валилась с ног от усталости.

— Да… Точнее нет. Меня зовут домой, и мы можем больше не увидеться.

— Но ты же, этого и хотел.

— Почему ты так думаешь?

— Ну, ты же ненавидишь меня. Я — чудовище. — напомнила я ему.

— Это не так. Я не понимаю тебя, но не ненавижу. — признался он. — После Школы Телохранителей ты стала походить повадками на моего брата, а ты сама понимаешь, мы с ним не очень ладили.

— Крей я помню, что ты сказал мне тогда в Больших Холмах. Ты сказал, что охотно поверишь, если окажется, что я — чудовище в обличье невинной девушки. — спокойно проговорила я. — Так может быть оставим всё так как есть?.. Я уже смирилась с тем, что я — чудовище, а значит, легко уживусь с драконом, чем с людьми.

— Прости меня, если сможешь! Ты ведь не должна была этого делать… — вдруг повинился он.

От таких слов у меня чуть челюсть не отвалилась, но всё же, я сумела сохранить невозмутимое выражение лица.

— Что случилось, то случилось. И сделать я это была обязана, в первую очередь потому, что всю свою оставшуюся жизнь винила бы себя в том, что погибли люди, которым я могла бы помочь… Хватит с меня и того, что меня винят в смерти Линдта. Я не трусиха и не предательница и если что-то могу сделать, то сделаю!

Глаза мои сверкали, волосы трепал морской ветер и я чувствовала, что ещё чуть-чуть и снова стану драконом.

— Ты просишь простить тебя, но я не вижу этого в твоих глазах, Крей. — грустно проговорила я. — А вообще… я не держу на тебя зла и прощаю… но ты-то себя простишь?

Крей молчал. Жалкий и растерянный мальчишка. Зачем я его так больно? Увы, но жизнь такова, что иногда приходится причинять боль другим, чтобы они больше не причинили боль тебе. Наверное, вот это я и не прощу себе. Ведь всё могло быть иначе. Но я ломаю эту возможность собственными руками. Я больше не вернусь в Грозовые Башни и не встречу Крея. Хочется на прощание обнять его, но я не стану делать этого. Хватит.

— Прощай, Крей, и передай архимагу, чтобы распорядился поставить на зубцы кого-нибудь позорче.

— Так это была ты?.. Девушка, что первая увидела корабли? Но каким образом? Ведь они были далеко и когда мы попали на зубцы, они только начали появляться на горизонте…

— Мне помогла драконесса.

— Значит, вы и раньше знали друг друга?

— Только познакомились.

— Но почему?..

— Хватит Крей меня допрашивать. Сейчас она разозлится. Мне уже пора… — сказала я и развернулась, чтобы уйти.

— Я не слепой, Кайрин. И не глухой. Ведь на самом деле нет никакой драконессы, я прав? Ты — оборотень.

— Извини, но твой расклад неверен. — невозмутимо возразила я. — Подумай хорошенько. Если бы я была драконом-оборотнем, то вляпалась бы во всё то, во что меня угораздило вляпаться? Не городи чепухи.

— Но у вас похожая манера говорить. — решил не уступать (и похоже игнорировать меня) он. — И к тому же ни странно ли, что ты и дракон, одинаковой расцветки?

— Чего ты от меня хочешь? — чётко выделяя каждое слово, спросила я.

— Не делать глупостей. Вернись в Грозовые Башни.

— И служить снова дозорной? Если бы я не собиралась расстаться с жизнью, то где бы вы все были?! Я умирала от твоей ненависти, от смертельной усталости от того, что надо, что-либо объяснять или пытаться оправдываться. Я так больше не могу! Да мне жаль Линдта! Но я не могу ничего поделать с тем, что уже произошло!

Крей быстро шагнул ко мне, хватая за руки.

— Ты перестанешь кричать, если я скажу, что больше на тебя не сержусь? Я только сейчас понял, что ты лишь прикидываешься плохой, но на самом деле тебе небезразлична судьба окружающих тебя людей. Прости меня, если сможешь. Я слепой идиот и признаю это.

Я посмотрела на него, сдувая с глаз, упавшую на них чёлку.

— Если ты меня отпустишь, то я прощу тебя искренне и от всего сердца.

Он, помедлив, убрал с моих запястий свои пальцы и тут же спросил с надеждой в голосе.

— Так ты останешься?

— Зачем? — вздохнула я устало.

— Так ты больше не отрицаешь того, что ты дракон-оборотень?

— Зачем? — упёрто повторила я. — Отвечай или я уйду.

— Так значит, и я с тобой пойду.

— Дракон одноместный.

— Ой, ли?!

Нахмурив брови, я строго посмотрела на него.

— Всё равно пойду.

— Почему это вдруг? — удивилась я такой наглости.

— Не могу я друзей вот так бросать. — заявил он.

— А как можешь? — ехидно переспросила я.

— Кайрин… Может, хватит, а? Теперь ты откровенно издеваешься надо мной… Можешь попытаться убежать, убить меня, но, ни то, ни другое уже ничего не изменит.

— Чего не изменит? — недоумённо переспросила я.

— Того что ты небезразлична мне…

— А ты бы хотел, чтобы это было не так? — спросила я, уже особо не задумываясь.

— Не знаю… Нет, не хотел бы. — ответил он. — Наверное, я готов принять тебя такой, какая ты есть.

Не знаю что сказать, но чувствую — он не лжёт. А может и в самом деле вернуться с ним в Грозовые Башни?

— Я был идиотом, признаю. И за это прости. Только возвращайся.

— Хорошо. Только попрощаюсь с драконессой.

— А можно и мне с ней попрощаться?

Я в упор посмотрела на этого упрямца. Ну чего он хочет, чтобы я призналась ему и сказала, что я и есть драконесса?

Но Крей вдруг улыбнулся и сказал:

— Ты права, Кайрин. Я заслужил твоё недоверие, своим отношением к тебе, и извиняться поздно.

— Ладно. — махнула я рукой. — Идём со мной.

И я зашагала прямиком к скале, где заприметила раньше небольшую пещерку, в которой можно было удобно устроиться и отдохнуть. Я так устала, что мне уже было абсолютно всё равно, что происходит вокруг. Грозовые Башни, наши разборки с Креем и моя новая ипостась… Сейчас я хотела лишь выспаться и поесть чего-нибудь, поэтому добравшись до пещеры, я плюхнулась прямо на песок и, бросив мимолётный взгляд на Крея, сказала:

— Я голодна как стая волков. — потом улеглась поудобней и заснула крепким сном.

Если уж суждено мне вернуться в Грозовые башни, то лучше сделать это под покровом ночи, а для этого не мешало бы выспаться…

Проснулась я так же неожиданно, как и уснула. И разбудили меня запахи жареного мяса. Пока я спала, Крей успел поохотиться и поджарить на костре каких-то не очень крупных птах, скорее всего диких голубей, но сейчас я рада была и этому.

— Налетай, соня. — пригласил меня Крей и я с удовольствием схватила ближайшую ко мне тушку и впилась в неё зубами.

— Спасибо, Крей, тебе большое. Если бы не ты, то мой желудок съел бы меня изнутри. — искренне поблагодарила я его, когда насытилась. — Кстати, долго я спала?

— Всю ночь. — ответил он невозмутимо.

Я удивлённо взметнула брови. Надо же, а я и не заметила. На улице было очень пасмурно, отчего я решила, что наступил вечер.

— Будет дождь.

Я лишь кивнула.

— Переждём его здесь, а потом отправимся на пароме в Грозовые Башни. — сказал Крей.

— А у тебя есть деньги на паром? — спросила я, потому что сама была на мели.

— Есть конечно. — ответил Крей бросив на меня быстрый взгляд из под чёлки. — Но если честно, то не хочется возвращаться туда как можно дольше.

— Почему?

— Потому что мы сразу окажемся в центре внимания. Особенно ты…

Крей вдруг подошёл ко мне, и сев рядом обнял и прижал к себе. Я уткнулась в его плечо и обняла за пояс. Сразу стало так тепло и уютно, что захотелось спать, но я просто тихо наслаждалась минутами этого долгожданного объятия…

— Крей, а что было бы, если бы я была драконом и девушкой одновременно? — спросила я украдкой.

Он помедлил с ответом, вздохнул и, наконец, сказал:

— Я бы думал о том кто ты такая, дракон в образе человека или же наоборот.

Крей улыбнулся.

— А ну-ка стой! — воскликнула я, вспомнив кое-что важное. Демонолог уставился на меня испуганными глазами.

— Зачем ты наговорил мне столько гадостей на зубцах? Столько ахинеи…

— Это был не я…

— Ну конечно не ты. От тебя так и пёрло духами и вином. Вино и девушки…

— Меня вообще не было на зубцах до нападения мардисцев. — признался Крей потрясённо. — Не знаю, кто это был, но похоже, этот кто-то хорошо знаком с иллюзиями… Нет, она не могла…

— Кто? — спросила я, отодвигаясь. Неужели у Крея есть девушка? Но он так выразительно посмотрел в мои глаза и сказал:

— Моя сестра. Эллоирика.

— Это случайно не та остроухая темноволосая девица эльфийской наружности? — и тут до меня дошло. — Она эльфийка! А ты её брат!

— И что дальше? — спросил Крей, спокойно рассматривая меня. — Тебя это так шокирует?

— Очень. — честно призналась я, пытаясь разглядеть какой формы и длинны его уши, но их как обычно скрывали волосы. — Зачем ты скрывал это?

— Я не скрывал, а просто не считал нужным говорить об этом.

Крей — эльф. Мир сошёл с ума.

Хотелось задать ещё кучу разных глупых вопросов, но я решила поинтересоваться о насущном.

— Зачем твоей сестре понадобилось так поступать?

— Только из мести. Она хочет, чтобы я вернулся домой. Тебя она посчитала препятствием моему возвращению. И, если это и вправду была она, я заранее прошу за неё прощения.

— Прощения?! Да от этих слов я хотела покончить с собой! — воскликнула я.

— Они настолько ранили тебя?

— А что в этом странного. Я же думала, что слышу эти слова от тебя. — тихо проговорила я.

— Прости меня. Я не должен был говорить ей о тебе. — прошептал Крей и снова обнял меня.

— Я должна выговориться.

— Так говори.

— Я ведь спрыгнула с зубцов. — призналась я. — И полетела. Первый раз в жизни. Даже такой полёт заворожил меня.

— То есть ты летела вниз головой на камни и наслаждалась полётом?

— Ну да. А потом я посмотрела на горизонт, расправила крылья и полетела. Увидела врагов, а дальше ты знаешь… Я — дракон, Крей. Ты был прав… Получается странно как-то, и в то же время, как нечто само собой разумеющееся… Мне стало легче после того как я полетела. Словно я наконец обрела то чего мне так всегда не хватало.

"И мы слишком разные, чтобы быть вместе." — подумала я, рассказывая ему это.

— Ты изменилась. — сказал Крей.

— Просто устала. — отозвалась я.

— Ты на меня всё ещё злишься?

— Я не могу на тебя злиться, Крей. И никогда не могла. Ты меня только раздражал иногда и выводил из себя. — разоткровенничалась я, решив что сегодня можно говорить абсолютно всё. — Ты хотел добиться от меня каких-то объяснений, оправданий. А я не люблю объяснять свои поступки и оправдываться тем более.

— Драконья кровь.

— Может быть. — сказала я и развернувшись к Крею, потянулась к его волосам, но на всякий случай остановилась и спросила: — Можно?

— Валяй. — разрешил Крей и я отодвинула волосы с его левого уха в сторону.

Ушки и в самом деле у него были заострённые, но не настолько как, у виденных мною, эльфиек.

— И чтобы предупредить твой вопрос, я сразу скажу тебе правду. Я специально скрываю то, кто я на самом деле и сходство с человеком мне только помогает в этом. Я ушёл из дома, потому что захотел приключений. Отказался не только от привилегий положенных мне по рождению, но и от эльфийской магии, начав изучать человеческую.

— Но сестра тебя всё равно нашла.

— Потому что я прячусь не от родных, а от людей. Эльфов здесь не очень любят.

— Поэтому ты такой мрачный. — сделала вывод я и улыбнулась давая понять ему что я шучу. Крей улыбнулся в ответ, и я сказала: — Вот видишь, я — не совсем человек, но если тебе от этого будет легче, от меня ты можешь не прятаться, потому что в отличие от окружающих, я принимаю тебя таким, какой ты есть. Я ничего не имею против эльфов или кого-либо ещё.

Я знала, настолько жестокими бывали люди, а от эльфов, я не видела ничего плохого. Летиция была не в счёт.

Крей со странным выражением лица посмотрел в мои глаза, словно пытаясь понять, правда ли то, что я сказала, а потом просто притянул к себе и поцеловал в губы. Стена, разделяющая нас, рухнула, рассыпаясь осколками… И в эти секунды мне легче было поверить в то, что мир сошёл с ума, нежели в то, что мы не созданы друг для друга.

Я даже не думала, что Крей может быть таким эмоциональным, таким чувственным… Просто его истинное я было так глубоко запрятано, что маска, к которой он так привык, со временем стала им самим…

Злое слово не пара, тяготело клеймом над нами ещё с момента нашей первой встречи. Ведь сама судьба пыталась сказать нам это, всячески препятствуя… Но тогда что же, происходит сейчас? Почему как буд-то целый мир закрыл на нас глаза? Для чего? Чтобы потом побольнее ударить и разлучить навсегда… Ты ведь знала ответ, Кайрин, знала его всегда…

Я отстранилась, с сожалением посмотрев в его глаза.

Мы больше никогда не станем врагами, но и чем-то большим мы никогда не станем.

Я не хотела больше морочить голову ни себе ни ему. Всё. Наша история закончилась хорошо. У нас больше нет тайн друг от друга, потому что теперь мы станем настоящими друзьями.

И пусть мы испытывали друг к другу какие-то тёплые чувства, но они не были любовью… и никогда не будут…

В тот момент, когда я отстранилась и, прижав палец к его губам, заглянув в глаза, он всё понял и осознал.

Утро было ознаменовано северной, по-настоящему зимней стужей, поэтому мы проснулись очень рано ещё перед рассветом. Было темно, но кромка горизонта уже начинала медленно светлеть. Звёзд на небе не было — лишь сплошные чёрные тучи, с которых сыпался мелкие снежинки. От вида этой картины, мне захотелось снова стать драконом и улететь отсюда подальше, туда, где пока ещё тепло.

Нехорошее предчувствие скребло на душе настойчивой кошкой, словно требуя обратить на себя внимание.

"А может и впрямь, поддаться этому порыву, расправить крылья над этим холодным миром… похитить у Грозовых Башен своего демонолога. — думала я. — Я как-никак теперь ещё дракон, а значит, мне можно и похитить кого-нибудь. И этот кто-то будет очень даже не против того, чтобы его похитили…"

Я невольно улыбнулась, наблюдая, как Крей, озябшими от холода руками, натягивает на себя сырую одежду и эта улыбка не осталась незамеченной. Он улыбнулся в ответ… но почему-то от этой улыбки мне стало тревожно на душе… Может быть, я просто не привыкла?.. Или это происходит оттого, что жизнь научила меня не привыкать ни к чему хорошему? Ведь рано или поздно всё хорошее кончается, а чем сильнее была привычка, тем сильнее будет и разочарование.

"Хватит, Кайрин. — одёрнула я себя. — Ну что может быть сильнее дракона?"

Только время и смерть, что в сущности одно и то же…

Чем я занимаюсь? Я противоречу сама себе. Как всегда. Когда мне плохо, я оптимистично настроена, грежу о прекрасном. А когда мои мечты осуществляются, я рисую картины краха…

"А может это вовсе и не мои выдумки, а предчувствие, которое никогда не подведёт?"

Нет. Не хочется верить в свою правоту. Оказываться правой всегда и во всём слишком тяжело. И, кем бы я ни являлась, я тоже имею право на ошибки.

— Что тебя гложет? — спросил Крей, заглянув в мои глаза.

— Ерунда. — сказала я с улыбкой на губах. — Глупые мысли, вот и всё.

Порыв ветра, невесть каким образом проникший в нашу пещерку, словно с укором одёрнул меня за волосы, растрепав чёлку и тут, я почувствовала запах гари и крови. Запах врага… Но откуда?

Я встрепенулась, быстро натягивая на себя куртку и цепляя пояс с ножнами. Крей взволнованно прислушался и тихо выругался. Я тоже услышала доносящийся снаружи гортанный говор северян и тяжёлую поступь кованых сапог по песку. Но этого не могло быть! Я хорошо помнила, как мы потопили их всех. Неужели кто-то выжил или… нет, я не хочу думать о том, что врагов могло оказаться больше и Грозовые Башни пали…

— Их не меньше трёх десятков. — чуть слышно сообщил мне Крей, чем ещё больше заслужил моё уважение…

— Боевые маги. — неожиданно для самой себя определила я и вопросительно посмотрела на него, не зная как лучше поступить в этой ситуации. Нас всего двое и на этот раз они более подготовлены к бою, нежели мы, лишённые сил, после морской битвы. Если мы попытаемся бежать, то будем тут же замечены, а притвориться мирными гражданами империи нам тоже врятли удастся. Да и кто даст гарантию, что они не станут убивать мирных жителей. Ситуация и впрямь была безвыходной.

— Кайрин, а ты сможешь снова стать драконом? — поинтересовался Крей, осторожно буд-то я могла его за этот вопрос укусить.

— Да. — сказала я и вяло добавила. — Только, похоже, я здесь не помещусь.

— Поместишься. — уверенно пообещал Крей, но я сама почему то в этом сомневалась. Мне казалось, что посмей я здесь обратиться в дракона, то в лучшем случае окажусь в каменных тисках, а в худшем буду раздавлена скалой. — Не переживай. Ты только кажешься себе большой.

— Только потому что это наш единственный шанс. — сказала я принимаясь раздеваться. — Укладывай мою одежду в сумку и не подсматривай.

Убедившись, что Крей и вправду на меня не смотрит, я попыталась воссоздать то состояние, при котором оба раза происходило превращение и… меня неожиданно бросило на песок и объяло таким нестерпимым жаром, что мир на миг помутился в моих глазах и померк. Когда же я вновь обрела способность видеть, я увидела перед собой две когтистые лапы и приподняв голову, удивлённые глаза Крея… Всё-таки он не удержался и посмотрел. Ну и ладно, разберёмся потом. Лишь бы выбраться отсюда живыми.

"Садись. — обречённо склоняя перед ним шею, сказала я. — Мы оба выдохлись и поэтому просто улетаем."

— В Грозовые Башни, чтобы вызвать подмогу.

"Ага! Сейчас прямо!! — ответила я, хлестнув по песку хвостом. — Чтобы все узнали правду?"

— Но от нас зависят чьи-то жизни!

"Ты думаешь, меня это волнует?"

— Кайрин, я же знаю, что ты не такая.

"На мою беду. — фыркнула я. — Ладно в Грозовые Башни, а там видно будет."

Убедившись, что Крей крепко держится, а все мои вещи собраны и ничего не позабыто, я рванула к выходу, готовясь расправить крылья и взлететь. Но враги оказались слишком близко и успели подготовиться к бою. Взлететь я не смогла, потому что кто-то из них применил ко мне магию, и мне парализовало крылья.

— Придётся драться! — сказал Крей, спрыгивая с моей спины, и это были последние слова, которые я услышала. Потом меня словно оглушило что-то и я как во сне, увидела летящее в меня копьё с необычным наконечником… а дальше была боль, всепоглощающая и безграничная, как тьма, которая пришла после, принимая меня в свои объятия, словно любящая мать…

Защитники Грозовых Башен успели вовремя, чтобы спасти от неминуемой гибели молодого эльфа, отчаянно дерущегося с чудом уцелевшим после морского побоища, иноземным магом… но девушке, лежащей обнажённой на красном от собственной крови песке, они уже никак помочь не могли… Её пронзённое копьём сердце уже нельзя было заставить биться снова…

 

14 глава.

Чёрное небо. Чёрная земля. Алые звёзды. Запах гари… и полное безмолвие…

Мне казалось, что мир умер вместе со мной. И не было ничего, кроме меня застывшей, в этом оцепенении и этого мёртвого чёрного пейзажа… Времени тоже не было и поэтому я не знаю, сколько его прошло, когда мир этот перевернулся с ног на голову и вдруг погас…

Теперь я находилась в абсолютной темноте, но исчезло оцепенение и безразличие к происходящему.

Сначала я осознала, что я снова дышу. Это было так естественно и в то же время неожиданно, что я резко распахнула глаза и увидела звёзды. Самые обычные, а не алые, словно глаза демонов… Я улыбнулась им, полной грудью, вдыхая морозный воздух обжигающий лёгкие… Обычно я негативно отношусь к любому проявлению холода, но не в этот раз… Сейчас зимний воздух был для меня слаще мёда…

Память возвращалась постепенно и только когда я встала и огляделась, я окончательно вспомнила, что произошло со мной… Я погибла в бою, очень быстро и глупо, но самое страшным было то, что я не знала о судьбе Крея. Какая судьба его постигла? Ведь даже я не вполне понимаю, что произошло со мной, воскресла ли я призраком или я снова как прежде жива…

Я находилась на пляже посреди скал и видела только собственную могилу и памятник героически погибшей воительницы, а это значило, что с Креем, скорее всего, ничего плохого не случилось… только если он не попал в плен… Нет, я не хочу даже думать об этом. Нужно вернуться в Грозовые Башни и узнать всё самой…

Только как я буду объяснять своё воскрешение, я пока сама не знала…

И вообще с этим воскрешением было что-то не так. Даже если предположить, что я дракон и поэтому не могу просто так умереть, то каким образом я пришла в себя на могильной плите, а не под ней?

Я ещё раз вернулась к плите и увидела, что могила была не в порядке. Вокруг плиты были чьи-то следы и разбросана земля вперемешку с песком. Следы были не мои, да и на одежде не было свидетельств тому, что я сама выбиралась из-под земли, она была чистой, словно кто-то разрыл могилу, достал меня и попытался придать захоронению нетронутый вид… Но последнее у неизвестного получилось очень плохо…

На надгробной плите, я заметила какие-то знаки, начертанные кровью…

Кто же мой добродетель? Некромант? Тогда почему его нет рядом?..

Всё это было слишком странным, чтобы думать об этом сейчас, но так или иначе я была бесконечно благодарна за то, что кто-то вырвал меня из лап безмолвия. То, что этот кто-то пожелал остаться неизвестным, его право, а я должна была разобраться в том, что произошло с Креем…

То, что сейчас была ночь, мне было только на руку. Я могла незамеченной прокрасться на остров Башен и найти того кто мне был нужен.

Это было не так уж трудно. Дозорные Башен, хоть и считаются самыми зоркими в империи, но всё же, они ожидают угрозу с севера и никак с материка, поэтому для меня ничего не стоило обратиться в дракона, чтобы перелететь пролив и остаться при этом незамеченной. Правда, вещи пришлось нести в пасти, за неимением сумки, но это было несущественной мелочью по сравнению с тем, что мне предстояло…

Нужно было незамеченной прокрасться в казармы и найти Крея.

В целом оставаться невидимой в ночи, было даже слишком лёгкой задачей, для тренированного воина Школы, но найти именно Крея я почему-то не могла… Уже предполагая самое плохое, я встретила того кого не ожидала увидеть в этот поздний час среди казарм… Это был Лэйр. Я опознала его по его светлой шевелюре и неизменной чёрной куртке с серебряной пряжкой в виде какой-то диковинной птицы. Он сидел неподалёку от казарм, устремив взгляд в ночное небо, и поэтому не сразу заметил меня. Да и не заметил бы, пожелай я этого.

Приблизившись к нему, я села рядом на скамейку. Так как на голове моей был капюшон, парень не сразу узнал меня и поинтересовался:

— Тоже не спится?

— Да наспалась уже, хватит. — ответила я будничным тоном.

Лэйр на секунду замер, а затем резко развернулся ко мне и сорвал с моей головы капюшон.

— Ты?!! Не может быть!!! — воскликнул он отшатываясь.

Я тут же рванулась к нему, зажимая одной рукой его рот, а другой, хватая его за руку, чтобы парень сдуру не вздумал пырнуть меня кинжалом. Второй раз мне может и не повезти…

— Это я. Я не привидение, как видишь, и судя по тому что не разлагаюсь, не зомби. — сказала я как можно спокойнее. — Я сама не знаю, как это вышло, но я ожила, поэтому прошу постараться принять это как должное и ответить на пару вопросов.

Видя, что он успокоился, я убрала руку.

— Не так то просто принять как должное то что ты жива, если целую неделю не мог смириться с тем что ты погибла. — произнёс Лэйр на одном дыхании.

— Прошла неделя? — не верила ушам своим я.

— Да. — коротко ответил маг. — Крей не смог оставаться здесь дольше суток и как только состоялась церемония погребения, вернулся к себе на родину вместе с сестрой Эллоирикой.

— Значит, он жив и с ним всё в порядке?

— Конечно. А вот тебе не повезло… прости, было сильно больно?

— Я стараюсь об этом не вспоминать. — честно призналась я.

Он так внимательно вглядывался в моё лицо, что я не выдержала и спросила:

— Что мне сделать для того чтобы ты убедился в том, что я — это я?

— Я убедился. Просто мне кажется, что ты изменилась.

— Это плохо?

— Нет, напротив. Ты словно проснулась или стала сама собой… Скажи честно, это ведь ты была тем драконом?

Я замерла, не ожидав услышать от него эти слова, но в его тёплых карих глазах жил только вопрос, без страха или праздного любопытства. Этот человек просто хотел знать правду, чтобы доверять мне как прежде, чтобы знать, что мы по-прежнему друзья…

— Это была я.

— Когда-нибудь расскажешь, как такое возможно?

— Расскажу. — пообещала я, удивляясь тому, что он не потребовал этого сразу. — Больше ничего не спросишь?

— Потом. Тебе и без того пришлось несладко.

Я была благодарна ему за понимание и жалела лишь о том, что раньше мне не удалось узнать этого человека лучше.

— Расскажи мне о Крее. — попросила я его. — Мне нужно знать всё что произошло, после того…

— Я понимаю. — вздохнул Лэйр. — Когда я увидел его на церемонии, то решил, что он покончит с собой, настолько плохо ему было. Но рядом была его Эллоирика, которая хоть и по какой-то причине невзлюбила тебя, но не могла позволить так убиваться своему брату… Она много говорила с ним и, в конце концов, уговорила уехать в Эллерил, на родину.

Эллерил. Я помню по карте, где он находится. Это довольно далеко и возможно мне удастся нагнать их…

— Я, кажется, знаю, о чём ты думаешь, Кайрин. И уверен, что догнать тебе их не получится. Крей и Эллоирика давным-давно во владении эльфов. Эллоирика — умелая телепортистка и ей не составило труда сделать пару порталов…

— Ерунда! — легкомысленно отмахнулась я и вдруг обратила внимание на странный взгляд Лэйра. — Что-то на так… — догадалась я. — Ты говоришь так, как буд-то Крей для меня уже потерян, а не уехал в соседнее государство… Говори, Лэйр! Что бы ни было, не молчи, если знаешь.

— Говорят, что Крей поехал на свадьбу. Причём на свою собственную.

На какую ещё свадьбу? Как он мог прямо с похорон уехать на свадьбу? Я не верю в это и не поверю, пока не увижу его лично и не поговорю с ним… Я подняла глаза на Лэйра и сказала:

— Я должна отправиться в Эллерил немедленно. Хочу найти Крея.

Лэйр какое-то время растерянно смотрел в мои глаза, а затем уверенно сказал:

— Я отправляюсь с тобой.

— Зачем? — в свою очередь удивилась я.

— Чтобы тебе не скучно было в дороге. — ответил он.

— А лететь не боишься? — спросила я вместо того, чтобы возразить.

— Ещё не знаю. — пожал плечами Лэйр.

— А как же твоя учёба?

— Я поговорю с архимагом, а заодно и ты с ним поговоришь

— Ну, уж нет.

— А что ты так и будешь ходить в статусе "восставшей"… Не имея за душой ни гроша, ни профессии, ни положения в обществе… А то время, что ты потратила на обучение, прошло впустую… Поверь, быть официально живой для тебя гораздо выгодней.

— Думаешь, архимаг примет мою вторую ипостась?

— Уверен. Помнишь, он даже лично объявил тебе благодарность и думаю, он ещё тогда догадался обо всём. Поэтому, для него труднее будет поверить в то, что ты жива, ведь он сам осматривал твои раны и сделал заключение, что ничего поделать уже нельзя.

— Ну-ну… — протянула я с сомнением. — Тогда всё что будет происходить дальше на твоей совести.

— Значит решено? Мы идём к архимагу?

— Идём, но только после того как поедим. — сказала я, с тоской глядя на светлеющее небо… На мой взгляд, всё было слишком странно, чтобы быть правдой. Да, Крей говорил, что уедет домой, но он давал понять, что сделает это только тогда, если его ничто не будет здесь удерживать. И когда я погибла на его глазах, его практически ничего здесь больше не держало. Только почему, он поехал именно на свадьбу? Какая в этом была срочность?

Я на секунду попыталась представить себя на его месте. Мои друзья погибли один за другим, и вдруг я решаю, что забыть их гибель мне поможет свадьба… Бред.

Вообщем, что бы там ни было, но дело не чисто и я считаю своим долгом разобраться в этом… а заодно и сообщить Крею, что я жива и у него нет повода, чтобы винить себя в моей гибели.

Архимаг Цирбентий воспринял моё появление перед ним очень даже стоически, то есть не стал пугаться и на меня колдовать. Он просто удивился. По-человечески глубоко и сильно. Наверно за последние несколько лет, его ничто и никто так не удивляло… И только вид торжествующе улыбающегося за моей спиной, Лэйра, позволило архимагу, прийти в себя. После чего он обрёл, наконец, дар речи.

— Как это понимать? — выдохнул он, тяжело опускаясь в своё кресло.

— А так, что не нужно так быстро хоронить людей. — сказала я, тепло улыбаясь Цирбентию.

— Не придуривайся, а расскажи всё как есть. — шёпотом посоветовал, позади меня Лэйр.

— Хорошо. — Согласилась я. — Если коротко… Господин архимаг, вы ведь поняли, что я не совсем человек?

— Не совсем — это мягко сказано. — проворчал тот. — Я догадался, что ты — оборотень. Обычный дракон, не стал бы вмешиваться в дела людей. Я недооценил твою живучесть и думал, что всё кончено… Но что привело тебя обратно в Грозовые Башни?

— Я воспитывалась как человек и жила как человек. Поэтому в дальнейшем врятли что-то изменится. Я хочу найти демонолога Крея, чтобы объясниться с ним. Какие никакие, а мы были друзьями, и я не хочу, чтобы он считал, что виноват в моей гибели.

— Тебе придётся отправиться в эльфийские леса. Он уже неделю как уехал туда со своей родственницей.

— Знаю. — отозвалась я, встретившись взглядом с архимагом.

— Что ж, воля твоя и я не в праве тебе препятствовать, ты и так сделала для нас очень многое… А на счёт твоей смерти, пусть думают, что хотят, но другие не должны знать, кто ты есть на самом деле. — предупредил он.

— Как скажете. — пожала плечами я.

— А вы молодой человек, тоже хотите в чём-то признаться или так, за компанию?..

— Я хотел бы сопровождать Кайрин. — спокойно ответил Лэйр, но по его тону я поняла, что разрешение Цирбентия для него всего лишь формальность.

— Такая девушка не нуждается в защите. — усмехнулся архимаг.

— Я владею магией, а она нет. Думаю, моя помощь ей не помешает.

— Ступайте. — отмахнулся главнокомандующий Грозовых Башен.

Я с уважением посмотрела на Лэйра. В Лециме у кого-нибудь могут возникнуть вопросы, ведь, навряд ли мне поверят, что я просто так прогуляться вышла. Там эльфы, а им только дай повод для подозрений. Вдвоём мы можем прикинуться семейной парой или путешествовать в поисках хороших контрактов, как маг и его телохранитель… А может, рассказать эльфам правду, чтобы заручиться их поддержкой… Но для начала, когда мы вышли от архимага, я решила поделиться своими соображениями с Лэйром.

— Эльфы. — проворчал он. — И зачем ты вообще с ними связалась? Ну не смотри так на меня, я ведь вправду говорю эльфы шизанутые, все без исключения.

— Ты и Крея чокнутым считаешь?.. — поинтересовалась я. — Думала вы с ним друзьями стали…

— Ты ещё спрашиваешь. — усмехнулся Лэйр. — Сама-то как мучилась, пока его поняла. Но на самом деле, чтобы общаться с эльфами, нужно понимать лишь одно, они — другие и сами этим восхищаются.

— Что ты хочешь этим сказать? — насторожилась я.

— Если что-то случится не так, как ты хочешь… не пытайся его исправить, или помешать, нам не понять эльфов.

Я слушала Лэйра, не веря, защищая Крея… но всё-таки где-то в глубине души, я знала, что всё это так и маг прав.

Потом, мы сидели у пристани и ждали морской паром до порта Эсск. Время тянулось так медленно, что лишь усиливало мою боль и желание расправить крылья над морем и невзирая на всё отправиться в Вечные леса на поиски друга… А Лэйр… Глупый человек… Жестокий. Смотрит на меня своими тёплыми карими глазами, как буд-то не понимает, как волнуют его слова. Мне казалось, что что-то происходит не так и эти события, сулят лишь грядущие неприятности, если не сказать больше… а он привязался к эльфам… буд-то нет никаких других поводов для волнений…

— Кай…

— Чего тебе?

— Ты меня совсем не слушаешь. — укоризненно сообщил Лэйр.

— Ты говоришь гадости об эльфах… буд-то не понимаешь, что это тут ни при чём… — "И вообще ты зануда." — подумала я, но вслух не сказала, он посмотрел на меня таким взглядом, что впору мне было чувствовать себя виноватой.

— Я говорю тебе это для того, чтобы ты не питала напрасных иллюзий. — с терпеливостью учителя, начал объяснять он и я поняла, что сейчас начнётся обычное занудство…

— Нет уж, выслушай меня, Кайрин. Спать будешь после, на пароме. — неожиданно резко, одёрнул меня молодой маг и схватив за плечи, сказал: — Я буду рад, если вы с Креем решите все свои недоразумения… но я не хочу, чтобы ты страдала, если снова встретишься с непониманием. Ты готова вмешаться туда, где твоя помощь, возможно не нужна, как бы это ужасно не звучало. Пойми, после того что ты пережила, ты не заслуживаешь новой боли.

Да уж, выслушала я тебя Лэйр. Вот только одного я не пойму…

— Чего ты обо мне так печёшься?! Отправился со мной вслед за Креем, пытаешься оградить от ошибок… Ты забыл кто я?

— Не забыл. Как не забыл и то, что ты спасла мне однажды жизнь, а вернуть долг и помогать друзьям для меня дело чести! И ссориться мы не будем. Я — не Крей.

Я лишь хмыкнула и передёрнула плечами, заставляя его вспомнить о том, что вцепился он своими лапищами не в драконью броню, а в хрупкие девичьи плечики.

— Извини.

— Ерунда.

Я молча улыбнулась. Только улыбка вышла грустной. Друзей как таковых у меня никогда не было. Те парни, с которыми я училась в Школе Телохранителей, так — приятели, больше боевые товарищи. Линдт был другом Крея. Грей, наверное, ещё сам не определился, как ко мне относится, равно как и Вэллерин… а с Креем я не определилась окончательно… и вот остаётся Лэйр, единственный кто пытается быть мне другом… но это до той поры пока со мной не случится очередная пакость…

Кстати, наверное, следует завернуть в Лавирру и поговорить о Линдте с Вэллерин. Ведь это я вела отряд и отвечала за его безопасность, а значит, в гибели Линдта есть моя вина… и хочу я этого или нет, я должна буду поговорить с ней и выслушать то, что она скажет мне в лицо, как бы обидно это не было… Это право Вэллерин и я не могу её этого лишить…

— Тебе даже слово друг навевает мрачные мысли?

— А что это так заметно? — удивилась я, до сего момента искренне полагая, что мои мысли всегда надёжно скрыты от посторонних.

— Ещё как заметно. — подтвердил Лэйр. — О чём ты опять грустишь?

— Думаю заехать в Лавирру, навестить Вэллерин. Они ведь с Линдтом любили друг друга, а я повинна в его смерти…

— А ты думаешь, что Вэллерин, если бы винила во всём тебя, не принеслась бы в Грозовые Башни? Она ведь телепортистка.

— Может и не винит, но мне кажется что, так или иначе, я должна с ней об этом поговорить.

— Значит, снова поедем через Большие Холмы?

— Да, мне хотелось бы убедиться, всё ли в порядке, а иначе мне ещё долго будет снится эта деревня. — призналась я. — И если ты не против, мы полетим как стемнеет.

— Твои крылья, ты и решай.

— Значит полетим. Вот увидишь, так будет намного быстрее. — пообещала я и вдруг вспомнив слова Крея, спросила: — А ты, Лэйр, как думаешь, я человек, превращающийся в дракона или дракон в образе человека?

— Лично для меня, ты в первую очередь друг, а уж после милая девушка со своими странностями, одна из которых умение превращаться в дракона.

Ах, если бы так думали все… Ведь положение оборотня в нормальном обществе, очень шатко. Например, оборотней-волков вообще считают опасными и не способными к жизни среди людей, тварями, поэтому отлавливают и пускают на эксперименты. Про оборотней-драконов, ранее никто не слышал, но я была рада, что мои отношения с людьми начинаются с того, что меня принимают и не боятся. Архимаг отнёсся с уважением, Лэйр вообще принял как нечто самой разумеющееся, Крей…

Как подумаю, что он считает меня мёртвой…

Я с тоской посмотрела по направлению к материку. Жаль, что я не знала обо всём раньше, а иначе бы сразу полетела к нему… а теперь приходится ждать этот дурацкий паром, который только-только показался на горизонте. Я от досады закусила губу и боролась с собой, чтобы не превратиться в дракона на глазах стражей Грозовых Башен и людей с приближающегося парома.

— Не волнуйся, всё будет в порядке. — попытался приободрить меня Лэйр и по-дружески крепко сжал мою руку. Начинающие проступать когти тут же вонзились в нежную человеческую кожу.

Лэйр медленно убрал свою руку и с укором и некоторым беспокойством посмотрел на меня.

— Извини, я не хотела.

— У тебя глаза зелёные. — мрачно сообщил он.

— Знаю, что зелёные…

— Да я не о том. — тихо прошипел маг, словно боясь что нас услышат с парома. — Они у тебя слишком зелёные и с вертикальными зрачками! У тебя, что, от беспокойства всегда так?

Я пожала плечами. Если никто до этого не замечал, значит не всегда.

— Отвлекись на что-нибудь другое. — посоветовал Лэйр. — Сейчас, когда ты на миг задумалась, твои глаза стали не такими, хм… выразительными.

— Лучше отвлеки. Расскажи мне о чём-нибудь… — я окинула взглядом окрестности в поисках темы для разговора. — Кстати, что ты думаешь о рыбалке?

 

15 глава.

Морские волны шелестели что-то на прощание, когда мы сошли с палубы парома на твёрдую землю. Здесь совсем ничего не изменилось со времени нашего отбытия в Башни. В городе было очень многолюдно и душно. А от нестерпимого запаха человеческого пота, смешанного с запахом рыбы, и вовсе хотелось лишиться обоняния. Поэтому, я решила не задерживаться здесь надолго и, сцапав Лэйра за руку поспешила как можно скорее покинуть этот городок.

— Выходит, нам не нужно почти ничего из того, в чём обычно нуждаются обычные путники. — сделал вывод Лэйр, когда я посоветовала ему сильно не нагружаться съестным в дорогу.

— В Лавирре раздобудем всё необходимое. — сказала я, после недолгого молчания. — Дальше будет больше населённых мест и поэтому придётся ехать на лошадях или передвигаться по ночам, что совсем нежелательно… Кстати, а как ты думаешь, в деревне Большие Холмы уже живут люди?

— Думаю, что в деревне, где такое случилось, ещё долго никто не захочет жить, кроме самых отчаянных лесных разбойников или беглых преступников.

— Значит, люди там скорее всего будут. — решила я сама для себя. — Что ж, тогда давай поторопимся покинуть этот город. Уже вечер и скоро ворота закроют.

— Ничего не имею против. — сказал Лэйр, смешно наморщив нос. — Я тоже не люблю этот город, хотя посещаю его всего во второй раз.

Мы как раз проходили какую-то через чур оживлённую улицу и несмотря на то, что толпа перед нами расступалась, дабы невзначай не обидеть таких опасных людей как боевой маг и его телохранительница, нам от этого легче не становилось. Никуда не исчезла, а напротив даже усилилась жара и неприятный запах. И как только все эти люди живут здесь? Я бы никогда не смогла привыкнуть к Эсску.

Я с подозрением покосилась на видимо прекрасно чувствующую барышню с зонтиком. На её слегка тронутых розовой помадой губах застыла доброжелательная улыбка, но тёмно-карие глаза взирали на этот мир и окружающую толпу с явным превосходством. Девица уверенно шла к нам, а взгляд её был нацелен на Лэйра. Меня для неё не существовало. Большинство людей вообще считает, что телохранитель мага, это что-то вроде слуги. Дэнрик же говорил, что это прекрасный повод наблюдать за тем, что происходит вокруг и видеть больше чем напарник-маг.

— Приветствую вас в нашем славном городе, досточтимый маг. — произнесла она мелодичным, словно колокольчик голоском и присела в коротком реверансе, бросая на Лэйра совсем не кроткие взгляды из под густых ресниц.

— Приветствую вас, юная госпожа. — сдержанно отозвался мой спутник, бросив украдкой вопросительный взгляд в мою сторону. — Чем обязан?

— Меня зовут Эльвинна Верлет. — представилась та, вздёрнув нос. — Я и моя сестра Сонейра, хотим нанять мага для одной несложной, но хорошо оплачиваемой работы.

Лэйр многозначительно посмотрел в мою сторону, ожидая моего решения. Я благосклонно кивнула в ответ. Ничего не имею против хороших денег, особенно если они в скором времени нам могут пригодиться.

Но если честно, я чувствовала подвох в предложении Эльвинны заработать хорошие деньги за лёгкую работу… не так уж часто молодых магов окликают на улице юные красавицы и предлагают деньги почти что за просто так… но, на то нам и дана голова, чтобы думать, правда, приятель? Лэйр, словно услышав мои мысли, коротко сжал мою ладонь.

"Быть может, мои телепатические способности работают не только в драконьем обличье?" — подумала я и внимательно посмотрела на Лэйра, тот делал вид, что ещё обдумывает предложение девушки.

— Поверьте, вы не пожалеете, что согласились. — заверила его Эльвинна. — Просто поговорите с моей сестрой, а большего я не прошу.

— Согласен. Веди нас, Эльвинна. — коротко сказал Лэйр.

Та обворожительно улыбнулась Лэйру и деликатно взяла его за локоть.

"Боги, да он просто разомлел от внимания этой кудряшистой бестии!" — поняла я, с удивлением понимая, что мне это очень не нравится.

Конечно, я не ревную Лэйра. С чего бы мне это делать… Наверное, я переживаю из-за того, что мне сильно не понравилась Эльвинна. Мне казалось, что в ней есть что-то подлое, какая-то червоточина в сердце… а мне не хотелось, чтобы мой друг от этого пострадал. Вот, пожалуй, и всё. Просто и понятно. Я же телохранительница и обязана подозревать всех и вся…

"Ага, нашла себе оправдание. Только увидела человека и уже прочитала его душу?" — осведомился мой внутренний голос, так в этот момент, напомнивший мне голос Крея.

— Ну я же вообще вся ненормальная. — проговорила я вслух, буравя взглядом спины впередиидущих Лэйра и Эльвинны, хотя на самом деле, как хороший телохранитель, я должна следить за тем, что происходит вокруг. Как же мне хотелось в этот момент оказаться в Лавирре, повидать Дэнрика и Вэлл.

Для дракона, это всего день полёта… А Крей никуда не сбежит от меня из своих лесов, и надеюсь, не женится ни на ком скоропостижно и бесповоротно, под действием чьей-то злой воли.

Обдумывание этих мыслей заставило меня отвлечься, от чего я едва не налетела на спину притормозившего спутника, когда мы проходили городские ворота.

Поместье Верлет находилось за городом. Странно, что Эльвинна пришла пешком, а не приехала в карете, как это положено молодой леди её статуса… Впрочем, шли мы недолго. Миновав небольшое поле перед городом, девушка повела нас по узкой лесной тропке вглубь леса. Я с удивлением отметила, что дорожка к поместью совсем заросла травой, что только добавляло странности происходящему. Лэйр, даже если что-то и заметил, то даже бровью не повёл… а вообще, он так пялился на эту Эльвинну, что я и не должна удивляться, что он ничегошеньки вокруг больше не видит…

— Ну, вот мы и пришли! — радостно заключила девица, когда тропа закончилась, и нашим взорам предстал мрачный неухоженный особняк в три этажа, заросший хмелем и диким огурцом. Давно некрашеное дерево почернело и вспучилось, окон не было вовсе, вернее они были наглухо заколочены досками. — Добро пожаловать в поместье Верлет!

— Тут могут жить только чудовища. — пробормотала я себе под нос. Лэйр меня не слышал и вообще делал вид, что всё нормально, а Эльвинна буд-то и не замечала, что вместо богатого поместья, тут настоящие развалины. Мне ничего другого не оставалось, как следовать вместе со своим спутником и провожатой.

Внутри поместья, я почувствовала себя странно, как буд-то оказалась в другом измерении, на чужой территории… Эта мрачная драпировка, тускло горящие свечи и увядшие розы на столе — полное ощущение смерти. Властной и состоявшейся. Неожиданно на крутой лестнице, словно отделившаяся от общей тьмы, возникла женщина. В длинном чёрном платье с застёгнутым наглухо воротником и разметавшимися по плечам чёрными волосами. Белело только лицо с неестественно бледной кожей. Она на какое-то время замерла, позволяя себя рассмотреть. Я понадеялась, что Лэйр воспользовался этим и сделал свои выводы… Я лично сделала свои. Мне здесь не нравилось абсолютно всё и в особенности эта дама в чёрном. Эта её отталкивающая красота, театральная загадочность и вселенская усталость в чёрных, как дно пропасти глазах… а ещё мне так не хотелось, чтобы мой друг смотрел на неё так…

"Неужели на его взгляд, она прилично выглядит?" — спросила я неизвестно у кого, без тени ревности или обиды.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем женщина заговорила:

— Приветствую вас, господин маг в моём поместье. Меня зовут Сонейра.

— Лэйр Кирану к вашим услугам госпожа. — произнёс он в ответ, становясь на одно колено и целуя ей руку. Меня передёрнуло от отвращения, и я засомневалась, что так положено по этикету. Маг, закончивший Академию, не должен склонять голову перед кем попало.

— Прошу меня простить, но сегодня я немного утомилась. Давайте поговорим о деле завтра, а сегодня Эльвинна покажет вам комнаты и накормит ужином.

Я возмущённо вскинула брови и посмотрела на Лэйра, но это его не тронуло.

— Почту за честь быть гостем в вашем прекрасном доме. — произнёс он учтиво совсем не замечая меня.

Да он что совсем ослеп?! Или у моего напарника такой извращённый вкус… хотя раньше за ним я такого неадекватного поведения я не замечала…

— Замечательно. — удовлетворённо кивнула женщина. — А сейчас мне необходимо удалиться.

И она ушла, оставив нас со своей пустоголовой сестрицей.

Я бросила на Лэйра злой взгляд и решила для себя, что я на него обиделась. Вот сейчас я не уйду никуда, а останусь здесь с ними, а потом, как только мы покинем это место, я выскажу ему всё что накипело…

Сейчас, когда старшая Верлет скрылась с глаз моего героя, всё его внимание переключилось на Эльвинну.

Безумно хотелось развернуться и уйти прямо сейчас, но я не собиралась изменять своим планам, а лишь решила внести в них незначительные коррективы. Как только я останусь с ним наедине, я всё ему выскажу, а затем отправлюсь одна в Лавирру.

Когда я оказалась в комнате "выделенной специально для слуги благородного мага", то лишь утвердилась в своём намерении разорвать наш временный союз. Сказать по правде, я оказалась в самой настоящей кладовке. Одна стена была заставлена стеллажами с пыльными склянками и какими-то полуразвалившимися книгами, у другой стены притулился покосившийся секретер, и стояла узкая кровать. На полу у секретера, под слоем пыли, виднелись осколки стекла… На кровати, кроме пыльного покрывала ничего не было, и я решила лучше рассмотреть содержимое полок. В неверном свете свечи тускло поблёскивало запылённое стекло, но всё моё внимание приковал совсем другой предмет, тоже пыльный, но манящий своим блеском… это было самое настоящее сокровище — кулон, оправленный в серебро сапфир на длинной цепочке. Не в каждой кладовке такое пылится!

Пытаться бороться с искушением в данной ситуации уже не имело смысла, так как моя правая рука сжала камень мёртвой хваткой ещё до того как я успела подумать хорошо я или плохо поступаю…

Что это со мной? Вроде бы раньше не замечала за собой подобных склонностей… Неужто сказывается моя драконья натура?..

Я с сожалением посмотрела на голубой камешек, провела пальцем по витой оправе и… положила в свою дорожную сумку… Угрызений совести я при этом не испытывала. Ну, подумаешь, взяла один камешек, про который уже, похоже, позабыла хозяйка… Взгляд машинально скользнул по полкам в поисках ещё чего-нибудь позабытого…

О, боги! И что со мной происходит?! Наверное обстановка так на меня действует… Кстати на счёт обстановки и этого дома в целом… ну не нравился он мне и спать бы я хотела где-нибудь под открытым небом, чем тут. Я не боялась призраков, которые могли населять эту развалину, но твёрдо решила, что спать здесь я, ни за что не буду.

Выйдя из комнаты-кладовки и стараясь при этом не шуметь, я пошла по тёмному коридору к лестнице, ведущей к выходу из этого склепа. Подавив желание разыскать Лэйра, я решила оставить ссору на завтра, а сегодня полюбоваться тихой и безлунной ночью где-нибудь вне особняка Верлет.

Но и тут в мои планы бесцеремонно вмешались посторонние… Из темноты, откуда ни возьмись, возникла Эльвинна.

— Сонейра хочет видеть тебя. — произнесла она бесцветным голосом и совершенно бесцеремонно схватив меня за запястье, потащила в дальний конец коридора…

Меня настолько заинтриговала эта наглость и то, что на меня впервые за всё время обратили внимание, что я не стала сопротивляться и позволила отвести меня к Сонейре.

Та сидела у камина, завёрнутая в чёрную шаль, буд-то ёжась от холода, и смотрела в огонь. Как только за Эльвинной захлопнулась дверь, женщина заговорила:

— А ты знаешь, я давно уже жду тебя… можно даже сказать — живу ожиданием встречи с тобой.

— Не понимаю. — откликнулась я сложив руки на груди.

— А ты присаживайся. Наш разговор будет долгим.

Я послушно села в соседнее кресло рядом с камином, ещё больше заинтригованная происходящим… Сейчас Сонейра выглядела не такой высокомерной и загадочной, а напротив, вызывала жалость и желание защитить её…

— Значит это всё из-за меня, и вы вовсе не нуждаетесь в магии Лэйра… — озвучила я свою догадку.

— Верно. И он не должен ничего знать. Для него я найду задание, чтобы он не заподозрил ничего… — сказала она и, помолчав, добавила: — Ты не против, если я начну свою историю с самого начала? Просто так тебе легче будет меня понять…

— Рассказывай. — решила я.

— Хорошо. — кивнула Сонейра и начала свой рассказ. — Как видишь, это поместье переживает не самые свои лучшие времена… а ведь всего каких-то семь лет назад здесь всё дышало жизнью. Всё было как у всех, а где-то даже и лучше — богатые родители, приданное и звание первой невесты города, которой пророчили место во дворце Лавирры… и если бы не случай перевернувший мою жизнь с ног на голову…

Однажды в поместье забрёл странный человек. Он был ранен и измождён до предела, поэтому было решено оставить его в доме, дабы он мог залечить свои раны. Но вопреки нашим усилиям он всё же, умер. Его охладевший труп нашли слуги. Тело человека, застыло сведённоё нечеловеческой судорогой, и видны были удлинившиеся клыки. Тогда никто не предал этому значения и его похоронили за садом и фамильным склепом. И мы поплатились за свою невнимательность и неосторожность…

Раньше я очень любила посещать наш сад в лунные ночи и во время очередной такой прогулки я встретила его… Такой же бледный, измождённый, страшный… он вышел из тьмы и направился прямо ко мне. Я хотела убежать, но ноги не послушали меня и вид этого мёртвого гостя стал последним, что я увидела в своей жизни. На меня в одно мгновение обрушилась тьма и холод и этот миг, растянувшийся, на целую вечность, стал моим кошмаром… И когда моя душа кричала от отчаянья, не в силах покинуть ледяной плен тела, я ещё не знала, какой ужас ждёт меня в реальности…

Когда я пришла в себя, я ощутила вкус крови. Мои руки и всё моё тело было в ней… Это была кровь моих родителей и слуг… Не спеши делать выводы и шарахаться от меня. — предупредила Сонейра, грустно улыбнувшись. — Я научилась держать себя в руках и Эльвинна — яркий тому пример. Она мне не сестра. Я просто заставила её так думать. Просто обычная девушка. Я подобрала её на дороге неподалёку от поместья пять лет назад, когда мне надоело одиночество… С присутствием здесь Эльвинны, стало легче, но лишь немного. Меня мучила жажда, и память о прошлом не давала мне покоя. Я даже перешла на кровь животных, но тем только сделала хуже, став злее и слабее…

Сонейра замолчала, погрузившись в какие-то свои воспоминания. Я же молчала, недоумевая, при чём здесь всё-таки я и боролась с желанием, немедленно покинуть это место и забрать с собой Лэйра. Теперь мне становилось понятно, почему он вёл себя так странно, и моя злость на него улетучилась, как небывало…

— Не бойся, с твоим другом ничего не случится. Он спит сном младенца и проснётся лишь утром. — предупредила она мой вопрос. — А теперь перейдём к делу — зачем я вообще заманила вас сюда.

Услышав эти слова и встретившись с Сонейрой взглядом, я твёрдо уверилась в том, что мне не понравится её предложение. Уж слишком алчно поблёскивали её глаза и выступившие клыки…

— Я знаю о том кто ты и поэтому ты здесь…

— И думаю, понимаешь, что связываться со мной опасно даже тебе.

— Именно поэтому я и рассказала свою историю. Чтобы смиренно просить, а не требовать. Если ты захочешь уйти, я не буду этому препятствовать… но прежде, подумай, хочешь ли ты уйти? Ведь помогая мне, ты помогаешь и другим людям… ведь я не смогу долго протянуть на крови животных…

Это походило на шантаж, но всё же, я спросила:

— Что ты от меня хочешь?

— Только немного твоей крови. Каждый знает, что кровь дракона обладает магическими свойствами, исполняет желания… Быть может это мой единственный шанс снова стать человеком.

— Ага, а кто даст гарантию, что я не превращусь в тебе подобную тварь? — возразила я. — И, кстати, откуда ты знаешь про меня?

— Видела сны о тебе и чувствовала, что ты идёшь… — проговорила Сонейра, глядя в мои глаза с надеждой. — А на счёт превращения, можешь не бояться, я разрежу тебе кожу ножом.

— А если тебе не поможет моя кровь? — спросила я.

— Ты убьёшь меня. Согласна?

— С превеликим удовольствием. — ответила я, хищно улыбнувшись. Не то чтобы Сонейра была мне так ненавистна, просто я не люблю, когда меня используют.

Вампирша достала, заранее приготовленный кинжал и вопросительно уставилась на меня. Я со вздохом протянула ей свою левую руку. Если придётся драться, то уж лучше пусть правая рука будет здорова.

Сонейра быстро полоснула моё запястье и вопреки своему обещанию впилась клыками в рану. Я взвыла от возмущения и боли и почувствовала, как теряю ощущение реальности этого мира…

Очнулась я от голоса Лэйра. Он, наконец, очнулся от полузабытья, в котором пребывал благодаря чарам вампирши и теперь тормошил меня… Я разлепила глаза и тут же закрыла, спасаясь от накатившего вдруг головокружения и тошноты.

— О, боги! С тобой всё в порядке?

— Ещё не знаю, но лучше не тряси меня. — попросила я.

Придя в себя окончательно, я снова открыла глаза и обнаружила себя лежащей в кресле. Лэйр склонившись надо мной, внимательно вглядывался в моё лицо. Его тёплый взгляд окончательно вернул меня в реальность, и я услышала, как где-то неподалёку рыдает Сонейра.

— Что с ней? — спросила я.

— Говорит, что ничего не вышло, всё пропало и прочее в том же духе… Тебе лучше знать, о чём это она.

— Она сказала мне, что хочет стать человеком.

— И стала им, кем бы ни была она до этого. Я хотел прибить её, когда мне показалось, что ты не дышишь, но решил отложить, увидев, насколько жалко она выглядит.

Пошатываясь от слабости, я поднялась с кресла и подошла к Сонейре. Если бы не зарёванное лицо, то я бы сказала, что выглядела она не в пример лучше прежнего. Щёки налились румянцем, а глаза обрели жизнь… только теперь это была не гордая леди, а жалкая оборванка, валяющаяся у моих ног в пыли.

— Разве ты не получила то чего хотела? — спросила я, но в ответ слышала лишь приглушённые всхлипы. — Или ты желала совсем другого? Думала, что с моей кровью обретёшь силу и власть… не утратив способности вампира, станешь лучше… но ты не учла одного — драконов нельзя обманывать. Во всяком случае, живых.

Сонейра по-прежнему всхлипывала, но когда я развернулась, чтобы уйти, она вдруг спросила:

— Но почему? Твоя кровь должна была улучшить меня.

— Вовсе нет. Кровь моя, а я искренне пожелала, чтобы ты вновь стала человеком. А теперь прощай. Надеюсь, мы никогда не увидимся.

— Но вы же, не бросите меня!

— Отчего же. Бросим. Ты меня использовала, а я проявила милосердие и не убила тебя… дальше разбирайся со своей жизнью сама.

Ещё не хватало везти её в Лавирру, чтобы искать для неё тёплое местечко…

— Кайрин, а как же Эльвинна? Она-то нормальная. — произнёс неуверенно Лэйр.

Я раздражённо фыркнула и сказала:

— Не маленькая. Город совсем близко. Разберётся.

— Но…

— Ты вроде как вызвался идти со мной, не так ли? — напомнила я ему. — А теперь ты переключаешься на всяких блондинистых Эльвин и бросаешь меня? Пять минут тебе на то чтобы собраться и принять решение. Если я не увижу тебя через пять минут, улетаю одна и больше обо мне, можешь никогда не беспокоиться.

Гневно сверкнув глазами, я отстранилась от Лэйра и нетвёрдой походкой направилась прочь из поместья. Конечно о превращении в дракона, а тем более полёте и речи быть не могло, слишком я была ещё слаба… просто должна же я была добавить немного катализатора в мозги своего спутника, чтобы соображал быстрее.

Он довольно быстро догнал меня и даже взял под руку.

— Я уже могу идти сама. — сказала я отстраняясь от него.

— Я что-то сделал не так? — спросил он, заглядывая в мои глаза, будто искренне непонимая. — Ты на меня обиделась?

— Всё в порядке. — буркнула я в ответ.

— Но я же вижу, что это не так.

— Боги!.. Лэйр, будь пожалуйста другом, не лезь в душу, хорошо?

— Хорошо. Только давай я понесу твои вещи…

— Не стоит, Лэйр. Я всё-таки воин, а не обычная слабая девчёнка… — я заметила, что он собрался выдать какое-то ехидство и предупредила. — И оставь свои замечания при себе.

 

16 глава.

Я была расстроена и выбита из колеи, произошедшим в особняке Верлет… И душевно и физически я устала, а от слабости кружилась голова. Не хотелось ни разговаривать, ни даже думать, а забиться в укромное местечко и уснуть. Обратно в город-порт, я естественно не собиралась и поэтому, когда мне на глаза попалась небольшая полянка, которую полукольцом окружали хвойные деревья, я посчитала её подарком судьбы.

Свернувшись калачиком на траве и подложив под голову свои вещи, я очень быстро заснула, даже не ответив на вопрос Лэйра о том, хочу ли я есть. Завтра я буду зверски голодна и возможно съем все, что мы взяли с собой в дорогу, но всё что мне сегодня нужно, это спокойный и безмятежный сон…

Во сне я увидела Крея. По своему обыкновению, он был тих и молчалив. Только сейчас его молчание, было невыразимо печальным и каким-то роковым… Его наряд только обострял это ощущение обречённости. Он был одет в чёрное с зелёным, в волосах тускло поблёскивал медный венец, а на руке резной обсидиановый перстень.

Он долго смотрел на меня, словно не решаясь что-то сказать или сделать, потом беззвучно зашевелил губами, отдаляясь от меня и растворяясь в белесой дымке. Я рванулась вперёд, сделав попытку поймать и удержать этот образ… но вместо рук, я увидела чудовищные лапы с не менее чудовищными когтями и отступила. А Крей исчез бесследно…

Я проснулась, ощутив тепло солнечных лучей на своей коже. Открыла глаза. Огляделась. Земля вокруг меня, была словно изрыта каким-то зверем. Я посмотрела на свои руки — под ногти забилась грязь, пальцы грязные… интересно, есть ли где-нибудь поблизости ручей? Поинтересоваться было не у кого — Лэйра рядом не было…

"Уж не ушёл ли он обратно к сестричкам?" — шевельнулась где-то в глубине ревнивая мысль, заставив вспомнить меня о своих вчерашних переживаниях, в которые я не захотела погружаться минувшей ночью. Я действительно приревновала Лэйра к Эльвине, хоть и не хотела этого признавать. Меня задело его внимание к ней, и я не могла справиться со своими эмоциями, как не пыталась. Только происшествие с Сонейрой позволило мне ненадолго отвлечься от своих переживаний.

— Ну почему я его-то ревную? — спросила я себя вслух и чуть не пожалела об этом. Совсем рядом послышался звук приближающихся шагов и шорох веток и через какое-то время на поляне появился Лэйр. Вид у него был забавный. Одежда на нём была мокрая насквозь, а с волос стекала вода. В руках маг держал большую рыбину и при этом смотрел на меня с каким-то странным выражением, как буд-то не решался предложить мне превратиться в дракона и пожарить рыбу.

— Нет уж, не выйдет. — вслух произнесла я. — Снаружи всё обгорит, а внутри сырое останется.

Ну, вот я уже и мысли его читаю…

— Да я уже это понял. — кивнул Лэйр, ложа свою добычу на траву. — Придётся нормальным способом жарить.

С этими словами, он принялся водить вокруг рыбины руками, пока та на глазах не превратилась в жаренную.

— Много сил забирает. — пожаловался маг и я заметила, что он уже обсох.

Я молча поднялась на ноги и направилась в ту сторону, откуда пришёл Лэйр и где по моему разумению должна быть река. Помедлив секунду у колыхающейся водной кромки, я решительно скинула с себя всю одежду и одним мощным рывком сиганула в холодную воду. Достав ногами до каменистого дна (речушка была не слишком глубокой), я оттолкнулась от него и поплыла назад к берегу, борясь с быстрым течением и искушением превратиться в дракона.

"Даже и думать не смей. — одёрнула я себя. — Лишний раз устанешь, а толку не будет."

Натянув одежду прямо на мокрое тело, я подцепила с травы сапоги и пошла босиком. Настроение немного улучшалось. Благодаря прекрасной погоде и утреннему купанию, картина моей жизни рисовалась уже в более светлых тонах.

Пусть я сирота и детство моё прошло как в кошмаре, зато сейчас я вполне самостоятельна. У меня есть работа, которая мне нравиться и положение в обществе. При всём этом, я вольна всё это бросить и улететь, куда душа моя пожелает.

— Приятно на тебя смотреть. — слегка удивлённо подметил Лэйр, снова согревая меня своей улыбкой, отчего я почувствовала себя истеричкой из-за вчерашнего. Подумаешь тоже, околдовали ведь парня, а не сам чудить начал…

— Ну вот опять. — всплеснул руками маг. — Хватит думать о плохом.

— Прости. — сказала я, заглядывая в глаза, чтобы дать понять, что извиняюсь я вовсе не за кислую мину на своей физиономии. — Вчера я была слишком резка с тобой…

— Не извиняйся, Кайрин. Я и сам хорош тоже, повёл себя как мальчишка, а не боевой маг и сложись ситуация немного иначе, меня бы схарчила какая-нибудь упыриха вроде этой… и если я и должен на кого-либо обижаться, то только на себя.

— За то что, слишком уж легко поддаёшься демоническому влиянию и впадаешь во всякие прострации. — поддакнула я улыбаясь и серьёзнее добавила. — Возьми это себе на заметку.

Да и я пожалуй об этом забывать не стану и при случае посоветуюсь с профессионалом, коих в Лавирре пруд пруди… А ещё лучше, попрошу Вэллерин, чтобы она кого-нибудь посоветовала. Насколько я понимала в гипнозе и защите от него, от магического гипноза спасали защитные амулеты и заклятия, плюс опыт и магический потенциал, а от гипноза "не магического", спасала сила духа или природная негипнабельность. Но у Лэйра, судя по всему, хромала его магическая защита, что лучше всего ему исправлять вместе со специалистом.

Он кривовато ухмыльнулся.

— Чего снова не так?

— Ты даже себе не представляешь всю комичность ситуации. — пробормотал он.

— Да? В самом деле? — ехидно переспросила я. — Вообще-то если бы меня вводили в курс дела, то я всё бы представляла. А так… куда уж мне…

— Не обижайся. — сказал Лэйр. — На самом деле я хотел сказать тебе совсем другое.

Я внимательно на него посмотрела.

— Я бы справился с обычным вампиром, уж поверь мне. Тут было что-то ещё… словно, кто-то помогал Сонейре.

— Кому и зачем нужно было помогать этой вампирше.

— Не знаю. — Лэйр пожал плечами. — Но если бы ей не помогали, я бы не подпал под это влияние.

Я не знала, что ему сказать. С одной стороны мне казалось, что парень преувеличивает и пытается как-то оправдать свою оплошность. Но с другой стороны, мне и самой было странно, что обо мне узнала какая-то вампирша, вдруг решившая, что моя кровь как-то улучшит её, возможно, сделает сильнее. Моя кровь определённо обладала магическими свойствами, но всё сработало совсем не так как хотелось ей. Странно, что предусмотреть то, что моя кровь превратит её в человека, было нельзя…

Позавтракав, я обнаружила в себе силы совершить перелёт. Точнее, это была потребность полёта. К тому же есть где превратиться…

Я поинтересовалась в первую очередь у Лэйра, как он относится к моей идее, памятуя смущение Крея. Лэйра не смущало то, что лететь он будет фактически на мне. В конце концов — я ещё и дракон.

Сложив вещи в специально захваченный для этого мешок, я совершила превращение. Сначала за спиной распахнулись крылья, поменялось зрение, выросли клыки и когти. Только после этого я запахнулась огромными крыльями и завершила превращение.

— Ты знала, что я за тобой наблюдаю? — спросил Лэйр, выходя из зарослей.

"— Конечно. — откликнулась я, ложась на землю. — Бери свои вещи и забирайся."

Лэйр вполне уверенно занял своё место у основания шеи, как буд-то всю жизнь летал на драконах. Я никак не показала, что удивленна, но взяла себе на заметку эту его странность… и говорить, чтобы крепче держался, я тоже не стала, решив наблюдать, за его безопасностью молча.

В отличие от Крея, Лэйр не стал задерживать дыхание от открывшейся его взору красоты… вместо этого, он завёл непринуждённую беседу, причём говорил не вслух, а мысленно, как и я с ним.

"— В Большие Холмы залетать не будем?" — спросил он.

"— Посмотрим сверху. — ответила я. — Как-никак портал в демоническое измерение закрыт и кроме неупокоенных душ, пожранными демонами людей, там быть не может."

"— Да и неупокоенные там вряд ли остались." — мрачно согласился Лэйр.

"— А вот и Холмы!" — завидев деревеньку, стремительно приближающуюся к нам, сообщила я. Затем, сделав круг, я по спирали пошла на посадку.

"— Ты же не собиралась останавливаться здесь." — напомнил Лэйр.

"— Сама знаю. Просто в человека мне придётся обратиться где-нибудь подальше от Лавирры, чтобы стражи на стенах не заподозрили нас ни в чём. А значит, придётся порядочно топать пешком… Короче, возьмём вон того дикого гуся и полетим дальше."

На заброшенном подворье и в самом деле пасся одинокий гусь, который умер мгновенно и скорее от разрыва сердца, а не из-за моих когтей. Ещё бы не каждый день бедная птичка видела, как с чистого неба на неё падают драконы… Через миг я снова набирала высоту, а на улицу высыпали люди с оружием наголо и дружно уставились в небо. Кто-то пытался погрозить мне мечом, а кто-то даже пустил арбалетный болт в мою сторону… и я не выдержав, заложила ещё один круг почёта, в котором послала, зарвавшимся людишкам три смачных огненных плевка и, радуясь образовавшемуся внизу хаосу, полетела дальше, весьма довольная собой…

" — Если бы мы шли пешком, они бы потребовали у тебя девку и кошелёк." — пояснила я Лэйру, как бы оправдываясь.

"— А ты уверенна, в том, что это были разбойники?" — ехидно поинтересовался он.

"— Во всяком случае никто из них не пострадал. — легкомысленно отмахнулась я. — Хотя зря наверное. Это ведь обычные мародёры."

"— Среди которых было целых три мага Академии. И они не нападали на нас."

"— Что ж ты мне сразу не сказал."

"— Не ожидал, что ты способна на такое и поэтому не успел." — проворчал Лэйр.

Вздохнув, я развернулась и снова полетела к деревне.

"— Что ты ещё удумала?" — с выражением притворного ужаса воскликнул мой спутник.

"— Извиняться. — буркнула я. — А заодно убедиться в том, что там на самом деле никто не пострадал."

"— А я то думал — уничтожать свидетелей." — усмехнулся Лэйр.

"— Хватит надо мной ржать. Лучше спрячь гуся в мешок." — попросила я.

И пока он прятал гуся, я осторожно приземлилась возле деревни. Собравшиеся на улице люди угрюмо взирали на нас, готовые к бою. Наконец рассмотрев их, я разглядела и магов. Это были уже знакомые мне по Академии Вэллерин и двое ребят постарше, что читали иногда лекции первокурсникам, вместо преподавателей. Возле Вэлл стоял ещё один мой знакомый — Джоуэлл. Остальных телохранителей я не знала.

— Мы не причиним вам вреда. — спрыгнув на землю сообщил Лэйр. — Просто моя подруга приняла вас за разбойников и решила напугать.

— Ничего. Им не нужно было стрелять в дракона из-за какого-то гуся. — сказала Вэлл, укоризненно посмотрев на защитников. — Уберите оружие… а лучше сходите на охоту.

Воины с сожалением отступили, но мне показалось, что это сожаление было слишком притворным…

— Давно не виделись. Тебя кажется, зовут Лэйр? — проговорила девушка, улыбаясь моему спутнику. — Как там Грозовые башни? Я слышала, вы дали неплохой отпор мардисцам.

— Благодаря Крею и Кайрин, обошлось почти без жертв с нашей стороны.

На лица Вэллерин и Джоуэлла словно набежала тень.

— Доходили слухи, что она пала в неравном бою… — сказал телохранитель.

Лэйр обернувшись, бросил на меня вопросительный взгляд.

"— Я могу открыться только Джоуэллу и Вэллерин, поэтому попроси их об уединении. Я подожду вас вон в том амбаре." — пояснила я и отправилась в запримеченный амбар. Пусть все остальные думают, что дракон решил вздремнуть…

Не знаю, о чём они говорили. Я просто пошла в амбар, где спрятавшись от посторонних глаз, превратилась в человека и оделась. Затем скрипнула дверь и на пороге появились Лэйр, Вэллерин и Джоуэлл. Я вышла из своего укрытия, на ходу поправляя взлохмаченные волосы (потому как просто не успела их заплести), и посмотрела на подругу. Простила ли она мне то, что я не уберегла её возлюбленного?.. Казалось, она целую вечность смотрела в мои глаза, а я как последняя дура не могла понять, о чём думает она сейчас… и грусть и удивление и боль и даже обида — столько всего было в этих глазах… и наконец, спустя эту вечность, она кинулась мне на шею, чуть не плача от радости. Чуть в стороне сиял улыбкой и Джоуэлл.

— Как это возможно? — спросила девушка, выпуская меня из своих объятий.

— Не совсем. Я как человек, так и дракон. Оборотень. Благодаря этому я выжила. — пояснила я, с опаской наблюдая за их реакцией.

— Главное — ты жива и душа у тебя светлая. — заключил Джоуэлл и Вэллерин была счастлива с этим согласиться.

— Значит — ты на меня не злишься? — спросила я у неё серьёзно.

— За что? Ты всегда делаешь всё, что от тебя зависит в любой ситуации, уж я-то тебя знаю. И кем ты была тогда, когда погиб Линдт? Всего лишь девушкой только закончившей Школу Телохранителей… но давай не будем об этом?! Лучше расскажи обо всём, что с тобой случилось поподробней!

И я рассказала ей о своей жизни в Грозовых башнях и взаимоотношениях с Креем, решив не заострять внимание на последнем. Вэллерин в ответ посоветовала не огорчаться сильно, если Крей уже женат и не вмешиваться в эльфийские дела.

— Если не возражаешь, я перекину вас прямиком к Академии в Лавирру.

— Буду премного благодарна. — ответила я, немного покривив душой. Я осознавала, что сейчас мне снова придётся рассказывать свою историю декану.

Попрощавшись с друзьями, мы шагнули в сотворённый Вэллерин портал и оказались в кабинете её отца. Девушка помахала ему рукой и закрыла портал.

— Вот проказница. — проворчал Андрэс добродушно. — Ну а вы присаживайтесь.

— Здравствуйте. — поздоровались мы одновременно.

— Рад вас видеть. У меня как всегда мало времени, поэтому, давайте сразу перейдём к делу. Архимаг Цирбентий уже прислал мне весточку, и теперь я знаю о тебе всё, что знает он о тебе, Кайрин. Ты очень необычная девушка, но всё это ерунда по сравнению с тем, что ты хочешь предпринять…

— Я просто поговорю с Креем. — сказала я спокойно. — Решение, что делать дальше примет он.

— И ты не будешь устраивать политических скандалов, жечь Эллерил и тащить его за собой силой? — вкрадчиво поинтересовался декан.

— Вы слишком плохого мнения обо мне, милорд. — ответила я ледяным тоном.

— Ну, вдруг ты решишь делом чести помочь другу и пойдёшь у него на поводу.

— Я всё равно отправлюсь в Эллерил, и никто не в силах этому помешать. Если же вам необходимо моё слово, я его дам. Я обещаю, что решу всё мирным путём, не устраивая политического скандала. Ведь вас именно это беспокоит?

Андрэс только покачал головой.

— Ты ведь понимаешь, что эльфы с тобой церемониться не будут? Для того, чтобы ехать в Эллерил у тебя должна быть дипломатическая неприкосновенность.

— Ну, к чему такие сложности? Разве просто нельзя навестить старого друга?

— Старого друга можно было бы. А наследного принца Эллерила просто так нельзя навещать. Для этого необходима веская причина… Поэтому, зная, что уговорить по-хорошему тебя не удастся, памятуя твои заслуги, я сделаю всё возможное, чтобы ты смогла посетить Эллерил.

Наследный принц. Кто бы мог подумать… Теперь понятно от чего так бежал Крей и понятно, чего опасается Андрэс. Декан боится, что я помогу этому беглому принцу избежать своей участи и тем самым устрою скандал. Вот я бы ни за что не догадалась сама, что Крей — принц. Но теперь мне становятся понятными его недомолвки.

"Если Крей обязан жениться и занять трон — так тому и быть. Я не стану сталкивать империю и лесное королевство." — пообещала я сама себе.

— Кажется, я знаю, какую миссию можно возложить на твои плечи…

Я вопросительно вскинула брови.

— Будучи ещё студентом Академии, Крей подрался, за что его оружие было конфисковано и до сих пор лежит у меня.

Декан достал из шкафа узкий длинный свёрток и протянул мне.

— Насколько я понимаю, это его фамильная реликвия.

Развернув свёрток, я была вынуждена с ним согласиться. Прекрасное оружие. Даже слишком прекрасное, чтобы быть оружием. Ножны с изображённым на них переплетёнными змеями, витая гарда и смертоносное лезвие, из небесного метала, дышали древностью и мощью…

— Это непростое оружие. — прошептала я, затаив дыхание.

— Согласен. И именно поэтому я считаю его возвращение прекрасным поводом для твоего визита в Эллерил. Когда мы забрали его, Крей умолял отдать клинок, но получив диплом, забыл про него… Вообщем возьмёшь его и подберёшь пару, как дар от Академии будущему правителю Эллерила… ты ведь ещё не передумала?

— Нет. — сухо ответила я.

— Тогда на рассвете встречаемся у Южных ворот.

— Хорошо. — покорно согласилась я. На рассвете так на рассвете. А пока что неплохо было бы навестить ещё кое-кого…

— Куда мы идём? — спросил Лэйр, когда мы покинули Академию.

— В Школу Телохранителей. — ответила я. — Нужно разобраться. почему правителем должен становиться младший сын, а не старший.

— Только разборок на ночь глядя и не хватало. — проворчал маг. — Мы же на рассвете не встанем, если не найдём ночлег.

— Вот дойдём до Школы, я попрошу у Дэнрика устроить тебя на ночь, а сама буду разбираться.

Лэйр очевидно решил, что наши дружеские отношения снова на грани и догнав меня, сжал мою ладонь в своей и заглянул в глаза, мол, я не брошу тебя… Знаю, что не бросишь и вижу это в твоих глазах. Они такие тёплые, что невозможно найти подходящие слова, чтобы выразить эту теплоту… и отчего-то страшно было увидеть в этих глазах что-то другое… Я понимала, что сама порой перегибаю палку и говорю много лишнего и поэтому и в этот раз я боялась сказать этому человеку то, что обидело бы его. Ведь, по сути, он один из немногих, кто относился ко мне так искренне… Потерять Лэйра, потерять тепло его глаз и улыбки, означало для меня потерять частицу самой себя.

— Я хочу разобраться с этим как можно быстрее. — тихо сказала я. — И лучше, если я поговорю с Дэнриком наедине.

— Думаешь, тебе он расскажет больше, чем когда-то рассказал императору?

— А причём здесь император? — удивилась я.

— Притом, что Дэнрик — изгнанник. В отличие от Крея он не сбежал, а был обвинён в преступлении. В каком неизвестно. Потому что этого не знает даже император, у которого он попросил убежища.

— Всё равно, я выведу его на чистую воду. — мстительно пообещала я, полагая, что в отличие от мальчишки-императора, я сумею разговорить этого мрачного типа.

— Упрямая. — констатировал Лэйр, отводя взгляд и отпуская мою руку.

— И неисправимая. — согласилась я, потому как спорить с ним не собиралась, к тому же упорства во мне и в самом деле хватало.

Потом, мы молча шли по пустеющим улицам Лавирры. Наш вид внушал уважение и спешащие навстречу прохожие, уступали нам дорогу, а подозрительного вида компания поспешила укрыться в тёмный переулок.

В Школу я стучаться не стала, а просто перемахнула через забор и предложила сделать то же и Лэйру.

— Кидай мешок! — скомандовала я и в тот же момент услышала за спиной чьи-то невесомые шаги.

Разворачиваясь, я поймала одной рукой мешок, а другой поставила блок, защищаясь от удара в голову. Оказавшись нос к носу, с довольным моей реакцией Дэнриком, я растерянно опустила на землю мешок и позабыла приготовленные заранее вопросы. Судя по счастливому виду Дэнрика, он намеривался не обниматься со мной, а поколотить от радости. Я же не могла думать ни о чём кроме еды. Полёт в облике дракона и превращения туда и обратно, требовали немедленного восполнения сил, поэтому я не горела желанием устраивать незапланированную тренировку. Но настойчивость Дэнрика начинала раздражать, и я почувствовала, как удлинились когти на руках и выросли клыки. Глаза видимо тоже изменились, потому что Дэнрик вдруг замер в нерешительности, даже не закончив удар. К тому времени к нам подбежал Лэйр и, наверное, только ради него, я остыла и больше не стала пугать своего учителя.

— Здравствуй, Дэнрик. — сказала я, скромно потупив взгляд.

— Здравствуй, Кайрин. С тобой всё нормально? — осторожно поинтересовался он.

— Кроме того, что я голодна и на взводе, всё в порядке.

— До меня доходили слухи о твоём героическом участии северного рубежа, приручении дракона и трагической гибели… — начал он, видимо подозревая, что перед ним восставший из могилы упырь.

— Как ни странно, всё это правда. — ответила я. — Может, обсудим это за ужином?

Я многозначительно помахала мешком с гусем перед носом Дэнрика, чувствуя себя такой голодной, что была готова обратиться в дракона и отправиться на охоту прямо сейчас, лишь бы избавиться от грызущего мой желудок голода.

Чтобы не терять времени пока готовился гусь, я попросила у Дэнрика одежду на время и пошла мыться и стирать. Не хотелось мне, предстать в Лициме — городе преддверии страны эльфов, жалкой замарашкой. За ужином я рассказала Дэнрику свою историю. Он внимательно слушал, задавал вопросы, а Лэйр, который уже слышал эту историю не один раз, отправился спать.

— Может, посидим на улице? — предложила я, когда мне надоело разговаривать над обглоданными гусиными костями.

— Пошли.

— Только тренироваться не будем. — устало предупредила я.

Усевшись на каменной скамейке, я вдохнула полной грудью нежный цветочный запах, которого мне так не хватало в просоленном насквозь воздухе Грозовых башен… а всё-таки стоит накопить денег и купить здесь хотя бы небольшой домик, с маленьким садиком…

— Ты хочешь узнать, отчего в Эллерил в качестве нового правителя был призван Крей, а не я?

— Именно за этим я и пришла.

— Знаю. И расскажу тебе всё как есть. В Эллериле меня приговорили к смертной казни за убийство посла северных эльфов, после чего я сбежал с этой казни. Поэтому, я думаю, что сбежавший из дома по своей прихоти Крей, больше подходит на роль правителя, нежели я.

Я молча посмотрела на Дэнрика. Несмотря на всю его внешнюю жестокость, я сомневалась в том, что он способен убить просто так.

— Меня подставили. Просто потому что, это кому то было на руку. Звучит банально, но тем не менее, это так. Креем управлять проще, чем мной и я нисколько не удивлюсь, что в этом замешан наш совет.

Понимая, что Дэнрика бесполезно о чём-то упрашивать, я задала давно мучавший меня вопрос.

— А ему обязательно нужно становиться правителем и жениться?

Я жутко переживала за Крея. Он ведь так не хотел всего этого…

— Возможно, если бы не твоя гибель, он бы постарался как-нибудь этого избежать, но теперь, когда у него не осталось друзей, он просто решил покориться судьбе. Кстати, Эллоирика, наша кузина, навещала его в Лавирре и уговаривала вернуться, но сначала его удерживала учёба в Академии, а затем ты…

Вот значит как… Должно быть Эллоирика сильно радовалась, когда узнала о произошедшем на пляже.

— Не забывай, что он считает тебя погибшей.

— Я сомневаюсь, что теперь это что-то изменит. — мёртвым голосом отозвалась я. — Да и нужно ли что-то менять.

— Верно. К сожалению, кому-то всё же придётся править Эллерилом.

— Давай не будем нагнетать обстановку. Съезжу сначала, разберусь.

— Надеюсь, под благовидным предлогом?

— Конечно. Милорд декан уже позаботился об этом. Я везу в Эллерил забытую твоим братом семейную реликвию.

— Понятно. Тогда спать тебе сегодня не придётся. Отправляясь в Эллерил, тебе необходимо уяснить некоторые вещи, чтобы не попасть в неловкую ситуацию или не оказаться на эшафоте.

— Поделишься опытом? — поинтересовалась я.

— Да. Слушай…

В итоге мне пришлось выслушать лекцию об этикете и правил поведения человека среди эльфов, после чего мне и в самом деле оставалось только разбудить Лэйра, переодеться и наспех распрощавшись с учителем, побежать по направлению к южным воротам. Когда мы наконец добрались до ворот, то к своему удивлению обнаружили там Андрэса Шейна, держащего под уздцы двух лошадок.

— Собирались своим ходом? — поинтересовался декан, и мне послышалась нотка ехидства в его голосе. — Рядом с эльфами чудить опасно, чуть что не так…

— Да знаю я. Уже просветили, спасибо. — проговорила я, ловя заинтересованные взгляды мужчин. — И не смотрите на меня так, я всю ночь лекцию об эльфах слушала.

Они думали, что я просвещу их на счёт изгнания Дэнрика из лесных владений?.. Если он не рассказал об этом даже императору, у которого просил убежища, это только его дело.

— Ну что, тогда я могу пожелать вам лишь счастливого пути?.. Особенно желаю вам благополучно вернуться.

— Спасибо за заботу…

— Спасибо не отделаешься. Лучше вернись без скандала.

Я вздохнула. Ну, за кого меня принимают? Вот вернусь и докажу всем, что я вполне могу обходиться без скандалов… Обидно, если честно, что обо мне так думают.

Несмотря на бессонную ночь, я легко взлетела в седло, улыбнулась и помахала на прощание Андрэсу.

 

17 глава.

Дорога в Лицим, радовала тишиной, нарушаемой лишь пением птиц и шелестом лёгкого ветерка в кронах деревьев. Хотелось откинуть все свои проблемы прочь и вздремнуть на какой-нибудь полянке…

— Дэнрик рассказал тебе о причинах своего изгнания? — вдруг спросил Лэйр.

— Почему это тебя так интересует? — задала встречный вопрос я. — Это ведь его личное дело, кому говорить, а кому нет.

— Извини, я просто хотел поддержать разговор и не знал что спросить. — соврал маг.

— Тебе не идёт ложь, Лэйр. — укорила его я. — А Дэнрик мне не сказал о причине изгнания. просто намекнул, что вернуться в Эллерил не сможет даже если сильно захочет.

— Я тебе поверю, лишь потому что знаю, что спорить с тобой бесполезно. — смирился мой спутник.

— Правильно. — похвалила его я. — Не надо вести себя как старая сплетница. Нужно принимать людей такими, какие они есть.

— А потом в один прекрасный день узнать, что твоя жена — вампир, а друг — наёмный убийца.

— Даже если и так. — хмыкнула я и философски добавила. — Представь, что у этой ситуации есть и светлые стороны. Жена, несмотря на свою вампирскую природу, продолжает тебя нежно любить, а у друга просто специфическая профессия. Ситуации бывают разные, как и люди… А что у тебя была такая ситуация в жизни? Твой друг оказался убийцей, а жена вампиром?

— Нет. Всё оказалось иначе. Мой друг — психованный эльфийский принц, а моя лучшая подруга — дракон.

— Не издевайся. — усмехнулась я, глядя на его гримасы которыми он сопровождал свои слова. Но всё же, я была польщена тем, что он считает меня лучшей подругой. — Лучше скажи, декан меня боится?

— Похоже, что да. — согласился он. — Как и все окружающие, посвящённые в твой маленький секрет.

— И ты тоже меня боишься? — спросила я, заглядывая в его глаза.

— Боюсь. — признался он. — Но совсем не по той причине, по которой тебя бояться все остальные.

— А по какой же? — вкрадчиво осведомилась я.

— По той, по какой я боюсь самого себя. — ответил Лэйр печально улыбнувшись. — Но это моя тайна… и, несмотря на то, что твои прекрасные глазки горят любопытством, я её тебе не открою. Во всяком случае, пока. Ты ведь сама сказала, что людей нужно принимать такими, какие они есть.

— Не больно то и хотелось. — сказала я, пустив свою лошадку в лёгкий галоп.

Сказать, что Лэйр меня заинтриговал, значит не сказать ничего. Его слова ввели меня в ступор и пробудили допросить его с пристрастием или хотя бы поинтересоваться: "А не скажешь ли ты, по какой причине себя боишься, дорогой мой Лэйр?" Но чёртова гордость сдерживала меня, не давая этого сделать и оставляла меня наедине со своими домыслами.

На ум не шло ни одной особенности связанной с этим молодым человеком. Ну не испугался меня, как дракона, ну и что?.. Быть может он просто хотел произвести на меня впечатление. Очень сомнительной была мысль о том, что в него вселилась какая-нибудь дрянь в Больших холмах. Это бы заметили декан и архимаг…

— Проклятие! — вырвалось у меня, когда моя лошадь вдруг встала на дыбы и громко и протяжно закричала.

Из леса, прямо на нас выскочила девушка со спутанными грязными волосами, а всё, что можно было заметить у неё из одежды, порванная шаль в которую она была замотана. Она запнулась, упав на колени, перед копытами моей лошади и посмотрела на меня абсолютно дикими, затравленными как у зверя глазами.

— Не бойся меня, я не причиню тебе вреда. — сказала я, протягивая ей раскрытую ладонь. Девушка медлила, недоверчиво глядя на меня. Где-то в лесу послышался лай собак.

Незнакомка схватилась за мою руку и одним прыжком оказалась на лошади позади меня. Лошадь тут же бешено стала вращать глазами и захрапела.

— Успокойся. — попросила я животное и погладила по голове.

Тем временем Лэйр успокаивал свою лошадь и странно косился на девушку. Бедняжку колотило от страха и в мою куртку она вцепилась настолько сильно, что я чувствовала её ногти даже через куртку.

— Кто за тобой гонится? — спросил Лэйр у девушки.

— Селяне и охотники, господин маг. — ответила та хрипло. — Они обвиняют меня в колдовстве и порче и хотят убить, но я клянусь, что не причинила никому вреда. Господин маг, спрячьте меня, молю. Я согласна служить вам до конца своей жизни, только спасите!

Девушка плакала уже навзрыд, а лай собак становился всё ближе.

— Она не виновата в том, в чём её обвиняют. — уверенно сообщил он. — Положитесь на меня, дамы, кажется, я знаю, что делать.

На дорогу как раз выскочили дюжие мужики, вооружённые секирами и псами, сдерживаемые лишь тонкими цепями. Их было по трое. Трое людей и столько же волкодавов.

Но при виде моего спутника опешили все. И мужики и волкодавы… Замерла даже я. Потому что такого Лэйра я никогда прежде не видела…

Он словно стал выше на голову и шире в плечах, глаза светились багрово-красным, а лицо и вовсе стало другим… волкодавы заскулили, как побитые щенки и рванули в лесную чащу, едва мой спутник улыбнулся, обнажая саблевидные клыки… Мужики рванули следом. Я буквально кожей ощутила дыхание страха исходящее от Лэйра, а девчёнка и вовсе сжалась за моей спиной, словно собираясь залезть под куртку. Я снова посмотрела на своего, уже ставшего нормальным, спутника и спросила с затаённой надеждой:

— Это такая магия?

— Да. И она называется магией страха. Иногда самая безопасная и эффективная.

— И портящая хорошую драку. — притворно вздохнула я.

— А разве тебе не понравилось? — по своему обыкновению, заглядывая в мои глаза, спросил парень вкрадчиво.

— Мне нравиться участвовать, а не наблюдать. — ответила я ничуть не покривив душой.

— И представляю в какой ипостаси. — хмыкнул Лэйр и великодушно добавил. — В следующий раз, я предоставлю тебе такую возможность.

Я прыснула со смеху. Не привыкла я, чтобы Лэйр изображал из себя дворянина.

— Давай позаботимся о девушке. — предложила я. — Нужно найти какое-нибудь озеро или ручей…

— Я знаю, где поблизости тут есть озеро. — подала голос девушка.

— Показывай. — позволила я ей и девушка ловко спрыгнув на землю, побежала вперёд.

С дороги пришлось свернуть на узкую, едва видимую в высокой траве, тропинку и нам пришлось спешиться. А вскоре я почуяла запах озера, после чего увидела его. Небольшое, больше подходящее под определение пруд, оно заросло камышом и кувшинками. Благодаря тёплой погоде и непроточной воде, озерцо стало пристанищем для разномастных кровососов. Своим жалобным взглядом, я заслужила у Лэйра не только сочувствие, но и антимаскитную защиту и теперь мошкара злобно жужжала, не в силах приблизиться к нам.

Разбирая седельные сумки, я с удивлением обнаружила, что Андрэс позаботился о провизии и даже снабдил нас некоторым количеством денег.

Увидев, что после купания, девушка собирается снова облачиться в свои нелепые лохмотья, я окликнула её.

— Постой, у меня с собой есть запасная одежда.

Я взяла с собой серый дорожный костюм — это были бриджи, куртка и белая рубашка. К сожалению, не было никакой запасной обуви, но это легко можно было исправить, доберись мы только до Лецима. Лэйр, с умным видом отправился искать какую-то редкую траву, и девушка без стеснения смогла одеться в предложенную ей одежду. Фигуры у нас были почти одинаковые, и костюм сидел на девушке как сшитый специально для неё.

— Я не знаю, как вас благодарить, госпожа. — прошептала девушка, обратив на меня прояснившийся взор. — Если бы не вы, меня бы растерзали…

— Называй меня Кайрин. — попросила я её и спросила. — А как зовут тебя?

— Райда.

— Так вот, Райда, — сказала я, подивившись странному имени. — Ни я, ни мой спутник никакие не господа тебе. Обращайся к нам по именам, хорошо?

Девушка согласно кивнула.

— А теперь, давай я помогу тебе с волосами. — сказала я, берясь за гребень.

Девушка безропотно уселась ко мне спиной, и я принялась за кропотливую работу. Вымытые волосы оказались странного серебристого цвета, что заставило меня тайком обратить внимание на её уши… но нет, девица не была эльфийкой. Черты лица были вполне человеческими, и на вид ей было лет шестнадцать, не больше. Совсем ещё девчёнка.

Тем временем пришёл Лэйр, и я предложила ему, вместо того, чтобы толочься без дела, достать из сумок еду. Райду нужно было накормить, а то остались одни кожа да кости. Понимая её состояние, мы не стали допрашивать бедняжку и общались между собой пока при помощи взгляда.

"Ну и что мы с ней будем делать?" — спрашивал взгляд Лэйра.

"Дальше — видно будет, но здесь мы её точно не оставим." — отвечала я.

"В Лециме?"

Я пожала плечами. Что я могу знать о городе, в котором ни разу не была?

— Райда, у тебя есть какие-нибудь родственники? — спросил Лэйр, когда девушка поела.

— Никого. — ответила она и я заметила, как потемнел её взгляд.

— А какую работу ты умеешь выполнять? — поинтересовалась я, чтобы уйти от неприятной для девушки темы. — У тебя есть профессия или любимое занятие? А может способности к магии?

— Нет, никаких способностей у меня нет. — быстро, словно оправдываясь, сказала она. — Родители только успели научить меня постоять за себя, но и этого у меня не вышло…

— Даже опытный воин не выстоит против разъярённой толпы, а ты совсем молодая… кстати, что за странный ошейник на тебе?

Когда я расчёсывала её волосы, то заметила его. Тонкий, испещрённый мелкими рунами, он смотрелся на её шее несколько неуместно.

— Его надел колдун, чтобы я не смогла колдовать.

— Колдун из него никакой, а вот артефакт самый настоящий. — сказал Лэйр, даже присвистнув от удивления. — Давай сниму.

Девушка робко склонила голову перед магом и убрала с шеи волосы, которые благодаря моим усилиям, теперь были расчёсаны и заплетены в недлинную косичку. Лэйр некоторое время молчаливо рассматривал ошейник, а затем, надавил пальцами на сплошную полосу металла. Ошейник тут же раскрылся и упал на землю.

Райда подняла глаза, и я заметила в них облегчение и благодарность… Да уж, я бы тоже не хотела носить ошейник, как собака, а тем более какую-то магическую дрянь.

— Я ваша должница. — тихо сказала девушка, поочерёдно посмотрев на нас из-под пушистой чёлки. В тени её каре-зелёные глаза казалось, светились жёлтым. — Отныне я буду служить вам, пока не отплачу за то добро, что вы для меня сделали.

Райда была полна решимости. Она что, на самом деле собралась следовать за нами? С одной стороны, я как бы и не против. Девушка понравилась и мне, а может и Лэйру… но, я не хотела бы, посвящать в свои тайны каждого встречного.

— Райда, а у тебя есть друзья или родственники? — поинтересовалась я, в надежде, что они могут оказаться в Лициме. Тогда бы мы со спокойной совестью, могли оставить её там…

— У меня совершенно никого нет. — ответила девушка, пряча взгляд. В её голосе слышалась такая боль и горечь, что я без труда поняла — она такая же сирота как и я, и расспрашивать её дальше на эту тему пока не стоит.

Я сперва подумала о том, чтобы вернуться в Лавирру и пристроить девушку там, но тогда бы мы потеряли целый день … Придётся взять Райду с собой, а пока не стемнело, проехать ещё часть пути и найти место для ночлега.

— Я уступлю Райде свою лошадь. — вдруг сказал Лэйр, разглядывая озеро поросшее кувшинками. — Езжайте. Я догоню вас.

Почему-то в этот миг моё сердце болезненно сжалось…

— Ты уверен? — переспросила я, совершенно не представляя, что он мог задумать. Опасаясь, что маг бредит, я переспросила. — Может быть, лучше я останусь?

После того, как Лэйр распугал преследователей Райды, он стал казаться мне совершенно другим человеком, которого я не знала и потому не понимала, как с ним обращаться. Другими словами, после его демонстрации "магии страха", я увидела его совершенно другими глазами и была неуверенна, знаю ли я этого человека хоть немного…

— Нет уж, — сказал Лэйр, мягко улыбаясь и дотрагиваясь до моей руки. — Поезжай и ни о чём не беспокойся.

Я была уверенна, что парень не использовал против меня никакой магии, но отчего-то, не смела ничего возразить, против его неожиданного решения. Рассеянно пожав плечами, я быстренько сложила сумку и, повесив её на седло, спросила у Райды:

— С лошадью управляться умеешь?

— Да. — кивнула она, напряжённо поглядывая в сторону Лэйра.

— Что-то не так?

— Всё в порядке.

— Тогда бери его лошадь. — сказала я и чуть тише добавила, ни к кому конкретно не обращаясь. — Надеюсь, он знает, что делает.

Мы выбрались из леса на тропинку, а Лэйр остался где-то там у озера. Я оглянулась напоследок и увидела, что маг всё также сидит у озера, только теперь он опустил правую руку в воду и чему-то улыбается. Вот так. Только что думала о том, что Лэйр вовсе и не странный, а он…

"Он — маг. — напомнила я себе. — А магам положено вести себя странно, ведь они не такие как все".

— Может, поедем другой дорогой? — спросила Райда, когда мы выехали на тракт.

— Там деревня, из которой тебя выгнали?

— Да. — призналась девушка.

— Тогда без проблем. Объедем. — пожала плечами я. Переночевать можно и под открытым небом, сейчас довольно тепло. Да и еды нам до Лецима нам вполне хватит… главное, чтобы Лэйр нас не потерял… Впрочем, он — маг, найдёт, если захочет.

— Может, расскажешь о себе? — предложила я девушке.

Райда помолчала, словно прикидывая о чём говорить, а о чём нет, а затем проговорила.

— Я — сирота. До вчерашнего дня, я жила как все, но люди решили обвинить меня в колдовстве.

— Почему?

— Наверное за то, что я не такая как все. — грустно промолвила она. — Если ты не сплетничаешь, не гуляешь с парнями, не заглядываешься на того, которого они считают лучшим, а всему этому предпочитаешь прогулки в одиночестве по лесу… люди начинают тебя чураться, называть за глаза ведьмой. Когда же вдруг происходит что-то странное и страшное, виновного находят быстро…

— А что произошло?

Райда вздохнула и прикрыла веки, словно собираясь с духом.

— Сначала умерла настоящая ведьма, бывшая мне соседкой. У неё тоже никого не было и поэтому, мы дружили. Я бы не назвала её ведьмой, а скорее травницей и умерла она от старости. Только позже меня обвинили ещё и в её смерти… Потом на деревню посыпались несчастья одно, за одним. В ручье захлебнулся соседский ребёнок, волки в лесу телёнка задрали, да ещё и я со старостиной дочкой поссорилась и закатила оплеуху её жениху, за то, что приставал. Жених, естественно сказал, что это я его сама околдовала… и так я оказалась приговорённой к сожжению на костре. К счастью, я смогла сбежать, но всё равно, если бы не вы, меня бы разорвали волкодавы. Спасибо, ещё раз…

— Благодарить стоит не меня, а моего спутника. — сказала я. — Это Лэйр тебя спас, а не я.

— А ты тоже маг?

— Нет, я — его телохранитель. Проверку на магию не прошла. Всё что я умею, это убивать. — проговорила я, вспоминая то время, когда меня угораздило попасть в Школу Телохранителей.

— А ты можешь научить меня защищаться? — спросила девушка неожиданно и я даже опешила, но всё же, решила, что ничего страшного не произойдёт, если я поделюсь с ней малой толикой того, чему меня успели обучить. Дня за три-четыре, я вполне смогу научить её, как противостоять обычным хулиганам. Большего ей в жизни не потребуется, а захочет научиться сражаться по настоящему, пусть поступает в Школу Телохранителей.

— Если мы не слишком долго будем искать место для ночлега, то возможно кое-что я тебе показать успею… Если ты только не устала.

— Я уже отдохнула. — проговорила она, скромно потупившись.

Я тайком посмотрела на неё. После всех злоключений, она довольно быстро восстановила свои силы. Даром, что хрупкая на вид. Что ж, посмотрим, что она представляет собой на самом деле. Пока мы ехали в объезд деревни по заросшей лесной тропе, девушка, воспользовавшись ситуацией, расспрашивала меня про "остальной мир". Я её чувства понимала прекрасно, ведь кроме деревни она больше ничего в жизни и не видела.

— Мне так хочется посмотреть на большой город, на эльфов… — мечтательно вздохнула Райда. — А ты видела эльфов?

— Ага. — мрачно усмехнулась я. — И не только видела.

Девушка непонимающе на меня посмотрела.

— Я с ними училась. — пояснила я и на уме у меня был отнюдь не Крей, а злобная Летиция и коварная Эллоирика. — И могу дать тебе один совет — не доверяй эльфам, а особенно эльфийкам. И дело не в том, что они все сплошь — злыдни. Просто они — другие и поэтому при встрече советую быть с ними предельно осторожной вежливой.

Своё мнение я поменяла, после лекции Дэнрика.

Подумав, я добавила:

— Если ты и дальше хочешь сопровождать нас, то знай, что наш путь как раз лежит в страну эльфов Эллерил.

— Здорово.

— Не думаю. Будь моя воля, я бы туда ни ногой. Но это лишь моё мнение. Своё составишь сама, когда побываешь там и пообщаешься с эльфами лично.

Я ещё очень хорошо помнила свою дорогу в Лавирру и прекрасно понимала Райду. Большие города, эльфы, волшебники, ярмарки, неожиданные опасные стычки и романтические встречи… каждая молодая провинциалка грезит о романтике больших городов и легче попытаться воплотить свои мечты в реальность, когда тебя выгнали из твоей деревни или тебе пришлось спасаться бегством…

 

18 глава.

Когда начало темнеть, Райда нашла замечательное место для ночлега. Похоже, этот лес она знала, как свои пять пальцев. Только вот лай собак свидетельствовал о том, что хоть мы и проехали деревню, и она оказалась позади, но всё же, не так далеко как хотелось бы. Заметив моё беспокойство, Райда сказала:

— Ночью в лес никто не сунется, и поэтому можешь спать спокойно.

Но причина моих переживаний была вовсе не в близости деревни. До сих пор не было Лэйра, и я понятия не имела где его искать. Вернуться к озеру, обшарить всю окрестность?.. Не мог же он бросить меня на полпути в Эллерил. Лэйр не такой. Пусть я знала его совсем недолго, но я видела его глаза и это были глаза друга, который не бросит вот так… и я не просто хотела в это верить, я в это верила. Он ведь сказал, чтобы я ни о чём не беспокоилась…

Может я слишком наивная и недостаточно хлебнула горя, но я не стала искать Лэйра, ни этим вечером, ни на следующий день. Что-то подсказывало мне, что этого делать не нужно. Ну а позже, я решила, что если он решил вернуться в Лавирру, это его воля. Я не вправе держать его возле себя, буд-то цепного пса, а постоять за себя я всегда сумею.

Поверив Райде, я очень быстро уснула, пригревшись у тёплого бока своей кобылицы. Другого источника тепла и не было, потому как огонь, мы решили не разводить, чтобы не привлекать внимания.

Но ночью мне пришлось пожалеть о принятом решении. Неожиданно взбесившаяся лошадь, чуть не пришибла меня копытами. Инстинктивно откатившись в сторону, я поняла, какой участи только что избежала. Животные рвали привязь, бешено вращая глазами и крича.

Уняв сердцебиение, я огляделась.

Райды нигде не было и лишь возле того места, где она спала, я обнаружила уложенную аккуратной стопкой одежду, которая, как мне показалась, ещё хранила тепло тела девушки.

Я посмотрела на перепуганных лошадей, затем перевела взгляд на одежду и наконец, медленно подняла глаза на небо, где сияла полная луна… волкодавы, взбешённые крестьяне, перепуганные лошади…

— Ну, конечно же… — прошептала я. — Вот почему она так уверенно вела себя в лесу. Райда — оборотень.

И, тем не менее, внезапная догадка привела меня в замешательство.

Оборотень. А в Академии нас учили, что оборотни — довольно неконтролируемые существа, не уживающиеся с людьми и для людей опасные. Обычный человек для оборотня — лёгкая закуска и поэтому, всё, что может этот человек сделать при виде монстра, так это ноги. При встрече оборотня с вооружёнными людьми, ноги делает сам оборотень, как произошло в случае Райды. А вот когда оборотня встречает рыцарь или маг, он обязан убить того, в каком бы обличии тот ни был.

Вроде бы тут и гадать нечего и по всем правилам, я должна приготовиться и ждать возвращения Райды, но… Она такая милая девушка… И эта боль в её глазах. Она вызывала у меня не только жалость, но и симпатию и мне определённо не хотелось её убивать или приводить к магам на опыты…

А если рассуждать как здравомыслящий человек… нет, я не человек, а тоже своего рода оборотень, только другой породы. Я — дракон, а Райда — волк (во всяком случае, как я думаю). Не поэтому ли, она не тронула меня, почувствовав во мне, такого же нелюдя и поспешила покинуть, чтобы не злоупотреблять моей добротой… Но это тоже врятли. Одежда аккуратно сложена в укромном месте, чтобы не бросалась в глаза, а значит, она собиралась вернуться. Только вот куда же она направилась, интересно знать?

"А куда может направиться волк в лесу? Конечно же, на охоту!" — ехидно пропел мой внутренний голос.

Я пожала плечами. Будучи драконом, я и сама задумывалась о том, а не спереть ли мне какую-нибудь заблудшую корову… Вот и сейчас, от воспоминания в желудке тоскливо заурчало и я, вместо того, чтобы маяться всякой фигнёй, отправилась инспектировать седельную сумку Лэйра, на предмет чего-нибудь мясного.

Поужинав во второй раз, я пристроилась спиной к корням старого кряжистого дерева (возле лошадей я поклялась больше никогда не спать), и задремала, ловя посторонние шорохи и запахи, ожидая услышать крадущиеся в темноте шаги девушки-оборотня… В последствие чего, я погрузилась в ещё более глубокий сон…

— Кайрин. — услышала я голос прямо над ухом, а затем чья-то горячая ладонь тронула меня за плечо.

Перед моим внутренним взором возник образ серого матёрого волка… и в следующий миг, неведомый враг уже был повержен… а я нависала над ним с занесённым для единственного и последнего удара кинжалом. Короче, рефлексы сработали быстрее, чем я соизволила открыть глаза, которые тут же пришлось зажмурить от яркого солнечного света.

"Надо же, уже солнце взошло…" — рассеянно подумала я, разглядывая напуганную моей реакцией Райду. Я даже и не заметила, как она вернулась.

— Я всего лишь хотела тебя разбудить. — выдавила из себя Райда, продолжая смотреть на меня во все глаза. — Скоро здесь могут появиться люди из деревни. Они ходят сюда за ягодой.

Я убрала кинжал в ножны и, освободив девушку, сказала:

— После того, как Лэйр напугал их, они не скоро отправятся за ягодой.

Но что-то настораживало меня в её поведении. В глазах Райды плескался страх. Неужели она так меня испугалась? Выпрямившись во весь рост, я спросила:

— Почему ты боишься меня?

Райда смущенно отвела взгляд, словно боясь, что я прочитаю в её взгляде что-то ещё и проговорила:

— Я не тебя боюсь.

— А кого? — решила не отступать я. — Кого может бояться девушка, бродящая по ночному лесу, в чём мать родила?

Райда смотрела в мои глаза, словно пытаясь понять, что именно успела узнать я о ней я и о чём догадалась.

Она молчала и, наверное, думала о том, чтобы убежать, не объясняя ничего… убежать, чтобы ей снова не успели причинить вред, чтобы не травили как дикого зверя…

— Сядь. — сказала я, как можно более спокойно и сама присела на корень дерева под которым спала. Девушка, нервничая села напротив.

— Расскажи мне, как всё было на самом деле.

Райда посмотрела на меня, как буд-то я уличила его в преступлении.

— Пойми, — терпеливо произнесла я. — Я ни в чём не хочу тебя обвинить. Я лишь хочу выслушать правду и помочь тебе, если это возможно.

Райда вздохнула и сказала:

— Меня покусал оборотень, и теперь я вынуждена превращаться в чудовище каждое полнолуние. Но ты уже догадалась об этом?

— Да. — согласилась я. — Догадалась. Только не знала, прирождённый ли ты оборотень, или была укушена.

— На самом деле, среди тех селян, добрых соседей были и мои родители, которые гнали меня наравне со всеми. А я убила лишь телёнка, да и то когда это случилось в первый раз… потом, я научилась это контролировать, но выходит зря… наверное, я проклята и мне, не жить среди людей.

— Но ты не тронула меня.

— Я достаточно хорошо себя контролирую, чтобы не нападать на любого кто подвернётся. — сказала она и мне послышалась нотка гордости в его голосе.

— Тогда какие проблемы? — спросила я удивлённо. — Луна пошла на убыль, и ты теперь почти целый месяц сможешь чувствовать себя человеком.

— Но… ведь я не человек. Тебя это не пугает?

Да уж. Если бы я боялась нелюдей, то давно бы покончила жизнь самоубийством.

— С некоторого времени мало что пугает. Поэтому не беспокойся об этом.

Райда недоверчиво смотрела на меня.

Открыть ей свою тайну, чтобы всё стало ясно и понятно? Это я ко всему привычная и легко могу принять то, что несколько дней в месяц, Райда превращается в волка, а какого будет ей узнать о том, что я — дракон? Определённо без подготовки я не буду ей в этом признаваться, да и особой надобности в этом нет. По дороге в Лецим, мне точно не придётся превращаться, а уж дальше посмотрим…

— Извини, я должна была проверить твою реакцию ещё вчера. — сказала я Райде как можно более спокойно и не предупреждая ударила…

Мой кулак должен был задеть её лоб и даже оставить след от костяшек пальцев, но вместо этого завис в воздухе. Райда успела, отклониться на целую ладонь. Слишком хороший результат, но и я не старалась.

— Думаю, ты смогла бы противостоять уличным забиякам или небольшой горстке разбойников, если я покажу тебе несколько приёмов. — сказала я. — А если хочешь, я познакомлю тебя с одним человеком в Лавирре и он научит тебя большему.

Райда была не против, но больше всего она была рада тому, что я приняла её такой, какая она есть.

Лэйр так и не появился, и нам пришлось продолжить путь без него. Меня мучила неясная тревога и недосказанность в глазах девушки. Впрочем, эта недосказанность высказалась очень и очень скоро. На очередном привале.

Лицим был уже довольно близко и впереди, сквозь редеющий лес даже виднелись его высокие серо-зелёные стены но, не зная, что нас ждёт в городе, и сколько мы будем по нему шататься, я решила, что нам будет лучше остановиться на последний привал в лесу, чтобы подкрепиться и привести себя в порядок.

— Кайрин.

— Что? — откликнулась я, продолжая подкрашивать её глаза и брови на манер лавиррских волшебниц, обводя их чёрным, чтобы придать хищную форму. Я ещё по дороге решила, что ей лучше играть роль волшебницы и теперь трудилась над образом. На веки и губы девушки, я нанесла тонкий слой серебристой пыльцы, а волосы заплела в аккуратные косицы и чтобы не лезли на лицо, заколола их на затылке. Вот теперь образ был полностью закончен. Что касается одежды, то маги всегда носят то, что хотят и ничего особенного не понадобиться.

Тут я вспомнила, что у меня в сумке завалялась одна безделушка и, покопавшись, извлекла ту на свет.

— Ух, ты! Какая красота! — восхитилась Райда.

— Мне тоже эта штучка понравилась. — сказала я, вешая сапфир ей на шею. — А тебе она, похоже, идёт.

— Может не стоит, мне это носить? — затравленно поинтересовалась девушка. — Вдруг кто-нибудь попытается украсть, а она дорогая, наверное. Дорогая ведь, правда?

Я пожала плечами.

— Судя по размеру камня, вероятно, что да. Но ты не переживай. Мне этот камень совершенно ничего не стоил… — успокоила я её и чуть тише добавила. — если не брать в расчёт мои потраченные нервы…

Райда как-то странно на меня посмотрела и не стала больше ничего говорить на эту тему. Я же, подумала о том, догадалась ли она, каким путём пришёл мне этот камень?..

— Я ведь возвращалась на то озеро. — призналась девушка, чем вызвала моё немое удивление. — Я видела, как ты беспокоишься и переживаешь за своего друга и поэтому сочла своим долгом вернуться и поискать его…

— Ты думала, что с ним что-то произошло?

Райда пожала плечами.

— Ещё в первый раз, когда я его увидела, я подумала, что он не человек. Запах слишком отличается… так люди не пахнут. Но так как я, ни разу не встречала магов, то подумала, что причина в этом. Не думаю, что с ним что-то случилось плохое. Там повсюду следы копыт, как буд-то кто лошадь объезжал.

Я вспомнила, как Лэйр сидел, опустив руку в воду, и прошептала:

— Он вызвал водяную лошадку.

— Надеюсь, она не утащила его под воду. Я слышала, водяные лошадки обладают крутым нравом.

— Что-то подсказывает мне, что Лэйр цел и невредим. — отозвалась я мрачно. — Только причины, по которым он бросил меня, несмотря на то, что собирался сопровождать, мне не известны.

После этого разговора, я сама поверила в свои слова. Лэйр не сдержал обещания, потому что передумал или преследовал какие-то свои цели, что теперь не так уж и важно… Я ведь начинала считать его другом, а теперь мне снова трудно будет поверить в искренние отношения…

Хотелось, конечно, разобраться во всём, но если я буду бегать за каждым вот так, это будет уже слишком…

Стражник у ворот довольно быстро нас пропустил, особо не придираясь, что значило только одно — здесь уважают магов так же, как и в Лавирре. Райда во все глаза смотрела вокруг, на людей, на улицы, удивляющие своей зеленью. В отличие от Лавирры, в Лециме преобладали не цветочные клумбы и редкие, фигурно остриженные деревца, а настоящие дикие дубы и ясени. На самых больших, виднелись лестницы, свидетельствовавшие о том, что в кроне кто-то живёт. Каменных построек здесь вообще было мало, преобладало дерево и выращенные дома…

Людей как таковых здесь было очень мало и мы обе, как обычные провинциалки глазели на местных жителей и их наряды. А посмотреть и в самом деле было на что. В Лециме, я, увидела эльфов во всей красе. Они щеголяли нарядами и украшениями, носящими отпечаток их положения в обществе. Были эльфы в летящих и невесомых одеждах, а иные носили нечто вроде униформы, но все они были едины в одном — гордость и превосходство этих красавиц и красавчиков хлестало через край.

В отличие от виденных мною прежде эльфов, эти не прятали свои уши, а убирали волосы назад в тонкие косицы.

Ещё, я приняла поначалу за эльфов других существ с зеленоватым оттенком кожи и длинными волосами, но вспомнила, что так выглядят дриады. Их взгляд тоже не располагал к общению. Не то чтобы он был высокомерным, слишком чужим и нечеловеческим он был. Наверное, так на тебя могло смотреть только дерево, если бы у него были глаза.

Пройдя мимо заведений с вывесками "Песнь стрелы" и "Старый дуб", я с радостью завернула в то, что называлось "Весёлый гном", с изображённым на ней гномом с большущей пивной кружкой в руке. Возле входа на деревянной доске висело объявление, где крупным, но аккуратным подчерком было написано: "Подаются человеческие и гномьи кушанья".

Признаюсь, что именно это меня и привлекло. Кто знает, что предпочитают эльфы и те зеленокожие? Тут хотя бы понятно, что тебе точно дадут жареного мяса или рыбы…

Во дворе никого не было, и я сама завела лошадей в стойла, где уже находились пара крепеньких пони и три коренастых степных рысака. Пони, ясное дело, скорее всего, принадлежали гномам, а вот кто приехал на этих лошадях? Неужели орки? Пожав плечами, я пошла прочь, но Райда решила меня предупредить:

— Там нет людей.

— А кто там? — спросила я, хотя и сама подозревала, что на степных лошадях могли приехать орки. Они часто воюют друг с другом и иногда приезжают в Лавирру за оружием и артефактами.

— Не встречала прежде таких запахов.

— Знакомься — орки. — с усмешкой сказала я и толкнула дверь вовнутрь… и сама неожиданно нос к носу столкнулась с представителем этого племени.

Раньше я никогда не видела орков вживую и поэтому поразилась увиденному. Учебники описывали орков страшными как смерть, но на самом деле… если бы не хитрый прищур этих раскосых бездонно-чёрных глаз, хищные черты лица и клыкастая улыбка, я бы приняла его за эльфа. Конкретно этого орка рознило с эльфами только отсутствие какого-либо превосходства в глазах. Вместо превосходства, я заметила охотничий азарт, искрившийся в чёрных глазах и выражение, благодаря которому было понятно, что орк нас прекрасно слышал.

Райда покраснела до кончиков ушей и спряталась за моей спиной, но и без того было прекрасно понятно, что огонь мне придётся брать на себя.

— Орк. С кем имею честь. — представился парень, вследствие чего, краснеть пришлось мне и не понятно отчего больше, от стыда или от злости за то, что авторы пособия по расам Лураны, в один голос утверждают о неотёсанности орков и способности только убивать.

— От вас тоже кстати пахнет необычно. — продолжил орк, наслаждаясь замешательством в моих глазах.

— Не видишь, девушки никогда не видели орков. — доверительно сообщил второй орк возникший рядом. — Пропусти их, Арик.

Орк отступил назад, пропуская нас в зал заведения, хозяином которого оказался хмурый гном, обведший нас недружелюбным взглядом. Кроме двоих орков внутри больше никого не было и я, успокоилась и почувствовала себя более уверенно. Я подошла к гному и, поздоровавшись с ним, заказала комнату и еду.

— Только не создавайте неприятностей. — буркнул бородач.

— А мы похожи на тех, кто их норовит создать? — поинтересовалась я, удивлённая этим предупреждением.

— Нет, — соврал гном. — они похожи.

Он, конечно, имел в виду парней-орков, но обратил внимание, и на ноги Райды и я к своему стыду поняла, что она до сих пор босая.

— Извини. — сказала я ей, когда мы сели за столик.

Девушка непонимающе на меня посмотрела.

— Я так и не купила тебе обувь, хотя собиралась, как только мы попадём в Лецим.

— Ерунда. — отмахнулась она. — Я привыкла ходить босиком.

— Сейчас поедим и отправимся за обувью. — пообещала я.

Райда потупила стыдливо взор и молча принялась за еду. Орки негромко переговаривались за соседним столом. Краем глаза я заметила, что они посматривают и в нашу сторону. Именно поэтому я не хотела оставлять Райду здесь одну, отправляясь за обувью. Хотя на самом деле орки и не походили на тех, что описывали в старых учебниках, но перестраховаться и быть начеку, было нелишним.

Девушка словно хотела о чём-то поговорить но, то ли стеснялась, то ли не хотела говорить при орках, которые обладали острым слухом.

После ужина я снова обратилась к гному, чтобы узнать, где тут можно купить обувь. Хозяин постоялого двора посоветовал лавочку и сказал, что нам нужно поторопиться.

— А почему гном такой мрачный? — спросила Райда, когда мы вышли.

— Гномы не любят орков. — коротко пояснила я. — Но ты, кажется, хотела поговорить о другом?

— Да. — кивнула девушка. — Но не знаю, как спросить… Вообщем, зачем ты отправляешься в Вечные леса?..

— Без Лэйра? — догадалась я и решила пояснить. — Вопреки правилам, Лэйр сопровождал меня, а не я его. А я еду в Эллерил, чтобы отвезти новому правителю его семейную реликвию.

— Тебе выпала большая честь.

— Не совсем так. — решила быть честной я. — Это предлог, чтобы повидаться с другом.

— У тебя есть друзья среди эльфов? — поразилась Райда.

Я улыбнулась. Знала бы она всю правду…

— Мы учились вместе. — ответила я коротко и сказала. — Ну вот, мы и пришли.

Как оказалось, обувная лавочка тоже принадлежала гному, который в отличие от хозяина постоялого двора, был рад видеть нас и даже нашёл Райде уже готовые сапожки. Распрощавшись с ним, мы поспешили вернуться…

— Спасибо, Кайрин. — поблагодарила меня девушка, когда мы оказались в комнате.

— Не за что. — откликнулась я, снимая куртку и сапоги. — Когда-то мне тоже помогли так же, как я помогаю тебе.

— Правда? — удивилась она.

— А ты думала, что я происхожу из благородной семьи и всегда жила в Лавирре?

Райда смущённо кивнула.

— Я, как и ты, из деревни. Только я оттуда сбежала немного при других обстоятельствах.

— Расскажешь? — загорелась интересом девушка.

— Как-нибудь в другой раз. — пообещала я и тут в дверь постучали.

Мы с Райдой переглянулись. Это мог быть либо хозяин, либо его жена, но и орки тоже остановились здесь…

Ножны я уже сняла, но встреча безоружной этих двоих меня почему-то не пугала, и я смело открыла дверь.

На пороге и в самом деле стоял орк. Тот самый, с которым мы столкнулись, ещё не войдя на постоялый двор. Кажется, его звали Ариком.

— Если вы не против, мы хотели пригласить вас… — замялся он.

— Куда? — поинтересовалась я, воспользовавшись его нерешительностью.

— В нашу комнату. Мы путешественники, как и вы и хотели бы скоротать вечер. Не составите ли нам компанию?

Честно говоря, идти не очень хотелось, но любопытство и уверенность в себе взяла своё и я сказала:

— Хорошо. Мы зайдём ненадолго.

Райда встревожено посмотрела на меня, но я поспешила её успокоить:

— Тебе нечего бояться. Их всего двое и я легко смогу поставить их на место.

Девушка мне поверила и через некоторое время мы уже сидели за столиком в комнате парней-орков. Второго орка звали Ниред и он держался не так, как его друг Арик. Это навело меня на мысль о том, что они вовсе не друзья, а господин и слуга. Ниред хотя и старался походить на своего спутника, но его манеры выдавали в нём представителя благородной крови.

— Не бойтесь, мы просто скоротаем вместе вечер. — проговорил Ниред с улыбкой. — Как вас зовут, девушки?

Я представилась и улыбнулась в ответ на его предложение не бояться.

— Куда вы направляетесь? — спросила я.

— В Лавирру. Нужно купить кое-какие книги… — проговорил парень, внимательно наблюдая за моей реакцией. — Многие считают, что орки — это грязные и тупые чудовища, но как видите это уже давным-давно не так.

— Почему же вы не развенчаете этот миф? — удивилась я.

— Это политически выгодно. Никто не покушается на наши земли, что позволяет нам спокойно развиваться. — ответил Ниред. — А куда и откуда путь держите вы?

— Из Лавирры в Эллерил. — не стала скрывать я. — У нас небольшая дипломатическая миссия.

— Интересно. Но видимо это тайна?

— Вовсе нет. Мне нужно поговорить с одним человеком, вот и всё.

— Это хорошо, что с человеком. — усмехнулся молчавший всё это время Арик. — С эльфами дело иметь, себе дороже.

— Вы тоже не любите эльфов? — спросила Райда с любопытством.

— Да не то чтобы. — ответил за друга Ниред. — Просто они настолько напыщенны, что не замечают очевидных вещей.

— И каких же? — поинтересовалась я.

— В этом мире уже не осталось чистокровных эльфов, за исключением только лишь северных, которые свято чтут свои традиции. Местные эльфы, заговорили о чистоте крови, только тогда, когда чистокровных среди них уже не осталось… — пояснил Ниред. — Пожалуй, единственной разумной расой на Луране, сохранившей чистоту крови остались только гномы.

Теперь мне стало понятным то, почему орки перестали выглядеть, как неотёсанные образины как их изображают в старых учебниках. Людей в нашем мире стало так много, что постепенно расы смешались и орки были одними из первых, благодаря своей непритязательности.

Мы посидели с ними ещё немного, они оказались довольно грамотными и интересными собеседниками и отправились в свою комнату спать. Райда воспряла духом. Ей, похоже, очень понравились наши новые знакомые, а об эльфах же теперь она помалкивала с замиранием сердца, ожидая нашего визита в Эллерил.

 

19 глава.

Купив у гнома нехитрой провизии в дорогу, рано утром, мы продолжили свой путь. Райда предложила сэкономить деньги и не покупать мяса, обещая поймать что-нибудь по дороге, и я согласилась, даже не подозревая, что остальной путь нам придётся проделать, питаясь одними лепёшками. Всё дело было в том, что всю дорогу до Эллерила нам казалось, что за нами кто-то следит. Быть может, это были особые заклинания, а может и сами эльфы, но я решила не рисковать и не отправлять девушку на охоту. На привалах я устраивала короткие спарринги без оружия или на палках, что лишний раз убедило меня в отличной реакции своей спутницы.

Через три дня пути мы достигли до легендарного Эллерила. Крей был прав, когда описывал свой город, как самый замечательный в мире. В нём воплощалось всё самое прекрасное, на что были способны эльфы. Некоторые здание были словно сотканы из воздуха и переливались всеми цветами радуги в солнечных лучах, а другие буд-то сами светились изнутри…

Райда не была разочарованна, да и я, если признаться, тоже. Эллерил и в самом деле был прекрасен. Такого города не существует больше нигде, но боюсь здесь мне не жить никогда… и чем дольше я любовалась этой красотой, тем сильнее я начинала в это верить.

В имперском посольстве, нас довольно радушно встретил немолодой уже мужчина. Он жил здесь со своей семьёй и встречал прибывающих из империи дипломатов, размещая их на ночь в своём доме. Нашего гостеприимного хозяина звали Мелвилл. Он был настолько любезным, что даже предложил самому выполнить нашу миссию и отнести реликвии Правителю.

Я удивилась и вцепилась в свой предлог повидаться с Креем мёртвой хваткой.

Мелвиллу ничего не оставалось, кроме того чтобы сдаться.

— Видите ли, но всё дело в том, что Правитель отбыл в Вийсриотт, чтобы заключить договор со снежными эльфами и вернётся нескоро, потому что отбыл только вчера. — проговорил он, когда мы сидели в его просторной, залитой солнечным светом, гостиной.

— Вийсриотт — это же за морем! — возмутилась я. — Как эльфы могли отпустить своего Правителя через враждующие с империей земли?!!

— То что империя Таэр с кем-то воюет, это дело империи. — сдержанно ответил мужчина. — К тому же, кажется, Мардис напал на Грозовые башни, ведь так?

Я пожала плечами. То, что в нападении на Грозовые башни было виновно лишь государство Мардис, было не доказано. Среди напавших на меня и Крея, были северяне и один снежный эльф, но ни у кого не было знаков отличия и ничего не указывало на их подданство.

— Ну, предположим, ещё не доказано, что нападал именно Мардис… Но если рассуждать логически, то кроме него больше некому, а значит, Правителю ничего не угрожает… Извините, но мне несколько непонятна ваша тревога за него.

Я вздохнула, перекинула ногу на ногу и ответила, придав своему лицу чуточку драматизма:

— Я участвовала в битве за северный рубеж.

Мелвилл удивлённо взметнул брови, и я заметила в его взгляде уважение.

— А это правда, что на защиту Грозовых башен призвали настоящего дракона? — поинтересовался он.

— Правда. — ответила я. — так что мы можем сделать в данной ситуации?

Мелвилл нахмурился и задумался, потирая виски, затем через некоторое время ответил:

— Я мог бы устроить вам встречу с Иллиан — невестой Правителя.

С невестой? Неужели Крей и в самом деле собрался жениться? Нет, я не смогу поверить, пока не узнаю это от него… Сдерживая эмоции, я сказала:

— Согласна. Устройте мне встречу с Иллиан. Я отдам ей реликвии.

— Хорошо. Только учтите, вам придётся подождать до завтра. А сегодня переночуете здесь.

— Благодарю вас.

Ранита — жена Мелвилла, расположила нас в одной гостевой комнате и пообещала позвать к ужину, а сам хозяин дома ушёл договариваться о нашей аудиенции у Иллиан. Как только мы остались одни, я спросила у Райды:

— Ну и как тебе Эллерил, эльфы?..

Девушка присела на краешек кровати и счастливо улыбнулась.

— Я и не думала, что на земле существуют такие красивые места. Здесь живёт столько разных существ!

— Эльфы, дриады и люди. — пожала плечами я. В Лециме мы встречали и орков и гномов.

— Всё равно. Тут совсем не так как было в деревне. Здесь не будут гнать даже за то, что ты оборотень.

Её очаровала кажущаяся прелесть Эллерила — города иллюзий… но и я тоже хороша — вся в своих эмоциях. Для меня Эллерил — это родина почти всех моих неприятностей, с тех пор как я покинула Хиш…

— Что-то не так, Кайрин?

— Извини, — сказала я, стараясь избежать её ищущего взгляда. — Просто, я не верю, всей этой мешуре и не выдай себя, ты уж постарайся. Эльфы гораздо более сложный народ чем люди и если от человека ты знаешь или догадываешься чего ожидать, то от эльфа предсказуемости не жди. Они либо поступают на эмоциях, либо вопреки всему делают то, что велит им долг и представления о чести. Эллерил, как и его жители, обманчиво лёгок и прекрасен, но что на самом деле скрывается за этой красотой, нам узнать не дано.

Н-да… после инструктажа Дэнрика перед Эллерилом, я стала похожа на параноика…

— Нам грозит какая-то опасность?

— Если будем вести себя осторожно, то надеюсь, ничего с нами не случится. Меня насторожило поведение Мелвилла. Ты не почувствовала ничего подозрительного?

— Нет. — виновато покачала головой Райда. — Я сильно отвлеклась. Извини.

— Ладно. Не переживай. Надеюсь это не важно.

Что будет потом, после встречи с Иллиан?.. вот что волновало меня на самом деле… Снова Лавирра или Грозовые башни? Мне кажется, что в любом случае, я должна встретиться с Креем, даже если мне придётся последовать за ним на север… Кому вообще могло прийти в голову отправить своего Правителя туда, где сейчас опаснее всего? Совету? Скорее всего.

Новая информация никак не хотела укладываться в моей голове.

Я посмотрела на серебряные в солнечном свете, листочки дерева, растущего напротив окна, и мне показалось, что колеблющий их ветер несёт скрытую угрозу. Эллерил, несмотря на его красоту, был слишком чужим и неуютным. Может для эльфов, всё было иначе, но не для меня… Я понимаю слепое восхищение Райды. Попади я в Эллерил сразу после Хиша, я бы тоже так восхищалась. Теперь же я вынуждена признаться себе, что стала старше, и притом, на целую жизнь. Сколько прошло с того времени, когда я покинула Хиш и до Грозовых башен, от той битвы и сердца пробитого копьём. Это была одна жизнь, приведшая меня к одному правильному и донельзя логическому завершению, к которому приходит любая жизнь — к смерти. И на этом и должно было всё закончиться. Крей бы спокойно правил своей страной, никогда не повстречавшись больше с любившей его когда-то девушкой… Может быть, мне вовсе не стоило ворошить прошлое и искать его… позволить ему жить своей жизнью — править Эллерилом и жениться на этой Иллиан.

Пожелать невесте счастья и отправиться обратно в Лавирру, жить своей собственной жизнью, как и положено. Захочу, буду и дальше телохранителем мага и буду жить в столице, а захочу, так брошу всё и заведу семью.

Знаю, что начать с чистого листа будет проще и логичнее, а особенно тому, кто умер и воскрес… Но я не успокоюсь (просто не смогу), пока не встречусь с ним лицом к лицу и не поговорю… Ведь только так я смогу убедиться в том, что у него и в самом деле, отныне всё будет в порядке…

Сладко потянувшись и воспользовавшись тем, что Райда принимает ванну, я с наслаждением выпустила чёрные драконьи когти, полюбовавшись их золотым отливом и кинжальной остротой.

Мне нравилось быть не такой как все, и пьянила сила, доступная мне в моём втором обличье. Я знала, что никогда не позволю управлять собой, и не буду делать то, что мне не нравиться. Поэтому я поеду в Вийсриотт прямо из Эллерила и непременно поговорю с Креем, чего бы мне это не стоило. Только вот решу, что делать с Райдой. Сама за себя я не боялась, но подвергать опасности совершенно невинную девушку, тоже нельзя. Остаётся отправить её в Лавирру, к Дэнрику. Ну а сегодня на меня хватит размышлений, нужно отдохнуть с дороги и привести себя в порядок.

На следующий день, я снова помогла Райде выглядеть как волшебница и посоветовала при встрече с Иллиан придать своему лицу больше серьёзности, а не смотреть во все глаза… а то как-то странно будет… Сама я, конечно же, привела в порядок свою форму телохранителя и облачилась в неё.

Вскоре за нами пришёл Мелвилл и сообщил, что Иллиан ожидает нас во дворце, а он любезно нас туда проводит.

Как и в Лавирре, Дворец являлся жемчужиной города. Высокие витые шпили и резные колонны уходили куда-то ввысь, теряясь в высоких кронах деревьев, некоторым из которых было около тысячи лет. Камень, из которого был построен Дворец, светился изнутри мягким белым светом и был тёплым на ощупь. Поднимаясь по лестнице, я дотронулась до перил и почувствовала странное тепло, словно исходящее от живого существа. Райда тоже это заметила и не смогла скрыть своего восхищения эльфийскими чудесами, поэтому мне пришлось толкнуть её локтём и напомнить о нашем уговоре. Девушка грустно вздохнула, но понимающе кивнула. Стража пропустила нас, только завидев Мелвилла и я мысленно поблагодарила Райду за то, что она не пялится на стражников.

Как я и подозревала, Иллиан была блондинкой. Высокая и худощавая, с тонкой осиной талией, одетая в невесомые небесно-голубые одежды под цвет её глаз и расшитые мелким жемчугом. Жемчужные нити были вплетены в её длинные, спускающиеся до колен волосы, которые отливали лунным светом. Бесспорно, Иллиан была очень красива, даже по меркам эльфов.

Я поприветствовала её, лишь слегка склонив голову. Она не была здесь правительницей, а её статус невесты не обязывал меня отвешивать ей поклоны. Райда последовала моему примеру.

— Приветствую вас, дорогие гости. — пропела эльфийка ответив нам таким же кивком. — Кайрин и Райда — посланники Академии?

— Вы правы. Мы прибыли для того чтобы вернуть Правителю его семейную реликвию.

— Я в курсе. Можете отдать оружие мне. — сказала она благосклонно.

Я передала свёрток эльфийке, которая приняла его с трепетом, но заглядывать внутрь не стала, а положила его на хрустальный столик.

— Присаживайтесь. Мне бы хотелось поговорить не только о цели вашего визита. — она кивнула на свёрток. — Хотя смею предположить, что это лишь предлог, чтобы повидаться с правителем.

Чего отрицать, если ей и так всё известно. Только вот интересно от кого.

— Мне о вас рассказал Крей. Он рассказывал о том, как учился в Академии с некой телохранительницей по имени Кайрин, которая убила Летицию, занимающуюся чёрной магией студентку. Этим она спасла многие жизни, но, несмотря на это, была послана в Грозовые башни вместе с другими магами, которые провинились, по мнению совета. Там телохранительница снова отличается, предупреждая о нападении врага… Ты ли та самая Кайрин, которой мой жених обязан жизнью, и которую похоронил, когда она принесла себя в жертву ради спасения Грозовых башен?

— Что мне остаётся… — пробормотала я. — Это я.

— Перейдём на ты? — беззастенчиво предложила она.

— Согласна. Ты, похоже, знаешь обо мне всё… Неужели это Крей рассказал?

— Правда. У нас нет секретов друг от друга. — добавила она смущённо. — Мы выросли вместе. Я очень благодарна за то, что ты сделала для него… Только мне не понятно, каким образом ты осталась в живых?..

— Маги нашли способ, чтобы меня спасти, но у Крея уже не было возможности узнать об этом. — проговорила я, подумав, что вскоре и сама начну верить в собственную ложь.

— И теперь ты хочешь поговорить с ним, чтобы выяснить то, что осталось недосказанным. Хочешь, чтобы он знал, что ты жива?

— Не буду скрывать. Это так. Я не могу оставить всё так, как есть. Я ведь спасала ему жизнь, а он не смог этого сделать для меня и теперь винит себя в этом. — призналась я.

— Ты его любишь? — вдруг неожиданно спросила Иллиан.

— Я люблю его как друга, если тебе это важно. — решила быть честной я. — И если раньше была какая-то другая влюблённость или что-то вроде того, это осталось в прошлом. Теперь я просто хочу, чтобы у него всё было в порядке, чтобы он жил дальше не виня себя за мою смерть.

Иллиан долго смотрела в мои глаза, словно не ожидала услышать от меня этих слов и тогда, не выдержав долгого молчания, я спросила:

— А ты его любишь?

— Люблю. И очень давно. Мы выросли вместе. — тихо отозвалась Иллиан.

— Что ж, я только могу надеяться, что он тебя тоже любит и станет хорошим мужем и правителем.

— Ты воистину сильная девушка, Кайрин. — сказала Иллиан. — Я даже не думала, что Кайрин, о которой Крей столько рассказывал, и в самом деле окажется такой. Я считала, что это восхищение влюблённого юноши, но теперь понимаю, это не так. Он ничего не приукрасил. Только вот… ты права. Он винит в твоей гибели себя и сам не свой с того времени как вернулся в Эллерил. Он отправился в Вийсриотт совсем недавно, а я уже переживаю. Моё сердце неспокойно.

— Я собираюсь отправиться в Вийсриотт по тем же соображениям. — пришлось признать мне. — На севере слишком опасно и я не могу допустить, чтобы с ним что-то случилось. Крей — мой друг и боевой товарищ. И я ему тоже кое-чем обязана. Если бы не он, то возможно я не стала бы тем, кем стала.

— Ты понимаешь, что это будет очень опасное путешествие. У тебя не будет дипломатической неприкосновенности, а снежные эльфы очень суровы к непрошенным гостям.

— Я надеюсь догнать Крея ещё до северного материка, а если не получится, то что-нибудь придумаю. — пообещала я. — Но я прослежу за тем, чтобы Крей вернулся в Эллерил целый и невредимый.

— Что ж, о чём-то большем я и не смогу просить. Разве что вернуться вместе с ним такой же живой и здоровой. Береги себя, Кайрин. Такие как ты, нужны этому миру.

Расчувствовавшаяся эльфийка, пошла провожать нас, как говорится до самого порога.

— Я могла бы что-нибудь сделать для тебя?

— Позволь лишь узнать, по какой дороге отправился Крей.

— Он поплыл по реке.

Иллиан в чувствах обняла меня и я поняла, что ещё чуть-чуть и эта эльфийка заставит меня разреветься. В один миг мне стало так всех жалко, что увидь я в глазах Иллиан хоть слезинку, я бы не выдержала. Впервые за всё моё знакомство с эльфами, мне встречалась такая эльфийка. Я была уверенна, что она станет для Крея лучшей подругой и женой чем я.

— Возвращайтесь скорее. — как заклинание повторила девушка и мы расстались, отправившись следом за Мелвиллом.

И лишь спустя какое-то время мужчина сказал:

— Вы меня поражаете, миледи Кайрин. Я и не ожидал, что вы так расположите к себе госпожу Иллиан. Эльфы слишком недоверчивы к людям.

— Ну и что мне с тобой делать? — спросила я, глядя в широко распахнутые глаза Райды. После встречи с Иллиан. она стала смотреть на меня как-то по-особенному. Если до того у нас наладились дружеские, почти сестринские, отношения, то теперь она смотрела на меня как на живую легенду.

— Я хочу отправиться с тобой на север. — заявило это чудо, невинно хлопая ресницами. — Я хочу биться с тобой плечом плечу…

— А ты умеешь? — спросила я её и тут же, не дожидаясь ответа, добавила: — Ты ещё совсем молода. Сколько тебе? Шестнадцать? У тебя ещё вся жизнь впереди. Тебе многому нужно научиться. Хорошая реакция и нечеловеческие способности, ещё не залог победы над врагом… Вообщем, я не хочу, чтобы ты зря рисковала жизнью…

— Но я обязана тебе ею! — воскликнула Райда и я поняла, что задела её чувства.

— Не обязана, — отрицательно покачала головой я. — Я сделала то, что велел мне долг.

— Ты сделала большее… — возразила девушка, и глаза её предательски заблестели.

— И сделаю. Я направлю тебя в Лавирру, для обучения в Школе Телохранителей. Напишу письмо другу, и он примет тебя и поможет освоиться в Лавирре. Всё что можешь сделать для меня ты, это отправиться в Лавирру.

— Ты думаешь, что я стану для тебя обузой, да?

Я вздохнула, не зная, что ей ответить. Сказать, что она действительно станет для меня обузой, которая лишь замедлит меня? Или позволить отправиться с собой рискуя не только своей жизнью, но и её? Райда слишком молода и импульсивна и, кроме того, что она из благодарности до сего момента следовала каждому моему слову, я о ней ничего не знаю.

— Можешь ничего не отвечать. — тихо сказала она. — Наверное, я действительно не заслужила права быть твоей спутницей. Я уйду, если ты настаиваешь, но я не могу отправиться в Лавирру.

— Но почему?

— По той причине, по которой я не смогу жить ни в одном другом городе. Я боюсь, что всё закончится так же как в моей деревне. Вдруг однажды я не смогу сдержать себя и всё повторится?

Она была права. Жить с другими людьми она не сможет. И выдаст себя в первой же ночной тренировке в полнолуние. В Школу Телохранителей, ей пока точно пока нельзя. Ну не будет же Дэнрик тренировать её отдельно от других.

— Хорошо, ты поедешь со мной. Только отныне я буду тебя тренировать, и ты будешь мне беспрекословно подчиняться, когда это потребуется.

— Спасибо! Спасибо! Спасибо! — воскликнула девушка и бросилась мне на шею.

Я мягко отстранила её. Шантажистка. Ну, куда бы она пошла? Бродить по лесам в волчьем обличье?

 

20 глава.

Я не намерена была тратить не единого дня и, несмотря на уговоры Мелвилла и его жены, остаться и не ехать никуда на ночь, была непреклонна. Я собиралась покинуть эти леса как можно быстрее, чтобы спокойно, не опасаясь лишних глаз, распахнуть свои крылья и взмыть ввысь, в небо. По которому, я уже порядком заскучала… а что до Райды. Придётся рассказать ей всё и сделать это ещё в Эллериле. Вдруг передумает и предпочтёт самоконтроль рискованным путешествиям на спине дракона. Жалко ещё лошадей бросать, поэтому хоть это и рискованно, но придётся совершить превращение где-нибудь за пределами Эллерила.

Перед отъездом, я закрылась с Райдой в комнате и тихо сказала:

— Наш разговор ещё не закончен.

Райда помрачнела, решив, что я буду её снова отговаривать.

— Есть кое-что, из-за чего ты сама возможно не захочешь отправиться со мной. Пообещай, что то, что я открою тебе, останется между нами.

— Я клянусь. — оторопело произнесла девушка, добавив. — Клянусь своей жизнью и душой.

— Хорошо, я верю тебе. Ты боишься летать Райда? Боишься высоты?

Девушка растерянно пожала плечами. Она не была знакома даже с таким понятием, как страх высоты. Да и откуда ей знать?

— Я хочу сказать, что мы не поедем на лошадях и не поплывём. Мы полетим.

— Но как? С помощью магии?

— Нет. С помощью крыльев. Ты ведь слышала о драконе?

— Да Иллиан говорила, что ты вызвала дракона… Ты предлагаешь полететь на драконе? — Райда была удивлена до глубины души.

— Строго говоря — да. И ты должна решить прямо сейчас, полетишь ты или нет.

— А это опасно?

— Если будешь держаться крепче, то опасности никакой.

— Я имею в виду…

— Дракона? Можешь не бояться. Дракон не причинит тебе никакого вреда.

— Тогда я согласна. — улыбнулась Райда уверенно.

— Вот и славно. — улыбнулась я в ответ. — Оставим лошадей у Мелвилла и в путь!

Мелвилл, конечно, был удивлён нашему поступку (почему мы отправились на ночь глядя, да ещё и без лошадей), но я поспешила успокоить его, сообщив, что мы отправляемся через портал. Враньём это конечно было несусветным, но он, то ли поверил, то ли просто закрыл глаза на странности и отпустил с миром.

Мы покинули Эллерил уже затемно. В лесу было ещё темнее, чем в городе, где от самих домов исходил свет. В лесу же было мрачно и тихо. И не ощущалось присутствия лесных стражей. Наверняка это было обусловлено тем, что мы находились не на главной дороге.

— Я чувствую опасность. — сказала Райда почти шёпотом.

— Да, здесь непривычно тихо. — кивнула я. — Боюсь предположить, но думаю, что если эльфы не охраняют какую-то часть леса, то за них это делает кто-то другой.

Словно в подтверждение моим словам, откуда-то из глубины лесной чащи, раздался злобный вой. Я тихо выругалась. Не люблю драться с животными… И достала из ножен свой клинок.

— Держись за моей спиной. — посоветовала я. — И возьми что-нибудь в руки. Так, на всякий случай. Защищайся, но в бой не суйся. Ты всё поняла?

— Поняла. — отозвалась Райда.

И тут на опушке появились они. Пятеро матёрых волков, превышающих обычных как минимум в два раза. Неестественно большие челюсти, были словно созданы для того, чтобы перекусывать человеческие шеи как соломинки. Вот значит, какая охрана у Вечного леса. Милые зверюшки. Надеюсь, не родственники Райды. Судя по этим глазам, полным неприкрытой ярости и животной агрессии — нет.

Я взмахнула мечом перед носом вожака, провоцируя его на нападение. Нельзя было позволить им окружить нас и напасть на девушку, прижавшуюся к моей спине.

Вожак зарычал и прыгнул. Я качнулась вправо, свободной рукой заставив подопечную повторить свое движение и пропустив летящего волка мимо себя, рубанула мечом по матёрой шее. Тело с мягким шлепком упало на еловую подушку. Другие волки, не мешкая, разом бросились на меня…

Двоих из них я сумела зарубить ещё в полёте. Третий успел зайти за спину, а четвёртый вцепился в лодыжку, намереваясь перекусить мне ногу. Волк, напавший на Райду, видимо очень больно получил по носу. Я услышала визг и звук ломающегося дерева. Вцепившегося в мою ногу волка, я пырнула в бок, но он не ослабил хватки и остался висеть на ноге. Тогда я развернулась, насколько это было возможно, чтобы посмотреть как дела у Райды и увидела бездыханного волка у её ног.

— Молодец. — похвалила я девушку и наклонилась, чтобы разжать этот капкан и освободить свою лодыжку. Увидев, во что превратился мой сапог, я снова выругалась. Вырастили питомцев… где я теперь буду сапог чинить? Я сняла оба сапога и смыв с пострадавшего кровь, убрала их в мешок.

— Сильно он тебя? спросила Райда, заглядывая мне через плечо.

Я пожала плечами и омыла ногу водой из фляжки. Укусы были довольно глубокие, но сухожилие не пострадало. Если бы на мне были обычные сапоги, эта громадина бы точно мне ногу отгрызла, а так я легко отделалась. Раны уже затягивались, и кровь не сочилась, а через некоторое время о волках будет напоминать лишь погрызенный сапог…

Не поднимаясь с места, я принялась снимать с себя одежду и складывать её в дорожный мешок. Райда уставилась на меня с выражением крайнего недоумения на лице. Тем временем, я сняла с себя всю одежду и, сделав на мешке петлю, повесила её себе на шею. Здесь, пожалуй, достаточно места, чтобы совершить превращение и взлететь. Ждать подкрепления в виде эльфов или других волков, мне не хотелось. Посмотрев на Райду, я заверила её:

— Я не сошла с ума. Просто дракон — это я. Также как и ты — волк.

— Ты оборотень? — словно не веря, переспросила она.

— Да. Наверное, это можно назвать и так.

— Но почему ты раньше не сказала? — растерянно поинтересовалась Райда.

— Не было подходящего момента. — сказала я. — Так ты готова лететь?

— Да. — с уверенностью, прежде от неё неслышимой, произнесла девушка.

И я начала превращение. Точно так же как тогда при Лэйре — образовав сначала крылья. Кто знает, как это выглядит со стороны. О теле я как-то не беспокоилась, но вот лицо. Представить страшно, как удлиняется челюсть, превращаясь в драконью морду, куда исчезают волосы… бр-р… полагаю, лучше никогда этого не видеть и не знать, чтобы не заиметь комплекс неполноценности или страх самой себя.

Завершив превращение, я с любопытством посмотрела на Райду. Похоже ей с лихвой хватило того что она увидела. Девушка замерла, затаив дыхание и во все глаза пялилась на меня. Я её прекрасно понимала. Такова была реакция большинства людей, впервые видящих живого дракона. Будь на её месте я, тоже бы стояла, раскрыв рот…

"— Ну что, полетели?" — спросила я мысленно, заставив Райду вздрогнуть.

— Этот голос в моей голове…

"— В этом обличье я могу говорить только так. Так ты летишь?"

— Да. Извини. Просто это так неожиданно.

Я мысленно вздохнула. Я же её честно предупреждала.

Девушка взобралась на мою спину, меж шипами. Затем мёртвой хваткой вцепилась в передний, а ногами крепко вцепилась в бока. Только убедившись в том, что она крепко держится, я подпрыгнула и взлетела. Должно быть неслабый получился рывок, Райда аж взвизгнула. Я тут же поспешила исправиться и как можно более плавно набрала высоту. Я нашла реку, поблёскивающую среди тёмной массы леса, и полетела над ней, отмеряя расстояние плавными взмахами крыльев. Прошло так много времени, с тех пор как Крей покинул Эллерил… Его судёнышко хотя и не обладает скоростью дракона, но всё же, в отличие от меня не нуждается в отдыхе и сне и наверняка движется к намеченной цели и днём и ночью.

Я с горечью подумала о том, что знай я, как всё сложится, то не стала бы тратить время на Эллерил. Теперь же, я только могу надеяться на то, что догоню Крея на материке и вообще выберусь из этого леса до рассвета. Это целая ночь перелёта… И всё бы ничего, но лететь необходимо было ровно и аккуратно, а это несколько напрягало. Если бы не Райда на моей спине, я бы смогла не жалея сил лететь как можно быстрее…

Но как я и собиралась, я добралась до окраины эльфийских лесов на рассвете. Чтобы не тратить время и силы на обратную трансформацию, я не стала менять облик. Высадив Райду в безопасном месте (это я оценила ещё с высоты своего полёта), я решила отправиться на поиски пропитания, посоветовав девушке сделать тоже самое.

Следующая ночь стала повторением предыдущей, за тем исключением, что море становилось всё ближе, а вот корабля эльфов по-прежнему не было и в помине.

Райда чувствовала себя неважно от непривычки летать и предпочла довольствоваться скудными припасами из дорожного мешка, нежели охотиться самой. Только я стала замечать, что она поглядывает на меня с тревогой и опаской.

"— В чём дело?" — спросила я, ловя на себе её очередной странный взгляд.

— А ты не боишься, сутки напролёт проводить в этом обличье?

"— Нет. — удивлённо ответила я. — А чего мне следует бояться?"

— Застрять в обличье зверя. — пояснила девушка, как нечто само собой разумеющееся. — Разве ты никогда не слышала о тех, кто навсегда застревал в одном облике?