Проснулась я ещё затемно и сразу начала приводить себя в порядок и укладывать вещи, на которые махнула рукой вечером. Как командир отряда, я имела полное право задержаться и приехать позже всех, что я и сделала, не желая пренебрегать лёгким завтраком.

Выйдя на улицу, я поёжилась от холодного и сырого утреннего воздуха и, накинув на голову капюшон, побежала в конюшни, где оставила свою лошадку. Наверное, весь отряд уже был в сборе и мёрз, дожидаясь меня.

Путь до северных врат прошёл в размышлениях. Я думала о том, что может быть, сегодня расстаюсь не только с Академией, но и с Креем. Ведь совсем неизвестно какая судьба ждёт его. И было трудно признать, но я признавала, что мне небезразлична его судьба… несмотря на все стычки, непонимание и возможно даже ненависть… А на душе было настолько тяжело, что я не смогла сказать одно единственное "Прощай"… и конечно не смогла сказать большего, не смогла объясниться…

Кроме того, я расставалась с друзьями, которых я только-только начинала узнавать… Было немного обидно и грустно, что происходит всё именно сейчас и именно так, а не иначе.

Я беспрепятственно проехала мимо сонных стражников и оказалась за воротами города, который не покидала два с лишним года.

И тут, выглянув из-под капюшона, я увидела их… четверо магов, с каждым из которых я была хорошо знакома и одна светловолосая и голубоглазая девушка, которую я не знала лично, но часто видела в Академии. Она была одной из тех, кто удосужился меня поприветствовать и представиться (её звали Мелиссаной), а не стал отмалчиваться тихо в сторонке, как Грей, которого я ожидала увидеть здесь меньше всего и Крей, с которым я мысленно успела попрощаться. Я знала, что его собрались послать в Грозовые Башни, но совсем не думала, что его включат именно в мой отряд.

Был рад, но почему-то смущён, как буд-то не ожидавший увидеть здесь, не то чтобы меня, а именно девушку в качестве командования, Линдт. Только один Лэйр поприветствовал меня совершенно спокойно.

— Думаю нет нужды объяснять зачем вас сюда прислали. — сделала вывод я. — И каждый из вас знает, куда мы направляемся.

— Нам только не объяснили почему нас не отправили через портал. — сказал Линдт и другие были с ним полностью согласны. Не видя причин скрывать то, что тракт опасен, я разъяснила цель нашего путешествия.

Никто и вида не подал, что обеспокоен нашей миссией, и я мысленно похвалила их за смелость и выдержку. За последнее, я в особенности могла поблагодарить Крея. Он держался лучше всех, умудряясь одновременно слушать приказы и не замечать как человека, вечно держась позади всех.

Уже в пути я подозвала Грея и спросила:

— За что тебя-то в ссылку отправили?

Грей поморщился видимо от того что я сравнила Грозовые Башни со ссылкой, но всё же ответил:

— Сам вызвался.

— Да ну, а я то думала в Грозовые Башни пай-мальчиков не берут. — подначила его я.

— Мел тоже сама захотела… — будто не слыша издёвки, добавил Грей.

— Но она-то боевой маг воздуха, а ты — целитель.

— А разве боевым магам не нужны целители? — окрысился парень.

— Нужны. — согласилась я. — Но только те кто умеет за себя постоять.

— Я прекрасно дерусь. — заявил Грей чуть не заставив меня расхохотаться.

— Драться — это одно, а побеждать — совсем другое. — сказала я, усмехаясь. — Дерутся лишь мальчишки, да пьяные, а воины сражаются.

— Я умею… — продолжал гнуть своё Грей, но я его оборвала на полуслове.

— Не хвастайся, а докажи на следующем привале, хорошо?

Грей с готовностью кивнул и как-то нервно сжал поводья. Я лишь снова усмехнулась. Видела я эту подготовку. Ни чета Школе. Девичьи потасовки, одним словом.

Сначала путь наш лежал через обширные поля и равнины, так что с тракта просматривалась вся округа и пока, невозможно было представить, что где-то на этих просторах, может таиться опасность. Слишком далеко был лес, где обитали дикие звери и могли прятаться разбойники… А где-то далеко впереди находилась деревня Большие Холмы и опасности ничего не предвещало.

— Я думаю, что не случится ничего страшного, если мы переночуем прямо у тракта. — сказала я когда солнце начало клониться к горизонту. — Им сейчас всё равно никто не пользуется.

Распорядившись, чтобы Меллисана и Линдт натаскали хвороста для костра, я напомнила Грею о нашем разговоре:

— Ну что, Грей, проверим, на что ты способен?

Он достал из простеньких ножен свой меч (кстати, неплохое было оружие, наверное, отец подарил) и встал в оборонительную позицию. В глазах мальчишки горела решимость, заставившая меня подумать о том, что Арад и впрямь успел чему-то научить сына. Но немного погодя, я обнаружила, что Грей бессовестно пропускал мимо ушей не только уроки отца, но и прогуливал фехтование в Академии. Слишком много делал он лишних движений, которые в серьёзном бою могли сыграть с ним злую шутку, да и меч в руках держал неумело. Вообщем защищался парень из рук вон плохо, нападал лучше, но всё-таки тоже не очень хорошо…

Когда мне надоела эта мышиная возня, я с лёгкостью его обезоружила и отправила глотать пыль у своих ног.

— Если на нас нападут, не смей высовываться. — сказала ему я, с высоты своего роста. — И ещё… прошу воспринимать меня серьёзно. Я не та Кайрин, что ты повстречал в Хише. Я изменилась.

— Я это заметил. — буркнул Грей поднимаясь на ноги и отряхиваясь от пыли.

Ну как, скажите на милость, мне себя ещё вести, если меня назначили командовать, а вовсе не налаживать дружеские отношения… Да и кому вообще пришло в голову отправлять в Грозовые Башни этого мальчишку?.. ему самое место в лазарете…

Первую половину ночи бодрствовала я. Напрягая слух и уставившись в звёздное небо, я лежала в стороне ото всех и старалась прочувствовать ночь, чтобы не упустить ни малейшего шороха… Давненько я не ночевала под открытым небом и даже успела отвыкнуть. Оставалось лишь надеяться лишь на своё чутьё и интуицию, ведь звуков подступающих ко мне со всех сторон, было необычайно много и, как знать, какой из них мог стать сигналом опасности.

Лэйр, перед тем как улечься, начертил вокруг стоянки защитный круг, но действенен он был только против существ сугубо магического происхождения, а это значило, что любым головорезам, было очень просто застать нас врасплох. Да ещё и с таким оружием как у моих спутников… Ведь у большинства были мечи, которыми они даже не умели толком пользоваться. Лишь у Меллиссаны за плечами болтался арбалет и как маг воздуха, она должна была хорошо из него стрелять. Проверив боевые навыки Грея, я лишь могла тешить себя надеждой на то, что хотя бы кто-нибудь из них умеет постоять за себя без помощи магии. Ведь не зря на войне маги зачастую держатся поодаль, чтобы и колдануть спокойно можно было и убежать если что.

"Чего это ты так на магов взъелась? Обидно что ли стало из-за того что в своё время не поступила в Академию?" — спросила я у себя.

И ведь в самом деле, я тогда почти загорелась туда поступить. Проверить силы, на которые намекали мне окружающие, и даже задумывалась я сама, после череды странных случайностей. Больше всего бы мне хотелось быть боевым магом огня или воздуха, но уже сейчас я думаю о том, что став магом, я бы не стала телохранительницей… была бы сейчас такой как они…

Была бы как они и вёл бы меня в Грозовые Башни какой-нибудь храбрый воитель… но так вышло, что сложилось всё иначе и роль воина-защитника сейчас выполняю я и не желаю себе иной судьбы. Ведь я могу действовать там, где магия бессильна… да и стала бы я таким хорошим магом, каким стала воином?

Я кончиками пальцев провела по рукояти своего меча. Это был совсем простой клинок. Без других гравировок, кроме моего имени, с чёрной рукоятью, одинарной гардой и серебристо стальным лезвием. У кого-то был меч и получше, но я уже привыкла к этому…

Странное это качество — привыкать. Наверное, это признак сентиментальности. Привыкать к тому от чего страдает душевное равновесие — признак глупости. Например, не стоило мне привыкать к Крею. Он самая вредная из моих привычек… ведь едва схлынул пыл ссоры и я готова бежать к нему, чтобы помириться, а он продолжает смотреть на меня как на врага. И, наверное, лишь воинская выдержка помогает мне держать себя в руках. Правильно говорил Дэнрик — я слишком эмоциональна.

И вот опять вспомнив о нём, я уже готова приподняться на локтях, чтобы хоть краешком глаза посмотреть в его сторону… Поворочавшись, я вообще решила встать и побродить вокруг лагеря.

Бросив "случайный" взгляд на Крея, я увидела, что он тоже не спит, а смотрит на меня и была готова поклясться, что в тот самый момент он смотрел на меня как прежде, с уважением и искренней симпатией (а может и чем-то большим).

— Сменить тебя? — спросил он, зная, что я не спала половину ночи.

Я посмотрела на него не чувствуя и капли сонливости и отрицательно покачала головой.

— Не нужно. Мне всё равно не спится.

Это было чистой правдой. Все остальные давно спали, а я бы не смогла даже задремать, если бы захотела — всё не давали покоя собственные мысли и что-то ещё… настолько неясное, что было невозможно понять, что именно…

Только едва ступив за пределы магического круга, я услышала, как кто-то позвал меня из темноты. Это был, несомненно, женский голос. Он будил в моей душе что-то забытое и манил за собой… Мне захотелось сорваться с места и побежать туда, где меня ждут, но что-то заставило меня на время сдержаться, оглянуться и сказать Крею:

— Смени меня. Я скоро вернусь.

— Но куда ты? — спросил он, обратив на меня свой растерянный и удивлённый взгляд.

— Прогуляюсь. — лаконично объяснилась я и шагнула в раскинувшуюся впереди темноту.

Где-то вдали снова послышался этот зов, так похожий на плач. Я побежала на него что было сил, и неожиданно, чуть не упала в воду.

Не понимая, каким образом, здесь оказался этот водоём, я огляделась и обнаружила, что каким-то невероятным образом оказалась в лесу, а прямо передо мной журчала небольшая речушка.

"Не иначе как проделки нечистой силы." — решила я и сжала рукоять меча, готовая в любой момент его обнажить. В голову сразу полезли разные нехорошие мысли о лесной нежити, и я снова обругала себя за излишнюю эмоциональность.

Но неожиданно кто-то обнял меня за плечи и мне, стало тут же тепло и спокойно. Стало только странно, почему я даже не поспешила оглянуться, хотя я ведь всегда такая осторожная. Потом, незнакомка, а это оказалась молодая женщина, вышла из-за моей спины и присев на прибрежный песок и сделала приглашающий жест. Я приняла приглашение и сев рядом, уставилась на неё во все глаза.

Она была примерно моего возраста, но печальные прозрачные глаза, казавшиеся, то синими, то зелёными, говорили о том, что ей безмерно больше, чем мне, о том, что она измеряет свой возраст не годами, а как минимум веками, а может и тысячелетиями. Её золотые с рыжеватым отливом волосы, укрывали спину и плечи как плащ и резко контрастировали с бледной кожей и платьем, больше походящим на саван.

— Кто ты? — спросила я в полной растерянности. — Богиня?

Девушка мягко, по-матерински улыбнулась, чуть изогнув бледно-розовые идеальной формы губы и тихим, похожим на шелест листьев, голосом, произнесла:

— Боги повелевают, а я лишь храню. Я — суть и душа всего одного мира… Я здесь лишь отголосок вечности и жизни и смерти.

— Зачем ты звала меня? — спросила я, боясь признать, что решительно ничего не понимаю из её слов.

— Чтобы поговорить. — ответила она. — Это всё, то немногое, что я могу на сегодня, потому как очень слаба. Я хочу предупредить тебя о том, что там, куда вы направляетесь, смертельно опасно. Тёмные силы, терзают мир, оставляя незаживающие раны, язвы на его теле и одна из таких ран находится в деревне Большие Холмы.

— Со мной маги. Они, наверняка справятся… — начала было я, но призрачная собеседница прервала меня.

— Зло, что источает эта язва не под силу остановить ни одному из ныне живущих магов… но зато это можешь сделать ты, Кайрин.

— Я?! — сказать, что я удивилась, значит, ничего не сказать.

— Ты. Кайрин-Эвлиарра. Я создала тебя такой и поверь, знаю, на что ты способна.

— Но если на то пошло, я не знаю, не только как это сделать, но и саму себя. — призналась я, уже не удивляясь откуда она знает моё прежнее имя.

— Всё верно. Твой разум ещё недостаточно окреп, чтобы знать это. Я просто заложу в тебя нужные слова и ты вспомнишь и произнесёшь их в нужный момент. — пообещала та кого я приняла за богиню, а после её слов о создании меня, я в этом почти не сомневалась. — Не переживай и не беспокойся, всё произойдёт само собой… а сейчас закрой глаза…

Я повиновалась и тут же почувствовала, как погружаюсь в сон, сквозь который до меня доносился тихий так похожий на шелест листьев голос…

Проснувшись, я сладко потянулась, отмечая, что отлично выспалась… но вот где? Оглядевшись, я обнаружила, что находилась в полном одиночестве, а возле меня лежит мой клинок, хотя я точно помню, что не вынимала его из ножен, а сквозь листву, в глаза мне светило полуденное солнце… как я могла позволить себе так долго спать?!

Выругавшись, я схватила меч, вскочила на ноги и помчалась туда, где, по моему мнению, должен находиться отряд и… едва не налетела на Крея, на котором толи от злости толи от раздражения (ведь не за меня же он волновался) просто лица не было. Теперь мы стояли и пялились друг на друга во все глаза.

— Где ты была? — сдержанно поинтересовался он.

— Ночью меня кто-то звал и я решила проверить. — объяснила я спокойно передумав грубить. Только произнося эти слова, я чувствовала себя последней идиоткой. Ведь каждый знает, что идти на зов из темноты нельзя. Как правило, таким приёмом пользуется нечисть, чтобы полакомиться человечинкой.

— Поэтому ты здесь и оказалась. — снисходительным тоном отозвался демонолог.

— Я вырубилась. — пояснила я и тут же одёрнула себя:

"Достаточно ему со мной спокойно говорить и я уже оправдываюсь! Какой позор!"

— Разве ты не знаешь, как опасно идти на такой зов? — укорил меня Крей, но голос у него был такой, что мне сразу расхотелось спорить. Знал бы он, насколько опасны Большие Холмы. — Над тобой просто пошутил леший, но учти, что в следующий раз, всё может закончиться намного хуже.

— Я ведь отошла совсем недалеко… — пожала я плечами, но встретившись с ним взглядом, поняла, что в чём-то неправа. А Крей просто схватил меня за руку и потащил за собой, через всю рощицу, туда откуда он пришёл. И когда мы оказались на свободном от деревьев пространстве, я увидела перед собой землю… Да. Просто большую стену земли, возвышающуюся над нами, на добрые полсотни метров. Иными словами мы находились в гигантском овраге.

— Ну и как ты объяснишь своё местоположение? — усмехнулся Крей.

Меня взяла оторопь. И я не знала от чего больше, от осознания произошедшего или от улыбки этого парня.

— Я уже и не спрашиваю, как ты нашёл меня.

— Очень просто. При помощи поискового заклинания. — легко ответил он.

— Но судя по твоему виду спускался ты без заклинаний, своим ходом. — улыбаясь отметила я.

Крей лишь улыбнулся в ответ, и я поняла, что всё-таки он изменился. Та злость и мрак, что окутывали его в Академии, словно куда-то испарились, оставив лишь чуть заметный отпечаток пережитого.

Он по-прежнему держал меня за руку. Буд-то не знал, отпустить или сжать крепче и, не отрываясь, смотрел в мои глаза. А я боялась не то что пошевелиться, но и дышать, чтобы не спугнуть это мгновение… но неясная тревога заставила меня встрепенуться и спросить:

— А где остальные?

— Они отправились в Большие Холмы, решив ждать нас там, чем на этой дороге под солнцепёком…

— Что?!! — вскричала я. — Не могли меня дождаться, идиоты несчастные!?!

Крей снова принял свой ставший уже привычным для меня мрачный вид, видимо полагая, что это у меня очередной заскок. Ну, ничего это я переживу…

— Ты можешь связаться хоть с кем-нибудь из них? — спросила я нетерпеливо.

— Только с Линдтом. — ответил Крей, доставая из-под рубашки какой-то медальон и проводя с ним какие-то манипуляции. — Он, похоже, не хочет отвечать… Да в чём дело?

— Объясню по дороге, а сейчас лучше экономь дыхание. — посоветовала ему я и начала подъём.

Назвать его трудным было бы откровенной ложью. Подъём был просто адским. Карабкаться приходилось, хватаясь за какие-то корни, цепляясь за каменные обломки, отчего по окончанию подъёма мы оба ободрали себе кожу на руках. Наконец я тяжело перевалилась через край оврага и подала руку Крею. Не успев отдышаться, я тут же оседлала свою вороную (благо демонолог догадался привести лошадей прямо к оврагу) и сказала:

— Если наши спутники достигли деревни, то они, возможно, находятся в смертельной опасности, поэтому заранее прошу тебя, Крей, постарайся не соваться в самое пекло и не поддавайся эмоциям, хорошо?

Но Крей лишь передёрнул плечами. Видно слишком не по нраву ему пришлись мои слова. Затем он пришпорил своего жеребца так, что мне пришлось его нагонять. Он совершенно не соображал что делает. Будто назло мне, на просьбу не поддаваться эмоциям, решил отреагировать по-своему и отдаться им без остатка… И тут я не в праве была осуждать его, потому что там были его друзья.

А из меня пока получается плохой командир. Ведь если отряд проявляет столько инициативы, то это значит, что за глаза со мной и вовсе не считаются. Видимо рассудили между собой, что я слишком молода, да и пол не тот, чтобы командовать… Ну, ничего, если не хотят по-хорошему, я покажу им всем (я надеюсь), кто я такая и на что способна. Ведь сказано же было что тракт опасен, нет, они куда-то попёрлись без меня, словно стадо безмозглых баранов…

Думая об отряде я чувствовала, как во мне закипала уже знакомая мне ярость…

"Ну и пусть!" — подумала я. Ещё не бывало, когда бы она мне навредила.

Едва не загнав свою кобылку, я ожидала увидеть на месте деревни какую-нибудь инфернальную сцену с пламенем и демонами, но… деревня была тиха и безмолвна. Только где-то в пяти шагах от главной улицы, рядом с четверкой лошадей и испуганным Греем, наши лошади встали как вкопанные… Мальчишка бросил на нас взволнованный взгляд.

— Кайрин! Крей! Все ушли в деревню и до сих пор никто не появлялся!

Он был в полном отчаянье.

— Ты видел или слышал что-нибудь странное? — спросил у него Крей.

— Они просто вошли в деревню, а потом, когда я на миг отвлёкся, уже никого не увидел.

Мы переглянулись и сказали почти одновременно:

— Пойду я!

— Крей, возможно магия там не действует! Лучше не ходи туда! — попросила я, но он был неумолим.

— Кроме магии у меня есть и другое оружие. — сказал он и многозначительно сжал рукоять своего меча.

Я понимала, что на споры уйдёт драгоценное время и потому лишь попросила:

— Держись рядом, хорошо?

Он коротко кивнул, и мы направились в деревню. И мир вокруг стал меняться с окружающей скоростью. Сначала вокруг нас возникли алые всполохи, которые по мере нашего углубления в деревню, стали увеличиваться в размерах и приобретать зловещие формы.

— Это демоны! — в ужасе прошептал демонолог и тут же принялся что-то творить. Меня тут же посетило ощущение, буд-то на мои плечи накинули плащ.

— Я не могу ничего с ними поделать, их слишком много, но я могу защитить нас. — пояснил он.

Я понимающе кивнула и указала туда, где виднелось наибольшее скопление демонов.

— Грей, кажется, говорил, что наши исчезли в том направлении.

— У меня нехорошее предчувствие. — сказал Крей.

— Что я и хотела сказать. — заметила я.

Когда мы устремились в самую гущу демонов, те стали пытаться нападать. Краснокожие, похожие на смесь летучих мышей со свиньями, они зло клацали, но пока не могли причинить нам никакого вреда.

Небо над головой приобрело кровавый оттенок, а время словно замедлило свой ход, отчего появилось впечатление, что мы плаваем в крови.

Чем глубже уходили мы в кровавое марево, тем слабее становилось оружие и заклинание Крея. В моих руках действенным оказался не только меч, но и сами руки послужили оружием. Незаметно для меня, на руках появились призрачные когти, которые были способны рвать полуреальную плоть демонов, оставляющие после себя в воздухе медленно тающие ядовито-голубые полосы. Я бы может, полюбовалась этим сочетанием красного и голубого, но положение Крея становилось слишком бедственным.

— Возьми мой меч! — приказала я ему и тут заметила Меллиссану.

Бедная, обезумевшая от страха девушка, зажалась в угол у одной из изгородей и слабыми взмахами рук пыталась отогнать от себя назойливых демонов.

— Выведи её! — приказала я магу.

— Но ты не можешь идти одна! — возразил он.

— Ещё как могу! — отрезала я, сверкнув глазами, в которых плескалась ярость. — А если ты не вытащишь Меллиссану, она умрёт, прежде чем всё закончится.

На самом деле спасение девушки было лишь предлогом избавиться от Крея. Не место ему здесь.

Разметая руками демонов, которые с уходом Крея стали меньше докучать и сама не заметила, как с губ стали срываться колючие, словно снежинки, слова.

Я видела, как ярятся демоны. Видела Линдта и Лэйра, которых почти поглотила, разверзшаяся здесь Бездна.

Отдёрнув одного из них от пылающей пропасти (того кто оказался ближе ко мне и дальше от края), я почувствовала как заканчивается заклинание. Бездна в мгновение ока схлопнулась и меня отбросило назад на спину волной отдачи, отчего я, больно ударилась обо что-то головой.

Из безликого забытья, в котором я была счастлива пребывать, меня грубо выдернули. Я тут же распахнула глаза, чтобы увидеть своего мучителя и испытать на себе все прелести морской болезни. Передо мной на коленях стоял Грей. Вот значит, кто виноват в моём "чудесном" самочувствии.

— Крей, она очнулась! — крикнул юноша, отчего мне захотелось дать ему немедленно хорошую затрещину. Мог ведь просто встать, и сходить позвать демонолога, а не орать как оглашенный. Я медленно поднялась на локтях, а затем осторожно села.

Подошёл Крей и, увидев его, я поняла, что для него прогулка по деревне не прошла бесследно. Весь в царапинах, одежда во многих местах порвана, а взгляд… почему он на меня так смотрит?..

— Что произошло, Кайрин? — спросил он странным бесцветным голосом. — Что произошло, когда всё прекратилось и Линдт погиб?

— Линдт погиб? — удивилась я.

— Зачем ты толкнула его? — поинтересовался он обвиняющим тоном.

— Я его не толкала. — возмутилась я. — Я наоборот кого-то отдёрнула назад.

— Но Лэйр говорит…

Я удивлённо взметнула брови. Значит, я спасла Лэйра и это он меня так отблагодарил?.. Нет. Что-то тут нечисто, а что именно, ещё предстоит разобраться.

— Ты ведь знала, что в Большие Холмы нельзя ходить, верно? — спросил он тоном, от которого по спине побежали мурашки.

— Я знала что этот тракт опасен, но я не знала о Больших Холмах. — упрямо возразила я.

— Тогда почему, едва услышав, что наш отряд направляется в деревню, ты понеслась сюда как сумасшедшая? — решил устроить мне допрос Крей.

Понимая, что меня снова хотят обвинить во всех смертных грехах, я поднялась на ноги и спросила прямо:

— Чего ты от меня хочешь?

— Чтобы ты сказала мне правду. — сообщил он тем же тоном.

Нет. Так дело не пойдёт. Сейчас меня не заставят говорить ни армия таких зануд как этот демонолог, ни лучшие палачи Лавирры. Во-первых при всём желании, я не смогла бы объяснить, всего того что со мной происходит, во-вторых, что-то мне подсказывало — ещё не время и не место для таких разговоров, а в-третьих, я жутко ненавидела любое давление на мою персону.

— Я тебе уже сказала правду. — вздохнула я. Мне так не хотелось вновь с ним ссориться…

— Но почему-то мне всё время кажется, что ты что-то скрываешь. А в последнее время это замечают и другие люди. И многие из них считают что ты — совсем не та за кого себя выдаёшь, поэтому тебя и сослали в Грозовые Башни.

— Очнись, Крей. Я же Кайрин из Хиша. Обычная девушка.

— Уж не того ли самого Хиша, где ожили даже самые древние кости, не говоря о свежих мертвецах. И двинулись они не в Гормак, хотя им так было короче, а в Хиш, где убили всех, кроме тебя и двух случайных путников… Я скорее поверю, что ты чудовище в обличии невинной девушки…

Я слушала обидные для себя слова, с непроницаемым выражением лица и вдруг до меня дошёл весь ужас происходящего… И наша очередная ссора была по сравнению с этим сущим пустяком… Линдт же погиб. Весёлый добродушный парень, он был одним из моих немногочисленных друзей, и теперь он мёртв. И я не сумела этому помешать, а значит, в его гибели была и моя вина. Вина перед его друзьями, родителями и перед Вэллерин… Это известие её просто убьёт…

Я взглянула на Крея и, прошептав простое "отвали", пошла прочь от него. Сейчас, я, сильнее, чем когда-либо прежде, жалела о том, что именно мне выпала сомнительная честь, возглавлять отряд. Командир из меня получался никудышный. Мне немедленно нужно было развеяться, чтобы прийти в себя и обо всём подумать.

Наверное, я не могла спасти Линдта, а иначе бы сделала это, пусть даже ценой собственной жизни. А Крей — просто дурак, если не хочет осознавать таких очевидных истин и вместо этого сразу кидается со своими беспочвенными претензиями…

Интересно, откуда он знает такие подробности о Хише? Даже я о скелетах услышала впервые, не говоря уж о том, что все жители деревни были убиты. А если вспомнить то, как уверенно он отозвался о том, что меня именно сослали в Грозовые Башни, то можно подумать, что его специально включили в отряд для слежки за мной. В принципе, он мог выведать об этом у кого-то из магов, которые вели дело, связанное с Летицией, но кто его знает…

Пока это всего лишь догадки, которые я не спешила ни отвергать, ни принимать всерьёз, ведь он тоже очень провинился перед Академией, и его было за что сослать… Время покажет…

Что же до наших странных, не до конца выясненных отношений… Уж лучше забыть о том, что мы вообще знакомы. Мы слишком разные и единственное общее, что у нас есть это злость друг на друга, а на этой почве нельзя выстроить ничего кроме вражды…