После Больших Холмов на нашем пути не встречалось больше ничего опасного. С тех пор как не стало Линдта, людей относящихся ко мне дружелюбно не осталось. Лэйр был не в счёт. После инцидента в деревне, он походил на контуженного. Совсем ни с кем не разговаривал, ничего не ел и много спал. Я надеялась, что в Грозовых Башнях что-нибудь придумают, чтобы привести его в чувство. Я не только надеялась на это, но и чувствовала, что его состояние обратимо.

Меллиссана на удивление быстро оправилась от пережитого потрясения и теперь о нападении на неё демонов свидетельствовали лишь многочисленные шрамы, покрывающие её лицо и руки, но я слышала, как Грей заверял девушку, что скоро пройдут и они.

Между Большими Холмами и Норталом, нас застал врасплох ужасный ливень, из-за чего пришлось ехать всю ночь. Под утро мы попали в город, где смогли устроиться на ночлег на небольшом постоялом дворе за относительно небольшую плату.

— Обсохнем, отдохнём, а утром двинемся дальше. — сказала я, когда мы ужинали на первом этаже заведения. — Поэтому, не теряйтесь.

Крею, Лэйру и Грею пришлось ютиться в одной комнате, а я разделила комнату с Мел, разговор с которой отныне проходил на уровне "да, нет, не знаю". Поэтому, когда мои спутники отправились в свои комнаты, я решила ещё посидеть внизу у камина… на пару, с безмолвствующим теперь, Лэйром. Просто когда Грей хотел его увести спать, тот словно приклеился к стулу.

— Пусть сидит, если хочет. Не трогай его. — сказала я, поднимая взгляд на Грея. — Я посижу с ним ещё немного, а потом отведу наверх.

— Но… — хотел было возразить парень.

— Иди и ни о чём не волнуйся, Грей. Сегодня никто не умрёт. — зачем то сказала я, чем заслужила со стороны юноши странный взгляд.

В помещении была необычайно тихая и успокаивающая обстановка. И нарушало эту тишину лишь потрескивание дров в камине, куда был полностью устремлён взгляд Лэйра, отражавший отблеск пламени. Я вдруг осознала, что мне больно смотреть на него вот такого… я вспомнила нашу прогулку в Лавирре, его восхищённый Дворцом взгляд, а потом его замешательство, когда я вынесла свою благодарность, за всё хорошее, что он для меня сделал… Нет, не могу я допустить, чтобы всё осталось вот так как сейчас, но, к сожалению, пока не знаю, как ему помочь…

— Лучше отведи его спать. — вдруг сказал знакомый голос напоминающий шелест листьев. — Нельзя ему так пристально смотреть на пламя.

И хрупкая девичья фигурка в чёрном плаще появилась из ниоткуда напротив парня, загородив его от огня. Взгляд его тут же погас и упёрся в столешницу.

— Он вспоминает всё снова и снова, потому что его душа в ловушке построенной его же собственным разумом. И ещё слишком сильно чувство вины за смерть друга.

— Я тоже переживаю, но не спятила же! — возразила я.

— И не спятишь, потому что в глубине души ты знаешь, что ни в чём не виновата. Линдт заглянул в глаза бездны и столкнулся с такой волной безысходности, которую не в силах выдержать, даже самый крепкий человеческий разум. Лэйр же, если так выразиться, только посмотрел краешком глаза… но и этих воспоминаний порой может хватить, чтобы погубить свою душу.

— Но что делать мне? Я же не могу просить его просто выкинуть всё из головы…

— Не можешь… — печально качнула головой собеседница и улыбнувшись добавила. — пока сама так считаешь.

Я недоверчиво посмотрела на неё.

— Ты меня совершенно правильно поняла. Попробуй. Попроси его забыть, и он забудет.

— Так просто? — удивилась я.

— Давай, посмотри в его глаза. — сказала девушка вместо ответа и я послушно подняла голову Лэйра в своих ладонях и заглянула в его карие глаза, которые когда то были тёплыми, а сейчас стали остывшими и безжизненными, как у никому ненужной брошенной игрушки.

— Лэйр. — настойчивым голосом позвала его я. — Лэйр, ты слышишь меня?

— Слышу… — вяло, буд-то во сне отозвался он, глядя куда-то сквозь меня.

— Это я — Кайрин. Посмотри на меня. — ласково попросила его я.

Он повиновался с покорностью раба, что начинало раздражать. И ещё, где-то в глубине души мне казалось, что я делаю что-то неправильно.

— Кайрин, соберись! — почти приказным тоном обратилась ко мне девушка-богиня, а затем вздохнула и, положив свою руку на моё запястье, сказала: — А теперь говори ему.

Вместе с прохладой тонких бледных пальцев, ко мне перетекла частичка её силы и тогда я обрела настоящую уверенность в то, что всё получится.

— Лэйр, забудь всё, что ты видел в Больших Холмах. Ты никогда не был там. Мы просто проехали мимо, слышишь? Линдт погиб, сорвавшись в овраг по своей вине. А завтра ты проснёшься абсолютно нормальным как прежде, а сейчас спи.

— Зря ты это сделала. — проворчала богиня, глядя на заснувшего за столом Лэйра. — Теперь иди, буди кого-нибудь, чтобы помогли довести его до кровати.

— Спасибо тебе… — проговорила я негромко. — А я даже не знаю, как к тебе обращаться.

— Риенна. — отозвалась богиня. — Если хочешь меня как то называть, то только так. И запомни, я никакая не богиня. Я была ею когда-то, а теперь я лишь призрак… Я присмотрю за твоим другом, пока ты сходишь за помощью.

— Но мне хочется тебя ещё о многом спросить…

— Не беспокойся на этот счёт. Мы ещё не раз с тобой встретимся и поговорим… — пообещала Риенна и я поспешила звать Грея. Хорошо хоть тот не спал и с готовностью пошёл забирать Лэйра. Молодой целитель не увидел, Риенну, удобно расположившуюся за столом. Из чего я сделала вывод, что она невидима для всех, кроме меня. Хорошо, что рядом был ещё Лэйр, а то меня бы приняли за умалишённую, когда я с ней общалась.

После того как отвели Лэйра, я отправилась спать в комнату, которую делила с Меллиссаной. Как оказалось, девушка не спала, а прилежно штудировала какую-то книгу в толстом кожаном переплёте при свете одной свечи. С удивлением я обнаружила, что это книга по целительству души — крупные буквы на обложке были видны даже в темноте. Походило на то, что эта девушка горела желанием помочь Лэйру.

— Не порть зрение и не мешай мне спать. — посоветовала я ей, но девушка одарила меня недружелюбным взглядом и поднявшись со своего места, задула свечу и ушла демонстративно хлопнув дверью.

Я посидела немного, прислушиваясь, куда направится эта девица, к парням или вниз, а затем, услышав, как открылась и закрылась соседняя дверь, успокоилась.

Посмотрим, какие выспавшиеся они будут завтра.

Но нехорошее предчувствие заставило меня подняться с кровати и отправиться в комнату магов. Мне следовало бы догадаться, что они попробуют без меня разобраться с проблемой Лэйра…

Вдохнув в лёгкие побольше воздуха я шагнула за дверь, даже не удосужившись обуться, в рубашке навыпуск поверх штанов и очень злая!

В дверь соседней комнаты я уже не стучала. Просто ударила по ней хорошенько ногой, и она открылась. И тут глазам моим предстала смутно-знакомая картина: пентаграмма, свечи… только главным действующим лицом в этот раз был Грей держащий в руках книгу. Лэйра они разместили на полу в центре мистических начертаний. Бедный парень продолжал крепко спать, как я ему велела, но по посиневшим губам было совершенно ясно, что он замёрз.

— Я не собираюсь ничего объяснять или с кем-то спорить. Я просто хочу спать, поэтому как командир отряда, приказываю отнести Лэйра на кровать в мою комнату и оставить в покое.

— Промедление может его убить! — возразил Грей. — Мы не успеем добраться до Грозовых Башен!

— У тебя что, слишком много опыта в этом вопросе, мальчишка? Да ты обычные болезни лечишь пока едва-едва, а всё лезешь… Короче, я забираю Лэйра к себе от вас подальше и разговор окончен. — сказала я готовясь в одиночку тащить его на себе, но тут дорогу мне преградила Мел.

— Да я испепелю тебя на месте! — прорычала она, воздевая руки к потолку.

— Замучаешься! — огрызнулась я, отодвигая её в сторону. — Пепелилки ещё не выросли!

Краем глаза я заметила, как Крей борется с собой, чтобы не вступить в перепалку, а может, задумывается над тем, не заняться ли моим "пепелением", как это хочет сделать Меллиссана. У меня не было ни сил, ни желания, чтобы посвящать остаток ночи таким глупостям как ссоры. И по своей сути эти маги были ещё детьми, возомнившими себя героями, а я не злилась на них так сильно как хотела это показать.

Неожиданно тащить Лэйра мне помог Крей. Видимо он сам был не вполне уверен в том, что они чего-то добьются, а может, был просто научен горьким опытом общения со мной. Но он помог мне не только донести Лэйра, но и остался дежурить у его кровати.

— Это не к чему. — сказала я, борясь с зевотой.

— Ложись спать, язва. Завтра трудный день. — последовал ответ.

— Откроешь дверь хоть кому-нибудь из них, придушу. — честно пообещала я.

— Чего-то другого я от тебя и не жду. — с ноткой ехидства в голосе отозвался Крей, поудобнее устраиваясь на стульях.

— Лучше не начинай.

— Угу.

Я закрыла глаза намереваясь заснуть, но скрип стульев мешал, становясь всё назойливее.

— Крей… — позвала его я.

— Чего тебе?

— Я подвинусь и отвернусь к стенке, а ты можешь лечь на свободную половину кровати. — предложила я, нехотя.

— Ничего. Мне и здесь хорошо.

— А мне плохо, когда кому-то хорошо, ты же знаешь. — попыталась пошутить я. — Но ты лучше ложись, пока не произошло ничего непоправимого.

— Что ж, надеюсь ты не храпишь. — вдруг сдался Крей. Он что шутит?

— А я надеюсь, что мне не придётся вставать посреди ночи, чтобы выставить тебя за дверь. — съехидничала я.

Намёк был несколько двусмысленным и Крей счёл разумным промолчать, а я, успокоившись, отвернулась к стенке и постаралась заснуть. От спины демонолога стало так тепло и уютно, что сон не замедлил себя ждать…

Проснулись мы одновременно. Причиной нашего пробуждения стали вопли, источник которых я спросонья определила не сразу. Проморгавшись, я, наконец, рассмотрела стоявшего посреди комнаты, нашего контуженого товарища.

— Чего ты орёшь?! — накинулись мы на него.

По правде говоря, он не орал, а о чём-то громко рассуждал сам с собой.

— Где мои вещи? — спросил спокойно Лэйр. — И что мы вчера пили? Я совсем ничего не помню, а голова не болит. Да и вы в обнимку лежите…

Мы отпрянули друг от друга как ошпаренные, а Лэйр смотрел на нас и улыбался. Ну что он мог ещё подумать? Спали ведь, и в самом деле, обнявшись…

— Иди и принеси ему вещи, Крей. — сказала я, стараясь скрыть смущение и начиная приводить себя в порядок.

— Да я сам принесу, только скажите где. — сказал Лэйр, подмигивая Крею.

Я рассмеялась, оценив всю комичность ситуации, и когда Крей вышел за дверь, чтобы принести вещи Лэйра, заговорщически прошептала:

— Только ты не говори никому. Всё равно не поверят и засмеют.

— Это ещё почему? — удивился тот. — Ты и Крей хорошо смотритесь вместе, и из вас получилась бы отличная пара.

А это уже было давлением на мою больную мозоль!.. но я сдержалась и доходчиво попыталась объяснить ему ситуацию.

— У нас с ним психологическая несовместимость. Не ругаемся, только когда молчим.

— Но всё же он тебе нравится. — настаивал на своём Лэйр.

— Нравился и это было давно. — соврала я. — Теперь он называет меня чудовищем, а чтобы он лёг со мною рядом, я пригрозила ему смерть через удушение.

— Зачем? — не понял парень.

— Чтобы на стульях не скрипел. — пояснила я.

— А кто вообще придумал спать вперемешку? — не унимался он став вдруг излишне разговорчивым. — Можно ведь было…

— Можно было бы… — передразнила его я. — Просто я поссорилась с Меллисаной и Греем.

— У тебя просто талант со всеми ссориться. — присвистнул Лэйр. — Слушай, а может мне попробовать вас всех помирить? Да и Крей на тебя внимание обратит.

— Послушай, Лэйр, предупреждаю, что если ты попытаешься выкинуть что-нибудь этакое, то и с тобой могу поссориться. А на счёт Крея, я тебе уже говорила. Он и так уделял мне слишком много своего внимания и удвоенной порции я просто я не выдержу.

Он поднял ладони в жесте примирения и вдруг сказал:

— Спасибо тебе, Кайрин. Теперь я твой вечный должник.

Я замерла, в удивлении со своей курткой в руках, не понимая, или точнее, не желая понимать, что происходит.

— Я ничего не забыл, хоть ты и просила.

— Так это значит, ты тут дурачка разыгрывал? — догадалась я, на что Лэйр загадочно улыбнулся и ничего не сказал. Вместо этого он встал передо мной на одно колено и трепетно взяв мои руки в свои, поцеловал их.

Я, наверное, покраснела от пяток до кончиков ушей, а когда дверь открылась, и на пороге возникли остальные подопечные мне маги, и вообще готова была сквозь землю провалиться.

Выражение лиц и глаз всех троих было не передать словами, но ради такого зрелища, я готова была и покраснеть. Сказать, что у них отвисли челюсти, значило солгать. Такого недоумения, возмущения, жалости и совсем неуместной здесь злости я ещё не видела. И ещё вдобавок к этому, они пытались показать мне, что равнодушны…

Наверняка кто-то из них уже успел подумать о том, что я присвоила себе заслугу приведения Лэйра в чувства, себе и теперь наслаждалась своим триумфом… по крайней мере лицо Меллиссаны что-то похожее и выражало…

— Я сегодня точно кого-нибудь убью. — сказала я в гробовой тишине, заставляя рывком подняться этого новоявленного рыцаря с колена.

— Ну да. — самым наглым образом подал голос тот. — Надо же как-то чередовать.

Я выразительно посмотрела на него, но Лэйр лишь отмахнулся, забрал у Крея свои вещи и стал одеваться. Несмотря на свою болтливость, он не стал ни с кем откровенничать по поводу своего исцеления, только как бы в шутку сказал:

— Командир конечно из тебя неважный, Кайрин, но я теперь тебя прекрасно понимаю. Когда ты говоришь, что кого-нибудь убьёшь, то абсолютно права. Ты стараешься понять и разобраться в том, что тебя не касается, и делаешь это всегда вовремя.

Похоже, поняла его только я, а остальные полностью уверились в том, что Лэйр спятил окончательно. Что по мне, так пусть он лучше будет таким болтливым и странным, чем вообще никаким.

Да уж… и что ждёт меня в Грозовых Башнях?.. ведь по сравнению с Академией, они настоящая крепость… А если я в Лавирре влипала в такие истории, в какие не каждый маг за всю свою жизнь попадает, то, что ждёт меня там? Буду сидеть в неприятностях по уши?

Я обречённо вздохнула, полагая, что моя жизнь никогда не станет спокойной и размеренной. Что ж, в тот момент я не представляла себе насколько я права…

Не задержавшись в Нортале дольше, чем это было необходимо и уже к полудню его покинули. После полудня, тучи над нашими головами расступилось и выглянуло солнце, так что парник получился как в бане. Ничуть, никого не стесняясь, я сняла с себя всю лишнюю одежду, оставив лишь рубашку, которую я подвязала под грудью и закатанные по колено штаны. В Школе Телохранителей, мне приходилось щеголять и не в таких откровенных нарядах… но Меллиссана, видя, как я оделась (а точнее разделась), выпучила глаза от возмущения. Грей всё время косился в мою сторону и краснел, а Крей просто косился. Сколько шуточек по этому поводу отпустил Лэйр, я и не считала.

— Ты, наверное, собралась покорить Башни одним своим видом? — поинтересовался он, когда я только разделась.

На что я лишь снисходительно усмехнулась. Пусть говорит что хочет, ведь не во зло же.

В последнее время, а если быть точной, ровно с того момента, как Лэйр пришёл в себя, он вёл себя странно. Он конечно и раньше был очень общительным, но сейчас всё его внимание почему-то было обращено только на меня одну. Что он пытался этим добиться, вызвать чувство ревности у Крея или просто выразить свою признательность, я не понимала.

Меня заботило совсем другое. Почему Лэйр сказал, что я толкнула Линдта в пропасть? Ведь уже на тот момент парень не соображал нормально, ну а после, и совсем на овощ своим поведением стал походить…

Где-то на второй день пути в порт Эсск, я подозвала его, чтобы поговорить начистоту. Точнее особо никого звать и не пришлось, так как он всегда был где-то рядом, и я лишь отошла с ним в сторонку.

— У тебя появились вопросы ко мне? — поинтересовался Лэйр с хитрой улыбкой на губах, как буд-то он ждал этого и сейчас был безмерно счастлив, что я обратила на него внимание.

— Почему ты себя так ведёшь, Лэйр? — спросила я прямо.

— Как? — не понял он. — Тебя что-то не устраивает?

— Даже и не знаю. — пожала я плечами. — Просто ты ведёшь себя странно.

— А ты предпочитаешь, чтобы я вёл себя как растение? — спросил он. — Знаешь, что я испытал?.. А после такого люди себя ещё и не так ведут себя, если выживают, конечно.

Мне не послышалось. Он упрекал меня за то, что я лезу ему в душу. Но почему мне казалось, что он просто хочет отвертеться от этого разговора?

— Хорошо. Как скажешь. — вздохнула я. — Теперь я постараюсь не воспринимать тебя серьёзно, ведь ты просто бедный контуженый маг…

— И тебе не нравится, что я пытаюсь разрядить обстановку?

— Не совсем. — честно призналась я. — В смысле не совсем не нравиться. Иногда это очень даже мило… но как-то странновато. Ты был другим.

Я внимательно посмотрела в его глаза. Большие, карие, тёплые и добрые. Ни у кого больше не было таких глаз. И что бы, не говорили эти губы, но глаза не лгали. На меня давно никто так не смотрел, а если быть честной с самой собой, так на меня вообще никто не смотрел. И, наверное, поэтому мне совсем не хотелось разругаться ещё и с ним. Но я отвела взгляд и спросила:

— Зачем ты сказал, что я толкнула Линдта?

— Ты, в самом деле, думаешь, что я мог так сказать? — переспросил он серьёзно, но без обиды или злости.

— Нет. У тебя было не то состояние, если ты хочешь знать моё мнение. — проговорила я, чувствуя себя виноватой, хотя он меня ни в чём не упрекал.

— Ты хочешь знать, зачем они так сказали?

— Я уже и не знаю, чего я хочу, Лэйр. На меня вешают всех собак, и я уже начинаю к этому привыкать. — призналась я.

— Не нужно к этому привыкать. — заверил он меня погладив по плечу. — Ведь когда-нибудь всё изменится.

— Спасибо. — сказала я, коротко его приобняв.

— За что? — прикинулся Лэйр.

— За поддержку. — всё же ответила я и развернувшись пошла на место нашей стоянки.

— Ты всегда можешь рассчитывать на меня. — тихо сказал Лэйр за моей спиной, но я его прекрасно расслышала и улыбнулась.

Этот разговор очень помог мне в дальнейшем путешествии и в последующие дни в мою бедную голову, лезло меньше мрачных мыслей, чем обычно. Остальные спутники вели себя подозрительно тихо, но с нами больше ничего плохого не происходило и я, радовалась и этому. Больше не за себя, а за них, ведь я верила, что мне по плечу теперь и шайка разбойников и любой монстр, повстречайся он на моём пути.

Вечером следующего дня мы все ощутили на себе резкую перемену погоды. Стало холоднее, и навстречу подул порывистый северный ветер.

На радость своему продрогшему телу и недовольной, моим внешним видом, Меллиссане, я оделась нормально. Раскатала штаны, застегнула рубашку, надела корсет, куртку и закуталась в тёплый плащ.

Не успев попасть в Башни, я уже успела их испугаться. Что если там также холодно, как здесь и сейчас или ещё хуже?.. Всё-таки, я выросла далеко на юге страны, и это давало о себе знать. Даже закалка Школы мало спасала меня от холода. В Лавирре хоть и выпадал зимой снег, но всё же, очень мало и он очень быстро таял, поэтому Дэнрик так и не успел приучить меня к настоящему холоду.