Наконец, после долгих ветреных и холодных дней пути, мы попали в город-порт под названием Эсск. Чем-то он напоминал мне речную часть Лавирры и слегка Хиш. Здесь было трудно встретить благородных дам и разодетых в пух и прах франтов, потому что подавляющая часть населения была суровыми, закалёнными северным ветром людьми, промышлявшими рыбной ловлей или судостроением (наверное, поэтому больше всего город пропитался запахом рыбы и варёной смолы). Женщины здесь, наверное, чаще занимались изготовлением паруса, нежели шитьём модных платьев. Да и мода здесь была специфическая, прежде всего, ценилась тёплая, удобная и непромокаемая одежда.

На ночь оставаться в этом городе мы не стали, а вместо этого поспешили на паром в Грозовые Башни, наспех успев перекусить в ближайшей таверне.

Путешествие на пароме прошло в скучной атмосфере, под шум волн и крики морских птиц. Я сидела в обособленности от остальных и разглядывала приближающуюся громаду Грозовых Башен. Они оказались намного больше, чем я себе представляла.

Остров, на котором они располагались, закрывал весь горизонт, образуя нечто вроде щита, закрывая материк с севера. По своим размерам, Башни превосходили всю Академию с постройками и Дворец императора вместе взятые, а если брать в учёт весь остров и постройки что на нём находились, то это место было почти как Лавирра.

У меня предательски дрогнуло сердце. Мне снова придётся изучать новый город, привыкать… я уже скучаю по столице…

Я и подумать не могла, что едва мы попадём на берег, недружелюбного с виду острова, всё изменится и мне понравятся Грозовые Башни.

Я посмотрела на них другими глазами и нашла, какое-то особое очарование в серых, заросших плющом высоких стенах и плещущимся под ними тёмно-синем море, кажущимся порой, то зелёным то чёрным; в голубом небе над зубцами башен и ветре меняющим настроение. И иногда, создавалось впечатление, что я нашла именно то, чего мне не хватало всё это время… и, попав на остров, я позволила себе забыть всё плохое и унести ветру тяжёлые мысли. А на миг, я даже смогла поверить, что в моей жизни всё складывается не так уж плохо…

Архимаг Грозовых Башен Цирбентий, выглядел очень молодо, но вместе с тем очень сурово. На вид ему было не больше сорока, бороды он не носил и стригся очень коротко. Если бы он не сидел в кресле архимага, то можно было принять его за обычного видавшего не одну битву воина.

— Вы подзадержались. Что произошло? — спросил он, оглядывая всю нашу компанию странными, будто выцветшими, как у старика глазами.

— Как видите погиб один из членов нашей команды. — глухо отозвалась я. — И между прочим по вине Академии. Не нужно было посылать студентов, чтобы разобраться с опасной проблемой.

— Я обязательно разберусь с этим, только прошу, расскажите подробнее. — попросил архимаг и мне пришлось в деталях рассказывать о произошедшем в Больших Холмах. Разумеется, о Риенне я не обмолвилась и словом.

— И как, лично ты, объясняешь, что портал в мир демонов неожиданно закрылся? — строго поинтересовался у меня Цирбентий.

— Всё произошло слишком быстро, и я не успела толком ничего понять. — честно призналась я, а затем добавило то, что было откровенной ложью. — Линдт был демонологом и он отдал жизнь за всех нас.

Я с прискорбным видом опустила голову, чтобы не смотреть в его глаза.

— Это неправда! — вдруг раздался из-за моей спины голос Мел.

Архимаг, нахмурившись, посмотрел на эту выскочку, а затем перевёл взгляд на меня.

— Объясни, в чём именно солгала телохранитель. — сдержанно попросил он девушку, не отрывая глаз от меня.

— Она не та за кого себя выдаёт! — взорвалась та. — Она заявляла, что не владеет магией, а сама убивала демонов, хотя никто из нас, включая демонологов, не мог этого сделать.

Я с безразличием слушала это обвинение, а перед глазами всплывал образ Меллиссаны, испуганной, исцарапанной и лишившейся от страха разума. Забившейся в истерике в угол… И так она меня благодарит? Учту на будущее и, если в следующий раз представится такой случай, я позволю ей самой выпутываться из всего.

— Ты не демонолог, Меллиссана, а неопытный маг. — проговорил Цирбентий. — А иначе бы знала, что порой в борьбе с демонами, важнее качество души и вера, а не магия.

— Но она закрыла врата в Бездну. — уже менее уверенно пролепетала девушка. — А это нельзя сделать, обладая только верой.

— Это правда? — спросил архимаг, смотря на меня таким взглядом от которого по спине забегали мурашки.

"Он меня проверяет." — сообразила я, а поэтому ответила:

— Меллиссаны рядом не было и она не может рассуждать в этой ситуации адекватно, потому как сама находилась в истерике в этот момент. Любой член отряда подтвердит это. А я уже рассказала, как всё было с моей точки зрения и если нужно будет, напишу подробный отчёт.

— Не нужно. — усмехнулся мужчина. — Я тоже не вижу в тебе никаких проблесков дара. А теперь пусть лучше объясняются те, кто бросил своего командира и сунулся в эту деревню.

— Мы не могли ждать её под палящим солнцем целый день! — возразила Мел. — Это я предложила идти…

— Не могли?! — зло усмехнулся архимаг. — А должны были. Здесь в Грозовых Башнях, тебе придётся иметь дело с вещами посерьёзнее палящего солнца! Вас тут научат настоящей боевой магии и настоящей жизни!

Такой тон быстро вернул меня в воспоминания о Школе. Неужели архимаг тоже её заканчивал? Слишком уж навязчивым становилось ощущение, что я никуда не уезжала. В таком случае, я и в самом деле смогу чувствовать себя здесь как дома, а вот этим доходяжным магам придётся несладко…

— Будете продолжать своё обучение в промежутках между тренировками, а жить будете в казармах, вместе с обычными воинами. Тогда быть может, вы научитесь принимать правильные решения, не полагаясь на магию… если выживете… Это вам первый урок, мораль которого проста — всегда и во всём слушайте своего командира. А теперь вы все свободны. Ступайте в казармы и найдите сержанта Берсерка. Он вам объяснит, что делать дальше.

На этом архимаг закончил свой инструктаж, и мы отправились искать казармы. Когда вышли из приёмной, на Меллиссану было жалко смотреть.

— Это всё из-за тебя! — воскликнула она раненной птицей и побежала вперёд.

Девочку лишили привилегий положенных ей по статусу, и теперь она была вне себя от захлестнувших её эмоций. Подумаешь, какое-то время ей не придётся нежиться в ванне из лепестков роз и спать на мягкой перине… Видел бы её Дэнрик, тогда бы не говорил, что я излишне эмоциональна.

— Вовсе нет. — возразила я. — Всё случилось из-за чьей-то дурной башки. Лучше впредь думай о том, что делаешь и не перечь старшим.

— Кто это тут старший?! Ты что ли? — противным голоском поинтересовалась девица, останавливаясь посреди лестницы. — Хочешь, прямо здесь и сейчас узнать кто из нас чего стоит?!

Неожиданно для всех, она словно из ниоткуда выхватила шаровую молнию и злобно на меня посмотрела, вероятно, ожидая увидеть в моих глазах страх и мольбу. Остальные маги застыли в замешательстве, а я с вызовом посмотрела в её глаза. Почему-то в этот момент я не чувствовала страха…

— Не стоит этого делать, Мел. — осторожно сказал Лэйр, потому как был ближе всего к девушке. — Если ты навредишь Кайрин, тебя лишат доступа к силе навсегда.

— Не вмешивайся, Лэйр. — как можно более небрежным тоном попросила я. — Мел, наконец-то вспомнила, что она маг, а то видно забыла об этом в Больших Холмах, испугавшись демонов.

Я не могла позволить, чтобы пострадал кто-то ещё, и поэтому постаралась вызвать огонь на себя. И, похоже, у меня это вышло… Мел покраснела от ярости и метнула в меня молнию…

Этот удар снёс меня с лестницы. Я перевернулась через перила и угодила в какие-то кусты.

Затаив дыхание, я попыталась унять головокружение и учащённое сердцебиение, только после чего смогла сделать глубокий медленный вдох. Ничего в груди не болит и не посвистывает, а значит, рёбра целы… А ещё я жива и абсолютно спокойна, то есть равнодушна ко всем раздражителям без исключения…

Я закрыла глаза и выругалась про себя… ну почему мне приходится иметь дело с такими идиотками?.. зла просто не хватает…

— Ты живая?.. — спросил кто-то совсем рядом.

Я открыла один глаз и, убедившись, что надо мной склонился именно Крей, снова его закрыла, потому что мир сошёл с ума — он кружился…

— У тебя что-то болит? — вновь спросил он.

— Меня что-то тошнит. — передразнила его я. — Наверное это несварение от шаровой молнии. Скажи Мел, что она их плохо готовит.

— Я помогу тебе встать. Держись.

Я открыла глаза снова и, увидев протянутую ко мне руку, судорожно за неё схватилась.

Нет. Так дело не пойдёт. Меня же в казармах засмеют, если я в таком виде появлюсь. Поэтому нужно встряхнуться. И собрав всю свою волю в кулак, я заставила мир вокруг себя застыть в одном положении, после чего безбоязненно смогла вертеть головой.

— Держите её подальше от меня. — посоветовала я своим спутникам, имея в виду Мел. — А то в следующий раз я не буду так добра.

И я пошла впереди, в поисках чего-то похожего на казармы, а Мел теперь ошивалась в самом хвосте отряда, наверное полагая, что следующего раза для неё не будет и я без сожаления расскажу обо всём архимагу прямо сегодня… Но если бы я этого хотела, то сделала бы прямо сейчас, пока мы далеко не отошли… но жаловаться я на неё не собиралась, пусть живёт спокойно, лишь бы ко мне не лезла, а то, и в самом деле, ведь прибить могу… Вот ведь прицепилась со своими подозрениями! И кому это нужно? Только Крею, но он напротив, решил соблюдать нейтралитет и ведёт себя со мной вполне пристойно. Только вот…

Вспомнив, что он до сих пор придерживает меня за руку, я сказала, убирая её:

— Мне уже лучше.

— Но всё же сходи к целителю. — посоветовал он, как-то странно на меня посмотрев. — Это было боевое заклинание, а так просто встать и пойти после него невозможно.

Я пожала плечами. В принципе, я уже полностью отошла от удара молнии и даже видимо подзарядилась… потому что мне не терпелось с кем-нибудь подраться.

Сержанта Берсерка мы нашли на плацу, поэтому пришлось ждать, пока он закончит тренировку. Это был невысокий коренастый мужчина, разменявший уже четвёртый десяток и обладающий взглядом хладнокровного убийцы.

Я представила ему своих спутников и себя, после чего сержант распорядился, куда и кому из нас отправиться. Вообщем весь наш отряд был разбит по разным ротам, за исключением меня и Грея, нас оставили вместе.

— Будешь за ним приглядывать. Обычно архимаг не отправляет целителей к нам, но если он так решил, ему лучше знать. — сказал Берсерк, а Грей бросил на меня боязливый взгляд. Ага, съем его ночью и косточек не оставлю.

Я усмехнулась и, похлопав юношу по плечу, проговорила:

— Ну что ж, Грей, идём знакомиться с нашим новым местом жительства.

Как я и предполагала, жизнь здесь мало отличалась от той, что была у меня в Школе и Академии. Учёба для магов и тренировки для воинов. Грубые учителя, жёсткая постель и невкусная пища… Меня погоняли с месяц и наконец, убедившись в моих непревзойдённых боевых навыках, зачислили в штат пограничников и Грея со мной заодно, чтобы я продолжала его тренировать по индивидуальной схеме. Конечно, на самом деле никакой схемы у меня не было, я просто заставляла его рано вставать и выполнять разного рода физическую работу. Поначалу он ужасно дёргался (это сказывалось влияние Меллиссаны), а потом ничего, привык и выполнял все поручения вовремя и как следует. Со временем стало даже скучно. Ведь раньше, когда я доводила его до белого каления, у него возникало непреодолимое желание, побренчать мечами и в таком духе мы проводили тренировку.

Вначале он задавал слишком много глупых вопросов типа "зачем ты так со мной? или робкое "в душе ты ведь добрая?", на что я пыталась ему объяснить, что хочу ему лишь добра. Гоняла я его, для того чтобы умел приспосабливаться к экстремальным условиям и не ленился, а выводя из себя, обучала сдержанности.

К счастью слёз я от него никогда не видела, хоть парень и выглядел, как буд-то вот-вот заплачет.

Отпуская Грея на занятия, я уходила, чтобы потренироваться в стрельбе из лука. Получалось неплохо, поэтому меня часто ставили на зубцах с неизменным напарником и верным оруженосцем Греем.

К тому времени, когда мы смогли подружиться, пролетел год. За непринуждённой дружеской беседой, время на зубцах стало лететь быстрее. Я часто просила его рассказывать мне о своей учёбе и друзьях, так что порой напоминала себе заботливую мамашу.

— Скоро Крей, Лэйр и Мел заканчивают учёбу. — однажды сказал Грей. — Они смогут выбрать и места для дальнейшей работы и даже телохранителя если захотят.

— Ну и что? — хмыкнула я. — Мне от этого не холодно не жарко.

— А разве ты не говорила, что хочешь отсюда свалить? — напомнил мне Грей.

Да, было дело… но я сказала:

— Попарюсь здесь и свалю обязательно. Наймусь к кому-нибудь, кого не захочется убить с первого взгляда, и заживу припеваючи.

Грей улыбнулся и ехидно заметил:

— Что-то не слышал я, как ты поёшь.

— И не услышишь. — усмехнулась я в ответ. — Я пою только для себя.

— А почему ты не хочешь наняться к Крею или Лэйру? — вдруг спросил он.

— А почему я должна этого хотеть? — задала резонный вопрос я. — Ни один из них за ЦЕЛЫЙ ГОД даже не поинтересовался здесь ли я ещё. Я уже забыла, как они выглядят.

— У них учёба. — попытался оправдать друзей юноша.

— И пьянки с девицами. — добавила я. — Я всё знаю, Грей. Можешь не пытаться их выгораживать.

Это были не пустые слова. До меня доходили слухи о том, что эти двое — завсегдатаи одной пивнушки в городе Эсск (наверное, они попадают туда при помощи портала) и дружат с официантками. И всё бы ничего и я пропустила бы эти слухи мимо ушей, но я сама лично видела Крея совсем недавно с одной остроухой девицей.

Это стало поводом для моего ежедневного дурного настроения на очень долгое время. И даже от воспоминаний об этом мне до сих пор становится не по себе до сих пор… но всё же, чуть полегче, чем вначале… а значит, я уже пережила эти странные отношения и если между нами и пробегала какая-нибудь робкая искорка, то сейчас всё уже далеко в прошлом. Я старалась забыть всё, что с ним связанно, чтобы поберечь своё душевное равновесие.

И только Грей иногда теребил меня своими вопросами. Пусть он и возмужал и вытянулся за последний год, но в сущности, так и остался тем же наивным мальчишкой.

— Быть может, он ещё не забыл о смерти Линдта? — осторожно предположил он.

— А как будто я в ней виновата. — немного резковата отозвалась я. — И вообще, Грей, давай поговорим о чём-нибудь другом.

— Может быть, отпустишь меня сегодня с дежурства? — тут же воспользовался моментом он.

— Это ещё куда? — поинтересовалась я сбитая с толку.

— На праздник. Его выпускники устраивают.

— Нет, не отпущу. — решила немного поиздеваться над ним я.

— Как скажешь… — с покорностью раба согласился Грей. Мне сразу стало неинтересно над ним издеваться.

— Ладно, иди, предатель. — сжалилась я над ним. — Только иди сейчас, пока я отпускаю.

Грей чуть не расцеловал меня от радости и убежал на свой праздник. Конечно, я же такая добрая!.. Но я отпустила его не по доброте душевной, а потому что преследовала свою цель — остаться на время в одиночестве, наедине только со своими мыслями… но, к сожалению, о такой роскоши, я могла только мечтать. Ведь как только ушёл Грей, на зубцах появился Крей, собственной персоной.

— Мне следовало убить тебя когда у меня была возможность. — сказал он, как только появился. — Ты специально всё подстроила и убила Летицию?

Летицию?.. А причём здесь опять она?

— Ты пьян? — спросила я, вместо того чтобы начать возмущаться.

— Нет, я абсолютно трезв… — ответил он.

— Тогда почему от тебя вином несёт? — нагло поинтересовалась я. Внешне Крей походил на трезвого, но нёс совершенную ахинею, но кроме этого до меня долетал слабый аромат дорогого вина и не менее дорогих духов.

— Лучше иди и проспись, Крей. — посоветовала я. — А если хочешь поговорить, приходи завтра, в нормальном состоянии…

— Нет уж, разберёмся здесь и сейчас. — произнёс он зловещим тоном и глаза его блеснули колдовским огнём.

— Валяй. — позволила я ему и поднялась на ноги.

— Ты давно на меня запала, верно? Послала сначала Летицию, потом приехала сама и убила её, потому что заигралась. И не делай вид, что ничего не знаешь. Чего ты хочешь от меня — денег, власти? Или выполняешь чьи-то указания, как глупая марионетка… хотя нет, не глупая, а очень и очень расчётливая. Ведь Линдт погиб из-за тебя, он узнал правду о тебе, и ты его убила, ведь так?

Я молчала, не зная, что сказать ему на это. И ещё впервые мне стало обидно за себя.

— Отвечай, кто твой помощник и на кого ты работаешь?

Он уже тряс меня за плечи, буд-то я была тряпичной куклой, а я не могла прийти в себя, чтобы осознать какую чушь он несёт.

— Крей, я не понимаю… — выдавила я из себя, чувствуя, как со мной творится что-то странное. Уже довольно давно я никому не позволяла себя так со мной вести… и не думала, что чьи-то нелепые обвинения могут так легко вывести меня из равновесия.

— Не лги мне. Мы здесь одни.

Чего он от меня ждёт? Признаний? Но в чём? И почему я обязана ему в чём-то признаваться?.. а особенно в том чего не совершала.

Он самым наглым образом обезоружил меня своим натиском и привёл мои чувства в смятение, чем и воспользовался.

— Ты — чудовище. — сказал он хладнокровно и от этого более зло. — Я ненавижу тебя.

И он ушёл.

Ушёл дальше праздновать свой дурацкий выпуск.

А я осталась одна без права оправдания в его глазах.

Так и стояла на том же месте, пока с неба не начал капать ледяными каплями дождь, постепенно грозя усилить свой натиск и превратиться в настоящий ливень…

И в этот миг внутри меня словно что-то сломалось…