Половину ночи мы провели в седле, но, в конце концов, устали и решили устроить небольшой привал. Кончились поля, и началось лиственное редколесье, где мы нашли подходящую для отдыха поляну и чистый родник. Костёр разжигать не стали, чтобы ненароком не привлекать чьего-то ненужного внимания, а просто выбрали место посуше.

— Отдыхайте, ребята, а я покараулю. — предложил старый воин, но тут подал голос юноша.

— Не нужно, отец, я ведь тоже могу.

— Ах да, ты же у нас юный маг и способен почуять появление врага даже во сне. — по доброму усмехнулся отец и потрепал сына по плечу.

"Он ещё так молод." — подумала я, по-новому посмотрев на юношу. Мне всегда казалось, что магами могут быть только седые старики, умудрённые опытом и имеющие за плечами десятилетия долгой и упорной учёбы. Во всяком случае, так было в тех немудреных сказках, что рассказывала на ночь Тильд своим младшим детям, а мне чудом удавалось подслушать.

— Ты и вправду что-то умеешь? — спросила я, не сдержав любопытства. — Немного умею лечить, вот и всё. — скромно ответил паренёк, а потом добавил. — Остальное у меня плохо получается и мы, едем в Академию в Лавирре, чтобы я смог овладеть своим даром.

— А ты сам этого хочешь? — осторожно поинтересовалась я.

— Спрашиваешь! Да это мечта моего детства!

"Везёт же… — подумала я. — есть мечта, какая-то цель в жизни… у меня — ровным счётом НИЧЕГО. Ни дома, ни маломальского намёка на родных (а безродным в нашем жестоком мире не позавидуешь)… даже мечты и той нет."

Когда я жила в Хише, то мечтала лишь об одном — как можно скорее удрать оттуда, считая, что дальше бы я что-нибудь придумала… но вот она долгожданная свобода, а у меня пока нет планов на то, как распорядиться своей свободой. На ум совершенно ничего не шло. Магией я не владела никакой, а иначе сбежала бы давным-давно…

— Тебя ведь зовут Эви, кажется? — вдруг спросил мальчишка, отчего я чуть не поперхнулась куском лепешки, которой он со мной поделился.

Покинув Хиш, я твёрдо решила, что никто и никогда не назовёт меня больше этим дурацким именем. Лучше я сама себе имя придумаю, нежели кто-то снова назовёт меня Эви. Своё настоящее имя, то которое я помнила с детства, мне тоже называть не хотелось. Вдруг его снова решат сократить?..

— Меня зовут Кайрин. — представилась я. — Люди, у которых я жила, назвали меня так, как им взбрело в голову. Моего же мнения никто не спрашивал.

— Действительно имя Кайрин тебе больше подходит. — поспешил согласиться юноша. — А меня зовут Грей.

— Вот, наконец, и познакомились. — сказала я с улыбкой, стараясь выглядеть дружелюбнее. — А как зовут твоего отца?

— Арад. Раньше он жил в Лавирре и преподавал в Академии фехтование для магов, но потом мама умерла, и мы переехали за Гряду.

— Жаль, наверное, было уезжать из столицы? — спросила я.

Говорят, Лавирра — сказочный город. Там, в огромном белоснежном дворце живёт император, а на каждом шагу растут удивительной красоты цветы… Меня давно интересовало, правда ли это или те, кто побывал там, здорово привирают. Эти рассказы я слышала от Эвина, который сам там не был, но слышал о Лавирре от знакомых торговцев и потому, сомневалась в их правдивости.

— Там всё напоминало ему о маме и нам пришлось уехать. — откликнулся Грей печально. — Да и у мамы там было слишком много недоброжелателей, и он боялся за мою жизнь.

— Но почему так далеко? — удивилась я. Ведь где находилась Гряда Пламень и где Лавирра.

— У отца там родственники. — пояснил юноша. — Кстати, а куда хочешь направиться ты?

— Незнаю… — я просто развела руками. Мои планы и в самом деле не заходили так далеко. А мечты… да мало ли о чём я мечтала?..

— Поедешь в Лавирру с нами? — услышала я, заставший меня врасплох, вопрос.

— Зачем? — искренне удивилась я.

— Посмотришь город, а заодно попробуешь поступить в Академию. — совершенно будничным тоном сообщил Грей. — У тебя ведь тоже могут быть к этому задатки.

От удивления я даже приподняла брови. С чего это он, взял… Никогда не замечала за собой ничего странного… разве что смерть Гиса выходила за рамки обыденности…

— Я могу чувствовать такие вещи. — серьёзно сказал Грей. — А в тебе есть что-то такое, что отличает тебя от обычных людей..

Он замолчал, словно не зная как выразить то, что он чувствовал, и я усмехнулась.

— В самом деле?

Грей неуверенно пожал плечами.

— Вот и не говори, если не знаешь точно. — посоветовала я ему. — Много ли ты видел в своей жизни волшебников и вообще людей обладающих магическим даром?..

— Нет, но мне всё равно кажется, что в тебе что-то есть. — продолжал упорствовать мальчишка. — И ещё твоя внешность… Мама говорила, что у ведьм часто бывают рыжие или чёрные волосы и зелёные глаза…

— Тогда уж слишком много женщин подпадают под это описание. — заметила я. — Ну или все ведьмы друг на друга похожи… а ты к чему это клонишь?

Говорить, что у тебя могут открыться магические способности и откровенно намекать на то, что ты ведьма — это две совсем разные вещи… а тем более что ведьм в наших краях недолюбливали и боялись. Может тому виной была лишь пропаганда Академии, а может и в самом деле, от ведьм можно было ожидать больше плохого, нежели хорошего, разобраться простому деревенскому жителю было почти непосильной задачей… но повелось так, что слово "ведьма" для порядочной девушки, было одним из самых страшных оскорблений. Грей вспомнил об этом слишком поздно, но всё же вспомнил и извинился.

— Ну хватит с меня на сегодня. — сказала я и закутываясь в тёплый плащ, предупредила. — Разбудишь только в случае опасности.

На самом деле я была настолько рада свободе, что спать совсем не хотелось. Но слушать о том, что говорил Грей, не хотелось вдвойне. Ведь если предположить, что я на самом деле обладаю некими таинственными способностями, то меня смело можно обвинять в убийстве человека, а может и не одного… весь этот кошмар начался не просто так, а по странному стечению обстоятельств, после моего крика… И пусть мой здравый рассудок яростно твердил о том, что криком невозможно убивать, ужасно противный внутренний голос, нашёптывал обратное, и память услужливо напоминала, что как раз обычным мой крик и не был.

Как иначе можно было освободиться от оков, не приложив ни малейших физических усилий? И откуда взялись эти ожившие мертвецы? Может ли то, что произошло со мной быть лишь дурацким стечением обстоятельств?.. если так, то я буду очень рада (не очень-то хочется иметь что-то общее с магией способной убивать и оживлять мёртвых)… в противном же случае виновата во всём я и тогда я гораздо хуже любой ведьмы…

Но если допустить, хоть на миг, что я обладаю какими-то способностями, которые позволили мне оживить мертвецов, освободиться от оков и убить Гиса… Это ужасно. Ведь на самом деле, я никого убивать не хотела, а желала только одного — покинуть Хиш. Они могли не трогать меня и отпустить на все четыре стороны… но эти люди снова поступили со мной подло и сами поплатились за свою глупость и жестокость, загнав меня в угол и разбудив то, о чём я сама не имела, ни малейшего представления…

Ну вот. Из-за разговоров с Греем о магии, в моей голове всё спуталось и я снова начала прокручивать произошедшее раз за разом, словно пытаясь отыскать оправдание своим действиям или доказательство, что я вообще ни причём… Хотелось бы верить, что это дело рук какого-нибудь злого некроманта, которому перешёл дорогу кто-то из жителей деревни, и он решил отомстить именно сегодня, да только это всё равно не объясняет смерти Гиса и моего освобождения…

Кстати, раньше, мне доводилось слышать страшные сказки о колдунах, которые только тем и занимались, что оживляли мёртвых и вызывали всякую нечисть, чтобы подчинить своей воле. Их боялись гораздо больше ведьм и называли некромантами. О том, какими же бывают хорошие волшебники, и чем они занимаются, я имела ещё более смутные представления.

— Грей. — тихо позвала я паренька. Судя по возне, он тоже, как и я, не мог заснуть. — А кем именно ты хочешь стать, если тебя примут в Академию? Чем будешь заниматься?

— У меня талант к целительству и когда я разовью его, я стану целителем, — последовал его незамедлительный ответ. — Но ещё я получу больше знаний о магии в целом… это ведь так интересно и вообще здорово!

— Почему? — искренне заинтересовалась я.

— Ну-у… тебя уважают, вне зависимости от того из какой семьи ты вышел, потому что видят перед собой прежде всего волшебника, человека мудрого и наделённого властью…

Я не смогла скрыть усмешку. Так вот, оказывается, чего желает этот мальчишка — чтобы его уважали как благородного?!

— Чего ты смеёшься?! — вспылил тот в один миг. — Да если бы среди нас был волшебник, он разнёс бы тех мертвецов в пух и прах, а не бежал бы позорно, как это сделали мы…

— Хочу напомнить, что среди нас волшебников нет! — не осталась в долгу я. — К тому же бежать никто никого не уговаривал. И иногда лучше позорно бежать, чем позорно лежать в луже собственной крови с перегрызенным горлом и выпотрошенным пузом!

— Но… — хотел было возразить Грей, но видимо не смог найти весомых аргументов и замолчал.

Проснувшийся, от нашей перепалки, Арад сказал:

— Она права, сын. Иногда лучше отступить.

— Особенно тогда, когда точно знаешь, что шансов у тебя нет. — добавила я. — А трое против толпы это самоубийство.

Грей ничего не сказал, но по его недовольному сопению было понятно, что он остался при своём мнении. И, по всей видимости, больше из принципа, наверное… но дело его. Меня же жизнь в Хише научила тому, что лучше бежать прочь, если на тебя бежит толпа, нежели попытаться дать сдачи, возможно последний раз в жизни…

— Раз никто больше не собирается спать, предлагаю прямо сейчас продолжить наш путь. — сказал Арад поднимаясь на ноги. — К тому же уже не так темно. Собирайтесь.

В самом деле, уже светало. Спать совсем не хотелось (не больно то и захочется спать ночью в такую сырую погоду, да и ещё с такими мыслями в голове). А ещё мне, никогда и нигде не бывавшей кроме Хиша, хотелось увидеть мир, простирающийся за пределами этой опостылевшей деревни и Лучистых озёр. Хотелось увидеть большие города и людей их населяющих… я хранила робкую надежду на то, что хоть там не буду выделяться со своей внешностью так, как это было в Хише…

На следующий привал мы остановились только к полудню, после того как пересекли небольшую речушку, берущую начало ещё в Лучистых озёрах и въехали в лиственные леса.

Арад рассказал, что раньше, в этих лесах, ошивались мелкие шайки разбойников, которые грабили всех без разбора и поэтому нам всем нужно быть начеку и как можно быстрее их покинуть. Хотя старый воин и сам сомневался в том, что внимательность как-то поможет, если нам уготовано самой судьбой попасть в разбойничью засаду… ведь на нас троих был лишь один меч и лишь Арад мог им владеть… Я тоже прекрасно это понимала, как и то, что если произойдёт нападение, мне точно никакого города не увидеть.

Но пока всё шло нормально. Приветливо грело солнце и на ветках щебетали лесные птахи… поэтому, как только нам представилась возможность отдохнуть, мы этим воспользовались.

— Отдыхать будем недолго, чтобы не оставаться в этом лесу на ночь. — сказал Арад. — Быть может, повезёт и мы, к ночи доберёмся до Недена.

Грей что-то тихо пробурчал на счёт того, что отец только подбадривает и нам нипочём не выбраться дотемна из этого леса, мол сам же говорил, когда в дорогу собирались, что от Хиша до Недена три дня пути. Но, похоже, эти слова предназначались только для моих ушей и Арад ничего не услышал.

После нашей ночной перепалки, юноша ещё какое-то время косился в мою сторону, но потом, видимо утихомирившись, решил снова наладить со мной дружеские отношения.

— Ты ещё не надумала на счёт Лавирры? — спросил он уже вечером, догоняя мою лошадку. Всё-таки Грей был прав и нам придётся заночевать в лесу.

— Подумала. — эхом отозвалась я, но всё же сжалившись над ним, пояснила. — Наверное, мне стоит попытать счастья и проверить себя, но сейчас ещё рано рассуждать на эту тему. Где мы и где столица…

На самом деле, я лукавила и моё счастье, и душевное спокойствие, заключалось не в наличие способностей, а в их полном отсутствии… это означало бы то, что произошедшее в Хише, лишь случайное стечение обстоятельств и не более того…

Когда мы остановились на ночлег, Грей заметил, что я часто растираю правую лодыжку.

— Болит? — участливо спросил он.

— Просто неприятно, вот и всё. — отозвалась я. Содранная кандалами кожа воспалилась и зудела.

— Дай посмотрю.

Я недоверчиво посмотрела на него. Что это — целительский интерес?

— Не бойся.

— А я и не боюсь. — сказала я и позволила ему рассмотреть свою больную лодыжку. — Ну что — насмотрелся?

— Ты не понимаешь. Я хочу помочь тебе. — терпеливо пояснил Грей, бережно дотрагиваясь до воспалённой кожи.

Я почувствовала, как от его рук, по моей коже, разливается тепло. И в тот момент, когда это тепло превратилось в жар, неприятные ощущения исчезли, а по коже буд-то пробежал лёгкий ветерок.

— Вот и всё. — сказал Грей и убрал руки. — Это было совсем нетрудно.

— Спасибо. — искренне поблагодарила я его. — У тебя и в самом деле есть талант.

— Этому я ещё в детстве научился… — скромно признался мальчишка. — Извини, что спрашиваю… тебя что, на цепи держали?

— Да. — не стала скрывать я. — Я пыталась бежать, вот меня и приковали.

— С тобой настолько плохо обращались?

— Ты просто не представляешь себе насколько… но только я не хочу сейчас, особенно на ночь глядя, говорить об этом. И лучше давай больше вообще не будем затрагивать эту тему, ладно?

Конечно, дорога до города, заняла гораздо больше времени, чем обещал Арад. Мы благополучно заночевали в лесу, а на следующий день двинулись дальше. Но чем ближе мы были к городу, тем сильнее нервничал старый воин, и ощущение тревоги нарастало не только у него одного… Ни у кого из нас не было сомнений в том, что что-то должно случиться, но каждый молчал, не решаясь это озвучить, словно боясь именно этими словами навлечь беду.

Это случилось в полдень, когда лес начал редеть и даже Арад стал выглядеть менее напряжённым, а я начала задумываться над тем, где лучше остановиться для того, чтобы привести себя в порядок перед городом…

Совершенно неожиданно, дорогу нам преградили двое крепких мужиков бандитской наружности. У одного в руках недвусмысленно покачивался огромный топор, а на заросшим, густой растительностью лице, играла мерзкая щербатая улыбка. Его напарник, высокий и плечистый детина, был вооружён обычной дубинкой, но у него в руках эта дубинка смотрелась гораздо страшнее топора его товарища…

По шороху в зарослях по обочинам дороги, можно было уверенно предположить, что у этих двоих ко всему прочему, есть надёжная страховка.

Арад испустил печальный вздох и покосился на сына, который в страхе и растерянности озирался по сторонам. Никто из них не ждал благоприятного исхода событий.

— Гоните деньги, девку и коней! — прорычал коренастый бандит с топором. — Хотя нет. Сегодня я добрый, поэтому своих дохляк оставьте себе и проваливайте.

Неслыханная щедрость для бандитов. Благодаря этой щедрости, двоим из нас, предоставлялась возможность уйти целыми и невредимыми. Но Арад с сомнением окинул их взглядом, внутренне собираясь, готовясь в битве… хотя он прекрасно понимал, что не за что не выстоит против всей толпы притаившейся в кустах. Каким бы хорошим воином он не был, он всего лишь человек, притом старый и уставший… Грея вообще в расчёт можно было не брать…

Я всё это прекрасно понимала, как и то, если он за меня вступится, то у его сына не будет будущего. Вот поэтому я и решилась на то, от чего впоследствии снова пришлось мучиться бессонницей.

— Арад. Грей. Едте без меня. — тоном, не терпящим пререканий сказала я. — Не думайте! Едте!

Не было удивления, ненужных вопросов и возражений. Они просто покорно послушались приказа и, отдав кошель бандиту, поехали дальше, без меня. Я не могла их винить за то, что я осталась среди врагов в одиночестве. Где-то в глубине души, я понимала, что они не смели меня ослушаться.

Разбойники немало удивились моему поведению и даже не заставили спешиться, а вместо этого, взяв кобылу под уздцы, повели к атаману.

Ехать пришлось совсем недолго. Обнаглевшие бандиты расположили свой лагерь совсем рядом с дорогой. Лагерем, правда, это можно было назвать с натяжкой, просто пни да брёвна вокруг потухшего костра, над которым висел большой чёрный котёл. Атаманом оказался худой, но жилистый мужик с копной чёрных патл и длинными усами.

— Честное слово, девка, ты буд-то отдыхать приехала, а не в плен попала. — усмехнулся в усы атаман. — Люблю смелых… ну ты слазь с лошади то!.. или будешь с человеком свысока разговаривать?

Хмыкнув, я спрыгнула на устланную листвой и ветками землю и, не мигая, уставилась в глаза атаману.

Сама не знаю, откуда взялась эта уверенность, но здесь и сейчас одно я знала точно — теперь я смогу постоять за себя.

— Что ж с тобой делать, девка? Продать в рабство или себе оставить? — подмигнул черноусый, как буд-то был уверен, что я кинусь к нему на шею, лишь бы только он не продавал меня в рабство…

— Отпустить на волю, если жизнь дорога. — ответила я ледяным тоном. В глазах атамана промелькнуло нечто вроде уважения, но окружающие разбойники испортили впечатление дружным гоготом.

— Ты угрожаешь всем нам? — рассмеялся атаман. — Да любой из моих людей прирежет тебя, и пикнуть не успеешь.

— И до вас были охотнички резать да бить, да вот что-то все вышли. — не меняя тона, нахально огрызнулась я.

Среди разбойников поползли шепотки. Не видя в моих зелёных немигающих глазах и тени страха, бандиты внутренне напряглись. И это было понятно. Ещё ни одна из их жертв не вела себя так, как я.

— Это на что она намекает? — поинтересовался мужик, с бородой похожей на лопату.

— А ты езжай в Хиш, там всё и узнаешь. — ответила я встретившись с ним взглядом, что заставило бандита отшатнуться.

Чаша весов качнулась. Шепотки превратились в неразборчивый гул (хотя может это у меня от волнения загудело в голове). Бородач больше не смеялся. Он подошёл к атаману и что-то забормотал ему на ухо.

"Ведьма…" — расслышала я и беззвучно рассмеялась.

— Ну так что голубчики, отпустите девушку с миром или вам мозги в яичницу превратить? — деловито поинтересовалась я, пользуясь ситуацией. Быть принятой за ведьму, здесь и сейчас, было не только не обидно, но и выгодно.

Атаман сделал знак остальным, и разбойники отошли в сторону, оставив нас наедине.

— Что-то не похожа ты на магичку. — сказал он.

— А я и не говорила, что я магичка. Магией не увлекаюсь… так, балуюсь иногда. — зло усмехнулась я в ответ. Складывающаяся ситуация начинала меня раздражать, пробуждая спящего во мне демона, которому было наплевать останусь я в живых или нет, главное увидеть какого цвета кровь врага и почувствовать её запах… Мой внутренний голос, вопящий о том, что в этот раз меня уж слишком понесло, не мог бороться с ледяной решимостью вдруг овладевшей мной.

Резко потемнело небо. Налетевший порыв ветра растрепал мне волосы, превращая из обычной деревенской девушки в настоящую зеленоглазую ведьму, с огненной гривой и наступила нехорошая такая тишина, от которой невыразимо сильно повеяло могильным холодом…

В глазах атамана застыл первородный страх, приморозивший его ноги к земле. Никто из разбойников не знал, что увидел их предводитель, но каким-то сверхъестественным образом его страх передался и им.

— Я никому не скажу как ты и твои ребята напали на беззащитных путников, но впредь больше так не делай. — проговорила я тщательно выбирая слова.

Атаман сдавленно кивнул.

— Вот и отлично. А теперь я возьму свою лошадку и деньги, которые ты у нас забрал. Не возражаешь?

Мужик молча замотал головой и отстегнул свой кошель, который был намного больше, чем тот, что он забрал у Арада.

— Я всегда считала, что лучше решить дело миром. — сказала я, прыгая в седло.

— Кто ты? — крикнул он во след.

— Кайрин из Хиша! — отозвалась я злорадно, пришпорив вороную. Пускай узнают, что произошло с рыбацкой деревушкой и лишний раз не нападают на простых путников.

Внутри словно что-то щёлкнуло, едва копыта лошади коснулись дороги и всё моё спокойствие и самоуверенность, как рукой сняло, уступив место нервной дрожи.

Сейчас, я совершенно не понимала, что со мной творилось. Да и разбираться в этом было некогда. Я знала одно, когда разбойники поймут, что их одурачили, они тут же бросятся следом и тогда мне точно не поздоровится.

Своих спутников я нагнала очень скоро. Особо и догонять то никого не потребовалось. Эти храбрецы уже сами настроились вызволять меня из беды и повернули назад… но когда увидели, как я скачу им навстречу, чуть не лишились дара речи.

— Как тебе удалось вырваться?! — первым не выдержал Грей.

— Они сами меня отпустили, так же как и вас. Даже приплатили, чтобы я уехала. — с этими словами, я показала мальчишке кошель, а затем передала его Араду. Он же у нас за главного, вот и пусть разбирается.

— Но это невозможно. — не унимался Грей, но тут вступился Арад.

— Возможно. — сказал он спокойно. — Она воздействовала на них, так же как и на нас, когда заставила ехать дальше. Сейчас перед нами совершенно обычная девчёнка, а некоторое время назад, она была госпожой и повелительницей. А это значит, что наша сиротка непростых кровей или же в ней дремлют силы, о которых она сама не догадывается.

— Ага. — подтвердила я с серьёзной миной. — Я — Потерянная Принцесса собственной персоной.

Отец с сыном поняли, о чём я и, переглянувшись, улыбнулись.

Потерянная Принцесса это скорее сказка, нежели что-то реальное. Древняя, как мир легенда, рассказанная каким-то безумным пророком о Матери Богине и её дочерях — двух принцессах.

Одной из которых, суждена дорога Тьмы, а другой Путь Света, но удел сироты и тяжёлая судьба. Первая явится в этот мир, чтобы погубить, а вторая, чтобы спасти…

Предсказано, что Потерянная Принцесса придёт из ниоткуда, будет сиротой и самонаречётся. Это очень подходило и ко мне, но даже если бы и было правдой, то врятли кто-нибудь поверит, потому как слишком многие назывались этим именем и ошибались. Слишком многие сиротки хотели быть принцессами.

А я всего лишь шутила и не более того. Не мечтала я о судьбе спасительницы мира. Я, как и все мои мечты, была более приземлённой. Прошлую ночь, я как раз размышляла о том, чего бы мне хотелось теперь… и по большому счёту мои мечты не отличались оригинальностью. Найти своё место в жизни — работу, любовь, крышу над головой — всё как у всех. Имею же я право на своё маленькое личное счастье?

Больше всего, я начала задумываться о настоящих друзьях. Хотелось, чтобы был рядом кто-то, кто всегда поймёт и поддержит в трудную минуту… о родителях и прочих родственниках я вообще теперь думать не хотела. Раз меня не искали столько лет, то врятли будут искать теперь. Вероятней всего, что эти люди, либо бросили меня на произвол судьбы, либо и вовсе умерли… не будут же теперь они искать взрослую уже девушку по родимому пятну на пояснице, которое так похоже на рисунок в виде распростёршей крылья птицы.

Кстати о родимом пятне я узнала по вине Тильд, которая любила всыпать моей бедной спине и тому, что находится ниже, отборных плетей. Сама-то она этот странный знак не видела по причине своей подслеповатости, но осматривая её побои в мутном зеркале, я увидела темнеющее на незагорелом участке кожи пятно…

Конечно, ещё в раннем детстве я не могла не мечтать о том, чтобы оказаться Принцессой. Я даже какое-то время считала родимое пятно, особым знаком. Но чем дольше я жила в Хише, тем сильнее становилось моё желание уехать туда, где в меня не будут тыкать пальцем, из-за того что я не такая как все, где-нибудь, где я смогу забыть о злосчастном детстве. И вот сейчас эта мечта сбывалась. Я сумела вырваться и возможно скоро у меня будет совершенно другая жизнь.

— Держи, Принцесса! — крикнул Арад и кинул мне кошель, который я машинально поймала и недоумённо уставилась на него.

— В моём кошельке звенели лишь медяки, а этот полон золота. — пояснил он. — Мы едем в Неден, где ты купишь достойную молодой леди одежду и приведёшь себя в порядок. К тому же ты их заработала.

— А как же вы? — удивилась я, впервые став единоличной хозяйкой такой огромной суммы.

Арад лишь молча похлопал себя по карману, где тут же забряцали другие монеты.

Настроение у всех нас улучшилось. Миновавшая угроза, позволила прочувствовать радость от приближения к городу и ослабила мою нервозность по этому же поводу. Ведь раньше я не была не то что в городе, но даже в другой деревне. Всё что я знала о городах, так это то, что там много людей и домов и все они очень разные. Но больше всего мне нравилось то, что городские жители всегда заняты чем-то своим и большинству из них нет никакого дела до того как кто-то выглядит или одевается.