— Если ты — моя мать, то почему не сказала об этом раньше? — как можно спокойнее поинтересовалась я, вглядываясь в обманчивые глаза Риенны. — Почему ты не искала меня?

— Я знаю, что тебе пришлось пережить и понимаю, что было нелегко, но это лишь укрепило твой дух…

— Я не поняла… ты сейчас оправдываешься или моя жизнь — это специально продуманный план? — поинтересовалась я, не дав ей договорить.

Риенна отвела взгляд. Ну как, скажите на милость, называть это легкомысленное и непонятное существо своей матерью? Не говоря уж о Лиссии… озабоченная тиранка с кучей подростковых комплексов и амбиций…

Я помассировала виски и прикрыла глаза. От всей этой кутерьмы у меня разболелась голова. Надеюсь, что проблема только в этом, а не в вине, любезно поданном моей сестричкой полузмеёй… Нет, с меня хватит. Я не хочу ни в чём разбираться, и мне не нужны чьи-то оправдания… заберу Крея и домой, в Лавирру.

— Где Крей? Я хочу забрать его отсюда.

Лиссия изобразила выражение крайнего удивления на лице.

— Ты думаешь, что если приходишься моей сестрой, то можешь так просто увезти отсюда своего эльфа? Мои условия всё ещё остаются в силе. Ты должна принять нашу сторону, а иначе я позволю тебе спуститься в подвал и подняться только тогда, когда закончится война. Или если ты передумаешь. Решай.

Я вопросительно выгнула бровь и посмотрела на Риенну.

— Это вполне справедливо. — отозвалась та. — Но даже сейчас у тебя есть выбор. Может, подумаешь?

— Уже подумала. — коротко отозвалась я.

— Ну хорошо. — печально согласилась Лиссия. — Обижать свою сестру я не намеренна, поэтому ты не будешь сидеть в обычной камере, я об этом прослежу… но не думай, что оттуда можно будет выбраться. Можешь проверить это, если пожелаешь, я не против… и даже не обижусь, если ты что-нибудь спалишь или поломаешь.

— Как мило. — пробормотала я про себя. — А я могу хотя бы увидеться с Креем?

— Хорошо. — коротко кивнула Лиссия. — Эллэйраэтт?!

Ответом ей была тишина. На её лицо набежала тень, когда наконец послышались лязгающие шаги и в зале возник рыцарь с ног до головы закованный в чёрные латы. Лицо его тоже было скрыто за забралом чёрного шлема.

— Эллэйраэтт?

— Извините, госпожа. — послышался глухой голос из под забрала. — Я был немного занят.

— Ладно, с тобой я разберусь позже. — смилостивилась девица. — Проводи мою сестру к нашему гостю. А потом, покажи ей комнату.

— Будет исполнено, госпожа.

— Иди с ним, Кайрин, и ты увидишь своего эльфа. — сказала Риенна.

И я пошла следом, за противно бряцающим рыцарем вниз по лестнице. Он не потрудился даже взять какой-нибудь светильник. Что он там видит в своём шлеме?

— Ты бы хоть забрало поднял. — посоветовала я ему, когда мы шли по более тёмному коридору.

— А зачем? Тут и так всё светится от магии. — отозвался рыцарь.

— Значит, ты — маг. — сделала вывод я и поинтересовалась. — А здесь в Мардисе так принято, совмещать магию и воинское искусство?

— Нет. — последовал лаконичный ответ.

— Ты — исключение? — не отставала я.

— Я не отсюда.

Вот откуда и странное имя. Интересно, кто он — эльф? По голосу и манере общения не очень похоже.

— Давно служишь у Лиссии?

— Служу? — переспросил он со злой усмешкой в голосе, но всё же, ответил. — Недавно.

По его ответу было понятно, что он сам не рад этой службе, и я решила учесть это на будущее. Я же не хочу застрять в этих подвалах надолго.

Обещанная темница находилась не так уж глубоко, всего лишь в отдельном крыле в верхних уровнях подвалов. Эллэйраэтт отпер массивную железную дверь, всего лишь проведя перед ней рукой, и так же закрыл. Мы попали в короткий коридор с рядом деревянных дверей. Эллэйраэтт подвёл меня к одной из них и сказал:

— Вам, наверное, предстоит долгий разговор, поэтому я уйду на какое-то время, и не буду мешать… Когда я буду нужен, просто позовёшь меня по имени.

— И ты сразу явишься как демон. — усмехнулась я, пытаясь разглядеть через прорезь забрала его глаза. Те вспыхнули алыми угольками, заставив меня отшатнуться и выпустить когти от неожиданности. Снова демон! Как же мне везёт на них в последнее время… Я была готова ко всему, но демон, похоже, не собирался предпринимать каких либо действий в отношении меня. Так и стоял, молчаливо пялясь на меня своими, ставшими уже тусклыми искорками, глазами.

— Я такой же пленник как и ты. — нарушил молчание он. — Нам с тобой нечего делить здесь и сейчас.

— Ладно. — благоразумно решила я. — С этим мы всегда разобраться успеем. А сейчас, открывай дверь.

Рыцарь-демон произвёл странные манипуляции и с этой дверью, и она открылась, открыв моему взору относительно освещённое пространство большой комнаты. Да уж, Лиссия экономит на освещении слишком сильно. Я смело шагнула внутрь и дверь тут же закрылась за моей спиной… Сначала я почувствовала этот взгляд, прежде чем повернулась и встретилась с его обладателем…

Он сильно изменился с нашей последней встречи. Стал мужественнее, а черты лица более серьёзными. Хотя может в этом не его заслуга. В темнице всё кажется по-другому. Конечно, он не поверил своим глазам. Нужно быть полным идиотом, чтобы так легко увериться в том, что за тобой в колдовской замок явилась умершая на твоих же глазах подружка.

— Я не знаю кто ты и что ты, но можешь принимать любой облик, хоть этот, хоть любой другой. — махнул рукой Крей и махнув рукой, сделал вид буд-то ему всё равно и отвернулся. — Передай своей хозяйке, что это всё равно ничего не изменит.

Вздохнув и не ответив ни слова, я спокойно прошла к большой широкой кровати и упала на мягкую перину.

Узилище для особы королевской крови было более чем удобным. Интересно, моя комната так же хороша как эта? Врятли Лиссия ценит свою сестру ниже эльфийского короля…

Я прикрыла глаза, не обращая внимания на присутствующего здесь Крея и явно недоумевающего над моим поведением. Половину своей миссии я уже выполнила, я нашла его. А то, что я пока ничего не предпринимаю, чтобы он поверил в то, что я это — я, перестало иметь для меня какое-либо значение. Нужно будет — поверит, времени много… меня больше волновало то, как я верну его в Вечный лес, война с Мардисом и весь этот бред с родственными узами… и потом. Сейчас я чувствовала себя как-то странно и хотела спать. Слипались глаза, а сердце напротив, колотилось как бешенное. Вроде бы вино не было отравленным. Это Лиссии и не к чему, если подумать логически… Но почему же, становится так больно?! Мне показалось, что по венам стала растекаться чистая кислота и я чуть не вскрикнула от боли. Я стиснула зубы, а лоб тут же покрыла испарина. Что же происходит? Потемнело в глазах и померкло сознание…

"Дурная привычка!" — подумала я напоследок.

Я осознала, что пришла в себя, почувствовала прикосновение к своему плечу и услышала голос Крея. В глазах по-прежнему было темно.

— Тебе уже лучше? — спросил он, и мне послышалась нежность в его голосе. Значит, он поверил, что я — это действительно я.

— Не знаю. — призналась я. — Мне кажется, что я ничего не вижу. Лучше расскажи как ты здесь.

— Как обычный коронованный заложник. — отозвался Крей. — Не бьют, кормят… только темнота доконала и магию использовать здесь нельзя. Да о чём я вообще… Что она с тобой сделала? Похоже, ты отравлена какой-то магической заразой. Чем именно, сейчас я определить не могу.

— Это не Лиссия. — мрачно отозвалась я, осознавая, что именно со мной происходит. — Это демон.

— Тогда всё ещё хуже, чем я думал.

Понемногу зрение возвращалось, и теперь я уже могла различать в тусклом свете черты его лица. Грустнее физиономии я у него ещё не видела.

— Со мной всё будет в порядке, я и не из таких передряг выпутывалась. — сказала я ему с ласковой улыбкой. — Я ведь и оказалась здесь, потому что хотела сказать тебе, что жива, чтобы ты не винил себя в моей гибели. Чтобы было понятнее, давай я расскажу тебе всё с самого начала.

И я рассказала ему обо всём, что произошло со мной, после того как я очнулась на надгробной плите. Только тайну Родрика сохранила и о том, что случилось после битвы с драконом, решила не говорить, а вместо этого соврала ему, сказав, что с демоном повстречалась по пути в Мардис.

— Они считают, что демоны — это лучшие союзники и когда-нибудь это сыграет злую шутку. — сказал Крей. — Тот демон. Ты убила его? Как он выглядел?

— Как человек, только очень сильный и поэтому я не смогла его убить. — ответила я отводя взгляд.

— Вроде тюремщика — рыцаря Лиссии? — переспросил эльф.

— Наверное. — предположила я с сомнением. — Тот хоть выглядел как человек, а у этого неизвестно что под шлемом.

— Видишь ли, если поймать того же демона или демона того же вида, можно разработать противоядие. Если этого не сделать, я не могу предугадать, что может произойти с тобой дальше. Кстати, как ты себя чувствуешь?

— Практически нормально. Только спать хочется. Лиссия мне выделила комнату по соседству, и теперь я такая же пленница, как и ты.

— За исключением того, что ты её сестра. — многозначительно напомнил Крей. — Попроси, чтобы наши двери не запирали, и расскажи ей о демоне. Возможно, у Лиссии уже есть готовое противоядие, ведь она работает с ними.

Я осторожно поднялась с кровати и, обнаружив, что голова уже не кружится, сказала:

— Хорошо, я поговорю с ней, но… — я подошла к Крею и заключила его в крепкие объятия. — Как же я рада, что мы, наконец, встретились! Я обещаю, что вытащу нас отсюда.

Потом я подарила ему целомудренный сестринский поцелуй, памятуя о том, что в Эллериле его ждёт невеста.

— Эллэйраэтт! — позвала я демона.

Дверь открылась, будто и не была заперта и я вышла в коридор.

— Это первый раз когда меня не закрыли. — сказал удивлённый эльф.

Тут появился рыцарь демон всё в том же облачении, что и прежде и я тихонько поинтересовалась у Крея:

— Он вообще когда-нибудь ходит без лат?

— Не знаю. — отозвался он. — Я ни разу не видел его выглядящим иначе…

— Пожалуйста, зайдите в свою комнату. — попросил Эллэйраэтт сдержанно.

— Это обязательно? — поинтересовался Крей с явным презрением в голосе. Как демонолог, он не собирался идти на поводу у демона, но как демонолог неопытный, вёл себя слишком вызывающе.

— Обязательно. — повысил голос демон и вся его учтивость бесследно испарилась. — Если ты немедленно не зайдёшь в свою комнату, мне придётся применить силу.

— Встреться мы в другое время и в другом месте, ты умолял бы меня не развоплощать тебя. — заносчиво огрызнулся Крей.

Под забралом шлема Эллэйраэтта начали разгораться алые угольки. Чтобы хоть как-то их усмирить, я сказала Крею, тронув его за плечо:

— Успокойся, Крей. Положение высокородного узника, не даёт тебе права быть таким грубым с кем бы то ни было с человеком или с демоном. Не нужно переступать грань, которая слишком тонка.

— Но это всего лишь раб! — прорычал Крей, делая ударение на последнем слове.

— Ты ошибаешься и сам это знаешь. Раб — это тот, чья воля сломлена. Ничего подобного я здесь не вижу.

— Ты защищаешь демона?

— Тебя, дурак. — серьёзно сказала я, мягко толкнув его в грудь и закрыв за ним дверь. Потом я повернулась к демону и сказала: — Запри дверь. Ему нужно остыть.

— Понимаю. — усмехнулся Эллэйраэтт. — Эльфы часто себя так ведут.

— А ты хорошо знаешь этот мир, если так рассуждаешь.

— Всё намного сложнее.

— Не хочешь об этом говорить?

— А ты хочешь меня выслушать? — спросил Эллэйраэтт с неподдельным любопытством в голосе.

Я посмотрела на него в упор, прямо в глаза или что там у него вместо них…

Внутренний голос отчаянно напоминал мне о том, что это демон, от которых у меня и так проблемы. Но я понимала, что это существо — мой единственный шанс выбраться отсюда и вытащить Крея. Я была готова если не на всё, то во всяком случае, на многое. Может я смогу предложить ему то, что ему нужно?

— Я хочу выслушать тебя, Эллэйраэтт. — проговорила я.

— Тогда идём. — сказал он, открывая передо мной дверь. Здесь было и вовсе темно. Никакого магического света и даже отсветов от заклятий и прочего. Дверь закрылась за моей спиной, и мы оказались в кромешной тьме. Рука в латной перчатке подвела меня к какому-то креслу, в которое я и села.

— Я не стану зажигать магических огней, потому что эти стены слишком чувствительны к любым магическим импульсам, а мы ведь не хотим привлекать внимания Лиссии или Риенны? Это место не прослушивается, и поэтому можешь говорить свободно.

— А другие комнаты?

— Прослушиваются. Это — моя комната и для того, чтобы услышать призыв Лиссии мне ничего не нужно. Я хочу сбросить оковы, связывающие меня с ней, и только ты можешь мне помочь, а я в свою очередь помогу тебе.

— Почему я должна верить тебе?

— Потому что, несмотря на то, что я демон, я не тупая кровожадная тварь, не ведающая о законах чести. Я могу обещать тебе, что я не обману тебя и не предам.

— С чего такая преданность? — не поняла я. Действительно он ведь чуть ли, не клялся мне в верности.

— Преданность тебе — намного лучше, чем служение твоей матери. — серьёзным голосом заявил он, после чего я услышала звяканье лат и через некоторое время моей руки коснулись закованные в перчатки руки. — Я даже готов и в самом деле присягнуть на верность тебе.

— Но ты же, служишь Лиссии? — возразила я.

— По призыву, а это другое.

— Объясни. — потребовала я, чувствуя себя по дурацки из-за того, что приходилось вот так просто общаться с демоном, да ещё в добавок в полной темноте. — Ты говорил что-то о Риенне?

— Да. Когда-то она была чем-то вроде живой богини и правила прекрасным процветающим королевством, но однажды всё изменилось. Риенна из богини превратилась в ту кого стали называть Матерью демонов. Она принесла в свой родной мир зло, которое трансформировало его жителей, превращая в низших демонов. Наверняка ты уже не раз их встречала.

— Весьма тупые и противные твари. — поделилась впечатлениями я. — Ты на них не похож.

— Потому что я не принадлежу не тому миру и не этому. — признался он. — Я случайно попал под влияние Риенны и теперь вынужден изображать из себя покорного раба.

— Ты говоришь, что она Мать демонов… а как же я и Лиссия?

— В вас воплотилось то лучшее, что оставалось от прежней правительницы того мира, что существовал когда-то… это очевидно. Только о том, почему Лиссия — ламия, а ты — дракон, я ничего не знаю. Погибая, она хотела спасти что-то светлое, что оставалось от её души, и отправила вас в другой мир, но теперь у неё другие намерения. Вы — её оружие для захвата этого мира.

— Но зачем это ей?

— После произошедшей катастрофы её мир стал ущербным. Теперь это худший из миров, который можно себе вообразить. Риенна собирается объединить оба мира, чтобы как она сама говорит, создать нечто лучшее. Я в это не верю. Всё что у неё получится — это повторение катастрофы, что значит конец для этого мира и большой пир для демонов.

— Ты знаешь, как остановить её? — спросила я с надеждой.

— Догадываюсь. — мрачным тоном согласился демон. — Для начала нужно не позволить ей захватить Лавирру и не позволить открыть портал, а потом как-то вернуть её обратно или уничтожить.

— План по спасению довольно сырой. — подытожила я. — А чего хочешь ты в итоге?

— Свободы. — коротко ответил Эллэйраэтт.

Мне показалось, или он чего-то недоговаривает?

— Можешь меня не бояться. — уверил меня он. — Я не причиню тебе вреда ни словом, ни делом… Ты поможешь мне?

— Да. Помешать планам Лиссии и Риенны — дело чести.

— Благодарю. — сказал он и руки, которую держали его руки в латных перчатках, коснулись тёплые вполне человеческие, судя по ощущениям, губы. После этого моя рука была отпущена и демон отступил.

— Ты выглядишь как человек? — спросила я.

— Большую часть времени. — уклончиво отозвался рыцарь.

— Тогда, зачем ты носишь шлем?

— Так нужно. — смущённо признался он.

Если бы это сказал кто-то другой, я могла бы подумать, что выглядит он неважно, вот и стесняется… Но насколько я знаю, демонам начхать на внешность. Красота находится не на первом месте списка их ценностей. Не зря я подозревала, что с этим шлемом что-то нечисто. Неспроста он его носит, а когда снимает, не хочет зажечь свет… ну к этому вернёмся позже, а сейчас о насущном…

— Слушай, наверное, как союзнику и единственному существу, которое может мне реально помочь, я должна признаться тебе кое в чём. Я отравлена и это имеет непосредственное отношение к демонам.

— Как это произошло? — не медля, поинтересовался он.

Я рассказала ему вкратце, что произошло, после битвы с мёртвым драконом.

— Крей сказал, что мне необходимо противоядие.

Послышался сдавленный смешок.

— Что тут смешного? — строго вопросила я.

— Ничего. Просто из него демонолог, как … впрочем, ладно, я действительно смогу помочь тебе. Ты уверенна, что тебя именно отравили?

— Других причин своего дурного самочувствия я не нахожу.

— А как же мёртвый дракон? То, что тебя опоили, ещё не значит, что он хотел воспользоваться твоей беспомощностью. Быть может он, испытывая к тебе нежные чувства, хотел помочь, да переборщил с зельем…

Я зло фыркнула. Конечно, и я тоже хороша, но это не меняет того, что тот, кого я считала другом, воспользовался ситуацией и вдобавок к этому скрывал, кто он есть на самом деле…

— Он обманул меня. Я ему доверяла как самой себе, а он… он обещал просто вылечить меня!

— А разве этого не произошло?

— Да, но…

— Что бы было, если бы он открылся тебе, а потом предложил вылечить?

— Я бы сказала, что он спятил.

— Вот видишь. Ему пришлось пойти на обман.

— Тогда почему он не сказал раньше или не остался?

— А ты бы стала его слушать?

— Не знаю. — сердито буркнула я, но теперь готова. — Хотелось бы выслушать, что он сам скажет в своё оправдание.

— Я бы мог найти его для тебя. — неожиданно заявил Эллэйраэтт.

— Тогда действуй. — разрешила я. — Отведёшь меня в комнату?

— Сейчас. — отозвался рыцарь-демон, забряцав латами. Затем меня вновь коснулась рука в перчатке. — Идём.

— Постой. — попросила его я, остановившись на месте и вцепившись в перчатку мёртвой хваткой. Он послушно остановился и тогда мои руки стали обследовать его голову. — Ты опять его надел?

— Что-то не так?

— Пойми, я не могу запретить тебе носить этот дурацкий шлем, просто хотелось бы узнать с кем я имею дело или иметь представление. — призналась я.

— Тебе мало моих слов? — странным тоном поинтересовался демон. — Хочешь убедиться, что я — не чудовище и не урод?

— Очень хочу. — честно призналась я. — Не привыкла к общению с железной маской под которой светится лишь пара угольков.

Упомянутые угольки снова вспыхнули и тут же погасли — Эллэйраэтт снимал шлем.

— Можешь убедиться на ощупь. — разрешил он.

Мои пальцы немедленно принялись за исследование. Сначала я опасливо пощупала его макушку. Волосы как волосы. Во всяком случае, не шерсть. Пробежав пальцами по волосам вниз, я поняла, что они недлинные и не достают плеч. И уши у него тоже были вполне нормальные, не заострённые. Осторожно потрогав его лоб, я убедилась, что он тоже самый нормальный, без намёков на разные подозрительные выросты похожие на рога. Спустившись ниже, я обнаружила брови и с некоторой опаской посмотрела в его глаза. Они по-прежнему мягко и чуть иронично мне улыбались. Светился сам зрачок. Радужка вокруг была вполне нормального карего цвета. Коснувшись носа и удостоверившись, что он находится на положенном месте и так же вполне человеческий, я быстро пробежала кончиками пальцев по его губам и скулам и поняла, что рыцарь-демон широко улыбается. Я была рада, что мы находимся в полной темноте — слишком глупо я, должно быть, смотрелась со стороны.

— Не смейся надо мной. — обиженно попросила я.

— А я и не смеюсь. — заверил меня он. — Просто подумал, что ты и клыки щупать будешь.

— А они у тебя есть? — машинально переспросила я, уже успев нарисовать в своём воображении образ нормального молодого человека.

— Любой вампир позавидует. — горделиво похвастался Эллэйраэтт, но мне казалось, что он продолжает издеваться. — Хочешь потрогать?

— Пожалуй воздержусь. — сказала я и добавила. — Только мне теперь вдвойне непонятно почему ты ходишь в шлеме.

— Очень скоро ты всё поймёшь. — доверительным тоном сообщил он и напялив на себя шлем обратно, продолжил: — А теперь, позволь я покажу тебе твою комнату.

Меня действительно успокоил тот факт, что под шлемом скрывается самая обычная физиономия и теперь все мои мысли стал занимать Лэйр и его поступок… Странно всё было даже для демона. Если он меня всё-таки спас… зачем спасать кого-то так, чтобы потом этот человек тебя возненавидел, не поняв твоих благих намерений?..

Но над чем я ломаю голову? Я ведь сама так поступала. Забыла, как меня ненавидели за то, что я шла к цели, видя лишь конечный результат, никому и ничего не объясняя.

Мне казалось, что мне причинили зло, воспользовались нагло и бессовестно… но так ли это было на самом деле? Мне остаётся лишь спокойно поговорить с Лэйром и выяснить правду. Считая, что он — человек, я желала его и возможно, где-то в глубине сердца рождалось нечто большее, чем симпатия, но я считала, что это чувство будет безответным… Но он отправился со мной. Исчезнув, он появился из ниоткуда, чтобы спасти меня и залечить раны. Я даже поверила ему тогда. Поверила в то, что нужна ему такой, какая я есть.

И если быть с собой честной, то я бы и сейчас хотела в это верить…