Чтобы на меня не глазели все подряд и во избежание недопонимания, я накинула на голову капюшон, и мы снова отправились на поиски Дэнрика. Он же был главнокомандующим сейчас. А искать хорошего главнокомандующего нужно было в штабе или на поле сражения, но так как вражеское войско ещё не прибыло, мы пошли искать штаб.

— Ты видишь поблизости что-нибудь напоминающее штаб? — поинтересовалась я у Эллэйраэтта.

— Я видел где это может быть, пока мы шли сюда. — ответил он. — Что-то вроде большой таверны без вывески.

— Тогда идем, посмотрим.

Лэйр немного ошибся и в большом деревянном здании походящим на таверну, устроили склад, но военный штаб был совсем рядом. У его входа стояли часовые, которые были не намеренны нас пропускать.

— Передайте главнокомандующему, что мы прибыли с новостью, способной изменить его планы. — сказала я им.

Один из часовых узрел в моих глазах решимость и тут же бросился внутрь, чтобы появиться и пропустить нас внутрь. В помещении и без того непросторном, находилось много народа, от военных высших чинов, до главных магов Академии. Посреди комнаты стоял стол, на котором лежали карты, а над столом прямо в воздухе кто-то из магов создал призрачную карту, где чётко была обозначена Лавирра и приближающиеся к ней враги…

Я стушевалась при виде такого количества высокопоставленных персон и подумала, какой наглостью это должно выглядеть с моей стороны — вломиться на важное совещание в императорской Диадеме и это после всего того в чём меня подозревали и обвиняли…

— Надеюсь у вас действительно важные новости? — нетерпеливо поинтересовался какой-то старый маг и в тот же момент, я откинула капюшон с головы…

Повисла гробовая тишина. Все присутствующие замерли в недоумении. Никто не просто не ожидал этого, а особенно от меня… ведь наверняка, даже те, кто не знал меня лично, слышал о безродной рыжеволосой девушке, с отличием закончившей Школу Телохранителей и наделавшей в Академии столько шума.

— Я вообще не собиралась править, просто решила помочь воодушевить народ. — решила признаться я. — Ведь народ должен воспрянуть духом когда узнает, что у них есть императрица?

Я обвела всех собравшихся выразительным взглядом. Никто не собирался падать передо мной на колени, но я видела по глазам, что большинство мне поверило. Из числа сомневающихся был тот самый "нетерпеливый" маг. Он, сохраняя молчание, приблизился и с безопасного расстояния принялся рассматривать Диадему и меня.

— Хотите проверить артефакт на подлинность? — осведомилась я. — Может, примерите, чтобы убедиться на собственном опыте?

— Не надо! — тут же отпрянул маг, бухнулся на колени и смиренно добавил. — Простите меня, императрица.

Его примеру последовали все остальные.

— Прошу, встаньте! — воскликнула я не в силах смотреть на коленопреклонённых великовозрастных магов. — Тем более, сейчас не время. Враг уже близко.

— Да, поспешим, народ должен видеть свою императрицу. — произнёс вездесущий Андрэс Шейн, рисуя в воздухе знаки портала. — Вэллерин!

Из сияющего прямоугольника тут же появилась девушка и вопросительно и чуть встревожено посмотрела на отца, даже не заметив, что здесь происходит.

— Помоги новой императрице привести себя в порядок и через пятнадцать минут встречаемся в тронном зале.

Вэллерин медленно, словно во сне, повернулась ко мне, заставив меня смутиться… но пока она разрывалась между тем, чтобы накинуться на меня с расспросами и тем, чтобы, как и все упасть на колени, я подхватила её за локоть и шагнула в любезно предоставленный мэтром деканом портал в императорский дворец. Лэйр молчаливой тенью последовал за нами. Оглянувшись, я увидела его ободряющую улыбку и улыбнулась в ответ.

— И когда ты собиралась мне сказать, что приходишься родственницей императору? — поинтересовалась Вэлл. — Хотя с чего это, ты должна мне объяснять?..

— Вэллерин, я надеюсь, между нами останется всё, как было, тем более, я не собираюсь быть императрицей. Это просто, чтобы поддержать народ и победить в войне… — попыталась оправдаться я.

— Нет уж, так просто, тебе отвертеться не удастся, подруга. Когда всё закончится, если мы победим, народ будет нуждаться в тебе как никогда. Извини за прямоту, но ты по уши вляпалась. — она с сочувствием посмотрела в мои глаза и добавила: — Только помни, что ты всегда можешь на меня положиться.

— Спасибо. — поблагодарила я её от всего сердца. — Я не смогла бы поступить иначе, Вэлл.

— Понимаю. — кивнула она. — А теперь, идём. Ещё нужно тебя переодеть.

Как оказалось, Вэллерин очень хорошо ориентировалась во дворце и быстро нашла место, где можно было достать подходящий случаю наряд. Стараясь не думать о том, что этот наряд раньше кому-то принадлежал, я скривилась от его вида — Это было что-то вроде туники мышино-серого цвета. Я спросила:

— И как я в этом буду сражаться?

— Ты теперь не будешь сражаться. Надевай. — настояла Вэллерин и мне пришлось ей подчиниться. Всё таки она знала об этом побольше моего.

— Зато такую одежду проще всего будет сбросить. — внёс свою лепту Эллэйраэтт. Почему-то я поняла его сразу правильно, а слышавшая это Вэлл одарила его возмущённым взглядом.

— А к этому больше ничего не прилагается? — спросила я, чтобы разрядить обстановку.

— Как не полагается? Вот сапоги, перчатки, и тебе нужна лёгкая кольчуга. Одевай пока то, что есть, а остальное я тебе сейчас принесу.

Когда волшебница ушла я переоделась в тунику под обжигающим взглядом Лэйра и спросила у него:

— Ты тоже думаешь, что я вляпалась?

Он подошёл ко мне ближе, и внимательно оглядев с ног до головы, сказал:

— Попробуй поверх этого надеть свой корсет. По-моему выйдет неплохо…

Я взяла в руки корсет и, нахмурившись, посмотрела на Эллэйраэтта.

— А на счёт того… ты вляпалась не больше, чем тогда, когда помчалась на выручку к Крею.

Говоря это, он продолжал поедать меня взглядом, а я что есть силы, старалась выглядеть невозмутимой и продолжала одеваться. Когда я надела сапоги, перчатки и даже корсет, вошла Вэллерин и одарила нас хмурым взглядом, увидев по её мнению, лишнюю деталь в моём наряде. Но вслух она ничего так и не высказала, а просто протянула мне кольчугу.

— Может не стоит её надевать? — робко предположила я.

— Стоит. — отрезала Вэлл. — А теперь, садись. Я приведу твои волосы в порядок.

И подруга принялась творить. При помощи магии и расчёски, всего через каких-то пару минут, она сотворила из моих взлохмаченных волос причёску достойную Диадемы. Конечно, отчасти это было иллюзией, но это была шикарная иллюзия.

— Вот теперь ты стала похожа на императрицу. — удовлетворённо произнесла Вэллерин, глядя на меня. — И мы можем идти.

Я не удержалась от того, чтобы прибавить к своему наряду ножны с мечом, а Лэйр не удержался от поцелуя… этот поцелуй страсти и любви отдавал горечью, как буд-то это было в последний раз, перед тем, как что-то должно было случиться… Я встревожено заглянула в его тёмные глаза, ожидая увидеть в их глубине ответ, но Вэлл поторопила нас и я увидела только, как его губы беззвучно прошептали:

— Я всегда буду с тобой…

Явление новой императрицы своему народу, со стороны выглядело вполне обыденно и непримечательно. Красивая рыжеволосая девушка с Диадемой на голове вышла поприветствовать народ на специально созданный для этих целей балкончик в сопровождении своего верного телохранителя (именно так воспринимали Эллэйраэтта окружающие), военноначальника и двух магов.

Я сказала им совсем немного слов о том, что мы должны победить и обязательно победим, потому что, добро всегда побеждает зло. А я уж сама позабочусь о том, и сама возьму меч, чтобы защитить Лавирру…

Народ не высказал бурного ликования и шапки вверх никто кидать не стал… потому что этим народом были воины, боевые маги и обычные солдаты… но я увидела, как в их глазах зажглась надежда и тихо прошептала самой себе и тому, кому дано было понять, беззвучное движение моих губ…

— Это всё, что нужно ради победы, и мы победим…

Лиссия энн Морран начала войну без предупреждения и парламентёров. В её планы входило запугать жителей Лавирры, уничтожив на их глазах магов и самых сильных воинов, а для этого переговоры были лишними. Она так же чувствовала, что её сестра где-то там и, конечно же, жаждет её Лиссии смерти, но мама попросила оставить Кайрин живой и по возможности, невредимой…

Что ж, оставить живой — это будет не слишком трудно…

Лиссия улыбнулась своим мыслям и отдала приказ о нападении…

Когда могучий город впервые содрогнулся под натиском врагов, защитникам Лавирры пришлось иметь дело не только с магами и демонами, но и с суровыми северными воинами.

Северяне напали первыми, потому как в планы их Правительницы входила попытка взять столицу грубой силой, а все самые опасные и смертоносные заклятия припасти напоследок, когда ей придётся добивать магов и ловить сестру, если та изменит свой человеческий облик на драконий.

Но госпожа и повелительница северных земель плохо изучила противника и не могла понять, почему так легко гибнут её воины от рук странных и на вид не очень могучих людей в чёрных одеждах.

— Кто они? — спросила она у матери, поскольку та знала если и не всё, то очень многое, что происходило в этом мире.

— Телохранители. Непревзойдённые воины и убийцы. — ответила та.

— Я не хотела больших жертв среди мирного населения, но видимо придётся задействовать магию. — вздохнула Лиссия.

— Может, предложишь им сдаться для начала?

— Думаешь, они на это пойдут?

— Возможно. Если они остались без императора, а их основные силы были сосредоточены на том острове, который мы с успехом разгромили… Своим предложением, ты внесёшь в их лагерь смуту, и простой народ сам сдаст своих командиров.

Лиссия задумалась. В словах матери был резон… только вот единственной преградой на пути осуществления этого плана, могла стать Кайрин. Ламии неведомо было, какую роль в войне сыграет её сестра, но она была уверенна, что та ещё попортит ей крови… ведь что можно было ожидать от девушки-воительницы, умеющей становиться самым смертоносным существом в этом мире и при этом так легко заключившей союз с демоном?.. только неприятностей.

— Я поражена до глубины души. — пожаловалась я, своим приближённым. — Как мардисцы сумели сломить Грозовые башни, если для того чтобы не подпустить их к материку, требовались лишь наши лучники и маги?

— Никто не выжил, чтобы рассказать о том, что случилось в Грозовых башнях. Предположительно, там было использовано дикое количество чёрных заклинаний. — сказал Дэнрик. — И это нападение — всего лишь проба сил. Нас спасает пока только то, что им нужна Лавирра целой.

Это я прекрасно понимала, потому что помнила, что моя жестокая сестра намеревается превратить этот город в свою южную резиденцию. Лишние жертвы и разрушения ей не нужны.

Вдруг с улицы послышались взволнованные крики.

— Они отступают!

Мы с Дэнриком переглянулись. Проба сил закончена и сейчас должно начаться самое интересное… Тут же в подтверждение к этому, принёсся гонец с вестью о том, что Повелительница Мардиса хочет переговоров и вызывает для этого главного.

— Пойду я. — решительно заявил Дэнрик. — Ты так рисковать не можешь.

— Она ничего мне не сделает. — возразила я поднимаясь со своего места. — Пойду я, а вы остаётесь здесь. — это я сказала специально для Эллэйраэтта. — И это не обсуждается.

Дэнрик усмехнулся и промолчал. Он слишком хорошо успел меня узнать, чтобы тратить время на ненужные споры. И ещё он видел меня у Лиссии и поверил, что она не причинит мне вреда.

Эллэйраэтт тоже не спорил и остался внешне совершенно невозмутимым, но я знала, что он внимательно будет наблюдать за мной со стены. В отличие от Дэнрика, он не был уверен в том, что Лиссия сможет удержаться от того, чтобы подкинуть мне какую-нибудь гадость. А если этого не сделает она, есть ещё Мать демонов…

Я вышла на переговоры, любуясь тем, как удивленна Лиссия. Она не ожидала того, что выйду именно я.

— Это ты теперь у них главная? — вместо приветствия поинтересовалась ламия.

— Я тоже рада тебя видеть. — мило улыбнулась я. — Да. Теперь я — императрица. Уничтожив всю императорскую семью, ты сделала большую ошибку.

— Ты думаешь, что приходишься родственницей императорской семье? — недоверчиво усмехнулась Лиссия.

— У окружающих есть все основания так думать.

— Ха! Основания говоришь? Знаешь, почему артефакт не убил тебя на самом деле?.. Вижу, что не знаешь… Ты — другая! В твоей крови течёт совсем другая магия и поэтому магия этого мира, никогда не причинит тебе вреда!

Похоже, Лиссия знала обо мне гораздо больше, чем я сама, но, несмотря на это я подавила в себе интерес и сказала:

— Мне всё равно кто я. Моё происхождение меня уже не интересует. Я — это то, что здесь и сейчас. Предлагаю тебе отступить и тогда я, возможно, прощу Грозовые башни… а иначе каждый воин, что находится за этими стенами, дорого продаст свою жизнь, прежде чем ты сможешь сделать шаг в эти ворота… хотя я этого тебе тоже не гарантирую. Я сделаю всё, чтобы убить тебя!

Говоря всё это, я наблюдала за её реакцией. Лиссия узрела в моих глазах опасный блеск и поняла, что это не пустая угроза и меня ничто не остановит, чтобы убить её…

— Там, в Грозовых башнях были мои друзья и ты убила их. — тихо проговорила я, не сводя с сестры пристального взгляда. — Но я попытаюсь простить тебе содеянное, если ты отступишь.

Лиссия энн Морран рассмеялась, но это уже был нервный смех.

— Пока не поздно, предлагаю тебе сдаться, сестра. Так уцелеют оставшиеся у тебя друзья, а ты разделишь власть со мной! У меня есть оружие, которое ты себе представить не в силах, но если я им воспользуюсь, не выживет никто! Подумай над моими словами. Я даю тебе время до рассвета.

И произнеся всё это, ламия горделиво удалилась в свой лагерь.

Я чувствовала ложь в её словах и оттого не верила в оружие способное уничтожить всё на своём пути, но в то, что Лиссия пощадит хоть кого-нибудь, верилось ещё меньше… Вернувшись, я рассказала обо всём Дэнрику и собравшимся в штабе магам и последние сразу же предположили, что Лиссия будет атаковать нас чёрной магией как Грозовые башни.

— Мы должны первыми напасть на них, пока они не накопили силы, которые должно быть поиссякли после атаки на башни и переброски сюда! — вдруг громко сказал Эллэйраэтт, обращаясь ко всем собравшимся.

— Вы — всего лишь телохранитель императрицы. А поэтому позвольте нам самим решать как поступить. — мягко одёрнул его один из магов.

— Вообще-то, господин Саэль, это мой жених. — сказала я, чтобы все присутствующие знали впредь как нужно обращаться с Эллэйраэттом. Я могла бы и не говорить этого, но тогда бы кое-кто нарвался бы на неприятности, в которых ему не помогла бы даже магия.

— Но позволяет ли его происхождение? — подал голос другой маг, чьего имени я не знала.

— В этом можете не сомневаться. — ответил за себя Эллэйраэтт, с вызовом поглядев магу в глаза.

Стараясь не выдать своего удивления, я скользнула взглядом по своему избраннику, подумав о том, что слишком много о нём не знаю… но, к сожалению, сейчас, пока идёт война, было как-то неуместно об этом расспрашивать. Да и мне было всё равно, кто он и каких кровей, ведь я полюбила его, даже не смотря на то, что он — не человек, а остальное было лишь несущественной мелочью.

— Мне нравится идея с нападением. — сказала я. — Дэнрик?

— Это разумное решение. — согласился воин. — Нам необходимо напасть первыми, а иначе нас ждёт участь Грозовых башен. Сейчас время на их стороне.

— А как же помощь из Великих лесов? — напомнил Саэль.

— Пока мы её дождёмся, всё будет уже кончено. — заявил Дэнрик.

— Что ж, вам виднее. — усмехнулся маг. — Но мы очень сильно рискуем, нападая ночью.

— Но ещё больше мы рискуем, если будем ждать до утра. — парировала я и большинство собравшихся были со мной полностью согласны.

Лиссия энн Морран была взволнована. Её строптивая сестрица даже не подумала над предложением решить всё миром, а это значило, что придётся брать Лавирру силой… никому не нужные потери и разрушения… Никому не нужные, кроме Риенны. Похоже, ей было всё равно, чем всё закончится. Главное для неё — заполучить в свои руки Кайрин. Зачем ей это нужно Лиссия так и не удосужилась выяснить. Главное — мамочка помогала ей в войне, а с сестрицей пусть делает, что хочет… Уж если раньше Лиссия считала Кайрин недалёкой, то теперь и вовсе не знала что и думать. Связаться с демоном. Да ещё "таким" образом… Это было слишком даже для Лиссии. Она привыкла к тому, что демоны прислуживают ей и не более того, а Кайрин перешла все разумные пределы, и теперь после этого Лиссия не сдержала бы своего обещания, если бы она сдалась.

Тем временем, пока Правительница была занята своими размышлениями, в её лагере творилось что-то странное…

Всё началось с мелких возгораний, но происходящее сразу списали на ошибки непутёвых чернокнижников. Но потом стали доходить сообщения, что с южной стороны лагеря, на воинов стали нападать какие-то чудища вылетавшие прямо из леса. Решившая, проверить так это или нет, Риенна, не нашла там ничего, кроме полусотни растерзанных трупов солдат убитых неизвестно кем или чем.

Узнав об этом, Лиссия была вне себя от ярости. Вместо того, чтобы готовиться к завтрашней атаке, добрая половина её воинства не смыкая глаз, шаталась по лагерю, шарахаясь от каждой тени, колдуны выясняли отношения друг с другом, а некоторые солдаты почувствовали себя к утру не очень хорошо у многих прихватило животы, и их положение усугублял страх перед неведомыми ночными тварями из леса… но Повелительница Мардиса и представить себе не могла, сколько воинов позорно сбежало с поля сражения. Некоторые из них предпочли сразу сдаться на милость императрицы, дабы не бежать ночью через страшные имперские земли ночью и не встретить чудовищ их населяющих.

В ту ночь не спала и я. Всё переживала за своих диверсантов. Общим решением была именно диверсия — как более безопасный и бескровный способ вывести противника из равновесия и пошатнуть его боевой дух.

Основной целью диверсантов стали вражеские маги, но по ходу проведения операции выяснилось, что в ней участвовали неустановленные лица, приложившие руку к заражению мардисцев неизвестной болезнью и убийстве нескольких солдат. Кто бы это ни был, он ставил под угрозу срыва всю операцию. У Эллэйраэтта определённо не было на это времени, потому что он постоянно был у меня на виду и никуда не отлучался надолго… но кроме него я не знала на кого и думать, ведь только он вёл себя так непредсказуемо… вот только поговорить об этом с ним не хватало времени. Отряды магов-диверсантов вернулись живыми и невредимыми и отчитывались о проделанной работе, а так же о том, что они успели услышать и увидеть.

— Госпожа, там один пленный хочет с вами говорить. — сообщил подбежавший солдат.

— Императрица не должна являться по зову какого-то мардисца. — сказал ему Саэль, за что получил от меня гневный взгляд.

— Постой! — остановила я солдата. — Приведи сюда этого пленного.

— Сейчас идёт война и вы не должны размениваться на такие мелочи. — заметил маг, когда солдат вышел.

— Знаю, Саэль. Но позвольте мне самой принимать решения.

— Как скажете.

— Благодарю.

Ждать к счастью пришлось недолго. Вскоре явился тот солдат в сопровождении ещё двоих ведущих под конвоем связанного человека в одеждах мардисского воина, которые явно ему были великоваты, а шапка и вовсе сползла на глаза. Остановившись передо мной он дёрнул головой, чтобы убрать с глаз шапку и сказал, глядя в мои глаза:

— Я знал, что тебя ждёт великая судьба.

Не говоря ни слова, я выхватила у одного из воинов кинжал и, разрезав верёвки, обняла "мардисского" воина прямо на глазах у удивлённых стражников. И то, что это вовсе не мардисский воин, понимал только Эллэйраэтт. Он узнал его. Это был Грей, которого я успела похоронить вместе с Грозовыми Башнями.

— Ты должен нам всё рассказать, Грей. — сказала я выпуская его из объятий. Как сумел выжить, как попал во вражеский лагерь, и что на самом деле случилось в Грозовых Башнях.

— Расскажу. — пообещал Грей. — Только, ради всего святого, дайте мне воды. Ночью мы тем только и занимались, что травили воду в лагере, после чего я из своей фляжки пить боялся.

Эллэйраэтт протянул ему целый кувшин чистой воды и, встретившись с ним взглядом, дал понять, чтобы он не рассказывал обо всём, что видел сегодня ночью. Грей понял это ещё ночью и сделал вид, буд-то ничего не заметил, принимая воду.

Всё началось точно так же, как уже было не раз — к Грозовым Башням плыли вражеские корабли и защитники готовились отражать натиск северных захватчиков. Но что-то пошло не так. Врага словно охраняла некая неведомая сила. Она окружала корабли, не давая прорваться заклинаниям и стрелам. Северяне легко пристали к берегу, но почему-то не спешили высаживаться, чего-то выжидая… и тут внезапно, небо над Грозовыми башнями разверзлось чёрным оскалом и оттуда полезли невиданные никем ранее твари, словно сотканные из теней и отблесков пламени. Они без труда убивали каждого встреченного на их пути воина или мага, одним своим касанием…

Кто-то бежал, обезумев от страха, а кто-то, чтобы спасти свою жизнь и предупредить об опасности империю. Их было всего семеро и ни один из них, не был прирождённым воином. Все они были только целителями. Они не смогли скрыться и их поймали, но Лиссия энн Морран, решила не убивать целителей, а завербовать в свою армию, потому как среди её воинов-магов, подавляющая их часть практиковала магию смерти и разрушений и исцелять они в лучшем случае умели плохо. Целители, среди которых был Грей, недолго думая согласились, решив бежать при первом же удобном случае.

Случай представился минувшей ночью.

В лагере творилось нечто невообразимое. Сначала пересобачились колдуны, выясняя кто виноват, в самопроизвольных возгораниях, а затем из лесов полезли твари. Страшные и тощие с чёрной сморщенной кожей, в них было два человеческих роста и нечеловеческая скорость. Они хватали воинов и скрывались с ними в лесу, после чего возвращались за добычей снова.

Воспользовавшись суматохой, целители решили сбежать, напоследок потравив воду в лагере.

Грей не рассказал лишь одного, о том как, собравшись бежать, он едва не угодил в лапы чудовища и о том кто его спас от неминуемой смерти, просто приказав страшилищу уйти. Его спаситель был родом из другого мира, но по каким-то причинам он был на их стороне. Поэтому целитель решил промолчать. Сейчас, когда на стороне Мардиса стоит страшная смертоносная сила, он не мог лишить их даже такого союзника.

Грей с интересом присматривался к Кайрин. Знает ли она, с кем на самом деле имеет дело?.. Возможно, знает. Она и сама изменилась, пусть внешне осталась всё той же что и раньше. В глубине её глаз появилось больше силы и мудрости… хотя после всего того что она пережила это было как раз неудивительно.

Рассказывая свою историю и засмотревшись на новоявленную императрицу, юноша совсем забыл о том, что среди мардисских пленников остались ещё шестеро целителей, о чём ему напомнила Кайрин.

После того, как Грей отправился вместе со стражниками вызволять из добровольного плена остальных целителей, я одарила Эллэйраэтта многозначительным взглядом. Я видела, как они переглянулись с Греем, и не могла не догадаться о том, о чём не договорил парень. Только вот почему промолчал Лэйр?

— Я не хотел, чтобы ты волновалась. — тихо произнёс он заглядывая в мои глаза.