Лиссия энн Морран не могла отступить от своего слова и даже, несмотря на то, что её армия потеряла за минувшую ночь свою боеспособность, она атаковала. Риенна обещала стереть Лавирру в пыль, и ламии на это было уже наплевать. Когда она победит, для неё построят большой город, лучше, чем этот, где всё будет напоминать о её сестре…

Теперь, под прикрытием воинов, атаковали маги. Риенна требовала больше смертей. После Грозовых башен, она подрастратила свои силы и теперь ей необходимы были свежие ресурсы… а умрут свои воины или чужие для неё было совсем не важно…

Глядя на разворачивающуюся под стенами города битву, я с трудом сдерживала себя от того, чтобы не превратиться в дракона, чтобы напугать врагов одним своим видом, а если не проймёт, то пожечь. Время от времени, я хваталась за рукоять своего меча, намереваясь бросится на подмогу своим воинам. Эллэйраэтт и Дэнрик, давно сражались с армией Лиссии где-то там внизу, отчего роль наблюдательницы становилась ещё невыносимей.

— Отряд вражеских воинов прорвался в город! — выкрикнул кто-то, и я уже не смогла устоять. Я оседлала первую попавшуюся лошадь и понеслась на подмогу своим воинам…

Эллэйраэтт с лёгкостью отбивал удары и прикрывал от ударов, сражавшихся с ним плечом к плечу солдат. Это заставило Дэнрика взглянуть на него совершенно по-новому. Дело было в том, что когда они виделись в последний раз, он не производил впечатление хорошего воина… а Лэйр тем временем сожалел о том, что сейчас не ночь. В темноте он бы мог оторваться на всю катушку и показать северянам кто есть кто, а заодно и вызвать на подмогу тех, кто никогда не откажется от тёплой человеческой крови… и если бы он мог воплотить все свои планы в реальность, эта война закончилась бы очень быстро.

Погрузившись в свои мысли, Эллэйраэтт совсем забылся и, сражаясь, ушёл совсем далеко, оказавшись среди одних врагов.

— Эллэйраэтт! — вдруг раздался знакомый, вызывающий яростную ненависть, голос.

Мардисцы расступились, пропуская свою Повелительницу.

— Ты так быстро нас покинул, что мы даже не успели попрощаться. — проговорила она приторно-сладким голоском. — Но в этот раз ты не посмеешь отказать мне, ведь правда?.. С тобой больше нет твоей защитницы, а значит, ты пойдёшь со мной!

— Готовься к смерти! — выкрикнул он, и тут на его пути возникла Риенна.

— Ну вот ты и попался. — проговорила Мать демонов, наслаждаясь ситуацией. — Теперь-то ты от нас никуда не денешься!

И тут он почувствовал на себе знакомые уже сети чужой силы…

Дэнрик же не заметил, куда подевался Лэйр, но когда вражеские ряды дрогнули и отступили, он увидел парня идущего за Правительницей Мардиса…

Предательство? Нет, он не верил, что так храбро сражавшийся, ещё некоторое время назад воин, так резко поменял свои приоритеты… ведь кроме всего прочего, Кайрин назвала его своим женихом… а значит всё дело в колдовстве, без которого обойтись не может Мардис.

"Они похитили Лэйра, заморочили ему голову, чтобы повлиять на Кайрин." — подумал Дэнрик и вскинул руку с мечом.

— В атаку! — прокричал он, первым бросаясь на отступающего противника.

Но в дело вступили маги, прикрывая отступление, и земля под его ногами вздыбилась и дохнула пламенем. Дэнрик успел отскочить, но нескольким воинам не повезло. Он выругался и скомандовал отступление.

Я ожесточённо рубила врага направо и налево, возмущённая тем, что они посмели прорваться с тыла. А ещё, я отводила душу — слишком долго я сидела без дела — пора было внести свой вклад в эту войну! Мардисцы слишком сильно недооценивали мои боевые качества, за что платили своей кровью…

— Укрепить оборону южных врат! — приказала я стражникам.

Я взлетела обратно в седло и во весь опор помчалась назад к северным вратам. Мне необходимо было знать, что с Эллэйраэттом всё в порядке, но… встретив взгляд Дэнрика, я поняла, что случилось что-то страшное…

— Извини, мы не смогли ничего сделать… — начал он, но не смог закончить, я бросилась к нему и схватила его за куртку.

— Что с ним случилось?! Он погиб? — выдохнула я.

— Успокойся, он жив. — сказал он. Просто его взяли в плен.

Я справилась с эмоциями и, взяв себя в руки, как можно спокойнее попросила:

— Расскажи мне, как это произошло.

Дэнрик честно рассказал мне, как выглядело это на его взгляд. Заколдовали или он сдался сам, но Эллэйраэтт без видимого принуждения ушёл следом за Лиссией совершенно добровольно.

— Этого не может быть. — только и сказала я.

— Это война, а на войне случается всякое. — сказал воин, но эти слова были мало похожи на слова утешения.

Я посмотрела на него и подумала о том, что не смогу рассказать о Эллэйраэтте правду даже ему. И пусть мой бывший учитель легко принял правду обо мне и легко смирился с этим… всё же он считал меня человеком… к пришельцам из иных измерений у людей особое отношение и обычно они называют их демонами…

Потом я попросила, чтобы меня оставили на несколько минут наедине с самой собой. Ей необходимо было подумать о том, что делать дальше и хоть немного привести себя в порядок.

Что я могла предпринять в данной ситуации, ведь Лиссия захватила Эллэйраэтта, чтобы использовать как заложника (уж вряд ли она могла заставить его воевать против своих же)… Было странным то, каким образом она вообще заставила идти за собой, тогда когда Лэйр был освобождён от Призыва. Наверное, дело не обошлось без пресловутой чёрной магии и Риенны.

В сложившейся ситуации, я видела лишь один выход — отбить Эллэйраэтта или выкрасть (уж как получится). Но на уступки было нельзя идти. Лэйр не хотел бы этого…

Как следовало ожидать, скоро примчался гонец с известием о том, что Правительница Мардиса жаждет со мной встречи.

— Ну что, сестрица, твой возлюбленный у нас живой и здоровый… но это пока что… — вместо приветствия проговорила Лиссия, самодовольно улыбаясь. — Я предлагаю тебе сдаться, а иначе судьбу одного демона я предоставлю решать нашей мамочке.

Я молчала, всматриваясь в сестру, подаренной мне самой преисподней и размышляла о том, насколько легко я смогу расправиться с ней если припечёт.

— Что же ты молчишь, сестрица? — с издёвкой поинтересовалась ламия. — Тебе перечислить, что может сделать с ним наша мамочка: лишить разума, заставить себе прислуживать… хотя он сейчас и так делает это… запереть в этом теле навсегда, потому что обычное убийство будет слишком лёгким для него наказанием и такой как он найдёт способ вернуться…

— Ты ведь знала, что сотворила твоя мамочка в своём родном мире, ведь так?

— Да, знала. — легко согласилась Лиссия. — Но мне всё равно, ведь она поможет захватить мне вашу империю…

— А потом она накопит силы и уничтожит наш мир. — продолжила я. — и тогда ты лишишься на только власти, но и жизни.

— Она больше не повторит своей ошибки. — упрямо заявила ламия, дёрнув своим змеиным хвостом. — Ты так и не надумала…

— И не надумаю. — уверенно согласилась я. — Захватив Эллэйраэтта, ты ничего не добьёшься! Я не могу позволить ставить свои чувства превыше жизней тех, кто в меня верит!.. а Эллэйраэтт хотел бы, чтобы я сражалась дальше.

— То есть, ты уже смирилась с его смертью? — поинтересовалась Лиссия с лукавой улыбкой, но я не ответила и, развернувшись, пошла прочь, еле сдерживая свой гнев.

Я была в одном лишь шаге от того, чтобы не обратиться в дракона. Но я знала, что Лиссия не станет причинять Эллэйраэтту вред, пока может его использовать, а убив, его она развязывает мне руки… и крылья… Я бы с удовольствием сожгла магов, использующих чёрную магию, а потом взялась за саму Лиссию…

Тем временем в лагере мардисцев, Эллэйраэтт прилагал все мыслимые и немыслимые усилия, для того, чтобы Риенна не догадалась о том, что на самом деле не имеет над ним никакой власти. Пока что Мать демонов была настолько уверенна в своём могуществе, что не удосуживалась это проверить.

Но гораздо труднее было, находиться здесь, зная, что Кайрин, не находит себе места переживая за него. Она думает, что над ним снова обрела власть её безумная сестра… Это было очень жестоко с его стороны, но так было лучше для всех и только так, он имел возможность нанести Риенне сокрушительный удар, которого она не ждёт.

Если бы план у него возник не так неожиданно, то он предупредил бы о нём Кайрин. Вряд ли бы она его одобрила, но была бы в курсе того что происходит на самом деле. Эллэйраэтт хорошенько задумался и понял, что и сейчас не лишён этой возможности, стоит только дождаться ночи…

Следующую ночь, защитники Лавирры провели беспокойно, считая потери и залечивая раны.

Мучимая неясным предчувствием, я не смогла заснуть. Спать я не хотела, но на том, чтобы я отдохнула, в голос настаивали все подряд и Дэнрик и Вэллерин и даже Саэль заметил, что я на демона похожа из-за этой бессонницы. Я ответила ему, что хорошо, что лишь похожа и согласилась отправиться в одну из пустующих гостиниц и постараться отдохнуть.

Сопровождать меня снарядили двух воинов из Школы телохранителей, которые остались у дверей комнаты, когда я туда зашла.

— Шли бы лучше отдыхать. — посоветовала я им, зная что это бесполезно.

Сбросив с себя опостылевшую кольчугу и сапоги, я легла прямо на застеленную кровать и уставилась в потолок. Без Эллэйраэтта, я вдруг почувствовала себя потерянной и одинокой, как никогда. Думать, о чём либо, не хватало сил и, прикрыв глаза, я погрузилась в полудрёму.

Мне неведомо было, сколько прошло времени, и ночь была или уже утро, когда в окошко постучали…

Прежде чем встать, я нащупала меч и сжала рукоять, только после чего, осторожно приблизилась к окну и кончиком меча открыла задвижку. Ставни без единого скрипа разъехались в стороны в проёме окна показалась чья-то бледная физиономия, мало напоминающая человеческую. Черты лица и уши существа были заостренны, а глаза со змеиным зрачком мерцали красным… поэтому, когда оно заговорило, я с трудом поверила в эти слова.

— Госпожа Кайрин. Хозяин просил передать, чтобы вы не волновались и верили в него. Остальное он скажет сам, когда вернётся. — выдал этот бледнолицый монстр и в следующий миг взмахнув огромными нетопырьими крыльями, взмыл в небо и унёсся прочь.

Постояв с мечом наизготовку ещё какое-то время, я вложила его в ножны и отправилась к северным вратам. Теперь всё становилось на свои места. Эллэйраэтт вызывал монстров, чтобы те убивали врагов, а теперь он сам решил поквитаться с Риенной, изображая из себя пленного демона…

Я была возмущена тем, что он не счёл важным сообщить мне о своих планах заранее, но больше я волновалась за его жизнь. Риенна накопила слишком много сил, и справиться с ней будет очень непросто.

Пока мы шли к воротам, на Лавирру напали.

На этот раз, первыми атаковали маги. С неба начали пикировать уже виденные мною прежде, крылатые демоны, а по улицам поползли мерзкие, похожие на насекомых, существа. Отбиваясь от тех и других, я заметила, что на небе снуют быстрые крылатые тени, разрывая мелких крылатых демонов, словно те были бумажными, и мысленно поблагодарила странных существ за то, что они не причиняют вреда нашим воинам.

А тем временем неистовые северяне, снова ворвались в город с юга и ломали ворота с севера огромным тараном. Поднявшись на стену, я увидела ужасающую картину — поле усеянное трупами павших и посреди этого кошмара стояла Лиссия, уверенная в своей победе и потому улыбающаяся в предвкушении окончания битвы.

Не вынеся вида побеждающего врага, я издала протяжный крик полный боли и ярости, от которого ночь стала ещё темнее и даже опытные воины побледнели, едва не выронив из дрогнувших рук своё оружие…

Не замечая ничего и никого вокруг, я кинулась прямо со стены, в полёте обнажая клинок и бросаясь на ламию. Та нервно рассмеялась, ускользая от смертельного удара и поднимая меч кого-то из павших воинов, которые между тем медленно пробуждались для того чтобы продолжить битву.

Северяне бросили таран и принялись отбиваться от пооживавших так внезапно мертвецов. Ожившими стали не только защитники Лавирры, но и их соратники, поэтому очень многие воины пали от мечей своих мёртвых товарищей.

Атакованному магами городу приходилось не лучше, так как и там поднимались мертвецы, но всё же, их было меньше чем за стенами и главной проблемой оставались демоны… И тут, решив исход битвы за город, с юга в Лавирру ворвались отряды эльфов, под предводительством мага-короля…

В то же время, посреди опустевшего лагеря северян у кое-кого был повод для радости. Риенна стояла на небольшом холме и жадно впитывала энергию смерти и разрушения. Скоро, очень скоро, у неё будет достаточно сил, чтобы поглощать души живых. Ей не нужен был этот город, не нужен был этот мир, и Лиссия ей была тоже не нужна… всё, что ей было нужно это сила, накопив которую она могла стать равной самим тёмным богам…

— Смотри, раб! Скоро всё закончится! — усмехалась она. — Мои дочери сделают всё за меня, даже и, не подозревая, какой цели служат. Родившиеся в этом мире, они были призваны для того чтобы нести смерть!.. И я могу ими гордиться, они неплохо справились со своей задачей, как считаешь?

— Кайрин не такая. — ответил Эллэйраэтт.

— Да, она чуть не сорвала мои планы, но всё же она выполнила то, для чего была рождена. Без неё эта война была бы менее кровопролитной.

— Ты накопила уже достаточно силы? — вдруг поинтересовался пленный, как казалось Риенне демон.

— Почти. — откликнулась она не обернувшись. — Ты же понимаешь, что сил не бывает много.

"Самое время!" — решил Эллэйраэтт, в тот же миг, бросаясь на Риенну и подобно вампиру, впился клыками в её шею…

Сбитая с толку, Мать демонов, успела лишь нелепо взмахнуть руками, исчезая вместе с напавшим в только ему ведомому направлении…

Война близилась к своему завершению.

В Лавирре эльфы добивали оживших мертвецов, уцелевшие мардисцы предпочитали сдаваться, а маги были повержены все до единого… и только две сестры продолжали свой бой…

Лиссия, отродясь не носившая кольчуги, была ранена уже дважды. И если рана на груди была лишь царапиной, то правая рука была ранена довольно серьёзно, она не могла ей даже пошевелить. С растрепавшимися на ветру волосами и бегающим взглядом, она была похожа на безумную, но всё ещё умудрялась отражать удары и сбивать меня с ног гибким змеиным хвостом…

Мне приходилось несладко. Измотанная переживаниями, недосыпом и простой банальной усталостью, я с трудом уворачивалась от меча сестры. Наконец, выбив его из рук, я отбросила в сторону и свой меч, и диким зверем бросилась на неё, выпуская длинные чёрные когти, которые тут же вонзились в плечи ламии. Вскричав, она подобно змее заизвивалась, изворачиваясь так, что сумела прокусить моё запястье, после чего дёрнулась в последней конвульсии и умерла…

…даже капля яда ламии убивала человека меньше чем за минуту, а противоядия не смогли изобрести все алхимики мира, поэтому подобравшие меня с поля боя целители, были сильно удивлены тем, что я всего лишь потеряла сознание…