Крей сказал, что в Школе Телохранителей девушкам не место, но я, как девушка, постоянно находящая неприятности, куда бы ни пошла, решила остаться и в последний раз попытать счастья. За воротами Школы меня ждали бандиты, которых не удастся обводить вокруг пальца вечно. Когда-нибудь нужно будет драться по-настоящему… Ещё за воротами остался не определившийся, со своими чувствами и судьбой, парень… но нужна ли я ему, студенту Академии, такая?.. неграмотная, только и умеющая что мыть посуду и полы?..

Я не знала, что меня ждёт в Школе Телохранителей — победа или полное поражение, но едва я ступила на песок тренировочной площадки, я почувствовала как меняется моё восприятие и телом завладевает дикая, как стихия, сила. Она не давала мне даже права на удивление, не говоря уж о страхе… всё было естественно и понятно как никогда…

Всех попросили сложить свои вещи на краю площадки и разбирать оружие — деревянные, но довольно острые мечи… а потом просто приказали сражаться друг против друга… Похоже, это было что-то вроде первого отбора… вместо собеседований и прочих формальностей…

Я бы сказала, что это слишком жестоко и бесчеловечно, если бы смотрела со стороны… но не сейчас… Я или то, что заняло моё место, сражалась так яростно и отчаянно, насколько вообще было способно это нетренированное тело. Я даже не уловила того момента, когда осталась совсем одна и на меня перестали нападать.

Временное безумие кончилось, так же внезапно, как и началось, и я осознала, что ранена в предплечье левой руки и правое бедро. Раны ужасно саднили и сочились кровью.

Я решила, что всё кончилось и меня, наконец, оставили в покое, когда не увидела перед собой ни одного противника. Кто-то валялся на песке, а кто-то уже успел отползти к краю площадки… и лишь горстка парней, выглядящих не такими побитыми, стояла неподалёку от меня и косилась на меня, как на безумную. Я же, уже почти пришла в себя и успела расслабиться (надеясь, что мне больше не придётся ни с кем биться), когда передо мной появился воин.

Он был довольно молод, но, тем не менее, спокоен и уверен в себе. Жёсткие, почти бесцветные глаза, смотрели на меня холодно и невозмутимо.

Наверное из-за того что воин был так похож на Крея, это вывело меня из равновесия. Закусив от волнения губу, я попыталась высвободить своё агрессивно-воинственное "я", которое спасало меня в трудную минуту… но ничего не вышло… Незнакомец сделал первый выпад… Я поставила несколько неуклюжих защит, вследствие чего получила довольно ощутимый удар, выбивший деревянный меч из рук, а в следующий миг меч противника замер на волосок от моего горла…

Вдруг воин широко улыбнулся и, убрав свой меч, отвесил мне короткий полупоклон. Посчитав, что так принято, я поклонилась в ответ и чуть не угодила под лезвие его меча… и только что заметила, что клинок у него не деревянный, а самый что ни на есть боевой!.. и это придало мне стимул сражаться. Я подхватила с земли свой меч, и чудом увернувшись от просвистевшей прямо над моим ухом смертоносной стали, отразила целую серию быстрых выпадов. Меня спасло лишь сверхъестественное чувство самосохранение, ведь у меня не было навыков боя и прежде, я никогда не держала в руках даже деревянного меча.

Я даже успела мимолётно подумать о том, что будь рядом со мной Крей, он бы точно не поверил в то, что я простая девушка. Правда, если признаться честно, я и сама от себя не ожидала такого…

Наконец, молодой мужчина снова улыбнулся, а затем вонзил свой меч в песок и сказал:

— Ты единственная девушка за последние пять лет, которой я могу сказать: ты прошла первое испытание. Как тебя зовут?

— Кайрин. — ответила я, тяжело дыша.

— Что ж, Кайрин, ты принята в Школу Телохранителей! Поздравляю! Завтра начнутся первые занятия, а теперь, можешь отдохнуть.

Конечно, испытание прошла не только я. Из побитой толпы парней, были и те кто, неплохо показал себя в бою. Их, как и меня, проводили к казармам.

Прохладный воздух помещений, тут же обнял моё разгорячённое тело, и я поняла, что смертельно устала, а мой дорожный костюм пришёл в негодность. Конечно, его было жалко, но больше меня волновало, моё собственное тело, болевшее как один большой синяк.

В казармах нас встретил молодой, видно ещё сам недавно пришедший в Школу, парень. Он занёс всех в список и ушёл, предоставив нас самим себе.

Койки здесь были двухъярусными. Выяснив, что раны больше не кровоточат, я выбрала кровать у стены и забравшись наверх, уснула мёртвым сном. Времени и сил на то, чтобы познакомиться с товарищами по несчастью, совсем не было.

Если бы не болевшее с утроенной силой, на следующий день, тело, то я могла бы сказать, что впервые выспалась.

Я надеялась, что утром, перед тренировками, кто-нибудь придёт и объяснит распорядок, отведёт на завтрак… но не тут-то было. Никто и не соизволил об этом позаботиться.

Вместо завтрака нас разбудил злой и властный голос Учителя.

Я с трудом разлепила глаза и обнаружила, что всем принесли какую-то одежду. Это были серые льняные штаны и рубашка с короткими рукавами и нечто вроде сандалий.

Стесняясь переодеваться при парнях, поэтому быстро переодевшись под одеялом, я побежала следом за всеми на улицу как того требовал Учитель. Им оказался тот самый молодой воин, с которым мне довелось драться.

Оглядев новобранцев, он погнал нас по плацдарму, побежав следом, чтобы подхлёстывать отстающих палкой по пяткам.

У меня ужасно болели все мышцы, а раны опухли и ужасно ныли, но я бежала стиснув зубы и думала только о том, чтобы не отстать и не получить палкой.

"Так лучше. — повторяла я про себя. — Это моя единственная возможность стать кем-то, не прислуживая каким-нибудь высокомерным типам и никого не боясь… И только ради этого я готова вот так бегать, стиснув зубы и махать мечом столько, сколько потребуется…"

Я привыкла к боли ещё в Хише. Но там, кроме боли физической, была ещё и душевная, а здесь её не будет. Я решила, что здесь меня будут уважать за стойкость и сильный характер и от мыслей об этом становилось немного легче…

Парни даже и не пытались подшучивать надо мной или как-то задевать. И меня, в самом деле, стали уважать за то, что я терпела все испытания наравне с мужчинами и это дорогого стоило.

После второго дня тренировок, я понемногу начала знакомиться с другими новобранцами Школы Телохранителей.

Первым ко мне обратился парень, спавший на нижней кровати. Был уже вечер, и он выглядел, как буд-то вот-вот сам умрет, или как минимум уснёт, но всё же, он решился подойти и поздороваться, пока я не уснула.

— Привет, меня зовут Джоуэлл. — представился он, улыбаясь мне вымученной улыбкой.

Я как раз собиралась вскарабкаться на свою кровать, но прежде чем это сделать всё-таки решила поздороваться в ответ.

— Привет. Я — Кайрин… но об этом уже, наверное, многие знают? — проговорила я, вспомнив, что сообщила своё имя ещё в первый же день.

— Да. — снова улыбнулся парень. — О тебе все говорят…

Он осёкся, скосив глаза куда-то в сторону, и я заметила, что за нами наблюдают.

— Пусть говорят. — устало отмахнулась я.

— Ты не подумай, что говорят что-то плохое… — поспешил заверить меня Джоуэлл. — Просто ты единственная девушка, что прошла испытание, и ты дралась так самозабвенно и яростно, что это на многих произвело впечатление.

— Ясно.

Я усмехнулась, а затем, схватившись за край своей кровати, подтянулась и закинула на неё своё измученное тело. Было ужасно приятно, чувствуя прохладу покрывала.

— Кайрин. — услышала я чей-то голос сквозь сон. — А что тебя привело сюда?

Кажется, я начала уже засыпать, а потому не сразу сообразила, кто со мной разговаривает.

— Судьба решила, что я люблю подраться. — пробормотала я, не открывая глаз.

На самом деле, сейчас было очень неподходящее время для того, чтобы приставать ко мне с расспросами, и я была очень признательна Джоуэллу за то, что больше он меня ни о чём не спрашивал…

Первая неделя была похожа на кошмар. Бесконечные тренировки и злой голос Учителя, сопровождали новобранцев даже во сне. Мне, правда, он снился редко, но кое-кто просыпался ночью с криками. Он намеренно не говорил своего имени, и все новобранцы звали его только так — Учитель, и никак иначе. К сожалению, никто не слышал, как его называют другие учителя или ученики постарше, потому что, когда он занимался с нами, никто не вмешивался в этот процесс. Парни даже начали поговаривать о том, что наш наставник на самом деле демон и узнавший его имя обретёт власть над ним. Я в это не верила, но догадывалась, что у Учителя, всё же есть веская причина, не раскрывать своего имени.

Мне было не до сплетен. Моё бедное тело не знало ни отдыха, ни покоя, едва я только засыпала, удобно устроившись, насколько это вообще возможно на жёсткой как доска кровати, ночная побудка вновь выдёргивала из долгожданного сна. Но всё же, к исходу второй недели, я почти полностью привыкла к режиму постоянной готовности.

Девушек кроме меня и в самом деле больше не было, но я сумела сдружиться и найти общий язык с несколькими парнями.

Кроме Джоуэлла, я прекрасно поладила ещё с двумя парнями Виктисом и Реем — они лучше других владели мечом, и я с удовольствием тренировалась вместе с ними. Я не стала скрывать от новых друзей, почему пришла в Школу Телохранителей (её ещё называли Школой Выживания), и когда перестала уставать так отчаянно, рассказала им всё как есть.

Оказалось, что нас объединяла не только Школа. Юноши, как и я сама тоже не прошли в Академию, даже, несмотря на то, что кое-какие задатки у них были, но они были настолько мизерными, что декан не стал производить их в студенты и отпустить восвояси.

Джоуэлл и Виктис, обладали, хоть и маленькими, но весьма полезными талантами. Они могли останавливать кровь и лечить несерьёзные ранения, а Рей обладал хорошим ночным зрением и мог создавать маленьких магических светлячков освещающих пространство вокруг на расстоянии пяти-шести шагов.

Первый месяц прошёл без особых происшествий. Слабаки, покинули Школу ещё в первую неделю тренировок, а из оставшихся новобранцев сформировалась крепкая команда из шестнадцати человек.

Парни радовались, что не сдались и не ушли как это сделали некоторые. Ведь после того, как мы все прошли самое тяжёлое — адаптацию к физическим нагрузкам, ежедневные занятия воспринимались как нечто само собой разумеющееся. И всё же, несмотря на то, что выживать в Школе стало намного легче, я и не думала расслабляться, ожидая, что в любой момент привычная жизнь может кончиться…

И это однажды произошло… Когда Учитель по-настоящему взялся за обучение. В один прекрасный день он явился не для того, чтобы гонять по плацу, а для того чтобы испытывать каждого из нас в отдельности, больно тыкая носами в ошибки… Так, вместе с царапинами и ссадинами к новичкам приходил опыт. Парни умеющие лечить просто махали рукой на царапины и занимались серьёзными травмами.

Время летело с ужасающей скоростью и вот, незаметно пришла зима… время, когда Учитель устроил настоящую бойню… и как итог — красный от крови снег и трое парней решивших уйти, потому, что вдруг поняли для себя, что такое отношение к ним это слишком. Двое из них вернулись в отчий дом, а третий отправился в Академию, чтобы снова попытать счастья там. Оставшиеся пожелали им удачи, не виня и не осуждая за слабость, потому как после такого экзамена сами были в одном шаге от того, чтобы уйти. Хотя нет. Одна жутко упрямая рыжеволосая девушка, не ушла бы, даже умирая от тренировок зловещего Учителя… да, я предпочитала лечь и умереть на месте, чем признать то, что полгода жестоких тренировок прошли зря…

После весеннего экзамена, нас по-прежнему было тринадцать, а вот потом ушёл Рей. Просто собрался в один прекрасный день и заявил, что по собственному желанию хочет покинуть Школу.

— Может у него сотрясение, не замечали? — поинтересовалась я у Джоуэлла и Виктиса. Даже, несмотря на то, что возможность исцелять у обоих значительно возросла за прошедший год, никто из них и не мыслил о возвращении в Академию.

— Он посчитал, что достигнет большего как иллюзионист. — усмехнулся Джоуэлл.

— Тогда точно сотрясение, а не иначе. — вынес вердикт Виктис.

— А может по городу заскучал, по девчонке. — вдруг серьёзно сказал Джоуэлл. — Это нам хорошо, мы никого не оставили за стенами Школы, а у Рейлисса там невеста осталась.

Уже вечером, ложась спать, я подумала о том, а ждёт ли меня кто-нибудь? Помнят ли или забыли, решив, что я уехала в тихий спокойный городок и вышла замуж?.. Узнают ли, когда я вернусь в облачении телохранителя?

"Узнают, наверное, куда денутся. — подумала я. — Не так уж я изменилась. Только коса стала длиннее и шрамов прибавилось…"

Сомкнув веки, я тут же услышала какие-то шорохи за окном. Свесившись вниз, я прошипела:

— Ты слышал? Кажется, на нас сейчас нападут?

Не дожидаясь ответа, я выпрыгнула из своей кровати, мягко и бесшумно приземлившись на каменный пол. Тут же рядом оказались Джоуэлл и Виктис. Остальные последовали их примеру. У всех наготове было единственное разрешённое здесь оружие — деревянные мечи.

— Заприте дверь. — тихо скомандовала я. — Вылезем в окно и застанем их врасплох.

Никто не смел мне возразить. Парни приняли моё командование как должное и оперативно забаррикадировали двери кроватями.

Шорох песка стал явственней, и я тихонько подошла к окну.

Несколько парней попытались залезть в окна, где мы их быстро перехватили и вырубили и, понимая, что остальные, скорее всего, услышали шум, приготовились к бою.

— За мной! — скомандовала я и выпрыгнула в окно, где нас уже ждали. Такого ещё не было, и я понимала, что это один из решающих экзаменов от которого зависит моё будущее.

И снова я перешла на скоростной режим, с трудом отличая своих от чужих, забрав у кого-то из нападавших его меч, отправляла в нокаут любого из посмевших сразиться со мной. И когда из темноты возник Учитель, я не задумываясь бросилась и на него. Я билась яростно и беспощадно, не давая сделать ему ни малейшего выпада… как когда-то поступал и он…

Время превратилось во что-то несущественное для тренированного тела, не знающего усталости. Я улыбалась, нападая, и видела, как он улыбается в ответ, вымученной улыбкой, что, несомненно, придавало сил. Наконец я выбила меч из его рук и, подхватив его, бросила Учителя к своим ногам.

— Ты воистину лучшая, Кайрин. — выдохнул он и рассмеялся. — Лучше меня.

Такой неожиданный комплимент выбил меня из колеи, и я вмиг ослабла, теряя боевой задор. Ещё бы! Услышать такое от человека, мучавшего меня на протяжении стольких дней…

Но тут Учитель воспользовался ситуацией и, подскочив на ноги, схватил меня за запястья и со свойственной ему улыбочкой сообщил:

— Вот только тебя так легко взять на эмоции.

Я чуть не застонала от досады и спросила:

— Я провалилась?

— Нет. — ответил он сдержанно. — С твоими эмоциями и прочими недостатками, ты всё же одна из лучших… Чтобы исправить это ты можешь приходить сюда после тренировок. Нам обоим есть чему поучиться друг у друга. Наши отношения как Учителя и ученицы заканчиваются, но мы можем стать друзьями, если захочешь.

Я задумчиво пожала плечами. Ведь задуматься было над чем… Как, например, о том, а не приложила ли я его слишком сильно во время схватки?

— Если захочешь найти меня. Можешь спросить Дэнрика. — сказал он и растаял в темноте.

Так я узнала его имя, и так начался мой второй год обучения в Школе Телохранителей. Это был ещё более тяжёлый год. К тренировкам добавились и другие занятия. Нас обучали грамоте и этикету, основам географии, политики и истории. Плюс к этому нас наконец-то начали обучать пользоваться любым видом оружия, а так же делать оружием любой предмет, попавший под руку.

Мне начинало казаться, что я стала уставать гораздо больше, чем в первый год, так как не привыкла к зубрёжке и сразу же её возненавидела. Поэтому единственной отдушиной для меня стали вечерние тренировки с Дэнриком.

По началу, мне как-то сложно было воспринимать другом своего недавнего мучителя и пойти на первую тренировку. Но, не продержавшись и пары дней, я решила с ним встретиться.

— Я пришла поговорить. — сказала я, ступая на розовый, от закатного солнца, песок. Никого особо искать мне не пришлось — Дэнрик был на месте и отрабатывал приёмы на невидимом противнике с таким рвением как буд-то, ему реальных противников было мало.

— Все разговоры потом! А сейчас, защищайся! — воскликнул он и с невидимого противника переключился на меня. — Посмотрим, не растеряла ли ты свои боевые навыки пока сидела за книжками!

Это за пару дней то?

Я быстро взяла себя в руки и принялась активно уворачиваться от ударов.

— Ты что — нападать и не собираешься?! — возмутился Дэнрик.

Я развела руками и ответила.

— Нечем… А бить тебя голыми руками мне не хочется. Упадёт самооценка, впадёшь в депрессию… кто потом будет новобранцев воспитывать?

— Это где ты таких мудрёных слов понахваталась? Показывай, на что ты способна, а не извивайся как змея на сковородке!

— Ты сам этого захотел. — прошипела я подобно змее и бросилась в атаку. Я поставила себе цель — отобрать его меч. Это оказалось не так просто сделать. Дэнрик насмехался надо мной, уходя от атак и делая ложные выпады. Но он слишком увлёкся этой игрой и допустил грубую ошибку, благодаря которой я сумела схватить его меч за лезвие, а ногой ударила по рукам, завладев его оружием.

— Боевой меч ты так схватить не сможешь.

— А мне и не надо! — огрызнулась я весело и сшибла Дэнрика с ног, прижав его к песку всем своим весом.

— Что с твоими глазами? — неожиданно спросил он, всматриваясь в моё лицо.

— Что-то не так? — удивилась я.

— Всё нормально. Мне наверное показалось. — отозвался Дэнрик, сбрасывая меня на песок и оказываясь сверху. — А тебя по-прежнему легко подловить.

Его лицо было так близко, что я чувствовала, как горячее дыхание обжигает мою шею и шевелит волоски… Я заглянула в эти бесцветные глаза и ещё раз убедилась в том, что никогда не видела таких глаз прежде… Бесцветная, почти белая радужка скрывала эмоции своего обладателя подобно ледяному щиту… Но что таится под ним?..

Вдруг он резко встал на ноги и протянул мне руку. Я приняла помощь, надеясь на то, что хоть в этот раз подвоха не будет. И как оказалось, не напрасно надеялась. Он помог мне подняться и тогда, оказавшись на ногах, я поинтересовалась:

— Ну а теперь мы можем поговорить?

— Мы уже поговорили. — ответил этот тип и развернувшись, пошёл прочь.

— Какой же ты всё-таки мерзкий! — выкрикнула я ему в след, но он и ухом не повёл.

На другой день я не пришла, решив этим проучить наглеца. Пусть он хорошо дерётся, но это не даёт ему права поступать со мной, как заблагорассудиться…

В следующую нашу встречу я билась с ним, молча и отрешённо, не слыша его язвительные замечания в свой адрес. Учтя все свои ошибки, я победила его. Лишила оружия и, держа острие меча у беззащитной шеи, довольно произнесла:

— Вот теперь мы поговорим…

— Я не обещал разговаривать с тобой сегодня. — отозвался Дэнрик, широко улыбаясь. Он снова надо мной издевался.

— А придётся. — пообещала я, готовая стоять вот так целую вечность, пока он не сдастся.

— Чего ты так долго от меня добиваешься? — после секундного замешательства сдался он.

— Почему ты так резко изменил своё отношение ко мне? Зачем тебе я?

— Отношение к тебе я не менял. — напомнил он мне. — Ты нужна мне для того, чтобы тренироваться. Ты лучшая и с тобой интересно.

"Какой же он всё-таки невыносимый!" — подумала я и отбросила меч в сторону.

— И это всё? — поинтересовался он, когда я повернулась к нему спиной, собираясь уходить.

— У тебя есть брат? — спросила я, не оборачиваясь.

— Нет. — ответил он коротко, но когда я отошла уже на несколько шагов, добавил. — С недавнего времени мы не считаемся больше братьями.

С того времени мы долго не разговаривали, а просто молча тренировались, но судя по его загадочной улыбке, его отношение ко мне не изменилось. Я по-прежнему ему нравилась и была интересна. И хоть порой мне и казалось, что всё дело не только в тренировках, это были лишь мои домыслы и не более того…

Второй год обучения летел для меня со скоростью молнии. Мне нравилось выматываться на тренировках, чтобы засыпать без задних ног и без мыслей о том, что могло и чего не могло у меня быть с одним молодым магом и ждёт ли меня хоть кто-нибудь за этими стенами… Я понимала, что не должна думать об этом, ведь одно из самых главных правил Школы — не покидать её стены до окончания обучения. Тем же, кто осмеливался сбежать на свидание или хотя бы нос высовывал за ворота, грозило отчисление. А я обещала пройти всё до конца.

И когда пришёл долгожданный день выпуска, я с удивлением обнаружила, что покинув Школу Телохранителей, я буду по ней скучать. Дэнрик словно прочёл мои мысли и сказал на последней тренировке:

— Ты всегда будешь здесь желанной гостьей.

Вернувшись в казармы, я обнаружила, что всем выпускникам принесли новую форму. Чёрную, с серебряным шитьём по воротнику и на лацканах рубашки. У меня форма слегка отличалась от формы парней, но так оно, по-видимому, и должно было быть. Высокие кожаные сапоги с серебряными пряжками были элегантнее, а брюки подчёркивали фигуру. Серая рубашка была приталена, а чёрная кожаная жилетка и вовсе стилизованна под корсет со шнуровкой впереди. Довершали наряд короткая куртка и тёплый тяжёлый плащ.

Осчастливленные новой формой выпускники, поспешили приводить себя в порядок, всеми возможными способами, боясь встретить день выпуска неопрятными. Я, привыкшая мыться каждый вечер, после тренировок, к выпуску была абсолютно готова.

Особой торжественности в этом не было. Нас построили на плацу, где вручили именное оружие и бумагу, удостоверяющую окончание Школы Телохранителей. Каждый из учителей сказал напутственные слова и… казалось, что на этом скромная церемония заканчивалась, но Школа не переставала удивлять своих учеников… Напоследок нам сделали татуировки. Парням в виде василисков, ну а я обнаружила над своей правой грудью дракона обвивающего меч…

— Теперь, после всех формальностей, ты покидаешь Школу Телохранителей, чтобы продолжить своё обучение уже в Академии. — сказал Дэнрик уже у самых ворот. — Желаю тебе крепкой руки и холодного разума. Не забывай о тренировках, но главное, помни о том, что всё может сложиться так, как этого захочешь ты.

Я не успела уточнить, что значат его странные слова, как Джоуэлл и Виктис увлекли меня за собой…