Выходя из ворот, в которые зашла два года назад, я, наконец, полностью осознала, что оставила за спиной и чуть не заплакала от радости… Я выдержала все трудности, как и обещала! Выдержала, вопреки всему и сделала невозможное возможным, перешагнула через свою слабость и боль!..

И хотя предстояло ещё много учиться и работать над собой, я только сейчас почувствовала себя по-настоящему свободной. Появилось ощущение, буд-то за спиной выросли два огромных крыла и стоит лишь захотеть, они унесут меня в синюю безоблачную высь, вознося высоко над всем миром. Я даже прикрыла глаза, чтобы в полной мере почувствовать этот пьянящий вкус свободы…

Джоуэлл и Виктис, похоже, чувствовали сейчас тоже самое, и только теперь, они понимали насколько были правы два года назад, когда пришли в Школу Телохранителей.

Взглянув на адрес рекомендательного письма, я лишь кривовато улыбнулась и сказала, похлопав друзей по плечам.

— Ну что, держим путь в деканат?

— Отдаваться в пожизненную кабалу, спасая шкурки магов! — торжественно ответил Джоуэлл.

— И в самом деле, Джоуэлл, Кайрин… — вдруг встрепенулся Виктис. — У нас ведь теперь ничего нет в жизни кроме нас самих и что бы не случилось в будущем, обещайте, что всегда будем держаться друг друга и не оставим в беде, что бы с кем ни случилось.

— Обещаю. — сказал Джоуэлл, прикладывая руку к сердцу.

— Даже если это будет идти вразрез со всеми правилами и запретами, я помогу вам, ребята, и никогда не брошу. — сказала я, обняв обоих. — А теперь, идём в Академию?

Но спешить в Академию пока никому не хотелось. После ежедневной муштры и лицезрения лишь серых стен Школы, парням хотелось погулять по городу, посмотреть, как изменилась и чем живёт Лавирра, послушать какие слухи ходят… Вот, например, куда отправились другие выпускники? Сомневаюсь, что они сразу, едва успев выйти за ворота, побежали в Академию. Уж, скорее всего, решили навестить родственников или прогуляться…

Вообщем, не выдержав соблазнов, мы двинулись на рынок. В это время, как раз проходила очередная ярмарка, и от разноцветных палаток торговцев, пестрило в глазах. Но я решила поискать для себя нечто конкретное, а именно повседневную одежду для занятий в Академии. Я не собиралась щеголять в парадной форме телохранителя, так как посчитала её слишком официальной для этого. Да и в Академии наверняка обучались телохранители, но я ни одного из них не заметила, видимо потому, что никто из них формы такой не носил.

Я выбрала для себя модное нынешним жарким летом открытое платье сиреневого цвета и подобрала костюм, похожий на парадную одежду телохранителя, только сделанную из более лёгкого материала. Только, вместо серой я купила белую рубашку, точно такую же, как мне довелось утратить безвозвратно на первом испытании в Школе Телохранителей.

А пока парни прилипли к лавке с магическими талисманами, я нашла место, где продавались разнообразные безделушки и косметика.

Припомнив слова Дэнрика о том, что мне лучше выглядеть девушкой хрупкой и беззащитной, нежели неустрашимым воином, я обзавелась розовой (цвета розовых лепестков) помадой для губ. Парами понравившихся мне колечек, которые в будущем можно было использовать в качестве амулетов и двумя изящными заколками, чтобы подбирать волосы наверх, как это делают местные модницы. Ещё я мимолётно подумала о том, что эти заколки могут послужить отличными орудиями для убийства, но быстренько отогнала эти мысли.

Переоделась я ещё в лавке с одеждой и теперь мне не составило труда быстро изменить причёску и накраситься.

Увидев меня в таком виде, Джоуэлл уставился на меня круглыми от удивления глазами.

— И это лучшая выпускница Школы?! О, боги, я в это не верю! Нашу Кайрин подменили!

Я фыркнула в притворном возмущении.

— Сами то хороши. — сказала я. — Ничего скромнее подобрать не могли? Небось, все свои сбережения спустили.

На самом деле, парни были одеты более чем скромно и примерно в такой же одежде они и пришли в Школу, просто я не могла упустить возможности поиздеваться над ними в ответ.

— Ну что, нагулялись? — поинтересовалась я хмуро у обоих, некоторое время спустя, мысленно ругая свои новые сапоги вместе с сапожником. Мало того, что они быстро натёрли мне ноги, но ещё в них было невыносимо жарко.

— Ага, только вино купим. — сказал Виктис, пересчитывая деньги и как бы оправдываясь, пояснил. — Надо же как-то отметить наш выпуск.

Я лишь махнула на это безобразие рукой и, дождавшись пока они купят вина, прямым курсом двинулась в Академию.

Ничего не изменилось, с того времени, как я покинула её ни с чем. Так же толпились у дверей желающие попытать счастья на магическом поприще. Так же, как и когда-то и я, шли вереницей от дверей деканата бездарности. Довершали картину старшекурсники, посмеивающиеся над неудачниками и некоторыми нелепо вырядившимися новичками.

Мы смотрели на всё это отстранённо, словно с высоты птичьего полёта, вежливо ожидая своей очереди…

— Не повезло. — буркнул Виктис, прислонившись к холодному граниту здания.

— Отчего же, — хмыкнула я. — напротив. Я считаю — нам повезло. Декан принимает, а значит на месте.

Джоуэлл улыбнулся своей неподражаемой улыбкой и сказал:

— Думаю, нам ещё больше повезёт, если декан распорядится предоставить для нас апартаменты и оставит на пару деньков, освоиться.

— А жирно не будет? — поинтересовалась я у него, пихнув локтём в живот.

— Как только станет жирно, отправлюсь с тобой к Дэнрику. Ты ведь там с ним тренировками занимаешься или…

— А ты так хочешь проверить, чем я там занимаюсь? — спросила я, с вызовом глядя в его глаза.

— Ты ведь возвращаешься от него такая довольная, вот мы и подумали… — решил встать на сторону друга Виктис.

Я гневно сверкнула глазами, собираясь поставить их на место, но… тут миру явилась она. Точно такая же, как и два года назад, надменная, ослепительная и чёрная душой… Летиция собственной персоной в окружении своих верных подружек. И чего она тут потеряла? Наверняка пришла посмеяться над неудачниками, подобно другим выскочкам.

Парни смотрели на неё со странным выражением — буд-то увидели светлого духа во плоти сошедшего с небес. И мне пришлось одёрнуть их, чтобы привести в чувства.

— Не смейте на неё так смотреть!

— Но почему? Ты что-то имеешь против? — не понял Виктис.

— Это же Летиция…

— Летиция?! — эхом отозвались парни. — Та самая?

— Она самая. — подтвердила я. — Не знаю как на счёт слухов, но лично мне она не нравится.

— Я никогда не видел её в лицо, но слышал о ней предостаточно всякого. — сказал вдруг посерьёзневший Джоуэлл. — Говорят, что она лучше всех в Академии владеет запрещённой чёрной магией и без жалости уничтожает любого, кто окажется на её пути. Конечно, это не было доказано, но слишком часто умирали те, кто ей не приглянулся.

Меня вдруг страшно разозлили его слова.

"Что эта стерва о себе думает? Если она владеет магией лучше других, то значит ей всё дозволено? — подумала я, раздражённо. — Ну ничего… это до поры до времени…"

— А что ты о ней знаешь? — спросила я, чтобы успокоиться.

— В принципе, больше ничего. — пожал плечами Джоуэлл. — Разве что она замешана в одной любовной истории, но об этом лучше спроси Дэнрика.

— А он-то здесь каким боком? — вмешался в разговор Виктис.

— Его брат — возлюбленный Летиции. Ходили слухи, что он бросил девушку в интересном положении, после чего Летиция потеряла ребёнка и озверела. — нехотя сообщил Джоуэлл.

"Так значит вот в чём дело!.. И они всё таки братья, хоть Дэнрик и не говорил этого, я это всегда чувствовала…" — подумала я и почувствовала как от воспоминания о Крее, кольнуло в груди.

— Этого не может быть и быть не должно. — прошептала я сама себе, отказываясь верить словам о беременности Летиции. Я не верила в то, что Крей обманщик и подлец. Иначе бы он воспользовался удачным моментом тогда на крыше, а не стоял столбом, боясь и лишний шаг сделать мне навстречу.

Я помнила его глаза и не верила в то, что он способен на такую подлость. И во имя того идеала, который я увидела в нём тогда, я обязана была во всём разобраться.

Меня тронули за плечо, заставив вздрогнуть от неожиданности. Оказывается, пока я погружалась в свои воспоминания, подошла уже наша очередь.

В отличие от первого посещения мною этого кабинета, сейчас здесь царила совсем другая атмосфера. Уныние и траур витали в воздухе, а когда я увидела, в кого превратился декан, моё сердце дрогнуло… Он поседел полностью, а на его лице появилась печать смертельной усталости.

"О, боги! — подумала я. — Как он умудряется работать?!"

Мы, молча положили на его стол рекомендательные письма и замерли в ожидании.

— Телохранители. — констатировал декан оторвавшись от своих бумаг. — Джоуэлл и Виктис. Я помню вас. Молодцы, что не сдались. Поживёте пока в общежитии вместе с магами, вы ведь сами почти что целители. Идите, мой слуга проводит вас.

Декан дёрнул за шнурок и через несколько секунд на пороге возник молодой парень. Дав ему распоряжения и дождавшись пока за всеми тремя парнями не закроется дверь, он, наконец, обратил внимание и на меня.

— А твоё имя я помню и без бумаг, Кайрин. — проговорил мужчина. — Не ожидал от тебя, что ты уйдёшь в Школу Телохранителей, но хвалю за успехи. Ты ведь найдёшь сама дорогу в общежитие?

Я кивнула.

— Так вот. Поживёшь пока в комнате Вэллерин, а потом я что-нибудь придумаю.

— Благодарю. Я думаю, она будет рада…

— Уже нет. — отрезал декан и я с запозданием поняла, что состарило его нечто, что произошло с Вэлл… Опережая мой вопрос, он сказал: — Зайди в лазарет, если хочешь с ней попрощаться. Она умирает, и никто не в силах ей помочь. Проклятие, наложенное на неё, своими корнями уходит в самую темнейшую и глубокую тьму, которая скрывает облик злоумышленника… Иди, Кайрин. Я пришлю расписание занятий, когда освобожусь.

Поклонившись, я вышла и быстрыми шагами направилась в женское общежитие, чтобы оставить там свои вещи и направиться на поиски лазарета, где лежала моя умирающая подруга.

"Это невозможно. Этого не должно быть. Этого не будет." — как заклинание повторяла я.

Вспоминая жизнерадостную красавицу Вэллерин, я не представляла, кому она могла помешать и не верила в то, что это сделала Летиция. Накрутить такое, что не смогли распутать лучшие маги Лавирры, студентке, пусть и такой талантливой как эта полуэльфка, было не по силам. Во всяком случае, так казалось мне. Да и какой повод был у Летиции, будь это она? Вэлл избегала её внимания и не могла ничем ей помешать… Разве что я чего-то не знаю…

Других реальных врагов, на ком можно было реализовать свою ярость, я не видела и поэтому пообещала себе, что если к гибели Вэлл имеет хоть малейшее отношение эта всем известная блондинка, то я отомщу ей по полной…

Быстренько забежав в комнату, где жила Вэллерин, я оставила там свои вещи и выйдя на улицу, вдруг обнаружила, что каким-то неожиданным образом летний жаркий день, превратился в ледяную ночь. Проще говоря, стало холодно и темно.

Из женского общежития, я прямиком поспешила в мужское, надеясь, что хоть кто-нибудь из моих знакомых магов, согласится проводить меня в лазарет.

Уверенно миновав голема и открывших рты от такой наглости, студентов, я поднялась на четвёртый этаж, где жили Линдт и Крей.

Честно говоря, я совсем по другому представляла нашу первую встречу после такой неожиданной разлуки, но что поделаешь, если день сегодня не выдался.

Уже собираясь постучать в их дверь, я услышала приглушённые голоса и прислушалась.

— Ты уверен? — спрашивал Крей.

— Уверен. — согласился с ним Линдт.

— Осталось последнее заклинание. — предупредил его друг.

— Пусть. Я отдам душу демонам, но буду знать, что Вэллерин будет жить! — с отчаяньем в голосе, произнёс Линдт.

"Они там что, торговлю душами хотят устроить?" — подумала я флегматично и вдруг услышала то, отчего у меня волосы на голове зашевелились.

— Я отдам свою душу за Вэллерин. — совершенно спокойным голосом, отчего собственно и стало жутко, произнёс Крей. — И не спорь со мной! Я давно проклят проклятием по имени Летиция и с радостью проведу вечность среди демонов, чем буду с ней!

— Но она моя возлюбленная и…

Послышался звук удара, а затем падения чего-то тяжёлого, после чего Крей сказал:

— Спи, друг. Когда ты проснёшься, мир твой изменится к лучшему. — после чего он завыл противным голосом своё заклинание.

"Сумасшедший! Я не позволю ему убить себя даже ради Вэллерин, а отдать душу и подавно!" — подумала я, примеряясь к двери.

И то ли я так медленно выбивала дверь, то ли заклинание было коротким, но когда дверь поддалась моему натиску и распахнулась настежь, демон уже явился. Краснокожий, словно только что вылез из магмы, низкорослый, с глазками-блюдечками и зубастым ртом. Он стоял в центре очерченного мелом круга и бил от злости хвостом, высекая из каменных плит искры.

Демон смотрел на меня таким странным взглядом, что мне срочно захотелось что-нибудь сделать, лишь бы не видеть этих глаз.

Крей, похоже, напрочь забыл о демоне и смотрел на меня, как на привидение. Ещё бы! Наверное, я сейчас так живописно выглядела, с горящим гневом взглядом, обнажённым клинком и плащом, развевающимся от потустороннего ветра.

Краем глаза, я увидела на полу старинную рукопись, написанную рунами на пожелтевшем от времени куске пергамента. Вот откуда значит Крей, вычитал заклинание… и тут сама судьба внесла в эту застывшую картину оживление… и судьбы было имя — Линдт. Дёрнувшись всем телом, он попытался встать и опрокинул какой-то кувшин, стоявший на полу. Содержимое сосуда, вылилось на круг, в котором находился демон… Линия и часть знаков тут же были смыты и существо, с глухим рычанием, кинулось на Крея.

Не замедлив вмешаться, я мощным пинком запустила демонёнка в коридор. Ударившись о стену, тот громко взвизгнул и снова ринулся в атаку на демонолога. Не зная, как поступить (ну, не обидеться же и уйти за то, что со мной драться не хотят?), я снова пнула его ногой в мягкий живот, но гадёныш исхитрился вцепиться в мой сапог.

Я выразительно посмотрела на Крея и по его глазам (и пергаменту в руках), поняла, что он хочет завершить начатое. С дьяволёнком на одной ноге, я подскочила к нему и вырвала из его рук кусок пергамента, чуть не оторвав у зловещего раритета большую часть.

Демон тем временем трудился на славу, пытаясь прогрызть мой сапог с удвоенным рвением.

Тогда я решила воспользоваться мечом и, что есть силы, вонзила его в маленькое чудище по самую рукоятку. Тот завизжал и заизвивался, и спустя мгновение, в моей руке оказалась лишь рукоятка, а я превратилась в телохранителя без меча… Засунув рукоять за пояс, я снова посмотрела на Крея, а он посмотрел на меня.

— Ты за это ответишь. — любезно сообщила я ему, отметив, что в тот момент он произносил то же самое.

Вот и свиделись, вот и славненько. И людей на эту встречу сбежалось столько, что в коридоре стало не протолкнуться, а некоторые предприимчивые личности даже левитировали под потолком.

Мне было на это наплевать. Пусть смотрят и дивятся, какие на свете есть придурки (это я про Крея с Линдтом) и не повторяют их ошибок.

Я с демонстративным презрительным выражением на лице, прошла мимо горе-демонолога и подала руку Линдту.

— Тише… тошнит… — прошептал он слабым голосом. Видно хорошо его друг лучший приложил.

"Ещё сотрясения не хватало. — подумала я. — Тогда придётся иметь дело с двумя психами."

— Вэллерин, аккуратнее. — попросил Линдт.

— Чего и следовало ожидать. — проворчала я.

Внезапно в коридоре возник портал и из него вышли двое седых магов и сам декан собственной персоной. У всех троих были суровые взгляды, не обещающие, ничего хорошего. Маги переглянулись, быстро оценив ситуацию, а затем один из них сказал:

— Прошу всех непричастных к событиям здесь происходящим, покинуть коридор, а участники этого погрома пусть проследуют в портал!

Заходя в портал, Крей одарил меня таким взглядом, как буд-то не он, а я вызвала демона, предварительно обезвредив его лучшего друга чем-то тяжёлым по голове. Но я невозмутимо зашла следом за ним, поддерживая Линдта под руку с видом сестры-целительницы по чистой случайности переодетой в костюм убийцы.

— И какой погром? — поинтересовалась я напоследок у снесённой с петель двери. — Это всего лишь дверь, а вот моё оружие прощай, пропало…

Меча было искренне жаль. Ведь это был подарок Школы Телохранителей, и изначально я хотела сохранить его как память, а не использовать при первой же возможности.

Оказавшись в Академии, маги взяли на своё попечение незадачливых демонологов. Благо хоть Линдт пришёл в себя и больше никого ни с кем не спутывал. Меня декан отвёл в небольшую каморку снабдив писчими принадлежностями и сказал чтобы я написала отчёт о произошедшем. Хорошо, что в Школе меня научили не только писать, но и поставили перед фактом, что телохранителям часто приходится писать отчёты, и показали как это делать.

— Ты уверенна, что ничего не хочешь спросить? — спросил Андрэс Шейн, видя, как быстро бумага покрывается моим мелким ровным подчерком.

Оторвавшись от письма, я на секунду задумалась и спросила:

— Скажите, милорд, а как я могу вернуть своё оружие?