Пока я добросовестно писала свой отчёт, Линдт и Крей решили играть со старшими магами в молчанку. Ни один и ни другой, не посчитали нужным, честно признаться в том, что совершили… Ну а позже, после прочтения моего отчёта, это не было уже так принципиально важно, так как картина произошедшего была абсолютно ясна.

Потом состоялся закрытый судебный процесс, на котором, кроме главных обвиняемых, присутствовали: декан, маги, которые допрашивали наших героев, учительница демонологии и придворный маг, исполнявший роль судьи.

Прочитав мой отчёт, судья одобрительно покивал головой, а затем, телепатически посовещавшись с остальными присутствующими здесь магами, вынес свой вердикт.

Линдт, обвиняемый в несанкционированном использовании запретной магии и вызове демона, был отправлен на исправительные работы в лазарет сроком на два месяца и на три месяца был лишён возможности пользоваться магией. Услышав обвинение, юноша побледнел, но сжал кулаки, стиснул зубы и промолчал.

Крея же, как похитителя древней рукописи, лишили возможности колдовать на целый год, после чего он должен будет отправиться в Грозовые Башни, охранять северный рубеж.

Кажется, именно с этого момента он возненавидел меня по настоящему… во всяком случае, так мне показалось, когда я встретилась с ним взглядом после судебного процесса.

Меня вознаградили денежной компенсацией за причинённый материальный ущерб, а чуть позже, согласовавшись со Школой Телохранителей, мне вынесли благодарность за самопожертвование и спасение двух человеческих жизней.

— Добро не может быть достигнуто посредством зла. — подвёл итог судья. — И вам, дорогие юноши, нужно это хорошенько запомнить.

Вообщем после всех этих разбирательств, лазарет мне пришлось искать самой. Линдта и Крея вообще оставили для проведения над ними обряда, который должен был лишить их доступа к магии…

Скромное двухэтажное здание лазарета находилось сразу за Академией. Без украшений и изысков, оно было словно создано наспех (и возможно так оно и было). Те, кто создавал Академию, не сразу учли то, что юные ученики магов могут допускать массу ошибок и юным ученикам целителей понадобиться место для своей практики.

Вэллерин лежала на кушетке, больше похожая на заколдованную принцессу, чем на больную. Она дышала, но делала это так тихо и так медленно, что это было еле заметно.

— Ну здравствуй, Вэлл, вот я и пришла. — проговорила я и присела рядом.

Целители были правы, и жизнь девушки покидала её тело как вода треснувший кувшин. И даже я, не обладающая никакими магическими навыками, тоже это чувствовала. Я взяла её безжизненную холодную руку в свои ладони и сказала:

— Пускай, мы с тобой почти незнакомы, но ты когда-то назвала меня подругой и за это я искренне тебе благодарна и по сей день… Я бы очень хотела, чтобы ты поправилась, ведь мир стал слишком тёмным без тебя… поэтому возвращайся, слышишь?.. Борись за свою жизнь!.. Безусловно, человек, сделавший это с тобой, заслуживает смерти, и я обещаю, что убью его без всякого сожаления… только помни, что у тебя остались друзья и близкие люди, которые любят тебя и ждут. Я знаю… я уверенна, что ты меня слышишь, Вэллерин. Поэтому я говорю: борись всем на зло!

Затем я бережно отпустила руку подруги и встала на ноги. И вдруг я запоздало почувствовала, что за спиной кто-то стоит…

— Линдт… — только вымолвила я, растерявшись. Я не ожидала, что он окажется в лазарете так быстро, полагая, что обряд должен занять много времени.

— Если бы тебя слышал Крей, он изменил бы своё мнение о тебе. — сказал юноша. — Спасибо, что остановила нас. Твоё вмешательство каким-то образом повлияло на ход заклинания и Крей призвал совсем не того кого собирался… а если бы у него всё получилось, то призванный демон разнёс бы общежитие в пух и прах…

— Значит, ты признаёшь, что вы были неправы? — уточнила я.

— Да, и Вэллерин бы нам никогда этого не простила… Только вот Крей по-прежнему считает, что смог бы совладать с демоном и поменяться с Вэлл местами, поэтому сильно злится на тебя и говорит, что Школа тебя испортила… иногда мне вообще кажется, что он сам жить не хочет…

— Но почему? — спросила я, хотя уже предполагала, что Линдт мне ответит.

— Из-за Летиции. Она дочь влиятельных родителей и сильна в магии, поэтому вбила себе в голову, что ей всё дозволено. Влюбилась она в него до безумия или мстит по принципу "если не мне, то никому", я не знаю, но к Крею больше не рискует подходить ни одна девушка… да и сокурсники его сторонятся…

— Из-за несчастных случаев.

— Да. И мне кажется, именно из-за этого пострадала Вэлл. Хотя вообще-то все знают, что она — моя девушка.

— Но почему декан не расследует этот и другие случаи? — спросила я.

— Все улики и зацепки приводят в никуда, а Летиция всегда остаётся чиста и невинна. Крей просто обвешан жертвами несчастных случаев. Удивительно ещё как его не арестовали. Ты не злись на него, хорошо? — попросил Линдт.

— А ему на меня значит можно? — возмутилась я.

— В случившемся он винит в основном Летицию и себя. — заверил меня парень. — А на тебя злится попутно.

— Спасибо, утешил. — фыркнула я.

Линдт вдруг заглянул в мои глаза и спросил:

— Тебе он небезразличен?

"С чего он, интересно, это взял?" — подумала я и ничего не ответила.

— Тогда, в Недене, вы друг на друга так смотрели, что я подумал — тут не обошлось без любви с первого взгляда. — пояснил Линдт, продолжая на меня внимательно смотреть.

— Ладно, признаюсь. Я испытываю к нему симпатию… — сдалась я. — Но сейчас я на него зла!

Я развернулась, чтобы уйти, когда Линдт вдруг сказал:

— А, между прочим, он тебя повсюду искал. Даже был в Недене. Он очень за тебя волновался.

Что-то внутри меня дрогнуло в этот момент, но я не подала вида и не остановилась, уходя из лазарета в полном смятении чувств.

Направилась я оттуда прямиком к Дэнрику. И хотя сегодня я ещё ничего не ела, но уже хотела кого-нибудь побить.

Дэнрик как буд-то меня и ждал и встретил во всеоружии, поэтому мне пришлось поднапрячься, чтобы не ударить носом в грязь. Он предвидел мою ярость и в конце тренировки пригласил на небольшой импровизированный пикник с сыром и вином.

— Ты наверное хотела поговорить со мной. — напомнил он мне, усмехнувшись.

— Крей — твой брат? — спросила я его напрямую.

— И не только мой брат, но и большой зануда. — со вздохом признался Дэнрик. — Он несколько раз приходил сюда и устраивал мне допросы. В первый раз он поведал мне душещипательную историю о хорошей девушке встреченной им в самоволке, которая хотела поступить в Академию, но не смогла и потерялась, уйдя на поиски счастья. Описал внешность и спросил, не приходила ли такая в мой "монастырь", но… ты же знаешь правила, Кайрин.

Я лишь молча кивнула. Правила я помнила прекрасно и одним из них было: "Никаких посетителей".

— Тогда я ответил, что девушек тут нет, и никогда не было. Тут есть учителя, тренера и новобранцы… после чего он унёсся на дальнейшие твои поиски и не появлялся месяцев так около пяти. Потом он пришёл с теми же вопросами, только более настырный и дёрганный. Вот я ему и объяснил на пальцах, что это не женский монастырь и описываемой им особы здесь нет.

"Я так подозреваю, он объяснил Крею на его же пальцах." — подумала я про себя.

— Пальцы я ему всего лишь вывихнул. — обиженно сообщил он, по выражению моего лица догадавшись о чём я думаю.

— А про новобранцев по имени Кайрин он, значит, не спрашивал? — поинтересовалась я с невинным видом.

— Спрашивал. — мрачно отозвался Дэнрик. — Тогда я послал его не только искать Кайрин в другом месте, а ещё просто послал и сделал это с большим удовольствием.

— И что, после этого он больше не приходил?

— Был. Совсем недавно. Перед тем как ты пришла. Примчался, обложил последними словами, так что я его чудом не покалечил, мать пожалел… так, разукрасил немножко.

— Это наверное он после суда такой был. — предположила я.

— После какого суда? — заинтересовался Дэнрик и мне пришлось детально рассказать ему о случившемся в мужском общежитии инциденте.

— Похоже мой братец сошёл с ума окончательно. — произнёс он совершенно серьёзно. — Раньше он себя никогда так не вёл, но раньше он и магом-то не был…

— Говорят, здесь замешана Летиция.

— Не берусь спорить.

— Ты вообще много о ней знаешь?

— Не больше того что знают все. — хмыкнул Дэнрик.

Расставшись с ним на этой печальной ноте, я вернулась в общежитие, где обнаружила, что за время моего отсутствия мне принесли расписание занятий, под которое мне теперь придётся подстраиваться (благо лишь то, что все они проходят с утра и у меня ещё останется вторая половина дня для тренировок). В коротком списке предметов, были уже знакомые мне география и история, но к ним прибавилось и кое-что новое, такое как демонология и теория магии.

Я старалась прилежно учиться, тем более что учились со мной не только Джоуэлл и Виктис, но и маги, перед которыми никак не хотелось опозориться и прослыть невежественной воякой.

Но всё же я мысленно возвращалась к Вэллерин и Крею. Как спасти Вэлл и помириться с этим упрямым демонологом?.. ответы на эти вопросы, я должна буду найти здесь в Академии, но только с чего лучше начать я понятия не имею… Самой извиниться перед Креем и попробовать поговорить с ним по-человечески… Конечно это интересный вариант, но для этого нужно будет забыть о гордости и признать свою неправоту… но дело было в том, что неправ был как раз Крей, а не я. Он поступил слишком опрометчиво, глупо и НЕПРАВИЛЬНО.

Неожиданно размышления мои были прерваны самым грубым и бессовестным образом.

— Кайрин, встань, пожалуйста, и опиши нам характеристики Граметта. — настойчивым тоном попросила Ариссантэй, преподавательница демонологии. Она была чистокровной эльфийкой, но сходство с Летицией было несомненным, не зря же, она была её матерью. Но в остальном Ариссантэй была милым остроухим созданием с невинными голубыми глазами.

Я встала, отчаянно пытаясь вспомнить то, чего не должна была вспомнить в принципе, по причине своей невнимательности.

— Похоже, ты считаешь, что тебе совсем необязательно знать демонологию, Кайрин? — строго поинтересовалась эльфийка. — Не понимаю, почему о тебе так хорошо отзывался мой коллега из Школы… на моих занятиях ты вечно сидишь с отсутствующим видом! То, что ты убила одного маленького демона, ещё не значит, что теперь ты можешь пропускать мои лекции мимо ушей.

Что-то разошлась она сегодня не на шутку. Никто и никогда не видел, как Ариссантэй повышает голос на кого-то из студентов. Кстати, в Школе Телохранителей мы лишь поверхностно коснулись демонологии и учитель по этому предмету, хвалил меня не за фактические знания, а за скорость, с которой мне легче будет убить любого демона.

Я внимательно посмотрела прямо в глаза преподавательницы и нашла там лишь волнение. Никакой ненависти или злобы… и тогда я искренне сказала:

— Прошу прощения, учитель. Я постараюсь исправиться.

Вздохнув, Ариссантэй разрешила мне сесть и проговорила, обращаясь ко всей аудитории:

— От того как вы учитесь, возможно в будущем будут зависеть не только ваши жизни, но и жизни всего нашего народа. Помните это, когда собираетесь на мои занятия.

Она обвела всех присутствующих взглядом и продолжила урок. На этот раз мне пришлось быть внимательной, потому что на меня постоянно кто-нибудь да поглядывал… Единственным, кто не оборачивался, был только Крей. Он сердито царапал что-то на бумаге и, мне казалось, что я явственно слышу этот скрип. После того, как его заставили выслушать полный курс по демонологии с самого начала, у него появился ещё один повод на меня злиться.

"Ну и пусть хоть себе все волосы выдерет от досады за то, что не получилось прямым рейсом в Бездну отправиться." — думала я, глядя на него, а вернее на его спину. Мне была безразлична его злость. Главным для меня было то, что этот псих живой и невредимый (если не считать последствий от трёпки Дэнрика)… Перед моим внутренним взором, тут же предстал прежний славный парень и, мне стало грустно, но я одёрнула саму себя и стала слушать лекцию. И сделала это вовремя, потому что Ариссантэй вновь обратила на меня внимание.

Едва лекция подошла к концу, преподавательница, разрешила всем покинуть аудиторию, задержав на выходе только Крея и меня. Я удивлённо посмотрела на учительницу, да и Крей наверное удивился не меньше, но вида не подал.

Ариссантэй вручила нам по свитку и сказала:

— Выучить назубок. Спрошу завтра после урока.

— И всё? — обрадовалась я, и собралась было уходить, запихав свой свиток в сумку. — Можно идти?

— О, да. — кивнула учительница. — Но только тогда, когда уберётесь в аудитории.

— Уберёмся?! — возмутился вдруг молодой маг, и не выдержав поинтересовался. — А на что тогда слуги?

Ариссантэй вскинула свои тонкие светлые брови и поинтересовалась:

— А разве вы оба не провинились передо мной? Кайрин, за свою невнимательность, а ты и вовсе огорчил меня Крей… Честно говоря, я не ожидала такого глупого поступка от своего лучшего ученика.

"О! А, похоже, она скромничает! Это Летиция лучшая её ученица, судя по тому что о ней говорят!" — подумала я, молча наблюдая за тем, как лицо Крея менялось, изображая все оттенки злости и всё гадала, сорвётся ли он на эльфийку или нет. Как буд-то самой было необидно убираться здесь вместо прислуги… и необидно, честное слово… во-первых, я сама виновата и вину свою признаю, а во-вторых, я тысячи раз мыла полы, занимаясь этим каждый день, по нескольку раз, и от уборки одной единственной аудитории, моё самолюбие не пострадает.

— И ты будешь каждый день тут убираться, пока я не решу, что хватит. — сказала эльфийка на прощание Крею.

Не теряя времени даром, я пошла на поиски тряпок и вёдер в подсобную каморку, а Крей остался стоять на том же месте, очевидно до сих пор борясь со своей яростью, а может, он попросту не знал за что взяться.

"Эх, дать бы ему хорошего пинка, чтобы мозги на место встали!" — подумала я, возвращаясь с вёдрами и тряпками, но вслух сказала:

— Если ты думаешь, что пока будешь тут стоять в такой странной позе и изображать статую мага, я всё перемою, то ты глубоко заблуждаешься. Я вымою ровно половину аудитории и уйду.

Затем я взяла ведро и пошла за водой. Уже у колодца, я подумала о том, что Крей просто психанёт и уйдёт в своё общежитие. Я конечно не гордая и домою его половину, но… он тоже взялся за ведро и тряпку, и я с удовольствием могла наблюдать за его неумелыми действиями краешком глаза.

Когда всё было закончено, я вынесла грязную воду и вернулась, чтобы поставить на место ведро и забрать свою сумку. Взглянув на то, как помыл полы Крей, я подумала о том, одобрит ли такое мытьё Ариссантэй, и собралась уже уходить, когда услышала.

— Зачем ты сделала это?

Прогресс. Крей со мной разговаривает.

Я медленно повернулась к нему, вопросительно заломив бровь.

"Ну не дурак ли он?" — спросила я у себя и на всякий случай у него:

— Что сделала?

— Остановила меня. — тихо, но с нарастающим раздражением ответил он и тут моё тёмное "я" взбунтовалось.

— Я не хотела, чтобы ты пострадал… — сказала я негромко, стараясь не сорваться.

— Неправда! — возразил Крей, сверкнув глазами. — Тебе на меня наплевать!..

Я не смогла больше сдерживаться и слушать, что он скажет дальше. И я предстала перед ним именно такой, какой он меня видел в данную секунду.

— Ты забыл, кто ты и кто я?! — одёрнула я его. — Ты совершил то, что не могло вернуть Вэллерин, но могло погубить не одного тебя! А я спасала и спасалась, то есть сделала то, чего от меня ждут и сделаю то же самое снова, если понадобится!

— Ты считаешь меня таким слабаком и неудачником, не отдающим отчёта в собственных действиях?! — вспылил Крей.

— Если на то пошло, то я скажу да, да и ещё раз да! Своими действиями ты покусился на нечто большее, чем жизни Вэллерин, Линдта или свою! — закричала на него я, чувствуя полную потерю контроля над своими эмоциями.

— А разве есть что-то большее, чем жизни друзей?!

— Есть, но тебе этого не понять со своей глупой трагедией с этой Летицией! — крикнула я или то, что в данный момент мною сейчас управляло. И хотя в правильности сказанного я не сомневалась, одновременно с этим, я и не вполне осознавала, о чём хотела докричаться до этого озлобленного на свою жизнь типа.

— Уж не о себе ли ты говоришь? — ехидно усмехнулся он, и я поняла, что сейчас передо мной стоит совершенно другой человек, настолько незнакомый, насколько это вообще возможно. — Думаешь, я не видел, как ты на меня смотрела? Ты, как и Летиция положила на меня глаз и думаешь только о себе…

Я нервно рассмеялась, потому как моё тёмное "я" уже отступило, а на его месте оказалась самая обычная Кайрин.

Я подошла к ней почти вплотную и сказала:

— Слушай-ка меня внимательно, Крей. Я бы на тебя и в самом деле бы положила… но не глаз… Лучше всего мечом плашмя промеж глаз тебе приложить. От идиотизма знаешь ли иногда помогает.

Тут я увидела то, что постоянно отвлекало моё внимание. Длинная чёрная нитка на волосах Крея, которая словно намагниченная тянулась ко мне. Я схватила её и с силой дёрнув, бросила на пол.

"Ну и гадости он на себе таскает!" — подумала я, брезгливо передёрнув плечами. Я повернулась к двери, чтобы уйти и вдруг сказала:

— И знай, что я не просто плохая, а очень…

— На самом деле ты истеричное самовлюблённое чудовище. — процедил сквозь зубы Крей.

— В самую точку, герой! — подтвердила я. — И больше меня ни о чём не спрашивай. Ты меня достал!

Собственными руками я сейчас разрушила шансы на перемирие. Но я ненавидела, когда на меня орали и необоснованно в чём-то обвиняли. Хватит с меня моего загубленного детства в Хише.

Девочки, что всех боялась и вечно оправдывалась, больше нет, и не будет. Пусть я лучше буду чудовищем, но чудовищем гордым и со здоровой нервной системой.

"А без Крея я как-нибудь обойдусь. Переживу." — подумала я со злостью. Напьюсь с Джоуэллом и Виктисом и изолью им всё что накипело, ведь всё равно забудут на следующее утро. Даром что целители. Прямо сейчас и отправлюсь! И пусть на меня Ариссантэй орёт, сколько влезет, что не выучила урок. Хотя я честно постараюсь хоть что-то запомнить, если прочту свиток перед лекцией. И пусть этот идиот моет полы один!

Я понимала, что обошлась с ним слишком резко и зря порвала там, где всё и так держалось на честном слове… на одной лишь ниточке…

Я впервые заплакала, благодаря богов и судьбу за то, что рядом никого нет, и вдруг прекратила свою истерику…

Ниточка… чёрная противная ниточка с головы Крея.

Я вспомнила то чувство омерзения при прикосновении к ней и меня передёрнуло. Это чьё-то заклинание. Кто-то украдкой, словно вор, повесил его на Крея. Но зачем?.. Нужно это непременно узнать и плевать на то, что он подумает.

Я побежала обратно в аудиторию и буквально, сбив с ног Крея, который только заканчивал своё мытьё, чуть ли не из-под швабры вытащила эту злосчастную нитку, и тут же завернув её в платок, сунула в карман сумки. Мне повезло, что она не намокла. Теперь при помощи кого-нибудь из магов, я узнаю, что это за заклинание.

А вот Крей, похоже, не поймёт, за что же его так толкнули. К счастью он здорово приложился о стол и сейчас валялся без сознания. Что будет, когда он придёт в себя, я знать не хотела. Придётся что-нибудь соврать типа того, что потеряла замочек от серёжки, а Крей собирался его замыть… Глупо конечно. Но ведь я могла сыграть и глупую. Я склонилась над Креем, а затем и вовсе села перед ним на колени.

Сейчас, пока он был без сознания, я испытывала перед ним больше чувство вины, чем негативные эмоции, что завладели мною раньше, и поэтому я захотела как-то исправить или сгладить содеянное.

Чтобы осмотреть место ушиба, нужно было положить парня как-то иначе. Я взяла его за плечи и попыталась оттащить от стола.

— Ну и тяжёлый он! А с виду не скажешь. — тяжело вздохнула я, затем закинула его руки себе на плечи, обхватила его и потянула на себя… но в этот момент Крея угораздило открыть глаза, а кому-то зайти в аудиторию о чём свидетельствовала скрипнувшая дверь.

Мы одновременно повернули головы в сторону двери.

Там стояла никто иная как Летиция.

Судя по её виду, она была, мягко выражаясь, в замешательстве…

И без того её бледное лицо стало ещё бледнее, тонкие губы сжались в полоску, а глаза и вовсе превратились во что-то страшное — они почернели так, что ни стало видно ни радужки ни белков — две чёрные дыры, а не глаза.

"Не приведи меня пресветлый бог, так взревновать." — подумала я, понимая, что сейчас должна была вскочить с места подальше, отбежать от Крея и оправдываться, чтобы хоть как то сгладить конфликт… но делать этого я не стала…

И причиной ли тому была живущая в каждой девушке стерва или неистребимая жажда поступать всегда вопреки, но я сделала то, что сделала… Я демонстративно застегнула "случайно" расстегнувшуюся пуговку на рубашке, вздохнув при этом как бы с сожалением и вообще всем своим видом показывая Летиции, что та не вовремя зашла, томным голосом поинтересовалась:

— Что-то не так?

Летиция не ответила. Полуэльфка просто повернулась и ушла. Даже не хлопнув дверью.

— Я нечаянно тебя толкнула. — сказала я, не смотря в глаза Крея. — Просто застёжка потерялась. Извини.

Затем я встала на ноги и, не оборачиваясь, пошла прочь.