Единственными из моих хороших знакомых, кто владел магией и хоть немного в ней разбирался, были Джоуэлл и Виктис. Но покинув Академию, я побежала не к ним, а решила проведать Вэллерин.

Бедная девушка пребывала в том же состоянии, что и была, без каких-то изменений в лучшую или худшую сторону.

Линдт и отец Вэлл были рады и этому. Главное, что пока она была жива…

Было бы глупо полагать, что именно мой разговор сыграл важную роль и задержал у самой грани между жизнью и смертью, но всё же, я ещё раз поговорила с подругой. Поговорила так, как буд-то она сидела напротив здоровая и весёлая, как было всегда.

Я рассказала ей о своей учёбе в Академии, об Ариссантэй и Крее, но сделала это в лёгкой форме, делая вид, как будто ничуть не расстроена. Вэллерин и так приходилось несладко, а ещё я со своими проблемами, поэтому про Летицию я рассказывать не стала и вовсе.

В этот раз Линдт меня не подслушивал. Я встретила его, только когда уходила из лазарета.

— Привет, Кайрин. — сказал он и улыбнулся. Я с тревогой посмотрела на него. Сегодня мне так хотелось уйти незамеченной.

— Привет, Линдт. Можно тебя попросить об одной маленькой услуге?

— Да, пожалуйста, — хмыкнул он. — Я обязан тебе жизнью, поэтому ты вольна просить меня о чём угодно.

— Не говори Крею, что я прихожу к Вэлл. — сказала я прямо.

— Но почему? — искренне удивился Линдт.

— Потому что мы с ним очень здорово поссорились, и я не хочу, чтобы он вообще знал о моём существовании. Может быть, не зная меня, он был бы счастлив, а я ему просто мешаю. — тихо проговорила я.

— Перебесится и перестанет так на тебя злиться. А ещё лучше, когда он уедет в Грозовые башни на стажировку. Подальше от Летиции. — попытался утешить меня Линдт.

Я пожала плечами. Мне уже было, честно говоря, всё равно, уедет Крей или останется. Больше я извиняться ни перед кем не буду. Хватит. Передо мной осталось две основных задачи: спасение Вэлл и учёба, а остальное всё ерунда.

Уйдя из лазарета, я направилась в мужское общежитие.

По пути мне встретился Крей, который сделал вид, что не увидел меня и просто прошёл мимо, закрываясь от начинающего моросить дождя.

Мне было наплевать на дождь. Я хотела найти своих друзей-телохранителей.

Щёлкнув голема по носу, я прошмыгнула в мужское общежитие. Так как жили они на первом этаже, идти мне долго не пришлось.

Войдя в комнату, я сначала поморщилась от запаха (и когда они успели так надраться?!), а потом мрачным взглядом оглядела всю честную компанию, которая представляла из себя Джоуэлла и четверых смутно-знакомых мне парней. Как позже выяснилось, трое из них были магами, причём боевыми, а четвёртый, таким же, как и я, телохранителем.

— Идём к нам, Кайрин! Я тебя с ребятами познакомлю, выпьем, поговорим! — предложил Джоуэлл с широкой улыбкой.

— Где Виктис? — холодно осведомилась я.

— Ушёл с девушкой… да ты сядь, обогрейся… Чего шастать под дождём?!

Понимая, что шансы найти Виктиса ничтожно малы, я решила принять меры по отношению к Джоуэллу.

— Вставай позор нашей Школы! — приказала я тоном, не обещавшим ничего хорошего. Хотя в принципе, он не делал ничего такого предосудительного, меня просто взбесил тот факт, что мне нужна помощь, а те, кто может её оказать, не в состоянии это сделать. Один пьян, а другой вообще неизвестно где…

— Не кипятись, Кайрин… я могу прийти в себя в любой момент…

— Ну, так приходи и поскорее!

— Не вижу веской причины это делать. — нагло заявил он.

— Сейчас она у тебя будет. — пообещала я и выволокла его из-за стола.

Присутствующие с интересом наблюдали за разворачивающейся на их глазах сценой. Конечно, весело, наверное, смотреть, как хрупкая девушка тащит за шиворот здоровенного парня…

— Идём! — прорычала я ему в ухо и потащила под дождь, который стал уже проливным. Только сама я выходить не стала, а выпихнула наружу эту ошибку природы и с удовольствием понаблюдала, как он мокнет.

После холодного душа, Джоуэлл, заспешил обратно, дрожа и стуча зубами.

— З-зачем ты т-так? — спросил он, воззрившись на меня невинными голубыми глазами из-под намокшей чёлки.

— Затем, чтобы ты не позорил Школу и меня при посторонних.

— А я думал, что мы друзья. — не замедлил упрекнуть меня он.

— И я не спорю. — сжалилась я. — Только друзьям нужно помогать, а не предлагать всякие глупости.

— Я всего лишь хотел, чтобы ты согрелась. — проворчал он.

— Знаешь, Джоуэлл, ещё чуть-чуть и мне станет интересно каким образом ты закончил Школу. — вкрадчивым голосом сказала я ему.

Виктис и Джоуэлл незаметно помогали друг другу при помощи магии, о чём не говорили даже мне, забыв о моём тонком слухе.

Джоуэлл принял эти слова слишком близко к сердцу и побледнел.

"Не хватало ещё с ним поссориться." — подумала я и честно предупредила:

— Извини, но я сегодня злая. Поэтому лучше без лишних слов скажи, что это.

С этими словами я достала платок и, развернув его, показала нитку.

— Это обычная нитка, Кайрин. — пояснил он мне, как будто я была умалишённой.

— Спасибо. Но я и так знаю что это нитка. Какое на ней заклинание?

— Никакого. — сказал Джоуэлл и пожал плечами, но видимо вовремя сообразив, что я могу на него разозлиться, добавил: — Тут, кажется, есть немного какой-то деструктивной магии, но я не боевой маг, чтобы определить какой именно… Хочешь, ребята проверят?

— Валяй. — позволила я и вернулась вместе с ним в комнату.

Ребята оказались более трезвыми, чем Джоуэлл, а может просто использовали один из своих фокусов, видя моё поборничество с пьянством, я не знаю, но исполнять мою просьбу не отказались. Они довольно охотно разложили на столе платок и стали рассматривать ниточку.

— Это злючка. — сказал один из них. Единственный блондин из присутствующих здесь парней, которые поспешили с ним согласиться. — Заклинание в довесок.

— Объясни. — попросила я.

— Заклинание в довесок, само по себе очень маломощное и садится лишь для одной цели — злить, вызывать негативные эмоции. Поэтому мы зовём его "злючкой". На нормальных магов оно не действует…

— А на временно ограниченных?.. — полюбопытствовала я.

— Так же как и на обычных людей. То есть раздражитель ещё тот. — усмехнулся обладатель незаурядной внешности. Он взял ниточку в руку, положил на раскрытую ладонь, где её тут же слизнуло алым язычком пламени.

— Я надеюсь, что вы о ней всё узнали. — сказала я, придя в себя после такого наглого уничтожения улики.

Маг поднял на меня укоризненный взгляд загадочных карих глаз.

— Ну ладно, — сдалась я. — Мне понятно как действует "злючка". Но для чего её подсаживают? Для того чтобы просто вывести человека из себя?

— Иногда именно для этого. — покачал головой парень. — Но вообще-то оно используется и для инфернальных заклятий. Когда, например, вызывают демона и ставят ему сложную задачу, чтобы подкормить этого демона и ослабить человека, ставят такую "злючку".

Я выругалась… Опять засада — демоны! Будь он неладен, этот демонолог!

— А на ком ты это нашла? — вдруг поинтересовался блондин.

— На одном из знакомых. — вздохнула я и не выдерживая испытующих взглядов, сказала: — На Крее. Джоуэлл, налей мне тоже вина. Только сразу побольше.

— Может, ты сразу из кувшина будешь? — пошутил кто-то, не ведая, что я шуток не понимаю.

Я взяла кувшин и под ошарашенными взглядами парней сделала несколько глотков. Жидкость была кисловатая и мало похожая на вино. Я даже подумала, что они пьют прокисший сок, но тут же, в желудке распустился огненный цветок, а затем жар передался всему телу. Ну вот, в принципе, я и согрелась.

Присев на край чьей-то кровати, я упёрлась подбородком в ладони.

— Значит этот парень вляпался по уши. — сделал вывод мой консультант. — И снова Летиция, которая, по всей видимости, решила воспользоваться тем, что его лишили доступа к силе.

— Значит нужно разобраться с Летицией. — сделала вывод я.

— С ней не разберёшься… — сказал кто-то.

— Ага, слышала я это уже сотню раз! — не выдержав, воскликнула я. — Никто не хочет с ней связываться, потому что она всё равно все года выкручивается, так что ли? Или никому по-настоящему чужие проблемы не нужны, а маги?

— Не злись. — постарался успокоить меня Джоуэлл. — Просто, до этого момента это были проблемы касающиеся лишь этих двоих…

— Даже когда пострадала Вэллерин?!. И вообще что ТЫ можешь об этом знать?

— Это слишком серьёзное обвинение. — сказал вместо него светловолосый маг. Я особо не задумывалась, над тем, почему так происходит, но отчего-то я испытывала к нему необъяснимую симпатию, благодаря которой, я верила каждому его слову и не хотела спорить.

— Сама знаю. — буркнула я, раздражаясь от собственной беспомощности. — И думаю, что это не мешает проверить.

— Если что, ты всегда можешь рассчитывать на нас. — решил за всех блондин.

— Только никому ни слова, в том числе и Крею. По поводу него у меня будет ещё одна просьба. Пожалуйста, проследите за тем, чтобы на него снова ничего не накинули.

— Мы же с ним на одни занятия ходим, так что это без проблем. — заверил меня один из магов.

— Хорошо, — кивнула я. — а сейчас мне нужно к себе. Побыть одной, подумать…

— Тебя проводить? — спросил светловолосый.

— Не нужно. — немного поколебавшись, устало отозвалась я и поплелась к себе. Мне, конечно, интересно было бы поговорить с ним ещё, но я не хотела, чтоб кто-то ещё мок под дождём, из-за меня.

Сначала спать. Потом думать. И ещё признаваться себе в том, что Крей злился на меня по вине магии, а я вот сама по себе… почему то иногда я казалась себе до ужаса жестокой и в душе начинала жалеть своих обидчиков.

Дождь немного утих, но всё же, не прекратился, от чего я продрогла до мозга костей и через какое-то время застучала зубами. Это заставило меня ускорить шаг и ещё раз пожалеть о том, что не позволила проводить себя тому магу (ведь он вполне мог создать какой-нибудь магический зонтик, чтобы мы не промокли). Видимо из-за усталости, я не сразу сообразила, что, похоже, именно этого он и хотел. И вот, теперь, по собственной глупости, я мёрзла под ледяными каплями… Не часто я болею простудой, но всё же, иногда и со мной это случается, поэтому не хочется искушать судьбу в такой момент, когда я могу оказаться кому-то очень нужной…

Я уже подошла к женскому общежитию, когда дорогу преградила невысокая фигура в длинном плаще и скрывающем лицо капюшоне.

— Куда-то торопишься? — раздался из-под капюшона мелодичный голос.

— А тебе то что? — огрызнулась я, бесцеремонно отпихивая от себя незнакомку, но та уцепилась за мой локоть.

— Стой на месте, пока я не позволила тебе с него сдвинуться! — выкрикнула та, что скрывала своё лицо и я, не сдержавшись, быстро шагнула вперёд и скинула с неё капюшон.

Летиция. Мне бы сразу следовало догадаться.

— Чего тебе надо?

— Не смей больше подходить к Крею. Он мой! Запомни это! — выкрикнула она мне в лицо.

— М-да? Правда? Что-то я не заметила у него на лбу надписи, что он принадлежит тебе. — ехидно усмехнулась я.

Весь день я копила свою ярость, не давая ей выплеснуться наружу. И ради чего? Ради всеобщего блага? Или ради вот этой?..

Чувствуя, как во мне снова закипают эмоции, сдерживаясь из последних сил, я собрала всю свою волю в кулак и, посмотрев Летиции прямо в глаза, сказала, одновременно убирая её руки с себя.

— Лучше не трогай меня, Летиция. Я не хочу, чтобы с одной из нас что-то случилось.

Врала я конечно. Мне очень-очень хотелось её побить.

— Конечно, не хочешь! — зло усмехнулась она. — Потому что, если что-то с кем-то и произойдёт плохого, то это только с тобой! Я посоветовала бы тебе бежать из Академии прямо сейчас! И как можно дальше!

— И не подумаю! Это лучше ты беги, пока не нашлись доказательства, что Вэллерин из-за тебя лежит при смерти!

Лицо этой припадочной потемнело, а глаза снова превратились в две чёрные пропасти. Тонкие бледные губы, искажённые ненавистью, зашептали какое-то заклятие, от которого, с каждым вздохом, мир становился всё темнее и темнее. Свинцовые тучи стали чёрными и окреп ветер, словно готовый в любую минуту поднять нас в воздух.

Не было ни малейшего сомнения в том, к каким именно силам, обращается Летиция, чтобы меня напугать. Я сжимала старую рукоять своего нового меча, готовясь в случае необходимости, выхватить его из ножен… а моя ярость томилась на медленном огне терпения, чтобы в любой момент поглотить мой разум без остатка… Теперь я понимала, в чём моя сила и лишь ждала своего часа…

Но Летиция хотела не только напугать меня, если вообще преследовала такую цель… Её глаза неожиданно вспыхнули алым и снова потемнели… затем в страшных чёрных глазах появилось удивление и в следующую секунду она начала изменяться. Человеческое тело словно смяла невидимая рука, превратив его в отвратительный чёрный сгусток.

И наверное я по праву могла называться чудовищем, потому что вместо того чтобы действовать, я стала наблюдать за зловещими пертурбациями с живейшим интересом.

Чёрный комок, которым стала Летиция, набухал и разрастался. Когда он достиг размеров взрослого коня, из него полезли длинные, покрытые жёсткой щетиной, лапы и выдвинулась мерзкая, на мой взгляд, голова с множеством глаз и ртов.

— Паук. — фыркнула я презрительно. — Просто жирный гигантский паук.

Я была зла. Очень зла. И всю свою злость я решила выплеснуть лишь на одном доступном мне существе, на том самом в которое так неожиданно даже для себя самой обратилась Летиция… И мы, молча, бросились друг на друга в атаку…

Паук плюнул в меня чёрной слизью, но я отскочила и с силой обрушила меч на первую же, попавшуюся лапу. Меч со звоном отскочил, а я сама едва не была нанизана на эту самую лапу. Видимо воодушевлённое своим успехом создание тьмы, тут же проявило в отношении меня бешеную активность, скача вокруг и пытаясь сбить своим отвратительным плевком или затоптать лапами. Ударив мимо меня и попав в землю в очередной раз, монстр натолкнул меня на одну идею…

Позволив приблизится к себе, я спровоцировала новый удар, после чего надеясь что не промахнусь, вскочила на лапу ударившую возле меня и, перепрыгнув на панцирь создания, вонзила клинок между головой и туловищем в незащищённую хитином щель. Затем я буквально забила туда меч, отрывая чудовищу голову… после чего отскочила подальше от конвульсирующего тела, которое медленно снова превращалось в Летицию.

Когда превращение завершилось, тело девушки вспыхнуло и исчезло в открывшейся тёмной воронке, туда же начало засасывать и окружающую темноту, от чего возник страшный ветер. Меня тоже тянуло в воронку, но я удерживалась… до того времени пока чёрный жгут возникший из воронки не обвил мою правую ногу и потащил туда более настойчиво.

И тут, внезапно кто-то ухватил меня за руку.

Кто это был, я уже не видела, потому как находилась на самом края воронки, но судя по тому, что неизвестный тащил меня в противоположную от опасности сторону, я полностью ему доверилась и, в следующую же секунду, была выдернута из чёрного зева, этой крепкой и сильной рукой.

Упав на колени, я обернулась назад, чтобы увидеть как схлопывается воронка, затем посмотрела на своего спасителя и так и села:

— Милорд, декан? — только и вымолвила я.

Вот тупица! Ну, кто же ещё тут, в Академии появится первым, если вершатся злые магические поступки?! Правда я ещё думала, что сюда сбегутся все студенты, но заметила невдалеке лишь небольшую группку молодых магов.

— Спасибо, что вытащили. — поблагодарила я своего спасителя.

— Не стоит благодарности. Я вижу, что неприятности снова нашли тебя… Лучше объясни мне в двух словах, пока никого нет, что здесь произошло.

Я поднялась на ноги и, подобрав свой чистый, в этот раз оставшийся целым и невредимым меч и убрала его в ножны.

А что собственно рассказывать? И рассказывать то нечего… Ну, поссорилась с Летицией. Она взбесилась, превратилась в паука и напала, а я лишь защищалась…

Не обязательно же ему знать, с каким удовольствием, я отделила эту глупую башку, от паучьей тушки и как полегчало у меня на душе после этого. Пожалуй, в полной мере эту радость со мной мог бы разделить только Дэнрик.

Декан попросил подробнее описать паука, в которого превратилась Летиция и когда я сделала это, он несказанно удивился и обрадовался.

— Вообще-то, существо, в которое превратилась Летиция относительно безобидно и с её способностями она могла использовать что-то более мощное, но…

— Она меня недооценила? — предположила я.

— Нет. Дело совсем не в этом. Похоже, что-то пошло не так. Демонология — опасное и порой неуправляемое оружие.

Снова что-то пошло не так? Как и с заклинанием Крея? Это начинало походить на закономерность.

— А что теперь будет со мной? Я ведь убила студентку Академии. — спохватилась я.

Декан помрачнел, и я поняла, что в этот раз я так просто не отделаюсь. И даже, несмотря на то, что виновата была не я, а Летиция, судебных разбирательств касаемо моей персоны мне не избежать…

Я снова была в ярости. Потому что была под арестом и в самой настоящей темнице… и меня мало утешал тот факт, что темница королевская. И ко всему прочему, я умудрилась всё-таки слегка простыть и теперь мучилась от головной боли и ломоты во всём теле… надо ли говорить, в каком свете мне виделся сейчас мир, а в особенности застенки темницы?

В этот раз разбирательства приобрели ещё больший масштаб и идея посадить меня за решётку на время расследования, принадлежала Высокому Магическому Совету. Они взялись за меня очень серьёзно и даже выяснили, какая судьба постигла Хиш. И хотя, улик указывающих на то, что это я причастна к оживлению мертвецов не было, эта страница моей биографии легла клеймом на мою репутацию. Кем я теперь была для окружающих и что обо мне говорили, я даже боялась подумать.

"И всё же, я не зря не позволила тому магу, имени которого я не знаю, меня провожать. — думала я, зябко кутаясь в тонкое покрывало. — Если бы Летиция посмела напасть на нас обоих, то в итоге виноваты бы тоже оказались оба…"

Я надеялась, что декан постарается вытащить меня отсюда, но время шло, и ко мне на выручку никто не спешил. Конечно. Я же убила студентку Академии, причём одну из лучших… а кроме того она была дочерью Ариссантэй, одной из самых уважаемых преподавательниц Академии, поэтому кто посмеет, усомнится в том, что её ненаглядное чадо ни в чём неповинно и само пало от гнусных чар скрывающей свои способности, некромантки. Расследование учитывало, в первую очередь, показания Ариссантэй и потому, я не избежала тщательного досмотра на предмет незаконных амулетов проверки на владение магией.

Ариссантэй перестала быть для меня хорошей и бесстрастной преподавательницей, превратившись в самую обычную женщину, потерявшую ребёнка и поэтому позволившую эмоциям взять вверх над здравым смыслом. Она решила до конца оставаться при мнении, что её девочка не способна на такое… О, сколько гадких слов она наговорила в мой адрес, сколько было угроз, когда она решила "побеседовать" со мной в камере один на один.

Я только молчала. И не из-за того что мне нечего было сказать, напротив, слов накопилось много… я боялась сорваться. Благо к тому времени, болезнь уже успела отступить и самочувствие значительно улучшилось (а иначе мне бы и в самом деле было очень тяжело).

Когда, наконец, по прошествии трёх суток, меня навестил декан и участливо поинтересовался, не нужно ли мне чего, я попросила его принести мне какой-нибудь мешок для битья, уж очень меня достало сидеть взаперти…

— Не бойся, скоро тебя отпустят, Кайрин. — пообещал он, но уверенности в его голосе я не услышала.

— Я и не боюсь. — проворчала я. — Только кормят здесь плохо и никого побить нельзя, а это знаете ли очень удручает в сложившейся ситуации.

На счёт побить он пропустил мои слова мимо ушей, но вечером ко мне в камеру передали корзинку с нормальной едой.

В ожидании своего "скорого" освобождения, я просидела в тюрьме ещё целую неделю, сильно подозревая, что это подстроила Ариссантэй, похлопотав о том, чтобы меня продержали подольше.

Как я уже говорила, я не представляла какие слухи обо мне ходили в Академии, но от стражников узнала, что в темницу рвалась какая-то ватага парней, но их не пустили, объяснив, что решением совета было не отпускать меня до окончания расследования. Я так подозреваю, что в данном случае "ватагой" были Виктис, Джоуэлл и возможно кое-кто из магов (например, тот светловолосый). Хорошо, что им хватило ума не предпринимать более активных действий, но всё-таки было приятно, что я хоть кому-то осталась небезразлична. Я подумала, что тот, по-прежнему безымянный для меня, маг, мог быть как раз той сдерживающей силой, что не позволила, моим друзьям наделать ошибок. Поэтому нужно будет сказать ему спасибо, когда всё закончиться.

Пока была взаперти, времени я тоже зря не теряла — размышляла о своей странной судьбе и тренировалась, чтобы не потерять форму от безделья.

И зачем было вообще связываться с парнем, от которого у меня столько проблем? Я знала ответ, но не хотела признаваться в этом сама себе… будучи эмоциональной и чувственной особой, которая не может пройти мимо чужого горя, я хотела выглядеть холодной и безразличной, лишь потому, что не хотела, чтобы кто-то лез ко мне в душу… что же творится при этом на душе у других, я не всегда задумывалась.

Покинув Хиш, я надеялась, что войду в мир, где за добро платят добром, друзья бескорыстны и чисты и всегда найдётся тот, кто тебя выслушает, поймёт и не осудит… но, к сожалению, реалии этого мира, почти сразу помогли мне познакомиться со злобой и непониманием…

Может случится, что я вообще на всю жизнь останусь одинокой и непонятой, но это не значит, что я должна сдаться, лечь и умереть от хандры! Мне придётся, как-то научится жить с этим. А я сильная и выживу. Пусть не сразу, но когда-нибудь я найду общий язык с окружающими.

И вот настал день, когда дверь моей темницы открылась, и стражник проводил меня до выхода и отдал мои личные вещи. Суд состоялся без меня, но меня признали невиновной.

Первым делом, я направилась к себе. Прежде чем разбираться и думать, как мне жить дальше, нужно было вымыться и хоть немного поспать. По дороге мне не встретилось не единой живой души, видно сейчас в самом разгаре были занятия, и я спокойно добралась до своей комнаты. Попав внутрь, я обнаружила, что в моих вещах кто-то методично покопался. Ну, ничего. Я была благодарна и тому, что ничего не пропало.

Взяв с собой единственную чистую одежду (облачение телохранителя), я сходила в баню и отдала грязные вещи в прачечную, слишком уж они пропитались запахами тюрьмы. Завтра с утра я заберу её и переоденусь обратно.

А теперь нужно было навестить Вэллерин и отдыхать. Я давно не видела Андрэса и переживала, как бы ничего не случилось.

Но увидев подругу, я поняла, что мои страхи беспочвенны. За время моего заточения с девушкой произошли изменения в лучшую сторону. Её кожа приобрела более здоровый оттенок, грудная клетка вздымалась и опускалась, в такт нормальному дыханию и казалось, буд-то она спит нормальным здоровым сном.

"Может за то время пока меня не было она пришла в себя." — мелькнула в моей голове радостная мысль.

Я присела рядом и осторожно потормошила подругу за руку.

— Вэлл, давай просыпайся! — сказала я громким шёпотом, чтобы не испугать спящую девушку. Но она продолжала спать, отчего у меня болезненно сжалось сердце.

Неужели я ошиблась?

И всё же, я ещё раз попыталась её разбудить, немного повысив голос:

— Просыпайся, Вэллерин!

И та наконец услышала мой призыв и открыла глаза.

— Привет, Вэлл! — сказала я улыбаясь. — Вот мы и свиделись!

— Кайрин… — прошептала она сухим и хриплым голосом. — Дай пить…

Я оглянулась в поисках кувшина с водой и, обнаружив его на окне, подала его Вэлл. Чуть подрагивающими от слабости руками она приняла кувшин моих рук и сделала несколько судорожных глотков, после чего самостоятельно поставила кувшин на пол.

— Кайрин, я очень рада тебя видеть. — сказала девушка отдышавшись. — Спасибо тебе за то, что сделала для меня. Я бесконечно благодарна тебе за твою смелость и самоотверженность.

Я непонимающе на неё уставилась.

— Но я же ничего не сделала. — возразила я.

— Ты вернула меня к жизни и убила Летицию… всё, то время, что я провела в лазарете, я слышала тебя и твои слова придавали мне сил… как и в этот раз. Я смогла открыть глаза и прийти в себя, потому что ты была рядом.

— С чего ты взяла?

— Не забывай, Кайрин, я маг. А маги, просто так не сдаются. Пусть мне было неподвластно моё тело, но дух мой был свободен, и я могла наблюдать за тобой. Мне жаль того, что произошло между тобой и Креем… но пойми, что он тоже как и я находился под властью тёмных чар и твои слова сильно задели его…

— Выходит, это я во всём виновата?

— Не во всём, но свою лепту в вашу ссору ты внесла. — задумчиво проговорила Вэлл.

— Ладно уж. — махнула я рукой. — Речь сейчас не обо мне. Лучше скажи, за что Летиция тебя так приласкала.

— Я случайно подслушала её разговор, вот и она решила меня прибить. К счастью ей помешали довершить начатое, но если бы не ты, то она со временем сделала бы это.

— А с кем и о чём она говорила? — заинтересовалась я.

— С кем-то кто хочет уничтожить Академию и захватить Лавирру. Летиция предоставляла информацию мардисцам в обмен на знания… тёмные знания. Такое в Академии не проходят.

Мардис издревле славился своими призывателями и некромантами, а так же попытками захватить Лавирру. К счастью этого у него ни разу не получилось благодаря Грозовым Башням — острову населённому боевыми магами и лучшими воинами континента. Когда-то их помиловали и, простив, отпустили с миром, взяв обещание, больше не нападать… С тех пор прошло иного времени, но жители империи Таэр до сих пор называют море Морем Милосердия, а вот мардисцы, похоже, забыли о своём обещании…

— Это объясняет то, почему она стала самой сильной в Академии по части тёмной магии.

— Сильной — да, но умнее и везучее она от этого не стала. Сражаясь с тобой, она не желала стать одним целым с вызванным ею существом. Она хотела просто напросто, чтобы гигантский паук утащил тебя в своё измерение. Быстро и эффективно.

Я подозревала, что находилась на волосок от смерти, но чтобы настолько…

— Тебе необычайно везёт. Ведь если ты помнишь, Крей тоже ошибся тогда… быть может, мы все ошибались на твой счёт, и ты не так уж бездарна, а? — Вэлл посмотрела на меня, так, как буд-то ожидала, что я в чём-то признаюсь, раскрою какую-то страшную тайну, но я просто пожала плечами.

— Я замечаю за собой лишь дар влипать в неприятности, а в том, что я из них хоть как то худо-бедно выпутываюсь, ничего странного нет — я просто хочу жить…

Тут я услышала за спиной звук шагов и оглянулась. Это был Линдт. Вероятно, он шёл с занятий, так как в руках у него была сумка с книгами.

— Привет… — начал он было, как вдруг увидел улыбающуюся Вэлл и кинулся к ней, бросая на пол сумку.

— Ну как ты, солнце? — спросил он, прижимая девушку к себе. Она что-то сказала ему в ответ, но этого я уже не слышала, поспешив оставить влюблённую пару наедине.

Выходя из лазарета, я столкнулась с Греем. Давненько же мы не виделись… Но Грей отреагировал на меня очень странно — увидев меня, он помрачнел, что-то буркнул в ответ на приветствие и поспешил пройти мимо.

"Или этот тип полностью на стороне Крея или я вообще не разбираюсь в людях." — подумала я, проводив его взглядом.

Но это не испортило моего настроения. Я посмотрела на синее небо, вдохнула полной грудью воздух свободы и подумала, что в сущности, какая это ерунда… Всё ведь на самом деле лучше, чем кажется на первый взгляд. Пусть на меня незаслуженно обижается Грей, точит зуб Ариссантэй и ненавидит демонолог! Пускай я получила наказание практически ни за что… но ведь сейчас я на свободе, Летиция мертва, а Вэллерин пришла в себя! Всё остальное же можно исправить… только отоспаться, как следует, и подумать с чего начать…

Подмигнув распогодившемуся небу, я быстрым шагом направилась к себе. В этот момент, когда все мои друзья были живы и здоровы, я не хотела думать о проблемах… ведь здесь и сейчас я была свободна, а большего и не требовалось…

На следующий день я не пошла на занятия, решив, что для меня это слишком, а осталась встречать Вэллерин из лазарета. Сокурсники девушки готовили вечеринку, а мои приятели-телохранители решили отметить моё возвращение и с Вэллерин мы увиделись лишь на следующее утро. Я не рискнула посетить её вечеринку, чтобы не встречаться там с Креем, а пошла к ребятам в мужское общежитие, где в тесном кругу, то есть в присутствии Джоуэлла, Виктиса и Лэйра (того самого светловолосого мага), рассказала как я сражалась с Летицией и как сидела за это в королевской тюрьме.

Джоуэлл и Виктис, были так впечатлены моим рассказом, что, похоже, от волнения немного перебрали с вином и уснули.

— Теперь ты позволишь мне тебя проводить? — спросил Лэйр с ироничной улыбкой.

Я хотела было сказать, что дождя ведь нет, но посмотрев в его глаза, ответила:

— Почему бы и нет, проводи. Только тут идти всего ничего…

— Это не беда. — невозмутимо проговорил он. — Можно ведь и просто погулять.

Я улыбнулась, и мы вышли на улицу, где уже вовсю горели яркие звёзды, а откуда-то со стороны женского общежития, кажется с крыши, доносились звуки музыки и счастливый смех.

Лэйр предложил мне свою руку и мы, не сговариваясь, пошли прочь. Похоже, он понимал, что я совсем не хочу сейчас возвращаться в нашу с Вэлл комнату.

— Ты точно не хочешь, чтобы мы пошли туда? — спросил меня парень.

Я отрицательно покачала головой и сказала:

— Не хочу. Вэллерин, конечно благодарна мне, но рядом с остальными я буду чувствовать себя неуютно. Испорчу праздник и себе и им.

— Понимаю. Просто подумал, что если ты будешь там не одна, тебе будет не так тяжело. Ведь есть же кроме меня и Вэллерин, кто-то кто относится к тебе хорошо?

— Линдт ко мне хорошо относится и возможно ещё кто-то малознакомый. — задумчиво проговорила я. — Но ты не беспокойся, мне хорошо и без той вечеринки. Моя подруга жива и кроме того, у меня есть друзья, которые хотели штурмом взять темницу… Кстати, я хотела сказать тебе спасибо, что удержал их от глупости. Если бы из-за меня загремели ещё и они, то было бы на самом деле плохо.

— Откуда ты знаешь, что это был я? — хитро поинтересовался Лэйр.

— Ну, выбор был невелик. Ты — был единственным здравомыслящим человеком в той компании и действительно хотел мне помочь. — ответила я серьёзно. — Можно личный вопрос?

— Давай. — позволил маг с интересом на меня посмотрев.

— У тебя необычная внешность… Откуда ты? — спросила я. Мне и в самом деле было это интересно знать. И дело было не в том, что он как и Линдт, был светловолос. Просто сами черты лица были какими-то неуловимо другими.

— Я прибыл издалека. Моего города нет ни на одной карте…

— А страны? Её тоже нет на карте? — удивилась я.

— От моей страны остался только один город. — грустно усмехнулся парень.

— Ладно, извини, что спросила. — проговорила я, чувствуя что Лэйр совсем не хочет мне про это рассказывать.

— Ничего. У тебя, кстати, внешность тоже весьма менее необычная. — подмигнул он и показал куда-то вперёд. — Смотри как красиво!

Мы практически дошли до главной площади города, над которой возвышался величественный белый Дворец, освещённый тысячами огней, некоторые из которых, словно живые парили вокруг. Дворец ночью был не менее красивым, чем днём. Ночью он даже больше притягивал своё внимание, потому что казался сказочным и как буд-то иллюзорным.

— В самом деле, очень красиво. Я никогда не видела Дворец ночью. — проговорила я.

— Ради этого стоило и прогуляться. — добавил Лэйр.

Мы постояли немного ещё, а потом он всё-таки проводил меня до женского общежития. Музыки с крыши больше не было слышно, и я решила, что вечеринка подошла к концу.

— Спасибо за прогулку. — сказала я. — И ещё раз за то, что ты сделал для моих друзей.

С этими словами я подарила ему быстрый и целомудренный поцелуй в щёку, после чего со спокойной душой отправилась в общежитие. Я действительно была ему очень благодарна и не знала, как ещё выразить свои чувства иначе, надеясь, что в будущем, и я смогу быть ему чем-то полезной.

Вэллерин уже спала, когда я вернулась в комнату. Я заметила, что девушка улыбается во сне и, порадовавшись тому, что у неё отныне всё хорошо, накрыла её одеялом и со спокойной душой легла спать сама.

На другой день ко мне пришёл слуга декана и сообщил, что он хочет видеть меня у себя. Вэллерин тем временем ещё сладко спала, после событий минувшей ночи и я стараясь не шуметь, быстренько приведя себя в порядок, выскользнула за дверь.

— Здравствуйте. — поприветствовала я декана.

— Здравствуй, Кайрин. — царапая что-то на бумаге. — Ты присядь пока.

Я послушно села в кресло напротив его стола и с интересом посмотрела на мужчину. После известия о выздоровлении дочери, он стал выглядеть заметно лучше, но всё же, что-то в его облике, неуловимо создавало ощущение душевного беспокойства и напряжённости, наверное, Вэлл уже рассказала ему о заговоре.

Закончив, наконец, писать он оторвался от бумаг и проговорил:

— Тебе могут не понравится мои слова, особенно после всего того что ты для нас сделала… но тебе придётся на время покинуть Академию и отправится в Грозовые Башни.

Я была несказанно удивлена, но всё же, решила выслушать его до конца.

— На счёт учёбы не волнуйся. Там у тебя также будут учителя… но есть одна проблема. На тебя возлагается большая ответственность, а именно охрана тех кого, так же как и тебя, послали в Грозовые Башни. Ты будешь сопровождать их как полноценный телохранитель, а в Грозовых Башнях будешь принята на службу как защитник северного рубежа.

— А зачем вообще кого-то сопровождать? — удивилась я. — Разве нельзя просто отправиться через портал?

— Можно, но вам необходимо проверить северный тракт. В последнее время по нему не рискуют ездить даже самые отчаянные купцы, в связи с участившимися исчезновениями людей, предпочитая обходные пути или речную переправу. К нам пришёл приказ, чтобы мы отрядили несколько человек и проверили в чём дело. Для твоего отряда не составит проблем, справится с шайкой разбойников.

По тому, как декан улыбнулся, я поняла, что у него для меня заготовлен какой-то подвох.

— Выходите на рассвете. Встреча у северных врат города.

— А кто возглавит отряд? — спросила я.

— Тот у кого достаточно боевого опыта и заслуг. — невозмутимо сообщил декан. — Твоя кандидатура подходит на эту роль лучше всего.

— Ещё меня интересует состав отряда и то, знают ли они кто ими будет командовать. — сказала я устав удивляться и готовясь услышать от этого человека что-нибудь более странное.

— С составом отряда познакомишься на месте. Просто приходи в своей форме телохранителя. И возьми вон ту сумку у стены, там карта, кое-какие вещи, которые тебе, несомненно, пригодятся и деньги. Купишь себе лошадь, а остальное потратишь на содержание отряда.

В Грозовые Башни, так в Грозовые Башни. Я была удивлена, но не возражала против того чтобы отдохнуть от Академии и посмотреть на что-то новое…

Поэтому я сразу, не откладывая в долгий ящик, отправилась на рынок. Поторговавшись, я купила достаточно крепкую и непугливую кобылку, такую же вороную, как ту на которой мне пришлось путешествовать в Лавирру. Денег ещё оставалось достаточно много, и я ещё прошлась по рынку, собирая припасы в дорогу.

Оставалось лишь одно неоконченное дело — посещение Дэнрика (ведь я видела его в последний раз, перед тем как угодила за решётку). Зря я к нему пошла. Можно было отделаться запиской. Дэнрик воспринял этот отъезд уж слишком подозрительно и посулил неприятности.

— Я не ясновидящий и не маг. — сказал он. — Но что-то мне подсказывает, что хлебнёшь ты ещё горя с этими Грозовыми Башнями и ещё…

— Что? — спросила я, не выдержав паузы.

— Ничего. — отмахнулся он.

Ну, спасибо, друг. Утешил — называется. И совсем непонятно, что хотел ещё сказать на последок.

Хорошее настроение улетучилось как небывало и пришлось поспешить в общежитие, чтобы хотя бы лечь пораньше, ведь в дороге врятли удастся выспаться.