Ускользающее пламя

Вудивисс Кэтлин

Спасаясь от гнусных домогательств богатого негодяя, юная Серинис Кендолл решает вернуться в Америку, где прошли ее детские годы Отважный капитан Бо Бирмингем берется помочь ей в этом Встреча молодых людей навеки изменяет жизнь обоих — сила пламенной страсти неудержимо влечет их друг к другу. Однако вскоре под угрозой оказывается жизнь Серинис — и Бо бесстрашно вступает в схватку с убийцей, он готов любой ценой спасти свою возлюбленную и свое счастье…

 

Глава 1

13 октября 1825 года

Лондон, Англия

Серинис Эдлин Кендолл застыла в парадной гостиной у высокого окна, выходящего на Мейфэр-стрит, сквозь пелену слез печально наблюдая за людьми, снующими по тротуару перед домом. С лихорадочной поспешностью они стремились оказаться под крышей, прежде чем сгустившиеся тучи обрушат на землю ливень. Ледяные порывы ветра силились сбить с ног молодых и старых, женщин и мужчин, проказливо подхватывали полы плащей и рединготов прохожих, пока те придерживали цилиндры, модные шляпки и развевающиеся шали. Щеки и носы приобрели красноватый оттенок, одетых не по погоде пробирала зябкая дрожь. Но в большинстве своем горожане — кто решительно, кто со смиренной покорностью — продолжали путь, торопясь оказаться у домашнего очага, в кругу семьи или добраться до одинокого пристанища. Они не задумывались об уюте, ждущем их, и тем более о том, как недолговечна жизнь.

Стоящие на мраморной каминной доске большие фарфоровые часы, искусно украшенные статуэтками, мелодично пробили четыре. Отчаянно борясь с нахлынувшим горем, Серинис судорожно стиснула тонкие пальцы, спрятав руки в пышных жестких складках юбки из черной тафты. Когда звон часов смолк, у нее возникло непреодолимое желание бросить выжидательный взгляд через плечо: наступило время чаепития, ритуала, которого Серинис и ее опекунша, Лидия Уинтроп, неуклонно придерживались на протяжении последних пяти лет.

Внезапная смерть Лидии ошеломила Серинис, в случившееся было невозможно поверить. В свои без малого семьдесят лет Лидия производила впечатление на редкость жизнерадостной и энергичной особы. Даже в день смерти ее искрящееся остроумие составляло разительный контраст с угрюмостью ее внучатого племянника, нанесшего визит. Но как бы Серинис ни хотелось повернуть время вспять, Лидия была мертва и похоронена. Не далее как вчера девушка устремляла застывший взгляд на гроб красного дерева, слушая последние молитвы о том, чтобы душа усопшей обрела покой. Казалось, прошла вечность с тех пор, как пригоршни земли, символизирующей превращение бренного человеческого тела в прах, стучали по крышке гроба. Добрая, любящая женщина, в которой Серинис нашла покровительницу, поверенную, мать и верную подругу, ушла навсегда.

Несмотря на старания Серинис побороть печаль, ее губы задрожали, а слезы вновь подступили к горлу и затуманили ореховые глаза, обрамленные густыми ресницами. Никогда больше ей не доведется радоваться беспечным беседам за чашкой чая и сдобными лепешками или сидеть по вечерам перед приветливо мерцающим пламенем в камине. Больше некому читать вслух стихи или романы. Гостиную никогда уже не огласят мелодичные песни, которые Серинис исполняла под аккомпанемент Лидии. Не будет прогулок по оживленным улицам города или безлюдным полям, не будет радости, мира и покоя под кронами старых деревьев. Навеки утрачена поддержка престарелой опекунши, которая вопреки мнению света помогала Серинис осуществить заветную мечту — стать художницей. Благодаря Лидии картины Серинис появлялись на выставках и продавались за солидные суммы богатым меценатам — правда, вместо подписи художника на этих картинах были указаны лишь инициалы С.К. Мучительные воспоминания вызвали новый прилив скорби. Серинис отчетливо представилась высокая, стройная фигура в неизменном черном платье справа от мольберта. Лидия часто стояла там, когда Серинис рисовала, и низким, чуть хрипловатым голосом напоминала ей, как важно всегда оставаться самой собой.

На минуту отчаяние и одиночество стали для Серинис невыносимыми, пол под ногами покачнулся, а перед глазами поплыли разноцветные пятна. В панике она схватилась за оконную раму, чтобы удержаться на ногах, и прислонилась лбом к прохладному темному дереву, пока головокружение не утихло. С тех пор как умерла Лидия, Серинис забыла о еде, ограничиваясь несколькими глотками бульона и ломтиком подсушенного хлеба. В предыдущую ночь ей так и не удалось уснуть. Серинис сомневалась, что со временем горе отступит, хотя и была уверена: Лидия опечалилась бы, узнав, как подействовала на подопечную ее неожиданная кончина. Некогда Лидия окружила теплом и сочувствием перепуганную двенадцатилетнюю девочку, потерявшую родителей во время ужасной бури, когда громадное дерево обрушилось на их дом. В то время Серинис винила себя в том, что в час беды была далеко от дома и не смогла спасти родителей, но Лидия, давняя подруга ее бабушки, пережившая смерть собственной дочери, помогла Серинис понять: если бы родители не отослали ее в пансион, она тоже погибла бы. Пожилая дама часто повторяла: жизнь продолжается, что бы ни случилось. Окажись Лидия в эту минуту рядом, она напомнила бы ей эту давнюю мудрость.

Серинис чуть не застонала. Как все ужасно! Если бы за последние пять лет Лидия хотя бы раз пожаловалась на здоровье, если бы какое-нибудь недомогание возвестило бы о приближающейся смерти, домочадцы оказались бы готовы к ней. Вместе с тем Серинис ни за что не пожелала бы своей благодетельнице длительной, изнуряющей хворобы. Если смерть неотвратима, значит, скоропостижную, легкую кончину Лидии следует считать благом.

Дождевые капли заколотили в окна, по стеклу заструились ручейки, возвращая Серинис к настоящему. Надвигающаяся гроза почти опустошила улицы. Несколько запоздалых прохожих ускорили шаг. Мимо дома проехало несколько экипажей; кучеры на козлах ежились под дождем, втягивая головы в плечи и повыше приподнимая воротники щегольских ливрей.

В гостиной послышались осторожные шаги, и Серинис вскинула покрасневшие от слез глаза на молодую горничную, которая, подобно другим обитателям дома, искренне скорбела о смерти хозяйки.

— Прошу прощения, мисс Серинис, — пробормотала девушка, — я зашла узнать, будете ли вы пить чай?

Серинис не ощущала голода, но горячий чай прогнал бы озноб, появившийся после посещения кладбища. Под пронизывающим ветром она промерзла до костей, но откуда она могла знать, что погода переменится так внезапно?

— От чая я не откажусь, Бриджет. Спасибо. — За годы, прожитые в Англии, Серинис так и не удалось избавиться от выговора, свойственного уроженцам Южной Каролины. Помимо прочих премудростей, наставники старательно учили девушку правильному произношению и этикету, но, поскольку усердием и умом они уступали обожаемым родителям Серинис, она сводила на нет все усилия учителей, озорничая, словно избалованный ребенок. Под настроение Серинис была способна продемонстрировать правильный, даже рафинированный английский выговор, который обманул бы самого внимательного слушателя, однако она упорно отказывалась становиться чужестранкой на своей родине. Еще до отъезда из Южной Каролины Серинис решила, что когда-нибудь непременно вернется туда.

Служанка сделала книксен и удалилась, радуясь возможности чем-нибудь занять себя. В последние дни в доме воцарились гнетущая тишина и уныние. Временами Бриджет вздрагивала: в безмолвии ей слышался неповторимый, чуть хрипловатый голос, который на протяжении нескольких лет наполнял ее жизнь теплом и добротой.

Вскоре горничная вкатила в гостиную чайный столик, уставленный серебром и мейсенским фарфором. К крепкому чаю было подано блюдо печенья и хрустальная вазочка с ароматным земляничным вареньем.

Горничная вышла, а Серинис со вздохом расположилась на элегантной кушетке возле столика. Дрожащими руками она наполнила чашку чаем и добавила в него сливки и сахар — маленькая уступка английским традициям. Переложив в блюдце печенье, она твердо вознамерилась съесть его, но вдруг почувствовала, что вновь лишилась аппетита.

«Съем потом», — пообещала себе Серинис и с дрожью отвращения отодвинула от себя блюдце. Она поднесла чашку к губам и отхлебнула, надеясь, что чай согреет ее и успокоит нервы, но вскоре неожиданно для себя вновь оказалась у окна с чашкой в руках. Мир за окном гостиной казался огромным и неукротимым. Сумеет ли она выжить в нем, оставшись в свои семнадцать лет совсем одна?

Серинис закрыла глаза, преодолевая пульсирующую боль в висках, которая терзала ее после возвращения домой и, несомненно, была вызвана волнением и бессонницей. Внезапно шпильки в прическе начали причинять Серинис мучительное неудобство. Не выдержав, она отставила чашку, вытащила из изящного узла волос все шпильки и распустила по плечам и спине густые волнистые пряди. Боль не утихала, со злобной мстительностью атакуя мозг. Серинис начала медленно массировать голову, не задумываясь о том, как выглядит ее встрепанная русая грива в парадной гостиной, где следовало появляться только в безупречном туалете и с аккуратной прической. Впрочем, в доме находились только слуги, а внучатый племянник Лидии, не появившийся на похоронах, во время последнего визита к пожилой даме три дня назад был так раздосадован, что поклялся не показываться здесь целых две недели.

Боль отступала, и Серинис подумала, что вскоре ей предстоит принять важные решения. Она принялась беспокойно вышагивать по гостиной, пытаясь представить свою будущую жизнь. У нее остался всего один родственник — дядя, живущий в Чарлстоне. Закоренелый холостяк, он предпочитал свои книги и исследования браку и семье, но Серинис твердо знала: дядя примет ее с распростертыми объятиями. Перед отъездом племянницы в Англию он заявил: если бы он не сомневался в своей способности вырастить ее, как подобает заботливому отцу, и научить всему, что должна знать женщина, то ни за что не отпустил бы ее. Тщательно обдумав все преимущества общения Серинис с пожилой дамой, дядя принял решение и со слезами на глазах посоветовал девушке отправиться в Англию, научиться языкам и другим премудростям, стать настоящей леди, а затем вернуться к нему драгоценным камнем, получившим изысканную огранку. Теперь Стерлинг Кендолл стал последней надеждой Серинис.

К счастью, некоторое время ей незачем беспокоиться о деньгах. Серинис облегченно вздохнула. Благодаря деньгам, вырученным от продажи картин, она может жить без особых забот, работая над очередными полотнами. В Чарлстоне немало богатых плантаторов и торговцев, многие из них одержимы коллекционированием предметов искусства. Разумеется, известие о том, что создатель картин — девушка, не очень-то им понравится. Разумнее будет подыскать посредника, который сумеет продавать ее картины, не разглашая тайны авторства. До сих пор дела Серинис шли успешно, и она считала, что найти такого человека удастся без труда.

Заметив отражение, промелькнувшее в огромном зеркале с позолоченной рамой, Серинис застыла, изумленная своим видом, совершенно неожиданным для парадной гостиной. С длинными, пышными волосами, в беспорядке разбросанными по плечам, она походила на молодую цыганку — хотя и прилично одетую.

Склонив набок голову, она окинула себя критическим взглядом. Узнает ли ее дядя после длительной разлуки? Когда они расстались, Серинис была худенькой долговязой девочкой, болезненно стесняющейся своего роста. С годами она превратилась во взрослую женщину, чуть превосходящую ростом своих ровесниц, стройную, с округлыми формами, привлекающими взгляды молодых кавалеров, которые уже начинали выспрашивать у Лидии подробности первого выезда в свет ее воспитанницы. От бессонницы и недоедания последних дней ореховые глаза Серинис, окаймленные густыми ресницами, казались громадными под изящно изогнутыми дугами бровей. Ее высокие скулы стали заметнее, чем обычно, благодаря слегка впалым щекам. Собственный нос, прямой и тонкий, вполне устраивал Серинис — в отличие от бескровных губ.

Если не считать белой кружевной отделки на рукавах и воротнике, она была облачена во все черное. Ее модный бархатный жакет заканчивался чуть выше талии и был отделан черным шнуром на манер военного мундира. Присборенные у плеч рукава плотно облегали руки, заканчиваясь у запястий узкими черными оборками, отделанными дорогим кружевом. Неширокая юбка с фестонами на подоле не скрывала стройные ножки в чулках и модных туфельках на плоской подошве. Черный бархатный плащ и шляпку с небольшим пером Серинис сбросила сразу после возвращения с кладбища.

Закончив созерцать собственное отражение, Серинис улыбнулась с печальной иронией. Она не сомневалась в том, что Лидия одобрила бы ее поведение и не упрекнула бы за распущенные волосы. Хотя опекунша была леди до кончиков ногтей, она знала, когда следует соблюдать правила приличия, а когда можно отказаться от них в пользу здравого смысла.

Ее размышления прервал шум подъехавшей к дому кареты, за которым последовал громкий стук в дверь. Стук был настолько дерзким и настойчивым, что дворецкий бросился к двери с несвойственной ему поспешностью. Пока он открывал дверь, Серинис собрала волосы и заколола их шпильками на затылке. Благовоспитанной леди не следует принимать гостей с прической вакханки.

Шум вторжения, усиленный женским смехом, наполнил холл, и, прежде чем Серинис успела узнать, кто удостоил ее визитом, в гостиную ввалилось двое мужчин в сопровождении растерянного дворецкого.

— Покорнейше прошу простить меня, мисс, — извинился Джаспер, морщинистое лицо которого отражало тревогу. — Мне следовало доложить о прибытии мистера Уинтропа и мистера Радда, но они не дали мне возможности…

— Не волнуйтесь, Джаспер, — все в порядке, — заверила его Серинис и шагнула вперед с обманчиво-невозмутимым видом, пряча в складках юбки дрожащие руки. Она была хорошо знакома с единственным родственником Лидии, несмотря на то что во время своих визитов Алистер Уинтроп всегда оставался с Лидией наедине. Рослый и худощавый, он казался нескладным и каким-то развинченным. Черные волосы он зачесывал назад, впалые щеки подчеркивались бакенбардами. В профиль его тонкий нос выглядел крючковатым, а широкий подбородок выдавался вперед. Алистера Уинтропа никоим образом нельзя было назвать привлекательным мужчиной, однако он, очевидно, тратил на свою персону немалые суммы, одевался с иголочки, хотя и пренебрегал правилами хорошего тона.

Его спутник Ховард Радд был таким же рослым и прокладывал себе путь объемистым животом. На его круглом, как картофелина, носу, отчетливо темнели жилки, на левой щеке красовалось лиловое родимое пятно. В последний раз Серинис видела его несколько лет назад, но хорошо помнила, как он осматривал, словно ощупывал, ценные вещи, пока Лидия не пригласила его в гостиную. Алчный блеск в глазах Радда заставил девушку задуматься о том, какую ценность он приметил на этот раз. Серинис не понимала, как Аидия могла доверять этому человеку, ибо зловонные пары, окутывающие Ховарда Радда, явно свидетельствовали о его пристрастии к крепким напиткам.

— Мистер Уинтроп — всегда желанный гость в этом доме, Джаспер, — сдержанно начала Серинис, повернувшись к дворецкому. Она недолюбливала Алистера, но Лидия взяла себе за правило любезно принимать племянника даже во время неожиданных визитов. То же самое входило в обязанности Серинис. — И конечно, мистер Радд…

Ее прервал сиплый, иронический смех. Алистер двинулся навстречу Серинис, злобно Поблескивая черными глазами. Развинченная походка племянника опекунши невольно наводила на мысль, что в его теле нет ни единой твердой кости.

— Как это любезно с вашей стороны, мисс Кендолл! — съязвил он, раззявив лягушачий рот. — Вы на редкость тактичны.

Серинис попыталась взять себя в руки, почувствовав недоброе. Несмотря на то что ее предыдущие встречи с племянником Лидии были краткими, она сумела составить себе весьма нелестное мнение об Алистере Уинтропе. Он непрестанно бахвалился, и Серинис подозревала его не только в мотовстве, но и в полном пренебрежении к тетушке. Лидия всегда умалчивала о причинах его визитов, но Алистер либо добивался от нее согласия уплатить его очередные долги, либо в бешенстве выбегал из комнаты, проклиная тетушкино упрямство и упреки, — в последний раз это случилось несколько дней назад. Учитывая эти обстоятельства, Серинис с трудом сохраняла сдержанность в присутствии Алистера.

Алистер махнул бледной волосатой рукой в сторону юриста и громко распорядился:

— Объясни ей!

Ховард Радд вытер слюнявые толстые губы тыльной стороной ладони и открыл рот, но, прежде чем он успел вымолвить хотя бы слово, в гостиную танцующим шагом влетела крикливо разодетая девушка, волоча за собой яркое боа из перьев. Ее бюст и бедра были вызывающе подчеркнуты низким вырезом лифа и туго обтягивающей юбкой. Волосы незнакомки — беспорядочная масса ярко-желтых кудряшек, собранных на макушке, — имели оттенок, который вряд ли можно найти в природе. Карие глаза были щедро подведены черным, поверх толстого слоя румян на правой скуле сидела крупная мушка, а цвет губной помады совпадал с цветом пятна на воротнике Алистера.

С хихиканьем незнакомка прильнула к своему спутнику.

— Ал, пожалуйста, не заставляй меня ждать в холле! — жеманно выговорила она, надув губки и хлопая неестественно длинными ресницами. Маленькой ручкой она игриво погладила жилет Алистера. — Я никогда не бывала в таких шикарных домах, но ты же знаешь, мне не занимать хороших манер. Слуги даже не предложили мне присесть или выпить чашку чаю! Пожалуйста, разреши мне остаться здесь! Я просто не вынесу одиночества. Меня мороз подирает при мысли, что отсюда только что вынесли твою бедную тетушку!

Алистер раздраженно стряхнул с себя ее руку:

— Ладно, ладно, Сибил! Но сиди тихо, ясно? Я не желаю слушать твои жалобы, поняла?

— Еще бы, Ал! — со смешком откликнулась Сибил. Джаспер поморщился, отводя взгляд от непристойного зрелища, с горделивым достоинством вскинул голову и возмущенно уставился на Алистера. Свой вопрос дворецкий адресовал воспитаннице покойной хозяйки:

— Прошу прощения, мисс, прикажете мне остаться?

— Убирайся вон! — рявкнул Алистер, взмахнув рукой. — Тебя это не касается.

Джаспер не сдвинулся с места, пока Серинис не кивнула головой, позволяя ему удалиться.

Проводив слугу злобным взглядом, Алистер повернулся к своему спутнику:

— Продолжайте, мистер Радд.

Поверенный выпрямился во весь рост и озабоченно посмотрел в глаза Серинис, очевидно, подчеркивая этим важность момента.

— Мисс Кендолл, как вам известно, я имел честь быть поверенным миссис Уинтроп в течение нескольких лет. Я составлял ее завещание. Оно здесь, при мне.

Серинис следила за ним настороженно, как за змеей, изготовившейся к прыжку. Из внутреннего кармана сюртука Радд вытащил свернутый лист бумаги и с торжественным видом взломал печать. Серинис медленно опустилась в ближайшее кресло, пытаясь собраться с мыслями.

— Вы намерены прочесть завещание миссис Уинтроп сейчас же?

— Так полагается, — пояснил Ховард и повернулся к Алистеру, ожидая подтверждения.

— Не тяни, — велел Алистер, щегольским жестом откинув фалды и усаживаясь в кресло напротив Серинис. Злорадно усмехнувшись, он принялся вертеть в руках статуэтку мейсенского фарфора.

Сибил не могла допустить, чтобы внимание ее любовника отвлекла какая-то девчонка, и потому пристроила свои пышные формы на деревянном подлокотнике кресла Алистера. Поглядывая на Серинис из-под ресниц, она по-хозяйски обняла Алистера за костлявые плечи. Самолюбие Сибил было задето: Алистер ни словом не упомянул о том, что воспитанница его тетки так хороша собой. Сибил живо вспомнилось, как Алистер отговаривал ее от поездки — видимо, затем, чтобы без помех позабавиться.

Ховард Радд прокашлялся: его мучило желание промочить горло, однако он знал, что Уинтроп не позволит ему сделать ни единого глотка, пока с делом не будет покончено. Он развернул бумагу и внимательно изучил ее.

— Завещание совсем короткое. Небольшие суммы назначены слугам и дальним родственникам. Миссис Уинтроп оставила основную часть своего имущества, в том числе дом, мебель и все деньги, своему единственному близкому родственнику, племяннику, — мистеру Алистеру Уэйкфилду Уинтропу. Он вступает во владение имуществом немедленно.

— Немедленно? — ахнула Серинис.

Ей так и не довелось обсудить вопросы имущества с опекуншей, но она твердо знала, что Лидия искренне любит ее и не позволит вышвырнуть из дома, не дав времени на приготовления к переезду или на поиски жилья. Не будучи родственницей Лидии, Серинис не ожидала никакого наследства, кроме этой маленькой любезности. Она не понимала, почему Лидия проявила такую жестокость, не удостоив ее даже объяснением причин.

— Вы позволите мне взглянуть на завещание? — спросила она, ненавидя себя за дрожь в голосе, и выжидательно поднялась.

Радд заколебался, взглядом спросил согласия у Алистера и, получив резкий кивок, протянул девушке документ. У Серинис не было опыта в подобных делах, но она очень внимательно просмотрела каждую страницу завещания. На неискушенный взгляд документ мог показаться подлинным: инициалы Лидии удостоверяли каждую страницу, а на последней стояла ее красивая подпись. Серинис чувствовала, как поверенный переминается на месте от нетерпения, наблюдая за ней. Внезапно ее взгляд упал на дату рядом с подписью Лидии. Удивленно вздрогнув, Серинис посмотрела на поверенного:

— Но завещание было составлено шесть лет назад!

— Верно, — кивнул Радд, выхватывая у нее бумагу и поспешно сворачивая ее. — В этом нет ничего странного. Многие составляют завещания заранее, до того как они понадобятся. Вполне разумное решение.

— Но завещание было подписано еще до того, как погибли мои родители и Лидия стала моей опекуншей. Обстоятельства могли заставить ее изменить свою последнюю волю…

— В вашу пользу? — язвительно вмешался Алистер. Гневно фыркнув, он поднялся с кресла, чуть не сбросив Сибил на пол, и крадучись зашагал по просторной комнате, оглядываясь словно хищник. Казалось, им движет потребность поставить свое клеймо на каждую вещь в доме. — Вы это имели в виду, мисс Кендолл? Считали, что моя тетя что-нибудь завещает вам?

Несмотря на отвращение, оставляющее во рту привкус желчи, Серинис заставила себя ответить спокойно:

— Ваша тетя отличалась дотошностью в деловых вопросах и поэтому вполне могла пересмотреть свою волю. По крайней мере она позволила бы мне оставаться здесь до тех пор, пока я не закончу приготовления к отъезду…

— Но она этого не сделала! — с жаром перебил Алистер, наклоняясь всем телом вперед. — Достаточно и того, что она заботилась о вас при жизни! Она позволила вам жить здесь, потакала вашим прихотям, одевала вас как картинку, заплатила кругленькую сумму за устройство выставки ваших дурацких картин… Вам следовало бы на коленях благодарить мою тетю за щедрость, вместо того чтобы оспаривать мое законное право на наследство!

Серинис вспыхнула, уязвленная его словами.

— Я не надеялась получить ни гроша, мистер Уинтроп, — ледяным тоном заявила она. — Просто мне показалось странным, что Лидия ни словом не упомянула обо мне, хотя я еще не достигла совершеннолетия. Смею напомнить: она была моей законной опекуншей.

Алистер злорадно ухмыльнулся:

— Вероятно, милая тетушка надеялась распрощаться с вами еще до смерти. Очевидно, она вознамерилась выдать вас замуж за какого-нибудь богатого джентльмена и препоручить его заботам. Кто же мог предсказать, что она так рано испустит дух?

Ореховые глаза Серинис сверкнули под шелковистыми черными ресницами.

— Если бы вы лучше знали свою тетю, мистер Уинтроп, — возразила Серинис, — то поняли бы, что она слишком добра к людям, чтобы беспечно избавляться от них.

— Ваше мнение никого не волнует! — рассвирепел Али — стер, сжимая в кулаке изящную фарфоровую пастушку. — Завещание — прежде всего! Вы слышали, что в нем написано. Теперь я здесь хозяин, и мое слово в этом доме — закон!

У Сибил вырвалось восторженное восклицание, она с удовольствием захлопала в ладоши, словно ребенок, завороженный кукольным представлением.

— Поделом ей! Слишком уж высоко она задирает нос, верно?

— Очевидно, мисс Кендолл мнит себя знатной дамой, — ехидно откликнулся Алистер, отставляя пастушку и окидывая Серинис взглядом масленых черных глаз.

Серинис невольно попятилась. Она слишком плохо знала этого человека, чтобы предвидеть, каков он в гневе, однако догадалась, что он вовсе не джентльмен и способен на недостойные поступки. К несчастью, кушетка преградила путь Серинис, и ей пришлось остановиться.

Уловив ее страх, Алистер испытал прилив воодушевления.

— Но мисс Кендолл ошибается, — вкрадчиво продолжал он. — Она ничтожество, просто маленькая нищенка, которая надеялась разбогатеть благодаря старухе, а пока получала от нее дорогие наряды. — Протянув руку, он ухватился за белое кружево на воротнике Серинис и дернул за него.

— Уберите руки! — выпалила Серинис, отталкивая Али — стера. — Даже если этот дом принадлежит вам, сэр, то я отнюдь не ваша собственность!

Губы Алистера сложились в уверенную ухмылку, он неторопливо ощупал взглядом ее грудь.

— Как знать, как знать, мой персик.

Ал! — встрепенулась Сибил, вовсе не намеренная делить поклонника с особой, по сравнению с которой она выглядела уродливой жабой. Она не питала к Алистеру пылкой любви, зато весьма интересовалась его кошельком. Пройдясь по комнате, Сибил с жеманным смешком втиснулась между Серинис и Алистером, застывшими нос к носу. — Не унижайся перед этой тощей соплячкой, милый, — с льстивой улыбкой пропела она, прижимаясь к Алистеру. — Твоя Сибил знает, как осчастливить тебя.

Алистер мстительно прищурился, найдя способ отплатить Серинис за высокомерие. Обняв любовницу, он с улыбкой взглянул в ее раскрашенное лицо:

— Ты хотела бы получить новые наряды, Сибил?

— Неужели ты купишь их мне, Ал?

Он сделал неопределенный жест костлявыми плечами.

— К чему покупать, Сибил, если в покоях миледи Серинис тебя ждет целый гардероб?

Сибил разочарованно сникла.

— Ее вещи не подойдут мне, Ал, — возразила она, не в силах открыто признаться, что ее соперница, несмотря на высокий рост, обладает более стройной фигурой. — Она слишком долговязая.

— Отправляйся к ней в комнату и выбери то, что будет тебе впору, — велел Алистер. — Тетя потратила на эту нищенку целое состояние. Среди ее вещей наверняка найдется что-нибудь и для тебя. Ступай же!

Сибил чуть воспряла духом и выпорхнула из комнаты. Ее каблучки зацокали по лестнице, а немного погодя послышался шум открывшейся двери и пронзительный вопль восторга.

Алистер был доволен собой:

— Кажется, Сибил нашла вашу спальню, миледи.

Серинис ответила ему холодной пренебрежительной усмешкой, которой мать могла бы наградить скверного ребенка, пресытившись его шалостями.

— Надеюсь, мне будет позволено уложить свои вещи и покинуть дом, когда Сибил выйдет из спальни? Может быть, до отплытия в Южную Каролину мне удастся найти комнату на постоялом дворе.

— Какие еще вещи? — рявкнул Алистер. — Все, что находится в этом доме, принадлежит мне!

— Ошибаетесь, — сухо ответила Серинис, упрямо вскинув подбородок.

Несмотря на спокойную жизнь под присмотром Лидии, она вовсе не была оранжерейным растением. Присутствуя на уроках отца, школьного учителя, она не раз сталкивалась с мальчишками, которые без зазрения совести помыкали теми, кто был младше, меньше ростом или слабее их. Многих избаловали любвеобильные родители; их проказы не всегда бывали безобидными. Очевидно, к тому же сорту людей принадлежал и Алистер Уинтроп.

— Мои картины и деньги, вырученные за них, принадлежат мне, — твердо заявила она.

Радд вмешался в разговор с уверенностью адвоката, заранее продумавшего свои доводы:

— Вы пользовались материалами, купленными миссис Уинтроп. Кроме того, она оплачивала недешевые услуги учителя рисования. Короче говоря, вы жили под ее крышей, она была вашей опекуншей, а вы еще не достигли совершеннолетия. Именно миссис Уинтроп устраивала ваши выставки, добивалась самой высокой цены и хранила вырученные деньги в банке. На картинах даже не значится ваше имя — только инициалы. Мне известно об этом потому, что устроители выставки отказывались назвать имя художника, сообщая лишь, что обо всем позаботилась миссис Уинтроп. — Он сделал краткую паузу, вытер потный лоб и подытожил: — Следовательно, полноправным владельцем картин, а также прибыли, полученной от их продажи, является не кто иной, как миссис Уинтроп.

Сердце Серинис упало. К несчастью, поверенный был прав почти во всем. Ей принадлежал лишь талант. Но для того, чтобы создавать на полотне жанровые сценки, пейзажи и изображения интерьеров, требовались масляные краски и холсты. Лидия понимала, что меценаты вряд ли воспримут всерьез картины молоденькой девушки, поэтому убедила Серинис хранить тайну.

— Лидия хранила деньги для меня, — сказала она, но даже ей этот довод показался неубедительным. — Мы не считали нужным класть их на отдельный счет. Чтобы отплыть в Чарлстон, мне понадобятся деньги на билет.

— Будь у вас даже отдельный счет, это ничего бы не изменило, — возразил Алистер. — Моя тетя была вашей опекуншей. Все, что вы имели, принадлежало ей… — Он едко усмехнулся. — Но теперь принадлежит мне.

— Вы только посмотрите! — в восторге воскликнула Сибил, врываясь в комнату. Она была закутана в великолепную накидку из темно-розового муара, отделанную гирляндами розовых бутонов по краям капюшона и вороту. — Ну разве это не прелесть? — Рискуя наступить на слишком длинный подол, Сибил закружилась по комнате, демонстрируя свое новое приобретение. В эту минуту она сожалела лишь о том, что ей не удалось втиснуться в шелковое платье в тон накидке. — Там целая гардеробная, битком набитая чудесными вещами! Вот уж не думала, что когда-нибудь мне привалит такое счастье! А шляпки! Туфельки! А платьев — видимо-невидимо! И белье — сплошные кружева! — Она в экстазе оглянулась через плечо, проверяя впечатление Серинис. — Как я выгляжу в моей новой накидке?

Серинис не удержалась от неучтивого замечания:

— Боюсь, все мои платья расползутся на вас по швам.

— Ал! — воскликнула Сибил, в ярости топая ножкой. — Как она смеет так обращаться со мной!

Наблюдая за Сибил, Алистер жалел о своем решении. Ее ярко накрашенные губы и румяна на щеках не сочетались с изысканным оттенком накидки. Как бы ему ни хотелось отомстить Серинис за высокомерие, он понял, что без значительных переделок Сибил сможет носить лишь ее накидки и другую верхнюю одежду.

Он перевел взгляд на Серинис и бесцеремонно уставился на соблазнительные изгибы ее тела под траурным платьем. Она выпрямила спину и вскинула голову, всем своим видом демонстрируя надменность и непреклонность, и в этот миг напоминала богиню, с которой Сибил не шла ни в какое сравнение.

Губы Алистера сложились в кривую усмешку, от которой по коже Серинис пробежал холодок. Еще до того, как родственник покойной опекунши шагнул вперед, она поняла: он задумал такое, что вряд ли придется по душе ей.

— Не тревожьтесь понапрасну, Серинис, — вкрадчиво заговорил Алистер, протягивая руку к тяжелому узлу поспешно заколотых волос девушки. — Какое-то время я позволю вам побыть здесь. Уверен, мы в конце концов столкуемся. Может, даже станем близкими друзьями. — Не обращая внимания на предостерегающий взгляд Серинис, он распустил ее волосы, тяжелой вуалью накрывшие грудь, и провел по ним ладонью.

Вскинув руки, Серинис оттолкнула его изо всех сил.

— Негодяй! — выпалила она. — Неужели вы и вправду надеетесь на мою благосклонность? Что вы о себе возомнили — вы, ничтожный червь, выползший из зловонной норы? Лучше уж оказаться на улице, чем жить рядом с вами!

Глаза Алистера оскорбленно вспыхнули, на лице проступили багровые пятна. Он замахнулся, но Ховард вовремя перехватил его руку.

— Если от удара останется след, она покажет его в полиции, — предостерег он. — Лучше выгнать ее, не поднимая лишнего шума.

Алистер не сразу понял слова поверенного: он трясся от ярости. Прошло немало времени, прежде чем он овладел собой и высвободился из рук Радда.

— Убирайся отсюда, тварь! — взревел он. — Ты недостойна даже того, чтобы преподать тебе урок хороших манер!

Едва дыша, Серинис прошептала:

— С удовольствием. Я сейчас же уложу вещи и…

— Нет! — оборвал ее Алистер. — Ты уйдешь немедленно.

Схватив Серинис за руку, он поволок ее в коридор. Джаспер, находящийся в холле, попытался вступиться за Серинис:

— Сэр, умоляю вас…

— Теперь я здесь хозяин! — прервал Алистер робкую попытку слуги вмешаться. — А те, кто этого еще не понял, последуют за этой дрянью. — Распахнув дверь, он вытолкнул Серинис из дома с такой силой, что она чуть не свалилась с гранитных ступеней. — Советую всем хорошенько об этом подумать! — продолжал Алистер, обращаясь к слуге и не торопясь закрывать дверь. — Найти место нелегко. Не надейтесь на рекомендации!

Он обратил яростный взгляд на Серинис, стоявшую под проливным дождем.

— Убирайся с глаз моих долой, пока не поздно, иначе я прикажу арестовать тебя или же запру в сумасшедший дом!

— Он вправе сделать это, — подтвердил Радд, выглядывая из двери. — Теперь он состоятельный, уважаемый джентльмен. А вы — никто. Если не хотите очутиться в Бедламе, поскорее уходите отсюда. — Поверенный успел скрыться за секунду до того, как Алистер решительно захлопнул дверь.

Серинис зябко поежилась под порывом ледяного ветра и обхватила плечи руками. Ее в буквальном смысле слова вышвырнули из дома, где она жила последние пять лет, и пригрозили суровыми карами, если она вздумает ослушаться. Оказавшись на улице без плаща или шали, она наверняка простудится, прежде чем найдет убежище. Серинис серьезно занималась живописью, поэтому ей никогда не хватало времени поддерживать отношения с ровесницами. Кроме того, в большинстве своем они были поглощены поисками мужей. А подруги Лидии были гораздо старше Серинис, и девушка понимала, что их ужаснет рассказ о насилии, которое она только что пережила. А вдруг Алистер Уинтроп решит отомстить той из подруг Лидии, которая согласится приютить Серинис? Она считала неблагоразумным подвергать опасности беззащитных старух.

Наверное, Алистер спятил. Но как бы то ни было, закон на его стороне. Будучи единственным наследником Лидии, он имеет полное право распоряжаться ее собственностью по своему усмотрению, в том числе и отказывать в милости тем, кто жил под ее крышей.

Серинис уныло взглянула на дом, и ее глаза затуманили слезы и дождь. Горе, вызванное смертью Лидии, в сочетании с недоеданием и бессонницей изнурило ее. Как она выдержит долгое путешествие через весь город?

— Надо только попробовать, — пробормотала она, еле шевеля замерзшими губами. Не в силах сдерживать дрожь, она побрела вниз по улице, под проливным холодным дождем, зная, что другого выхода нет.

Не успела Серинис отойти от дома, как звук торопливых шагов заставил ее оглянуться. Задыхаясь и обливаясь слезами, к ней подбежала молоденькая горничная Лидии и закутала голову и плечи Серинис теплой шалью. В руках она несла собственный шерстяной плащ, который тоже набросила на плечи Серинис.

— О, мэм, какой ужас! — Она шмыгала носом и поминутно утирала слезы. — Глазам не верю! Ведь кроме дома миссис Уинтроп, вам некуда идти. Неужели мистер Алистер был вправе так жестоко обойтись с вами?

— Боюсь, да, Бриджет. Миссис Уинтроп завещала ему всю свою собственность. — Она ласково прикоснулась к руке горничной ледяными пальцами. — Возвращайтесь домой. Я не хочу, чтобы мистер Уинтроп рассчитал вас без рекомендательного письма. Заберите свой плащ и уходите.

Она попыталась сбросить с плеч плащ горничной, но Бриджет покачала головой:

— Нет, мэм. Он теперь ваш. В прошлом году миссис Уинтроп подарила мне свой плащ, этот вы возьмите себе. Не тревожьтесь, я не останусь без одежды.

— Вы уверены? — продолжая дрожать, спросила Серинис.

— Конечно, мэм, — кивнула Бриджет. — Ослушаться мистера Уинтропа я не могу, но по крайней мере буду знать, что сумела хоть как-то помочь вам.

— Спасибо, Бриджет, вы настоящий друг, — прошептала Серинис, и ее глаза вновь наполнились слезами. — Я никогда не забуду вас.

Горничная сбивчиво заговорила, торопясь порадовать бывшую хозяйку:

— Мистер Джаспер подслушал разговор в гостиной и понял, что задумал мистер Уинтроп. Он велел нам спрятать ваши картины в кладовой под лестницей. Джаспер намерен сообщить мистеру Уинтропу, что все картины отправлены в какую-то галерею и больше нам ничего не известно. Когда-нибудь вы получите их обратно, мэм, только наберитесь терпения.

— Напрасно вы подвергаете себя опасности, спасая картины, — сказала Серинис, тронутая преданностью прислуги. — Они этого не стоят. Я иду на пристань — может, мне повезет найти корабль, отправляющийся в Чарлстон. Так что за картинами я вряд ли вернусь.

— Все равно, мэм, мы припрячем их для вас, чтобы отомстить мистеру Уинтропу.

— А теперь бегите домой, — посоветовала Серинис, слегка подтолкнув горничную в сторону дома, — пока вас не хватились.

Громко всхлипнув, горничная обняла Серинис и вновь шмыгнула носом.

— Да благословит вас Господь, мэм. Вы всегда были добры к нам. Мы будем молиться, чтобы этот негодяй получил по заслугам.

Бриджет разжала руки и, обливаясь горькими слезами, побежала к дому, шлепая по лужам и придерживая намокшие юбки.

Накинув на голову шерстяной капюшон, Серинис поплотнее укуталась в плащ. Шагая по улице под проливным дождем, она с безграничной благодарностью вспоминала Бриджет и радовалась ее подарку.

Прошло некоторое время, прежде чем Серинис осознала, что после разговора с Алистером в ее душе поселилось тупое равнодушие, мешающее размышлять о плачевных обстоятельствах, в которых она оказалась. Ее перестали тревожить мысли о голоде и отсутствии теплой одежды. Она лишь поминутно приказывала себе шагать быстрее. Все, что от нее требуется, — идти вперед. Подбадривая себя таким образом, Серинис вскоре оказалась близ Саутуоркского моста.

Гроза нависла над городом, превратив сумерки в мрачную мглу, но в призрачном свете молний Серинис удалось разглядеть силуэты нескольких кораблей, идущих вверх по реке, к пристани. Она взглянула вдаль в поисках более высоких мачт, которыми морские корабли отличались от рыболовных суденышек. Давным-давно, навестив вместе с родителями своего дядю, живущего у пристани, Серинис вдоволь налюбовалась многочисленными судами, отплывающими в южные порты. Пока дядя рыбачил, она пристраивалась рядом на причале с альбомом в руках, рисовала, слушала дядины рассказы и училась у него отличать корабли друг от друга.

Воспоминания о далеком городе нахлынули на нее волной: на какую-то долю секунды Серинис вновь услышала пение птиц в ветвях древних дубов рядом с родительским домом, жужжание пчел жаркой летней ночью, уловила нежное прикосновение мха. Ей даже почудился аромат жимолости и сладкий вкус тянучек, тающих на языке. Серинис пронзила такая тоска по дому, что она чуть не разрыдалась.

Холод, усталость и горе окутывали ее, словно мокрое одеяло, пальцы немели. Серинис не представляла себе, что делать дальше. Какой капитан пустит ее в таком виде на свое судно, не говоря уж о том, что согласится довезти до Чарлстона бесплатно? Такой исход казался Серинис маловероятным, но она твердо знала: что бы ни случилось, она должна добраться до родины.

Повинуясь неудержимому стремлению, Серинис ступила на мост. Дождевая вода скопилась в выбоинах между булыжниками мостовой, туфли девушки промокли. Гнилостная вонь от реки усилилась. Стараясь держаться берега, Серинис без устали шагала сквозь тьму, пока наконец не сумела разглядеть вдалеке горделивые мачты больших судов. Воспрянув духом, она ускорила шаг, хотя ноги мучительно ныли от холода. В глубине души Серинис понимала, что бродить в этом квартале Лондона в одиночку неблагоразумно. К ней могли пристать, приняв за продажную женщину. Но Серинис отмахнулась от доводов рассудка, расценив их как непозволительную роскошь.

В окнах складов и доходных домов, мимо которых она проходила, было темно: в здешних местах каждая свеча или унция керосина ценилась чуть ли не на вес золота. Бедняки поняли бы, в каком плачевном положении очутилась Серинис, но ничем не смогли бы ей помочь. Ее цель — добраться до родины, и она найдет способ осуществить ее!

Серинис брела не чуя под собой ног по извилистой тропе вдоль берега, пока внезапно не наткнулась на что-то мягкое, напоминающее человеческое тело. Вздрогнув, она вгляделась в темноту и различила перед собой перевернутую лодку, один край которой опирался на два чурбака.

— Эй, поосторожнее! — воскликнул кто-то заплетающимся языком. — Не видишь, что ли, куда идешь?

Серинис в удивлении отпрянула, глядя на невысокого жилистого человека, выползающего из-под лодки.

— Прошу прощения, — пробормотала она, не зная, что вызвало у нее дрожь — холод или страх. — Я не заметила вас, сэр…

— Смотреть под ноги надо, — сварливо отозвался незнакомец, с трудом поднимаясь. Ростом он оказался ниже Серинис, был совершенно лыс и шепелявил так, словно у него не осталось ни единого зуба, но был одет как матрос.

— Что вы здесь делаете? — сумела выговорить Серинис. Матрос окинул ее недовольным взглядом, набросил на голову капюшон бушлата и поежился, запахивая одежду.

— Если тебе так приспичило это знать, детка, я решил маленько прикорнуть, пока капитану не вздумается вернуться на нашу посудину.

— Мне очень жаль, что потревожила вас, сэр. Видите ли, я не разглядела вас в темноте, — отозвалась Серинис со всей любезностью, на которую была способна. Увы, ей мешало клацанье собственных зубов. Она надеялась, что, несмотря на ворчливый нрав, незнакомец согласится помочь ей. Больше ждать помощи неоткуда. — Неужели я причинила вам боль?

— Боль — мне, старому Муну? — недоверчиво переспросил матрос, выпячивая чахлую грудь и подтягивая штаны. — Детка, на такое способен разве что кашалот.

— Я очень рада слышать об этом.

Польщенный ее участием, Мун пригляделся. Несмотря на дрожь, его собеседница явно принадлежала к высшему классу и вполне могла заинтересоваться каютой на корабле, на котором служил Мун. Обычно, осмотрев судно, солидные пассажиры отправлялись на поиски другого корабля.

— А вы что делаете под дождем, да еще одна-одине-шенька? Здесь не место порядочной девушке.

— Мне необходимо добраться до дома. Я ищу корабль, отплывающий в Южную Каролину. Вы, случайно, не слышали о таком?

— «Мираж» к вашим услугам, — без колебаний отозвался беззубый моряк. — На нем командует капитан Салливан, а я — его помощник.

— Где можно найти капитана Салливана? Повернувшись, Мун ткнул большим пальцем в сторону таверны, окна которой тускло светились в темноте.

— Он развлекается вон там.

Серинис вздохнула, взглянув в сторону, куда показывал моряк. Ее обнадеживала мысль, что на этом поиски завершатся, но она опасалась заходить в таверну, ибо была не настолько наивна, чтобы считать, что после длительного плавания моряки нуждаются только в крепких напитках. Вероятно, они ищут и других развлечений, тех самых, в тонкостях которых, похоже, разбиралась Сибил.

— Не могли бы вы проводить меня к нему?

Мун задумчиво склонил голову набок, оглядывая промокшую одежду незнакомки. В любом другом случае он не стал бы утруждать себя, но эта девушка явно попала в беду и к тому же продрогла до костей. Учтивые манеры Серинис пробудили в старом морском волке галантного кавалера.

— Само собой, не то вы помрете от холода.

— А разве вам не холодно?

Мун провел указательным пальцем под крючковатым носом и хмыкнул:

— Изнутри меня греет ром. — Источая сильный запах перегара, он поманил Серинис за собой: — Сюда, детка.

Серинис послушно последовала за моряком, который, пошатываясь, двинулся на свет окон таверны. Войдя, девушка остановилась на пороге, а Мун смело направился в глубину комнаты. От зловония, наполнявшего помещение, Серинис стало дурно. Матросы громко призывали слуг, усердно стучали пивными кружками по грубо сколоченным столам, орали во всю мощь легких, пытаясь перекричать какофонию голосов, шумно гоготали, норовя ущипнуть или похлопать ниже спины каждую проходящую мимо служанку. Стайка посетителей, сидевших в углу, переговаривалась приглушенными голосами, небрежно лаская прелести полуобнаженных блудниц, сидящих у них на коленях. Старательно отводя от них глаза, Серинис оглядела переполненную комнату в поисках Муна.

Наконец она заметила, как тот зашевелил губами, склонившись над здоровенным плечом смачно жующего мужчины. Серинис предположила, что Мун беседует не с кем иным, как с капитаном Салливаном. Судя по виду, капитану давно уже перевалило за четыре десятка лет. С буйной гривой седеющих волос, клочковатыми бакенбардами и щетинистым подбородком, он походил на пирата, явно преуспевшего в своем деле, — об этом свидетельствовали его тутой кошелек и безмолвные приказы принести еще кувшин эля для приятелей. Наконец капитан оглянулся на матроса и кивнул.

Мун бросился к Серинис с широкой беззубой улыбкой:

— Капитан согласился выслушать вас, детка.

Едва Серинис ступила в узкий проход между столами, как к ней протянулась чья-то рука. Ахнув, она увернулась от матроса, который ухмыльнулся, показывая гнилые зубы.

— Ну-ка, кого это принесло к нам дождем? — выкрикнул он, привлекая к девушке внимание приятелей. — Никак мокрую курицу?

— Как бы не так! — отозвался второй матрос и стащил плащ с плеч Серинис. При виде стройной фигуры девушки под промокшим платьем его глаза алчно вспыхнули. — Что мокрая — это верно, но милашка, чтоб мне провалиться!

— А ну, убери лапы, жеребец! — рявкнул Мун, бросаясь к матросу. — Ты что, слепой? Не знаешь, как отличить девку от леди?

— Леди? — с явным недоверием переспросил матрос. — В этой дыре? Кого ты вздумал надуть, Мун?

— Не твое дело! — отрезал Мун и выхватил у него плащ своей спутницы. — Похоже, за всю свою паршивую жизнь ты ни разу не видел настоящей леди!

Сидящие поблизости посетители таверны расхохотались.

— Еще как видел, да только леди здесь не место.

— Ну и что? — возразил Мун.

— Стало быть, она шлюха, — проворчал матрос и отвернулся.

Перед глазами Серинис поплыл туман, свет фонарей потускнел. Она заморгала, пытаясь справиться с внезапной слабостью. Только решительным усилием воли она сумела дойти до стола, за которым расположился капитан Салливан. Мун услужливо подвинул ей стул, и Серинис села, с благодарностью взглянув на своего провожатого, ибо она сомневалась, что ей удастся устоять на ногах.

— Мун говорит, вам нужна каюта на моем корабле, — начал капитан Салливан, не спеша оглядев собеседницу от мокрых слипшихся волос до забрызганного грязью подола платья. Несмотря на свою миловидность и элегантность одежды, девушка выглядела плачевно. В задумчивости раздувая щеки, капитан уставился в ее ореховые глаза, затуманенные усталостью: — Вы можете заплатить за проезд?

Серинис было неловко признаваться в нищете, но солгать она не могла.

— С моей стороны было бы нелепо искать каюту на корабле, если бы я не могла заплатить за нее — тем или иным образом.

— Что это значит?

Серинис собралась с духом, ясно сознавая, каким абсурдным покажется ее предложение капитану корабля.

— Мой дядя, мистер Стерлинг Кендолл, заплатит вам после того, как мы прибудем в Чарлстон…

Некоторое время капитан Салливан смотрел на нее так, словно она вдруг лишилась рассудка. Внезапно он хлопнул ладонью по столу и буйно расхохотался, заставив Серинис съежиться от ужаса и стыда. Несомненно, он счел ее предложение нелепым. Наконец он отсмеялся и иронически посмотрел на собеседницу:

— Не знаю, правильно ли я вас понял, мисс… Вы утверждаете, что ваш дядя заплатит мне, как только плавание завершится?

Серинис робко кивнула:

— Понимаю, это предложение выглядит более чем странно…

— Чепуха, вот что это такое! — вдруг гаркнул капитан, и Серинис вздрогнула. — Детка, вы либо рехнулись, либо принимаете меня за олуха.

— Ни в коем случае, капитан Салливан, — поспешила заверить его Серинис, смаргивая слезы с ресниц. От усталости ее голос ослабел, но зубы уже не стучали от холода. — Уверяю вас, я нахожусь в здравом рассудке. После недавней смерти моей опекунши меня вышвырнули из дома люди, унаследовавшие ее собственность. У меня отняли все, что я имела, не оставив ровным счетом ничего ценного. Вот уже несколько часов, как я стала нищенкой. — Она сделала краткую паузу, перед тем как унизиться до мольбы: — Поверьте, сэр, если бы я надеялась на ваше снисхождение, то с радостью пообещала бы вам заплатить вдвое больше обычного. Я рассчитываю на помощь своего дяди…

Темные глаза вновь остановились на ней, на сей раз с явным сочувствием.

— Поймите, мисс: я обязан отчитываться за все расходы и отдавать хозяевам корабля деньги, полученные с пассажиров. Так требует компания. Откуда мне знать, может, ваш дядя уже умер? — Он нехотя добавил: — Кто же тогда оплатит ваш билет? Ведь вам самой платить нечем.

— Понимаю, капитан Салливан, — печально пробормотала Серинис, поднимаясь со стула и чувствуя, что ноги вот-вот откажут держать ее. — Простите, что побеспокоила вас…

Извиняюсь, кэп, — вмешался Мун, вновь склоняясь над плечом Салливана. Матроса удивляло собственное стремление помочь несчастной девушке. — А как насчет «Смельчака»? Капитан Бирмингем сам себе хозяин, сэр. Может, он возьмет ее на борт?

— Пожалуй, — согласился Салливан, задумчиво поглаживая щетинистый подбородок. — Корабль принадлежит ему… но, насколько мне известно, он никогда не берет пассажиров.

Серинис приложила ладонь ко лбу, гадая, не ослышалась ли она. Возможно, от слабости слух подвел ее, язык вновь начал заплетаться.

— Вы сказали, капитан Бирмингем?

Капитан Салливан с любопытством воззрился на нее:

— А вы знакомы с ним, мисс?

— Если он из тех Бирмингемов, что живут близ Чарлстона, — тогда да, — запинаясь, объяснила Серинис.

— «Смельчаком» командует Борегар Бирмингем, — объяснил капитан. — Вы знаете его?

Серинис вдруг ощутила, как силы стремительно покидают ее.

— Когда был жив мой отец… он содержал частную школу… для детей местных плантаторов и торговцев. — Она возненавидела собственный язык за медлительность. — Одно время… Борегар Бирмингем учился у него. Мы были знакомы с его родителями и его дядей, Джеффри Бирмингемом.

— Если капитан Бирмингем вспомнит вас, то наверняка сжалится, — предположил капитан Салливан. — Доставь леди в целости и сохранности на корабль Бирмингема, Мун, и передай капитану, что он мой должник. Я согласен взять долг кружкой эля.

— Слушаюсь, кэп. — На лице старого моряка появилась довольная улыбка. — С удовольствием провожу леди и наконец-то своими глазами взгляну на этот корабль.

К тому времени как спутники покинули таверну, на землю спустилась кромешная мгла, но ветер утих. Со стороны реки надвигался туман. Длинными седыми клочьями он стлался над землей, приглушая плеск воды и прочие звуки. Мун шагал впереди, время от времени оглядываясь, чтобы проверить, не отстала ли девушка. Серинис ничего не видела в обступившей ее темноте и потому шла осторожно. Ее ноги подкашивались, она так промокла и продрогла, что с трудом тащила отяжелевшие от воды туфли по сырому булыжнику. Но несмотря ни на что, она держалась прямо Наконец впереди над стеной тумана показались горделивые мачты корабля.

Мун оглянулся через плечо, указывая на судно.

— Ручаюсь, вы еще никогда не видывали такого корабля, детка! На этот фрегат стоит поглядеть. Таких больше нигде не сыщешь, это уж точно. Верите ли, капитан заплатил за него, продав все меха, драгоценности и остальные ценные вещи, которые привез из России несколько лет назад. Я слышал, Бирмингем недавно побывал на Балтийском море и в Санкт-Петербурге и привез оттуда вдвое больше добра, чем прежде. Ходят слухи, что один капитан из Ост-Индской компании пытался выменять у него кое-что на шелк, жемчуг и нефрит. В общем, капитану Бирмингему есть чем соблазнить торговцев из Чарлстона. Потому он и не берет на борт пассажиров — к чему это, если у него такой богатый груз! Но будем надеяться, что капитан сжалится над вами, детка.

Серинис не ответила. Они приближались к трехмачтовому кораблю, который возвышался, словно великан в стране карликов. Однако из-за усталости Серинис не сумела по достоинству оценить его красоту. Ее силы были на исходе, чувства притупились, мысли путались. Каждый шаг превращался в мучительную пытку, ноги неудержимо дрожали. Ей хотелось лишь одного: лечь на кровать и провалиться в сон.

Мун остановился у трапа и попросил у вахтенного матроса позволения подняться на борт. Его голос показался Серинис гулким и далеким. Она смутно сознавала, что ее ноги подкашиваются и она медленно падает навзничь. Ударившись о булыжник, девушка на миг ощутила тупую боль в затылке Затем послышался чей-то испуганный крик, а спустя вечность сильные руки прижали ее к мускулистой груди. Высокие мачты закружились перед глазами Серинис, сомкнулись над ней, словно надгробия, мешая дышать и увлекая в беспросветную бездну, где на смену оцепенению и равнодушию пришло забвение.

 

Глава 2

Блаженный сумрак перед глазами Серинис сменился ослепительным светом, настойчивым в своем блеске, разрывающим туман небытия, окружающий ее. Крепко зажмурившись, она попыталась отвернуться от слепящего сияния, наверняка предвещающего адские муки. Увы, свет проникал даже сквозь закрытые веки. Наконец, приподняв шелковистые ресницы, Серинис обнаружила, что виновниками слепящих вспышек стали лучи утреннего солнца, бьющие в окна слева от нее и отражающиеся в овальном зеркале на туалетном столике. Блестящие снопы света кололи ее мозг, словно стальные иглы.

Если не считать мерцающего зеркала, все предметы вокруг были темными и унылыми.

Постепенно приходя в себя, Серинис с облегчением поняла, что ее больше не мучают холод и сырость. Она лежала в теплой и удобной постели, на пахнущих свежестью простынях под пуховым одеялом, сухие волосы падали на лицо, ноги перестали ныть от озноба. Если бы не сияние солнца, Серинис вновь погрузилась бы в благодатную дремоту.

С легким вздохом она перевернулась на другой бок. Подушка под головой была не такой мягкой, как те, на которых она привыкла спать. Приминая ее ладонью, Серинис уловила странный мужской запах, который взволновал ее, словно нежная ласка. Серинис потерлась носом о подушку, пытаясь вновь уловить непривычный запах, и в мечтательной истоме провела языком по губам, улыбаясь своим фантазиям. Как приятно воображать, что ее увез в далекую страну красавец султан, который распустил на все четыре стороны свой гарем и теперь сгорал от любви к ней… Не менее захватывающими были мысли об отважном воине, прекрасном и смелом, который унес ее на свой корабль и пообещал положить к ее ногам весь мир…

Легкое покачивание постели и еле уловимый звук, напоминающий скрип мачт, заставили Серинис широко открыть глаза: она поняла, что оказалась отнюдь не на твердой земле Стена, в которую уперся ее взгляд, находилась слишком близко Серинис протянула руку, но едва ее пальцы скользнули по деревянной панели, все вокруг покачнулось. Серинис ахнула, зажав рукой рот. Значит, она все-таки на корабле! Только вот на каком?

Вдруг она насторожилась. Легкий звук, похожий на скрип пера по бумаге, донесся откуда-то из-за спины.

Серинис прижала руку к груди, и ее глаза изумленно раскрылись: она не почувствовала на шее твердого воротника платья! С лихорадочно бьющимся сердцем она просунула руку под пуховое одеяло. Пальцы пробежали вниз и задели обнаженную грудь. В нарастающей тревоге Серинис обнаружила что на ее теле нет ни единой нитки.

Ее охватила паника. Она подтянула одеяло поближе к подбородку и села на постели, взглядом отыскивая других обитателей каюты, ибо теперь не сомневалась, что оказалась именно в каюте. Не важно, кому она принадлежит — султану или воину, этот человек негодяй, если посмел раздеть ее донага! Только небесам известно, что еще он успел натворить!

В следующий миг Серинис увидела обитателя каюты. Он сидел за письменным столом с пером в руках, делая записи в конторской книге, лежащей перед ним. Услышав, что она пошевелилась, он вскинул голову и устремил на Серинис взгляд сапфирово-синих глаз, широко посаженных на бронзовом от загара лице. Черные волосы незнакомца слегка завивались и ниспадали на открытый ворот рубашки, которая в утреннем свете казалась белоснежной.

— Я рад, что вы живы, — заговорил он низким голосом, проникнутым теплотой и дружеской заботой. — Вы спали очень крепко, и я уже начал опасаться, что вы никогда не проснетесь. Вы проспали, всю ночь.

— Где моя одежда? — выпалила Серинис, охваченная ужасом.

— Вы промерзли до костей, Серинис, и насквозь промокли, поэтому пришлось вас раздеть. Я велел юнге выстирать и высушить ваше белье, но боюсь, ваше платье безнадежно испорчено.

В голове Серинис закружились мысли. Он назвал ее по имени, но она могла бы поклясться в том, что не знакома с этим человеком.

— Разве мы знакомы?

Пряча улыбку, он положил перо поперек конторской книги и поднялся со стула. Серинис в страхе прижалась спиной к стене, но незнакомец приближался к ней, глаза его поблескивали. Оперевшись рукой о край койки, он наклонился вперед и подхватил длинную прядь волос девушки, разметавшихся по одеялу.

— Кое-что о вашем отце сообщил мне Мун, но я узнал бы вас из тысяч девушек по неповторимому оттенку волос. Вы — та самая девчушка, которая иногда сидела на уроках отца, делая записи в тетради, словно взрослая ученица. Стоило мне щелкнуть ее по носу, как в ответ она показывала мне язык и называла задирой. Но несмотря на это, она бродила за мной по пятам…

Серинис вспомнила: только одного из учеников отца она Удостаивала таких знаков внимания. В шестнадцать лет он покинул Чарлстон и стал моряком, но каждый раз, возвращаясь на родину, всегда привозил Серинис подарки и навещал ее и отца.

— Бо?

— Он самый. — Отступив, капитан Борегар Бирмингем щелкнул каблуками и склонился в галантном поклоне, прижав ладонь к груди. — Я счастлив вновь видеть вас, Серинис.

— Как вы изменились! — с трепетом выдохнула она. И в самом деле, он превратился в настоящего мужчину, более привлекательного, чем могла предположить Серинис Он был рослым, крепко сложенным, с широкими плечами и тонкой талией. Словом, он был сказочно красив — как в те времена, когда Серинис неотступно преследовала его, надеясь на ответный взгляд, улыбку или подмигивание — хоть какой-нибудь знак внимания, свидетельствующий о том, что Бо к ней неравнодушен.

— И вы тоже, — отозвался Бо, любезно улыбаясь. Его синие глаза ярко блестели. — Стали совсем взрослой, Серинис, и… невероятно похорошели.

Серинис почувствовала, как кровь прилила к ее щекам Намек не следовало оставлять без внимания.

— Кто раздел меня?

Бо встретил ее взгляд, не дрогнув.

— Боюсь, я уклонился бы от обязанностей капитана, если бы поручил эту задачу кому-нибудь из членов экипажа. Поскольку я был вашим защитником еще в те времена, когда другие мальчишки изводили вас, то не мог допустить, чтобы кто-нибудь причинил вам вред.

Серинис сдавленно застонала:

— Прошу вас, скажите, что вы не открывали при этом глаз!

Бо ответил на ее испытующий взгляд насмешливой улыбкой. Глаза Серинис заискрились — на них упал луч света, отраженный зеркалом. В этот миг они походили на темные кристаллы, но Бо знал, что они способны менять цвет при разном освещении. Он с трудом вернулся мыслями к настоящему. Понимая, что девушка встревожена, капитан попытался успокоить ее:

— Если от этого вам станет легче…

Серинис укоризненно покачала головой:

— Вы хотите солгать мне, Бо Бирмингем?

Он прижал ладонь к улыбающимся губам, силясь подавить смех.

— Я беспокоился лишь о вашем здоровье, Серинис, — заверил он, являя собой воплощенную любезность. — Вы промерзли до костей, я боялся за вашу жизнь. Вас требовалось согреть, но ваша одежда промокла насквозь. Поверьте, я не развратник…

— . И не слепец! — сгорая от унижения, простонала Серинис.

— Вот именно, — со смешком признался он. — При иных обстоятельствах я с удовольствием полюбовался бы вашим совершенством, но меня всерьез беспокоило ваше состояние, Серинис.

Несколько лет назад, задержавшись в России по причине осеннего шторма, он своими глазами видел, с какой легкостью холод способен погубить человека. Он не стал упоминать о том, что, раздев Серинис, положил ее в ванну с горячей водой, дал полежать в ней несколько минут, а затем попытался влить ей в рот ложку горячего бренди. Его усилия оказались тщетными. Спустя некоторое время он перенес Серинис в постель и досуха растер ее полотенцем, а затем закутал в одеяло и согрел теплом собственного тела. Серинис не сумела бы понять чувств, которые овладели им, когда она наконец согрелась и свернулась калачиком рядом с ним. Даже ее дыхание волновало его, и Бо понял, что не сможет управлять собой, если Серинис будет сопровождать его в Чарлстон. Она слишком соблазнительна для мужчины, поглощенного делами, вынужденного убеждать местные власти, что он не нарушает ни один из дурацких законов, заходя в порты и покидая их. Возможно, пара часов в объятиях хорошенькой блудницы остудят его мужской пыл. По крайней мере тогда ему будет легче в присутствии Серинис.

Серинис отвернулась к стене и погрузилась в молчание Она признавала правоту Бо, была благодарна ему и тем не менее была готова провалиться сквозь землю от стыда при мысли о том, как дерзко он обошелся с ней.

— Не хотите ли перекусить? — спросил Бо, мудро меняя тему разговора. — Я надеялся, что вы проснетесь как раз вовремя, чтобы мы могли пообедать вдвоем и немного побеседовать. В последний раз я видел вас на похоронах ваших родителей, вскоре после возвращения из плавания. Но прежде чем я понял, в чем дело, миссис Уинтроп увезла вас, лишив меня шанса принести соболезнования. А потом ваш дядя сообщил, что вы с миссис Уинтроп отплыли в Англию. — Сделав паузу, он продолжал тем же серьезным тоном: — Вчера ночью я узнал от Муна, что по милости наследников миссис Уинтроп вы оказались на улице и хотите вернуться на родину. Вы надеялись, что я возьму вас с собой?

Серинис живо обернулась к нему, с нетерпением ожидая продолжения:

— А вы согласны?

Бо тяжело вздохнул, понимая, что согласие немыслимо. Убедившись, что Серинис стала на редкость прелестной и женственной особой, он понял, что едва ли сумеет вести себя пристойно и проявлять любезность согласно материнским наставлениям. Все было бы иначе, если бы Серинис осталась долговязой девчонкой с острым язычком, но, увидев ее обнаженной, Бо осознал, что больше не может относиться к ней, как к ребенку. Присутствие на корабле невинной девушки коренным образом изменит его жизнь.

— Это торговое судно, Серинис. Здесь нет пассажирских кают. — Он лишь слегка исказил истину, ибо каюты были до отказа забиты ценным грузом. — Но я позабочусь о том, чтобы капитан Салливан доставил вас домой на «Мираже». Он отплывает в конце этой недели, а я — чуть раньше. А до тех пор вы можете остаться здесь, в моей каюте.

Вспыхнувшая надежда сменилась в душе Серинис горьким разочарованием.

— Я пыталась объяснить капитану Салливану, что дядя Стерлинг заплатит за билет после того, как плавание завершится, — растерянно проговорила она. — Но капитан ответил, что должен заранее отчитаться перед владельцами судна…

— Не беспокойтесь, — заверил ее Бо. — Я уже приказал Муну сделать все необходимые приготовления. Под его присмотром вам не о чем будет тревожиться. Старик способен быть преданным как собака. В этом я убедился сам, когда мы плавали вместе несколько лет назад. — Бо склонил голову набок, глядя на Серинис. — По-моему, он добровольно взял на себя роль вашего рыцаря. Когда вы лишились чувств, его охватило волнение.

— . Без него я не нашла бы вас.

Бо подошел к одному из двух высоких стенных шкафов в дальнем углу каюты и достал оттуда мужской халат, а со стула взял узел, в котором Серинис быстро узнала собственное белье. Даже одного взгляда ей хватило, чтобы понять: белье сплошь покрыто темными пятнами.

— Что случилось с моей одеждой?

— Боюсь, под дождем ткань платья полиняла, — объяснил Бо, протягивая ей узел. — На «Смельчаке» никто не знает, как отбеливать полотно.

— А платье? Где оно?

— Бархат еще влажный, но даже когда он высохнет, вы вряд ли сможете надеть это платье. — Он пожал плечами и пояснил, заметив недоуменный взгляд Серинис: — Оно придется впору только ребенку.

— Вы хотите сказать, что оно село?

— Увы! — Бо указал на халат, висящий на руке. — В настоящее время это лучшее, что я могу предложить. Сегодня же я попытаюсь найти для вас более привычную одежду, а может, завтра днем, когда у меня появится время. Одевайтесь, а я сообщу коку, что мы проголодались.

С этими словами он покинул каюту, предоставляя Серинис возможность собраться с мыслями. С трепетом осознав, что она очутилась во владениях человека, в которого была влюблена с детства, Серинис поднялась с койки и осмотрелась, набрасывая мешковатый халат. Легкий аромат мужского одеколона вызывал в памяти образ Борегара Бирмингема и пробуждал в ней непривычные чувства. Какую власть имеет над ней человек, которого она не видела с тех пор, как похоронила родителей! За время длительной разлуки его внешность заметно изменилась. Теперь, став зрелым мужчиной, он показался ей не менее великолепным.

По губам Серинис порхнула улыбка блаженного удовольствия. Она осмотрела со вкусом подобранную обстановку каюты. Помещение отражало вкусы своего хозяина: оно выглядело изысканно и благопристойно. Тут было немало вещей, свидетельствовавших о многочисленных путешествиях и приключениях Бирмингема. Свет проникал в каюту сквозь ряд небольших окон. Самым впечатляющим предметом меблировки был массивный стол красного дерева с обитой кожей столешницей. Серинис присела в кожаное кресло, стоящее у стола, и удивилась, обнаружив, что ее ноги едва достают до пола. Вспомнив, каким рослым оказался Бо, когда стоял возле койки, Серинис подумала, что ростом он не уступает своему отцу, который был на голову выше большинства мужчин и тем более женщин.

Серинис с любопытством оглядела книги в двух шкафах с застекленными дверцами и, к своему изумлению, обнаружила превосходную коллекцию биографий, поэм и романов вперемежку с книгами по навигации и морскому делу. Изогнув губы в улыбке, она удивленно покачала головой. Несомненно, былое равнодушие Бо к классической литературе было уступкой его товарищам, которые расценили бы подобное увлечение как слабость, несмотря на то что Бо ездил верхом, бегал и плавал лучше всех остальных. Очевидно, отец Серинис был прав, утверждая, что этот парень попросту скрывает свой острый ум.

В противоположном углу комнаты под висячим фонарем стоял стол в окружении четырех стульев. В нескольких низких сундуках с изогнутыми крышками, несомненно, хранилось имущество капитана. К стене был прислонен туалетный столик. Заглянув в чулан, Серинис обнаружила висящую на стене ванну и улыбнулась, представив себе, как длинноногий Бо пытается с комфортом выкупаться в такой тесной посудине. Внезапно ее взгляд упал на длинный светлый волос, зацепившийся за край ванны, и Серинис ахнула.

— Он купал меня! — ошеломленно вскричала она. От ужаса у нее перехватило дыхание. — Боже милостивый, он купал меня!

Ее изумлению не было конца. Мысль о том, что Бо Бирмингем позволил себе такую вольность, заставила Серинис густо покраснеть. Ей хотелось застонать, расплакаться от негодования или каким-нибудь иным способом избавиться от унизительного смущения.

Распахнув халат, Серинис оглядела свое нагое тело так, словно видела его впервые. И вправду, оно казалось ей чужим — потому что совсем недавно на него смотрел Бо. Округлая грудь имела идеальную форму, талия была тонкой, ноги — стройными и длинными. Будь он ее мужем, Серинис с гордостью позволила бы ему созерцать свои прелести, но поскольку при одном воспоминании о Бо сердце начинало судорожно биться, Серинис оставалось только гадать, о чем он думал, купая ее. Он сделал это из благих побуждений, уверяла себя Серинис, но почему умолчал о произошедшем? Может, просто хотел избавить ее от унижения и стыда?

Решив не надевать корсета, Серинис принялась торопливо надевать белье. Поверх него она набросила просторный мужской халат и подвернула рукава, стараясь не думать о том, как длинные гибкие пальцы Бо расстегивали мелкие пуговки на ее нижней рубашке. Должно быть, ему пришлось нелегко. Неужели он не обращал внимания на ее наготу, не задумывался о том, что она уже стала женщиной?

Придирчиво оглядев себя в зеркале на туалетном столике, Серинис на время отмахнулась от тревожных мыслей и ухитрилась почистить зубы с помощью указательного пальца и соли, найденной в серебряной коробочке, прикрепленной к столу. С трудом распутав волосы пальцами, она оторвала ленточку кружева от подола нижней юбки, чтобы перевязать их. Увидев, что она слишком бледна, Серинис пощипала щеки и покусала губы, чтобы к ним прилила кровь. Любуясь плодами своих трудов, она вдруг поняла, что никогда не заботилась о своей внешности в преддверии встреч с одним из лондонских воздыхателей, который, узнав о том, в какой час совершают прогулки Лидия и Серинис, частенько поджидал их где-нибудь на пути, лелея надежду познакомиться с юной красавицей. Однако Лидия с мстительным удовольствием препятствовала всем попыткам, твердо уверенная, что ее подопечная станет известной художницей или по крайней мере выйдет замуж за лорда.

В дверь негромко постучали.

— Вы одеты, Серинис? — спросил Бо из-за двери. — Можно войти?

— Да, конечно, — поспешно откликнулась она, запахивая на груди халат. Пожалуй, это проявление скромности можно было счесть попыткой помахать кулаками после драки. Какой смысл принимать такие меры предосторожности, если Бо уже видел ее в чем мать родила?

Войдя в каюту, Бо посторонился и придержал дверь, пропуская невысокого энергичного черноволосого мужчину с искрящимися черными глазами и усиками, изогнутыми вверх, словно лук Купидона. Незнакомец приветливо улыбался.

— Сегодня мадемуазель попробует таких яств, каких еще никогда не едала — уж об этом Филипп позаботится! — объявил вошедший на ломаном английском языке. Внезапно он застыл в явном удивлении, не сводя взгляда с Серинис, а потом приложил ладонь к груди. — Мадемуазель, вы должны простить капитана за то, что он не представил меня. Я — Филипп Моне, кок капитана Бирмингема. А вы, как я вижу, та самая мадемуазель Кендолл, рассказывая о которой капитан ни разу не упомянул, что она самое восхитительное создание в мире.

Серинис с удовольствием рассмеялась, слушая оживленную речь Филиппа, но, взглянув на Бо, брови которого были сведены на переносице, поняла: он чем-то встревожен. Причины этой тревоги остались для нее загадкой. Неужели его огорчило то, что он не успел представить гостью по всем правилам хорошего тона? А может, его возмутила воодушевленная похвала кока?

Так и не сумев понять, в чем дело, Серинис учтиво произнесла, обращаясь к Филиппу:

— Enchante de faire votre connaissance, monsieur Monet.

При первых же звуках родной речи усы Филиппа дрогнули. Очевидно, его собеседница обучалась у настоящего француза. Филипп охотно разразился беглой французской тирадой, но Бо прервал поток его красноречия:

— Прошу вас, говорите по-английски — из жалости к тем присутствующим, кто не сведущ в языках.

— Прошу прощения, капитан… — начал по-французски кок.

— Филипп! — нетерпеливо воскликнул Бо, сводя брови.

— Извините, капитан. — Невысокий француз перешел на английский: — Я забылся, услышав, как божественно мадемуазель отвечает мне на моем родном языке.

— Будь любезен, держи себя в руках, — сухо попросил Бо. — Да, мисс Кендолл красива, но она моя гостья, и мне бы не хотелось, чтобы ты вгонял ее в краску своими комплиментами.

— О, капитан, этого я ни за что не допущу! — воскликнул Филипп, сопровождая речь бурной жестикуляцией.

— Тогда будь добр подать нам еду, прежде чем она остынет, — коротко распорядился Бо, не давая французу времени вновь извиниться.

— Слушаюсь, капитан. — Слегка покраснев, Филт галантно поклонился и звучно хлопнул в ладоши.

Веснушчатый юноша, терпеливо ждущий за дверью, мгновенно вошел с огромным подносом, нагруженным снедью. Заметив Серинис, он застыл как вкопанный. Казалось, от потрясения он лишился дара речи.

— Это Билли Тодд, мой юнга, — сообщил Бо, считая, что одного упрека в отсутствии хороших манер на сегодня достаточно. — Обычно он исправно выполняет свою работу… — Положив руку на плечо паренька, Бо добавил: — . По крайней мере когда не таращит глаза и держит рот закрытым.

Щеки Билли налились багровым румянцем.

— Простите, сэр, мисс… то есть мэм…

— Просто мисс, — сдержанно прервал его Бо. Он впервые наблюдал за тем, как члены команды встретили появление на борту миловидной девушки. Впрочем, Бо вспомнилось, что, когда Серинис лежала у него в объятиях, ему тоже не удавалось сохранять ясность мыслей. — А теперь поставь поднос, Билли, пока ты что-нибудь не расплескал.

— Слушаюсь, сэр, — отозвался юнга, поспешно исполняя приказ.

Филипп бросился на помощь, и вскоре стол был накрыт для обильной трапезы, состоящей из копченого лосося, блинчиков с икрой, тонко нарезанных овощей, слегка припущенных в масле с лимонным соком, и суфле из лайма на сладкое. Десерт покоился на льду, который редко можно найти на морских судах. Бо привез его из России упакованным в стружку. Вскоре кок и юнга удалились, а Бо помог Серинис сесть за стол.

— Вижу, несмотря на нелегкий труд морского волка, вы способны наслаждаться всеми благами жизни, капитан, — заметила Серинис, оглядывая эффектно украшенные блюда.

К чему такие формальности, Серинис? — упрекнул он, на миг встретившись с ней взглядом. — С тех пор как я себя помню, вы звали меня Бо — прошу вас, так и продолжайте.

В этот момент Серинис пришла к твердому убеждению, что на свете не сыщется более ярких синих глаз, чем у Бо. Еще ребенком она однажды засмотрелась в глаза матери Бо, восхищаясь их красотой, а позднее поняла, что ее сын унаследовал их цвет. И вот теперь, вглядываясь в мерцающие глубины, Серинис без труда вообразила, как женщины влюбляются в Бо с первого взгляда.

Прошло немало времени, прежде чем Серинис сумела отвлечься от созерцания безупречных черт собеседника и мысленно попеняла себе за поведение, допустимое разве что для школьницы.

— Мун упоминал, что вы побывали в России.

— Часть яств, которые вы видите на этом столе, вывезены оттуда.

— Наверное, это было увлекательное путешествие. Но до России так далеко!

— Не так далеко, как может показаться, Серинис. В сущности, по сравнению с плаванием вокруг мыса Горн или путешествием в Китай это всего лишь краткая увеселительная прогулка. Но путь станет еще короче, как только будут усовершенствованы новые суда — клиперы, ни с чем не сравнимые красавцы. Их мачты предназначены для огромных парусов, кили остры как бритвы. Они рассекают океанские волны в мгновение ока!

— Вы говорите о кораблях, словно о близких людях, — задумчиво заметила Серинис.

— Вовсе нет, — возразил Бо. — Как всякий человек, я хочу иметь дом и семью, но до сих пор не удалось найти женщину, которая похитит мое сердце у моря. Возможно, я покончу с плаваниями через десяток лет, но не раньше.

Похищение вашего сердца — нелегкая задача, — отозвалась Серинис. Пауза в разговоре позволила ей попробовать блинчик. На вкус он оказался бесподобным, и Серинис потеряла нить разговора, возведя глаза к небу. — Какая прелесть! Клянусь, Бо, я никогда не пробовала ничего подобного!

Бо мягко усмехнулся:

— Не зная, на что способен мой кок, я приписал бы вкус блинчиков икре. Филипп — настоящий виртуоз. Боюсь, в один прекрасный день он уйдет от меня к тому, кто предложит ему целое состояние. Он служит у меня уже три года Когда мы возвращаемся в Чарлстон, он перебирается в качестве повара на кухню в моем доме.

— У вас есть дом? — удивленно спросила Серинис. — А я думала, что при таких частых плаваниях вам удобнее жить вместе с родителями…

— Я слишком дорожу своей частной жизнью, чтобы довольствоваться комнатой в Хартхейвене всякий раз, когда корабль бросает якорь в чарлстонском порту, — объяснил он, отделяя вилкой кусочек лосося. — Кроме того, когда мы с отцом слишком долго находимся в одном доме, то превращаемся в пару ретивых жеребцов, запертых в одном загоне.

Представив себе старшего и младшего Бирмингемов, всхрапывающих и топочущих ногами, Серинис невольно рассмеялась. Кусочек блинчика, который она жевала, проскользнул не в то горло. Поперхнувшись, Серинис закашлялась.

— Сейчас все будет в порядке, — пообещал Бо и встал. Протянув Серинис руку, он помог ей подняться, повернул к себе спиной и обхватил за талию, не обращая внимания на румянец стыда. — Наклонитесь вперед и покашляйте.

Серинис почувствовала себя неуклюжей гусыней, как дразнили ее мальчишки много лет назад. Пытаясь держаться на приличном расстоянии от Бо, она наступила на волочившийся по полу подол халата и повалилась назад, приземлившись на колени Бо. На миг рука Бо крепко сжала ее талию, и Серинис успокоилась, но едва попыталась высвободиться и встать, как вновь оступилась и упала, на этот раз на бок. Бо хотел подхватить ее, но потерял равновесие и растянулся на полу, а Серинис рухнула на него. Падая, она испуганно вскрикнула, и злополучный кусочек блинчика вылетел из горла. Собственная неловкость повергла ее в жгучий стыд. Густо покраснев, она села, раздумывая, не сбежать ли ей. Увы, слишком поздно Серинис поняла, что оседлала чресла Бо, хотя и сидела, повернувшись к нему спиной. Мгновенно выросшая под одеждой капитана выпуклость заставила ее изумленно вытаращить глаза — то же воздействие могли бы оказать раскаленные угли. С трудом встав на ноги, Серинис принялась оправлять халат, надеясь, что краска вскоре сойдет со щек.

Бо поднялся. Он давно подозревал, что ему необходима женщина, но всю сложность своего положения осознал лишь после того, как Серинис Кендолл оказалась на борту его корабля. Прелестное женское тело, прижавшееся к его чреслам, воспламенило его так, что желания наотрез отказались подчиняться холодной логике. Именно поэтому следовало поскорее переправить девушку на «Мираж». Не важно, что они знакомы с детства. Теперь Серинис стала красивой женщиной, в присутствии которой Бо не доверял самому себе.

Скрипнув зубами, капитан решительно собрался с силами, вернулся к столу и сел. Заметив румянец на щеках Серинис, он понял, в чем причина. Вряд ли Серинис многое узнала о мужчинах, живя в тихом, напоминавшем монастырь доме престарелой вдовы, но все изменится, стоит им подольше побыть рядом. Вскоре Серинис увидит, что он сделан отнюдь не из камня. Бо предчувствовал, что их отношения превратятся в настоящую пытку для обоих.

Обед завершился в полном молчании. Аппетит Бо отступил перед внезапно вспыхнувшим желанием. Он не мог унести свою гостью в постель, не мог выставить ее за дверь без приличествующего объяснения. Оставался только один выход: самому покинуть корабль. Вероятно, ему попадется девчонка, способная удовлетворить мужские потребности. Тогда он сможет вести себя в присутствии Серинис как подобает Джентльмену.

Позднее днем Билли Тодд постучал в дверь каюты капитана:

— Мисс, вы не спите?

— Нет, Билли, подожди минутку. — Серинис запахнула халат, подобрала длинный подол и подошла к двери. Она приветствовала паренька дружеской улыбкой, и тот в ответ просиял. — В чем дело, Билли?

Юнга протянул ей небольшой узелок.

— Капитан сказал, что вам нужна одежда, а поскольку меньше меня на борту никого нет, он спросил, не соглашусь ли я временно поделиться с вами. — Увидев, как широко раскрылись глаза Серинис, юнга поспешил объяснить: — Не сочтите за дерзость, мисс, но капитан сказал, что вам наверняка захочется сменить его халат — ведь он вам не впору. — Он быстро окинул взглядом босые ступни Серинис и тонкие щиколотки, виднеющиеся под приподнятым подолом. Веснушчатые щеки Билли покраснели, и он в замешательстве вложил узелок в руки Серинис. — Все вещи чистые, мисс. Я сам стирал их.

— О, я не сомневаюсь, Билли, — заверила его Серинис, которую гораздо больше беспокоила мысль о том, прилично ли женщине носить мужскую одежду. — Очень любезно с твоей стороны, но мне бы не хотелось лишать тебя имущества…

Восторженное выражение на лице паренька свидетельствовало о его готовности исполнить любую просьбу Серинис.

— Пожалуйста, возьмите их, мисс, — настаивал он, — иначе капитан решит, что я не сумел как следует предложить свои услуги.

Серинис рассмеялась и кивнула:

— В таком случае я постараюсь, чтобы из-за меня у тебя не было неприятностей, Билли.

— Если вам понадобится что-нибудь еще, дайте мне знать, мисс. — Покраснев еще гуще, паренек добавил: — Буду рад услужить вам.

— Благодарю, Билли. В случае необходимости я обращусь к тебе, — пообещала Серинис, прикидывая, успеет ли она примерить одежду до возвращения Бо. — Скажи, капитан еще долго пробудет на палубе?

— Его нет на корабле, мисс. Он отправился в гости к друзьям час назад, но велел передать, что к ужину вернется. Он попросил вас до тех пор не покидать каюту. — Почувствовав, что Серинис ждет разъяснений, Билли неловко пожал плечами и добавил: — Если вы выйдете на палубу, матросы наверняка забудут о своих обязанностях.

— Так велел сказать капитан? — усомнилась Серинис. Билли виновато потупился:

— Последние слова не предназначались для вас. Не выдавайте меня, ладно?

Серинис улыбнулась:

— Пусть это будет наш секрет, Билли. Юнга облегченно вздохнул:

— Видите ли, у нас на борту женщины никогда не задерживались дольше чем на пару часов, так что уж простите нас за грубые манеры…

— Если остальные матросы столь же любезны, как ты, Билли, значит, «Смельчаком» управляет экипаж джентльменов, — заявила Серинис, вызвав у паренька радостную улыбку.

Должно быть, Билли был моложе Серинис всего на несколько лет, но служба закалила его. Гибкий как тростник, он явно не голодал, выглядел аккуратным и счастливым — судя по всему, капитан корабля заботился о своей команде.

— Увы, мне пора, мисс. Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в колокольчик вот здесь, за дверью, и я тут же примчусь.

Как только за юнгой закрылась дверь, Серинис осмотрела одежду и осторожно примерила ее. Несмотря на худобу, девушка была не лишена женственных форм и с трудом втиснулась в узкие парусиновые бриджи. Их пришлось надеть на панталоны: прикосновение грубой ткани к голой коже показалось Серинис неприятным. Застегнув бриджи, она встала перед туалетным столиком и пристально оглядела себя со всех сторон в маленьком зеркале. Спереди вид был настолько вульгарным, что Серинис порозовела, но осмотрев себя сзади, она изумленно ахнула: бриджи облегали тело как вторая кожа и врезались между ягодиц. Даже без предупреждения Бо Серинис ни за что не отважилась бы показаться в таком виде на палубе.

Рубашка оказалась довольно длинной и прикрыла бедра; ткань стала мягкой после многочисленных стирок. Видя, как рубашка обтянула грудь, Серинис отказалась от корсета, который только подчеркивал пышность ее форм.

Серинис решила воспользоваться одеждой Билли на время отсутствия капитана, пока каюта всецело предоставлена в ее распоряжение. Длинный халат сковывал движения и был настолько широк в плечах, что постоянно сползал, угрожая обнажить ее до талии. Если кто-нибудь войдет в каюту, можно закутаться в халат и спрятать то, что выставляла напоказ мужская одежда.

Билли Тодд явился через пару часов с вопросом, не голодна ли она. Серинис отказалась от еды, сказав, что предпочитает подремать. События прошедшей недели еще сказывались на ее здоровье, и восстановить силы она надеялась благодаря крепкому сну.

Расправив постель Бо, Серинис положила халат на матрас рядом с собой, чтобы он был под рукой на всякий случай. Забравшись под одеяло, она смежила веки, благодаря хозяина каюты за гостеприимство.

Подушка источала неуловимый мужской запах. Внезапно она поняла, что без Бо ей так же неспокойно, как и в его присутствии. С возрастом ее чувства почти не изменились: когда-то давно она тосковала, когда он уходил в плавание, а теперь, спустя всего несколько часов после расставания, с нетерпением ждала его возвращения. Вспомнив о пятилетней разлуке, Серинис почувствовала пустоту в душе. Странно, ведь она испытала искреннюю радость после встречи с Бо. Откуда же это непривычное, необъяснимое нетерпение, терзающее душу?

Если не считать краткого визита Билли Тодда, когда он принес чай со сдобными лепешками, Серинис провела весь день в одиночестве. Часы тянулись на удивление медленно. Вскоре после чая, отдав Билли поднос, Серинис устроилась у окна на мягком диванчике, одновременно служащем сундуком. Ее заворожила суета на пристани: хотелось бы запечатлеть на холсте непрестанно меняющиеся картины жизни порта. Роскошно одетые джентльмены пробирались по причалу, задевая плечами моряков в лохмотьях, тучные купцы отгоняли беспризорников, а те не унимались, пока не получали несколько медяков. Жены рыбаков нахваливали свой товар, придерживая корзины у бедра. Торговцы катили тележки, нагруженные овощами, фруктами, яйцами и всевозможной свежей снедью. Серинис увидела, как месье Филипп подозвал одного из них, а затем кликнул матроса, чтобы перенести на корабль многочисленные покупки.

В сумерках суета на пристани поутихла, торговцы уступили место особам совсем иного рода. Броские одежды и ярко раскрашенные лица ясно свидетельствовали о ремесле женщин, назойливо пристававших к проходящим мимо морякам и окликавших матросов со «Смельчака». Распутницы выставляли ноги напоказ до самых бедер, приоткрывали грудь, соблазняя клиентов. Серинис вспыхнула, но, вспомнив о своих недавних бедствиях, не могла не посочувствовать несчастным, вынужденным зарабатывать на хлеб, торгуя собственным телом. Сама она такому ремеслу предпочла бы смерть.

К кораблю с грохотом подкатил экипаж, и сердце Серинис дрогнуло при виде выходящего из него Бо. Он помедлил у экипажа, вынимая из него привезенные вещи. Пару больших пистолетов с длинными стволами он взял под мышку, а сумку из мешковины перебросил через плечо. Едва он расплатился с возницей, как к нему ринулось сразу несколько потаскух. Особенно усердствовала одна молодая и миловидная женщина, которая соблазнительно терлась боком о его бедро. Бо небрежно оглядел ее и остальных женщин, добивавшихся его внимания, а когда хорошенькая распутница приподнялась на цыпочки и попыталась поцеловать его в губы, он со смехом отвернулся, покачал головой и направился к кораблю. Огорченная женщина с вызовом подбоченилась, глядя ему вслед.

Серинис с облегчением вздохнула: она была бы раздосадована, если бы Бо взял одну из женщин под руку и повел за собой. Пожалуй, она негодовала бы не меньше отвергнутой блудницы.

При виде Бо у нее всегда сжималось сердце, будь то встреча в классе или на верховой прогулке. Серинис прислушалась к звуку приближающихся шагов. Спустя мгновение она услышала скрип досок у двери каюты и легкий стук в дверь.

— Серинис, это Бо. Можно войти?

— Входите, — отозвалась она, удивляясь своему дрогнувшему голосу. Не желая, чтобы Бо понял, что она наблюдала за ним из окна, она поспешно покинула свой наблюдательный пункт, схватила с койки халат и набросила его, словно бархатные доспехи, — увы, недостаточно быстро.

Бо открыл дверь и застыл на пороге, увидев перед собой соблазнительную женскую фигуру в облегающих бриджах, взмахнувшую халатом, словно знаменем перемирия. Он с радостью принял бы ее капитуляцию на любых условиях, ибо она была гораздо обольстительнее особ, отирающихся на пристани.

Серинис отошла от койки, и Бо чуть не застонал. Облегающие бриджи не оставляли ни малейшего простора воображению, так четко они обрисовывали ее формы. Быстро отвернувшись, Бо сделал вид, что моет руки. Холодная вода слегка остудила его пыл, но прошло немало времени, прежде чем он овладел собой и с прежней невозмутимостью повернулся к Серинис. С нескрываемым облегчением он увидел, что она запахнула полы халата. Пока она находилась под защитой мешковатого одеяния, он мог не опасаться того, что в любую минуту утратит рассудок и потащит ее в постель.

Полюбовавшись Серинис в одежде юнги, Бо понял, что она представляет серьезную угрозу его выдержке. В бриджах она выглядела еще более женственной и желанной. Никогда Бо не доводилось созерцать более совершенной фигуры. Оказавшись во власти этой девочки-женщины, наделенной изумительной красотой, он боялся, что уже никогда не испытает влечения к другой, не постаравшись прежде выбросить из памяти Серинис. Светлые волосы, достающие до бедер, окутывали волнистым крылом ее стройную спину; огромные глаза насыщенного орехового цвета с мерцающими в них синими и золотистыми искрами нерешительно уставились на него.

При виде нахмуренного лба Бо сердце Серинис ушло в пятки.

— Одежда Билли оказалась удивительно удобной, — робко улыбнулась она.

Бо проклинал себя за мысль, пришедшую ему в голову после завтрака. В халате Серинис выглядела чертовски аппетитной и доступной. Бо надеялся, что в мужской одежде она будет менее соблазнительной, но результат оказался прямо противоположным.

— В таком наряде вам лучше не попадаться на глаза мужчинам. Боюсь, зрелище станет для них невыносимым.

На лице Серинис отразилась тревога.

— Вижу, вы недовольны, — покраснев, заметила она. — Билли предупредил, чтобы я…

Недоволен? Это слишком слабо сказано, — перебил Бо, отойдя в противоположный от Серинис угол каюты. Теперь их надежно разделял стол. Отвернувшись к окну, Бо предпринял решительную попытку направить свои мысли по Другому руслу. Он огляделся и заметил небольшую вмятину на диване у окна, оставленную бедром Серинис. За окном маячила молодая потаскуха. Без лишних вопросов Бо понял, что Серинис стала свидетельницей недавней сцены на пристани.

Бо обернулся к ней, пытаясь понять, оскорбилась ли девушка, увидев, как охотно он принимал ласки блудницы. Со стороны могло показаться, что он наслаждается ими, но на самом деле Бо размышлял о предстоящей встрече с Серинис и не был расположен флиртовать с портовой шлюхой.

Обнаружив, что Серинис настороженно наблюдает за ним, Бо объявил:

— Филипп приготовил ужин. Вы проголодались?

— Очень! — Она сумела улыбнуться. Поскольку Бо явно досадовал не на нее, а на самого себя, Серинис решила выказать жизнерадостность. — А вы?

— Умираю с голоду, — с усмешкой отозвался Бо. Пройдя к двери, он позвонил в колокольчик и вернулся к письменному столу. Пока юнга и кок сервировали стол, Бо делал записи в конторской книге и подсчитывал расходы, Филипп и Билли были сдержанны, словно чувствуя неважное настроение капитана, и удалились, не издав ни звука. Серинис приблизилась к столу, Бо поднялся с кресла и помог ей сесть. Грациозно приняв его помощь, Серинис сложила руки на коленях, чтобы скрыть дрожь.

В молчании Бо налил ей вина, а Серинис наполнила его тарелку. Несмотря на то что еда была столь же вкусной, как утром, Серинис обнаружила, что лишилась аппетита под мрачным взглядом капитана. Происходящее казалось ей нереальным. Как долго она мечтала о таком моменте! Как восхищалась Бо Бирмингемом! Пусть их пути разойдутся, пусть ее мужем станет другой, Бо навсегда останется для нее принцем на белом коне.

— Итак, Билли передал вам мою просьбу не выходить из каюты, — не выдержав напряженного молчания, произнес Бо. — Надеюсь, вы неплохо провели время?

— Большую часть дня я отдыхала. После смерти миссис Уинтроп я почти не спала — все произошло так внезапно, и это. — угнетало меня. — Серинис пригубила вина, надеясь, что оно придаст ей смелости. Неужели и в детстве она так же робела в присутствии Бо Бирмингема? Она подняла голову. — А как провели время вы?

— Замечательно. Я успел поохотиться — в Южной Каролине я часто предаюсь подобному развлечению.

— Я истосковалась по дому, — призналась Серинис.

— И ваш дядя соскучился по своей племяннице, — ответил Бо. — Возвращаясь на родину, я время от времени навещал его, и чаще всего мы беседовали о вас.

Серинис вздохнула.

— Сочувствую. Должно быть, эти разговоры вам изрядно наскучили.

— Мы с вашим дядей привыкли относиться к вам, как к ребенку. Несомненно, он удивится, увидев вас.

— Дядя был здоров, когда вы в последний раз виделись с ним?

— Здоров и крепок, как всегда. Серинис не сдержала улыбку облегчения:

— Капитан Салливан предположил, что за эти годы дядя Стерлинг мог и умереть, и я опасалась, что он прав.

Бо счел необходимым предупредить ее о мерах предосторожности в плавании, но так, чтобы не напугать:

— Серинис, по пути домой постарайтесь по возможности не выходить из каюты. Капитан Салливан не всегда осведомлен о замыслах матросов, так что лучше держаться от них подальше. Мун позаботится о вас.

— Значит, вы не передумали? Вы не отвезете меня домой? Бо вздохнул, хорошо зная свои слабости:

— Нет, Серинис.

Он ничего не добавил. Серинис осталось только смириться с его решением. Внезапно она сменила тему, пытаясь приглушить горечь, вызванную отказом:

— Если сегодня я займу вашу каюту, где будете спать вы?

— Повешу гамак в каюте моего помощника. Мистер Оукс спит так крепко, что ничего не услышит.

— Похоже, мое пребывание на корабле доставило вам слишком много хлопот.

— Мы же друзья. Друзья для того и существуют, чтобы помогать друг другу.

Вскоре после завершения ужина Бо поднялся и вышел, ни разу не улыбнувшись Серинис. Она молча дождалась, когда Билли уберет со стола, а затем заплела волосы в косу, разделась и выстирала нижнее белье. Еще никогда ей не приходилось ложиться спать голышом, это было неприлично, но она не могла пожертвовать для сна ни единым предметом одежды. Скользнув под одеяло, Серинис поразилась приятным ощущениям. Ускользающий запах Бо щекотал ноздри, простыни ласкали кожу, словно прикосновение воображаемого любовника. Эти мысли вызвали у Серинис доселе неведомое возбуждение, и она нежно погладила ладонью собственную грудь. Ей казалось, что Бо лежит рядом, а она ласкает его — совсем как та блудница. Неужели она когда-нибудь отважится на такое? Будоражащие мысли не давали покоя, вызывая неутолимое желание. Серинис ворочалась под одеялом. Она жаждала того, о чем не имела ни малейшего представления, но не сомневалась, что Бо известна причина ее мук. Когда-нибудь, став ее мужем, он объяснит ей…

— Глупости! — прошептала она в темноту, злясь на себя. Бо не желает даже видеть ее на своем корабле! Разве можно надеяться, что он возьмет ее в жены?

 

Глава 3

Алистер Уэйкфилд Уинтроп пробудился от похмельной дремоты и вернулся к суровой реальности с гудящей головой, бунтующим желудком и стойким неприятным привкусом во рту. Перевернувшись на другой бок, он наткнулся на неподвижное тело своей любовницы и застонал. Вид Сибил с размазанной по лицу тушью и помадой не улучшил его расположение духа. Алистер отвернулся, с трудом поднялся с постели, держась за голову — словно из опасения, что она отвалится, — и шатаясь побрел через спальню. Едва он успел достигнуть туалетной комнаты, как его желудок изверг содержимое.

Спустя несколько минут Алистер вернулся в спальню и облачился в брюки и рубашку. Застегнуть последнюю ему так и не удалось. Чертыхнувшись, он прекратил тщетные попытки и заковылял вон. На верхней площадке лестницы он помедлил, прикрывая ладонью глаза от яркого света, бьющего в окна, и щурясь. По лестнице он спускался точно калека, крепко вцепившись в перила побелевшими пальцами, и потому прошло немало времени, прежде чем он достиг нижнего этажа.

Дверь в столовую была приоткрыта, горничная убирала в шкаф посуду под надзором сурового Джаспера. Алистер обвел налитыми кровью глазами просторную комнату, но нигде не увидел утреннего чая.

Возмущение вспыхнуло в нем мгновенно. Очевидно, дворецкий забыл свое место, и Алистер намеревался в самом ближайшем времени осадить его. Будь он проклят, если стерпит дерзость ничтожного лакея!

— Что это за дом, если его хозяин вынужден сам спускаться за чаем? — резко выпалил Алистер.

Служанка испуганно вздрогнула, послышался звон столового серебра. Разинув рот, она уставилась на Алистера. Но Джаспер и бровью не повел.

Вскипев, Алистер мысленно отметил: «Старик не робкого десятка, черт бы его побрал!»

— Сожалею о своей оплошности, сэр, — извинился Джаспер. — Если вы соблаговолите установить определенный распорядок, впредь слуги будут в точности придерживаться его.

— Уберите отсюда весь этот хлам! — рявкнул Алистер, указывая на блюда под серебряными крышками, стоявшие на столе. — Просто налейте мне чашку чаю — если, конечно, это вас не слишком затруднит!

— Ничуть, сэр, — невозмутимо отозвался Джаспер и знаком велел горничной убрать со стола остывший завтрак.

Дворецкий сам принес чай и поставил поднос на стол перед Алистером, который сидел, облокотившись о полированную столешницу и подперев голову обеими руками. Джаспер не издал ни звука, но Алистер вдруг вздрогнул, пробудившись от дремоты.

— А, это вы. — Он с облегчением вздохнул и заморгал, прогоняя померещившееся ему видение. Дрожащими руками он поднес чашку ко рту, стараясь не расплескать ее содержимое. Задача оказалась не из легких: вскоре весь перед его брюк промок и потемнел от горячего чая.

— Здесь мистер Радд, сэр, — торжественным тоном доложил Джаспер. — Вы позволите ему войти?

— Пусть войдет, — вяло пробормотал Алистер и нахмурился, увидев, как Радд неуклюже ввалился в дверь столовой. Его одежда была измята, глаза покраснели, как и у хозяина дома. Пьянчуга! Алистер усмехнулся и громко произнес: — А я думал, вчера ночью ты отправился домой.

— Так оно и было, — пробурчал Ховард Радд и слабо махнул в сторону окна: — Задерните эти чертовы штуковины!

Джаспер послушно выполнил приказ и молча поставил чашку чаю перед поверенным, который с облегчением плюхнулся на стул справа от Алистера.

— Отправь его прочь, — пробормотал Радд, покосившись на дворецкого. — Нам надо поговорить наедине.

У Алистера возникло неприятное предчувствие. Он щелкнул пальцами и поморщился. Сумев привлечь внимание Джаспера, он указал на дверь.

Послушав, как удаляются шаги в коридоре, Радд глубоко вздохнул, словно собираясь нырнуть в грязную, стоячую воду.

— По-моему, беспокоиться не о чем, и все-таки хочу сразу прояснить дело…

Тошнотворное чувство страха выползло из темных глубин души Алистера. Он постоянно опасался неприятных неожиданностей, и вот они появились.

— Выкладывай!

— Беда в том, что я не могу найти бумаги миссис Уинтроп: купчую на дом, опись, номера банковских счетов и так далее. Бумаги должны быть в доме, но я смотрел повсюду и нигде ничего не обнаружил.

— Они должны быть здесь! — настаивал Алистер. Схватившись за край стола, он с трудом встал на ноги и неуверенным шагом направился к окну. — На одни проценты со своего вклада она жила на широкую ногу. Наверняка ее годовой доход составлял не меньше тридцати тысяч фунтов.

При упоминании такой впечатляющей суммы на лице Радда появилось благоговейное выражение: сам он довольствовался гораздо меньшими средствами.

— Она распоряжалась своим состоянием на редкость разумно — по крайней мере когда я был ее поверенным. Вряд ли положение изменилось с тех пор, как я последний раз нанес ей официальный визит.

— Тогда где же бумаги? — возопил Алистер, готовый взорваться. Неужели все его старания оказались напрасными? — Я богат, черт побери! Богаче, чем иные титулованные гордецы! Никто не отнимет у меня этих денег, никто на свете!

— Полегче, — предостерег его Радд. — Незачем распалять себя. Чего доброго, пойдут слухи… Бумаги где-то здесь. Если понадобится, мы перевернем весь дом…

— Нет! — резко прервал его Алистер, и Радд изумленно приподнял брови. Выдержав паузу, Алистер заговорил более спокойным тоном: — Конечно, мы продолжим поиски, но втихомолку. Не хочу, чтобы об этом пронюхали слуги, иначе возникнет много лишних вопросов.

Лицо Радда приобрело зеленоватый оттенок, затем побагровело. Постепенно осознавая смысл сказанного, он уставился на Алистера и подозрительно прищурился:

— Каких еще вопросов?

— Не важно! Просто слушай меня и выполняй мои приказы! Пока старуха была жива, она заставляла меня выпрашивать каждый фунт. Но унести денежки с собой в могилу ей не удастся. Они достанутся мне, все до последнего гроша.

— У меня возникла одна мысль…

— Какая?

— Возможно, мисс Кендолл известно, где хранятся бумаги.

От взгляда Алистера по спине Радда пробежали мурашки. Поверенный схватил стакан, до краев наполнил его бренди и осушил тремя огромными глотками.

— Мисс Кендолл здесь нет, — ехидно напомнил ему Алистер. — Если помнишь, я выставил ее вон.

Радд согласно закивал головой:

— Верно. Но мне кажется, она могла бы…

— Почему же ты молчал об этом вчера? — вскипел Алистер.

Радд моргнул, словно от резкого удара.

— Мне и в голову не приходило, что у нас возникнут затруднения. Если мы найдем ее, то сможем…

Приблизившись к поверенному вплотную, Алистер зло ухмыльнулся:

— Неужели ты и вправду думаешь, будто я признаюсь Серинис Кендолл в том, что понятия не имею, где спрятаны бумаги Лидии? Не кажется ли тебе подобная неосведомленность слишком странной для наследника?

— Пожалуй, да, — согласился Радд, — но не понимаю, что тут такого? Едва ли мисс Кендолл способна доставить нам…

Алистер был непоколебим:

— Я выгнал ее отсюда! Вышвырнул! И больше она никогда не переступит порог этого дома! — Его покрасневшие глаза злобно блеснули. — Если мне повезет, какой-нибудь бандит вскоре перережет ей горло, если этого еще не произошло.

Радд вновь потянулся к бутылке бренди, но Алистер выхватил ее. Согнув указательный палец, он поманил поверенного к себе. Радд повиновался, не слишком твердо держась на ногах.

— Я дам слугам отпуск на день — в память о их обожаемой хозяйке, — сообщил Алистер, обняв поверенного за плечи. — Когда дом опустеет, мы обыщем его снова, одну комнату за другой. Если бумаги здесь, мы наверняка их найдем.

Экипаж прогрохотал по пристани и остановился там, где кормовыми и носовыми чалками был пришвартован «Смельчак». Невозмутимый Джаспер вышел из экипажа, велел кучеру выгружать багаж и помог выбраться Бриджет. Вместе они сложили на пристани чемоданы, саквояжи, деревянный ящик и мольберт, а затем поднялись по трапу вслед за несколькими торговцами.

— Нет ли здесь мисс Кендолл? — обратился Джаспер к первому из членов экипажа, попавшемуся на пути. — Капитан Салливан сообщил нам, что даму, которую мы хотим видеть, доставили на борт «Смельчака». Или нас обманули?

Стивен Оукс занимал должность первого помощника капитана, поэтому знал обо всем, что происходило на фрегате.

— По словам капитана, мисс Кендолл находится здесь, — учтиво ответил он. — Вы прибыли по делу?

— Мы привезли вещи мисс Кендолл, — объяснила Бриджет, покраснев под взглядом моряка. — Они наверняка понадобятся ей в плавании.

— Будьте любезны, назовите свои имена. Я доложу о вас капитану.

Через несколько минут появился Бо, расспросил слуг и Удалился в свою каюту. Прошлую ночь он провел в каюте помощника, как и обещал Серинис, но так и не сумел заснуть. Перед его глазами неотступно стояла Серинис — в одежде и без нее.

Он постучал, услышал за дверью беспорядочный шум и вошел в каюту, столкнувшись нос к носу с разгоряченной и прелестной девушкой, застигнутой врасплох. Она держала одну руку за спиной: очевидно, выстирала белье и повесила его сушиться, а услышав стук, попыталась его спрятать. Свобод, ной рукой она неловко придерживала ворот халата. Бархат мягко облегал ее грудь.

— На палубе ждут двое слуг из дома миссис Уинтроп Они привезли ваши вещи, — сообщил Бо и повторил названные ему имена. — Надо ли пригласить их в каюту?

— О, разумеется! — с жаром откликнулась Серинис, но тут же осеклась и покраснела, вспомнив о своем наряде. — Только через пару минут, хорошо?

Бо указал на колокольчик, висевший у двери:

— Позвоните, когда будете готовы, и я пришлю их сюда.

— Спасибо вам, Бо.

Бо надеялся, что в собственной одежде Серинис не будет представлять такую угрозу для сдержанности и хладнокровия, которые он сохранял с трудом.

— Я прикажу матросам принести сюда вещи, доставленные слугами. Уверен, вы будете рады иметь одежду, помимо моего халата.

— Ваш халат очень мил, — пробормотала Серинис с улыбкой и провела ладонью по рукаву.

Взгляд Бо скользнул вслед за ее рукой, он восхищался всем, что скрывалось под мягким бархатом. Однажды увидев божественную наготу Серинис, он изнывал от желания узреть ее еще раз.

— На вас мой собственный халат мне нравится. Увы, мне он не так идет, как вам.

Довольная комплиментом, Серинис разрумянилась.

— Вы очень любезны с жалкой нищенкой, сэр.

— Если бы другие нищие выглядели так бесподобно, как вы, они не сетовали бы на судьбу. — Вынув из шкафа синий сюртук, он подмигнул Серинис так, как делал в детстве.

Сейчас пришлю сюда ваших гостей.

Войдя в каюту через несколько минут, Бриджет радостно вскрикнула при виде Серинис и бросилась к ней навстречу:

— О, мэм, мы так беспокоились! К счастью, вы невредимы!

— Что вы здесь делаете? — в замешательстве спросила Серинис. — Неужели мистер Уинтроп уволил вас?

— Он отпустил нас на один день, мисс. Завтра утром мы должны вернуться домой. Мистер Уинтроп заявил, что он занят и не желает, чтобы слуги путались под ногами, — объяснил Джаспер, а затем с непривычной для него улыбкой добавил: — Мы привезли вам мольберт, мисс, мистер Оукс скоро принесет его. — Дворецкий достал из-за спины маленький деревянный ящичек. — А вот и ваши краски.

— Краски! — воскликнула Серинис и радостно рассмеялась, прижимая ящичек к груди. — Но как вам удалось вынести их из дома?

— Мы сделали это рано утром, мэм, пока мистер Уинтроп и мисс Сибил спали, — с гордостью объяснила Бриджет. — Мы еще не знали, что он отпустит нас на целый день, но, как видите, мы здесь. Правда, мы осмелились привезти лишь несколько платьев и других вещей, которых вряд ли хватятся. А ваши картины мы спрятали на чердаке. Мистеру Уинтропу ни за что их не найти, даже если он обыщет весь дом. Если вы укажете свой адрес в Южной Каролине, мы попытаемся прислать картины вам, мэм.

— Возможно, капитан Бирмингем согласится одолжить мне денег на перевозку картин… — задумчиво произнесла Серинис. — Это избавит вас от лишних расходов.

Верно, мэм, — согласилась Бриджет. — Почти все слуги решили искать другую работу. У миссис Уинтроп были друзья, способные поручиться за нас. У такого хозяина, как мистер Уинтроп, мы все равно надолго не задержимся.

— А моя одежда? — обеспокоенно начала Серинис. — Что, если Сибил заметит пропажу и обвинит вас в воровстве?

Бриджет пренебрежительно встряхнула головкой, явно не интересуясь мнением распутницы Сибил.

— Сомневаюсь, что мисс Сибил что-нибудь заметит, мэм. Носить ваши платья она все равно не сможет. Мы привезли сюда те, что вытащили из кучи, сваленной возле постели. По-моему, Сибил уже забыла о существовании этих нарядов.

— Значит, вы рисковали ради меня? — Серинис с признательностью улыбнулась слугам. — Не знаю, как благодарить вас!

Поиски оказались тщетными. Алистер, с самого утра чертыхавшийся вполголоса, осатанел и вскоре дошел до того, что обвинил во всех своих бедах Ховарда Радда.

Лицо Радда потемнело. Он потянулся за графином с бренди, обнаружил, что тот пуст, и стукнул им по столу.

— Моей вины тут нет! Я с самого начала объяснил, что давно прекратил заниматься делами Лидии. Откуда мне знать, что она успела предпринять перед смертью? — Он приподнял бровь, неотрывно глядя на Алистера. — Своим состоянием она могла распорядиться как угодно!

В комнате стало тихо.

Наконец Радд не выдержал и оборонительным жестом вскинул руку.

— Может, хватит на сегодня? Завтра на свежую голову продолжим поиски.

— На свежую голову? — издевательски переспросил Алистер, хотя усталость одолела и его. Он упал в кресло, оглядывая комнату, где их стараниями воцарился хаос. То же самое творилось по всему дому. Поиски продолжались целый день, но ни к чему не привели. Содержимое шкафов было вывалено на пол, ящики опустошены, матрасы перевернуты.

Слугам, которые вернутся утром, наверняка хватит одного взгляда, чтобы понять, что здесь произошло.

Алистер поморщился, вдруг с ужасом представив себя в тюрьме — оборванным, голодным, отданным во власть немилосердных охранников. В последнее время это видение часто преследовало его, неизменно вызывая тошноту.

Отмахнувшись от пугающих мыслей, он вспомнил, что весь день ничего не ел. Нахмурившись, он взглянул на Радда:

— Разыщи Сибил и прикажи ей приготовить ужин. — Поверенный направился к двери, а Алистер добавил, глядя ему в спину: — И пусть ужин будет съедобным, иначе она у меня поплатится. Эта тварь — ничтожество, как и все они.

— Я помогу ей, — пробормотал Радд, предпочитая пищу, приготовленную своими руками. Однажды ему довелось попробовать стряпню Сибил, и она оставила у него самые неприятные воспоминания.

Через несколько минут после ухода Радда в дверь постучали. Парализованный смертельным ужасом, Алистер не пошевелился, пока стук не повторился. Только тогда он вспомнил, что поскольку слуги отсутствуют, а Радд и Сибил в кухне, открыть дверь придется ему самому. Сдавленно ругаясь, он поднялся и начал пробираться к выходу из библиотеки, переступая через разбросанные книги и стопы бумаг. Каминные часы в гостиной звучно пробили девять.

Поздновато для визитов, подумал Алистер. Впрочем, возможно, это Серинис. Только бы это была она! Алистер твердо решил не выпускать из рук смазливую девчонку, пока не удастся выведать у нее что-нибудь полезное.

Он открыл дверь, и последняя надежда улетучилась: на пороге стоял мужчина средних лет с седоватыми волосами, аккуратно подстриженными усами и в очках в железной оправе. Строгая одежда гостя указывала на его принадлежность к кругу довольно состоятельных людей. Очевидно, он ждал, что ему откроет кто-нибудь из слуг, поэтому с нескрываемым удивлением уставился на взъерошенного Алистера.

— Прошу прощения за поздний визит, сэр. Позвольте узнать, дома ли мисс Кендолл?

— Мисс Кендолл? — Алистер насторожился. Гость вряд ли поклонник Серинис, и насколько ему известно, ее родные живут за океаном… Любопытство овладело Алистером, и он с любезной улыбкой пригласил незнакомца в дом.

— Стало быть, вы пришли повидаться с Серинис, мистер…

— О, забыл представиться: меня зовут Томас Эли. Я был поверенным миссис Уинтроп. Глубоко сожалею о случившемся. — Он слегка нахмурился, пытаясь угадать, кто такой Алистер. — Вы ее родственник, сэр?

— Родственник, — непослушным языком выговорил Али стер, тщетно стараясь собраться с мыслями.

Он ни на миг не усомнился в словах мистера Эли, появление поверенного не удивило его. На протяжении всего злополучного дня его терзало дурное предчувствие. Радд невольно подкрепил его, заметив, что Лидия вполне могла успеть рас порядиться своим состоянием перед смертью. Оба понимали, что она наверняка составила новое завещание. Визит мистера Эли только подтверждал это предположение.

— Я — внучатый племянник миссис Уинтроп, — сообщил Алистер, приглашая поверенного в гостиную, единственную комнату в доме, которую не затронул обыск. — Как хорошо, что вы поспешили с визитом!

— Увы, это не так. — Мистер Эли сконфузился. — Я узнал о смерти миссис Уинтроп из «Тайме» лишь сегодня Откровенно говоря, мне показалось странным, что никто не известил меня об этом печальном событии.

— Неужели Серинис ничего не сообщила вам? — в притворном удивлении воскликнул Алистер. Его мозг начал работать с ледяной ясностью, он ощущал поразительное спокойствие, нервозность и тревога, мучившие его в течение нескольких дней, внезапно растворились. Он в страхе ожидал падения дамоклова меча, а теперь, когда это случилось, решил не упускать открывшихся перед ним новых возможностей.

— Ничего, — подтвердил мистер Эли и с разрешения Длистера расположился на кушетке. — Должен признаться, весть о кончине миссис Уинтроп потрясла меня. Мы виделись всего неделю назад, и она выглядела совершенно здоровой.

— Ее смерть явилась для родных полной неожиданностью. Она стала страшным ударом для всех нас.

Лицо мистера Эли приняло непроницаемое выражение.

— Я хотел бы побеседовать с мисс Кендолл.

— Да-да, конечно. Будьте любезны подождать, я поищу ее. Видите ли, мы дали слугам однодневный отпуск в знак траура, и теперь чувствуем себя без них как без рук.

— Я охотно подожду, — заверил его мистер Эли.

Покинув гостиную, Алистер торопливо прошел в столовую и метнулся через кладовую в кухню, где столкнулся с Раддом.

— Сибил ничего не смыслит в стряпне, — пожаловался Радд, — да и я тоже. Она предлагает поужинать где-нибудь в ресторане.

Алистер схватил Радда за лацканы сюртука и притянул к себе, глядя на него в упор.

— Здесь мистер Томас Эли. Это имя тебе знакомо? Радд побледнел.

— Если я не ошибаюсь, Эли — известный и весьма уважаемый барристер…

— А еще он был поверенным Лидии — по крайней мере так он говорит. Он желает видеть мисс Кендолл. Ты понимаешь, что это значит?

С губ Радда слетел стон:

— Мы погибли! Что же нам делать?

Его ужас насмешил Алистера, которому нравилось чувствовать себя опытным и решительным при виде растерянности окружающих. Это лишний раз подтверждало его превосходство.

— Замолчи, болван! Неужели ты ничего не понял? С таким затруднением мы легко справимся. Последи, чтобы Сибил не выходила из кухни, иначе мы и вправду погибнем.

Радд судорожно кивнул и повернулся неуклюже, как на ходулях. Алистер помедлил, пригладил волосы и расправил плечи. Изобразив на лице озадаченную улыбку, он вернулся в гостиную.

— Прошу прощения, мистер Эли, я невольно обманул вас. Мне только что сообщили: мисс Кендолл отправилась с визитом к друзьям.

Поверенный изумился:

— Но ведь она в трауре! Алистер печально вздохнул:

— Мисс Кендолл еще слишком молода, мистер Эли, и кроме того, боюсь, тетушка Лидия избаловала ее. Уверен, мисс Кендолл не хотела оскорбить ее память.

— Тем не менее я не понимаю, как она могла… — Спохватившись, мистер Эли прокашлялся и встал. — В таком случае я приеду завтра утром. Я могу надеяться, что мисс Кендолл согласится принять меня?

— Надеюсь, да. Не могли бы вы сообщить мне суть вашего дела, чтобы я заранее известил о нем мисс Кендолл?

— Это касается только самой мисс Кендолл, сэр. Еще раз извините за поздний визит. Всего хорошего.

— В таком случае вам незачем приходить сюда завтра. Мистер Эли замер.

— Уверяю вас, сэр, у меня есть веские причины…

— Которые вы скрываете от меня. Но поскольку мисс Кендолл еще не достигла совершеннолетия и живет в моем доме, я обязан знать, каких гостей и по каким причинам она принимает.

— В вашем доме? — Не задумываясь о том, что разглашает тайну, мистер Эли не преминул указать собеседнику на его заблуждение: — Ошибаетесь, сэр. Теперь этот дом принадлежит мисс Кендолл.

Алистер застыл. Только бегающие глаза выдавали напряженную работу мысли. Понизив голос, он пустил пробный шар:

— Значит, тетушка Лидия все-таки последовала моему совету!

— Вашему совету, сэр?

— Конечно. — Алистер с подлинно актерским мастерством изобразил улыбку. — Именно я посоветовал тетушке завещать ее состояние мисс Кендолл. В конце концов, бедняжка осталась совершенно одна, еще в детстве пережила трагическую гибель родителей. Последние пять лет тетушка Лидия была ее опекуншей и привязалась к Серинис.

— Мне известно о том, какие чувства питала миссис Уинтроп к своей воспитаннице, но я понятия не имел, что вы… — Эли осекся, не уверенный, что правильно понимает происходящее. Он прищурился, глядя на Алистера: — Откровенно говоря, сэр, вы проявили неслыханное великодушие.

— Видите ли, я всегда придерживался мнения, что деньги — источник зла. Вы согласны со мной?

— Пожалуй, да, — отозвался мистер Эли. — На своем веку я повидал немало зла, порожденного алчностью.

— Надеюсь, тетушка Лидия оставила финансовые дела в полном порядке. Я не ошибся? Тетушка всегда отличалась педантичностью.

— Вы совершенно правы: она не допускала путаницы в делах. В сущности, я захватил с собой, — поверенный вынул из кармана свернутый лист бумаги, — подробный и полный список имущества миссис Уинтроп. Завтра же утром я сообщу банкам и предприятиям о смене владельца. А что касается самого завещания… — он достал из кармана вторую бумагу и бегло просмотрел ее, — …оно составлено кратко и просто. Если не считать денежных сумм, завещанных преданным слугам, вся собственность переходит к мисс Кендолл.

— Вся? — переспросил Алистер упавшим голосом.

Мистер Эли кивнул:

— Как я уже сказал, завещание отличается простотой.

— Это очень мудро со стороны тетушки Лидии, — г трудом выговорил Алистер. — Мне не раз приходилось слышать о завещаниях, требующих услуг множества поверенных, о документах, переходящих от партнера к партнеру, каждый из которых вносит поправки…

Мистер Эли грустно улыбнулся, размышляя о нелепости подобных запутанных ситуаций, с которыми он не раз сталкивался.

— Уверяю вас, сэр, в данном случае продолжительных процедур не потребуется. Миссис Уинтроп обсудила завещание только со мной. Я составил его с начала до конца.

— Несомненно, она щедро вознаградила вас за такую услугу, — пробормотал Алистер, сжимая в кулаке бронзовую статуэтку танцовщицы, стоявшую на столике возле кушетки. Похоже, статуэтка стоила недешево, но в данный момент ее ценность для Алистера заключалась совсем в другом. — Конфиденциальность — неотъемлемая составляющая взаимоотношений поверенного и его клиента.

— Вы правы. Мне не раз случалось объяснять жене, что я не должен обсуждать…

Алистер обернулся, стиснув в кулаке танцовщицу. Мистер Эли сидел на кушетке и не сразу понял намерения собеседника. Тем не менее для человека средних лет он обладал хорошей реакцией. В отчаянной попытке смягчить удар он выбросил вперед руку, но промахнулся. Тяжелая бронзовая статуэтка с глухим звуком угодила ему в лоб. Глаза под очками в тонкой оправе выкатились из орбит, голова упала на подлокотник кушетки. Поверенный затих.

Если не считать слегка участившегося дыхания, Алистер смотрел на струйку крови, стекавшую по лицу мистера Эли, с полной невозмутимостью. Заметив, что кровь может запачкать обивку, он сдернул с ближайшего кресла шелковую накидку, накинул ее на голову поверенного и стащил несчастного с кушетки на голый пол. Схватив труп за ноги, Алистер поволок его через коридор к задней лестнице.

Услышав странные звуки, Радд высунул голову из кухонной двери и сразу заметил Алистера, стоящего над трупом. Радд ахнул, чувствуя, как в нем нарастает леденящий ужас. Если можно кричать шепотом, то именно так он и обратился к Алистеру:

— Что ты натворил?

Алистер чуть не расхохотался, заметив пепельную бледность Радда и выражение ужаса, застывшего на его лице.

— Ступай в гостиную, — велел он, продолжая тащить бесчувственное тело к лестнице. — Там на полу лежат бумаги. Собери их и принеси сюда.

— Что ты делаешь? — спотыкаясь, выговорил Радд.

— А что ты предлагаешь? Оставить труп в гостиной до возвращения слуг? Или показать его Сибил, чтобы она подняла визг? Черта с два! — заявил Алистер. Как его угораздило связаться с этим болваном? — Мы должны избавиться от него. Милая тетушка написала новое завещание в пользу Серинис. Мистер Эли был весьма предусмотрителен и прихватил его с собой — вместе с описью имущества Лидии.

Радд ошарашенно покачал головой:

— Какой ужас… нет, это даже хорошо… Теперь мы найдем ее деньги, но… они принадлежат не тебе. Они…

— Мои! — яростно перебил Алистер. Согнувшись над трупом мистера Эли, он вскинул голову и одарил Радда свирепой ухмылкой. — Теперь все мое. Девчонке не видать ни гроша как своих ушей. Приди в себя и сделай что велено.

Алистер потащил труп к двери, выходящей в маленький обнесенный стеной сад за домом. Калитка, прячущаяся в зарослях плюща, вела из сада в безлюдный переулок. Если память не подвела Алистера, где-то в саду должна быть тележка.

Радд нагнал его несколько минут спустя, сжимая в руках собранные бумаги. Алистер выхватил у него драгоценное завещание и спрятал в карман.

— Помоги мне поднять его, — приказал Алистер, указывая на труп.

— Ты уверен, что он мертв?

— Само собой, — фыркнул Алистер. — За кого ты меня принимаешь? За олуха?

Радд робко взялся за ноги мистера Эли. Вдвоем с Алистером они вынесли труп в сад и положили в тележку.

— Открой калитку и посмотри, нет ли кого-нибудь в переулке, — распорядился Алистер. — Нас могут заметить.

Радд вскоре вернулся с заверениями, что поблизости нет ни души.

— Куда мы его повезем?

— К реке, — ответил Алистер. — Сходи и принеси три старых плаща, что висят возле черного хода.

Радд вновь послушно выполнил приказание. Его мутило. В лунном свете его лицо казалось совершенно безжизненным, и Алистер вскоре заметил это.

— Что это с тобой? — ехидно прошипел он. — Взглянув на тебя, любой подумает, будто ты только что пристукнул горячо любимую мамашу.

Старательно кутаясь в черный плащ, Радд поднял встревоженные глаза на сообщника и пробормотал:

— Никогда не совершал ничего подобного… Алистер усмехнулся, укрывая труп плащом и заворачиваясь во второй плащ сам.

— Но не задумываясь вырвал бы последние крохи изо рта вдовы и оставил ее погибать в нищете.

— Своими руками я еще никого не убивал! — оправдывался Радд, вывозя тележку в переулок.

— Ты и сейчас никого не убил, — напомнил Алистер, кривя широкий рот в пренебрежительной ухмылке. — Неужели не понимаешь, как крупно нам повезло?

— Убийство вряд ли можно назвать везением.

— Что плохого в одном-единственном точном ударе? Если это не удача, приятель, тогда что же?

— Я бы сказал — хладнокровное убийство.

— А ты, оказывается, трепетная натура! — заметил Алистер» встряхивая головой. — Не забывай: ты заработаешь не меньше, чем я, а затем благополучно утопишь совесть в бренди.

— Хотел бы я сейчас выпить…

— Позднее! Сначала покончим с делом.

Радд не ответил. Он тяжело дышал, толкая тележку к реке. Узкими извилистыми переулками позади домов они добрались до Темзы. По пути им никто не встретился, никто не обратил внимания на странный груз в тележке. Что и говорить, время для сокрытия следов преступления было выбрано удачно. Порядочные дамы и господа уже засыпали, слуги, покончив с домашними хлопотами, готовились последовать их примеру. С реки поднимался туман, темнота окутывала город, скрывая преступников от случайных взглядов. Даже когда они наконец вышли из переулка и пересекли Стрэнд, удача не изменила им. Мимо проехало лишь несколько экипажей, окна которых были закрыты от ночной прохлады, а возницы высоко поднимали воротники плащей.

— Живее! — скомандовал Алистер, когда они достигли лестницы у моста. — Поскорее утопим его и уберемся отсюда.

Радд взялся за переднюю стенку тележки, Алистер поднял ее за ручку. Не издав ни звука, они спустились к воде. На нижней ступени каменной лестницы Алистер помедлил, наслаждаясь победой, а затем с удовлетворенной улыбкой столкнул труп в черную воду. Послышался легкий всплеск, едва различимый сквозь шум волн, бьющихся об опоры моста. Некоторое время сообщники наблюдали, как стремительное течение уносит беднягу Томаса Эли.

Полчаса спустя, вернув тележку на привычное место в саду, Радд расположился в библиотеке перед камином. Уровень бренди в графине, стоящем перед ним, быстро снижался. Сибил было приказано прибрать в доме. Поначалу она попыталась протестовать, но Алистер одним взглядом заставил ее замолчать.

Алистер присоединился к Радду в библиотеке, но ему не требовалось подкреплять дух спиртным — достаточно было просмотреть бумаги, предусмотрительно прихваченные Томасом Эли. Алистера переполняло ликование. Все его мечты наконец сбылись. Теперь он может жить так, как ему заблагорассудится. Заветное желание исполнилось. Никто больше не встанет у него на пути. Губы Алистера неудержимо растягивались в улыбке. Такого прилива воодушевления он давно не ощущал. Он казался себе всесильным, неуязвимым, счастливым! Осуждая убийц, люди и помыслить не могли, какое восхитительное чувство вызывает одержанная победа. Он пробежал взглядом последнюю страницу завещания Лидии, которое намеревался предать огню. В глаза ему бросилось аккуратно подчеркнутое слово «Копия».

Горло Алистера сжалось, вопль ярости замер на устах Рот открывался и захлопывался, не издавая ни звука. Радд ничего не замечал, глотая бренди, но вскинул голову, когда Алистер в отчаянии замолотил кулаком по столу.

— Ты что, рехнулся?

Жар бросился в лицо Алистеру, он в гневе смял в кулаке завещание. Прищуренные глаза метали молнии.

— Это копия завещания!

— Само собой. Неужели ты рассчитывал, что мистер Эли принесет сюда оригинал?

— Прошу прощения, — едко отозвался Алистер, — но не будучи представителем кровожадного племени юристов, я не подозревал о том, что у завещаний бывают копии.

— Мог бы спросить у меня. Вероятно, существует не одна, а несколько копий. — Радд прищурился. — Как ты намерен теперь поступить?

И в самом деле, как? Алистер откинулся на спинку кресла, уронив на пол скомканные бумаги. Он с трудом заставлял себя дышать мерно и ровно. Приятное удовлетворение, которое он испытывал всего несколько минут назад, исчезло без следа — Алистер не пытался вернуть его. Но после убийства Эли он ощущал странное спокойствие.

— Придется найти Серинис. Радд тяжело вздохнул:

— Так я и думал…

— Поскольку ты уже научился угадывать мои желания, может, посоветуешь, как осуществить их?

— Она говорила, что отправится в Южную Каролину, — принялся рассуждать Радд. — Вероятно, мы найдем ее где-нибудь на пристани.

Челюсть Алистера отвисла, он неотрывно смотрел на поверенного. Временами сообразительность Радда изумляла его. Поверенный между тем тяжело поднялся.

— Впрочем, не знаю, как она рассчитывает заплатить за билет — ведь ты выгнал ее из дома, не позволив взять ни единой вещи.

— Женщина всегда найдет способ расплатиться, — съязвил Алистер. — Она побрезговала мной, но охотно ляжет на спину перед всяким, кто пообещает отвезти ее на родину.

— Надеюсь, ты не намерен начать поиски немедленно? — осведомился Радд, неуверенной походкой направляясь к столу.

Алистер презрительно скривился:

— Опять нализался! Радд ухмыльнулся:

— Согласно вашему предписанию, доктор Уинтроп, топлю совесть в бренди.

Поиски начнем завтра утром, — решил Алистер, понимая, что другого выхода нет. Вряд ли кто-нибудь из капитанов согласится среди ночи оторваться от развлечений или прервать сон. — Узнаем, нет ли в порту кораблей, отплывающих в… как ты сказал?

— В Южную Каролину, — напомнил ему Радд.

— Да, в Южную Каролину. Если кто-нибудь заметил мисс Кендолл в порту, он ни за что не забудет такой лакомый кусочек.

— А вдруг ее обманом увезли в какой-нибудь бордель? — предположил Радд. — Я мог бы начать поиски там, а заодно и развлечься.

Алистер безжалостно расхохотался:

— Ты — может быть, но вряд ли твое общество развлечет шлюх. Нет, поиски мы начнем в порту.

Поверенный хотел возразить, но Алистер, зловеще улыбнувшись, быстро заставил его замолчать. В конце концов. Радд видел, как Алистер утопил в Темзе труп и глазом не моргнул. Мысль о том, что бренное тело Эли станет пищей для жадных рыбешек, вызывала у него отвращение. Радд не предаст сообщника — ни сейчас, ни в будущем.

 

Глава 4

Билли Тодд нахмурился, глядя на поднос с нетронутым завтраком, который час назад принес в каюту капитана и теперь собирался унести.

— Вам нездоровится, мисс?

— О нет! — поспешно заверила его Серинис. — Я хорошо выспалась ночью и теперь чувствую себя лучше, чем в последние дни.

— Тогда, может быть, вы привыкли к другой еде?

Серинис улыбнулась и покачала головой. Билли искренне заботился о ее удобствах — несомненно, по приказу капитана.

— Просто я не голодна, вот и все.

— Мистер Моне готовит превосходно, но если его стряпня вам не по вкусу, я принесу что-нибудь другое.

Серинис не могла представить себе более аппетитную еду, нежели сегодняшний завтрак — он выглядел гораздо вкуснее вчерашнего. Но мысль о том, что Бо провел ночь неизвестно где по ее вине, лишила Серинис аппетита. Ей вовсе не хотелось быть ему в тягость. А что, если Бо искал общества другой женщины? Несмотря на все попытки успокоить уязвленное самолюбие, Серинис быстро теряла присутствие духа, погружаясь в пучину беспросветного отчаяния.

— Мне хватит фруктов и чая, Билли, — наконец произнесла она с деланным смешком. — Честное слово.

Юнга кивнул и робко улыбнулся:

— Боитесь пополнеть, мисс?

Удивленная его выводом, Серинис сбивчиво забормотала в оправдание:

— Терпеть не могу завтракать в одиночестве, но больше всего меня беспокоит то, что я выжила капитана из его собственной каюты.

Билли просиял:

— Тогда вам будет приятно узнать, что капитан вернулся, мисс. Прибыл час назад.

Новость утешила бы Серинис, если бы Бо зашел в каюту и разделил с ней завтрак или по крайней мере спросил, как ей спалось. Но он этого не сделал. Соблюдение этих немудреных правил этикета свидетельствовало бы о том, что благополучие Серинис ему небезразлично. А пренебрежение Бо к правилам убедило Серинис, что он ничуть не дорожит ее дружбой и торопится отделаться от нее.

Внезапно Серинис приняла решение:

— В таком случае я постараюсь как можно скорее уложить свои вещи и перебраться на корабль капитана Салливана. Несомненно, капитану Бирмингему не терпится уединиться в собственной каюте.

Лицо Билли стало непроницаемым. Капитан вернулся на корабль в мрачном настроении, и Билли мог только догадываться, что его поиски не увенчались успехом.

— Вам незачем торопиться, мисс. Когда я видел капитана в последний раз, он беседовал с помощником о доставке на борт мебели.

— Мебели?

— Да, мисс. Капитан повезет ее в Чарлстон. Богачам нравится мебель из Старого Света. Обычно они первыми прибывают на борт «Смельчака», едва он приходит в порт.

— Похоже, капитан Бирмингем на редкость предприимчивый человек, — заметила Серинис. Теперь она понимала он настолько поглощен делами, что у него не остается времени на дружбу или привязанность.

Билли не знал, что означает слово «предприимчивый», и мог только догадываться, что Серинис польстила капитану.

— Мне пора, мисс. Капитан завтракает в каюте мистера Оукса, и мне влетит, если я вовремя не явлюсь на зов.

Серинис приподняла брови:

— В каюте мистера Оукса?

— Да. Капитан не хотел мешать вам, — объяснил юнга Серинис промолчала. Паренек только подкрепил ее мысль о том, что Бо избегает ее.

Час спустя Серинис почувствовала прилив уверенности переодевшись в бледно-персиковое платье с элегантной отделкой. Сборки у ворота подчеркивали очертания подбородка Серинис. Длинные рукава с буфами плотно облегали руки, а у запястьев заканчивались фестонами. Широкая оборка украшала подол юбки.

Серинис расчесывала свои длинные волосы, пока они не заблестели, затем закрепила их на макушке и уложила несколькими кольцами, таким образом соорудив простую, но I красивую прическу. Она прикоснулась к мочкам ушей пальцем, смоченным туалетной водой с ароматом жасмина, надела светлые чулки и туфельки в тон платью. Закончив туалет, она села в ожидании, когда Бо Бирмингем появится в своей каюте или прикажет ей перебираться на «Мираж».

Серинис вздохнула. Ее вовсе не прельщала мысль о плавании в роли пассажирки на корабле капитана Салливана, но Бо наотрез отказался взять ее с собой. Умолять его она не будет — Поскольку Бо держится на расстоянии, мольбы будут бесполезны.

Стук в дверь каюты раздался раньше, чем она ожидала. Оправив прическу и платье, Серинис прошла по комнате, надеясь увидеть на пороге Бо. Но за дверью стоял молодой блондин с худым угловатым лицом. Оглядев Серинис, он застыл с разинутым ртом, затем внезапно вспомнил о правилах приличия, стащил фуражку и покраснел.

— Прошу прощения, мисс, капитан приказал мне проводить вас на палубу.

Серинис не сомневалась в том, что этот человек — член команды, но видела его впервые.

— Кто вы?

Осознав свою оплошность, незнакомец побагровел от смущения.

— Еще раз извините, мисс. Я помощник капитана, Стивен Оукс.

— Капитан не сообщил, зачем он ждет меня на палубе? — спросила Серинис. — Случайно, не для того, чтобы отправить на «Мираж»?

Ее вопрос поставил мистера Оукса в тупик.

— Он ничего не сказал, мисс, просто попросил вас выйти на палубу.

Серинис нахмурилась. Если Бо прислал за ней помощника, вместо того чтобы зайти в каюту самому, значит, он решил немедленно избавиться от нее, без каких-либо предисловий или обсуждений. Ее вышвырнут с корабля в мгновение ока!

— У капитана нет ни минуты свободной, мисс, особенно сейчас, когда идет погрузка, — объяснил Оукс. — Однако он помнит о вас и считает, что вам не повредит подышать свежим воздухом.

Серинис не желала теряться в догадках и потому задала еще один вопрос:

— Вы не знаете, когда именно капитан собирается перевезти меня на «Мираж»? Может, он поручил это кому-нибудь другому?

Стивен Оукс окончательно сконфузился.

— Насколько мне известно, мисс, капитан ни словом и упоминал о вашем отъезде. Если бы он собирался надолго покинуть корабль, то предупредил бы меня и поручил проследить за погрузкой, чтобы мы смогли отплыть через па( дней. Но почему бы вам не подняться на палубу и не поговорить с капитаном? Он сам вам все объяснит.

Серинис поняла, что ей остается только последовать этому совету. Просидев в каюте несколько дней, она была не прочь проветриться. Накинув на плечи кашемировую шаль с персиковым и оливково-зеленым узором, она последовала за помощником.

Палубу корабля овевал легкий бриз, в котором солоноватый запах моря смешивался с запахами суши и вымощенной булыжником пристани. На утреннем небе не виднелось пи облачка, на воде плясали искры, в лучах солнца брызги казались хрустальными. Солнечные зайчики на палубе сливались в причудливый рисунок, при виде которого у Серинис от восторга перехватило дыхание. На миг она застыла в неподвижности, созерцая окружающий мир с восхищением истинного художника и жалея о том, что нельзя немедленно запечатлеть его на холсте.

— Вам когда-нибудь случалось видеть такую красоту? — в благоговейном трепете произнесла она.

Помощник капитана вопросительно вскинул бровь и огляделся, не понимая, что имеет в виду его спутница. Наконец сделал из ее слов свои выводы:

— Да, мисс, «Смельчак» — красивое судно.

Улыбнувшись простодушию помощника, Серинис огляделась. Таким кораблем действительно мог гордиться любой моряк: «Смельчак» отличался изяществом линий и был в превосходном состоянии.

На палубе и причале кипела жизнь: матросы переносили грузы на корабль, огромные деревянные ящики осторожно спускали через открытый люк в трюм. Едва один из них касался дна, как матросы начинали умело обвязывать веревками следующий.

— Это та самая мебель, о которой говорил Билли? — спросила Серинис у помощника, наблюдавшего за погрузкой.

— Да, мисс, — кивнул мистер Оукс. — Шкафы, комоды, кровати и тому подобное. Одной этой мебели хватит, чтобы окупить все расходы за время плавания. Капитан выбирает лучший товар в каждом порту.

— Билли сказал, что ваш груз высоко ценят в Чарлстоне, — рассеянно пробормотала Серинис, взглядом отыскивая Бо.

— Конечно, мисс. Капитан Бирмингем снискал репутацию человека с утонченным вкусом. Чарлстонские торговцы с удовольствием скупили бы весь привезенный им товар, но обычно он достается частным коллекционерам и просто покупателям. Они без устали набавляют цену, лишь бы завладеть привезенными сокровищами, а капитану остается только складывать их деньги. — Стивен Оукс вновь приподнял фуражку. — А теперь прошу простить, мисс, — меня ждут дела.

Взгляд Серинис остановился на полубаке: именно там находился Бо. Его белая рубашка, небрежно расстегнутая на груди, обнажала бронзовую от загара кожу и колечки волос. Ветер трепал волосы, волнистые пряди падали на лоб. Бо нетерпеливым жестом откидывал назад блестящие, угольно-черные завитки, споря со своим собеседником — пожилым и низкорослым. Серинис догадалась, что незнакомец — торговец, и, судя по роскошной одежде, преуспевающий в своем деле. В споре с ним Бо настаивал на своем. На протяжении всего разговора он оставался непреклонным, время от времени отрицательно покачивал головой, пока наконец его собеседник не развел руками. Тогда Бо улыбнулся, протянул торговцу расписку и отсчитал внушительную сумму. Скрепив сделку рукопожатием, незнакомец улыбнулся, поклонился, сняв шляпу, и удалился, очевидно, довольный сделкой, принесшей прибыль обеим сторонам.

Бо огляделся, недовольный отсутствием мистера Оукса, и тут же заметил, как он приближается к полубаку. Он хотел выяснить, согласилась ли Серинис выйти из каюты. Яркое пятно привлекло его внимание: Серинис осторожно ступала по палубе, сияя неземной красотой. Помощник, идущий впереди, заслонял ее, и капитан подошел поближе к лееру, откуда мог беспрепятственно наблюдать за Серинис. Сердце его замерло в восхищении, и он с удивлением понял, что поразительная красота Серинис волнует его ничуть не меньше, чем прежде. За последние несколько дней ему так и не удалось отделаться от мыслей о давней знакомой. Не сумев найти столь же притягательную особу легкого поведения вчера вечером, он вновь ощутил острое желание увидеть Серинис и потому вернулся на корабль таким же мрачным, как покинул его. А теперь он окончательно растерялся, ибо в наряде, приличествующем даме, Серинис выглядела бесподобно. Бо давно привык относиться к ней по-братски и негодовал, обнаружив, что в нем пробуждаются совсем иные чувства.

— Я привел мисс Кендолл, капитан, — доложил Оукс.

— Вижу, — пробормотал Бо и украдкой посмотрел на матросов, работающих на палубе. Все они поглядывали на гостью капитана. — Похоже, ее заметила вся команда.

Стивен Оукс прокашлялся, подавляя желание оглянуться на Серинис.

— Мисс Кендолл спрашивала, когда вы намерены отправить ее на «Мираж». Если хотите знать мое мнение, сэр, то отпускать девушку одну на эту старую калошу — позор, ведь мы запросто можем освободить одну из кают и благополучно доставить мисс на родину, И потом, я встречался с Салливаном в пивной и думаю, опасно поручать его заботам даму, тем более такую миловидную.

Бо устремил на помощника тяжелый взгляд. Он прекрасно знал обо всех недостатках «Миража», его команды и капитана, но вместе с тем помнил о пределах своей выдержки. Имея двух благовоспитанных сестер и мать, представляющую собой олицетворение настоящей леди, он прекрасно знал различие между порядочными женщинами и распутницами. Не сумев найти утешения в объятиях последних, он был обречен на трехмесячную пытку во время плавания вместе с прелестной, грациозной и донельзя соблазнительной Серинис Кендолл.

— Вы предлагаете взять ее с собой, мистер Оукс? И перессорить всю команду? В таком случае, если мы доберемся до Чарлстона, можно считать, что нам повезло.

Помощник подозрительно оглядел капитана:

— Насколько я понимаю, вчера ночью вы не нашли того, что искали.

— Дьявол! — воскликнул Бо. — Этак я превращусь в евнуха! Пока мисс Кендолл находится рядом, искать утешения у шлюх — все равно что грызть сухую галету после деликатесов, приготовленных Филиппом!

Оукс криво улыбнулся:

— Я так и понял, увидев, в каком состоянии вы вернулись на корабль.

— И все же считаете, что здесь мисс Кендолл будет безопаснее, чем на корабле Салливана? — скептически осведомился Бо, прищурив глаз. — Да при виде ее я готов забыть, что я — капитан этой посудины!

— Может, увести мисс Кендолл обратно в каюту?

— Нет! — отрезал Бо.

Оукс безуспешно попытался скрыть улыбку.

— Но я думал, что это облегчит ваши…

— И совершенно напрасно! — Бо яростно встряхнул головой. — Мне сейчас не до холодной логики, мистер Оукс. Если хотите знать, я счастлив видеть ее, и поскольку сейчас за нами наблюдает вся команда, я могу позволить себе такую слабость.

— Если вы возьмете мисс Кендолл в плавание, она наверняка согласится как можно реже выходить из каюты…

Бо пренебрежительно фыркнул, отметая эту мысль:

— Держать ее взаперти? По-моему, на такое не согласится ни одна женщина.

— Стало быть, вы готовы подвергнуть ее домогательствам членов команды капитана Салливана.

— Ладно, хватит об этом. — Бо махнул рукой, отсылая помощника: — Работа не ждет. Займитесь делом.

— Слушаюсь, капитан.

Сцепив руки за спиной, Бо спустился на главную палубу и подошел к борту, наблюдая, как продвигается работа на причале. Заметив, что веревка, на которой пятеро матросов поднимали большой ящик, перетерлась, он подозвал боцмана и указал на нее:

— Смените веревку перед подъемом следующего ящика, мистер Макдарметт. Она скоро лопнет.

— Есть, капитан, — отозвался рослый белобрысый боцман с обветренным лицом.

Однако едва Бо отвернулся, как послышались звучный треск и испуганные крики матросов: злополучная веревка лопнула, и завертевшийся ящик размером с комод начал снижаться над палубой. Предостерегающие возгласы заставили капитана запрокинуть голову, тень, упавшая на него, стремительно росла, болталась порванная веревка. Бо подпрыгнул, чтобы схватить ее, но был сразу сбит с ног: его веса оказалось недостаточно, чтобы удержать тяжелый груз.

Охваченная паническим ужасом, Серинис неотрывно наблюдала, как Бо пробирается под вращающимся ящиком. Упав, ящик превратил бы его в лепешку. Зажав рот рукой, чувствуя, что сердце ушло в пятки, Серинис смотрела, как он изо всех сил натягивает пойманную веревку. От натуги мышцы его плеч и спины перекатывались под кожей. Внезапно Бо изменил направление рывка и расставил ноги, всем весом уравновешивая ящик до тех пор, пока Оукс и еще несколько матросов не подхватили второй, целый трос, таким образом получив возможность управлять грузом. Постепенно ящик замедлил движение, и команда принялась опускать его в трюм. Взобравшись на ящик, Бо распутал лопнувшую веревку и спрыгнул на палубу. Как ни в чем не бывало он отряхнул руки и выпрямился. Только после этого Серинис вновь обрела способность дышать.

Когда ящик встал на дно трюма, вся команда облегченно вздохнула, разразилась смехом и принялась шутливо похлопывать друг друга по плечам. Бо не упрекнул матросов за самовольный перерыв в работе, но вскоре подал сигнал возобновить погрузку.

Стивен Оукс снял фуражку и вытер вспотевший лоб, обращаясь к Серинис:

— Слава Богу, на этот раз все обошлось!

Серинис по-прежнему с ужасом думала о том, что могло случиться, если бы оборвался и второй трос, а ящик придавил Бо. От этой мысли она содрогнулась.

— Хорошо, что капитан Бирмингем оказался поблизости.

— Верно, мисс, — согласился Оукс. — Он редко допускает промахи, всегда идет на шаг впереди. Нам повезло, что он не только ловок, но и сметлив.

Серинис поняла, что не в силах продолжать разговор. В том, что Бо умышленно игнорировал опасность, чтобы спасти своих матросов, не было ничего плохого. Но Серинис всерьез сомневалась, что она способна выслушать рассказы о подвигах Бо, не упав в обморок.

Прошло несколько минут, прежде чем леденящий ужас, охвативший Серинис, начал отступать. Вновь отыскав взглядом капитана, она с невольным восхищением стала следить за тем, как невозмутимо он руководит работой матросов и принимает непрерывный поток гостей. Он повсюду оказывался вовремя, успевал все выслушать, заметить, объяснить и распорядиться. Временами он отступал в сторону, одобрительно наблюдая за матросами, а при необходимости подходил поближе, отдавал краткие приказы и высказывал советы. Повиновались ему беспрекословно. Впрочем, одного воспоминания о глазах Бо, в синих глубинах которых горело яркое пламя, хватало Серинис, чтобы ощутить благоговейный трепет, хотя он ничем не напоминал диктатора — просто излучал уверенность и умел повелевать людьми.

Серинис очень хотелось нарисовать Бо среди корабельной суеты, в окружении краснолицых матросов. Если бы она надеялась закончить хотя бы приблизительный набросок, прежде чем Бо отправит ее на «Мираж», то упросила бы мистера Оукса указать ей место на палубе, где она никому бы не помешала. Но вразумительный ответ о том, сколько еще продлится ее пребывание на «Смельчаке», мог дать только Бо, а Серинис не хватало духу отвлечь его от дел.

Через несколько минут девушка увидела запряженный шестеркой лошадей экипаж, несшийся по причалу. Громкие проклятия кучера, неистово дергавшего поводья, огласили округу.

Экипаж несся по причалу напролом, заставляя торговцев отскакивать с паническими криками и изрыгать брань. Корзины с товаром разлетались во все стороны. Мальчишка-торговец, увидев, что осталось от овощей, которые он продавал, подобрал помидор и запустил им вслед карете. Помидор расплющился о черную дверцу экипажа и прилип к ней ярким пятном. Наконец экипаж остановился у груды ящиков, возвышающихся перед «Смельчаком».

Дверца кареты распахнулась, и оттуда одновременно попытались выйти двое джентльменов. Некоторое время они силились вдвоем протиснуться в узкую дверь, вызвав взрыв презрительного хохота у лоточников. Наконец джентльмен потолще сдался и сел, уступив право выхода своему спутнику. Едва тот ступил на булыжники причала, как раздавленный помидор стек с дверцы прямиком на носок его ботинка. Услышав чавкающий звук, джентльмен с любопытством взглянул вниз, и его широкие мокрые губы скривились. Отшвырнув красный сгусток и одарив гневным взглядом торговцев, он бросил кучеру монету и в ответ услышал негодующие протесты. Быстро сообразив, что прибавки ему не добиться, кучер подобрал поводья и начал разворачивать экипаж. Второй пассажир кареты, попытавшийся покинуть ее, оступился и чуть не рухнул ничком. Его спутник со сдавленным проклятием бросил вознице еще монету, чем наконец-то умилостивил его. Самодовольная ухмылка исказила грубые черты кучера, он опустил поводья в явном намерении дождаться пассажиров.

Шумное прибытие экипажа привлекло внимание почти всех, кто находился на палубе, в том числе и мистера Оукса, который принял нежданных гостей за торговцев и направился к трапу, чтобы поприветствовать их.

Присмотревшись, Серинис с ужасом узнала в пассажирах экипажа Алистера Уинтропа и Ховарда Радда.

— О Господи!..

Стивен Оукс оглянулся и отметил бледность, мгновенно залившую щеки Серинис.

— Что с вами, мисс? — спросил он, подходя поближе. — Вам лучше присесть. — Не дожидаясь ответа, он подвел девушку к небольшим ящикам, сложенным на палубе, и помог опуститься на них. — Я позову капитана.

Но было уже поздно. Алистер Уинтроп и Ховард Радд поднимались по трапу, во весь голос призывая хозяина судна. В панике Серинис наблюдала, как Бо обернулся к ним, озадаченно нахмурился и зашагал навстречу.

— Вам нужна моя помощь?

— Да, нужна! — надменно отозвался Алистер. — Мы ищем одну беглянку. По словам капитана Салливана, она находится здесь, на вашем корабле.

— Беглянку? — Бо вскинул бровь, оглядывая гостей Их вид и запах отнюдь не пришелся ему по душе: от обоих несло перегаром бренди. — Я не подозревал, что на борту «Смельчака» находится беглянка. Наверное, вы ошиблись.

— Она здесь, у вас, — настаивал Алистер. — И я найду ее! Даже если понадобится обыскать эту посудину вплоть до вонючего трюма!

Страх сдавил сердце Серинис острыми когтями. Что задумали эти двое, после того как вышвырнули ее из дома Лидии Уинтроп? Вероятно, обнаружили пропажу одежды и других вещей, которые ухитрились привезти Бриджет и Джаспер, и намереваются обвинить ее в воровстве. А возвращение на родину было так близко! Еще несколько дней, и берег. Англии остались бы далеко позади!

— Кто вы такие? — грозно спросил Бо, украдкой подавая помощнику знак. По команде Оукса несколько матросов образовали живую стену между Серинис и незваными гостями.

— Я — Алистер Уинтроп, — представился один из них.

— Ховард Радд, поверенный, — добавил второй, мимоходом заметив, что полдюжины матросов встали позади капитана.

— Ну так вот, Алистер Уинтроп и Ховард Радд, поверенный, — резким тоном начал Бо, — это судно принадлежит мне, и всякому, кто надеется обыскать его без моего разрешения, грозит опасность вылететь за борт. А теперь объясните, в чем дело, и, возможно, с купанием мы подождем.

Радд охотно закивал головой:

— Разумеется, мы все объясним.

Алистер бросил гневный взгляд через плечо на спутника, который выкатил глаза и незаметно кивнул в сторону. Он пренебрег предупреждением, намереваясь одержать победу над неотесанным янки.

, — Мы приехали за мисс Серинис Кендолл, и у нас есть все основания полагать, что она находится здесь, поскольку капитан Салливан уверял, что на его корабле она не появлялась.

Это заявление ничуть не смутило Бо. . — Зачем вам понадобилась мисс Кендолл? — Она — воспитанница семьи Уинтроп, и, следовательно, я несу за нее ответственность.

— Неужели! — Глаза Бо холодно блеснули, на губах заиграла дерзкая улыбка. — А мне доподлинно известно, что поскольку мисс Кендолл родом из Южной Каролины, она не является английской подданной. Следовательно, по закону вы не имеете права претендовать на опекунство.

Алистер скривил губы и вновь оглянулся на Радда, на лице которого сохранялась гримаса немой мольбы. Отмахнувшись от поверенного, который судорожно дергал его за рукав, Алистер раздраженно хмыкнул и вновь воззрился на капитана:

— Очевидно, вы не расслышали меня. Мисс Кендолл еще не достигла совершеннолетия. Она была воспитанницей моей покойной тетушки вплоть до смерти последней. Теперь она стала моей подопечной, и я обязан заботиться о ней.

— Я слышал, вы вышвырнули мисс Кендолл на улицу, — возразил Бо. — Едва ли такой поступок можно назвать проявлением заботы.

Алистер поморщился, не скрывая презрения:

— Вижу, девчонка наговорила вам бог весть что, лишь бы добиться сочувствия. Впрочем, это не помешает мне выполнить волю покойной тетушки. Итак, где она?

Серинис встала, ослабевшие ноги едва держали ее. Приложив палец к губам, она заставила мистера Оукса прекратить протесты и вышла вперед, обойдя шеренгу широкоплечих Матросов.

— Я здесь, Алистер, — со вздохом произнесла она. — Что вам угодно?

Алистер обернулся и изумленно разинул рот. Он ожидал увидеть перепачканную, несчастную девушку, а Серинис выглядела такой же ухоженной и милой, как прежде. Очевидно, капитан не поскупился на наряды и, пожалуй, уже получил вознаграждение за свою щедрость. Что может быть заманчивее, чем уложить в постель невинную девушку и обучить ее самому утонченному из наслаждений жизни?

С принужденной улыбкой Алистер подавил в себе нарастающее раздражение.

— Разумеется, отвезти вас домой, Серинис.

— В Англии у меня больше нет дома, — сухо ответила она. — Вы ясно дали мне это понять, вышвырнув на улицу.

— Как вам не совестно, Серинис! — Фальшиво рассмеявшись, Алистер замахал руками. — Осторожнее, детка, иначе капитан примет меня за негодяя.

— Удивительно, — вмешался Бо, — но я придерживаюсь о вас именно такого мнения.

Алистер настороженно покосился на человека, глаза которого метали синие молнии.

— Девушке здесь не место, — торопливо заверил он хозяина корабля. — Я немедленно увезу ее. — Он протянул руку, чтобы взять Серинис за запястье. Девушка сдавленно вскрикнула, и тут же капитан перехватил руку Алистера. Повысив голос, тот выпалил: — Что это значит?

— Сейчас объясню, — любезно откликнулся Бо. — Я позволю вам увезти Серинис лишь в том случае, если она сама выразит согласие, а это маловероятно. Ясно?

— Возмутительно! Вы не имеете права! — выкрикнул Алистер, вырывая руку из цепких пальцев капитана.

Бо издал бесстрастный смешок.

— Вот как? Серинис, вы хотите уехать вместе с этим джентльменом? — Последнему слову он ухитрился придать оттенок оскорбительного пренебрежения.

Она покачала головой, не в силах отвести глаз с побагровевшего лица Алистера.

— Он сказал неправду. Я вовсе не его подопечная. Я своими глазами видела завещание миссис Уинтроп — в нем ни слова не упомянуто о том, что права опекуна переходят к нему.

— Позднее мы нашли дополнение к завещанию, — объяснил Алистер, вынул из кармана лист бумаги и развернул его перед Бо. — Прочтите сами, капитан. Я назначен законным опекуном девушки. Она должна подчиняться мне.

Желваки на щеках Бо напряглись и отчетливо проступили под кожей.

— Опекунство и право владения далеко не одно и то же, мистер Уинтроп. А что касается вашего документа… — он пренебрежительно махнул рукой, — …он наверняка фальшивый.

Алистер вспылил:

— Я — состоятельный и уважаемый человек, сэр! Закон подтвердит, что я обладаю законным правом забрать у вас эту девушку. Я бы посоветовал вам не ввязываться, иначе я найду способ навсегда запретить вашему жалкому судну покидать порт. Итак, поспешите! Если не хотите лишних неприятностей, немедленно исполните мое требование.

Радд закивал из-за плеча Алистера, словно подтверждая, что капитана ждут самые плачевные последствия, но в целях предосторожности вновь попытался привлечь внимание Алистера к рослым матросам, обступившим их.

Бо презрительно поднял бровь:

— Вы угрожаете мне? Вы выбросили Серинис на улицу, а теперь заявляете, что она — ваша подопечная, и грозите найти на меня управу?

Ложь! — завопил Алистер. — Наглая ложь! Серинис солгала, желая остаться здесь, с вами! Должно быть, вы уделили ей больше внимания, чем следовало, нашептали сладкие обещания, наобещали золотые горы, и она, потеряв голо — ВУ, готова плыть хоть на край света со своим доблестным капитаном. — Алистер ехидно окинул взглядом крепкую фигуру капитана. — Несомненно, она уже позволила вам оседлать ее, похотливая кобылка…

Услышав оскорбление, Серинис съежилась от стыда, но Бо не стал терпеть. Замахнувшись, он ударил Алистера кулаком в лицо. Племянник Лидии заметил взмах и попытался уклониться, но не успел. Твердые костяшки пальцев Бо врезались ему в скулу, опрокидывая его навзничь, прямо в руки оцепеневшего от страха Радда. Поверенный поспешно помог приятелю подняться.

— Как вы посмели! — возмущенно выкрикнул Алистер хватаясь за горящую щеку. — Я прикажу арестовать вас!

Он вновь хотел схватить Серинис, но она попятилась и спряталась за спину Бо, который с угрожающим видом шагнул к Алистеру.

— Убирайся отсюда, пока я не задушил тебя, мразь! Алистер в бешенстве вскинул голову, поднял сжатый кулак и потряс им перед лицом Бо.

— Ты еще пожалеешь о том, что встретил Серинис Кендолл!

— Вряд ли, — отозвался Бо и взмахом руки подозвал матросов. — Выбросьте этого мерзавца за борт!

Опасливо поглядывая на приближающихся матросов, Радд усердно потянул Алистера за локоть.

— Пойдем скорее!

— Ты об этом еще пожалеешь! — выкрикнул Алистер во всю мощь легких и попятился по трапу. — Я вернусь вместе с полицией и упрячу тебя за решетку за растление моей воспитанницы! Сегодня же я добьюсь, чтобы твой корабль оставался в порту до тех пор, пока Серинис не покинет его! А если ты осмелишься сбежать вместе с ней, тебя обвинят в похищении и ты до конца своих дней будешь гнить в тюрьме!

Бо двинулся вперед, и Радд почти волоком стащил Алистера на пристань, шепотом убеждая:

— Незачем злить его, он и так вне себя! Пусть с ним разделается полиция!

Но Алистер не унимался. Пока Радд тащил его прочь, он продолжал осыпать капитана проклятиями. Усадить его в экипаж было нелегко, ибо он не желал прерывать тираду.

Наконец экипаж удалился. Тишина на пристани воцарилась всего на несколько секунд, а затем тявкнула собака, заржала лошадь, торговец принялся нахваливать свой товар, на борту «Смельчака» матросы вернулись к работе, подмигивая друг другу, шепотом обмениваясь замечаниями и заключая пари.

— Я сожалею о случившемся… — пробормотала Серинис, когда Бо обернулся к ней. Она развела руками, не понимая, почему Алистер так упорствовал. — Я не ожидала, что кто-нибудь помешает мне уехать, особенно после того, как меня выгнали из дома Лидии Уинтроп. Думаю, будет лучше, если кто-нибудь проводит меня на корабль капитана Салливана, пока вокруг вашего судна не выставили охрану.

Бо покачал головой:

— Теперь это невозможно.

Серинис поняла, что найти на корабле незанятого человека нелегко. Значит, придется переносить вещи на «Мираж» своими силами.

— Тогда будьте добры сообщить мне, где находится корабль капитана Салливана. Возможно, Мун согласится отнести мой багаж.

Бо вновь отверг ее предложение:

— Этого я не допущу. Серинис растерялась:

— Чего вы не допустите, капитан? Я вас не понимаю. Если вы не можете дать мне в провожатые одного из матросов, тогда почему запрещаете Муну явиться за моим багажом?

Бо скрестил руки на груди.

— Потому, мисс Кендолл, что если вы попытаетесь покинуть страну на «Мираже», вам ни за что не уплыть дальше гавани. Алистер Уинтроп разыщет вас, а капитан Салливан вряд ли станет затевать ссору с полицией.

— Что же мне делать? — в отчаянии воскликнула Серинис.

Великолепные черные брови Бо задумчиво сошлись на переносице.

— Вы в самом деле хотите попасть в Южную Каролину?

— Да, да!

Бо погладил подбородок.

— Алистер станет почти непреодолимым препятствием, если он и вправду назначен вашим опекуном. Даже если дополнение к завещанию поддельное, несомненно, власти решат дело в его пользу — по крайней мере временно.

— Вы сказали «почти непреодолимым», капитан. — Серинис напряженно вглядывалась в его лицо. — Если у меня есть хотя бы один шанс одержать победу над Алистером, я соглашусь на любые предложения.

— А если они вам не понравятся? Пока я не вижу иного способа избавиться от притязаний Алистера.

— Говорите, что вы задумали, капитан, — взмолилась Серинис. — Я слушаю.

Углы губ Бо дрогнули, он продолжал в молчании смотреть на Серинис, опасаясь, что она не вынесет очередного потрясения. Вероятно, по сравнению с ним жизнь в доме Уинтропа покажется ей раем.

Под пристальным взглядом Бо Серинис заволновалась. Видимо, предложение Бо настолько экстравагантно, что он не решается заговорить о нем.

— Лучше бы вы этого не делали. Бо недоуменно заморгал:

— Что именно, дорогая?

Обращение вызвало прилив румянца к щекам Серинис и заставило ее стыдливо потупиться.

— Напрасно вы так пристально смотрите на меня. У меня возникает ощущение, что вы вскрываете меня, словно студент-медик свой первый труп.

Бо с отвращением поморщился:

— В будущем я постараюсь следить за собой, дорогая. Опять «дорогая»! Чарующие слова, слетающие с царственных губ!

Серинис несколько раз коротко вздохнула, пытаясь успокоиться. Глаза Бо завораживали ее, такое же воздействие оказывали его слова, опьяняя подобно нектару.

Серинис прокашлялась, стараясь овладеть собой. Ее веки неуверенно затрепетали, она подняла голову, встретив взгляд смеющихся сапфировых глаз.

— Ожидание становится невыносимым, сэр. Не будете ли вы так любезны объяснить, что задумали?

— Простите меня за медлительность, Серинис. — Он пожал плечами. — Поскольку эта мысль только что пришла мне в голову, я должен был обдумать возможные последствия столь решительного поступка. — Задумчиво покусав нижнюю губу, он резко отвернулся и отошел к борту. Несколько томительных минут он смотрел на виднеющийся вдали город, размышляя о том, к чему обязывала его дружба с этой девушкой.

Несколько десятилетий назад его отец, Брэндон Бирмингем, стоял почти на этом же месте, созерцая город с борта своего корабля. Старшему Бирмингему в плаваниях не раз приходилось сталкиваться с теми же опасностями, которым подвергался его единственный сын, и он не упускал случая поделиться с ним опытом. Он учил сына и на собственном примере, объясняя ему истинное значение долга и чести.

Принадлежащее мужчине право быть джентльменом невозможно унаследовать, как титул, однажды заметил отец Бо. Способность сострадать, справедливость, мужество, честь и неподкупность — вот лишь немногие отличительные черты, которыми должен обладать мужчина, чтобы иметь право называться джентльменом. На него возложена обязанность оберегать членов своей семьи от жестокого мира, но эта обязанность распространяется и на друзей, и на несчастных, лишенных средств и родных. Положение обязывает. Семье Бо недоставало благородного происхождения, но это ничего не меняло. Бремя ответственности надлежало нести не жалуясь, каким бы тяжким оно ни было. Угнетение принимает самые разные формы, самой очевидной из которых является физическое насилие. Бо помрачнел, вспомнив, в каком состоянии была Серинис, когда он перенес ее на борт «Смельчака». Его приводила в ярость мысль о том, что она вновь окажется во власти Алистера Уинтропа и подвергнется немыслимым унижениям. А существуют и другие, не столь очевидные виды преследований — слухи, сплетни, прозрачные намеки, способные навсегда погубить репутацию и саму жизнь.

Алистер Уинтроп производил впечатление отчаявшегося человека — в этом Бо не сомневался ни на миг. Безусловно, он мог предъявить свои права на Серинис, лишь бы помешать ее бегству в Южную Каролину. Только одно обстоятельство могло перевесить права опекуна и защитить Серинис от Уинтропа и опасности, которую он представлял.

Молчание затянулось, и Серинис уже казалось, что больше она не выдержит ни минуты. Зачем Бо мучает ее?

Сцепив руки за спиной, он повернулся к ней со сдержанной улыбкой.

— Похоже, другого выхода у нас нет, дорогая. Ваш приятель Алистер не оставил вам выбора — в том случае, если вы действительно хотите вернуться на родину.

— Хочу, — вновь подтвердила она.

— Тогда мы должны пожениться, и как можно скорее. Серинис воззрилась на него, уверенная, что ее подвел слух.

— Как вы сказали?

— Вы не ослышались. Это единственно возможный выход для нас обоих. Обстоятельства складываются так, что I Уинтропу не составит труда убедить власти отдать вас под его опеку. В этой стране я чужак, многие завидуют моему умению заходить в порты разных стран и покидать их без особого труда. Англичане недолюбливают нас, янки. А если я попытаюсь увезти вас, корабль наверняка захватят, а меня бросят в тюрьму. Однако став моей женой, вы окажетесь под моей защитой, и я могу с уверенностью пообещать, что ни один суд не посмеет разлучить мужа и жену.

Как странно! Впервые привычный мир Серинис утратил прежний порядок. Стоящий перед ней мужчина был таким рослым, что она едва доставала ему до плеча, а на подбородке у него виднелся крохотный шрамик…

Не дождавшись ответа, Бо спросил:

— Вы поняли меня, Серинис?

— Конечно, — наконец выговорила она. — Вы сказали, что хотите жениться на мне. — Предложение Бо вызвало в ней шквал противоречивых эмоций — потрясение, страх и нарастающий восторг, о котором в эту минуту она старалась не думать.

— Я выразился несколько иначе, — осторожно поправил Бо.

Серинис отвела взгляд, пряча смущение.

Несмотря на острое влечение к девушке, Бо не желал связывать себя серьезными обязательствами. Он еще не пресытился плаваниями, и, продолжая бороздить моря даже после создания семьи, он считал бы, что предает близких. В нужный момент он не смог бы находиться рядом с ними. Вероятно, кратких приездов домой ему хватало бы лишь на то, чтобы зачать очередного ребенка и увидеть того, что был зачат в прошлый визит.

Стараясь развеять возможные надежды и сомнения Серинис, Бо объяснил:

— Как только мы приплывем в Чарлстон, брак будет расторгнут, и каждый из нас пойдет своей дорогой. Но к тому времени вы окажетесь на родине, а мне не придется тратить силы и время на объяснения в суде.

Вам незачем идти на такие жертвы, Бо, — с достоинством отозвалась Серинис. Он ясно дал понять, что не Желает видеть ее в роли жены. Он всего-навсего совершал благородный поступок, помогал ей избежать неприятностей — вот и все. Серинис не верилось, что он всерьез сделал подобное предложение. — Вы можете просто уплыть.

— Без вас? — изумился Бо. — Ничего подобного я не сделаю, Серинис! Я никогда не простил бы себе такой поступок, особенно после того как увидел вашего опекуна, Алистера Уинтропа. Назовем это долгом перед вашим отцом, который когда-то помешал мне избрать путь моих товарищей, тех самых, что смеялись над его попытками превратить их в образованных людей. Визиты вашего отца к моим родителям помогли мне понять, что юноше следует стремиться не только к развлечениям. Вряд ли я когда-нибудь смогу сполна отблагодарить его за участие в моей судьбе.

Серинис смотрела на него, вспоминая рослого, симпатичного парнишку с короткими черными вихрами и синими глазами в окаймлении смоляных ресниц — того самого, в которого она всегда была влюблена. Ей вспомнилось, как он сажал ее перед собой на лошадь, давая уроки верховой езды и постепенно заставляя перебороть страх. Однажды днем, много лет назад, она играла у школы, а несколько мальчишек после уроков начали дразнить ее, дергать за косы, обстреливать камешками из трубок — словом, доводить до слез. Выходя из класса, Бо услышал ее крики, примчался и разогнал обидчиков, заслужив суровый упрек и лишнее домашнее задание от отца Серинис. Но, узнав от дочери, как было дело, отец тем же вечером отправился в Хартхейвен, чтобы извиниться перед мальчуганом и поблагодарить его.

Бо с нетерпением ждал ответа, недоуменно поглядывая на задумавшуюся Серинис. Он не знал, падают ли женщины в обморок, получив предложение руки и сердца, но Серинис никогда не казалась излишне впечатлительной особой.

— Ну же, Серинис, я ведь не прошу у вас клятвы верности…

— Нет, просите, — возразила она, считая свое мнение оправданным.

— Пожалуй, вы правы, по мы оба знаем, что это потребуется лишь на какое-то время. Как только плавание завершится, мы расторгнем брак.

Как просто он говорит об этом, отчужденно думала Серинис. Брак по расчету, за которым последует развод. Простая формальность. Выход из сложившейся ситуации, и ничего более. Сущие пустяки.

На самом деле все не так просто, по крайней мере для нее. Стать женой Бо Бирмингема она мечтала еще ребенком, почти десять лет назад. Она задумчиво улыбнулась. Какими живучими бывают иные фантазии! Она по-прежнему лелеяла давнюю мечту.

Серинис взглянула в глаза Бо, яркие, как небо над головой. Из мальчишки, которого она когда-то знала, он превратился во взрослого мужчину, предлагающего ей защиту, в которой она отчаянно нуждалась. Само присутствие Бо придавало ей уверенности. И в то же время в ней нарастали тревога и страх. Если ее любовь к этому сказочному принцу окрепнет, что станет с ней после расторжения брака? Сможет ли она вынести разлуку и одиночество? Поймет ли Бо, какие страдания причинит ей решение расстаться?

Бо пристально вглядывался в лицо Серинис, но так и не понял, согласна ли она. Скорее всего она опасается последствий брака, боится, что в тесноте корабля им придется жить в одной каюте. Бо не мог обещать, что будет воздерживаться от близости с ней, ибо не доверял себе. Три месяца покажутся вечностью тому, кто обречен на воздержание. Бо не был ни монахом, ни чрезмерно сдержанным мужчиной. Какую пытку он уготовил для себя, по глупости предложив Серинис столь экстравагантный путь к спасению? Ведь последствия не заставят долго ждать себя.

— Если хотите, воспринимайте этот брак… только как формальность. Я обещаю, что ни к чему не стану принуждать вас.

Серинис закрыла глаза, пытаясь разобраться в смысле его слов. Что он имел в виду? Поклялся не прикасаться к ней? Этим отличается предложенная им сделка от настоящего брака?

— Так вы согласны принять мое предложение? — устав от ожидания, напомнил Бо.

Серинис открыла глаза и сдавленным голосом проронила:

— Другого выхода у меня нет.

Бо не сомневался в том, что любой претендент на руку Серинис, нынешний или будущий, вряд ли примирится с ее поступком. Им придется провести на корабле целых три месяца — за вычетом, может быть, пары недель. Кто поверит в то, что их брак был лишь временным, ни к чему не обязывающим соглашением? Невозможно предсказать, как сложатся их отношения. Но когда Бо представил собственную реакцию на требование поклонника Серинис подписать бумаги о разводе, он ощутил досаду. Ему не хотелось отказываться от своих прав на девушку, при виде которой у него перехватывало дыхание. Влечение к ней затмевало разум. Подобного ему еще не доводилось испытывать ни к одной женщине, и вместе с тем он не желал связывать себя цепями…

— Вижу, вам трудно принять решение… — начал Бо. Серинис прервала его, покачав головой:

— Если не возражаете, Бо, давайте закончим этот разговор. Я приняла решение и теперь прошу вас как можно скорее заняться формальностями, пока нам не помешали осуществить задуманное.

— Я все устрою, — пообещал Бо, взял ее под руку и повел к каюте. — Еще до наступления вечера брачная церемония будет завершена.

Он проводил Серинис в каюту и вскоре прислал к ней Билли Тодда — узнать, не нужна ли помощь. Капитан сообщил юнге о предстоящей церемонии, и Билли заволновался Он избегал смотреть на Серинис и поминутно краснел.

— Капитан говорит, что вы с ним… — Он осекся от смущения.

— Что он говорит, Билли?

Юнга виновато развел руками:

— Забыл, мисс.

— Не смущайся, Билли, — успокоила паренька Серинис, подавив грустный вздох. — Пока мне не нужна помощь.

Краткий разговор с юнгой отвлек ее от мрачных мыслей о предстоящем событии. Она выходит замуж за человека, перед которым преклоняется, так о чем же горевать? Откуда взялось ее уныние?

Годы, проведенные в Англии, заставили ее отказаться от вожделенной мечты о Бо как от несбыточной девичьей фантазии. На исполнение этой мечты Серинис не смела и надеяться. Мысли о браке не вызывали у нее интереса. Она просто смирилась с тем, что когда-нибудь выйдет замуж, но надеялась, что это событие предстоит ей в весьма отдаленном будущем. Вскоре ее помыслами завладела живопись, почти вытеснив грезы о безликом, неизвестном мужчине, который когда-нибудь станет ее мужем.

Теперь он перестал быть безликим, но не собирался становиться ее настоящим мужем — по крайней мере в той степени, о которой деликатными намеками рассказала Лидия вскоре после того, как Серинис переступила порог зрелости. Бо сделал ей одолжение, как поступил бы доблестный, безупречный рыцарь Чосера. Она оказалась в роли несчастной обездоленной девушки, а старый друг, как и подобало благородному рыцарю, примчался к ней на помощь.

Видение Бо в сияющих доспехах, на лоснящемся белом жеребце, было восхитительным, но немного нелепым. Серинис не сомневалась в том, что Бо терпеть не может доспехи, предпочитая им удобную белую рубашку и хорошо сшитые бриджи. Он превосходный наездник, но вряд ли стал бы отягощать коня богато изукрашенной сбруей. И все-таки Серинис стало бы гораздо легче, если бы Бо поцеловал ей руку…

Представив себе эту картину, Серинис почувствовала, что тает от утонченного наслаждения. Такое начало можно было считать идеальным. Засмеявшись, она вдруг замерла, вспомнив, что Билли Тодд по-прежнему находится в каюте, доставая из шкафа одежду капитана.

— Мисс, что с вами? — обеспокоенно оглянулся юнга. Серинис одарила юнгу сияющей улыбкой:

— Извини, Билли, временами воображение заводит меня слишком далеко.

Юнга вспыхнул, заподозрив, что Серинис представляет себе сегодняшний вечер, когда они с капитаном останутся в каюте вдвоем.

— Я понимаю, куда оно завело вас сегодня, мисс. Через час после того, как Билли унес одежду капитана, уединение Серинис вновь нарушили — на этот раз Стивен Оукс, которого она пригласила войти. Он конфузился почти как Билли. Потрясение боролось в нем с радостью, и наконец последняя победила.

— Похоже, слухи не лгут, — заметил он. — Впрочем, после кругосветных плаваний уже ничему не удивляешься.

— Что странного в этой свадьбе, мистер Оукс? — спросила Серинис, сдерживая раздражение. Команда наверняка будет поражена скоропалительным решением капитана, но в решении мужчины и женщины связать свои судьбы нет ничего из ряда вон выходящего. — Браки заключаются каждый день.

— Конечно, мисс, но я никогда бы не подумал, что капитан по доброй воле согласится связать себя узами брака, тем более что… — Помощник капитана оборвал себя, понимая, что зашел слишком далеко. — Прошу прощения, мисс. Я не хотел… словом, в том, что вы с капитаном женитесь, нет ничего странного, ровным счетом ничего. По правде сказать. I отличная мысль. Идеальное решение.

Серинис изумленно вскинула брови:

— Решение? Откуда вам известно?.. Мистер Оукс жестом прервал ее:

— Я только хотел сказать, мисс, что вся команда уверена: капитан ни за что не отдаст вас этому мерзавцу Уинтропу. Мы не сомневались, что он найдет способ спасти вас, только не знали, какой именно. — Помощник широко улыбался . — Конечно, большинство матросов не думали, что он совершит такой шаг. Они считали, что придется пострелять, прорываясь из гавани в открытое море, и так далее. Мысль о свадьбе никому в голову не приходила. Серинис потрясение уставилась на него:

— Вы полагаете, капитан решил бы спасаться бегством, заставить вас сражаться, словно… пиратов… и все это ради меня?

Мистер Оукс пожал плечами.

— Такое случается, мисс. Бывает, что споры не удается разрешить мирным путем. Помню, в прошлом году в Барселоне мы… — Он снова замолчал и резко сменил тему: — Дело в том, что я знаю капитана лучше, чем кто-либо другой. Вряд ли он согласился бы подвергнуть вас опасности, поэтому выбор у него был небогатый. И кроме того, он незаурядный человек, способен принимать самые неожиданные решения. — Оукс ухмыльнулся и похлопал себя по туго набитому кошельку, висящему на поясе. — По крайней мере неожиданные для большинства матросов.

Серинис внезапно осенило, и она нахмурилась.

— Значит, благодаря решению капитана вы выиграли пари?

Стивен Оукс скромно улыбнулся:

— Да, мисс.

— Надеюсь, выигранные деньги пойдут вам на пользу, мистер Оукс, — любезно произнесла она, удивляясь твердости собственного голоса. — А теперь позвольте мне побыть одной…

Оукс уловил ее раздражение.

— Простите, мисс. Мне не всегда удается держать язык за зубами.

— Не только вам. Прошу простить меня, но…

Мистер Оукс с видом глубокого раскаяния теребил в руках фуражку.

— Я пришел не для того, чтобы поболтать. Пора. Серинис ахнула:

— Уже?

— Да, мисс, — кивнул помощник. — Один из священников Саутуорка кое-чем обязан капитану. Он явился сразу, как только капитан прислал за ним. Вас ждут на палубе.

Серинис растерялась. События развивались так стремительно, что она не успела мысленно приготовиться к ним.

— Но ведь необходимо исполнение формальностей, получение разрешения и так далее…

— Обо всем расспросите капитана, мисс. А теперь, если вы не против, я провожу вас на палубу.

Серинис слабо кивнула и словно во сне вышла из каюты. Погрузка приостановилась, вся команда собралась на палубе. Кое-кто из матросов взобрался на снасти, чтобы лучше видеть церемонию. Едва Серинис ступила на палубу, все вокруг замолчали, устремив на нее взгляды. Краем глаза Серинис заметила незнакомца рядом с Бо, но все ее внимание было привлечено к человеку, которому предстояло стать ее мужем.

Бо надел темно-синий сюртук в неяркую серую клетку, белую рубашку и галстук, серый жилет в тон сюртуку и темно-серые бриджи, заправленные в черные сапоги с низким голенищем. При виде его сердце Серинис дрогнуло: как он красив! Она пожалела, что мистер Оукс не дал ей времени пригладить волосы и пощипать щеки, чтобы они порозовели.

Бо с улыбкой подал ей руку, привлек к себе, и беспокойство Серинис улетучилось. Казалось, на землю вновь пришла весна. Обняв Серинис, он прижался губами к ее виску.

— Впервые вижу такую прелестную невесту, дорогая.

Серинис приложила трепещущую ладонь к его груди, поскольку Бо прижимал ее к себе слишком близко для жениха, заранее отказавшегося от супружеских обязанностей. Даже если Бо не сознавал, как беспомощна она перед ним, его вкрадчивыми словами и нежными взглядами, то сама. Серинис прекрасно понимала, почему ее сердце судорожно забилось в тисках корсета.

— Вы позволите ответить на ваш комплимент, сэр? — спросила она, надеясь, что дрогнувший голос не выдаст ее. — Ваш вид превзошел все мои ожидания. По правде говоря, я сожалею о том, что не успела привести себя в порядок.

— Вы зря беспокоитесь, Серинис. — Бо уткнулся лицом в ее волосы, вдыхая волнующий аромат. Серинис не только прекрасна, но и неизмеримо женственна. Подобного комплимента он обычно не удостаивал женщин, но на этот раз изменил своим правилам. — Как от вас чудесно пахнет…

В этот миг Серинис позабыла о правилах приличия и о том, что ее щеки залились румянцем. Очевидно, похвалы Бо предназначались для ушей священника, а может, и для развлечения команды. Серинис слышала одобрительные возгласы матросов, но это не беспокоило ее. Какое поразительное чувство удовлетворения испытывала она в объятиях Бо! Казалось, именно здесь ее законное место, о котором она давно мечтала.

Седовласый мужчина средних лет с добрыми серыми глазами подошел поближе. Мельком взглянув на его руки, Серинис поняла: он только что работал в саду, готовясь к приближающейся зиме. Видимо, он старательно мыл руки, но не почистил ногти и не отскоблил жесткие мозоли, в которые въелась земля. Поношенный жилет священника был застегнут не на все пуговицы, галстук сбился набок, щеки и подбородок поросли щетиной. Весь его внешний облик свидетельствовал о том, что он явился по вызову поспешно, а еще о том, что он с трудом сводит концы с концами. Но, несмотря на плачевный вид служителя церкви, Серинис не стеснялась его, угадывая в нем добрую и отзывчивую душу.

— Вы мисс Кендолл? — осведомился он с любезной улыбкой.

— Да, сэр.

— Вы вступаете в брак по доброй воле, без принуждения? Вопрос оказался неожиданным, и Серинис удивленно взглянула на Бо. Он успокаивающим жестом пожал ей руку.

— Мистер Кармайкл обычно не утруждает себя формальностями, дорогая, но ради спокойствия собственной совести, он должен убедиться, что обе стороны добровольно пришли к решению заключить брак. Вы действительно выходите за меня замуж по своей воле?

Вопрос задал Бо, но Серинис перевела взгляд на священника и негромко ответила:

— Да, сэр.

Тепло руки Бо вытеснило холодок, охвативший Серинис всего несколько минут назад по пути на палубу. Их пальцы переплелись.

— Возлюбленные братья, мы собрались здесь, пред лицом Господа, чтобы соединить этого мужчину и эту женщину священными узами брака…

 

Глава 5

Неотрывно глядя в глаза Серинис, Бо произнес слова, соединяющие их:

— Я беру тебя в жены, Серинис Эдлин Кендолл… Негромкие слова эхом отозвались в сердце Серинис. Ее глубоко тронуло обещание Бо любить ее, почитать и лелеять. Всем своим существом она желала, чтобы эти слова обрели для него истинный смысл, и искренне надеялась: он произнес их не просто потому, что так требовала церемония. С затуманенными глазами она повторила клятву, опустив глаза на сильные гибкие пальцы, сжимающие ее руку.

— Я беру тебя в мужья, Борегар Грант Бирмингем… Спустя несколько минут мистер Кармайкл спросил о кольцах.

Серинис затаила дыхание: она забыла об этой детали церемонии и была уверена, что Бо не предусмотрел ее. Она ожидала услышать от него убедительное оправдание и безгранично удивилась, когда Бо снял со своего мизинца узкое золотое кольцо. Осторожно надев его на палец Серинис, он повторил слова священника:

— Этим кольцом я обручаю тебя…

Старый священник наконец завершил церемонию.

— Сим объявляю вас мужем и женой. — Он кивнул Бо: — А теперь можете поцеловать невесту.

Ему ответил громогласный хор одобрительных голосов:

— Поцелуйте ее, капитан! Покажите нам, как это делается!

Серинис покраснела до корней волос и сжалась в предчувствии холодного отказа. Негромкий возглас изумления вырвался у нее, когда Бо заключил ее в объятия. Подняв руку, он жестом заставил команду замолчать.

— Так и быть, ребята! — весело воскликнул он. — Если вы ждете урока, я преподам его вам, но запомните хорошенько: повторять я не намерен. Учитесь, пока я жив!

Раздался добродушный смех вперемежку с аплодисментами. Бо обнял Серинис. Она неловко потупилась, не зная, что делать со своими руками, и наконец обвила ими шею Бо. По красиво очерченным губам Бо скользнула лукавая усмешка, напомнившая Серинис о том, как он улыбался в детстве, поддразнивая ее. Серинис показалось, что проказливый бесенок выглядывает из-за его плеча, но все мысли вылетели из головы, когда Бо склонился к ней.

— Вам придется вытерпеть мой поцелуй, мадам, — прошептал он, обдавая ее теплым дыханием. — Иначе команда будет разочарована.

Он коснулся губ Серинис нежным обольстительным поцелуем, вызвавшим в глубине ее существа непривычное, необъяснимое наслаждение. Голова вдруг закружилась, а сердце беспорядочно заколотилось в груди. Сила поцелуя стремительно нарастала, волнуя Серинис; язык Бо жадно поглощал сладкий нектар ее губ. Она и вообразить себе не могла, что поцелуй может быть таким страстным, и отдалась его власти. Она не знала, позволительны ли такие вольности, ведь поцелуй стал для нее первым в жизни. Она считала, что команде вовсе незачем видеть его. Но, вспомнив о сделке, она решила, что первый поцелуй с Бо Бирмингемом станет для нее последним, и желание сопротивляться пропало. Если уж ей не суждено изведать иные ласки мужа, придется довольствоваться единственной и сохранить в сердце воспоминания о ней.

Она невольно прильнула к Бо, вызвав бурные возгласы и дружные вздохи всей команды. В этом шуме деликатное покашливание священника прошло почти незамеченным, но Серинис услышала его и опомнилась. Положив ладони на плечи капитана, она слегка оттолкнула ого, отворачиваясь.

— Бо, прошу вас…

Он выпрямился, снова притянул ее к себе и повернулся лицом к матросам. Серинис вспыхнула, оказавшись крепко прижатой к его боку. Даже корсет на китовом усе не стискивал ее так крепко, как рука Бо. Палубу мгновенно огласила какофония свиста, одобрительных криков и громовых рукоплесканий. Бо рассмеялся и отвесил галантный поклон, а Серинис, следуя его примеру, опустилась в глубоком реверансе.

Бо поднял руку, восстанавливая тишину.

— Итак, морские волки, свою порцию зрелищ вы уже получили. А как насчет пары бочонков рома?

Эти слова вызвали такую бурю восторга, что Серинис поморщилась, зажав уши ладонями. Заметив ее жест, Бо добродушно рассмеялся. Двое матросов бросились исполнять его приказ, и вскоре бочки выкатили на палубу, выбили затычки и начали передавать по кругу чарки.

Мистер Кармайкл подготовил брачное свидетельство и терпеливо ждал внимания новобрачных. Бо первым заметил спокойную улыбку священника и подвел молодую жену к столу, за которым расположился святой отец. Он окунул перо в чернильницу и протянул его Бо.

— Капитан, поставьте подпись вот здесь, внизу, — попросил он, указывая Бо на бумаги, лежащие на столе. — Я решил, что понадобятся два экземпляра брачного свидетельства — один для здешней церкви, а второй вы увезете с собой, чтобы предъявить на родине, если кто-нибудь попробует оспорить законность вашего брака.

— Разумеется, — кивнул Бо и оставил на бумаге изящный росчерк.

— А теперь вы, миссис Бирмингем, — обратился священник к Серинис.

Миссис Бирмингем! Серинис затрепетала.

Бо протянул ей перо и вовремя подхватил его, когда оно выскользнуло из дрожащих пальцев новобрачной. Он обнял Серинис за талию и, глядя на побледневшее, как перед обмороком, лицо, прошептал:

— Потерпите еще немного, Серинис.

Стол бешено завертелся перед ее глазами, она со стоном отвернулась и на краткий миг осмелилась прижаться к Бо. Постепенно головокружение отступило, и Серинис выпрямилась, глубоко вздохнула, а затем поставила на бумагах подпись. На белой бумаге она казалась странной, почти нереальной.

Последним на свидетельствах расписался мистер Кармайкл, посыпал невысохшие чернила песком, сдул его и протянул один документ Бо:

— Это вам, капитан.

Подошедший мистер Оукс молча передал капитану два увесистых кошелька, а тот протянул их священнику.

— А это для ваших сирот, Парсон.

Глаза священника внезапно заблестели от слез. Он зашевелил подрагивающими губами, подыскивая слова благодарности, но не сумел выговорить их и усердно закивал. Бо мягким жестом положил руку на плечо священника и повел его к трапу. Они расстались, обменявшись крепким рукопожатием, и Бо вернулся к молодой жене.

Присмотревшись, он с удивлением заметил, что глаза Серинис заволоклись слезами, а между бровями залегла мор. щипка. Бо сделал собственные выводы:

— Вы раскаиваетесь, Серинис? Она покачала головой:

— Нет, что вы, капитан! Просто я ошеломлена тем, что вы сделали для мистера Кармайкла.

Бо не принял похвалу:

— Мой дар едва ли достоин этого человека. Кармайкл с женой посвятили свою жизнь детям-сиротам, приютив в своем доме столько, сколько он смог вместить. Во многом Кармайкл похож на вашего отца: он заботится о детях, облегчает их будущую жизнь, неустанно трудится, чтобы накормить их и вселить в их души хоть немного радости.

Мистер Оукс приблизился со стаканом рома для Бо:

— От души поздравляю вас, капитан. Не все мужчины способны похвастаться такими прелестными женами. Вам можно позавидовать.

«Скорее уж пожалеть», — мысленно возразил Бо. Он попал из огня да в полымя, совершив крайне опрометчивый поступок. Разумеется, его оправдывало стремление спасти друга, но то, что этот друг был женщиной, вызывающей у него неудержимое влечение, все осложняло. Бо утешался лишь одним: теперь, если даже он переступит запретный порог, никто не упрекнет его в совращении невинной девушки.

Выбежав на палубу, Билли Тодд объявил:

— Мистер Моне уже накрыл стол в каюте, сэр! Он постарался на славу!

— Спасибо, Билли. — Бо обернулся к жене: — Не хотите ли отобедать, дорогая?

Серинис с удивлением поняла, что проголодалась, и кивнула.

Бо с улыбкой обратился к помощнику:

— Замените меня на палубе, мистер Оукс. Я буду в каюте, вместе с женой.

Оукс многозначительно подмигнул ему:

— Я понял, сэр.

Серинис направилась в сторону каюты, как вдруг сильные руки мужа подхватили ее.

— Что вы делаете?

— Несу свою молодую жену в каюту, — объяснил Бо со смехом, на который шумно отозвалась вся команда. — Матросы ждут этого зрелища, дорогая.

— Надеюсь, этим их желания исчерпываются, — пробормотала Серинис, в улыбке демонстрируя ямочку на правой щеке и обнимая мужа за шею. Ей нравилось поддразнивать его.

По пути к каюте она чувствовала на своем лице пристальный взгляд Бо. Наконец он не выдержал:

— Похоже, мой поцелуй пришелся вам не по вкусу. Сдерживая свойственное ему лукавство, которое время от времени прорывалось наружу, капитан замаскировал свой вопрос притворной озабоченностью.

— Он был бесподобен, сэр. Никогда прежде меня так не целовали!

— А разве вам уже случалось целоваться? — сухо поинтересовался Бо.

— Видите ли, сэр, ответив на ваш вопрос, я выдам тайну, которую предпочла бы сохранить…

Подойдя к двери каюты, Бо поднял засов, открыл дверь плечом и внес Серинис в каюту.

— Разве можно иметь тайны от собственного мужа? Супружеская близость не допускает никаких секретов.

— А разве мы должны быть настолько близки?

Бо закрыл за собой дверь и усмехнулся, по-прежнему Держа жену на руках. Он едва сдерживал желание вновь поцеловать ее, как на палубе. Вопрос Серинис заинтриговал его. Он понял, что она придала разговору совсем иной смысл.

Близость друзей отличалась от близости супругов как небо от земли. Не удержавшись, Бо задал вертящийся на копчике языка вопрос, надеясь ослабить вдруг возникшее напряжение:

— Вы хотите этого, дорогая?

Серинис поняла, что он имеет в виду, и густо покраснела под его пристальным взглядом. Тем не менее ей удалось сохранить самообладание и ответить ему очередным вопросом.

— Неужели вы передумали расторгать брак, сэр? Бо не знал, сумеет ли честно ответить.

— Это зависит от того, сумеем ли мы ужиться друг с другом.

Серинис понимающе кивнула. Несмотря на свои сокровенные желания, Бо не хотел жертвовать свободой.

— Плавание станет для нас хорошим испытанием, капитан, — надеюсь, мы поладим, обойдясь без союза плоти Поэтому если вы намерены добиваться благосклонности своей жены, помните: необходимое условие для меня — прочный и длительный брак.

Бо вздохнул:

— Этого я и опасался.

— Вы разочарованы, капитан? — с притворной озабоченностью спросила она.

— По-моему, вы отъявленная плутовка, — заявил он ставя Серинис на пол. Боже, сумеет ли он вести себя прилично в предстоящие месяцы? Искушение поцеловать жену не отступало. Бо изнывал от желания приоткрыть нежные, пухлые губы и поцеловать Серинис со всей страстью молодого мужа. Это и тревожило его. Он привык к ласкам шлюх, и ни одну из них ему не хотелось поцеловать — вот почему вспыхнувшее желание оказалось для него в новинку.

Внезапно Бо представил себя одержимым влюбленным, мечтающим о Серинис. Он хотел бы счесть эту мысль возмутительной, но, увы, она оказалась недалека от истины: едва ли можно отрицать, что тело Серинис и ее поцелуи неудержимо манят его.

Взяв жену за руку, он мягко отстранил ее и направился к умывальнику. Ополаскивая руки, он бросил через плечо:

— Свадебный обед ждет нас, мадам. Поспешите, иначе все остынет.

Серинис сняла шаль и неловко застыла у стола, пока Бо снимал сюртук. Он развязал и отшвырнул галстук, расстегнул верхние пуговицы рубашки и помог Серинис сесть. Он старался не смотреть на нее. Поцелуй на палубе воспламенил его кровь, и Бо понимал: бороться с неутоленным влечением теперь станет вдвойне труднее.

Усевшись напротив Серинис, Бо откупорил вино и наполнил два бокала, пока она, как подобало жене, разложила по тарелкам рыбу, тушенную в белом вине. Оба ели в молчании, думая каждый о своем. Еще недавно Серинис трепетала от восторга при мысли, что ей когда-нибудь посчастливится лечь с Бо в постель, став его женой, но теперь она опасалась, что Бо вполне способен удовлетворить свою прихоть, а затем забыть о ней, как о никчемной вещи.

А Бо в это время размышлял о клятвах, которыми они только что обменялись. Она вернулась в его жизнь несколько дней назад. Разве можно с уверенностью утверждать, что он готов связать с ней судьбу навсегда? Ему требуется время, чтобы поближе узнать Серинис, да и ей самой не мешает получше познакомиться с ним.

Серинис не терпелось услышать новости из Южной Каролины, и хотя Бо покинул родину несколько месяцев назад, он мог поведать немало интересного.

— Вы помните мистера Даунса, который часто приходил в школу и жаловался на мальчишек, бегающих по его саду? Как вы думаете, он еще жив?

— Да, и теперь грядки в саду топчут его собственные внуки. — Бо усмехнулся. — К ним старик относится гораздо снисходительнее.

Я всегда считала его сварливым, но, похоже, ошибалась. Наверное, и я разозлилась бы, увидев, что кто-то уничтожил плоды моего кропотливого труда. Хорошо бы повидаться с мистером Даунсом, вспомнить о доме и школе отца…

— Когда приплывем в Чарлстон, то навестим его, — пообещал Бо.

Серинис печально улыбнулась:

— Я не прочь, Бо. У меня сохранилось столько воспоминаний нашего детства… вернее, моего детства и вашей юности — ведь вы старше меня на восемь лет.

— Ваш приезд ошеломит соседей. Они наверняка уверены, что вы по-прежнему остались долговязой большеглазой девчонкой с косичками.

— Прошу вас, Бо, не напоминайте о том, какой я была дурнушкой! — смущенно засмеялась Серинис.

— Ошибаетесь, мадам, я запомнил вас на редкость миловидной девчушкой. Иначе вы не превратились бы с годами в грациозного лебедя.

— Не надо, прошу вас! — со смехом взмолилась она. — Не пробуждайте во мне тщеславие изысканной лестью!

Усмехнувшись, Бо вновь наполнил ее бокал.

— Вы считаете, что я обманываю вас?

— Я знаю, вы не лжец, Бо. Я хорошо помню, сколько раз вы говорили моему отцу правду, не боясь сурового наказания. Надеюсь, вы и в зрелости остались честным человеком. Папа так боялся, что когда-нибудь ретивый жеребец, на котором вы любили скакать, сбросит вас! Он пользовался любым предлогом, чтобы оставить вас в школе после уроков.

— Бедняга жеребец вскоре ослеп, должно быть, повредил глаз в зарослях терновника, и отцу пришлось пристрелить его. Временами он становился дьявольски упрям и не желал возить седока.

— Один случай я помню особенно ясно. До сих пор слышу, как вы отвечаете моему отцу, что его опасения оправданны.

— Так оно и было, но я вознамерился подчинить себе жеребца и при этом чуть не погиб.

— Я рада, что вы уцелели, — пробормотала Серинис. О таком нежном взгляде и ласковой улыбке мужчина мог только мечтать! Бо удивлялся себе: неужели он действительно взял ее в жены и тут же решил расстаться с ней?

Покончив с трапезой, Бо достал из шкафа рабочие брюки и начал расстегивать парадные, которые были на нем.

— Если вы считаете неприличным смотреть на переодевающегося мужчину, можете отвернуться. Мне необходимо вернуться на палубу, и я не желаю покидать каюту каждый раз, когда мне требуется переодеть штаны.

Серинис с невозмутимым видом повернулась к нему спиной.

— Вы сердитесь потому, что я отвергла предложенную вами близость? Или у вас вошло в привычку срывать злость на женщинах?

Бо рассмеялся. Осознав, что в присутствии жены его низменные инстинкты становятся почти неукротимыми, он пребывал не в лучшем расположении духа.

— Если вы намерены пробыть моей женой в течение нескольких месяцев, дорогая, вам придется привыкнуть к моей брани. У моряков что на уме, то и на языке.

— Стало быть, вы собираетесь обучить меня матросскому жаргону? — Закусив нижнюю губу, Серинис ждала ответа. В детстве она часто поддразнивала Бо, не смогла удержаться и сейчас.

Внимательно разглядывая застывшую фигурку молодой жены, Бо продолжал раздеваться. Конечно, она и представления не имела, какую боль причиняла ему необходимость держать себя в узде. Впрочем, Бо считал, что даже если Серинис узнает правду, это ему не поможет.

— Я хотел бы посвятить вас в тайны гораздо более приятного времяпрепровождения. Но поскольку вы к этому не расположены, будьте готовы к тому, что в вашем присутствии я cтaнy раздражительным и вспыльчивым. Мужчина не в состоянии смотреть на красивую женщину, не представляя ее обнаженной в своих объятиях, поэтому я не удивляюсь собственным мыслям и чувствам. Они не покидают меня с тех пор, как вы впервые появились в этой каюте.

— Вернее, с тех пор, как вы купали меня? — уточнила Серинис.

У Бо от изумления отвисла челюсть. Серинис не сводила глаз со стены, но он чувствовал, что ей хочется обернуться.

— Откуда вы узнали?..

— Я увидела прилипший к ванне волос, очень похожий на мой.

Застегивая брюки, Бо приблизился к ней.

— Я не мог поступить иначе, Серинис. Вы продрогли до костей, вам грозила смерть. Совсем недавно я видел, как человек замерз до смерти, возвращаясь на корабль после краткого отпуска. Вы были такой холодной, я боялся потерять вас…

— Мне уже можно обернуться? — Да.

Серинис повернулась к нему лицом и мгновенно вспыхнула. Румянец залил ее от шеи до макушки. Торс Бо был обнажен, и при виде широких сильных плеч и крепкой мускулистой груди Серинис затаила дыхание.

— Вы не одеты… — пробормотала она, сконфуженная зрелищем мужской грации и красоты.

Бо с любопытством поднял бровь:

— Неужели вам еще ни разу не доводилось видеть мужчину без рубашки?

— Только в детстве я видела полураздетым отца. — Серинис отвела взгляд.

— Посмотрите на меня, Серинис. — Она отрицательно покачала головой. Бо взял ладонь Серинис и прижал к своей груди. — Видите? Я — существо из плоти и крови, и в том, чтобы смотреть на меня, нет ничего постыдного.

Она робко подняла голову и взглянула в ярко-синие глаза Бо. Казалось, они светились огнем. В душе Серинис тоже вспыхнуло пламя.

— Пока я жила в Англии, мне редко случалось видеться с мужчинами, В доме миссис Уинтроп, кроме нас с ней, жили только слуги, но они были всегда благопристойно одеты в ливреи. Как видите, сэр, для меня полуобнаженный мужчина — непривычное зрелище, — робко пробормотала она. — Но если хотите знать мое мнение, я уверена, вы само совершенство.

Бо усмехнулся:

— Вот как? Не ожидал столь лестного комплимента.

— Это правда, — со вздохом заверила Серинис, и ее губы дрогнули в обольстительной улыбке.

Бо передвинул ее ладонь выше, задел плоский сосок, а затем медленно потянул ее вниз, к поясу брюк, наблюдая, как глаза Серинис затуманиваются. Неужели от пробуждающегося желания? Он придвинулся ближе и коснулся губами ее рта. Ее губы приоткрылись, охотно встречая его. Второго приглашения ему не требовалось. Внезапно она оказалась в его крепких объятиях. Упиваясь вкусом ее губ, Бо на ощупь расстегнул ее платье на спине. Со свистящим шорохом платье соскользнуло с плеч Серинис до талии. Слегка прикрытая легкой тканью грудь Серинис вздымалась над корсетом. Он невольно вспомнил о тех минутах, когда поспешно освобождал ее от мокрой одежды. Тогда он был слишком встревожен, чтобы по достоинству оценить ее женственные формы. Только позднее, убедившись, что Серинис выживет, Бо позволил себе представить, как влажное белье облегало восхитительную грудь и гибкую талию, и эти воспоминания пробудили в нем жгучее желание. Так случилось и на этот раз.

Бо улыбнулся, глядя в темные глаза Серинис, в которых настороженность смешалась с робостью и неуверенностью Под его пылающим взглядом она попыталась прикрыть грудь ладонями, но Бо отрицательно покачал головой.

— Дай мне посмотреть на тебя, — мягко попросил он, взяв ее за руки. Он покрыл их быстрыми поцелуями от запястья до плеча. Серинис вздохнула. Опаляя дыханием ее шелковистую кожу, он достиг соблазнительных округлостей, дерзко приподнимающих кружевное белье. Веки Серинис затрепетали, когда он осыпал жаркими поцелуями прелестные холмы, подступая все ближе к затвердевшим бутонам, но благоразумно избегая их. Наконец он опять прильнул к ее губам, не встретив ни признака сопротивления. Чувственные поцелуи сыпались градом, он ласкал ее губы языком, проникал в рот вес глубже, завораживая Серинис, требуя ее ответа…

Серинис таяла в объятиях Бо, но ее сердце заколотилось еще быстрее, когда над кромкой кружева показался краешек нежно-розового кружка. Очарованный его нежностью, Бо коснулся бархатистой поверхности кончиками пальцев и продолжал гладить, неуклонно спускаясь ниже. Серинис издала судорожный вздох, розовый бутон возник из-под покрова ткани, а большой палец Бо дотронулся до него.

Муж блаженно вздохнул и опустил голову. Серинис внезапно ахнула, почувствовав, как его губы завладели ее соском. Жаркая истома охватила грудь, с губ сорвался приглушенный стон. Запрокинув голову, она всецело отдалась чувственному наслаждению, смутно ощущая, как Бо расшнуровал и снял с нее корсет, а затем и нижнюю юбку.

Распущенные волосы рассыпались по ее плечам. Его пальцы погрузились в этот шелковистый водопад, рука потянулась к поясу ее панталон. Просунув под него ладонь, он провел ею по обнаженным ягодицам, наслаждаясь их упругостью и полнотой. Серинис захотелось крепко прижаться к его животу. Вдруг Бо подхватил ее на руки, в три шага достиг койки и уложил жену. Избавив ее от оставшейся одежды, он выпрямился, снимая брюки и даже не пытаясь отвернуться. Серинис не успела испугаться: не прошло и минуты, как он вытянулся рядом с ней, целуя ее лицо и грудь, гладя талию и бедра.

— Я хочу тебя, — хрипло пробормотал он, скользнув ладонью между се ног.

Изумленная этим вторжением, Серинис попыталась отстраниться, но ласковыми словами и нежными поцелуями он уговорил ее расслабиться и открыться его ищущей руке. С бесконечной нежностью он проникал в самые сокровенные уголки женской плоти, и вскоре Серинис замерла в экстазе. Пламя вспыхнуло в глубине ее существа и начало расходиться по телу волнами, заставляя извиваться в блаженном изнеможении.

Повернувшись на бок, лицом к Бо, Серинис положила ногу на его бедро, отвечая на страстные поцелуи. Позабыв про стыд, она принялась целовать мускулистую грудь мужа. Ее пальцы робко дразнили маленькие плоские соски, перебирали короткие пружинистые волосы. Не прошло и минуты, как Бо поймал ее руку и повлек ее вниз, к вздыбленной плоти, вызвав у Серинис изумленный возглас. Он настойчиво шептал ей на ухо сладкозвучные слова, осыпал лицо поцелуями, и она робко подчинилась его уговорам. Дрожь наслаждения, пробежавшая по телу мужа, передалась Серинис, и она постепенно осмелела, удовлетворяя собственное любопытство и вознося Бо на вершины, где ему еще не доводилось бывать. Неужели именно этим отличается любовь жены от ласк продажных женщин?

Неожиданный и настойчивый стук в дверь заставил Серинис ахнуть, а Бо — раздраженно застонать. Проведя ладонью по лбу, он молча проклял болвана, который осмелился помешать им в самый интимный момент.

— Ну что там еще? — рявкнул он, приподнимаясь на локте и свирепо глядя на дверь.

— Простите, капитан, — послышался из-за двери сокрушенный голос Билли Тодда. — Мистер Оукс прислал меня сообщить вам, что сюда явился член магистрата, чтобы проверить ваши бумаги. Он заявляет, что пока вы не уладите спор с мистером Уинтропом, за «Смельчаком» будут следить в оба.

Бо изувечил бы Алистера Уинтропа, попадись он ему под руку. . — Сейчас я принесу бумаги.

Серинис укрылась одеялом. Испустив тяжкий вздох, Бо сбросил длинные ноги с койки и сел. Какая досада, что их прервали в ту минуту, когда они уже оказались на пороге блаженства!

Обернувшись к Серинис, он поцеловал ее с неутихающим пылом.

— Подожди меня здесь, — прошептал он и улыбнулся. — Я постараюсь вернуться как можно скорее.

Серинис всматривалась в его лицо, не зная, что сказать. Стук в дверь не просто напугал ее — она вдруг поняла, что чуть не отдалась Бо. Между тем он ничего не пообещал ей и, несмотря на заключенный брак, наверняка собирался потребовать свободы после возвращения на родину. «Держи его на расстоянии, — попыталась она внушить себе, — тогда тебе не придется беспокоиться о последствиях».

Забыв о смущении, Серинис наблюдала за одевающимся мужем. Если брак не сулит ей ничего, кроме минут наслаждения, может, надо ловить каждую из них? Увы, за спиной Бо закрылась дверь.

 

Глава 6

— Что значит «не собираюсь ложиться с вами в постель»? — кипел Бо, изумленно глядя на молодую жену. — Всего несколько минут назад мы лежали рядом. Что изменилось за то время, пока я был на палубе?

При каждом слове Серинис морщилась и невольно вздрагивала. Приняв решение, она предчувствовала, что муж будет недоволен, но и предположить не могла, какую это вызовет бурю негодования.

— Вы не могли бы говорить потише, Бо? Матросы услышат.

Не считая нужным скрывать ярость, Бо взревел и швырнул через всю каюту судовой журнал. Он задел книжную полку, и бумаги в беспорядке повалились на пол.

— Мне наплевать, даже если нас услышит целый мир, мадам! Я хочу только одного: узнать, что заставило вас передумать, пока я беседовал на палубе с этим болваном полицейским!

— Если вы согласитесь понизить голос, я объясню, — спокойно пообещала Серинис. — Но если и впредь намерены кричать на меня, я немедленно покину корабль — можете отправляться в Южную Каролину без меня.

Возмущенно фыркнув, Бо присел и начал собирать разбросанные бумаги. Покидая каюту несколько минут назад, он пылал от страсти, словно был охвачен огнем.

— Я знаю, на самом деле вы не хотели жениться, — смущенно начала Серинис и вздрогнула от взгляда, который Бо бросил на нее через плечо. Собравшись с силами, она заставила себя продолжать дрожащим голосом: — Если я позволю вам добиться своего и окажусь… в интересном положении, вам придется распрощаться со свободой. А я не хочу становиться для вас обузой только потому, что вы сочтете необходимым позаботиться о ребенке. Следовательно, если вы не отказались от намерения отвезти меня в Чарлстон, нам лучше держаться подальше друг от друга. Если бы я перебралась в другую каюту…

— Где я возьму свободную каюту на корабле, доверху набитом грузом, черт побери?

Серинис стиснула руки, понимая, что устоять против доводов Бо вряд ли удастся. Всего одного нежного поцелуя хватило бы, чтобы сломить ее волю.

— Мне нужно совсем немного места на полу, чтобы — расстелить одеяло…

Бо яростно чертыхнулся, прошагал к двери каюты, распахнул ее и рявкнул, выглянув в коридор:

— Оукс!

Вернувшись к столу, он хлопнул по нему судовым журналом. Бо терпеть не мог попадать в глупые положения. Помедлив, он начал вышагивать по каюте, стиснув кулаки и заложив руки за спину.

Серинис настороженно наблюдала за ним. Только теперь она поняла, как разительно переменился Бо Бирмингем за прошедшие несколько лет. Лишь внешне он еще слегка напоминал мальчика, в которого Серинис была когда-то влюблена. Он превратился в решительного мужчину, гневные взгляды которого приводили ее в трепет. Капитан привык повелевать и получать в ответ беспрекословное повиновение. Согласившись выйти за него замуж, Серинис оказалась в его власти, ведь он имел полное право запереть ее в своей каюте и предаваться с ней любви, когда пожелает. Ее сопротивление Бо воспринял бы как мятеж на корабле.

В коридоре послышались быстрые шаги, и оба оглянулись на открытую дверь. Спустя несколько секунд на пороге каюты возник помощник.

— Это вы кричали, капитан? — пряча усмешку, осведомился Стивен Оукс.

— Да! Прикажите матросам освободить соседнюю каюту. Оукс на миг оцепенел.

— Куда же я дену груз, сэр?

— Куда угодно! — прорычал Бо, нетерпеливо взмахнув рукой. — В другие каюты, если там есть место.

Растерянный Стивен Оукс кивнул в сторону соседней каюты:

— Зачем вам понадобилась свободная каюта?

— Для миледи.

— Для миледи? — Оукс сконфуженно перевел взгляд с капитана на Серинис. — Вы имеете в виду… вашу жену, сэр?

— А разве на борту есть другие женщины? — переспросил Бо, с вызовом подбоченившись. — Разумеется, речь идет о моей жене!

Оукс был уверен, что его подвел слух.

— Но… я думал…

— Не думайте, черт бы вас побрал, а исполняйте приказ!

— Есть, капитан. — Помощник мгновенно улепетнул из каюты, сумев, однако, бесшумно затворить за собой дверь.

Серинис пожалела бы ни в чем не повинного Оукса, если бы не опасалась за свою собственную судьбу. Она вздрогнула, когда Бо круто повернулся и отошел к окну, словно был не в силах видеть ее. Устремив взгляд на реку, он застыл, слегка расставив ноги в блестящих сапогах. Серинис принялась потихоньку укладывать вещи, готовясь перебираться в другую каюту. Внезапно тишину разорвал голос Бо.

— Ни за что не поверю, что случившееся пришлось вам не по вкусу, — произнес он не оборачиваясь. — Мы непременно предались бы любви, если бы нам не помешали.

Серинис прекрасно понимала, что он прав, но молчала: бессмысленно обсуждать сейчас свои чувства.

— Что же произошло? — ровным тоном продолжил Бо. — Вам было противно прикасаться ко мне?

Серинис открыла рот, чтобы возразить, но передумала, ведь признавшись, что наслаждалась ласками, она даст ему повод настаивать.

— Отказываетесь от объяснений? — допытывался Бо.

— Мне нечего сказать, — промямлила она, глядя в его напряженную спину. — То, что произошло между нами, не вызвало у меня недовольства. Честно говоря, это было довольно приятно, но нам обоим известно, какими могут быть последствия. Поэтому до тех пор, пока я не уверюсь в вашем желании видеть меня своей женой — не только в предстоящие месяцы, но и в дальнейшем, — я буду держаться от вас на расстоянии вплоть до развода.

— Значит, заманили меня в ловушку, как поступила бы каждая женщина, желая во что бы то ни стало выйти замуж, — язвительно обвинил ее Бо. — Вы искусно преподнесли мне лакомую приманку и впредь намерены держать ее передо мной на крючке — до тех пор, пока я, устав от пытки, не соглашусь на все ваши условия.

Безапелляционное заявление возмутило Серинис:

— Сэр, позвольте напомнить, что именно вы предложили брак как способ покинуть Лондон вместе со мной. Формальный брак был вашей идеей, а теперь вы обвиняете меня в том, что я неукоснительно соблюдаю поставленные вам: условия! Не надо оправдываться тем, что мужчине трудно сдерживаться, находясь рядом с женщиной! Вам придете, заплатить эту цену в обмен на положение холостяка, которое. я верну вам сразу после прибытия в Чарлстон. Я не просил — у вас никаких одолжений, кроме тех, что вы уже оказали мне. и требую, чтобы вы, как подобает джентльмену, последовали моему примеру.

Окинув Бо гневным взглядом, она прошла к двери, распахнула ее и решительно удалилась.

— Серинис, вернитесь, черт возьми!

Пропустив его резкий окрик мимо ушей, она подобрала юбки и стремительно взбежала по лестнице. Хриплые проклятия и шум шагов за спиной лишь придали ей силы.

Задыхаясь и пылая от смущения, она преодолела последнюю ступеньку. Ее появление привлекло жадное внимание всех, кто в это время находился на палубе, но Серинис никак не ожидала увидеть там двух молодых, щегольски одетых джентльменов, направляющихся в кают-компанию. Едва не столкнувшись с ними, она пошатнулась, и оба джентльмена с испуганными возгласами подхватили ее под руки. Но запястья спасителей мгновенно оказались в стальных тисках.

— Сию же минуту отпустите мою жену! — велел Бо, которому пришлось прыгать через три ступеньки, чтобы подоспеть вовремя.

— Прошу прощения, сэр, — извинился один из джентльменов, отпуская руку Серинис и отступая. — Мы опасались, что миледи упадет, иначе ни за что не отважились бы на подобную дерзость.

Бо сухо улыбнулся — на большее в эту минуту он был не способен, бегство Серинис по-прежнему вызывало в нем гнев. Понимая, что она вряд ли согласится расстаться со свободой, он схватил ее за руку и произнес:

— Уверен, моя жена благодарна за помощь. Спасибо вам, джентльмены. А теперь прошу нас простить — нам предстоит обсудить чрезвычайно важное дело…

— Вы капитан этого корабля? — спросил второй джентльмен, лицо которого вдруг осветилось надеждой.

Бо удивленно кивнул: — Да.

Незнакомцы переглянулись с улыбками облегчения, и второй из них продолжил:

— Ваш первый помощник сказал, что вы нездоровы. Мы прибыли издалека, чтобы поговорить с вами о деле, представляющем для вас известный интерес. Видите ли, нам принадлежат редкостные шедевры, а один торговец сообщил, что вы коллекционируете предметы искусства…

— Что же это за шедевры?

— Картины, сэр, — вмешался первый джентльмен. — Одну из них мы привезли с собой, чтобы подтвердить свои слова. Не угодно ли взглянуть?

Бо предпочел бы отказаться, поскольку Серинис пыталась незаметно высвободить руку, но, поразмыслив, согласился. Второй джентльмен поспешно спустился по трапу и вскоре вернулся с тщательно упакованной картиной.

— Посмотрим, что вы скажете, когда увидите ее, капитан, — с сияющей улыбкой заявил первый, развернул картину и широким взмахом руки указал на нее. — Вам когда-нибудь случалось видеть подобную красоту, сэр?

Серинис ахнула, узнав одно из собственных полотен. На нем была изображена женщина, несущая ребенка и корзину с едой мужу, который протягивал руки к прелестному кудрявому малышу. Вновь увидев свою работу при более чем странных обстоятельствах, Серинис чуть не расхохоталась.

Джентльмены и не подозревали, какой комплимент только что сделали ей, нахваливая картину как редкостный шедевр. Сдерживая улыбку, она придвинулась поближе к Бо и пробормотала:

— Дорогой, не могли бы мы поговорить наедине? Непривычное обращение ошеломило Бо, и, извинившись, он отвел жену в сторону. Ему пришлось выпустить ее запястье, но Серинис сама робко взяла его под руку.

— В чем дело, Серинис?

— Бо, эти люди пытаются одурачить вас. Он недоуменно нахмурился:

— С чего вы взяли? Картина превосходная. Мне редко доводилось видеть что-либо подобное… теперь таких мастеров уже не сыщешь.

От неожиданной похвалы Серинис расцвела.

— О, благодарю вас! Бо внезапно осенило:

— Так это ваша картина? Серинис кивнула:

— Да, она была продана за пять тысяч фунтов.

— Никогда бы не подумал, что вы настолько талантливы, — признался Бо, изумленно глядя на жену. Спохватившись, он взмахнул рукой, отметая собственные слова. — Когда вы упомянули о том, что обычно ваши картины охотно раскупали, я предполагал, что они незаурядны, но и помыслить не мог, что они могут соперничать с полотнами Рембрандта!

— Какой чудесный комплимент, Бо! — Мило улыбнувшись, Серинис погладила его по руке. — Никогда еще не слышала такой похвалы!

— Это правда, дорогая.

Серинис кокетливо затеребила пуговицу на его рубашке, и сердце Бо судорожно забилось.

— Вы скажете хозяевам картины, что раскусили их замыслы, и пригрозите вышвырнуть их за борт, как Алистера?

Бо кивнул в сторону каюты:

— Почему бы вам не подождать меня в нашей каюте, дорогая? Мне бы не хотелось, чтобы вы слышали наш разговор. Он не предназначен для ушей леди.

— Разумеется. — Серинис внезапно испытала сочувствие к незнакомым джентльменам.

Дождавшись, когда жена скроется из виду, Бо подошел к двум незнакомцам.

— Джентльмены, ваша картина весьма заинтересовала меня. У вас есть другие полотна этого художника?

— Боюсь, нет, сэр. Эта картина — редкость, она досталась нам от покойного дядюшки. Но у нас есть и другие, не менее ценные полотна.

— Другие мне не нужны. Сколько вы просите за эту?

— Поскольку это поистине шедевр, мы бы хотели получить по меньшей мере двадцать тысяч фунтов.

— Даю вам семь и ни фартинга больше. Первый джентльмен неуверенно отвел взгляд:

— Не знаю, что и сказать, сэр…

Бо сделал вид, что собирается уходить. Обменявшись быстрым взглядом со спутником, в разговор вступил второй джентльмен:

— Видите ли, капитан, мы находимся в весьма затруднительном положении…

— Надеюсь, эта картина не краденая? — перебил Бо, подозрительно оглядывая собеседников.

— О нет, сэр, как вы могли такое подумать! — воскликнул первый и покраснел. — Сказать по правде, сэр, нас выгнали из родительского дома, после того как портной прислал отцу счет за новые костюмы. Отец заявил, что мы не получим ни шиллинга из наследства, если не научимся тратить деньги с умом, а портной пригрозил подать в суд, если мы не расплатимся. Мы согласны уступить вам эту картину за семь тысяч — конечно, этой суммы не хватит, чтобы покрыть наши долги, но мы попробуем упросить кредиторов подождать до тех пор, пока не распродадим остальные картины.

— Где вы ее взяли?

— Недавно это полотно и еще несколько других купили моя мать, намереваясь пополнить свою коллекцию. Но когда отец запретил ей оплачивать наши счета, она подарила нам картины вместо денег.

Удовлетворенный ответом, Бо коротко кивнул:

— Я прикажу своему помощнику выдать вам деньги и расписку.

Джентльмены улыбнулись и застыли в ожидании, пока Бо беседовал с Оуксом:

— Спуститесь в мою каюту и попросите у миссис Бирмингем разрешения взять шкатулку. Если она начнет расспросы, в чем я сомневаюсь, объясните, что на борт прибыли очередные торговцы. Отсчитайте семь тысяч фунтов, напишите расписку на эту сумму и возвращайтесь сюда.

Пока капитан отдавал распоряжения, Стивен Оукс любовался картиной.

— Ваше новое приобретение, капитан? Красивая вещь..

— Как и ее создательница. Оукс в удивлении вскинул брови:

— Вы хотите сказать?..

— Моя жена, — пояснил Бо, сдержанно улыбнувшись. — Но я купил картину не для нее. Подарю полотно своим родителям на Рождество.

— Чудесный подарок, сэр!

— Несомненно. Но я бы предпочел, чтобы жена не знала об этом.

— Буду нем как могила, капитан, — пообещал Оукс, приложив ладонь к груди.

— Вот и хорошо, а теперь ступайте.

Пройдя несколько шагов, Оукс вдруг обернулся:

— Вы не передумали освобождать от груза соседнюю каюту, сэр?

Б о нахмурился:

— Нет, не передумал, Оукс. Моя жена нуждается в уединении.

Помощник тяжело вздохнул: очевидно, миссис Бирмингем не подозревала о том, сколько мук причинит ее решение мужу. Неужели она не понимает, что команда сурово осудит ее за подобный поступок?

— Какая жалость, сэр!

— Верно, Оукс.

Серинис вошла в отведенную ей каюту и невольно поникла, созерцая унылую обстановку. Голые стены обступали ее с четырех сторон. Каюта без единого окна была примерно в четыре раза меньше той, которую занимал Бо. У одной из стен стояла койка, застеленная жестким шерстяным одеялом, подоткнутым под матрас. Серинис задумчиво провела ладонью по наволочкам и простыне, вдыхая их свежий, но ничем не примечательный запах, и почувствовала, как у нее вдруг защемило сердце. Быстро сморгнув слезы, девушка глубоко вздохнула, собираясь с силами, прежде чем осмотреть остальную скудную мебель. Под небольшим зеркалом, висевшим на стене, располагался умывальник с кувшином и тазом. Возле кровати едва помещался крохотный стол и единственный стул. Последним из предметов меблировки оказался старый сундук у стены.

— Вы довольны, дорогая?

Услышав знакомый голос, Серинис вздрогнула и, обернувшись к двери, увидела, что Бо стоит на пороге, прислонившись плечом к косяку. Упрямо вскинув подбородок, она встретила ироничную улыбку Бо.

— Вполне.

Бо склонил голову набок, вглядываясь в глубины темных глаз, исполненных холодного равнодушия.

— Уверены?

Серинис кивнула:

— Мне требовалось уединение. Теперь не придется опасаться вашего вторжения. Чего же еще я могу желать?

Бо небрежно пожал плечами:

— Каюта наверняка устроила бы любого пассажира, но, насколько я знаю, вы боитесь тесных замкнутых пространств. Мне даже запомнилось, как мои одноклассники решили подшутить над вами и заперли вас в старом сундуке, стоявшем в сарае. К тому времени как я услышал крики и выпустил вас, вы так расстроились, что чуть не задушили меня, когда я смог вас успокоить.

Чутье подсказывало Серинис, что муж намеренно выбрал именно эту каюту, лишь бы досадить ей.

— Братья Бисли были злыми, драчливыми мальчишками, которым доставляло удовольствие изводить других. — Она смотрела на Бо в упор. — Видимо, это входило и в ваши намерения, сэр?

— Вы сами сказали, что вам необходимо совсем немного места, чтобы расстелить одеяло, — напомнил Бо. — Корабль перегружен, поэтому мы смогли освободить лишь самую маленькую из кают. Остальные каюты побольше, но они забиты до потолка. Ничего другого я не могу вам предложить.

— Не можете или не хотите?

Бо явно не собирался проявлять снисходительность:

— Если это помещение вас не устраивает, мадам, откажитесь от своей нелепой затеи и возвращайтесь в мою каюту. Я предупреждал, что обычно не беру на борт пассажиров. Исключение было сделано только для вас, но я не намерен выбрасывать груз за борт для того, чтобы потакать вашим прихотям.

Резкость Бо возмутила Серинис:

— Бо Бирмингем, если вы надеетесь, что я на коленях приползу к дверям вашей каюты и попрошу впустить меня обратно, вас ждет разочарование: ничего подобного я не сделаю!

— Как вам угодно, дорогая, — усмехнулся Бо, — но если передумаете, дверь моей каюты всегда открыта для вас, так что мольбы не понадобятся.

Стивен Оукс, некоторое время наблюдавший за супругами из коридора, подошел поближе, снял фуражку и улыбнулся Серинис:

— Прикажете перенести сюда ваш багаж, миссис Бирмингем?

— Можете не спешить, мистер Оукс, — сдержанно откликнулась она.

Помощник не отрываясь смотрел на нее, и Бо не выдержал:

— Хотите спросить «мою жену еще о чем-то, мистер Оукс?

— Пожалуй, да, — ответил помощник, словно не замечая хмурое выражение на лице капитана. — Поскольку эта каюта не самое подходящее место для леди, я хотел бы предложить ей мою собственную. Уверен, там ей будет гораздо удобнее.

— А где же станете спать вы? — кисло поинтересовался Бо, недовольный вмешательством помощника.

— Я с удовольствием повешу гамак там, где спят остальные матросы, — жизнерадостно отозвался Стивен. — По правде говоря, я давно соскучился по компании.

— Такова цена положения первого помощника, — отрывистым тоном напомнил ему Бо. — Вам нельзя ронять авторитет. Этого я не допущу.

— Тогда я поставлю свою койку здесь, в этой каюте, — предложил Оукс, одарив Серинис мальчишеской улыбкой.

— Я признательна вам за доброту, мистер Оукс, — сказала она, — но мне неловко выгонять вас из собственной каюты.

Помощник разочарованно вздохнул:

— Тогда моя каюта будет пустовать, а жаль. Видите ли, миссис Бирмингем, я принял решение и теперь до возвращения в Чарлстон не переступлю порога своей каюты, разве что заберу оттуда свои вещи. Независимо от того, согласитесь вы принять мое предложение или нет, каюта будет свободна.

— Черт! — пробормотал Бо.

Подняв голову, Серинис увидела на его лице мрачную гримасу, которая напугала бы и самого дьявола. Ее губы сложились в торжествующую улыбку.

— Поскольку ваша каюта все равно будет свободна, мистер Оукс, я не в силах отказаться от столь великодушного предложения. — Заметив, что муж красноречивым жестом скрестил руки на груди, Серинис не преминула польстить помощнику: — Редко встретишь столь галантного джентльмена, жертвующего своим удобством ради дамы. По-моему, ваша любезность должна служить примером для других моряков вашего ранга, ведь мало кто из них готов на жертвы ради ближнего…

Бо шумно прокашлялся, понимая, кого имеет в виду жена. Еще в детстве она отличалась острым язычком и умела больно задеть словом. Теперь оба повзрослели, но под обликом прекрасной женщины по-прежнему пряталась озорная девчонка, не желающая уступать Бо.

— Моя каюта находится вон там, миссис Бирмингем, — сообщил мистер Оукс, указывая на одну из дверей.

Серинис танцующей походкой последовала за ним с победоносной улыбкой на лице. Бо оставалось лишь шагать следом, что он и сделал, не сводя глаз с соблазнительно колышущихся юбок.

Оукс провел спутников по коридору, но прежде чем пригласить их в свою каюту, нерешительно помедлил на пороге, вдруг вспомнив, какой беспорядок царит внутри. Покраснев, он пробормотал:

— Не могли бы вы подождать несколько минут? Я только немного приберу…

— Разумеется, — отозвалась Серинис, нехотя отступая в сторону Бо.

— Если вы согласитесь на некоторое время расстаться со своим заступником, — мрачно начал он, — мы могли бы подняться на палубу и поговорить, не нарушая приличий.

Судя по всему, Серинис не собиралась возвращаться к нему в каюту.

— Мне бы не хотелось причинять вам лишние хлопоты, сэр. — Она небрежно пожала плечами.

Бо хмыкнул:

— Боюсь, вы уже причинили мне слишком много хлопот, мадам.

— Вот поэтому и не желаю беспокоить вас впредь, капитан. Я согласна остаться здесь. — И, не сумев удержаться, она добавила: — Надеюсь, мистер Оукс будет так любезен проводить меня на палубу, если мне вздумается подышать свежим воздухом.

Прислонившись плечом к стене, Бо язвительно спросил:

— Вам доставляет удовольствие злить меня, или это выходит само собой?

— Злить вас? — рассмеялась Серинис, отметая вопрос легким взмахом руки. — Я просто усвоила ваш урок, капитан.

Она решила не обращать внимания на человека, стоящего рядом, но увы, делать это оказалось труднее, чем она предполагала. С каждым вздохом она чувствовала близость Бо, невольно вспоминая, как его руки блуждали по ее обнаженному телу, вызывая ощущения, от которых даже сейчас ее бросало в дрожь. Молчание было единственным способом подавить странные, волнующие чувства, которые пробудил в ней Бо.

Капитан с трудом сдерживал себя. В нем нарастало желание обвести пальцем тонкое ушко Серинис, коснуться ее упрямого подбородка… Он придвинулся чуть ближе, вдыхая ее тонкий аромат, и прибег к совершенно иной тактике.

— Я не говорил вам, как вы были прекрасны, когда лежали в моих объятиях, сгорая от желания? — вкрадчиво зашептал он. — Ваша красота ударила мне в голову, подобно крепкому вину. Я пытаюсь отделаться от навязчивых видений, но они продолжают мучить меня. Ни к одной женщине я не испытывал такого влечения, как к вам.

Серинис прерывисто вздохнула. Прикрыв глаза, она вновь увидела перед собой Бо — обнаженного, загорелого.

— Ваша грудь нежна, — продолжил он, с трудом удерживаясь, чтобы не протянуть к ней руку, — словно розовый бутон, осыпанный росой, в золотистом сиянии утренней зари. Ее нектар сладок, как…

Дверь каюты неожиданно распахнулась, напугав обоих. Оглядев растерянные лица капитана и Серинис, Оукс озадаченно поднял бровь:

— Что-нибудь случилось?

— Нет! — хором выпалили они.

— Ничего не… — начала Серинис, едва переводя дух. Даже теперь ее грудь подрагивала при воспоминании о ласках горячих губ мужа.

— Лучше бы вы… — одновременно произнес Бо.

С виноватым видом супруги осеклись и переглянулись. Оукс прокашлялся и посторонился.

— Вы найдете здесь все необходимое, миссис Бирмингем, но если вам понадобится что-нибудь еще…

— Она обойдется, — сухо прервал его Бо. — Если не ошибаюсь, у вас есть служебные обязанности? Или я забыл сообщить вам о них?

— Вы правы, у меня действительно есть обязанности, — поспешно отозвался Стивен. — И я намерен немедленно приступить к работе. — Еще раз улыбнувшись Серинис, он заторопился на палубу.

— Мне жаль выгонять его из каюты, — пробормотала Серинис.

— Он сам себя выгнал, — возразил Бо. — Я пришлю Билли помочь вам устроиться на новом месте.

Серинис сдержанно кивнула. Похоже, они вновь превратились в противников.

— Буду вам признательна, капитан.

Быстро захлопнув за собой дверь каюты, Серинис облегченно вздохнула. Только теперь она почувствовала себя в безопасности от чар мужа.

Немного погодя в дверь каюты Серинис постучал Билли Тодд и робко сообщил, что сегодня вечером ей придется присутствовать на ужине у капитана.

— Сегодня к нему приглашено несколько джентльменов, мэм, поэтому он попросил вас одеться понаряднее: он намерен представить вас как свою жену. Вы должны прийти раньше гостей и появиться в каюте капитана в шесть часов.

Часы в капитанской каюте пробили шесть, когда Серинис осторожно постучала в дверь. Услышав ответный возглас Бо, она шагнула через порог и увидела, что ее муж стоит у туалетного столика и пытается завязать галстук. Он выглядел весьма привлекательно в темно-сером двубортном сюртуке, серебристом жилете с большими отворотами и узких светло-серых бриджах в тонкую полоску, заправленных в начищенные до блеска невысокие сапоги. Серинис успела окинуть его стройную фигуру восхищенным взглядом, прежде чем Бо резко обернулся к ней.

— Не поможете мне завязать эту чертову штуку? — раздраженно спросил он, но, едва увидев Серинис, опустил руки и уставился на нее. Волосы Серинис, собранные на макушке и уложенные затейливым узлом, невольно наводили на мысль, что сооружение столь элегантной прически потребовало уйму времени и сил. Бледно-розовое платье поблескивало в лучах свечей сотнями крохотных искорок. Квадратный вырез выставлял напоказ соблазнительную ложбинку, лиф плотно облегал упругие округлости. Широкие газовые рукава заканчивались узкими вышитыми манжетами. Юбка ниспадала глубокими складками вокруг длинных стройных ног. Внезапно Бо потерял дар речи и был не в силах высказать восхищение ее несравненной красотой.

Серинис легкой походкой приблизилась к мужу и начала завязывать галстук. Бо не знал, куда девать руки, и хотя желание обнять Серинис было ошеломляющим, он в конце концов сунул их в карманы брюк — из предосторожности, чтобы не затеять очередную ссору. Не напрасно ли он с самого начала заговорил о разводе?

— Билли сказал, что сегодня у вас будут гости, — произнесла Серинис, приподнимаясь на цыпочки, чтобы поправить узел галстука.

Бо приподнял подбородок, покорно отдаваясь ее заботливым рукам.

— Да, несколько молодых джентльменов из города. Недавно мы вместе охотились на куропаток. Думаю, моим гостям понравится стряпня Филиппа. Я пригласил их, еще не подозревая, что сегодня наша первая брачная ночь.

— У вас есть знакомые в Лондоне? — удивилась Серинис. — А я думала, нелегко поддерживать дружбу, появляясь в порту лишь изредка.

— Нелегко, — согласился Бо, — но все же у меня осталось несколько друзей.

— Странно уже то, что вам не чужда светская жизнь. Мне казалось, вы слишком поглощены делами.

Бо посмотрел вниз, и его тут же заворожила обольстительная ложбинка повыше выреза, которая оказалась совсем рядом, пока Серинис поправляла галстук. Очевидно, она не надела корсета: ее грудь выглядела естественно. Бо впервые в жизни видел такую прелесть. Ему мучительно хотелось погладить эти сливочные полушария, и сдержанность потребовала от него колоссальных усилий воли. Опасаясь отпугнуть Серинис, он осторожно пожал плечами.

— Что толку в упорной работе, дорогая, если нельзя насладиться ее плодами?

Серинис рассмеялась:

— Вы совершенно правы, сэр.

— Мои гости не подозревают о том, что сегодня наша первая брачная ночь, поэтому, если вы не против, дорогая, я предпочел бы дать им понять, что мы женаты уже год или два, несмотря на ваш юный возраст.

Серинис вскинула голову, глядя на него в упор:

— А если они начнут расспросы?

— Тут уж ничего не поделаешь. Придется во всем сознаться.

— Не могли бы вы сообщить мне причину этого решения, сэр?

Желание стало невыносимым, и Бо осторожно обнял жену за талию. Она мгновенно напряглась, но вскоре улыбнулась и даже слегка расслабилась.

— Я не хочу, чтобы у них создалось впечатление, будто вы вышли замуж второпях, не насладившись ухаживаниями.

— Боитесь, что они сочтут меня ветреной особой?

— Боюсь, что они попытаются отбить вас у меня, — поправил Бо с тяжелым вздохом. — Мне доводилось слышать, как они бахвалятся своими победами, и я не желаю, чтобы вас сочли легкой добычей.

— Стало быть, и вы хвастались своими победами в их компании? — настороженно спросила Серинис. — Если так, наш брак предстанет перед ними не в лучшем свете.

— Отец давно объяснил мне, что джентльмену не пристало поддерживать подобные беседы. Обычно их заводят те, кто стремится потешить свое самолюбие, а у меня никогда не возникало такого желания.

Серинис обняла его за шею, коротко чмокнула в губы и быстро высвободилась, что вызвало у Бо возглас досады.

— Вы безжалостная кокетка, мадам, но берегитесь! — предостерег он. — Я не вынесу такой пытки, не позволю вам то манить меня, то отталкивать. Играя с огнем, вы непременно обожжетесь.

Серинис мило надула губки, игриво взмахнула длинными шелковистыми ресницами и бросила в сторону Бо лукавый взгляд. Он предупредил о том, что по прибытии в Чарлстон им придется развестись, но ведь он может и передумать. Серинис не считала, что обязана мириться со своей участью, не попытавшись вызвать у Бо желание создать прочную семью. Ведь она большую часть жизни была влюблена в этого человека и не представляла другого мужчину в роли своего мужа.

— Я не собираюсь дразнить вас, Бо, но не прочь время от времени целовать. Если же вы сочтете такие ласки непозволительными, я ограничусь малым: буду только поглаживать вашу руку.

Бо раздраженно хмыкнул, понимая, что и согласие, и отказ станут для него одинаковым мучением.

Под взглядом мужа Серинис украдкой усмехнулась. Они вновь очутились на безопасной территории, где она будет безбоязненно играть роль его жены в присутствии гостей, а затем удалится в свою каюту и проведет ночь без сна, мечтая о поцелуях Бо и его будоражащих ласках.

Возраст троих гостей находился в пределах от двадцати трех до двадцати девяти лет. Их глаза заблестели при виде Серинис, но когда Бо представил ее как свою жену, гости, забыв о вольных помыслах, по очереди вежливо поцеловали ей руку. Пренебрегая титулами, они упросили Серинис называть их по именам, и вскоре в каюте воцарилась свободная и непринужденная атмосфера.

Отведав куропатку, искусно приготовленную и поданную с изысканным соусом, гости пожелали непременно познакомиться с коком и принялись уговаривать Филиппа бросить нынешнего хозяина, предлагая ему баснословное жалованье. Филипп не поддался на уговоры, объяснив, что еще не успел посвятить капитана во все тонкости французской кухни, поскольку ученик ему попался на редкость ленивый. Его добродушное подшучивание было встречено дружным смехом, к которому присоединился даже Бо.

На протяжении вечера все четверо мужчин то и дело обменивались репликами с Серинис, наслаждаясь ее остроумными ответами. Уходя, гости запечатлели на ее руке галантные поцелуи под неусыпным наблюдением мужа и распрощались, заверив хозяина каюты, что вечер выдался восхитительным.

Вскоре после их ухода Бо погрузился в задумчивость, поэтому Серинис не выдержала и спросила:

— Вы по-прежнему сердитесь на меня? Тяжело вздохнув, он откинулся на спинку стула.

— Я предчувствую, что Алистер завтра вновь явится сюда, и скорее всего в сопровождении члена магистрата.

Серинис обвела пальцем крышку оловянной чернильницы, стоявшей на массивном письменном столе.

— Вы говорили, что после заключения брака Алистер не сможет предъявить права опекуна, — напомнила она мужу. — Вы изменили свое мнение?

— Будь наш брак настоящим, я не сомневался бы в том, что упоминание о нем в суде пересилит все прочие доводы. К несчастью, Алистер наверняка будет оспаривать его подлинность и уверять магистрат в том, что наш брак фиктивный, поскольку мы обменялись клятвами сразу после его визита. Кроме того, мадам, по-моему, вы не умеете лгать.

Серинис насторожилась:

— Надеюсь, вы не предлагаете осуществить наш брак, лишь бы переубедить этого негодяя? Послушайте, Бо…

— Нет, этого я не предлагаю, — отрезал он. и тут же пожалел о своей вспышке. Протянув руку через стол, он успокаивающим жестом пожал ладонь Серинис. — Простите, я не хотел вас обидеть. Вечер прошел удачно, и у меня нет ни малейшего желания ссориться.

Что же нам делать? — растерянно спросила Серинис, пожалев о своих подозрениях. — Не могут же они подвергнуть меня пытке… — Она осеклась: в голову ей пришла другая, еще более ужасающая мысль, и она замолчала.

Заметив гримаску отвращения на лице жены, Бо поспешил успокоить ее:

— Вас осмелятся подвергнуть только допросу, но в случае возникновения серьезных сомнений могут просто предположить, что наш брак был фиктивным, аннулировать его и отдать вас под опеку Алистера.

— Слово «опека» здесь вряд ли уместно. — Серинис передернуло. — Будь в доме Лидии тюремная камера, у меня появились бы веские причины для опасений. Уверена, Алистер прибег бы к помощи самых изощренных орудий пытки, лишь бы добиться своего. И все-таки мне не верится, что он желает стать моим опекуном. Скорее ему что-то нужно от меня, но что — я не понимаю.

— Если согласитесь выслушать, Серинис, не принимая мои слова в штыки и не встречая их подозрениями, возможно, мы вместе найдем удачный выход.

Решив, что перед разговором требуется подкрепиться, Серинис потянулась к бокалу с вином, который недавно поставила на стол.

Бо поднял бровь, увидев, как Серинис осушила бокал одним глотком. Только теперь он понял, как она нервничает. Девочка, которая прежде восхищалась им, стала бояться его — или его предложений.

Неожиданно Серинис икнула, удивленно раскрыла глаза и зажала рот ладонью.

— О, простите!

— Больше никакого вина, — заявил Бо, запирая в шкаф графин. Он без труда понял, что Серинис не приучена к крепким напиткам.

— Значит, вы считаете, что я не умею лгать и потому мне не поверят, — начала Серинис и вновь икнула, вспыхнув от стыда.

Бо усмехнулся:

— По-моему, вы краснеете с такой же легкостью, с какой другие дышат. Серинис, поскольку вашим воспитанием занимался такой человек, как ваш отец, вы понятия не имеете о двуличии. Следовательно, вам придется воспользоваться своими преимуществами.

— Какими? — Серинис удалось подавить очередной приступ икоты, но она опасалась, что за ним последуют другие.

— Невинностью, наивностью. Ведь вам недостает житейского опыта. Если член магистрата способен с виду отличить простолюдинку от леди, он вряд ли осмелится обвинить вас во лжи. — Присев на край стола, Бо вытянул вперед ноги, скрестил руки на груди и вгляделся в разрумянившееся лицо Серинис. — Постарайтесь не слишком нервничать, когда он начнет расспросы. Если сумеете, попытайтесь представить себе, что вы уже не девственница.

Серинис обмахнулась взятым со стола листом бумаги. От слов Бо ее бросило в жар.

— Понимаете, что я имею в виду? — Бо внимательно наблюдал за ней.

Серинис пожала плечами, встала и отошла к туалетному столику. Стоя перед ним, она могла следить в зеркале за выражением лица Бо.

— Кое-что Лидия объяснила мне несколько лет назад. Бо недоверчиво покачал головой:

— Наверное, беседа была весьма поучительной.

— Мне известно, что мужчина и женщина должны соединиться, чтобы зачать ребенка, — выпалила Серинис, раздраженная тем, что Бо считает ее наивной дурочкой. — Но я не знаю, как именно это происходит.

— Вы хотели бы узнать все подробности? « Несмотря на свою любознательность, Серинис сочла подобное предложение непристойным.

— От вас?!

— Почему бы и нет? Я — ваш муж.

— Пока, — уточнила Серинис.

— Да, на какое-то время, — подтвердил Бо и добавил: — А может, вы предпочитаете наставления Алистера?

Серинис даже не попыталась скрыть дрожь. Отвращение, которое она испытала под похотливым взглядом Алистера, пробудилось в ней с поразительной быстротой.

— Что же, по-вашему, я должна знать?

Бо посвятил ее в подробности, стараясь заинтересовать, а не напугать. Рассказывая Серинис о тайнах совокупления, он испытывал такое же удовлетворение, как в те минуты, когда ласкал ее грудь, хотя, разумеется, предпочитал второе.

Серинис не сводила с него глаз, и Бо понял, что ему удалось пробудить в жене чувственность. Его чресла напряглись, но Бо не сменил позу. Узкие брюки отчетливо обрисовывали появившуюся под ними выпуклость, привлекающую мимолетные взгляды Серинис. Наконец она посмотрела в лице мужу и увидела его улыбку. Вспыхнув, она поспешно отвернулась.

— Без этого я не мог бы предаваться любви, — объяснил он, понимая, что Серинис наверняка сочла его объяснения прелюдией к действиям. — Мне хотелось бы всецело управлять своим телом, но любые мысли о близости с вами неизбежно вызывают возбуждение.

— А вы не думайте об этом, — бросила через плечо Серинис, вспомнив о недавнем разговоре Бо с Оуксом. — Так будет лучше для нас обоих.

— К вашему сожалению, мадам, мужскими инстинктами меня наделила природа с целью продолжения рода. Если бы мужчинам всегда удавалось совладать с желаниями, на свет появлялось бы гораздо меньше детей.

— Хотелось бы знать, зачем вы рассказываете мне все это? Ради собственного удовольствия? Или потому, что хотите подготовить меня к расспросам членов магистрата? Считаете, я не справлюсь с этой задачей без репетиции?

Не желая впредь возбуждать подозрения жены, Бо пред почел уклониться от ответа на первый вопрос.

— Просто я не хочу, чтобы вы случайно проболтались о том, что наш брак так и не был осуществлен.

Охваченная нелепой обидой, Серинис тщетно, подыскивала подходящий ответ. Не сумев найти его, она заявила:

— Я вовсе не бездарная актриса, которой необходима уйма репетиций только для того, чтобы зазубрить реплики!

— Тогда будьте любезны ответить на один вопрос, мадам. Если завтра вам придется поклясться, что мы провели ночь в одной постели, как муж и жена, сумеете ли вы правдоподобно сыграть свою роль после моих объяснений?

Внезапно Серинис стало трудно дышать.

— Я…

— Не смущайтесь, миссис Бирмингем, если вы и вправду миссис Бирмингем. Вы должны ответить мне, делили ли вы ложе с человеком, который называет себя вашим мужем. Если же вы не сможете подтвердить это под присягой, тогда мне не останется ничего другого, кроме как отдать вас под опеку мистера Уинтропа. — Наклонившись вперед, Бо не сводил глаз с ошеломленного лица Серинис. Помедлив, он повторил свой вопрос более мягким тоном: — Скажите правду, миссис Бирмингем, предавались ли вы с мужем любви, был ли осуществлен ваш брак?

На миг Серинис лишилась дара речи, а затем выпалила:

— Неужели мне придется отвечать на столь бесстыдные вопросы?

— По какой-то причине Алистер вознамерился завладеть вами, — объяснил Бо. — Он не остановится ни перед чем. Будем надеяться, что член магистрата окажется более деликатным. Вы должны уверенно ответить, что эту ночь мы провели вдвоем. — Он издал краткий смешок. — Заметив ваше смущение, никто не решится продолжить расспросы. Все будет ясно само собой.

Если раньше Бо считал, что Серинис слишком легко краснеет, то теперь он видел, что за последний час румянец ни на секунду не покидал ее щеки.

— Понимаю, вам будет нелегко согласиться разделить со мной ложе, но откровенно говоря, не вижу другого способа избавить вас от необходимости лгать. И хотя мне придется нелегко, обещаю: я не стану прибегать к насилию.

— Если ничего другого вы не в состоянии предложить полагаю, придется попробовать… но с одним условием: вы ляжете спать в брюках.

Бо с улыбкой кивнул:

— Хорошо, если вы настаиваете.

Его жена испустила прерывистый вздох.

— В таком случае я схожу за ночной рубашкой.

— Надеюсь, она не слишком соблазнительна? — пошутил Бо.

— Не беспокойтесь, сэр, я уже знаю, как стремительно вы умеете раздеваться.

Оба замолчали, припоминая события минувшего дня.

— Теперь вам легче? — наконец спросил Бо. Решив, что упоминать о дрожащих под платьем коленях не стоит, Серинис осторожно кивнула:

— Да, благодарю вас.

Однако ни вежливая беседа, ни то, что Бо допоздна засиделся за письменным столом, разбирая бумаги и делая записи, не принесли им обоим облегчения. Серинис не спала, когда он наконец снял всю одежду, кроме брюк, и вытянулся рядом с ней. Долгое время они смотрели в потолок, не в силах преодолеть смущение. Наконец Серинис свернулась клубочком, но под тяжестью тела Бо матрас опустился, и сохранять между ними расстояние в таком положении было нелегко. Едва начав засыпать, Серинис почувствовала, как он придвинулся к ней. Она заерзала, отодвигаясь к стене, но обнаружила, что Бо придавил подол ее ночной рубашки.

— Мне всегда казалось, что кровать достаточно широка, — заметил Бо, слегка приподнимаясь, чтобы Серинис могла высвободить подол.

— Я могла бы лечь на полу, — предложила она.

— Ни в коем случае. Уж если я решил совершить благородный поступок, то пойду до конца.

— Тогда, может быть, вы…

— Несмотря на все свое благородство, я не святой, — возразил Бо, не оставляя у Серинис сомнений в том, что он готов прибегнуть к насилию, лишь бы не пришлось спать на полу.

Серинис невольно засмеялась, заставив Бо с любопытством спросить:

— Что вас так насмешило?

— Ничего.

— Нет уж, признавайтесь, — потребовал он.

Он лежал так близко и выглядел так соблазнительно… Внутри у Серинис что-то сжалось, когда она поняла, что отмахнуться от мыслей о Бо невозможно. Перевернувшись на спину, она украдкой поглядывала на его широкую грудь, втайне желая вновь прикоснуться к нему так, чтобы вызвать блаженный стон.

— Сегодня днем я представляла вас рыцарем в сияющих доспехах. Это сравнение показалось мне забавным, вот и все.

— Рыцарем в сияющих доспехах? — недоуменно переспросил он.

— Всего на миг. Мне не удалось даже упросить вас поцеловать мне руку, а ведь вы отважились на большее…

— Что вам не удалось?

— В воображении, — поспешно пояснила Серинис и взмахнула тонкой рукой, надеясь прекратить разговор. — Впрочем, не важно. Почему бы нам не попытаться заснуть?

Как будто это было возможно!

— Ни в коем случае.

— Почему?

— Прежде я хочу поцеловать вашу руку.

Бо не ошибся: Серинис и вправду была наивна. Ей понадобилось не меньше минуты, чтобы понять, к чему привел начатый ею разговор. Серинис съежилась в панике, уже успев на своем опыте убедиться, что Бо не составит труда вновь соблазнить ее.

— Бо, прошу вас…

Но было уже слишком поздно.

Повернув ее руку ладонью вверх, Бо не спеша поцеловал ее — так, что у Серинис перехватило дыхание. Когда он поднял голову, места на кровати словно стало еще меньше.

— Напрасно вы сделали это, Бо, — прошептала Серинис, ощущая нарастающий жар внутри.

Бо помрачнел.

— Вы правы. — Не добавив ни слова, он встал, вынул из шкафа одеяло и устроился в кресле за столом.

Прошло немало времени, прежде чем Серинис поняла: он не намерен прикасаться к ней. Ей бы радоваться, но вместо этого в глубине ее существа проснулось нестерпимое желание, требующее утоления.

 

Глава 7

В пробуждении рядом с нежным, женственным телом, свернувшимся в изящной позе, есть нечто интригующее, сонно размышлял Бо. Первые лучи нового дня проникли сквозь стекла иллюминаторов. Каюта купалась в ярком, красновато-желтом сиянии, позолотившем светлые блестящие пряди волос его жены, разметавшихся по подушке. Тонкий запах, исходивший от них, манил потереться щекой о шелковистые кудри, и это желание было у Бо не единственным. Его бедра касались упругие ягодицы жены, и если бы он лег спать обнаженным, то сумел бы по достоинству оценить их. Рубашка Серинис сбилась, открывая взгляду длинные стройные ноги и округлые бедра. Участившееся сердцебиение предупредило Бо о том, что если он сию же минуту не покинет каюту, ему придется нарушить обещание, поддавшись искушению разбудить жену нежными ласками.

Осторожно встав с постели, он на цыпочках отошел к туалетному столику и плеснул в лицо холодной водой. Ему следовало бы нырнуть с борта в реку, чтобы охладить пыл. Бо направился к двери, но, бросив взгляд через плечо, застыл, ошеломленный завораживающим зрелищем. Серинис лежала на боку, и один вид ее полуобнаженной спины подействовал на Бо, словно недвусмысленное приглашение, слетевшее с ее губ. Он просто не мог покинуть каюту, зная, что сюда в любую минуту может явиться ни о чем не подозревающий помощник.

Бесшумно вернувшись к кровати, он укрыл Серинис одеялом. Некоторое время он стоял неподвижно, чувствуя прилив желания, лаская взглядом тонкий профиль на подушке. Даже ради спасения собственной жизни он не сумел бы удержаться и не погладить блестящий завиток на ее виске. С губ Серинис слетел трепещущий вздох, и она сонно перекатилась на спину, положив руку на его подушку. Внезапно глаза Серинис открылись, и она обнаружила, что Бо склонился над ней. По ее лицу порхнула улыбка, глаза засветились.

— Доброе утро, — пробормотала она.

— Доброе утро, милая. Вижу, ты хорошо выспалась.

— Замечательно! Особенно когда вы наконец улеглись в постель.

Бо удивленно вскинул бровь:

— О чем это вы, мадам?

Засмеявшись, Серинис покачала головой, отказываясь отвечать на вопрос. Перекатившись на бок, она сверилась клубком, пробормотала «не важно» и почесала нос.

— Надеюсь, вы ни на что не намекаете? — произнес Бо и оперся ладонью о бедро жены.

— А вы? — отозвалась она, прикусив нижнюю губу. Она явно напоминала о своем предложении превратить брак из краткого в продолжительный. Бо вздохнул.

Серинис расценила его вздох как категорический отказ и моментально упала духом. Сморгнув подступившие слезы, она уткнулась носом в подушку, чтобы скрыть разочарование. Наконец, проглотив вставший в горле ком, она робко оглянулась и увидела, что Бо стоит на том же месте.

— Вы не могли бы отвернуться, пока я встану и наброшу халат?

Голос Серинис утратил игривые потки, о чем Бо тут же пожалел. Всеми фибрами своего существа он стремился к любви, но понимал, что нелепо впрягаться в ярмо, не обдумав прежде все достоинства и недостатки подобного положения. Они знали друг друга с детства, но Бо не мог связать с Серинис судьбу, не узнав, какой женщиной она стала.

Отступив от кровати, он повернулся к ней спиной и застыл в ожидании. Вскоре босые ступни Серинис прошлепали к двери. Обернувшись, Бо увидел ее на пороге. Спустя несколько мгновений в тишине коридора гулко хлопнула дверь каюты помощника.

Выругавшись себе под нос, Бо захлопнул дверь, решив поскорее забыть о приятном начале дня.

Судья из магистрата, посетивший корабль в обществе Алистера Уинтропа и Ховарда Радда, не произвел на Бо никакого впечатления. Он оказался коренастым, краснолицым мужчиной, который явно кичился своим положением. Судя по тому, как лебезили перед ним оба спутника, они рассчитывали на его благосклонность. В присутствии судьи они потребовали у Бо позвать на палубу Серинис.

— Вы сами увидите, ваша честь, что этот янки воспользовался неопытностью юной девушки и заставил ее забыть о правилах приличия, — уверял Алистер судью, поддерживая его под руку. — Наверняка за несколько дней пребывания на корабле она уже успела отдаться негодяю.

Мистер Оукс вызвался пригласить даму, и когда она поднялась на палубу, вокруг стало тихо. Матросы прекратили работу, ожидая скандала. Они посмеивались, уверенные, что капитан справится с судьей, не говоря уже о двух ничтожествах, сопровождавших его.

Поднявшись по трапу, Серинис грациозно прошествовала через всю палубу и остановилась рядом с мужем. Бо обвил рукой ее талию.

— Видите? — вопросил Алистер, указывая на пару. — Этот подлец даже не стесняется тискать ее в вашем присутствии! Сущий развратник!

— Вижу, — громко отозвался судья, нахмурив клочковатые брови. Девушка и впрямь оказалась настолько миловидной, что могла бы соблазнить самого положительного джентльмена. Внимание к ней мужественного моряка вполне понятно. — Вероятно, нас с леди следовало бы представить друг другу…

Эту миссию взял на себя Алистер:

— Мисс Серинис Кен…

— Прошу прощения, — вмешался Бо, — но поскольку вы находитесь на моем корабле, представить даму должен я.

Алистер хмыкнул, не видя причин возражать, и издевательски поклонился капитану.

— Серинис, это достопочтенный судья Блейкли, — произнес Бо, и Серинис вежливо присела. — Ваша честь, позвольте представить вам мою жену, миссис Бирмин…

— Что?! — возмущенно вскричал Алистер.

В толпе матросов послышался смех. Некоторые подошли поближе, чтобы лучше слышать.

— Моя жена, миссис Бирмингем, — повторил Бо, обращаясь к судье.

На тощей шее Алистера, торчащей из воротника, натянулись жилы.

— Он лжет!

— А я думал, она… — растерянно протянул судья.

— Ну это уж слишком! — не унимался Алистер. Встав на цыпочки, он угрожающе замахал кулаком перед носом капитана. — Кого, черт побери, вы надеетесь одурачить?

Невозмутимо сунув руку в карман сюртука, Бо вытащил свернутый лист бумаги и протянул его судье Блейкли:

— Документы в порядке, сэр.

— Брак был заключен совсем недавно, — заметил Блейкли, изучая свидетельство и особенно пристально вглядываясь в подписи. Наконец он взглянул на собеседника, не скрывая подозрения: — Кто-то присутствовал при этом, капитан?

— Вся команда моего корабля, сэр. В разговор вступил Ховард Радд:

— Он не имеет права жениться на ней! Девушка еще не достигла совершеннолетия. Брак, заключенный без позволения опекуна, не может считаться законным! — Кивая головой, — точно китайский болванчик, он торжествующе взглянул на Бо.

— Опекунша Серинис мертва, — объяснил Бо таким тоном, словно не слышал Радда. — Кроме того, священник, сочетавший нас узами брака, прекрасно знал, что восемнадцать лет Серинис исполнится лишь через несколько месяцев. Учитывая обстоятельства, он не стал возражать.

— Какие обстоятельства? — уточнил Блейкли.

— Дело в том, что вскоре я отплываю в Южную Каролину. Само собой, эта юная леди будет сопровождать меня.

— В качестве вашей жены? — судья посмотрел на Али — стера.

— Вот именно.

Алистер переводил взгляд с судьи на капитана, понимая, что после появления Серинис Блейкли стал сомневаться в том, какое решение принять.

— Это ничего не меняет, — громко возвестил Алистер. — Брак без разрешения опекуна считается недействительным! Поскольку опекуном Серинис являюсь я, она должна вер-нуться со мной домой.

Блейкли поморщился, смерив недовольным взглядом тощую фигуру Алистера.

— Сэр, уверяю вас: кричать мне в ухо вовсе незачем.

Уголки губ Бо дрогнули в сдержанной улыбке. Он перевел взгляд поблескивающих глаз на Радда, который вдруг начал проявлять признаки раздражения.

Судья окинул девушку отеческим взглядом.

— Мисс, прошу прощения, миссис Бирмингем, надеюсь, вы понимаете, что мой долг — убедиться в том, что здесь не произошло ничего предосудительного…

Серинис ответила чарующей улыбкой, умело скрывая отчаяние:

— Понимаю, ваша честь. Но должна признаться, мистер Уинтроп удивил меня, проявляя интерес к моему благополучию в отсутствие каких-либо причин…

Алистер попытался возразить, но Блейкли поднял руку, заставляя его замолчать:

— Он претендует на опекунство. Серинис усмехнулась:

— С таким опекуном, как он, меня можно было бы только пожалеть. Видите ли, он выгнал меня из дома моей покойной опекунши без гроша, не позволив даже набросить плащ. Я чуть не умерла от холода. А теперь этот человек уверяет, что желает мне только добра. По-моему, это не что иное, как фарс.

— Он представил в суд дополнение к завещанию вашей тетушки, в котором он назван опекуном, — сообщил Блейкли, пристально наблюдая за Серинис.

Она смело встретила его испытующий взгляд, поинтересовавшись:

— Скажите, ваша честь, далеко ли от фарса до подделки документов?

Взревев, Алистер бросился к Серинис, но Бо спокойно оттеснил его от жены и издевательски усмехнулся:

— Может, желаете продолжить беседу после ухода судьи? Могу предложить дуэль на пистолетах или кулачный бой, если, конечно, вы не против.

— Ни в коем случае! — отрезал Блейкли.

— Девушка лжет, ваша честь, — уверял Алистер. — Она без ума от этого повесы, который бросит ее в первом же порту!

— Ваша жена предъявила этому человеку серьезные обвинения, — сообщил судья, обращаясь к Бо.

— Разве они менее серьезны, чем попытка мистера Уинтропа оспорить законность нашего брака? Скажите, ваша честь, как поступил бы отец, узнав, что его дочь оказалась в подобном положении? У вас есть дочери?

— Трое, капитан. Младшая — ровесница вашей жены.

— Как бы вы поступили, узнав, что юную леди сочетал узами брака священник на виду у всей команды, что она провела ночь со своим мужем, а на следующий день законность брака подвергается сомнению?

Блейкли жестом заставил Алистера молчать, прокашлялся и ответил:

— Я бы выяснил, получила ли брачная церемония надлежащее завершение. — Помедлив минуту, он взглянул на Серинис: — Прошу прощения, миссис Бирмингем, но мне придется задать вам один деликатный вопрос. Провели ли вы прошлую ночь с капитаном Бирмингемом?

Над палубой нависла напряженная тишина. Матросы украдкой поглядывали на Серинис. Несмотря на предупреждение Бо, вопрос вызвал у нее смущение, и она радовалась уже тому, что может сказать судье правду.

— Да, ваша честь, прошедшую ночь мы провели вместе. — Затем, желая побыстрее отделаться от Алистера, она уверенно добавила: — В одной постели.

По-видимому, ничего большего судья и не желал услышать. Покраснев, он обратился к Бо:

— Простите, что мы потревожили вас, капитан Бирмингем. — Он приподнял шляпу. — Позвольте пожелать вам счастливого пути.

Алистер в ошеломленном недоверии уставился вслед судье, который направился к трапу.

— Не может быть… Неужели вы позволите этому негодяю остаться безнаказанным?

Помедлив возле трапа, судья Блейкли оглянулся через плечо:

— Капитан и миссис Бирмингем состоят в законном браке, сэр. Во всей Англии вам не найти судьи, который был бы иного мнения. Боюсь, вам придется смириться, Уинтроп.

— Как бы не так, болван! — выкрикнул вслед ему Али — стер. — Ты у меня еще поплатишься! — Стряхнув с плеча руку Радда, он метнулся к Бо, не скрывая ярости: — И тебе несдобровать, ублюдок! Можешь задирать нос сколько угодно, но от меня ты не уйдешь…

Бо прищурился, глядя на худосочного противника.

— Ты посмел оскорбить меня?

Не подозревая об опасности, Алистер потряс кулаком, не отказав себе в удовольствии повторить полюбившееся оскорбление:

— Вонючий ублюдок! Грязный и лживый янки…

В три шага Бо преодолел разделяющее их расстояние и схватил Алистера за воротник. Не обращая внимания на протестующие вопли, Бо понес его к лееру, остановился, раскачал свою ношу и вышвырнул ее за борт. Незваный гость дико замолотил руками и ногами, пытаясь отыскать опору, но увы, таковой поблизости не оказалось. Брань Алистера сменилась душераздирающим визгом, который заглушил громкий всплеск и хохот всей команды. Но и на этом Бо не успокоился. Пройдясь вдоль борта, он ловко вскочил на перила, подбоченился и прокричал Алистеру, который к тому времени уже всплыл на поверхность, отплевываясь и хватая ртом воздух:

— Можешь оскорблять меня, если у тебя хватит наглости, Уинтроп, но не смей даже в мыслях упоминать мою мать, иначе я прикажу выпороть тебя так, что на твоей шкуре не останется живого места! Я не позволю какому-то негодяю клеветать на женщину, которую я боготворю!

Спрыгнув с перил, Бо с отвращением отряхнул руки.

— Теперь он научится держать язык за зубами, кэп! — прокричал кто-то из матросов.

Бо кивнул:

— Тащите сюда бочонок, ребята, выпьем за то, что мы избавились от этого подонка!

От дружного топота ног судья поморщился, но одобрительно улыбнулся подошедшему капитану:

— Я тоже преклоняюсь перед своей матерью, сэр.

Бо улыбнулся: его мнение о судье изменилось в лучшую сторону.

— Стало быть, вы понимаете меня, ваша честь.

Он обернулся к Ховарду Радду, который на миг застыл в неподвижности, ошеломленный расправой с приятелем. Подбородок поверенного дрожал. Заплетающимся языком он заверил капитана, что у него и в мыслях не было оскорблять чью-либо мать. После жалкой попытки оправдаться он стремительно повернулся, метнулся к трапу, так что фалды его сюртука затрепетали на ветру, чуть не столкнулся с судьей и сбежал на причал. Спустя минуту он разыскал веревку и бросил ее конец Алистеру, беспомощно барахтавшемуся у борта корабля.

Оказавшись в объятиях мужа, Серинис радостно рассмеялась, и он ответил ей продолжительным и крепким поцелуем, но не для наблюдавших за ними матросов, а ради собственного удовольствия.

 

Глава 8

Серинис оторвала голову от подушки только для того, чтобы отыскать взглядом ведро, предусмотрительно оставленное Билли Тоддом возле постели. Издав негромкий стон отчаяния, она закрыла глаза, пытаясь справиться с подступающей тошнотой, но каждое покачивание корабля неизменно вызывало ответную бурю в желудке. Еще совсем недавно она радовалась уединению каюты помощника, а теперь считала ее камерой пыток. Штормы, в полосу которых корабль попал вскоpe после отплытия от берегов Англии, заставили Серинис втайне поклясться себе, что, .если она каким-то чудом переживет плавание, больше ее нога никогда не ступит на борт корабля.

За прошедшие пять лет Серинис постепенно забыла неприятные подробности путешествия из Чарлстона в Англию. Кроме того, их вытеснило горе, вызванное смертью родителей и потерей дома, но теперь, мысленно оглядываясь назад, Серинис вспоминала, что на протяжении всего плавания она пролежала пластом.

Слабая улыбка тронула потрескавшиеся губы Серинис, и она поморщилась, чувствуя, как кожа на них вновь лопнула. Из нее вообще никогда не выйдет моряка, даже самого захудалого. Если посчастливится когда-нибудь добраться до суши, никакие силы не заставят ее вновь выйти в открытое море. Больше никогда она не сможет любоваться волнами, не вспоминая мучительные ощущения, возникающие при подъеме носа корабля и последующем резком спуске с гребня волны. Пытка казалась бесконечной, волны одна за другой вздымали судно…

Серинис едва успела вовремя склониться над ведром. Как только у нее началась морская болезнь, она попыталась скрыть ее симптомы от Билли, упрашивавшего ее поесть. Но едва взглянув на уставленный аппетитной снедью поднос, к которому Серинис не притронулась, юнга все понял. К изумлению Серинис, Билли безо всякого отвращения бросился к ней I на помощь, принес ведро и влажное полотенце. Сквозь рыдания она упросила юнгу никому не рассказывать о случившемся, особенно Бо. Билли колебался, считая неразумным утаивать это от капитана, но в конце концов согласился. С тех пор он появлялся в каюте Серинис без вызова: приносил свежую воду, легкий бульон, чистые полотенца и украдкой опорожнял стоявшее возле постели ведро.

Несколько раз Бо настойчиво стучал в дверь каюты, с каждым днем его раздражение нарастало. Укрывшись одеялом до подбородка, Серинис отказывалась впускать мужа и даже отвечать на вопросы. Бо решил, что она по какой-то причине сердится на него, и на время прекратил попытки нанести ей визит.

Силы Серинис таяли, потрескавшиеся губы кровоточили при каждом движении. Даже вода не удерживалась в ее желудке. Сон стал единственным спасением от бесконечной пытки, но просыпаться было слишком тяжело: обычно вместе с пробуждением возникала необходимость избавиться от остатком содержимого желудка. Серинис даже не порывалась сменить ночную рубашку на более приличную одежду, ее волосы безнадежно спутались, но у нее не было сил беспокоиться о своем внешнем виде.

Три негромких удара в дверь возвестили о том, что Билли вернулся за чашкой, в которой принес бульон час назад. Он так и остался нетронутым. Услышав слабый голос Серинис, Билли вошел в каюту и застыл: впервые в жизни он видел перед собой человека, настолько близкого к — смерти. Под глазами Серинис залегли темные круги, щеки запали, прежде нежные пухлые губы пересохли от недостатка воды. Перепуганный юнга развернулся и бросился за капитаном, позабыв об обещании, данном Серинис.

Через несколько минут Бо стоял возле кровати Серинис. Его черные волосы растрепал вечерний ветер, глаза гневно горели.

— Черт побери, Серинис, почему вы молчали? Судя по вашему виду, вы уже стоите одной ногой в могиле.

Серинис не виделась с Бо несколько дней и теперь, окинув взглядом возвышающуюся над кроватью божественную фигуру, острее ощутила свою слабость. Еще недавно она радовалась тому, что он мирился с ее отказами впустить его, не пытаясь спорить. Тем не менее он постоянно присутствовал в ее мыслях, словно навязчивая мелодия. А сейчас он выглядел рассерженным, будто Серинис была виновата в своем плачевном состоянии.

— Уходите… — простонала она, отворачиваясь, чтобы скрыть неожиданно навернувшиеся слезы. — Я не хочу, чтобы вы видели меня такой.

— Я обещал заботиться о вас в болезни и здравии, дорогая, — напомнил Бо.

— Тогда выбросьте меня за борт, — предложила она, цепляясь за одеяло, которое Бо потянул на себя. — Я больше не вынесу ни дня этой пытки.

— Попробуйте сесть, — велел Бо, игнорируя мольбы и обнимая ее за плечи.

Серинис попыталась покачать головой, но тут же отказалась от нелепой мысли.

— Не могу! Так мне станет хуже. Я просто хочу, чтобы вы ушли.

— И дал вам умереть? — Бо издал короткий смешок. — Ни за что!

Серинис раскрыла глаза, изумляясь его жестокости.

— Бессердечный негодяй!

— Знаю. — Он помог ей сесть на край постели и свесить босые ноги, а затем просунул ее руки в рукава халата.

— Что вы делаете? — беспомощно простонала она. — Меня сейчас стошнит…

— Дышите глубже, — велел Бо, присев на корточки, чтобы помочь Серинис надеть туфли. — Все будет хорошо.

К несчастью, эти слова не успокоили ее желудок. Во внезапной панике Серинис метнулась к ведру и склонилась над ним. Тошнота долго не утихала. Наконец Серинис без сил повалилась на постель. Прикосновение прохладного влажного полотенца к лицу и шее принесло некоторое облегчение, но не успела она перевести дух, как Бо вновь поднял ее и поднес к губам чашку.

— Прополоскайте рот, — приказал он, не давая Серинис отвернуться.

С отвращением сморщив нос, Серинис последовала приказу. Вновь выпрямившись на краю кровати, она устремила на мужа скорбный взгляд.

— А теперь допейте остальное, — настаивал Бо, вновь прижимая чашку к ее губам. — Вы высохли как скелет кошки.

— За что вы меня ненавидите? — пробормотала она, делая глоток.

— Ненавижу? Ошибаетесь, мадам. — Заставив Серинис обхватить чашку трясущимися руками, Бо обтер ее лицо полотенцем. — Я только сержусь на вас за то, что вы были больны, а делали вид, будто дуетесь, словно капризный ребенок. Если бы Билли не был так предан вам, я строго наказал бы его за то, что он не доложил о болезни немедленно.

— Это я уговорила его молчать, — еле слышно выговорила Серинис, силясь отвернуться от чашки.

— Пейте!

— Не надо, Бо… Я больше не могу…

— Говорю вам, пейте!

— Бесполезно — все пойдет обратно.

— На этот раз — нет, поверьте.

— Ну хорошо, но только один глоток, — сдалась Серинис, но Бо не убирал чашку до тех пор, пока она не осушила ее.

Серинис снова попыталась лечь, но Бо заставил ее встать, завернул в одеяло и подхватил на руки. Распахнув дверь пинком, он вышел из каюты и понес Серинис по коридору.

— Не надо, Бо! — захныкала она, ненавидя себя за слабость и беспомощность. — Я не хочу на палубу! Матросы меня увидят…

— Вам необходим свежий воздух, мадам. Благодаря ему вам полегчает. И потом, увидев, с каким испуганным лицом Билли подбежал ко мне, вся команда ждет похорон.

— И вскоре дождется, — печально подтвердила Серинис, — как только меня прикончит холодный воздух!

Бо подавил улыбку, пробормотав:

— Ничего, я согрею вас.

Короткие осенние сумерки сменялись зловещим ночным мраком, но луна проложила по воде серебристую дорожку. Палубу овевал прохладный бриз, от которого у Серинис перехватило дыхание. Увы, легче ей не стало.

— Если вы не отнесете меня вниз, то пожалеете об этом, — предупредила она.

Бо послушался, лишь когда достиг ближайшего шпангоута и прислонил Серинис к нему. Она безвольно привалилась к мужу, положив голову на широкое плечо. Если бы чувствовала себя хоть немного лучше, она могла бы насладиться объятиями Бо, но сейчас ей мешали мысли о возможных последствиях.

— Бо, кажется, меня сейчас снова стошнит, — прошептала она. — Лучше бы вернуться в каюту — по крайней мере там мне некого стесняться.

— В каюте вам станет еще хуже.

— Но и здесь мне не легче, — возразила она.

Бо повернул ее спиной к себе, обнял за талию и указал на море:

— Смотрите вон туда, поверх борта.

— О нет! — простонала она и в смятении отвернулась. Почему он так жесток к ней? Меньше всего в эту минуту ей хотелось смотреть на волны!

— Не на волны, — объяснил Бо, касаясь губами ее волос, — а на горизонт. Луна взошла, горизонт виден отчетливо, взгляните на него.

Серинис прищурилась, пытаясь рассмотреть призрачную темную линию между морем и небом. Прошло несколько минут, прежде чем она поняла:

— Он неподвижен!

— Вот именно, — с негромким смешком отозвался Бо. — Правда, Земля вращается, но вам незачем думать об этом. Считайте ее неподвижной.

Серинис грустно вздохнула:

— Лучше бы неподвижной была я… Он улыбнулся:

— Не сводите глаз с горизонта, Серинис. Просто смотрите на него и дышите чистым прохладным воздухом.

Серинис повиновалась и замерла в его объятиях. Время шло, постепенно она забыла обо всем. Тепло Бо приятно согревало ее. Наконец Серинис поняла, что ей стало легче Сделав медленный вдох, она с удовольствием выдохнула морской воздух.

— Кажется, я выживу.

Рассмеявшись, Бо поплотнее закутал ее в одеяло.

— Не холодно?

Серинис покачала головой, придвигаясь поближе к нем)

— Ничуть.

Морская болезнь, терзавшая ее с тех пор, как «Смельчак» покинул устье Темзы и устремился в открытое морс, быстро отступала, сменяясь жесточайшей усталостью, какую Серинис ощущала впервые в жизни.

Положив голову в уютную впадинку между шеей и плечом мужа, она со вздохом смежила веки. Ее дыхание стало глубоким и размеренным.

Бо не шевелился, радуясь возможности держать жену в объятиях. Он смотрел на черный бархат неба, усеянный мириадами звезд. Во время затворничества Серинис его мучила мысль о непонятном разладе в его жизни, и в конце концов он понял, в чем дело: ему недоставало общества жены. О прелестных молоденьких плутовках, которых Бо посещал в прошлом, он забывал, едва покидал их. Но мысли о Серинис не оставляли его ни днем, ни ночью, она влекла его к себе все сильнее.

Корабль дрогнул под боковым порывом ветра, борясь с Гольфстримом. Еще в начале своей карьеры Бо осознал, что плыть на запад через Атлантический океан все равно что подниматься в гору. Путь «вниз по склону» занимал чуть больше месяца — благодаря преобладающим западным ветрам. Но обратное плавание растягивалось на добрых три месяца. Хотя на суше этого времени едва хватило бы на ухаживание, Бо надеялся, что он успеет решить, как далеко способен зайти в отношениях с юной красавицей, которую сжимал в объятиях.

Когда вахта сменилась, Бо унес Серинис в ее каюту. Она не проснулась, признаки приближающейся тошноты не появились. Бо снял с нее халат, успев полюбоваться свободно струящейся ночной рубашкой, ворот которой был отделан широкой кружевной каймой. Опасаясь, что Серинис замерзнет, Бо заботливо укрыл ее одеялом. По опыту первой брачной ночи он знал, что должен ограничиться лишь братскими знаками внимания.

— Не двигайся, — велела Серинис, пристально всматриваясь в линии почти завершенного портрета Билли Тодда. — Я уже заканчиваю.

Обуреваемый стремлением взглянуть на ее творение, юнга нетерпеливо заерзал.

— Сиди смирно, — строго произнесла Серинис. Сдерживая любопытство, Билли просидел на месте еще несколько минут. Впрочем, если учесть остальные обязанности паренька, эта задача была для него пустяковой.

За считанные дни к Серинис вернулись здоровье и красота, а затем она занялась делом, которое привлекло внимание почти всех матросов «Смельчака», считающих, что природа на редкость щедро одарила ее талантом.

— Готово, — удовлетворенно объявила Серинис и наконец показала портрет Билли.

Рассматривая рисунок, он с изумлением качал головой:

— Вы только посмотрите, мэм! Это же я!

— Скорее, твоя в меру похожая копия, — со смехом уточнила Серинис. Она вгляделась в рисунок, довольная тем, что ей удалось схватить выражение лица юнги, стоящего на пороге юности. Очертания его щек и губ оставались по-детски мягкими, но глаза смотрели твердо и решительно, а подбородок свидетельствовал о будущей силе характера.

— Неужто я и вправду такой? — с робкой улыбкой спросил Билли.

— Да, — подтвердил Стивен Оукс, разглядывая рисунок из-за плеча юнги. — Мадам сумела не только передать черты твоей внешности, парень, она уловила твой характер.

— Благодарю вас, добрый господин, — шутливо ответила Серинис, приседая в реверансе. — Любой художник мог бы гордиться такой похвалой.

— Не хотите ли заслужить ее второй раз, мадам? — С надеждой осведомился Стивен.

— Пожалуй, я не прочь.

Серинис взяла еще один лист бумаги и грациозным взмахом руки пригласила помощника сесть. Она выбрала место с таким расчетом, чтобы видеть не только натурщика, но и горизонт. Даже теперь, спустя две недели после выздоровления, Серинис не вполне верила в свое счастье. Хорошее самочувствие поднимало ей настроение, теперь она не сомневалась, что переживет плавание и сумеет вернуться домой. Домой! Долгое время Южная Каролина была для нее не более чем давним воспоминанием. Но обстоятельства изменились, и с каждой минутой она приближалась ко всему тому что помнила и любила. Впрочем, иногда Серинис погружалась в тревожные раздумья, не зная, что ждет ее на родине.

Поправившись и привыкнув к жизни на корабле, Серинис вновь занялась рисованием, принялась писать портреты матросов и жанровые сценки. Большую часть рисунков она раздавала, оставляя себе лишь некоторые, и в том числе те, над которыми работала в тиши каюты. Серинис уже начинала подозревать, что ей принадлежит самая богатая из существующих в мире коллекция портретов Бо Бирмингема, которая с каждым днем пополнялась.

Сменившись с полуденной вахты, Бо подошел к Серинис как раз в ту минуту, когда она с улыбкой протягивала Стивену Оуксу законченный портрет.

— Вы видный мужчина, мистер Оукс.

— Ну, насчет этого не знаю, мэм, но рисунок отличный, — заверил ее помощник с довольной усмешкой. — Ручаюсь, чарлстоиские богачи станут щедро платить вам за свои портреты.

Серинис грустно покачала головой:

— Вряд ли, мистер Оукс. Обычно люди не скрывают недовольства, видя, что женщина пишет портреты, — возможно, потому, что все великие мастера были мужчинами. Уверена, жители Чарлстона настроены так же скептически, как и англичане.

— Тем хуже для них, мэм, а не для вас.

— Спасибо, — откликнулась Серинис и, почувствовав чье-то присутствие, вскинула голову и увидела стоявшего рядом Бо. Он подошел незаметно, как всегда без единого звука, словно возник из воздуха. Изредка Серинис удавалось заметить его приближение заранее и собраться с силами. Но сегодня она была обезоружена и не сумела скрыть дрожь волнения. Почему-то казалось, что если Бо заметит ее смущение, то сочтет, что она не изменилась с тех времен, когда вскрикивала от радости, увидев его на узкой дороге, ведущей к дому, или рядом со школой. А вдруг он отмахнется от этой ребяческой слабости? Серинис в очередной раз вспомнила о том, что Бо не дал ей никаких обещаний и что по прибытии в Чарлстон им придется расстаться.

— Не понимаю, как можно с таким ростом и весом двигаться бесшумно, — усмехнулась она, обернувшись к Бо.

Бо в ответ подмигнул, и сердце Серинис запрыгало, как лягушка по мокрым листьям.

— В следующий раз постараюсь предупредить вас заранее, мадам. Вас устроит, если я споткнусь?

Не дожидаясь ответа, Бо принялся рассматривать рисунки, которые Серинис разложила на палубе и придавила ящиком с карандашами, чтобы не унес ветер. Сходство с натурой оказалось ошеломляющим: Бо с легкостью узнавал каждое лицо на рисунках.

Серинис вздрогнула, обнаружив, что Бо подошел совсем близко. Она могла разглядеть даже ритмично пульсирующую жилку под распахнутым воротником рубашки. Собственное сердце окончательно отказалось повиноваться ей. На миг Серинис закрыла глаза, борясь с водоворотом чувств, а когда вновь открыла их, то чуть не отпрянула, увидев, что Бо склонился над ней, набрасывая на плечи упавший плащ. Он задел грудью ее руку, и она отчетливо вспомнила, как его ладони скользили по ее телу в неспешной ласке.

Бо выпрямился, с преувеличенной старательностью застегивая под ее подбородком серебряные пряжки.

— . — Напрасно вы вышли на палубу без шали, мадам, — мягко упрекнул он. — Мне бы не хотелось, чтобы вы вновь захворали.

— И мне тоже, — прошептала она, чувствуя, как взгляд Бо остановился на ее губах. У Серинис возникло ощущение, что сейчас Бо вновь поцелует ее, но она поспешила отмахнуться от опасной фантазии. Синие глаза завораживали ее, дышать стало невозможно.

— Буду польщен, мадам, если сегодня вы согласитесь отужинать со мной, — произнес Бо, расправляя капюшон плаща на плечах Серинис.

Внезапно Серинис вспомнилось, как они лежали обнявшись. Поскольку даже разговоры с мужем приводили ее в волнение, она не сомневалась, к чему способно привести приглашение на ужин — к девяти месяцам пыток и нежеланному младенцу. Страх не позволял ей переступить порог капитанской каюты.

— Мистер Оукс ужинает с нами, — добавил Бо, заметив ее нерешительность.

— Вот как?

Приподняв смоляную бровь, Бо вгляделся в лицо жены. Неужели в голосе Серинис прозвучали нотки разочарования? Прижав ладонь к груди, он торжественно пообещал:

— По такому случаю обещаю одеться как подобает, мадам.

Серинис грациозно присела.

— Попытаюсь ответить вам тем же, капитан.

После долгих и мучительных раздумий Серинис остановила выбор на платье из серебристо-голубой тафты. Рукава-фонарики, юбка до щиколоток, плечи скромно прикрыты. Серинис отказалась от украшений: набросила на плечи шарф более яркого голубого оттенка и завязала пышным бантом. Гладко зачесав вверх волосы, она перевила их узкими ярко-голубыми лентами и выпустила сзади несколько локонов, а оставшиеся пряди уложила узлом на затылке. Она потратила на прическу целый час, стремясь заслужить одобрение мужа.

Услышав негромкий стук, Бо распахнул дверь, и Серинис восприняла его оценивающий взгляд как безмолвный комплимент. Он посмотрел на прическу Серинис, и в его сапфировых глазах появился многозначительный блеск. Он не спешил, рассматривая ее творение и постепенно расплываясь в обаятельной улыбке.

Зрелище, представшее Серинис, заворожило ее. Превосходно сшитые брюки подчеркивали стройность ее мужа, коричневый жилет и темно-зеленый фрак плотно облегали широкие плечи и гибкую талию. Идеально повязанный кремовый шелковый галстук дополнял наряд.

— Жаль, что я пригласил на ужин мистера Оукса, — заметил Бо с озорной усмешкой, вводя Серинис в каюту. — Вы выглядите чересчур аппетитно.

Намек вогнал Серинис в краску и ускорил биение ее сердца. Бо закрыл дверь и подошел к ней вплотную. Его пальцы коснулись ее плеча, и Серинис вздрогнула.

— Все мои попытки избегать вас не означают, что мое влечение угасло, — начал Бо, уткнувшись лицом в ее волосы. — Расстояние между нами просто позволяет предотвратить насилие.

Бо вынужден избегать ее, как странно! У Серинис промелькнула мысль: его оправдание не что иное, как хитрая уловка. Но она прогнала подозрения — ей хотелось радоваться предстоящему вечеру, а не затевать ссору. Она надеялась, что присутствие мистера Оукса станет надежным залогом ее безопасности.

Тревожное предчувствие закралось в сердце Серинис, едва ладонь Бо переместилась на ее талию и заскользила вверх. Как только он коснулся груди, у Серинис вырвался трепетный вздох. Пламя, вспыхнувшее от прикосновения большого пальца к податливому соску, почти сломило ее волю. Серинис убеждала себя, что должна немедленно развернуться и уйти, но ноги будто налились свинцом и наотрез отказались повиноваться.

— Я не в силах даже смотреть на вас, не испытывая влечения, — прошептал он, закрыв глаза и упиваясь ароматом ее волос. — Если бы вы только знали, как сильна моя страсть, вы сжалились бы надо мной…

Его прервал громкий стук в дверь, и Серинис с облегчением вздохнула. Вторжение Оукса спасло ее не только от прикосновений мужа, но и от собственного безрассудства. Однако разочарование нахлынуло новой волной.

— Слишком поздно… — прошептал Бо и запечатлел легкий поцелуй на ее плече. Серинис на миг зажмурилась, отдаваясь чудесным ощущениям. Проведя ладонью по ее груди, Бо направился к двери, чуть помедлил, чтобы охладить пыл, и наконец распахнул ее.

Мистер Оукс приложил немало стараний, готовясь к ужину, и выглядел особенно внушительно в сюртуке оттенка красного вина, серых брюках, жилете и свежевыглаженной рубашке. Серинис уже знала, что этот человек — надежный друг и интересный собеседник. Он не раз развлекал Серинис красочными историями о морских приключениях. Зачастую она с замиранием сердца ждала продолжения и весело смеялась над шутками мистера Оукса.

Втроем они смаковали превосходный ужин, мастерски приготовленный месье Филиппом, а когда подали вино, Серинис решила, что давно ей не доводилось так весело смеяться. Бо предоставил помощнику развлекать жену, а сам большую часть ужина молчал, не сводя с нее глаз.

— …Вот вам доказательство тому, — закончил мистер Оукс очередную историю, — что и китаец, и мавр способны быть надежными партнерами в делах.

— Я так и не поняла, почему султан не бросил вас в тюрьму, но очень рада, что он отказался от этого намерения. — Серинис перевела на Бо взгляд, исполненный благоговейного трепета, втайне ужасаясь, какому чудовищному риску он подвергался. Ей хотелось упрекнуть мужа в безрассудстве. Бо сидел в непринужденной позе, откинувшись на спинку стула и вытянув длинные ноги, и внезапно Серинис подумала, что он не выглядит старше своих лет, а просто кажется более зрелым, чем его ровесники. Он превосходно справляется с бременем власти, без труда несет ответственность за свою команду и успешно поддерживает авторитет, не прибегая к тирании.

Лампа бросала отсвет на его лицо, подчеркивая волевой подбородок и благородные черты. Глаза оставались в тени, но слегка поблескивали, и Серинис чувствовала, что Бо буквально пожирает ее взглядом.

— Капитан, скажите, вы умышленно избрали себе столь опасную судьбу? — негромко спросила она.

Повертев длинными пальцами стакан с рубиновым портвейном, Бо пожал плечами:

— Наше прошлое кажется опасным только теперь, когда мы вспоминаем о нем.

— Ничего подобного! — возразил мистер Оукс. — Все мои рассказы — чистейшая правда от первого до последнего слова.

— Несколько раз вы были на волосок от гибели, — настаивала Серинис.

— Не несколько, а сотни! — с оттенком хвастовства поправил мистер Оукс. — Помню, как-то раз мы целый месяц проторчали в порту Майорки, и…

— Довольно, мистер Оукс, — со снисходительной усмешкой прервал его Бо, но даже этой мягкой просьбы оказалось достаточно, чтобы заставить помощника замолчать.

Бо поднял графин, чтобы наполнить стакан мистера Оукса, как вдруг за дверью послышался шум. Неторопливо поднявшись, Бо распахнул дверь и увидел за ней нескольких матросов, неуверенно переминающихся с ноги на ногу. Наконец один из них выступил вперед:

— Простите, капитан, у нас неприятности…

— Какие? — спокойно спросил Бо. Стивен Оукс поднялся и подошел к нему.

— Уилсон напился, сэр, — вступил в разговор второй матрос. — Сначала бросался с ножом на Гровера, а потом схватил топор. Рубит стену кубрика — наверное, думает, что это смешно.

Попытка прорубить отверстие в боку корабля в открытом море ничуть не развеселила Серинис, как и рассказ о пьяном матросе, кинувшемся с ножом на человека. Но Бо ничем не выдал тревоги.

— Прошу простить нас, мадам, — произнес он, обернувшись к жене.

— Конечно. — Серинис торопливо встала. — Я уйду к себе в каюту.

— Нет, лучше останьтесь здесь. — Перехватив удивленный взгляд Серинис, Бо продолжил: — Заприте дверь изнутри и никого не впускайте, пока я не вернусь, ясно?

— Да, капитан. — Серинис неуверенно кивнула.

Ей следовало бы напомнить Бо Бирмингему о том, на каких условиях заключен их брак, но Серинис понимала, что теперь не время спорить. По правде говоря, она радовалась опытности Бо и его умению находить выход из самых затруднительных положений.

Она негромко попросила:

— Прошу вас, будьте осторожны.

Бо, улыбнувшись жене, вышел из каюты вслед за мистером Оуксом.

Серинис испустила прерывистый вздох, только теперь ощутив жгучую тревогу — не за себя, за мужа. Оукс оказал ей медвежью услугу, поведав о рискованных выходках Бо. Но одно дело узнать о его приключениях из уст помощника, и совсем другое — столкнуться с реальными неприятностями. Воображение Серинис мгновенно нарисовало ряд ужасающих картин: Бо в борьбе отнимает у матроса топор или нож.

Глядя в окно, Серинис прижала ладонь ко лбу. За стеклами клубился мрак, впрочем, она не заметила бы даже утреннюю зарю. Мысль о том, что Бо в опасности, переполняла ее извечной тревогой женщины, ждущей любимого. Серинис рухнула на диван — ноги отказались держать ее.

Она не знала, сколько просидела, застыв в неподвижности, как вдруг за дверью послышались шаги. Перепуганная, задыхающаяся, она бросилась к порогу, непослушными пальцами открыла щеколду, распахнула дверь и — столкнулась лицом к лицу с помрачневшим мужем.

— Разве вы не слышали, что я велел вам никому не открывать дверь?

Он прав: она вела себя по меньшей мере глупо. В коридоре мог оказаться кто угодно. Вспыхнув, она метнулась к — Бо и крепко обняла его.

— Слава Богу, с вами ничего не случилось! Я так волновалась…

Бо обнял ее и прижал к себе. Ему вспомнилось, как однажды в детстве сорванец-одноклассник с силой толкнул его. Бо ударился затылком о дерево и упал. Очнулся он на коленях у Серинис, ее слезы капали ему на лицо.

— Со мной все в порядке, — утешил он ее. Обхватив голову Бо обеими руками, Серинис покрыла его лицо поцелуями, не скрывая счастья. Ее радость только возросла, когда муж с готовностью ответил на ее поцелуи. Они казались ему крохотными кусочками экзотического лакомого блюда, не утоляющего, а, наоборот, усиливающего голод. Приподнявшись на цыпочки, Серинис обняла его за шею и приникла к нему, поддаваясь пытливым ласкам языка и губ. Даже когда рука Бо коснулась ее бедер, она не отодвинулась, чувствуя сквозь ткань юбки и панталон стремительно твердеющую выпуклость.

Однако судьба распорядилась так, что именно в этот момент появился мистер Оукс. Заметив слившихся в объятиях супругов, он изумленно ахнул и, осознав свою ошибку, поспешно попятился, но было уже слишком поздно. Заметив Оукса, Серинис бросилась в свою каюту, покраснев до корней волос.

— Извините, капитан, — пробормотал сконфуженный помощник, — я только хотел…

— Не важно, — коротко перебил Бо и раздраженно вздохнул. Он разрывался между желанием последовать за женой и необходимостью вернуться к себе. После неожиданного вмешательства Серинис вряд ли захочет видеть его и, разумеется, ее недавнее воодушевление быстро угаснет. Разумнее дождаться, когда она оправится от смущения. Бо рассудил, что ему следует вернуться к себе в каюту и провести чертовски тягостную ночь, ворочаясь в пустой постели и проклиная ни в чем не повинного Оукса.

Бо вошел в каюту и с силой захлопнул за собой дверь. Стивен Оукс поморщился и робко удалился в каморку, которую занимал с недавних времен. Судя по всему, отношения капитана с молодой женой по-прежнему оставались неопределенными, но, похоже, леди не собиралась бросаться ему на шею, как часто делали другие женщины, не стесняясь присутствия Оукса. Впрочем, на этот раз ее страсть была очевидной, и это лишь усилило смущение помощника. Он невольно помешал капитану.

Изнуренная бессонной ночью, Серинис поднялась, умылась и оделась в скромное темно-синее шерстяное платье. Собрав волосы в тугой узел на затылке, она пощипала щеки, чтобы к ним прилила кровь. Едва она успела завершить туалет. Билли Тодд принес поднос с завтраком. Обычно улыбчивый, Билли был молчалив и бледен.

— Что случилось, Билли? — с беспокойством спросила Серинис, глядя, как он ставит поднос на стол.

Отводя глаза, юнга покачал головой:

— Ничего, мэм. Все как обычно.

Ответ не убедил Серинис: она знала, как внезапно подкрадываются болезни, и понимала, что их жертвой может стать даже такой крепкий паренек, как Билли.

— Может, ты болен?

— Нет, что вы, мэм!

Войдя в каюту, Билли оставил дверь приоткрытой, и Серинис прислушалась, пытаясь различить уже привычные звуки утренней суеты на палубе. Но сегодня на корабле царила гнетущая тишина.

Необъяснимый ужас охватил Серинис.

— Билли, ты уверен?

Паренек поспешил к двери, явно не желая отвечать на вопросы.

— За подносом я приду позднее, мэм. — Чуть помедлив, он добавил: — Сегодня утром вам не стоит покидать каюту.

Юнга покраснел, быстро кивнул и удалился. Серинис задумчиво уставилась на поднос с едой. Тишина оглушала подобно грому барабанов. Наконец любопытство победило, и Серинис подошла к двери и застыла на пороге, прислушиваясь. В зловещем молчании не слышалось ни единого привычного звука.

На борту «Смельчака» почти сотня человек. Что заставило их молчать? Серинис терялась в догадках. Она не слышала ни выкриков вахтенного, ни обрывков песен и фраз, которые долетали до ее каюты по утрам, — ничего, кроме тишины.

Серинис осторожно выскользнула в коридор и поднялась по трапу. К своему изумлению, она обнаружила, что вся команда в гробовом молчании собралась на главной палубе и выстроилась шеренгами. Матросы стояли, слегка расставив ноги, сцепив руки за спиной, глядя в сторону полубака. Они заслоняли обзор, и Серинис поднялась еще на несколько ступенек, чтобы лучше видеть, но тут же пожалела о своем поступке. Лицом к фок-мачте стоял обнаженный до пояса матрос, его руки были подняты над головой, связаны и прикручены веревкой к мачте. Рядом с ним возвышался помощник боцмана, коренастый мужчина с огромными руками. В кулаке он сжимал плетку-девятихвостку.

Никогда в жизни Серинис не доводилось видеть плеть столь угрожающего вида. Поспешно отвернувшись, она поискала взглядом Бо. Он стоял на полубаке — мрачный, прямой, излучающий власть и силу. Сердце Серинис ушло в пятки. Мистер Оукс выступил вперед и громко объявил:

— Матрос Редмонд Уилсон, признанный виновным в нарушении своего долга, хранении спиртных напитков на борту судна и злоупотреблении ими, а также подвергнувший опасности жизнь Томаса Гровера, остальных членов команды и нанесший ущерб кораблю, приговорен к двадцати ударам. Приговор будет исполнен немедленно.

Никто не шевельнулся, кроме помощника боцмана, который взглянул на Бо. Единственным кивком капитан «Смельчака» подал сигнал к началу наказания. Плетка со свистом рассекла воздух, коснулась живой плоти и исторгла рев боли из уст матроса. Серинис вздрогнула и невольно вскрикнула от ужаса. В последовавшей мертвой тишине все обернулись в ее сторону.

Серинис хотела сбежать, но гордость требовала ответить за свой проступок. Едва дыша, она поднялась на палубу и застыла в ожидании. Оказавшийся поблизости Билли Тодд в испуге уставился на нее. Во взглядах остальных членов команды читались самые разные эмоции — от недоверия до сочувствия.

Бо, вне себя от ярости, направился к ней, и матросы расступились, освобождая путь. Схватив жену за локоть, капитан без единого слова стащил ее вниз по трапу и повел по коридору к каюте.

— Вам не следовало выходить на палубу. — Он втолкнул ее в открытую дверь. — Разве Билли не предупредил вас?

— Предупредил, — с дрожью в голосе призналась Серинис.

— Обычно я не отдаю такие распоряжения без причины, — сухо продолжил Бо. — В будущем, мадам, будьте любезны следовать им.

— Непременно, — прошептала Серинис, боясь расплакаться.

Заметив влажный блеск в ее глазах, Бо шагнул ближе, но вдруг опомнился: еще немного, и он попытался бы извиниться перед ней. Круто развернувшись, он покинул каюту.

Приглушенные вопли Редмонда Уилсона доносились до каюты. Даже зажав уши, Серинис слышала их. Она понимала, что матрос заслужил наказание, а сама она не имеет права вмешиваться в дела мужа. Она и без того опозорила его перед матросами.

Вскоре крики прекратились, их сменил обычный корабельный шум, но к каюте Серинис никто не подошел. Она решила, что на этот раз не покинет свое убежище без разрешения.

Билли Тодд не появился ни во время обеда, ни к ужину Впрочем, отсутствие еды не тревожило Серинис — она знала, что не сумеет проглотить ни кусочка. Темнота сгущалась, волнение девушки неуклонно нарастало. Очевидно, ее оставили в одиночестве, чтобы она осознала свою вину и раскаялась в невольном преступлении.

Наконец за дверью послышались шаги, и Серинис с трудом заставила себя встать. Лицо вошедшего Бо по-прежнему было мрачным.

— Почему вы не зажгли лампу? — удивленно огляделся он.

— Об этом я не подумала, — запинаясь призналась Серинис.

Бо сам зажег лампу, ее свет озарил каюту. Когда Серинис сумела посмотреть в лицо мужу, она поняла, что он перестал хмуриться.

С его приходом в тесной каюте поубавилось места. Бо беспокойно расхаживал по ней, касался спинки стула, задевал кровать, поправлял кувшин с водой. Казалось, его гнетут мысли.

— Я пришлю Билли с ужином для вас.

— Не надо беспокоить мальчика. Бо удивленно поднял бровь:

— Но вы не обедали и не ужинали.

— Мне хватило вчерашнего ужина.

— И все-таки я пришлю поднос.

— Повторяю, вам незачем беспокоиться, — настаивала Серинис. — Я не голодна.

— Ладно, забудем об этом.

— Почему вы так рассердились за то, что я вышла на палубу? — вдруг выпалила Серинис, не сумев сдержаться. К ее глазам подступили слезы. — Кому я помешала?

А вы представляете, как выглядит человеческая спина после порки, мадам? — резким тоном отозвался Бо. — Иногда кожа слезает с нее кровавыми ремнями. Вы считаете, это подходящее зрелище для женщины? Серинис передернуло.

— Конечно, нет, Бо. Вы были правы, приказав мне не выходить из каюты, а я пропустила слова Билли мимо ушей. Но неужели моя вина настолько велика?

Некоторое время Бо смотрел в потолок, потом ответил:

— Вы вмешались в то, что вас не касается, Серинис. Иногда капитану корабля приходится наказывать подчиненных и вообще принимать меры, смысл которых женщина вряд ли поймет. Без строгой дисциплины матросы быстро потеряют уважение к капитану и его помощникам, перестанут выполнять приказы, и тогда…

— Не утруждайте себя объяснениями, — перебила Серинис, в душе ужасаясь собственным словам. — Вы просто не хотели, чтобы я узнала, какой приказ вам пришлось отдать.

— Мой приказ тут ни при чем.

Несмотря на его возражение, Серинис была уверена в своей правоте, но вместо того, чтобы настаивать, негромко спросила:

— Кто обезоружил Уилсона?

— Я, разумеется. Этот корабль принадлежит мне. И я отвечаю за команду.

Именно об этом Серинис думала вчера, дрожа от страха за Бо.

— Следовательно, вы имеете право судить и наказывать ради блага других людей.

Бо отвел взгляд.

— Вы опасались, что я сочту вас чудовищем, увидев, как вы вершите справедливый суд? О нет, сэр, вы ошиблись. Я не сомневаюсь в том, что вы способны быть справедливым, а при необходимости — суровым судьей. Вы — капитан корабля, на ваших плечах лежит ответственность за каждого человека, находящегося на борту.

Подойдя поближе, Бо приподнял ее подбородок и наклонился, вглядываясь в ее лицо. Блеск сапфировых глаз заметно смягчился.

— И за вас тоже, мадам.

Должно быть, проказливый бесенок, притаившийся у Серинис за спиной, заставил ее произнести:

— Но только до тех пор, пока мы не прибудем в Чарлстон.

Напоминание пришлось не по вкусу Бо. Он вновь нахмурился, отстранился и направился к двери, на пороге бросив через плечо:

— Не забудьте запереть дверь.

Серинис в точности выполнила его распоряжение.

 

Глава 9

В последующие недели спрос на рисунки Серинис среди членов команды заметно возрос. Матросы не сомневались в ее таланте, радовались присутствию Серинис на палубе, ценили ее дружелюбный нрав и остроумие. Они с облегчением отмечали, что Серинис вовсе не высокомерная аристократка. К ней относились с уважением, оказывали почести, достойные жены капитана, называли миссис Бирмингем или мэм и всегда были готовы услужить.

Грубоватые манеры моряков ничуть не смущали Серинис. Она быстро усвоила их жаргон, научилась подражать их выговору и смешила собеседников каждый раз, когда начинала говорить басом, засовывала большие пальцы за пояс и вышагивала по палубе раскачивающейся походкой. Многих матросов она знала по именам, расспрашивала, где они родились, есть ли у них семьи, давно ли занимаются своим ремеслом и как представляют свое будущее. Большинство членов команды почти не бывали на суше, предпочитали не обзаводиться женами и детьми и вместе с тем производили впечатление счастливых людей. Они не знали иной жизни, кроме жизни моряка, приохотившись к ней еще в ранней юности. Несколько матросов имели семьи в Южной Каролине. Своих родных они не видели уже несколько месяцев и с тоской вспоминали о них.

Во время этих бесед Бо тактично держался в стороне, позволяя матросам развлекать Серинис в свободное от работы время. Он велел Билли найти способ укрепить мольберт на палубе и изготовить надежную подставку для ящика с красками. Картины Серинис привлекали его пристальное внимание, поскольку ей удавалось очень живо запечатлевать на холсте и бумаге матросов в грубой одежде, карабкающихся по мачтам на фоне волн с белыми гребнями или занимающихся другой работой. Серинис написала портрет молодого рулевого у штурвала, в развевающейся на ветру одежде. Бо ни разу не видел собственного портрета, хотя время от времени ловил на себе взгляд Серинис, водящей карандашом по бумаге! Но как только он приближался, она начинала деловито перебирать рисунки и в конце концов склонялась над портретом кого-нибудь из матросов.

Однажды в холодный солнечный день за «Смельчаком» увязалась стая дельфинов, поминутно выпрыгивающих из воды. Серинис так увлеклась этим зрелищем, пытаясь нарисовать дельфинов, что не устояла на ногах и перевесилась через борт. Бо бросился через всю палубу, вовремя подхватил жену и, глядя на нее укоризненно, поставил на ноги.

— Постарайтесь впредь быть повнимательнее, мадам, — отрывисто посоветовал он, нахмурив брови. Стоило представить, как порыв ветра или рывок корабля выбрасывает ее за» борт, и у него холодело сердце. — Ваши юбки наверняка утащат вас на дно, прежде чем я успею прийти на помощь.

Серинис вспыхнула, осознав свою неосторожность.

— Простите, Бо, — пробормотала она. — Я не подумала, что могу упасть.

Смягченный ее извинением, Бо умоляюще повторил:

— Прошу вас, больше не подходите близко к борту, Серинис. Это опасно.

— Да, сэр, — по-детски отозвалась Серинис.

Бо усмехнулся и снисходительно потрепал ее по щеке:

— Вот и умница.

Сердце Серинис подпрыгнуло, она с улыбкой придвинулась ближе, не стесняясь того, что Бо обнял ее за талию. За ними наблюдали Оукс и еще несколько матросов, но это не имело значения. В конце концов, Бо — ее муж!

— Я не хотела рассердить вас…

— Я не рассердился, а встревожился, дорогая, — поправил Бо, изумленный тем, что она так спокойно восприняла его объятия. — После стольких усилий с моей стороны было бы досадно потерять вас. К тому же падение за борт не самый лучший способ выразить благодарность.

Серинис догадывалась, куда заведет их разговор, но не преминула задать следующий вопрос:

— А какую благодарность предпочли бы вы, Бо? Долгую минуту он всматривался в ее лицо, понимая, с каким волнением она ждет ответа.

— Призовите на помощь свое воображение, мадам. Но лично я хотел бы просто видеть вас живой.

— Непременно выполню ваше желание, сэр.

— Отлично.

Он медленно провел ладонью по ее талии, вызвав у Серинис легкое головокружение, и отошел. Только потом, в каюте, Серинис сообразила: Бо следил за ней так же пристально, как она — за ним. Стоило ей свеситься за борт, как он очутился рядом.

На следующий день Серинис отправилась на камбуз и попросила у месье Филиппа разрешения нарисовать его за работой. Поначалу Филипп смущенно отнекивался, но Серинис видела, что он польщен ее просьбой. Она сделала несколько набросков, запечатлев месье Филиппа, колдующего на камбузе, который показался ей донельзя тесным. Впрочем, сам кок утверждал, что по размерам он вдвое превосходит обычный корабельный камбуз.

Серинис вскоре поняла, что матросы без малейших признаков возмущения вспоминают о наказании, постигшем Уилсона. Значит, они считают кару справедливой? Сам Уилсон просидел неделю взаперти, а затем ему было приказано под суровым надзором уничтожить следы своих преступлений, в том числе разгром, учиненный в кубрике. Кроме того, на провинившегося возложили обязанности раненого Томаса Гровера — до тех пор пока Томас вновь не встанет на ноги. Когда же объявили, что Уилсон приступит к работе на палубе, Билли передал Серинис пожелание капитана не покидать каюту. Она охотно подчинилась приказу.

Три недели спустя Серинис разбудила необычно алая заря. Краски были такими яркими, что она упросила Бо разрешить ей посидеть пораньше утром на палубе с мольбертом, чтобы запечатлеть это удивительное зрелище. Позднее, когда к ней подошел Стивен Оукс, Серинис не скрывала воодушевления.

— Посмотрите, какая красота! — восторженно повторяла она. — Не припомню, чтобы я когда-нибудь видела такой великолепный восход солнца.

Оукс хмыкнул, не испытывая особого трепета:

— Да, он великолепен, но не для моряка. Серинис удивилась:

— Что вы имеете в виду?

Помедлив с ответом, Оукс настороженно огляделся.

— Есть одна старая поговорка, которую знают все моряки: «Красное небо вечером — к удаче, красное небо утром — жди беды». Похоже, вскоре мы попадем в шторм.

Хотя небо было безоблачным, Серинис не сомневалась в опыте мистера Оукса в подобных вещах. Кровавая заря не напугала ни одного из членов команды; матросы карабкались по вантам с обычным усердием, поднимая паруса. Даже Бо присоединился к ним, и Серинис решила, что вполне могла бы обойтись без этого зрелища. Судя по всему, труд простых матросов был капитану не в новинку. Он даже взобрался на марсовую площадку мачты и некоторое время беспечно прогуливался по ней, глядя в сторону горизонта, а затем принялся осматривать надувающийся внизу парус. Серинис с трепетом следила за ним и чуть не вскрикнула, когда Бо вдруг пошатнулся под порывом ветра и раскинул руки, чтобы удержать равновесие. Приложив дрожащую руку ко лбу, она бросилась с палубы в Свою каюту, где принялась беспокойно вышагивать туда-сюда, ожидая страшных вестей о падении мужа.

Немного погодя Билли Тодд принес ей завтрак, и Серинис с притворной небрежностью осведомилась:

— А капитан тоже завтракает?

— Да, мэм. Он только что спустился.

Со слезами облегчения Серинис вознесла безмолвную молитву благодарности и в изнеможении опустилась на стул. Не замечая ее состояния, Билли налил ей чаю и вышел.

К тому времени как Серинис решила вернуться на палубу, ее тревога не улеглась. Погода выдалась не по сезону теплой, и Серинис не стала надевать плащ, ограничившись наброшенной на плечи шалью. Едва выйдя на палубу, она поискала взглядом Бо и увидела, что он беседует со старшим рулевым, седовласым жилистым мужчиной. Оба стояли рядом с молодым рулевым, несшим утреннюю вахту. В основном он прислушивался к словам старших и почтительно отвечал на вопросы. Серинис не знала, о чем они беседуют, но догадывалась, что это как-то связано с мрачным предсказанием Оукса. Она уже слышала, что, отклонившись от курса на пару градусов, можно обойти шторм стороной. Но кто мог предсказать, как долго продлится непогода?

Мистер Оукс был занят делом, которое давно возбуждало любопытство Серинис. Желая поближе познакомиться с прибором, над которым колдовал помощник капитана, Серинис бесшумно прошлась по палубе, остановилась рядом с мистером Оуксом и терпеливо дождалась, когда он отставит прибор.

— Это секстант? — спросила Серинис, указывая на металлическое сооружение, с виду напоминавшее треугольник с изогнутым основанием и несколькими хитроумными приспособлениями.

— Да. — Удивленный ее познаниями, Оукс подвинул прибор поближе к Серинис. — С помощью секстанта и хронометра матрос может проложить какой угодно курс.

— Не могли бы вы объяснить, как это делается?

— Позвольте, я покажу вам, мэм. Видите ли, надо просто смотреть вот сюда, в телескоп… — он постучал по прибору указательным пальцем, — …направляя его на какое-нибудь небесное светило, в данном случае — на Луну, еще заметную на утреннем небе. — Встав за спиной Серинис, помощник протянул руку, чтобы настроить прибор, а затем придвинулся чуть ближе к ее плечу, чтобы уточнить настройку. — Затем мы измеряем угол между небесным светилом и горизонтом. По этому углу, сверяясь с таблицами в специальных книгах, моряк способен за считанные минуты вычислить широту, на которой находится корабль.

Серинис увлеклась, рассматривая в телескоп Луну. В утреннем свете она была едва видна, но Серинис удалось различить смутные пятна на ее поверхности.

— Поразительно, мистер Оукс! Вот уж не думала, что можно разглядеть Луну!

— До того, как был изобретен секстант, морякам приходилось довольствоваться астролябией, позволявшей ориентироваться по солнцу, а в пасмурные дни это невозможно. И кроме того, через несколько лет плаваний штурманы обычно слепли.

Опустив секстант, Серинис с волнением обернулась к помощнику:

— Можно считать, что вам повезло — ведь в вашем распоряжении оказался более удобный прибор.

— Вы правы, мадам. А теперь я покажу вам, как вычислять угол…

Он погрузился в объяснения, а Серинис вдруг насторожилась. Всего минуту назад ее вниманием полностью завладел секстант, а теперь она забыла обо всем, кроме своего бьющегося сердца и ощущения близости Бо.

Он возвестил о своем приходе мрачным вопросом:

— Чем это вы заняты, мистер Оукс?

Помощник напрягся и, опустив руки по швам, отступил от Серинис.

— Прошу прощения, капитан, но ваша жена… то есть миссис Бирмингем пожелала узнать, как пользоваться секстантом, — сбивчиво объяснил он.

— Ясно. — Бо окинул взглядом обоих. Ветер взъерошил его смоляные волосы. Под немигающим взглядом Бо Серинис и ее собеседник почувствовали себя неловко.

Серинис искренне сожалела о том, что по ее вине помощник оказался в подобном положении и навлек на себя несправедливый гнев мужа.

— Мне не следовало отвлекать мистера Оукса от работы, капитан. Больше такого не повторится.

Бо обратился к своему помощнику:

— Вы уже закончили объяснения, мистер Оукс? Стивен Оукс смущенно переступил с ноги на ногу, прижимая к груди секстант.

— Я показывал миссис Бирмингем, как вычислять угол, сэр, но еще не успел…

— Тогда продолжайте, мистер Оукс, — приказал Бо, усмехнувшись. — Лучше вас этого никто не объяснит.

— Благодарю вас, сэр, — с облегчением пробормотал помощник.

Серинис с недоумением смотрела вслед уходящему мужу. Неужели Бо Бирмингем решил напугать их без всякой причины, просто из озорства? Похоже, в душе он по-прежнему остался мальчишкой, который в прежние годы любил беззлобно поддразнивать ее.

Серинис поспешно извинилась перед помощником.

— Прошу простить меня, мистер Оукс, я должна поговорить с мужем.

Оставив его, она быстро прошлась по палубе и нагнала Бо. Заметив ее рядом, он не скрыл удивления. Серинис ответила ему очаровательной проказливой улыбкой.

— Остались довольны, капитан?

— Что вы имеете в виду, мадам?

— Вы знаете. Мы знакомы так давно, что я успела изучить ваши привычки. Вы намеренно смутили беднягу Оукса, сделав вид, что ревнуете…

Бо прищурился, переведя взгляд на сгущающиеся над головами тучи.

— Я и вправду ревную.

Услышав искреннее признание, Серинис оторопела и не нашлась с ответом.

— Я ревную к любому мужчине, который отнимает хотя бы минуту вашего времени, потому, что эту минуту вы проводите не со мной. Я сам мог бы показать вам секстант и объяснить, как он устроен, но с тех пор, как мы покинули Лондон, вы избегаете меня, точно зачумленного, соглашаетесь зайти ко мне в каюту лишь в том случае, если, кроме вас, в ней окажутся другие. Сказать по правде, мадам, вы оберегаете свою добродетель более искусно, чем это сделал бы пояс верности.

Серинис расстроилась. Верно, она избегала Бо, но что она могла предпринять, если с каждой минутой, проведенной с ним наедине, она неотвратимо приближалась к его постели?

— Вам известно, почему я не рискую бывать в вашей каюте.

Бо тяжело вздохнул, утомленный спорами, и посмотрел на море:

— Надвигается шторм.

Неожиданная смена темы озадачила Серинис, но она была благодарна собеседнику, который вновь вывел ее на твердую почву.

— Откуда вы знаете?

Подойдя поближе к борту, Бо поманил ее к себе и указал на серую клубящуюся массу волн:

— Вчера море было таким же неспокойным? Поглядев на волны с пенными гребнями, Серинис отрицательно покачала головой.

— А ветер? Вы заметили разницу?

— Ветер переменился.

Бо кивнул, довольный ее наблюдательностью.

— И может перемениться вновь. — Заметив внезапное беспокойство Серинис, он улыбнулся. — Беспокоиться не о чем, дорогая. «Смельчак» не раз попадал в шторм и оставался невредимым.

— Но в плохую погоду мне не увидеть горизонт, — грустно возразила Серинис, искоса поглядывая на виднеющуюся вдали линию.

Бо расхохотался, запрокинув голову. Положив ладони на плечи Серинис, он привлек ее к себе.

— В таком случае вам будет лучше вернуться в мою каюту, мадам: обещаю, даже в самый жестокий шторм я найду вам предмет для наблюдений и помогу отвлечься — настолько, что вы и не вспомните о буре!

— Как не стыдно, Бо! — задохнулась Серинис.

— Чего мне стыдиться? Кто услышит нас при таком ветре?

— Наверное, никто, но это еще не значит, что вам все позволено. Не забывайте: через несколько недель нам придется расстаться.

— Об этом мы подумаем, когда придет время, мадам. А пока вы моя жена, и поскольку не позволяете развлечь вас, как подобает мужу, придется терпеть мои скверные шутки, ибо я не вижу другого способа отомстить.

Притворно надувшись, Серинис попыталась высвободиться, но Бо крепче взял ее за плечи и прошептал:

— Стойте смирно, иначе пожалеете.

Уткнувшись лицом в его шею, Серинис затихла. Она радовалась тому, что он не видит ее пылающего лица. Хотя ей нравилось сознавать, что ее близость оказывает столь сильное воздействие на Бо даже в присутствии посторонних людей.

Прошла бесконечная минута, прежде чем муж наконец разжал пальцы и провел по ее руке от плеча до кончиков пальцев. Серинис поспешила к себе в каюту. Бо смотрел ей вслед, признаваясь себе в новом чувстве к девушке, к которой он привык относиться по-братски.

Море забурлило, небо затянула темно-серая пелена. От одного вида вздымающихся волн у Серинис начиналась тошнота. Низкие тучи сгустились, заслонив солнце, резкий ветер унес тепло. Дождь хлестал по палубе, бил по лицам и рукам, а чуть позднее корабль окутала зловещая ночная мгла.

Серинис удалилась к себе, в одиночестве поужинала и легла в постель. Обстановка каюты помощника давно вызывала раздражение и крепнущее желание убежать в уютную каюту капитана, расположенную по соседству. Впрочем, Серинис сомневалась, что Бо сейчас находится там: большую часть дня он проводил на палубе, к тому же она не слышала знакомого поскрипывания половиц, возвещающего о том, что он вернулся. Нет, нельзя давать себе волю, иначе она забудет обо всех доводах рассудка, будет ждать Бо и станет жертвой его чарующих синих глаз.

Серинис провела в своей девственной каюте всю ночь, а с наступлением утра все вокруг внезапно изменилось, корабль раскачивало бунтующее море. Призрачная, желтовато-серая мгла повисла над ним. Все вокруг словно окутал погребальный саван. Серинис опасалась, что это предвещает самое страшное.

— На этот раз нас изрядно потреплет, мэм, — взволнованно объявил Билли, принесший поднос с завтраком. — Так сказал капитан.

У Серинис вырвался прерывистый вздох, и в слабом проблеске надежды она спросила:

— А прежде он когда-нибудь ошибался, Билли?

— Капитан? — На мгновение юнга задумался. — Что вы, мэм, никогда! Он знает море как свои…

— Пять пальцев, — мрачно закончила Серинис и застонала, отодвигая поднос. Наверняка ее страх перед штормом вызван прежде всего воспоминаниями о буре, унесшей жизнь ее родителей. Она надеялась лишь на то, что шторм будет не столь силен.

— Кажется, меня вновь начинает тошнить…

— Поешьте, мэм, прошу вас, — взмолился Билли. — Иначе мне придется доложить капитану, а он сейчас занят. И потом он попросил меня проводить вас на палубу, если вы согласитесь, — когда шторм разыграется вовсю, выйти будет уже нельзя.

Серинис кивнула и, закутавшись в плащ, последовала за юнгой. Едва она ступила на палубу, как ветер подхватил ее одежду и хлестнул по лицу. Волны упрямо бились о борта судна. «Смельчак» скользил между перекатывающихся серых водяных валов, накреняясь, когда очередная волна проходила под днищем. Серинис пошатнулась, и ее глаза расширились от изумления и ужаса: палуба вдруг стала уходить из-под ног. Поперек нее были натянуты веревки, и хотя никто из матросов еще не пользовался ими, Серинис не была уверена в том, что сумеет стоять без поддержки. Крепко схватившись за веревку, она огляделась. Теперь корабль казался ей невероятно маленьким, не более чем щепкой по сравнению с безбрежным океаном.

Невольно она поискала взглядом Бо и увидела, что он опять беседует со старшим рулевым. Оба смотрели на море, держась спокойно и сосредоточенно. Бо был одет в толстый матросский свитер и фуражку, под которую он убрал растрепанные ветром волосы. Внезапно он повернулся лицом к ветру и расхохотался, словно наслаждаясь штормом.

Изумленная спокойствием, с которым мужчины встречали приближающуюся опасность, Серинис осмотрелась и решила, что с нее довольно. Теперь сравнительно тихая каюта помощника казалась ей желанным убежищем.

Шторм продолжался всю ночь и на следующее утро, впрочем, почти неотличимое от ночи. Мгла скрывала из виду все вокруг, даже верхушки мачт. Казалось, весь мир за пределами корабля перестал существовать, осталась лишь буря, которая подобно демону стремилась отомстить суденышку, рискнувшему переплыть океан.

Через два дня ранним утром внезапный стук в коридоре разбудил Серинис. Вслед за стуком послышалось сдавленное проклятие, от которого у девушки замерло сердце. Спрыгнув с койки, она распахнула дверь и увидела Бо, неверным шагом бредущего по коридору к своей каюте. Он стаскивал плащ, судя по всему бесполезный, ибо его одежда промокла насквозь, с нее струями лилась вода. Даже издалека Серинис видела, что Бо неудержимо дрожит от холода.

Распахнув дверь каюты, он ввалился внгутрь, не удосужившись закрыть ее за собой, отбросил плащ и фуражку, и начал стаскивать свитер и рубашку с длинным рукавом, надетую под него. Войдя в каюту следом за Бо, Серинис закрыла за собой дверь и поспешила к шкафу. Бо оглянулся, привлеченный шумом шагов, окинул быстрым взглядом ее ночную рубашку, ту самую, которая была на ней во время болезни. Увы, на сей раз он не ощущал в себе ни сил, ни желания любоваться прелестями жены.

— Лучше вернитесь в постель, мадам, пока не замерзли, — стуча зубами, посоветовал он и принялся расстегивать брюки непослушными пальцами. Даже в России он не мерз так, как сейчас. — Если останетесь здесь, вашей девичьей скромности предстоит тяжкое испытание.

— Вы же заботились обо мне, когда я нуждалась в помощи, — деловито возразила Серинис, вынимая из шкафа полотенца и одеяло. — Неужели так трудно позволить мне отплатить за услугу? И потом я видела все, что позволено видеть жене.

— Верно, — согласился Бо.

Рухнув на край кровати, он попытался стащить сапоги, но со вздохом изнеможения отказался от своих намерений и упал на кровать, раскинув руки. Серинис мгновенно опустилась на колени перед ним, сняла обувь и брюки.

Глаза Бо были закрыты, но веки дрогнули, когда Серинис принялась старательно растирать его тело сухими полотенцами. Его изумила неожиданная смелость молодой жены, рискнувшей коснуться самых интимных частей тела. При других обстоятельствах он достойно ответил бы на такую заботу, но сейчас был в состоянии только попросить тарелку горячего супа.

— Я позову Билли и попрошу подогреть суп, как только уложу вас под одеяло, — заверила Серинис, вытаскивая из — под Бо пуховое одеяло. Через несколько минут он повернулся на бок, и Серинис заботливо укрыла его. Накинув знакомый халат, она подпоясалась, вышла из каюты, разыскала Билли и отдала необходимые распоряжения.

Вскоре Серинис вернулась в каюту и поспешила притушить лампы, зажженные перед приходом Бо. Муж не шевелился, следя за каждым ее движением затуманенными глазами. Когда принесли суп, Серинис подложила еще одну подушку под голову Бо и принялась кормить его, но от усталости у него слипались глаза.

Решив остаться в его каюте, Серинис расстелила одеяло на полу рядом с кроватью, но Бо протестующе застонал и попытался отодвинуться.

— Ложись рядом, — умоляюще пробормотал он и с тяжелым вздохом вновь закрыл глаза.

Спать на жестком полу не очень-то приятно, рассудила Серинис, забираясь под одеяло в узком пространстве между мужем и стеной. Прижавшись к спине мужа, она обняла его за талию, положила ладонь на его грудь. Бо ощупью нашел ее руку и сжал.

Через минуту Серинис услышала размеренное дыхание — Бо уснул. С улыбкой она потерлась носом о его мускулистую спину, придвинулась еще ближе и поудобнее положила голову.

Но вскоре Бо пришлось покинуть уютную кровать и спящую жену: битва с морем требовала его присутствия на палубе. Матросы сменялись каждые шесть часов, а он выстаивал по нескольку вахт подряд, доводя себя до изнеможения. Время от времени ему все же приходилось спускаться в каюту, и каждый раз рядом оказывалась Серинис — помогала ему избавиться от мокрой одежды и оказывала множество других услуг, о которых Бо даже не пришло бы в голову просить ее. В душе он досадовал на то, что усталость мешала ему насладиться прикосновениями ее разгоряченного тела в краткие часы сна.

Наконец ярость шторма иссякла, и море начало постепенно успокаиваться. Все паруса спустили, чтобы поймать попутный ветер, и корабль вновь величаво заскользил по волнам. Не скрывая облегчения, матросы с улыбками переглядывались, с воодушевлением управляя судном.

Но радость Серинис была омрачена: Бо никак не мог оправиться от усталости. Временами его лицо пылало, иногда казалось бледным и осунувшимся. Его движения стали напряженными и вялыми, словно ему требовалось немало усилий для того, чтобы пройти от кровати к креслу или подняться на палубу. Серинис издалека видела, как он перебросился парой слов с мистером Оуксом, и тот озабоченно нахмурился. Вскоре Бо спустился в каюту.

Обычно днем капитан находился на палубе, но на этот раз не появился даже к смене вечерней вахты. Серинис встревожилась, и, хотя ей не хотелось нарушать его покой теперь, когда угроза миновала, она решила убедиться, что с мужем все в порядке, — хотя бы для собственного спокойствия.

Дверь капитанской каюты была закрыта, изнутри не слышалось ни звука. Серинис, помедлив минуту у порога, негромко постучала. Не дождавшись ответа, она приоткрыла дверь и увидела, что обнаженный Бо лежит на кровати поверх одеяла, прикрыв ладонью глаза.

— Бо! — неуверенно позвала она, подходя к постели.

Он молчал. Серинис протянула руку и коснулась его щеки. Изменив своим привычкам, Бо не брился со вчерашнего утра, но гораздо сильнее Серинис встревожило то, что он весь горел.

Не мешкая, она принялась за работу. Приказав Билли принести ведро воды и чистые полотенца, она успокоила юнгу, заверив, что сумеет позаботиться о капитане. Филиппу было поручено приготовить бульон и целебный чай, рецептом которого он поделился, пока Серинис рисовала его.

К тому времени как она вернулась в каюту, Бо начал что-то бессвязно бормотать. Со странным выражением лица он уставился на Серинис, когда она присела рядом и попыталась заставить его выпить воды. Словно испугавшись демонов ада, он вдруг дико замахал рукой, выбив чашку из пальцев Серинис. Она едва успела пригнуться, чтобы избежать удара, но тут же взяла себя в руки и положила на лоб Бо влажное полотенце. Смочив второе полотенце, она принялась обтирать его шею и тело в надежде облегчить жар, не переставая успокаивать его ласковыми словами. Бо бредил, и Серинис поняла, что в любую минуту он способен вскочить и опрокинуть ее резким ударом.

Унять жар с помощью обтираний не удалось, и Серинис решила сменить тактику. Плеснув прохладной воды на грудь Бо, она положила поверх нее влажное полотенце. Второе она повязала на бедрах Бо вроде набедренной повязки, хотя его нагота уже перестала смущать ее. Она была слишком встревожена, чтобы думать о скромности, и желала только, чтобы Бо скорее поправился.

Прошло совсем немного времени, прежде чем прохладные компрессы согрелись, и Серинис сменила их. Когда она клала холодное полотенце на лоб мужа, он вдруг резко втянул ртом воздух и уставился на нее широко открытыми глазами. Серинис не представляла, узнал ли он ее, но внезапно обе ее руки оказались в тисках его пальцев. С напряженной улыбкой он привлек ее к себе.

— Ты нужна мне…

— Да, я знаю. — Серинис попыталась высвободиться. Она сумела положить полотенце на лоб Бо, но в ту же минуту его большая ладонь подхватила ее грудь. — Веди себя как следует, любимый. Ты же болен, — упрекнула она, приглаживая волосы на его висках. — Мы поговорим обо всем потом, когда тебе станет легче.

— Не пугайся, дорогая, — хрипло прошептал Бо, — я не обижу тебя.

— Ты болен, — повторила она, пытаясь отвлечь его от лихорадочного возбуждения. — Ты должен заснуть. Лежи спокойно.

Натянутая ткань ее платья разорвалась, обнажив полушария груди, прикрытой прозрачным бельем.

— Посмотри, что ты натворил!

— Ты прекрасна, — простонал Бо, касаясь просвечивающих сквозь ткань холмов.

Серинис решила, что придется держаться от больного мужа на расстоянии — по крайней мере до тех пор, пока он не погрузится в забытье. Запахнув на груди платье, она ускользнула в свою каюту, переоделась в ночную рубашку и халат и вернулась к мужу.

Бо лежал, отвернувшись лицом к стене, судорожно подергивая руками и ногами: очевидно, во сне он вел поединок с более опасным соперником, нежели Серинис. Он бормотал что-то о Майорке, об угрозе кораблю, драке, матросах, которых надо освободить…

Следующие два дня стали для Серинис невыносимой мукой. Иногда Бо узнавал ее и вспоминал, что находится в собственной каюте. Он послушно глотал бульон и умывался, но затем вновь поднимался жар, и он начинал метаться и бредить. Мистер Оукс и Билли пытались уговорить Серинис хоть немного отдохнуть, поручив Бо их заботам, но она отказывалась наотрез. Ей и в голову не приходило оставить Бо хотя бы на короткое время. Она перенесла свою одежду к нему в каюту, глотала принесенную еду, не чувствуя вкуса, и терпеливо сидела у кровати, словно мать, ухаживающая за ребенком. Спала она рядом с мужем, зная, что, лежа возле него, сразу заметит перемену в состоянии Бо.

Командование кораблем перешло к Стивену Оуксу, который часто навещал капитана, желая узнать, не миновал ли кризис. Билли Тодд постоянно дежурил у каюты, с его лица не сходила тревога. Хотя корабль находился в надежных руках и никто из матросов не думал бунтовать, на борту воцарилась напряженная и тягостная атмосфера. Филипп изводился от беспокойства, старший рулевой то и дело расспрашивал мистера Оукса о здоровье капитана. Когда Серинис сталкивалась с ним, старший рулевой не упускал случая выразить свою преданность капитану и осведомиться о том, не идет ли дело на поправку. Он предложил помощь, но Серинис вежливо отказалась, заверив, что самой лучшей помощью с его стороны будет управление кораблем.

Серинис приходилось почти силой вливать мужу в рот воду или бульон. Когда он пытался отвернуться, Серинис не упускала случая повторить его собственные слова: «Капитан Бирмингем, вы стали худым, как скелет кошки. Немедленно пейте!»

Смущение, которое она некогда испытывала при виде его обнаженного тела, исчезло: слишком часто Серинис приходилось обмывать мужа и помогать ему справлять естественные надобности. Она по-прежнему оставалась девственницей, но лишилась наивности и привыкла прикасаться к телу мужа, не краснея и не испытывая ни малейшего стыда. Несмотря на болезнь, ее прикосновения вызывали у Бо более чем бурную реакцию. Он был слишком слаб, чтобы подниматься в постели, поэтому Серинис подносила ему ночную посудину и с проворством опытной сиделки уносила ее, оставляя за дверью.

— Мне мог бы помочь юнга, — заявил однажды Бо, стыдясь своей слабости.

Улыбнувшись ему, Серинис ласково объяснила:

— Я поклялась заботиться о вас в болезни и в здравии, дорогой.

— Вы решили окончательно измучить меня? — простонал Бо.

— Ни в коем случае, дорогой. Я хочу позаботиться о вас — мне не хочется остаться вдовой через месяц после свадьбы, — пошутила Серинис, ополаскивая руки.

— Жаль, что вам пришлось видеть меня таким, — произнес он, щупая заросшие щетиной щеки. Дело обстояло отнюдь не плохо: Серинис уже научилась брить его. Но болезнь утомила Бо, а неусыпные заботы Серинис смущали его.

Она вернулась к кровати и разложила чистые простыни, готовясь перестелить постель.

— Мы поменялись ролями — разве это не справедливо, капитан?

Бо нахмурился:

— Вы нарочно дразните меня, зная, что я слишком слаб и не могу ответить.

Серинис прищурилась:

— А что бы вы предприняли, будь у вас побольше сил, сэр?

Если бы Бо не мешали подложенные под голову высокие подушки, он опустил бы голову. Несмотря на неполную ясность мыслей, он уловил в словах Серинис недвусмысленное приглашение.

— Берегитесь, мадам! Эта несносная слабость будет мешать мне не всю жизнь.

— Странно… Мне казалось, она вам ничуть не мешает. — Серинис взглянула на Бо в упор, напоминая о том, что всего минуту назад, когда она обтирала его тело, его мужское достоинство вздыбилось под ее рукой.

— Я говорю о другом… о том, что мне недостает сил, — сбивчиво объяснил Бо. — А та часть моего тела, на которую вы намекаете, восстала бы при виде вас, даже если бы я был готов испустить дух. Но вы, несомненно, считаете, что вам ничто не угрожает, иначе не стали бы подтрунивать надо мной.

— Я и не пыталась подтрунивать над вами, — заверила Серинис. — Но довольно об этом. — Она жестом велела ему отвернуться. — Мне надо переодеться перед сном, и поскольку я уступила мистеру Оуксу его каюту, было бы неудобно вновь выгонять его, только чтобы переодеться, правда?

— Вы видите меня нагишом каждый день, — возразил Бо. — Почему же мне нельзя взглянуть на вас?

— Потому, что когда вы смотрите на меня, опасность насилия грозит не вам.

— Разве любовь мужа к жене — насилие?

— Предоставим ответить на этот вопрос мудрецам грядущих поколений, дорогой, — с шаловливой улыбкой отозвалась Серинис. — А пока будьте любезны отвернуться.

Бо начал поворачиваться на бок, и его неловкие движения вновь напомнили Серинис о том, что он слаб как ребенок. Не сумев повернуться, он зажмурился.

На следующий вечер Серинис почувствовала, что в ходе болезни наступает перелом. Жар резко усилился, Бо вновь начал бредить. Разметавшись в бреду, он опрокинул на пол таз с водой.

Наконец Бо затих, а Серинис разрывали страх и облегчение. Она поминутно клала ладонь на лоб мужа: ей казалось, что жар спадает, но полной уверенности в этом не было. Не желая рисковать, она продолжала прикладывать ему ко лбу прохладные полотенца, пока не убедилась, что жар по крайней мере не усилился по сравнению со вчерашним вечером. Затем она потушила огонь во всех лампах, кроме одной, висящей над кроватью, и забралась на привычное место между стеной и Бо. Изнуренная тревогой, выбившаяся из сил за несколько бессонных ночей и дней, она прижалась к спине мужа и положила ладонь на свое излюбленное место — к нему на грудь, чтобы ощутить сильное, ровное биение его сердца. Закрыв глаза, Серинис мгновенно провалилась в глубокий, блаженный сон.

На этот раз объятия Морфея принесли ей небывалое удовольствие. Что-то теплое и влажное коснулось ее соска, горячая ладонь скользнула под рубашку, пробираясь к укромному местечку между ног. Повинуясь настойчивым ласкам любовника из царства сновидений, Серинис раскинулась на подушках и встретила его с распростертыми объятиями. Он накрыл ее нагим телом, выказывая нешуточный пыл. Настойчивые толчки пылающего орудия в мягкую женскую плоть показались Серинис еще одной призрачной лаской, которую она охотно приняла, но внезапно ее пронзила резкая боль, заставив с изумленным возгласом подняться с подушки.

Серинис провела ладонью по глазам, словно стирая сон, но боль не утихала. Над ней нависал Бо — горящий в лихорадке, одержимый страстью. Его узкие бедра плавно, неторопливо двигались, смягчая боль вторжения, и где-то в глубине ее существа, куда проникал кремень его плоти, словно вспыхивали искры пробуждающейся чувственности. Вспомнив подробные объяснения Бо, она отчетливо представила себе происходящее и постаралась доставить ему удовольствие: приподнималась навстречу, с готовностью встречая резкие толчки, раздувая огонь страсти. Он ждал этого момента слишком долго, и теперь ей хотелось исполнить все его желания.

Она слышала хриплое дыхание Бо, оглушительный стук сердца, собственные возгласы боли и наслаждения. Ритм его движений быстро возрастал, пока она не застонала, жаждая освобождения, о котором пока не имела понятия. Желание, вспыхнувшее в ней, казалось неутолимым, оно сводило ее с ума, заставляя впиваться ногтями в спину Бо. Внезапно Серинис затаила дыхание, почувствовав расходящиеся внутри первые волны блаженства. Стремясь впитать его, она начала извиваться, усиливая сладостные ощущения, перерастающие в вихрь ослепительного, ошеломляющего экстаза. У Серинис захватывало дух, ее наполняло чудесное тепло, и она охотно принимала его, сжимая ладонями упругие ягодицы мужа, приникая к нему, стремясь окончательно избавиться от неуверенности и сомнений. Постепенно мощные удары замедлились, и тело Бо обмякло.

— Серинис, не покидай меня… — пробормотал он, уткнувшись в ее шею.

Обняв его, она улыбнулась сквозь слезы радости:

— Я с тобой, Бо.

Прижав мужа к себе, она вслушивалась в утихающее биение сердца и выравнивающееся дыхание. Серинис не знала, как долго она пролежала в такой позе. Она уже засыпала, когда Бо вдруг зашевелился. Отвернувшись от нее, он съежился под одеялом и задрожал.

— Холодно… — постукивая зубами, выговорил он. — Как холодно…

В душе Серинис взвился страх, но когда она приподнялась и положила ладонь на лоб Бо, он был почти холодным. Серинис вздохнула с облегчением, но вдруг ее взгляд упал на собственное тело, и она вздрогнула: тесемки на груди развязаны, ночная рубашка распахнулась, обнажив грудь. На ней виднелись мелкие красноватые пятнышки — царапины, оставленные щетиной Бо. Соски были необычно яркими и припухшими.

По какой-то необъяснимой причине Серинис испытала непривычное удовлетворение, словно эти крохотные ранки стали свидетельством ее нового положения, положения жены. В день свадьбы Бо был невероятно нежен с. ее чувствительными холмиками, и потому на них не осталось ни малейшего следа его прикосновений. Но в лихорадочном бреду он забыл обо всем, кроме наслаждения, которое испытывал сам и доставлял жене.

Серинис перебралась через него, стараясь не разбудить. Он протянул руку, попытавшись остановить ее, но вновь заснул. Минуту она стояла над кроватью, глядя на спящего мужа и ощущая непривычную близость к нему. Охваченная трепетом пробуждающейся нежности, она встала перед кроватью на колени и осыпала легкими поцелуями его щеку, ухо и губы, и вдруг вспомнила, что, предаваясь любви, Бо ни разу не поцеловал се. Он словно избегал поцелуев, и это казалось странным, ведь он так стремился коснуться ее губ, по крайней мере в день свадьбы.

Бо приподнял отяжелевшие веки, и Серинис с улыбкой отстранилась, не пытаясь прикрыть грудь. Бо поднял руку, но безвольно уронил ее, закрыл глаза и вновь погрузился в дремоту.

Серинис встала и с удивлением ощутила липкую влагу между ног. При ближайшем рассмотрении влага частично оказалась ее собственной кровью. На простыне Серинис заметила алые пятна, на теле Бо тоже остались доказательства ее девственности. Хотя было уже поздно, Серинис решила вымыться и сменить белье.

Переодевшись в чистую рубашку, она принялась приводить в порядок Бо. Мимоходом она коснулась лба мужа и чуть не всхлипнула от облегчения, обнаружив, что жар исчез. Кризис миновал! Бо спал крепче и спокойнее, его губы слегка шевелились. Серинис придвинулась ближе, едва осмеливаясь дышать. Внезапно он пробормотал:

— Серинис, тебе не удастся всю жизнь отвергать меня…

Помрачнев, с острой болью, рвущей сердце, Серинис отпрянула: Бо не помнил, что он натворил! И вряд ли вспомнит, когда придет в себя. Поверит ли он ей, если она расскажет обо всем? А может, решит, что она воспользовалась его слабостью? Или, хуже того, потребует от нее исполнения супружеских обязанностей вплоть до развода?

Как ни больно размышлять об этом, однако после прибытия в Чарлстон Бо наверняка потребует развода. Серинис твердо решила не препятствовать ему и не пытаться лишить его свободы. Пусть лучше считает, что их брак так и не получил должного завершения, чем будет вынужден терпеть союз, который согласился заключить лишь на время. Она пришла к выводу, что будет лучше, если Бо никогда не узнает о случившемся. Он поступил благородно, предложив ей стать его женой, но явно не испытывал к ней никаких чувств. Серинис поперхнулась слезами и попыталась прогнать мрачные мысли, от которых холодело сердце.

Да, лучше уж вести себя как ни в чем не бывало. Решимость Серинис крепла с каждым мгновением, хоть и вызывала болезненную дрожь. Бо сам должен решить, сохранить ли брак или расторгнуть его. Она любовно обмыла мужа, целуя его и орошая слезами. С трудом перевернув Бо на бок, она вытащила из-под него запачканную простыню и постелила чистую.

Когда она уже заканчивала оправлять постель, в коридоре послышались легкие шаги Билли. Серинис заметалась, не зная, куда спрятать грязное белье, и наконец остановила выбор на сундуке, в котором обычно хранился плащ Бо. Серинис рассудила, что шторма им больше не грозят, следовательно, и плащ не понадобится. Свернув простыню и ночную рубашку, она засунула их в глубь сундука и едва успела задвинуть засов на двери, прежде чем Билли постучал и спросил, не нужна ли его помощь.

— Капитану стало легче, Билли, — отозвалась Серинис через дверь. — Дело идет на поправку, так что не волнуйся и ложись спать.

Приглушенный возглас не оставил у Серинис сомнений в том, что новость обрадовала юнгу.

 

Глава 10

Бо возобновил командование «Смельчаком» с рвением, окончательно убедившим всю команду в том, что он полностью оправился от болезни. Серинис давно перестала тешить себя надеждой, будто он помнит их близость. Пробудившись после кризиса и обнаружив Серинис в каюте, да еще в своей постели, Бо вновь прибег к ухищрениям молодожена, стремящегося уговорить девственницу жену изведать с ним радости супружества. Осыпая ее настойчивыми поцелуями, он обещал быть нежным и уверял, что, как только первая боль утихнет, она испытает наслаждение. Продолжая умолять, он словно невзначай развязал тесемки ворота ее ночной рубашки, и Серинис стало совершенно ясно, что Бо выздоровел и ничуть не утратил прежний пыл. Его льстивые речи пробудили в ней уже знакомое желание. Но мысль о том, что Бо по-прежнему считает ее девственницей, так разозлила Серинис, что она в порыве гнева запустила в него подушкой.

Бо выплыл из мрачной пучины сновидений и вступил во владения реальности, испытывая странную легкость, не похожую на прежние ощущения. Почти сразу он понял, что был болен, и, очевидно, болезнь оказалась длительной и серьезной, поэтому непреходящее чувство удовлетворения еще сильнее озадачило его. Он понятия не имел, откуда оно взялось: события прошлых дней не остались в его памяти. И все же за это время произошло нечто важное, и по какой-то туманной причине это событие было связано с Серинис. Ему вспоминалось, как жена ухаживала за ним, как прижималась к нему в постели, согревая своим телом. По крайней мере в этом он был уверен. Но обрывки гораздо более чувственных впечатлений то и дело всплывали в памяти и казались удивительно реальными. Однако связать их никак не удавалось, и Бо наконец смирился с тем, что это было всего лишь видение. Разве можно поверить в то, что его юная жена сидела на корточках перед кроватью в сползающей с плеча ночной рубашке, не пытаясь прикрыть манящие розоватые холмы, на которых играл отблеск лампы? Ему наверняка почудилось ее сбивчивое дыхание на пути к вершине наслаждения. В поведении Серинис ничто не изменилось. Напротив, она стала еще упорнее избегать его прикосновений: стоило ему потянуть за тесемку у ворота ночной рубашки и распахнуть его, как она швырнула в него подушкой. Тонкая наволочка лопнула, и пух разлетелся по всей каюте, забиваясь в носы и рты. Серинис испуганно ахнула.

Благодушие Бо мгновенно улетучилось, сменившись яростью. Серинис вскочила на ноги на кровати и подняла подол рубашки, чтобы перешагнуть через Бо. Он поднял ногу, преграждая ей путь к свободе, но, поставив миниатюрную ступню на грудь мужа, она легко спрыгнула с кровати, на миг продемонстрировав соблазнительное зрелище, от которого у Бо захватило дыхание. Очутившись на полу, Серинис принялась швырять в саквояж свою одежду и прочие вещи. Она собиралась так торопливо, словно спасалась от пожара. Само собой, волнение, которое Бо ощутил, увидев Серинис рядом, быстро сменилось еле сдерживаемым раздражением.

Заворчав, Бо смахнул с лица пух и встал, не заботясь о том, какое впечатление произведет на жену его нагое тело.

— Во что вы превратили мою каюту? — возмущенно выпалил он. — Теперь Билли полдня придется запихивать пух обратно в подушку.

Серинис отвернулась и, помедлив, с достоинством ответила:

— Подушка лопнула случайно. Я этого не хотела.

— Да, вы хотели только ударить меня, — недовольно подтвердил Бо. — Неужели вы не испытываете ни малейшей жалости к человеку, изнуренному болезнью? За что вы меня ударили?

— Вы вели себя грубо, — с упреком объяснила Серинис.

Бо с отвращением отмахнулся от парящих в воздухе перьев.

— Я вел себя как подобает мужу, но похоже, девственная чистота не позволила вам вынести такое обращение. Как я уже говорил, мне нравится любоваться вашей грудью. Никогда не видел ничего более прекрасного.

Серинис задумалась: заметит ли он при более пристальном осмотре крохотные царапины, оставленные его щетиной? Похоже, он предпочел похоронить воспоминания о минутах безумной страсти и забыл про случившееся, как человек, который, протрезвев, не помнит, как бушевал во хмелю. Для Серинис близость означала не просто физическое удовольствие: ведь теперь она по-настоящему стала женой Бо. Серинис непрестанно упрекала себя в опрометчивости, однако исправить положение уже нельзя. Больше всего ее огорчала невозможность выразить свою нежность, вести себя как подобает любящей жене.

Стараясь выглядеть невозмутимо, Серинис осведомилась:

— И много грудей вы повидали, капитан?

Бо уставился на ее надменный профиль. Кажется, голос Серинис дрогнул — или ему почудилось?

— Достаточно, чтобы понять: вам нет равных. Ваша грудь не только прекрасно умещается в моей ладони — она выглядит совершенством.

— Вероятно, у вас богатый опыт, капитан, — холодно заметила Серинис, не оборачиваясь. — Надо ли мне благодарить вас за возможность сделать столь лестное сравнение?

— Нет, черт побери! — рявкнул Бо и широкими шагами подошел к ней. Он открыл рот, собираясь заговорить, но зафыркал и начал отплевываться.

Серинис отступила на безопасное расстояние и разразилась смехом.

— Теперь вас осталось лишь вымазать смолой, капитан. Обвалять вас в перьях мне уже удалось.

Бо оглядел себя и умышленно медленным движением сбил перышко с самой интимной части своего тела.

— Я бы не удивился, если бы заметил там слой пыли.

— Вот как?

Бо вопросительно приподнял бровь и прищурился. На кончике языка у него вертелся вопрос о том, занимались ли они любовью. Неужели это ему лишь пригрезилось?

— Должно быть, вам известно больше, чем мне, мадам, — осторожно заметил он.

Серинис закусила губу, чтобы не выпалить правду, и усилием воли заставила себя небрежно пожать плечами.

— Полагаю, вы успели развлечься с лондонскими распутницами. Незадолго до свадьбы я видела вас в компании особ легкого поведения.

Она надеялась изумить его этим откровением. Бо решил разочаровать жену:

— Вы видели, как я отказался от их услуг, выйдя из экипажа.

Самодовольная улыбка мужа убедила Серинис, что он ничуть не озадачен ее замечанием. Вскинув подбородок, она с чопорным видом кивнула в сторону окон:

— Вы явно наслаждались ласками одной из этих женщин. Помню, она была весьма миловидна.

— Странно… — произнес Бо задумчивым тоном, поглаживая щетинистый подбородок. — В тот вечер, насколько я припоминаю, ничего не произошло — уверен, вы заметили это, мадам.

Серинис не скрыла изумления:

— Откуда вам известно, что я наблюдала за вами? Усмехнувшись, Бо покачал головой:

— Это мой секрет, мадам, и я не намерен выдавать его. Серинис замахала рукой, отгоняя пух от лица. Напрасно она ударила Бо с такой силой, да еще после болезни. Будь удар послабее, подушка осталась бы целой. Сколько же времени понадобится ей и Билли, чтобы привести каюту в порядок?

— Лучше бы вам одеться, чтобы мы могли приступить к уборке, — деловито произнесла Серинис. — Она может занять целый день.

Бо подошел к шкафу, вытащил халат и запахнулся в него.

— А я тем временем выкупаюсь в каюте помощника, побреюсь и приведу себя в приличный вид. Я хотел бы, чтобы вы присоединились ко мне, мадам, но боюсь, если попрошу об этом, в лицо мне полетит еще одна подушка.

Подпустив последнюю шпильку, он вышел, громко хлопнув дверью. Впервые после болезни Бо провел на ногах целый день.

На следующее утро Серинис обосновалась в крохотной каюте, с помощью Билли разместив там все свои вещи. Она решила, что впредь пользоваться великодушием Стивена Оукса было бы невежливо, и потому сообщила ему, что ни при каких обстоятельствах не вернется в его каюту. Помощнику капитана пришлось смириться с ее решением: других свободных помещений на корабле не осталось.

Серинис попросила у Бо разрешения развесить на стенах свои рисунки, чтобы придать новому жилищу менее мрачный вид. Сообразив, что она всерьез решила поселиться отдельно от него и ради этого даже примирилась с каморкой без окон, Бо нахмурился, однако дал согласие.

Серинис попросила Билли помочь ей и велела ему вбивать малюсенькие гвоздики только в стыки между панелями стен, чтобы Бо позднее не пришлось пожалеть о своей доброте. Она старательно разместила рисунки, добиваясь ощущения большого пространства, ветра и свободы, как на палубе. Написанную красками картину, изображающую дельфинов в прыжке, она повесила так, чтобы видеть ее сразу после пробуждения. Оглядев каюту, Серинис изумилась плодам своих трудов, ибо теперь каморка приобрела уютный вид. Смотреть на картины и рисунки было гораздо приятнее, чем на голые унылые стены.

Шторм, страх за Бо во время болезни и неожиданное посвящение в полноправные жены изнурили Серинис. Она решила для разнообразия позаботиться о себе и предупредила Билли, что некоторое время ее не следует беспокоить. Проспав несколько часов, она проснулась свежей и воспаряла духом. Затем, как и полагалось поступить женщине в прекрасном настроении, она занялась собственной внешностью, о которой совсем забыла, заботясь о Бо. Во время шторма Билли выставил на палубу несколько пустых бочек для сбора дождевой воды, поэтому теперь Серинис с избытком хватило пресной воды для купания. Сообразуясь со своим настроением, она выбрала для ванны соли с ароматом жасмина, напоминающим о родине.

Со вздохом блаженства Серинис погрузилась в горячую воду. Она ненавидела обливания, предпочитая ежедневно принимать ванну, но во время плавания такая роскошь была почти недоступна.

Пока она нежилась в ванне, перед се мысленным взором всплыли картины близости с Бо — такие ошеломляющие и яркие, что они вновь раздули огонь, который, как наивно полагала Серинис, был потушен поведением ни о чем не подозревающего мужа. Закрыв глаза, она словно чувствовала его прикосновения, слышала хриплое дыхание. Продолжительный, прерывистый вздох сорвался с ее губ. Какое счастье — оказаться в объятиях Бо! Еще раз вздохнув, Серинис потрясла головой, прогоняя навязчивые воспоминания. Незачем грезить о несбыточном: ради собственного спокойствия она должна держать мужа на расстоянии вытянутой руки, пока он сам не заявит о том, что не желает развода.

Серинис по-прежнему блаженствовала в ванне, когда в коридоре раздался скрип пола — кто-то направлялся к двери. Шум закрывшейся соседней двери подсказал, что это может быть только ее муж. Не прошло и минуты, как скрип послышался под самой дверью и после продолжительной паузы в нее постучали.

— Серинис! — изменившимся, непривычно мягким тоном позвал Бо. — Я приглашаю вас сегодня поужинать со мной.

Серинис взяла большую губку, подняла ее над грудью и . выжала, гадая, не прибег ли Бо к очередной уловке, чтобы заманить ее в постель. Как бы ей ни хотелось быть рядом с ним, Серинис понимала, что гораздо безопаснее отказаться от подобного удовольствия.

— Простите, Бо, но я занята.

Но Бо не пожелал смириться с отказом. Его интриговали воспоминания о теплом теле Серинис. Они не давали ему покоя по ночам. Слегка повысив голос, он повторил приглашение:

— Серинис, я прошу вас сегодня поужинать со мной. Нам необходимо поговорить, и к тому же я просто проголодался и хотел бы насладиться ужином в вашем обществе — если, конечно, вы удостоите меня такой чести.

Серинис не знала, что именно Бо подразумевает под словом «проголодался». Интересно, как при своем темпераменте Бо ухитряется выдерживать длительные плавания, обходясь без услуг какой-нибудь потаскухи? Любезным тоном она повторила:

— Я занята.

— Опять дуетесь, — недовольно упрекнул он, чувствуя прилив раздражения.

— Совсем нет! — воскликнула она, оскорбленная таким выводом. — Уходите, пока кто-нибудь из матросов не застал вас у моей двери.

— Мне нет дела до того, кто увидит и услышит меня, — отрезал Бо. — Откройте дверь, я хочу поговорить с вами.

— А я повторяю вам: я занята!

Если Серинис еще несколько минут назад считала, что в каюте, за запертой дверью, она находится в безопасности, то вскоре ей пришлось признать свою ошибку и понять, что запертая дверь не преграда для Бо. Одним ударом плеча он распахнул дверь, сломанный засов с грохотом упал на пол. Он шагнул через порог и застыл, увидев Серинис в ванне. Но не успел он окинуть жадным взглядом ее влажно поблескивающую грудь, как вновь получил удар по лицу — на этот раз мокрой губкой. От неожиданности он пошатнулся, поскользнулся и рухнул, ударившись о противоположную стену коридора.

Серинис поморщилась, услышав глухой стук. Внезапное молчание заставило ее встревожиться: а вдруг Бо потерял сознание? Вскочив, она в мгновение ока вылетела из ванны, схватила халат и бросилась к мужу, торопливо просовывая руки в рукава. Бо приоткрыл один глаз, но едва оглядел прелестные формы жены, как в коридоре послышался шум шагов. Нежелание делиться восхитительным зрелищем с другим победило. Бо прервал пиршество взгляда.

— Немедленно оденьтесь, пока вы не перебудоражили весь корабль!

Встретив бесцеремонный приказ презрительной гримаской, Серинис отступила в каюту и закрыла дверь. Стоит ли ждать очередной попытки Бо войти к ней? Очевидно, он твердо решил поужинать вместе с ней. Серинис услышала, как он, поднявшись на ноги, пробормотал:

— Надеюсь, уединение вам по вкусу, мадам, — в отличие от меня. Похоже, вам доставляет удовольствие мучить людей.

Вряд ли события, происходящие в жизни молодоженов, ускользнули от внимания офицеров и матросов корабля. Серинис поняла это, когда на следующее утро в дверь каюты постучал мистер Оукс и предложил ей прогулку по палубе. Если бы не желание подышать свежим воздухом и переменить обстановку, она наверняка отказалась бы от приглашения. Поразмыслив, она поняла, что Бо слишком рассержен вчерашним отказом, чтобы сопровождать ее.

Стивен Оукс старательно отводил взгляд, но когда они с Серинис поднялись по трапу, попытался оправдать капитана:

— Видите ли, мэм, после болезни и тому подобного капитан стал более раздражительным, чем обычно. — Он не стал объяснять, что подразумевает под словами «тому подобное», но как мужчина вполне понимал досаду капитана. Стивен подозревал, что Серинис не удостаивает мужа благосклонностью. С другой стороны, помощник капитана сочувствовал девушке. Брак заключили так поспешно, что ей, вероятно, не хватило времени даже подумать о том, какие требования предъявит к ней муж. — Уверен, это вскоре пройдет.

— Да, — тяжело вздохнула Серинис, не сомневаясь, что Бо злит прежде всего ее присутствие на корабле, — к концу плавания.

Стивен Оукс растерялся, подыскивая утешительные слова. Он мог бы рассказать Серинис, что ее муж пользуется уважением и на корабле, что его недолюбливают лишь те, кто сам гроша не стоит. Как еще могли относиться к нему матросы, если он рисковал собственной жизнью, чтобы спасти их на Майорке? Помощник задумался. Стоит ли поведать о том, какие возможности предоставил ему самому капитан в то время, когда он лишь мечтал командовать кораблем? А если Серинис считает, что дар мистеру Кармайклу был единственным в своем роде, тогда Стивен Оукс рассказал бы о щедрости капитана и в конце концов примирил бы молодых супругов. Вероятно, о своих достоинствах Бо Бирмингем даже не задумывался, не говоря уже о том, чтобы обсуждать их с другими людьми. Временами он становился чертовски скрытным, даже себе во вред.

— Насколько я понимаю, мэм, вы давно знаете капитана. Вам, разумеется, известны его достоинства, иначе вы не согласились бы стать его женой. Необходимо лишь набраться терпения. Вскоре все наладится.

Серинис грустно улыбнулась. Что наладится? Бо смирится с браком? Вряд ли! Капитан Борегар Бирмингем слишком дорожит своей свободой, чтобы всерьез подумывать о семье. Такой красавец, как Бо, мог выбрать себе любую невесту, но довольствовался услугами блудниц, и это ясно свидетельствовало о том, что он не собирается прощаться с холостяцкой жизнью и потому старательно избегает ловушек молодых миловидных девственниц.

Бо стоял на шканцах рядом с боцманом, одетый в темно-синий свитер и узкие бриджи того же оттенка. За время болезни он похудел, отчетливее обозначились скулы. Судорожные подергивания мышц на его впалых щеках Серинис заметила издалека: очевидно, он недоволен ее поведением.

Высокий воротник свитера Бо был поднят, защищая горло от ветра, но Серинис вдруг показалось, что капитан вздрогнул. Неужели болезнь возвращается к нему? Мимо пробежал Билли, и Серинис остановила его, велев принести плащ. Юнга вскоре вернулся, протянул ей плащ и убежал так быстро, что Серинис не успела попросить его отнести плащ капитану. Перебросив одежду через руку, Серинис заверила себя, что беспокоиться не о чем: при посторонних Бо будет держаться в рамках приличий.

С трудом сдерживая нервную дрожь, она поднялась на верхнюю палубу и приблизилась к Бо и его собеседнику, но не решилась вмешаться в разговор. Бо старательно игнорировал ее, и мистеру Макдарметту пришлось обратить на Серинис его внимание. Бо не осталось ничего другого, кроме как вопросительно оглянуться на жену. Серинис шагнула вперед.

— Я принесла вам плащ, капитан, — робко пробормотала она. Румянец на щеках Бо усилил ее тревогу: она могла лишь надеяться, что он вызван прохладным ветром, а не подступающим жаром. — Вы еще не оправились после болезни, и мне стало бы спокойнее, если бы вы оделись потеплее. Позвольте, я помогу вам.

Яростно сверкнув глазами, Бо схватил ее за запястье, мешая набросить плащ на плечи.

— Если вы приняли меня за изнеженного ребенка, мадам, то вы ошиблись, — процедил он. — Я вполне способен позаботиться о себе сам. Вам незачем разыгрывать заботливую мамашу. Уберите это с глаз моих долой.

Его слова ранили Серинис больнее, чем стальные тиски пальцев, сжимающих запястье. Внезапно Бо отпустил ее и повернулся к боцману, как ни в чем не бывало продолжая беседу. Боцман смущенно вспыхнул, виновато взглянув на Серинис.

Она поспешно попятилась, пряча глаза, полные слез. Каким-то чудом ей удалось благополучно спуститься на главную палубу и с достоинством пройти мимо деликатно отворачивающихся матросов. Бо отверг ее помощь в присутствии посторонних людей! Сердце Серинис обливалось кровью.

Торопясь скрыться в каюте, Серинис не замечала, как со шканцев за ней внимательно наблюдает еще один человек. Бо перестал делать вид, что не замечает жену, и смотрел ей вслед со смешанным чувством сожаления и тревоги. Если бы не гордость, он бросился бы вслед за ней, предоставив матросам думать что угодно. Он злился на себя и, несмотря на все усилия, не мог забыть о соблазнительных сновидениях, теперь куда больше напоминавших воспоминания.

С подавленным всхлипом Серинис захлопнула дверь каюты, рухнула на кровать, уткнулась лицом в подушку и разразилась слезами. Обида казалась ей невыносимой. Все опасения и любовь к Бо слились в кратком взрыве страсти, который стал ее тайной и ее мукой. А Бо был холоден как море, по которому они плыли. Серинис поняла, что несколько минут назад лишилась последней надежды на прочный брак.

Продолжая всхлипывать, Серинис погрузилась в неспокойный сон, но и во сне ее преследовал давний кошмар, вызывающий панический ужас. Она бежала по темному дому, Алистер Уинтроп и Ховард Радд преследовали ее по пятам, в темноте вокруг нее вспыхивали молнии, ноги предательски дрожали. Ждать помощи было неоткуда, спрятаться — негде. Преследователи завывали, словно демоны ада, и пытались накинуть на нее громадные черные простыни. Внезапно Серинис оказалась в тупике. В ужасе она обернулась, прижавшись спиной к стене, и вдруг на нее набросили черную простыню, лишив возможности дышать…

С пронзительным криком Серинис вскочила с подушки, отбрасывая ладонь, касающуюся ее щеки. В нарастающей панике она принялась бороться с неизвестным, который старался удержать ее за руки.

— Не надо! — умоляла она. — Я еще жива! Не надо хоронить меня…

— Серинис, проснитесь, — раздался знакомый голос. — Это только сон.

Открыв глаза, она растерянно огляделась. Страх не отступал. Неужели все, что случилось после смерти Лидии, — всего лишь сон? Алистер Уинтроп и Ховард Радд никогда не пытались обсудить с ней завещание? Значит, и свадьбы не было?

Ее взгляд упал на Бо, сидящего на корточках возле кровати, и желание броситься к нему в объятия и выплакаться на широком плече чуть не сорвало ее с узкой кровати. Но воспоминания о том, как жестоко и грубо он отверг ее заботу на палубе, заставили Серинис со стоном отстраниться.

— Не прикасайтесь ко мне!

Бо проглотил вставший в горле ком.

— Ложитесь, Серинис. Вскоре ваши мысли прояснятся. Я перепугался, услышав с палубы ваш крик.

С изумлением сообразив, что она кричала во сне, Серинис легла на подушку и отвернулась, почувствовав, как к глазам вновь подступают слезы.

— Простите, если я опозорила вас… Бо хотелось утешить ее, как в детстве:

— Не думай об этом, дорогая. Ты просто напугала меня, вот и все. Мне вспомнилось, как ты кричала много лет назад, оказавшись в запертом сундуке.

— Наверное, матросы тоже все слышали… — отрешенно пробормотала Серинис, не глядя на него. — Как и то, что происходило здесь вчера вечером.

— Ну и что? — Бо усмехнулся, ради Серинис делая вид, будто ничего из ряда вон выходящего не случилось.

Вероятно, теперь они держат пари о том, кто из нас победит, но похоже, мало кто решается поставить на меня. — Он осторожно приподнял ее подбородок. — Повернись, моя любимая, дай взглянуть на тебя.

Как неожиданно иной раз возвращаются картины прошлого! В детстве, вытащив Серинис из сундука, Бо сумел моментально успокоить ее этими же волшебными словами, но на этот раз она взбунтовалась.

— Не смейте называть меня так! — прошептала она, упрямо отворачиваясь. — Я не ваша любимая, поэтому перестаньте тратить на меня сладкие слова, предназначенные для других женщин. Мы оба знаем, чего вы хотите — покрыть меня, словно бык, одержимый похотью!

Услышав подобные выражения из уст леди, Бо невольно поморщился, но вовремя вспомнил о том, какие ругательства срывались у него с языка в присутствии Серинис.

— Филипп приготовил на обед суп. Вы позволите пригласить вас отобедать вместе со мной?

— Вряд ли.

— Черт бы… — Бо осекся. Вскипая каждый раз, КОГДЕ Серинис отклоняла его приглашения, он только осложнял отношения между ними. Он предпринял еще одну, более мягкую попытку: — Мне по душе ваше общество, Серинис Прошу вас, подумайте хорошенько. И потом нам надо о многом поговорить.

Серинис осталась непоколебимой:

— Я не голодна.

Шаги в коридоре заставили Бо оглянуться. На пороге застыл Стивен Оукс, обеспокоенно глядя на Серинис, от вернувшуюся к стене. Посмотрев на капитана, Оукс смущенно спросил:

— Все ли в порядке с миссис Бирмингем, сэр?

— Да. — Бо вздохнул и поднялся. — Просто ей приснился страшный сон.

Несмотря на риск вызвать гнев капитана, помощник намеревался дать ему понять, как беспокоится команда за его жену. Возможно, Бо не знает, какое сокровище ему досталось.

— Билли рвется спуститься сюда, капитан, — он уверен, что с миссис Бирмингем случилось что-то страшное. Остальные матросы готовы схватиться за оружие по той же причине.

Только теперь Бо понял, что за время плавания Серинис удалось завоевать любовь всей команды. Следовательно, в нынешних затруднениях виновата отнюдь не она. И вправду своим упрямством и вспыльчивостью он способен довести до мятежа самого покладистого матроса.

— Прошу вас, известите Билли и всех остальных, что миссис Бирмингем просто приснился плохой сон. Она жива и невредима.

— Слушаюсь, капитан. — Стивен Оукс помедлил, устремив на капитана серьезный взгляд. — Мы все были бы рады завтра утром видеть ее улыбающейся, сэр.

Бо кивнул:

— Я позабочусь об этом, мистер Оукс.

— Не сомневаюсь, сэр, — отозвался помощник и с краткой улыбкой вернулся на палубу.

Серинис лежала не шевелясь. Бо склонился, чтобы подоткнуть вокруг нее одеяло и отвести вьющиеся пряди с виска.

— Вам холодно. Я принесу из своей каюты пуховое одеяло.

— Прошу вас, не беспокойтесь.

Подавив раздраженный вздох, Бо направился к двери. Серинис даже не взглянула на него и отмахнулась от его помощи и утешения!

Она дождалась, когда Бо тихо прикроет за собой дверь, и только после этого уткнулась лицом в подушку и зарыдала с новой силой.

Прошел целый час, прежде чем Серинис встала, налила воды в таз, смочила в ней полотенце и начала прикладывать его к раскрасневшемуся лицу и опухшим векам. Вытеревшись досуха, она приблизила лицо к крошечному зеркалу над умывальником.

Хватит слез, приказала она себе. Нечего плакать из-за красавца мужа и негодяев, подобных Алистеру Уинтропу. Если Бо не желает видеть ее в роли своей жены, она не позволит себе превратиться в жертву несчастной любви. Где-нибудь когда-нибудь найдется мужчина, который полюбит ее и женится на ней, не обращая внимания на то, что она уже не девственница. А до тех пор она проживет и одна. В Чарлстоне ей предстоит преодолеть столько трудностей, что о безумных мечтах придется забыть. Только после того, как ее картины начнут покупать, она обретет финансовую независимость и перестанет быть обузой для дяди. Кстати, сумеет ли он, извечный холостяк, жить под одной крышей с женщиной да еще терпеть многочисленные картины и рисунки, наводнившие дом? Впрочем, дядя редко отрывался от книг — пожалуй, он и не заметит ее присутствия.

Наметив новую цель в жизни и укрепившись в своей решимости, Серинис достала свои рисунки и принялась перебирать их, но внезапно застыла в изумлении. С листа бумаги на нее смотрел Бо — один из десятков его портретов, разлетевшихся от неловкого движения по всей каюте и напоминающих Серинис о несчастной любви. Со стоном она собрала листки и уже собиралась порвать, как вдруг одумалась. Надо сохранить портреты в память о жестоком уроке, чтобы впредь не позволять сердцу одерживать верх над рассудком. Нет, больше этого не повторится!

Убрав рисунки подальше, она встала перед мольбертом, старательно прорисовывая фигуры на новой картине, как вдруг какое-то предчувствие заставило ее замереть. Серинис подняла голову и прислушалась: хлопанье парусины на ветру, скрип дерева, отдаленные голоса — звуки, которые давно стали для нее привычными, знакомыми и почти незаметными. И все-таки ее не покидало странное ощущение. Серинис насторожилась и так сжала кисть, что чуть не сломала ее. За миг до того, как в дверь постучали, она знала, кто стоит на пороге: лишь один человек на «Смельчаке» умел бесшумно ступать по доскам палубы или коридора.

С трудом сдвинувшись с места, Серинис открыла дверь, напоминая себе о необходимости сохранять самообладание. У Бо был встревоженный вид.

— Утром, на шканцах, я был груб с вами, — без предисловий начал он. — Вы не заслуживаете подобного обращения, поэтому я пришел извиниться и пообещать загладить свою вину.

Серинис молчала — главным образом потому, что неожиданное извинение изумило ее. Бо с пристальным любопытством разглядывал жену: на ее лице остались следы недавних слез.

— Извинение принято, — пробормотала она. Последовала продолжительная неловкая пауза. — Если вам нечего больше сказать, я бы хотела вернуться к работе. Мне необходимо продать хотя бы несколько картин сразу после прибытия в Чарлстон — чтобы вернуть деньги, которые вы отдали Джасперу.

— Не беспокойтесь об этом, Серинис. Считайте, что я сделал вам подарок.

— Мне бы не хотелось злоупотреблять вашим великодушием, — со спокойным достоинством ответила она.

Бо молчал: что-то мешало ему прямо задать вопросы, мучившие его с тех пор, как он оправился от болезни. Он не знал, как загладить свою вину перед Серинис, но ему, как и первому помощнику, так хотелось вновь увидеть ее улыбку!

Потянулась еще одна бесконечная пауза, и Серинис, чувствуя себя неуютно под внимательным взглядом Бо, отступила, чтобы закрыть дверь. Бо поспешно шагнул в каюту, прикрыл дверь плечом и, заметив тревогу в глазах Серинис, попытался оправдать свою навязчивость:

— Видите ли, мадам, проявляя материнскую заботу обо мне в присутствии матросов, вы заставили их усомниться в моем выздоровлении, а у них не должно быть и тени сомнения в том, что я способен командовать кораблем.

— Мир, который создали для себя вы, мужчины, вызывает жалость: если принимать чью-то заботу о себе значит проявлять слабость, — сухо заметила Серинис. — Хорошо все-таки, что я родилась женщиной.

Уголки губ Бо дрогнули.

— Не надейтесь, что я стану возражать вам. Пожалуй, в роли мужчины вы были бы не особенно убедительны. — Сведя брови на переносице, он наконец спросил озабоченным тоном: — Серинис, как вы себя чувствуете?

Он догадался! Серинис застыла на месте, как лань, испуганная внезапным появлением человека. Мысли лихорадочно вертелись у нее в голове: чем она выдала свою тайну? Оставалось лишь одно объяснение: Бо все вспомнил! Но если так, почему он просто не спросил ее? Он всегда производил впечатление откровенного человека, не страдающего чрезмерной застенчивостью. Почему же он не задал вопрос напрямик?

Серинис впилась взглядом в ярко-синие блестящие глаза, пытаясь отыскать в них хоть какой-нибудь намек, но Бо был непроницаем. Должно быть, она придала его вопросу слишком большое значение, поторопившись с выводами. А может, просто схватилась за соломинку?

— Превосходно, — пробормотала она. — А теперь будьте добры, позвольте мне вернуться к работе.

Не шелохнувшись, Бо продолжал разглядывать ее и явно не собирался уходить. Серинис отвернулась, чтобы муж не уловил в ее глазах смятение.

— Я хотел бы поужинать вместе с вами, Серинис. Надеюсь, на этот раз вы примете мое приглашение. Терпеть не могу сидеть за столом в одиночестве, а обществом мистера Оукса я довольствоваться не намерен: он не устает упрекать меня в грубости.

Провести с ним за столом целый час? Да еще в отсутствие жизнерадостного, уравновешенного мистера Оукса? Серинис прекрасно понимала, чем закончится ужин, а судя по настойчивости Бо, он решил, что позволять ей иметь свое мнение недопустимо. Несмотря на ошеломляющее желание уступить, она должна сдержаться, ради собственной безопасности.

— Мне кажется, Бо, что, учитывая обстоятельства, нам лучше пореже встречаться друг с другом. — Сколько раз она произносила эти слова! До сих пор они не помогали: принимая предложение Бо, она и не подозревала, что их отношения зайдут так далеко. Она предприняла еще одну попытку, надеясь убедить и его, и себя: — По-видимому, нам трудно соблюдать условия соглашения. Несомненно, я позволила вам гораздо больше, чем было условлено с самого начала, поэтому считаю, что впредь для меня недопустимо оставаться с вами наедине. Мы должны вести себя так, словно мы не женаты.

Боже, какие ужасные, мучительные слова! Серинис пришлось собрать все свои силы.

Бо не улыбнулся и не нахмурился: молча кивнул и вышел. Казалось, дни счастья в его жизни кончены, а сердце прекратило биться.

Серинис, дрожа, закрыла за ним дверь. Она вернулась к столу возле кровати, чувствуя, что продолжить работу над картиной в таком настроении не удастся. Сев за стол, она безвольно уронила руки на колени и уставилась в никуда, ощущая, как гнетущая пустота заполняет ее сердце.

Это отвратительное чувство пустоты мучило ее на протяжении последовавших долгих дней и недель. Серинис все чаще уединялась, почти перестав интересоваться жизнью корабля. Казалось, незримые стены сомкнулись вокруг нее, отгородили от внешнего мира. Она не жила, просто существовала одну минуту за другой в ожидании конца плавания. Она лишь надеялась собрать осколки разбитого сердца, когда наконец окажется на суше.

После визита Бо Серинис поддалась мягким уговорам Стивена Оукса и поднялась на палубу, где пробыла ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы не вызвать вопросов о здоровье. Она охотно отвечала на приветствия матросов, но ни с кем не заводила разговоров. Помощник капитана пытался развлечь се, как и Билли Тодд и месье Филипп. Последний сам принес Серинис поднос с ужином и не упустил случая поболтать с ней по-французски. Всеми этими людьми руководила смутная тревога, Серинис замечала ее в глазах всех членов команды. Пытаясь отвлечь их ласковой улыбкой, она все глубже погружалась в пучину тоски.

Наступило Рождество, а до места назначения оставался еще целый месяц пути. Серинис согласилась присутствовать на праздничном ужине в каюте капитана, куда был приглашен и Стивен Оукс. Серинис подарила Бо картину, изображающую его корабль, а помощнику — его портрет, написанный маслом. Свои портреты получили также Билли и Филипп. В ответ Оукс преподнес ей миниатюрную копию «Смельчака», старательно вырезанную из дерева и снабженную парусами, выкроенными из носового платка. Серинис похвалила его работу, и Оукс смутился. Впрочем, Серинис ничуть не преувеличивала: кораблик был изготовлен с точным соблюдением масштаба и казался совершенно настоящим.

Они отведали восхитительные блюда праздничного ужина, воздав хвалу мастерству Филиппа, а потом, когда мистер Оукс ушел и Серинис уже собиралась удалиться в свою каюту, Бо остановил ее и попросил задержаться еще на минуту. Заметив, как насторожилась жена, Бо объяснил, что хочет преподнести ей подарок, который он не решился показать в присутствии помощника. Сдерживая чувства, Серинис едва заметно кивнула. Едва войдя в каюту капитана, она ощутила стремительно нарастающее желание. Оно было так велико, что ей захотелось плакать. Серинис поняла: несмотря на все старания, выбросить из сердца Бо Бирмингема ей не удалось. Всем своим существом она стремилась к знакомому уюту его каюты и объятий. Бо вынул подарок из шкафа, и Серинис застыла в напряженном ожидании. Оказывается, опасаться ей следует прежде всего самой себя!

Бо поставил перед ней покрытую затейливой резьбой шкатулку розового дерева и вынул из нее пару нефритовых статуэток. Более изящных вещиц Серинис видеть не доводилось. Она понимала, сколько стоит такое сокровище, и сочла, что принимать столь дорогой подарок от человека, с которым скоро расстанется навсегда, неудобно.

— Они прекрасны, Бо, но вряд ли я смогу принять их. Бо поднял фигурку, изображающую мужчину, внимательно оглядел ее и произнес:

— Мне объяснили, что это изображения легендарных влюбленных, которые преодолели множество бед и наконец сочетались узами брака. По-моему, мадам, мой подарок весьма уместен. Я буду огорчен, если вы откажетесь принять его.

— Когда-нибудь вы женитесь, — пробормотала Серинис и чуть не разразилась слезами. Неужели Бо и вправду когда-нибудь будет принадлежать другой? — Почему бы вам не подарить их своей жене?

— Я и дарю их жене, — возразил Бо, не сводя с нее глаз, — и буду польщен, если она примет мой дар.

Нежность в его глазах обезоруживала, и Серинис опасалась, что ее сердце не выдержит. Как хочется прижаться к его телу и в порыве облегчения положить голову на грудь! Он наверняка с радостью примет ее в объятия… а потом сломит ее волю страстными поцелуями. Не доверяя себе, она сбивчиво поблагодарила Бо и торопливо ушла, ища спасения в своей каюте, где провела бессонную ночь.

Новый приступ морской болезни заставил Серинис проводить дни напролет в уединении каюты, но хотя она старалась не забывать о еде, ее не покидало странное ощущение усталости. Ей не хватало сил, чтобы рисовать. Большую часть времени она спала, иногда просыпалась лишь с приближением вечера. Заметив это, Билли сообщил о своих опасениях капитану, но когда Бо спустился в каюту, чтобы лично пощупать лоб Серинис, она заверила его, что долгое плавание наскучило ей и потому она старается как можно больше отдыхать. Она с уверенностью заявила, что в Чарлстоне вновь повеселеет и что не нуждается в присмотре сиделки. Бо нехотя выслушал жену и оставил в одиночестве, о котором она так мечтала.

С тех пор Бо принялся издалека наблюдать за Серинис. Их пути часто пересекались. Тщательно скрывая истинные чувства, они обменивались парой вежливых замечаний или кивали друг другу. Однажды, когда Билли принес Серинис поднос с ужином и оставил дверь открытой, Бо остановился возле нее по пути в свою каюту. Как обычно, он излучал жизненную силу и здоровье, но синие глаза смотрели настороженно.

— Как вы себя чувствуете, Серинис? — учтиво осведомился он.

— Отлично, капитан, благодарю вас. А вы? — весело отозвалась Серинис, стараясь подтвердить свои нарочито бодрые слова.

Бо задумчиво пожал плечами, вглядываясь в бледное лицо Серинис. В последнее время она слишком часто грустила, а ее принужденные улыбки не вязались с деланным щебетанием. Несмотря на свои наблюдения, Бо не решался потребовать от нее правды.

— А вы здоровы, капитан? — повторила она свой вопрос, считая минуты до того, как дверь за спиной Бо закроется и она вновь обретет способность дышать.

— Разумеется, мадам, — наконец ответил он, а затем после продолжительной паузы добавил: — Если вам что-нибудь понадобится, не стесняйтесь обращаться ко мне, хорошо?

— Меня опекают Билли и Филипп, капитан. — Серинис развела руками. — С какой стати я должна беспокоить вас по пустякам? У вас и без меня слишком много дел.

Бо уловил фальшь в ее голосе, но не ответил и поспешно удалился к себе.

В последующие недели Серинис стала чаще выходить на палубу — прежде всего для того, чтобы развеять беспокойство Бо. Стоя на палубе, она смотрела на море, приказывая себе не искать мужа взглядом. В присутствии Бо она заставляла себя думать о чем угодно, только не о нем. Она утешалась мыслью, что едва вдалеке появится земля, ее пытке придет конец, и желала, чтобы плавание поскорее завершилось. И вот в морозный зимний день, ближе к вечеру, почти через три месяца после отплытия из Лондона, ее желание исполнилось.

 

Глава 11

«Смельчак» приблизился к гавани Чарлстона в час утреннего прилива в конце января. С первым лучом солнца Серинис вышла на палубу и напрягла зрение, силясь рассмотреть город сквозь туманную дымку, окутавшую побережье. Морские птицы с криком проносились над головой, ныряли вниз, к пенным гребням волн, бьющихся о борт судна. Какой контраст представляло собой их оживление в сравнении с отчаянием Серинис!

Солнце поднялось над горизонтом, и туман развеялся. Серинис поплотнее запахнулась в бархатный плащ, не желая уходить в душную каюту. Вместо эйфории, которую она надеялась ощутить, она испытала лишь облегчение — оттого что плавание завершилось. Тем не менее она радовалась виду белых песчаных пляжей по обе стороны от входа в гавань Чарлстона. Глубоко вздохнув, она вдохнула аромат необозримых кипарисовых и мангровых лесов, подступающих к берегу.

Как же она истосковалась по родине! Серинис не сознавала этого, пока перед ней не появилась знакомая земля. Потрясение, вызванное смертью родителей, и благодарность к Лидии на время заставили ее забыть о Южной Каролине, оттеснили воспоминания о ней. А теперь они вновь ожили, наполняя Серинис удивительным спокойствием. Она и вправду совершила долгое путешествие — только не через океан, а через годы своей жизни. Наконец оно закончилось, и вскоре ей предстояло вновь ступить на твердую землю, начать новый путь, попытаться примириться с собой. «

Знакомое ощущение нахлынуло на Серинис — она разгадала его безошибочно и затаив дыхание обернулась. Бо был в кепке, в которой Серинис уже давно привыкла видеть его. Она сидела набекрень, ветер развевал выбивающиеся из-под нее пряди. На плечи Бо набросил плащ, и Серинис решила, что он выглядит как обычно неотразимо. Сердце вновь затрепетало в ее груди, отзываясь на близость мужа.

— Похоже, вам грустно. — Бо подошел поближе и облокотился о борт. — Не рады возвращению на родину?

— Рада, конечно, — ответила Серинис и попробовала улыбнуться. — Но не могу не чувствовать себя здесь чужой. — Она отвела взгляд и устремила его в сторону быстро приближающегося берега. — Интересно, что изменилось здесь за эти годы? Узнаю ли я город, где так часто бывала?

— По-моему, узнаете его без труда, мадам. Он почти не изменился.

— Надеюсь.

Понимая, что среди жителей города она наверняка почувствует себя чужой, Серинис испытала страх, но попыталась прогнать его. Дядя наверняка будет рад ее возвращению, но он всегда был отшельником и предпочитал компании друзей общество книг. А что касается знакомых самой Серинис, за прошедшие годы они успели вырасти, заняться делом, некоторые обзавелись супругами и даже детьми.

Да ведь и она теперь замужняя дама! Серинис растерянно принялась поправлять пышные складки юбки, но застыла, заметив любопытный взгляд Бо.

— В Чарлстоне вас встретят родные? — нервозно спросила она, надеясь, что ветер охладит ее пылающие щеки.

Когда-то Бо видел, как крохотный котенок, столкнувшийся со сворой собак, держался с той же отвагой, которую сейчас выказывала его жена. Пожав плечами, он ответил:

— Поскольку сейчас почти все мои родные в Хартхейвсне, они вряд ли узнают о прибытии корабля. Как только я покончу с делами, отправлюсь навестить их и отвезти подарки. Мама сердится, когда я забываю известить ее о своем возвращении.

— Мистер Оукс говорил, что вас ждут в городе и что обычно вас встречает целая толпа торговцев, стремящихся первыми увидеть привезенный товар. Уверена, вам понадобится немало времени, чтобы справиться с делами, — с притворным безразличием заметила Серинис и добавила: — В таком случае нам лучше заранее обсудить подробности развода.

Втайне Бо давно решил предложить Серинис как следует все обдумать, прежде чем настаивать на разводе. Он надеялся, что дядя Серинис позволит ему ухаживать за ней, как подобает любому претенденту на руку и сердце дамы. Вспоминая о своем недавнем намерении избегать брака, Бо удивлялся и не представлял, что придется расстаться с Серинис. Ему была невыносима даже мысль о том, что она может стать женой другого.

— Об этом можно поговорить и потом. Нам некуда спешить.

Серинис глубоко вздохнула, уговаривая себя успокоиться. В положении временной жены Бо Бирмингема имелись свои недостатки, но лишь потому, что их брак был обречен.

Серинис понимала: откладывая решительный шаг, она тешится напрасными надеждами, а когда придет время подписывать бумаги, ее сердце разорвется от боли. Она не могла больше жить в постоянном страхе, носить на лице маску спокойствия, к помощи которой прибегала с тех пор, как попросила Бо забыть о том, что они женаты. И кроме того, она каждую минуту помнила о своей тайне, по вине которой вести разговоры о разводе было особенно тяжело. Собравшись с духом, Серинис пробормотала:

— Чем раньше мы покончим с этим, тем лучше, Бо. Неужели он напрягся? Или ей показалось?

— А по-моему, мы вполне могли бы подождать пару месяцев.

— Нет, лучше расстаться сразу, — настаивала она, начиная паниковать.

— К чему такая спешка, мадам?

Встревоженная резким тоном, Серинис взглянула в прищуренные глаза Бо. Как объяснить ему, что через пару месяцев ни один нотариус в здравом уме не согласится составить для них бракоразводные документы? Бо возненавидит ее, почувствовав, что оказался в ловушке. Серинис принялась старательно перечислять свои доводы:

— Как только я устроюсь на новом месте, мне будет некогда бездельничать: я намерена продавать свои картины, чтобы вернуть вам долг и заработать себе на жизнь. Хорошо, если мы покончим со всеми формальностями пораньше, пока я еще свободна.

— Ну разумеется — живопись прежде всего, — съязвил Бо.

Его сарказм обезоружил Серинис. Неужели он до сих пор не понял, что для нее он дороже всего, что она отчаянно и безнадежно влюблена в него? Или он по-прежнему уверен, что она не желает иметь с ним ничего общего? Если так, значит, он слеп и безумен!

— Сэр, я придаю искусству такое значение лишь потому, что с его помощью мне придется зарабатывать себе на жизнь. Живопись — мой хлеб.

Бо уже не скрывал раздражения:

— А что вы скажете своему дяде?

— Правду, — просто ответила Серинис. — Уверена, он все поймет и будет благодарен вам… как и я.

Внезапный холодный блеск в глазах Бо предупредил ее о том, что она ступила на зыбкую почву.

— И это все? Вы лишь благодарны мне? Замешательство Серинис росло.

— А разве я не могу испытывать благодарности? Пристально вглядываясь в ее глаза, Бо не заметил ни малейшего проблеска чувств, которых он так ждал.

— Ладно, поговорим о разводе.

Глядя в сторону берега, Серинис отрешенно проронила:

— Я ни в коем случае не хочу причинить вам лишние неудобства, Бо. Вы и без того натерпелись достаточно. Прошу, поступайте как сочтете нужным.

— Ясно…

Серинис невольно оглянулась: мужская сила и грация Бо неудержимо влекли ее. Он смотрел на нее, как на море перед штормом, и если бы Серинис не знала Бо с детства, то решила бы, что он раздосадован ее настойчивостью. Нет, он наверняка с нетерпением ждет развода, следовательно, с ее стороны нелепо лелеять напрасную надежду. В отличие от нее Бо не желает сохранить их брак.

Бо злился: как же разгадать ее мысли? Ему казалось, что за время плавания отношение Серинис к нему ничуть не изменилось, она не хотела видеть его в роли мужа.

Одновременно в нем нарастало сожаление. Предлагая брак как способ вырвать Серинис из лап Уиитропа, он и не подозревал, что за каких-нибудь три месяца успеет привязаться к ней. Прежнее нежелание связывать себя брачными узами исчезло без следа. Почему он надеялся на то, что Серинис пожелает остаться его женой и начнет питать к нему нежные чувства? Обманувшись в своих ожиданиях, он страдал от уязвленного самолюбия.

— В таком случае, мадам, с вами будет поддерживать связь мой поверенный Хайрам Фаррадей.

Серинис коротко кивнула, но не издала ни звука, боясь, что подкатившие к горлу слезы отчаяния вырвутся наружу. Прошло несколько минут, прежде чем она осознала, что стоит, вцепившись в борт побелевшими от напряжения пальцами. Не сводя глаз с приближающегося берега, она медленно разжала пальцы и сумела сохранить равнодушный вид, даже когда Бо отошел, не добавив ни слова.

Ветер и прилив словно сговорились сделать одолжение «Смельчаку» и пронесли его по заливу к мысу, образованному устьями двух больших рек. Белые здания города поблескивали в лучах утреннего солнца, как драгоценности. За лесом мачт, заполонивших гавань, виднелись церковные шпили, вонзающиеся в небо, среди них там и сям возвышались изящные двух — и трехэтажные особняки. Воспоминания оказались неточным отражением реальности, ибо последняя ошеломила Серинис. Казалось, она впервые увидела панораму Чарлстона.

Бо отдал команду, и матросы принялись карабкаться по веревочным лестницам. Вскоре паруса были убраны, необходимые приготовления завершены. Пока корабль преодолевал последнюю милю пути, Серинис не сводила глаз с толпы, собравшейся на причале. Она знала, как стремительно вести о прибытии кораблей разносятся по городу. Наверное, весь Чарлстон уже знал о возвращении «Смельчака», но, разумеется, и не подозревал о самой. Серинис. Вряд ли дядя ждет ее. Серинис надеялась проскользнуть сквозь ликующую толпу незамеченной и без посторонней помощи добраться до дома.

Спустившись в каюту, она поспешно собрала вещи, которые намеревалась взять с собой. Громоздкий багаж был уложен заранее, а для предметов первой необходимости Серинис выбрала самый маленький из саквояжей, решив прислать за остальными вещами попозже.

Когда с делами было покончено, она остановилась посреди каюты и в последний раз огляделась по сторонам. Тесная каюта, заменявшая ей дом на протяжении последнего месяца плавания, вновь стала незнакомой. Вспомнит ли она ее через несколько недель? Вот соседнюю каюту Серинис не сможет забыть до самой смерти.

Несколько мягких толчков корабля о причал возвестили о завершении плавания. После тысяч миль пути, после борьбы со стихией, после жесточайших душевных мук такое заключение показалось Серинис чересчур заурядным. Она вздохнула, прошла по коридору и медленно поднялась по лесенке.

«Смельчак» уже был пришвартован, спустили трап. С причала доносились приветственные крики, матросы толпились у борта, высматривая в толпе родных и друзей. С ближайших к порту улиц и переулков к кораблю продолжали стекаться люди, так что вскоре на пристани яблоку стало негде упасть. Подъехало несколько элегантных экипажей, их пассажиры начали пробираться к трапу. Две юные леди, вышедшие из ландо, которым правил чернокожий кучер, в возбуждении чуть не упали. Заметив Бо, они разразились смехом и начали звать его, возбужденно махая руками, пока наконец не привлекли его внимание.

— Сюзанна, Бренна! — радостно воскликнул он. — Как вы здесь оказались?

Бросившись навстречу, Бо поочередно заключил девушек в объятия и поцеловал каждую в щеку.

По темным волосам и ярко-синим глазам девушек Серинис догадалась, что они родственницы Бо. Не желая проявлять назойливость, она вежливо отошла, продолжая украдкой наблюдать за Бо и незнакомками. Их голоса долетали до нее даже сквозь гул толпы.

Та девушка, что была повыше ростом, объясняла ему:

— Мы приехали за покупками, но когда услышали, что твой корабль вошел в гавань, все бросили и примчались сюда, надеясь хоть одним глазком взглянуть на родного брата, прежде чем тот вновь уплывет неведомо куда.

— Когда это я уплывал, не повидавшись с родными, Сюзанна? — возразил Бо и оглядел вторую девушку. — Как ты повзрослела, Бренна! Где же твои хвостики?

Юная синеглазая красавица пренебрежительно встряхнула головкой.

— Я никогда не носила хвостики, Борегар Бирмингем! Позвольте напомнить вам, дорогой братец: мне уже шестнадцать — самое время повзрослеть.

— Помнится, когда мы виделись в последний раз, ты еще спотыкалась о собственные ноги. С тех пор у тебя заметно прибавилось грации, — шутливо заметил Бо. — Ну, признавайся: должно быть, вокруг тебя увиваются сыновья всех плантаторов в округе?

— Как тебе не стыдно, Бо! — упрекнула Бренна и добавила: — Ты же знаешь, папа хватается за ружье каждый раз, как только завидит приближающегося к дому молодого джентльмена. Клянусь, мне еще ни разу не удалось побеседовать ни с одним из них наедине, без бдительного папиного надзора!

— Поверь, сестренка, на то у него есть все основания, — весело заверил Бо. — Как мужчина, я могу его понять.

— Все мужчины одинаковы, — нахмурилась Бренна. — Папа уверяет, что я — вылитая мама, а ведь она была немногим старше меня, когда вышла замуж за папу! Но если дать ему волю, я наверняка останусь старой девой — он не подпустит ко мне ни одного джентльмена, пока мне не исполнится двадцать лет!

— По-моему, мама вышла замуж в восемнадцать, — улыбнулся Бо.

— Ну а мне немногим меньше. — Бренна быстро показала брату язык.

— Как не совестно! Что бы сказала мама? — пожурила младшую сестру Сюзанна и вздохнула: — Если ты не перестанешь позорить нас, тебя будут считать скверной девчонкой.

Во время перепалки сестер Бо поднял голову и огляделся в поисках жены. Может быть, возобновив знакомство с его родными, Серинис перестанет считать его чудовищем и не станет торопиться улизнуть?

— Девочки, хватит спорить! — перебил он щебет сестер. — Это неприлично. И потом, вы забыли поздороваться еще кое с кем. — Взяв сестер за руки, он подвел их к Серинис, которая стояла у борта, глядя на город. Не успел Бо прикоснуться к ней, как она обернулась. — Серинис, это мои сестры, Сюзанна и Бренна. А вы, девочки, наверняка помните семью Кендолл. Ну так вот, это дочь Маркуса Кендолла, Серинис.

— Серинис Кендолл, Боже мой! — воскликнула Сюзанна, порывисто взяв Серинис за руку. — Я помню, вы часто бывали в Хартхеивене вместе со своим отцом. Как вы изменились с тех пор! Я ни за что не узнала бы вас, если бы не Бо! Как вы здесь очутились? Мы слышали, милая миссис Уинтроп увезла вас в Англию. — Сюзанна, хорошенькая синеглазая брюнетка, огляделась в поисках рослой, величественной дамы, которую всегда считала образцом достоинства. — Она здесь?

— К сожалению, я вернулась на родину одна, — негромко ответила Серинис. — Незадолго до того, как я покинула Англию, миссис Уинтроп скончалась.

— О, Серинис, какая трагедия! Мне так жаль, — сочувственно произнесла Бренна, взяв Серинис за руки. — Но тем не менее мы рады вновь видеть вас. Вы непременно должны навестить нас, как только отдохнете после плавания.

Бо встал за ее спиной. Вероятно, между ними сохранились некие незримые узы, ибо всем своим существом Серинис чувствовала, что он с нетерпением ждет паузы в разговоре, чтобы представить ее как свою жену. Она без труда вообразила себе, как будут сконфужены его сестры.

Но Бренна пустилась в воспоминания, лишив Бо шанса вступить в разговор:

— Серинис, мне помнится, в пансионе вы славились умением рисовать: на ваших рисунках люди выходили как живые. В то время я мечтала, чтобы вы нарисовали мой портрет, по поскольку я была годом или двумя моложе, я так и не осмелилась попросить об этом. Надеюсь, вы по-прежнему рисуете?

— Как Рембрандт, — сообщил Бо с улыбкой.

— Замечательно! — возликовала Бренна, и ее сапфировые глаза сверкнули воодушевлением. — Обязательно расскажу папе! Совсем недавно я слышала, что он ищет художника, который взялся бы написать портрет мамы со мной и Сюзанной. Надо сказать ему, что мы нашли художницу, которой по плечу такая задача.

Серинис улыбнулась жизнерадостной девушке, но вежливость не позволила ей тут же ухватиться за это предложение.

— Пожалуй, не следует настаивать, пока ваш отец не увидит мои работы. Возможно, они ему не понравятся и он предпочтет нанять другого художника.

Чем больше будет расстояние между ней и семьей Бо, тем лучше: иначе они станут лишний раз напоминать ей о неудачном браке. В детстве Серинис любила бывать в гостеприимном доме Бирмингемов и иногда даже представляла себе, как поселится в нем, став женой Бо. Увы, ее ждет другая судьба, поэтому ни к чему воскрешать сладкие воспоминания и мечты…

— Если Бо утверждает, что вы рисуете, как Рембрандт, значит, лучшего художника нам не найти, — дружелюбно заверила ее Сюзанна. — Видите ли, наш брат ценит искусство и разбирается в нем. Но прежде чем осаждать вас просьбами, мы дадим вам время устроиться на новом месте. Вероятно, вы поселитесь у своего дяди?

— Да. Правда, он еще не знает о моем приезде.

— Кстати, я кое-что вспомнила! — вмешалась Бренна. — Бо не знает, что в нашей семье ожидаются перемены!

— Что еще за перемены? — насторожился Бо.

— Сюзанна помолвлена! — торжествующе объявила Бренна. — Майкл Иорк наконец-то купил плантацию в двух милях от нас и сразу после этого явился к папе просить руки Сюзанны, а затем на коленях умолял ее стать его женой. Было так забавно подслушивать за дверью!..

Сюзанна возмутилась:

— Бренна, неужели ты подслушивала нас?

— Конечно! Не только подслушивала, но и подглядывала! — гордо призналась Бренна и обернулась к брату: — В середине апреля мы устроим бал в честь помолвки. Ты вернулся как раз вовремя — вот увидишь, все девушки в округе начнут грезить о помолвках, свадьбах, балах…

— Видишь ли, Бренна, я… — начал Бо, но не успел договорить: подошедший мистер Оукс жестом привлек его внимание.

— Капитан, вас ищет человек, который, похоже, вознамерился купить всю привезенную вами мебель.

— Неужели? — изумленно воскликнул Бо. — Но ведь он ее еще не видел!

— Зато он видел то, что вы привезли в прошлый раз, но тогда ему не досталось ни единой вещицы. Ему не терпится побеседовать с вами, капитан.

Бренна положила ладонь на руку брата:

— Не будем задерживать тебя, Бо. Увидимся вечером. Мама будет в восторге и наверняка захочет увидеть тебя сегодня же. — Подмигнув брату, она лукаво добавила: — Ведь ты всегда был маминым любимчиком. Ее милым малышом. Если послушать, с какой гордостью она говорит о своем первенце, можно подумать, что его рождение было невиданным чудом!

— Не ревнуй, Бренна. — Бо поцеловал сестру в подставленный лоб. Поцеловав также и Сюзанну, он повернулся к Серинис. — Я скоро вернусь, — пробормотал он и направился вслед за мистером Оуксом.

Серинис попрощалась с сестрами Бо, которые вновь пригласили ее в гости. Она приняла приглашение, хотя понимала, что выполнить обещание будет нелегко. Визит к Бирмингемам наверняка причинит ей боль.

Палубу заполонили люди. Бо был занят, и Серинис решила, что пришло самое время улизнуть. Гораздо удобнее уйти не попрощавшись, оберегая сердце от лишних мук. Она знала, что прощание с любым из матросов станет для нее тяжким испытанием, и несмотря на то что ей хотелось поблагодарить за заботу мистера Оукса, Билли и остальных, Серинис решила сделать это в письмах, чтобы не разразиться слезами при расставании.

Ее не ждал экипаж, нанять его было не на что. В одиночестве она пробралась сквозь бурлящую толпу, покинула пристань и остановилась, чтобы отдышаться и переждать неожиданное головокружение. Оглянувшись на корабль, она испытала мучительное сожаление о том, что не смогла дождаться, когда муж покончит с делами и проводит ее. У Серинис защипало в глазах, и она сморгнула слезы. Несмотря на все усилия, избавиться от чувства одиночества и тоски не удалось, и с унылым вздохом она отвернулась от корабля, взяла саквояж и направилась вверх по знакомой улице, уходящей от пристани.

Дом дяди Стерлинга стоял в той части города, которая некогда была обнесена стеной, и хотя стену давно снесли, о ее существовании напоминали мощенные булыжником улицы, проложенные во времена основания города. На одной из таких улочек вдали от оживленных кварталов и находился дом дяди, причем выходил на нее глухой стеной. Три другие стены окружал сад с оградой: помимо обожаемых книг, сад был гордостью дяди. Стерлинга. В памяти Серинис сохранилось немало приятных воспоминаний о том, как она бывала в этом скромном доме вместе с родителями.

Разыскав нужную улицу, Серинис помедлила на тротуаре, пропуская повозку, а затем медленно перешла улицу. Теперь, когда долгожданная минута наконец наступила, ее охватила неуверенность. Как воспримет дядя ее неожиданный приезд? Что будет, когда ей придется объяснить обстоятельства, при которых она вернулась на родину? Проявит ли Стерлинг Кендолл снисходительность и понимание, на которые она так надеялась?

Не зная, какой прием ее ждет, она невольно замедлила шаг и с тяжелым сердцем открыла чугунную калитку. Посыпанная ракушками дорожка была обсажена жасмином. Сейчас, в разгар зимы, он выглядел не лучшим образом, но Серинис помнила, какой сладкий аромат источал жасмин в теплое время года. Положив ладонь на медный дверной молоток, Серинис вновь помедлила, собираясь с духом.

По булыжной мостовой раздалось цоканье копыт. Она обернулась и широко раскрыла глаза от удивления: Бо осадил перед калиткой взмыленного жеребца. Спешившись, он обмотал поводья вокруг чугунного столбика и направился к Серинис. Он кипел от гнева, его глаза метали молнии. Серинис впервые видела мужа в таком состоянии.

— Объяснитесь, сделайте милость! — рявкнул он, поднявшись на ступеньку, на которой стояла Серинис. — Неужели было так трудно дождаться меня и позволить проводить вас? Или вам так не терпится поскорее добиться развода, что вы не сочли нужным ждать меня?

Бо и сам не понимал, что с ним. Три месяца назад они решили, что их брак перестанет существовать сразу после прибытия в Чарлстон. По условиям этой сделки Серинис имела право поступать, как ей заблагорассудится. Так она и сделала, однако это больно ранило Бо, показалось ему предательством. Он испытывал те же чувства, какие может испытывать муж, уличивший жену в неверности. Бо понимал, что ведет себя неразумно, но ничего не мог с собой поделать. Он привык к мысли, что Серинис — его жена, и хотя их брак был видимостью, ему не хотелось отпускать ее.

— Вы всерьез вознамерились превратить меня в чудовище? Этого вы добивались?

Оторопев от гневной тирады Бо, Серинис выпалила первое, что пришло в голову:

— Я хотела только постучать в дверь.

Усмешка, промелькнувшая на лице Бо, свидетельствовала о том, что он всерьез сомневается в ее здравомыслии.

— Вы покинули корабль, никого не предупредив, — упрекнул он. — Ни с кем не попрощались, ни словом не намекнули, что хотите уйти, не дожидаясь меня.

— Вы были заняты, и мне не хотелось мешать вам, — пробормотала Серинис еле слышным, срывающимся голосом. — Мне казалось, я выбрала удобное время…

— Удобное?-Черта с два! Более неподходящего момента нельзя и представить. Мне пришлось все бросить и последовать за вами.

— Простите, если я рассердила вас, Бо. Мне казалось, мое исчезновение ничего не значит…

— Напротив, значит, и очень многое! Вы исчезли неожиданно, словно растаяли в воздухе. Я обыскал весь корабль, не в силах поверить, что вы ушли, никому не сказав ни слова, а затем один из матросов сообщил, что видел, как вы пробирались сквозь толпу. Мне пришлось поверить ему, ведь вы уже доказали свое умение мгновенно исчезать. В сущности, мадам, если бы я не был хорошо знаком с вами, то решил бы, что у вас сердце трусливого зайца.

Оскорбившись, Серинис надменно приподняла подбородок:

— Я не трусиха, сэр! Бо фыркнул:

— Верно, мадам. Я бы сказал, мое предположение не совсем соответствует истине. Вы спешите улизнуть при первой возможности, вызывая во мне такую ярость, что у меня возникает желание отшлепать вас по весьма соблазнительному мягкому месту.

Серинис отшатнулась, невольно прижав ладонь к животу.

— Вы не посмеете!

Бо изумился: Серинис восприняла его шутку всерьез!

— Вы и вправду поверили, будто я способен на это?.. Серинис неловко пожала плечами.

— Я впервые вижу вас таким разозленным.

— Тогда все ясно, — саркастически подытожил Бо. — Прежде вы не давали мне столь веского повода.

— Просто я не видела необходимости откладывать расставание, — объяснила она.

— Это очевидно, — резко отозвался Бо. Заявление Серинис лишь распалило его еще больше. — Ваше исчезновение выглядело оскорбительно для меня. С таким же успехом вы могли бы отвесить мне пощечину или плюнуть в лицо.

— Я не хотела оскорбить вас, Бо! — умоляюще прошептала Серинис. — Простите, так получилось…

Он не сумел устоять перед ее мольбой. Шагнув ближе, он пробормотал:

— Мне пришлось даже одолжить лошадь, чтобы догнать вас…

— Значит, вы знали, где меня искать, — заметила Серинис. Мышцы на лице Бо, под бронзовой кожей, перестали подергиваться, и это отчасти успокоило ее.

— Еще бы! Конечно, знал — именно поэтому я здесь.

Бо подошел еще ближе, заслоняя обзор своими широкими плечами. Серинис смотрела ему в лицо не отрываясь. Бо приближался медленно, настороженно, и она инстинктивно отпрянула, ударившись спиной о дверь. Она споткнулась, и рука Бо мгновенно обвилась вокруг ее талии, поддерживая ее и привлекая ближе. Серинис судорожно вздохнула, втягивая знакомый запах, который неизменно вызывал у нее волнение. Закружилась голова, ноги задрожали. Она подняла руку и наткнулась на твердую, надежную стену его груди, которую ей так нравилось ласкать.

Дрожа, Серинис подняла голову, встретилась взглядом с Бо и мгновенно поняла, что его гнев превратился в желание. Серинис изумилась: после всех ссор и оскорблений этот гордый, неукротимый мужчина по-прежнему страстно желал ее! Ей казалось, что он произносит вслух: «О разводе не может быть и речи». Он склонился к ее губам, и сердце Серинис отказалось повиноваться ей.

Поцелуй прервал грохот проезжающей мимо повозки, напоминая Серинис, что они стоят почти на улице, посреди Чарлстона. Каждый, кто не сочтет за труд заглянуть в калитку, может увидеть их. Тем не менее все ее существо переполнилось влечением, с покорным вздохом Серинис приоткрыла губы:

— Бо…

Но ее страстный шепот сменился изумленным возгласом: входная дверь внезапно открылась, и Серинис вырвалась из объятий Бо. Пошатнувшись, оба уставились на седовласого мужчину в очках с тонкой оправой.

— О, прошу прощения! — воскликнул он. — Мне показалось, я слышу голоса, и я вышел посмотреть… — Он осекся, и его лицо осветила робкая улыбка. — Серинис, неужели это ты? Не может быть! Ведь ты…

— Я! — поспешила заверить его Серинис. Встречу с дядей она представляла себе совсем иначе. Боже, как пылают ее щеки! — Я вернулась домой…

Внезапно Стерлинг озадаченно нахмурился:

— А как же миссис Уинтроп?

— Она скончалась три месяца назад.

— Какая жалость! — сокрушенно покачал головой дядя. — Она была прекрасной женщиной. — Вновь оглядев Серинис, он улыбнулся, на этот раз ласково. — Ты себе представить не можешь, как я рад видеть тебя. Я так соскучился, ведь кроме тебя, у меня больше нет родных.

Услышав эти простые сердечные слова, Серинис почувствовала, что стена, к которой она с опаской приближалась, вдруг рухнула. Дядя раскрыл объятия, и Серинис шагнула к нему. Он ласково обнял ее, смаргивая слезы.

— Девочка, я помнил о тебе каждую минуту, искренне радовался твоим письмам. Не могу высказать, как ты осчастливила меня своим приездом! Я уже опасался, что мы больше никогда не увидимся…

— Я вернулась, — пробормотала Серинис, не понимая, почему раньше считала дядю холодным и равнодушным человеком. Вероятно, она слишком плохо знала его. Она боялась лишь одного — что вскоре отношение дяди к ней резко изменится.

Бо отступил на почтительное расстояние, не желая мешать встрече родных, но спустя некоторое время Стерлинг Кендолл с улыбкой обратился к нему:

— Догадываюсь, за благополучное возвращение племянницы мне следует благодарить именно вас, капитан Бирмингем.

— Вам необходимо узнать еще кое о чем, — заметил Бо, изумив Серинис. — Думаю, нам предстоит долгий разговор.

Стерлинг с любопытством перевел взгляд с Бо на Серинис и, заметив внезапную тревогу на лице племянницы, понял, что дело не терпит отлагательств.

— Разумеется, капитан. Пройдемте в гостиную — мы выпьем чаю и поговорим.

Серинис и Бо проследовали за ним через холл, пропитанный запахом лимона, в комнату, откуда открывался вид на сад. Сейчас, среди зимы, он был почти голым, продолжали цвести лишь камелии. Но Серинис помнила, что летом клумбы и аккуратно подстриженные кусты сада представляют собой восхитительное зрелище. Ей нравилось гулять по посыпанным песком дорожкам, любуясь пестрыми цветами и очаровательной беседкой, белые решетчатые стены которой обвивали вьющиеся розы и плющ. Когда-то она мечтала запечатлеть эту картину на холсте.

— Располагайтесь поудобнее, а я пока разыщу экономку, — объявил дядя. — В последнее время Кора стала глуховата, да и со зрением у нее неважно, но она утверждает, что еще вполне способна работать и ни с кем не желает делить свои обязанности.

Серинис помнила Кору еще с детства и, по ее подсчетам, экономке сейчас должно было быть никак не меньше шестидесяти пяти лет. Судя по тому, какой порядок царил в доме, Кора, несмотря на преклонный возраст, по-прежнему убирала и готовила, как и последние тридцать лет.

Пройдя по комнате, Серинис устроилась на кушетке перед широкими окнами, выходящими в сад. Спустя мгновение Бо последовал ее примеру, пренебрегая гораздо более удобными креслами. Повсюду, куда ни обернись, были книги — теснились на полках, в шкафах, громоздились на столах. Бо взял одну из них и начал листать. В книге были помещены изображения древнегреческих и римских статуй, многие из которых щеголяли обилием анатомических подробностей. Быстро взглянув на Серинис и убедившись, что она заинтересовалась, Бо начал переворачивать страницы медленнее.

— Любопытные иллюстрации, — заметил он с усмешкой.

Серинис выпрямилась, отворачивая пылающее лицо. Она не умела лгать и не смогла бы отрицать, что глазела на рисунки, разинув рот.

— Пожалуй, да.

— Впрочем, им недостает правдоподобия оригинала.

— Положите книгу! — шепотом взмолилась Серинис. — Дядя идет.

— Значит, вот чем вы занимались в детстве, приходя в гости! — догадался Бо, откладывая книгу на стол.

— Что вы имеете в виду?

— Разглядывали изображения нагих мужчин и женщин, а услышав шаги взрослых, поспешно клали книгу на место, — со смешком объяснил Бо.

Серинис пожалела, что не может охладить щеки влажным полотенцем — впрочем, это вряд ли помогло бы.

— Этой книги я прежде здесь не видела. Вероятно, раньше дядя прятал ее, чтобы она не попалась на глаза посторонним.

— Ученый едва ли найдет в этой книге что-либо предосудительное, — возразил Бо. — Сомневаюсь, что профессор Стерлинг прятал ее.

— Но я вижу ее впервые! — жарко заспорила Серинис.

— Так и быть, верю! — Лукавая улыбка коснулась его губ. Радуясь возможности поддразнить Серинис, Бо придвинулся к ней и прошептал: — А вам когда-нибудь случалось рисовать обнаженных мужчин?

— Конечно, нет!

— И вы не знали, как они выглядят, пока не увидели меня?

— Тише! Вас услышит дядя… Бо пожал широкими плечами:

— Мне все равно.

— А мне — нет! — еле слышно запротестовала Серинис. — Вы забыли, что нам предстоит развод?

— Вы не даете мне забыть об этом.

Изумленная его ответом, Серинис вгляделась в его глаза, но не успела задать вопрос: дядя открыл дверь и придержал ее, пока Кора вкатывала в комнату чайный столик.

К чаю были поданы сдобные лепешки, и Серинис заставила себя попробовать одну. Она не знала, о чем Бо собирается поговорить с дядей, но чувствовала, что старик будет потрясен услышанным.

Закрыв за спиной экономки дверь, Стерлинг обернулся к Бо:

— Так о чем вы хотели поговорить со мной, капитан?

— Всего лишь о том, что мы с Серинис женаты… Серинис съежилась, ожидая грома и молний. Несомненно, дядя оскорбится, что его не известили о свадьбе.

Стерлинг в недоумении откинулся на спинку кресла:

— Как это случилось?

Спеша поскорее покончить с неприятным разговором, Серинис не дала Бо открыть рот:

— Все произошло внезапно, дядя, но спешка была необходима. Видите ли, племянник миссис Уинтроп после ее смерти попытался объявить себя моим законным опекуном, и когда он пригрозил, что помешает «Смельчаку» покинуть порт, Бо… то есть капитан Бирмингем, предложил брак как единственный способ благополучно покинуть Англию. Мы решили расторгнуть брак как можно скорее и сочли необходимым известить вас немедленно…

Фарфоровая чашечка стукнула о блюдце с такой силой, что Серинис испуганно оглянулась на мужа.

— Разве я сказала что-нибудь не так? — с тревогой спросила она.

— Ни в коей мере, мадам.

Стерлинг перевел взгляд с Серинис на Бо и задумался: лицо молодого капитана отражало что угодно, но не спокойствие. Старик попытался смягчить раздражение гостя:

— По-моему, вы нашли прекрасный выход из затруднительного положения.

— Похоже, — пробормотал Бо. — По крайней мере ваша племянница уверена в этом. — Неожиданно он поставил на стол свою чашку и блюдечко и поднялся. — Мне пора на корабль. Я препоручил дела мистеру Оуксу, но не дал ему точных распоряжений. Боюсь, сейчас он пребывает в растерянности.

— Тогда, разумеется, вам лучше вернуться, капитан. — Стерлинг тоже встал. — Я провожу вас.

Он вышел, а Бо на миг задержался и оглянулся на Серинис, которая растерянно пролепетала:

— Полагаю, вы пришлете мне на подпись бумаги о разводе…

Сухо улыбнувшись, он свел брови.

— Да, если вы настаиваете, мадам.

Круто повернувшись, он последовал за Стерлингом в коридор.

Серинис едва сдерживала рыдания. Она с отчаянием вслушивалась в удаляющиеся шаги мужа. У порога мужчины обменялись парой слов. Серинис сидела не шелохнувшись, пока дверь не закрылась с пугающе-громким звуком, словно отрезав ее от прошлого.

 

Глава 12

После возвращения Серинис на родину прошло больше месяца. Однажды она спустилась к завтраку позже обычного, одетая в рабочий халат, делая вид, что, кроме живописи, ее ничто не интересует. Дядя уже сидел в столовой, эркерами выходившей в сад. Он с воодушевлением поглощал завтрак, но, заметив племянницу, галантно поднялся.

— А я уже начал беспокоиться за тебя, дорогая, — весело поприветствовал он Серинис. — Прости, что не дождался тебя. Сегодня утром у меня назначена встреча, на которую нельзя опаздывать.

Серинис мельком взглянула на омлет, кукурузные лепешки, колбаски и яблочный соус и тяжело вздохнула. Экономка поставила перед ней тарелку, но Серинис отрицательно покачала головой:

— Спасибо, Кора, я, пожалуй, только выпью чаю. Пожилая женщина наполнила чашку и не упустила случая высказать свое мнение:

— Мисс Серинис, вы и так почти ничего не едите. Это не дело — клевать словно птичка.

Серинис поднесла чашку ко рту, и тут же ее желудок наполнился тошнотворной тяжестью, заставив вспомнить первые дни плавания на «Смельчаке». Она поспешно опустила чашку и отвернулась.

— Что случилось? — спросил дядя, заметив, что она зажмурилась и побледнела.

— Ничего. — Серинис, понурив голову, принялась наблюдать за колыханием янтарной жидкости в своей чашке. Странно, у нее вновь закружилась голова! Она спрятала дрожащие руки под стол и сжала их на коленях.

— Все-таки с тобой что-то происходит, — убежденно заявил Стерлинг, откладывая булочку. Отодвинув стул, он обошел вокруг стола и остановился рядом с племянницей. — Сегодня утром ты бледна как полотно, дорогая. Что мучает тебя? Тебе нездоровится? — Он приложил ладонь ко лбу Серинис.

— Нет, все в порядке, — пробормотала Серинис. Она и вправду чувствовала себя отлично… если бы не тошнота и не мучительная слабость, которая время от времени охватывала ее после первого приступа морской болезни на борту «Смельчака». — Просто я устала, вот и все.

— И неудивительно, — подхватил дядя, усаживаясь на свое место. — От такой жизни, какую ты ведешь, немудрено устать. Юной девушке положено навещать подруг, бывать на балах и так далее. Пожалуй, прогулка пойдет тебе на пользу. День выдался отличным, моя встреча займет не больше часа. Если хочешь, я постараюсь поскорее вернуться и составить тебе компанию.

— Как вам угодно, — вяло откликнулась Серинис, которую ничуть не прельщала мысль о прогулке. Ей удалось устроить себе мастерскую, но работа продвигалась медленно. Когда дядя предложил навестить старых друзей, Серинис вежливо отклонила приглашение, не желая никого видеть.

— Мы прогуляемся по Брод-стрит и заглянем в лавки, — продолжал соблазнять ее Стерлинг. Он знал, что женщинам нравится делать покупки, и был не прочь сопровождать племянницу. — Насколько мне известно, в городе есть отличные модистки.

Серинис не знала, плакать ей или смеяться. Не хватало еще, чтобы портнихи ощупывали ее, снимая мерки! Несомненно, этой пытки она не выдержит. Милый наивный ученый дядюшка твердо верил, будто новое платье поднимет ей настроение! Несмотря на полную неосведомленность в тонкостях моды, он был готов потратить деньги и время, сопровождая ее к портнихам, — и все для того, чтобы она повеселела!

Серинис Ласково улыбнулась ему:

— Я не прочь прогуляться, дядя, но давайте побываем не у модисток, а в книжных лавках. Сейчас я не расположена выбирать ткани и фасоны.

Облегчение на лице Стерлинга было таким красноречивым, что Серинис чуть не рассмеялась, понимая, каким самоотверженным поступком представлялось ему предложение посетить модисток. Вскоре дядя ушел, но прежде взял с Серинис обещание хоть немного перекусить. Едва она проглотила крохотный кусочек лепешки, как ее желудок взбунтовался. Она еле успела добежать до своей комнаты, а потом от слабости была вынуждена прилечь. Наконец тошнота утихла, и Серинис начала собираться на прогулку.

Час спустя, когда дядя вернулся домой, она уже ждала его у порога. Соответственно случаю она оделась в бледно-голубое шерстяное платье, отделанное коричневым бархатным шнуром, с широким воротником того же оттенка. Достаточно просторный наряд избавлял ее от необходимости затягиваться в корсет. Поскольку на улице было тепло, она не стала набрасывать поверх платья плащ и ограничилась большой кашемировой шалью с бледно-голубым и коричневым узором. Аккуратно уложив волосы, она прикрыла их голубой шляпкой, украшенной перьями фазана. Вопреки мрачному настроению, на ее лице играла беззаботная улыбка.

— Ты готова! — радостно воскликнул дядя Стерлинг, гордясь красотой племянницы. Он галантно протянул ей руку. — Так мы идем?

День и вправду выдался чудесным: на небе не было ни облачка, ощутимый аромат приближающейся весны будоражил чувства. Повсюду Серинис замечала изысканно одетых мужчин и женщин, входящих в лавки и выходящих из них. Среди нарядных пешеходов попадались владельцы окрестных плантаций и мельниц на реке Эшли, некоторые прибыли в город издалека. Время от времени в толпе людей с протяжным южным выговором слышался резкий северный акцент. На улицах нередко встречались европейцы. Пожив в громадном Лондоне, Серинис едва ли могла счесть Чарлстон крупным городом, однако он обладал своим неповторимым очарованием. В его жителях страсть к приключениям сочеталась с деловой жилкой и подлинно южным гостеприимством, поэтому посещение лавок здесь всегда считалось развлечением. Неожиданно для самой себя Серинис увлеклась легкими и непродолжительными беседами с приказчиками и владельцами лавок. Предметы бесед были самыми разнообразными: от замечаний по поводу отличной мартовской погоды до пространных рассуждений о достоинствах спектаклей городских театров. Поймав себя на том, что чья-то остроумная реплика заставила ее рассмеяться, Серинис поняла: прогулка помогла ей воспрянуть духом.

Так продолжалось, пока за ближайшим углом она не заметила элегантный экипаж, остановившийся перед заведением одной из самых известных модисток Чарлстона, мадам Феро. Высокий, широкоплечий мужчина вышел из экипажа и подал руку своей спутнице. Серинис в восхищении разглядывала хорошенькую юную леди, пока вдруг не узнала в ее спутнике собственного мужа!

Бо сверкнул белыми зубами, контрастирующими с загорелой кожей лица, запрокинул голову и рассмеялся какому-то замечанию своей обольстительной дамы. Он был изысканно одет и выглядел аристократом до мозга костей. И вправду, с ним вряд ли сумел бы потягаться самый утонченный лондонский денди. Темно-серый фрак отличного покроя идеально сочетался с серыми брюками в тонкую полоску и жилетом с шалевым воротником из шелка. Широкий шелковый жемчужно-серый галстук удачно дополнял элегантный наряд. Галстук был аккуратно повязан и заправлен под крахмальный воротник белой рубашки. Не приложила ли руку к этому миниатюрная подруга Бо? Темно-серый цилиндр сидел набекрень на смоляных волосах. Очевидно, Бо уже успел очаровать хрупкую брюнетку, ибо она льнула к нему, прижимаясь грудью к руке, зазывно улыбалась и слегка касалась пальчиками его широкой груди.

— Право, Бо, — щебетала она, — где же ваши манеры? Неужели я прошу невозможного… — Она вдруг осеклась, увидев, что кавалер перестал обращать на нее внимание. Она поискала взглядом то, что привлекло его, и ее глаза вмиг стали ледяными, а губы надменно сжались, пока она рассматривала в упор незнакомую светловолосую красавицу.

Бо решительно отстранился от брюнетки и приподнял цилиндр, приветствуя жену:

— Рад вновь видеть вас, Серинис!

Вряд ли когда-нибудь прежде ему случалось произносить эти слова так искренне. Он не виделся с Серинис с того дня, как покинул дом ее дяди, но это не означало, что он забыл о ней. В сущности, мысли о жене неотступно преследовали его. Во время разлуки воспоминания стали пыткой. Пока он помогал Стерлингу Кендоллу грузить в экипаж вещи Серинис, ему нестерпимо хотелось расспросить о ней, но самолюбие не позволило сделать это. Серинис так настойчиво добивалась развода, что Бо оставалось лишь игнорировать ее. То, что было задумано как заслуженное наказание для Серинис, обернулось для самого Бо нестерпимой мукой. Поэтому он не удивился, обнаружив, что сердечно рад встрече. Он буквально пожирал Серинис взглядом, и потому прошло не меньше минуты, прежде чем он вспомнил о ее спутнике:

— Профессор Кендолл, очень приятно видеть вас.

— Мне тоже, — ответил Стерлинг, не подозревая, какой вихрь эмоций охватил в эту минуту его племянницу и капитана.

Но спутница Бо, карманная Венера, отличалась проницательностью. Когда в ее присутствии мужчины обращали сияющий взгляд на других женщин, как сделал сейчас Бо Бирмингем, в душе она превращалась в разъяренную кошку. Она пользовалась успехом в обществе, имела целую свиту поклонников и не привыкла делиться мужским вниманием. То, что Бо Бирмингем относился к ней сдержанно и был, вероятно, самым богатым и красивым из городских женихов, только укрепило се решимость заманить Бо в сети брака. А светловолосая Афродита, с которой Бо не сводил глаз, была явной соперницей, и се следовало убрать с дороги тем или иным способом.

Брюнетка настойчиво подергала Бо за рукав, напоминая о себе, и он оглянулся с таким видом, словно понятия не имел, кто отвлекает его. Но затем, вспомнив о правилах приличия, он представил свою спутницу:

— Серинис, это мисс Жермен Холлингсворт. Жермен, я уверен, вы помните Серинис Кендолл по…

Жермен захлопала длинными ресницами, правдоподобно изображая смущение.

— Нет, Бо, боюсь, не помню. Бо не стал скрывать удивление:

— Прошу прощения. Мне казалось, вы знакомы… Его предположение было вполне объяснимым, если учесть, что Жермен была всего на пару лет старше его жены и действительно знала ее, хотя и не желала в этом признаваться. Серинис тоже отлично помнила, что избалованная мисс Холлингсворт училась в пансионе, в который все богатые горожане посылали дочерей, надеясь, что те приобретут познания и манеры настоящих леди. Жермен входила в число учениц, высмеивающих Серинис за то, что она решительно отказывалась верить, будто весь мир вращается вокруг нарядных шляпок и красавцев мужчин. Не раз в присутствии Жермен и ее подруг Серинис становилась мишенью для язвительных насмешек. Но как только поблизости появлялся привлекательный мужчина, юные леди меняли маски с быстротой хамелеона, а их язвительные реплики сменялись медоточивыми речами.

— Бо, дорогой, почему мы медлим? — жеманно протянула Жермен. — Вы же обещали…

— Проводить вас к мадам Феро. — Бо жестом указал на лавку модистки, находящуюся за их спиной. — Мы уже на месте.

— О, какая я глупая! — Жермен рассмеялась и встряхнула изысканно причесанной головкой. — Я и не заметила, что мы уже прибыли! — Взмахнув темными ресницами, она устремила на Бо умоляющий взгляд, который, по мнению Серинис, разжалобил бы и голодного волка. — Мне всегда так трудно выбрать фасон, подходящий для моей фигуры, а поскольку все восхищаются вашим безукоризненным вкусом, Бо, не могли бы вы помочь мне…

— Вряд ли, — ответил Бо, не глядя на Жермен. Он не сводил глаз с Серинис, которую невольно заворожили манеры Жермен.

Брюнетка обиженно надула губки, но не сдалась.

— Вы не можете, Борегар Бирмингем? Почему вы так невежливы со мной? Да, я слышала, что вы суровый морской волк, но вас называют и джентльменом, а джентльменам не пристало отказывать дамам…

— Это правда? — перебил Бо.

— Что? — раздраженно спросила Жермен.

— Меня и вправду считают джентльменом? — несмотря на то что вопрос Бо был адресован Жермен, он по-прежнему смотрел на жену. — Вы согласны с этим, Серинис?

Серинис мельком заметила, что дядя пристально наблюдает за ними. Очевидно, его насторожил румянец на ее щеках и невольная дрожь. Серинис отвечала мужу как можно сдержаннее и тактичнее, но ничуть не желала льстить ему в присутствии миниатюрной кокетки.

— Если бы вы не были джентльменом, вы вряд ли задали бы мне этот вопрос, — тихо обронила она. — А если вы ждали, что я воспою вам хвалу ради вашей спутницы, не знаю, к чему бы это привело.

«К постели?» — грустно добавила она про себя. Стерлинг прокашлялся:

— Долго ли вы намерены пробыть в Чарлстоне, капитан Бирмингем?

— Пожалуй, дольше, чем обычно, профессор Стерлинг. Неотложные дела требуют моего присутствия. — Он посмотрел на Серинис так, словно она была первым из этих неотложных дел. — Я пробуду в городе до середины лета, если не дольше.

На лице Стерлинга появилось озадаченное выражение.

— Неужели вам наскучила романтика дальних плаваний?

— Я бы не сказал, но в последнее время у меня появились и другие дела, и я предпочитаю уладить их тем или иным способом, прежде чем отправлюсь в новое плавание.

Серинис была уверена, что он намекает на предстоящий развод, но едва ли Бо мог винить ее в задержке. Вот уже целый месяц она ожидала бумаг и недавно заподозрила, что не получит их.

Услышав, что Бо вернулся домой надолго, Жермен возликовала:

— О, Бо, как чудесно! Наконец-то вы ради разнообразия решили пожить на суше. Наверняка вы с удовольствием побываете на весеннем балу, и поскольку я тоже буду там… ладно, об этом потом. Мне всегда казалось, что морские плавания — рискованное занятие. Каждый раз, провожая вас, я не знаю, вернетесь ли вы обратно. Теперь я смогу ненадолго отдохнуть от тревог.

— Если бы наши предки боялись опасностей, мы вряд ли очутились бы в этой стране, — рассеянно отозвался Бо, так и не взглянув на Жермен.

— Надеюсь, вам удастся уладить все дела, капитан, — пробормотала Серинис и, не удержавшись, напомнила ему о разводе: — Вероятно, в последнее время вы были так заняты, что забыли предупредить мистера Фаррадея…

— Мистера Фаррадея? — перебила Жермен, недоуменно нахмурив лоб. — Поверенного?

Ответа она не дождалась: окружающие окончательно перестали обращать на нее внимание. Стерлинг был слишком поглощен наблюдениями за племянницей и капитаном. Серинис беспомощно смотрела, как подергиваются мышцы на худых щеках Бо, а он взирал на нее так холодно, что будь он пиратом, она тут же бросилась бы наутек. Что же так разозлило его? Разве не он первым заговорил о разводе?

— Я позабочусь о том, чтобы мистер Фаррадей поспешил, мисс Кендолл. Всего вам хорошего. — Коротко кивнув, он взял приятно удивленную Жермен под руку и повел ее к лавке.

Стерлинг помедлил, прежде чем предложить Серинис руку. Заметив, что она продолжает смотреть невидящим взглядом вслед паре, скрывшейся за дверью, он взял ее под руку. Серинис шагала неуверенно, словно тряпичная кукла.

— Я давно хотел поговорить с тобой об этих бумагах, дорогая. Ты уверена, что хочешь развода?

Серинис не слышала ни слова. Она жестоко бранила себя за то, что не только отпугнула мужа, но и заставила его броситься в объятия Жермен Холлингсворт. Когда речь заходила о Бо, она теряла способность рассуждать. Глупо, методично уничтожив все шансы удержать его, о чем Серинис мечтала больше всего на свете, она окончательно убедилась, что сама стала причиной собственного горя и гибели.

К горлу вновь подступила тошнота. Серинис негромко ахнула и покачнулась, чуть не упав на колени. Стерлинг подхватил племянницу и с беспокойством вгляделся в се бледное, осунувшееся лицо. Решение он принял мгновенно: поднял руку, подзывая наемный экипаж, и помог Серинис сесть в него.

— Дорогая, если так будет продолжаться и дальше, — заговорил он, когда экипаж тронулся с места, — я буду вынужден пригласить врача.

Серинис покачала головой и отвернулась, чтобы скрыть слезы.

— Я здорова, честное слово. Наверное, слишком тепло оделась.

Дядя проворчал что-то о том, что до лета еще далеко, но не счел нужным продолжать разговор. У него давно возникли кое-какие подозрения, связанные с ролью капитана Бирмингема в судьбе его племянницы.

Добравшись до дома, Серинис извинилась и поднялась к себе в комнату. Она разделась, легла в постель и с трепетом положила обе ладони на живот, который в последнее время слегка округлился. Сколько времени прошло после единственной ночи любви? Месяца четыре? По крайней мере достаточно, чтобы шевеление ребенка стало ощутимым. Все старания держаться подальше от Бо оказались напрасными. Его семя упало в плодородную почву, и теперь Серинис носила в чреве его плоть, возможно, единственное, что удастся сохранить. Пройдет совсем немного времени, прежде чем горожане заметят ее неумолимо растущий живот и начнут отпускать ей вслед колкие замечания. И все-таки Серинис не могла попросить Бо расстаться со свободой ради ребенка. Он сам должен сделать выбор.

Она провела долгую бессонную ночь, размышляя о том, как быть дальше. Наконец решила, что удобнее всего будет перебраться в другой город, где ее никто не знает, и выдать себя за молодую вдову. Она и вправду забеременела в браке, и смерть этого союза оставила ее безутешной. Как только она освоится на новом месте, она вновь начнет рисовать. Если все пойдет хорошо, она сумеет заработать себе на жизнь и скопить немного денег до того, как в августе на свет появится ребенок.

На следующее утро она спустилась вниз позже обычного, накинув поверх платья рабочий халат. Поскольку дядя усердно писал книгу о древних греках, Серинис надеялась, что он у себя в кабинете. Дверь кабинета оказалась закрытой, и, облегченно вздохнув, Серинис направилась в небольшую гостиную рядом с кухней. В последние дни ее желудок не перестал бунтовать, но ради ребенка Серинис решила не пренебрегать едой. Положив себе немного омлета, она едва успела приступить к завтраку, как в гостиной появилась Кора.

— Прошу прощения, мисс Серинис. Сегодня вам принесли вот этот пакет.

Даже после того, как Серинис вновь осталась в одиночестве, она не попыталась узнать содержимое большого конверта из плотной веленевой бумаги. Он был тщательно сложен и запечатан кроваво-красным сургучом и, судя по виду, содержал бумаги от поверенного. Серинис вяло подошла к окну, некоторое время постояла, глядя на сад, а затем вернулась к тарелке и заставила себя опустошить ее. Только после этого она вскрыла конверт.

Внутри обнаружилась пачка бумаг, исписанных аккуратным почерком. На последнем листе красовалась внушительная печать и оставалось место для нескольких подписей. Одна из них уже была поставлена: «Борегар Грант Бирмингем».

Почерк был твердым, не оставляющим сомнения в решимости Бо. Вернувшись к первой странице, Серинис начала читать. Документ пестрел сложными юридическими терминами, но его смысл был ясен: они никогда не жили вместе как муж и жена. Следовательно, брак не существовал и не мог существовать впредь. Оба отказались от каких-либо притязаний и обязанностей по отношению друг к другу.

До Серинис долетал шум экипажей с улицы, но она ничего не слышала. Она знала, что собирается совершить противозаконный и безнравственный поступок — поклясться в том, что являлось неправдой. Пусть недолго, всего одну ночь, но они с Бо все-таки жили как муж и жена. И то, что Бо не подозревал о беременности, ничего не меняло.

Если то, чего опасалась Серинис, станет реальностью, она обречет своего ребенка на жизнь незаконнорожденного, принесет в жертву своим представлениям о порядочности, которые едва ли может объяснить даже себе. Бездна, которая разверзлась перед ней, пугала Серинис, но отступать было некуда. Она не может приковать к себе Бо вопреки его воле, особенно после того, как он ясно дал ей понять: он еще не готов посвятить себя жене и детям. Серинис не пожертвует своим чувством справедливости, пусть даже весь мир сочтет ее сумасшедшей!

Сдерживая тошноту, Серинис нашла перо и чернила, дрожащей рукой обмакнула перо в чернильницу и с мучительной Медлительностью вывела свое имя: «Серинис Эдлин Кендолл».

Рядом с размашистой подписью Бо ее собственная казалась мелкой и жалкой. Серинис присыпала чернила песком, собрала бумаги в стопку и положила в конверт. Не позволяя себе задуматься ни на минуту, она позвонила, призывая Кору, отдала ей пакет и велела срочно отослать его капитану Бирмингему.

В тот же день, чуть позднее, Кора вошла в комнату, которую дядя Стерлинг предоставил Серинис под мастерскую. Комнату заполняли картины, мольберт, краски и рисунки, сделанные во время плавания. Последние большей частью валялись на полу или были прислонены к стене. Серинис никак не могла собраться навести в мастерской порядок.

— Мисс Серинис, вас спрашивает дама, утверждает, что хотела бы заказать вам портрет.

— Она назвала свое имя?

— Нет, мадам. Просто сказала, что вы с ней знакомы. Серинис нахмурилась, размышляя, кем бы могла быть нежданная гостья.

— Как она выглядит?

— Весьма миловидна, небольшого роста, черноволосая.

— А, это, наверное, Бренна! — Судя по тому, какой интерес проявила сестра Бо к ее рисункам, это могла быть только она. Несмотря ни на что, Серинис обрадовалась гостье и с улыбкой принялась освобождать стул. — Прошу вас, проводите ее сюда, Кора, и приготовьте нам чай.

Серинис забыла надеть халат, который сбросила всего несколько минут назад, решив, что в комнате слишком жарко. Убирая со стула кипу рисунков, она повернулась спиной к двери и опомнилась, лишь когда услышала шорох тафты.

— Вот уж не думала, что вы навестите меня так скоро, Бренна… — начала она, поворачиваясь к гостье, но ее приветственная улыбка погасла: на пороге с презрительной гримаской на лице стояла Жермен Холлингсворт.

— Жаль, что разочаровала вас, Серинис. — Она насмешливо приподняла бровь. — Я понимаю ваше желание увидеть здесь сестру Бо, но боюсь, придется довольствоваться моим обществом.

— Значит, вы все-таки вспомнили меня, — заметила Серинис, с небрежным видом направившись к табурету, на котором лежал просторный рабочий халат. Увы, без халата или шали ее округлившаяся талия тут же бросится в глаза.

Жермен усмехнулась.

— О да! Я отлично помню вас. Вы — та самая чопорная художница, которая не замечала ничего вокруг, кроме своей мазни да немногочисленных подружек. Как же мы прозвали вас? Кажется, Щепкой? В то время прозвище вам шло, но должна признаться, с тех пор вы заметно похорошели.

— Насколько я понимаю, вы явились сюда не для того, чтобы заказать портрет.

Жермен принялась расхаживать по комнате, бесцеремонно разглядывая рисунки.

— У меня хватает портретов, — наконец соизволила ответить она. — В прошлый раз мои родители наняли самого известного художника в округе, и вряд ли вы справитесь с этой работой лучше, чем он. Несмотря на то что Бо превозносит ваш талант, я решительно не понимаю, что в нем такого. Впрочем, судя по тому, какими голодными глазами Бо смотрит на вас, его интересует отнюдь не живопись.

Жермен преградила дорогу к халату, и Серинис пришлось отвернуться.

— Тогда зачем же вы пришли?

— Хочу предупредить: держитесь подальше от Бо, — без обиняков заявила Жермен. — Видите ли, я намерена выйти за него замуж, притом в самом ближайшем времени, и не желаю видеть рядом с ним соперницу. — Она взяла со стола рисунок, изображающий матроса, но, увидев второй, лежащий под ним, ахнула: с рисунка смотрел человек, за которого она собралась замуж. Жермен и не подумала признаваться в этом, но сходство с Бо Бирмингемом оказалось поразительным. На портрете он был в свитере и кепке, за его спиной раздувались паруса.

Обернувшись к Серинис, Жермен злобно процедила:

— Когда вы успели нарисовать его?

— На «Смельчаке».

— Как это вам удалось попасть туда? Бо никогда не упоминал, что приглашал вас на корабль…

— Я была его пассажиркой, — просто объяснила Серинис.

— Ложь! Бо никогда не берет пассажиров, иначе я сама с удовольствием отправилась бы с ним куда угодно.

Серинис коротко пожала плечами:

— Для меня он сделал исключение.

— И все-таки вы лжете, и если это так, я непременно узнаю правду! Вам не удастся увести у меня Бо, слышите?

— Хотите сказать, он принадлежит вам по праву? Или вы просто надеетесь на это?

— Посмотрите на меня!

Скрестив руки на груди, Серинис нехотя обернулась:

— Пожалуйста.

— Не смейте даже думать, что вам удастся отвоевать его! Я слишком долго охотилась за ним, чтобы отдавать такому ничтожеству, как вы! И поверьте, ваше детское прозвище ничто по сравнению со слухами, которые я распущу о вас!

— Право, Жермен, вы напрасно утруждаете себя. Вряд ли я когда-нибудь впредь увижусь с мистером Бирмингемом. — Серинис подавила вздох, и, словно возражая ей, ребенок зашевелился. Это резкое движение застигло ее так внезапно, что она ахнула и прижала ладонь к животу.

Жермен изумленно вытаращила глаза: итак, ее подозрения оправдались! Округлостью под складками юбки Серинис обязана отнюдь не пышности форм. И похоже, Бо Бирмингем не знает о том, в каком положении находится маленькая распутница, на которую он глазел вчера.

— Ну что же, поскольку все решено, у меня нет причин задерживаться. Мне предстоит сделать немало покупок к балу в честь помолвки Сюзанны Бирмингем. Пока!

Заметно повеселев, Жермен грациозно проплыла по коридору к входной двери. Она ни на минуту не пожалела о своем визите: увиденного достаточно, чтобы навсегда погубить репутацию Серинис и оставить лишь пепел от влюбленности Бо Бирмингема в эту девчонку. Вчера Бо вскользь упомянул, что сегодня его не будет дома, но, несмотря на это, Жермен решила, что у нее есть отличный повод навестить его.

День только начинался, а Бо уже был одет и на ногах, и не потому, что привык рано просыпаться. Понимая, что раздражение помешает ему уснуть, он даже не попытался лечь в постель. Всю ночь он вышагивал по кабинету, постепенно опустошая бутылку бренди. Наконец он рухнул в кресло у письменного стола и с тех пор сидел, не сводя глаз со стопы бумаг — документов, подписанных Серинис. Теперь оставалось лишь передать их Фаррадею, и с несостоявшимся браком будет покончено раз и навсегда.

Вероятно, в тысячный раз Бо изучал отчетливую подпись Серинис, и постепенно пустота в его сердце росла. Черт бы ее побрал! Задумалась ли Серинис хоть на мгновение, прежде чем поставить подпись? Приходило ли ей в голову, что возможно и другое решение? Разумеется, нет — по крайней мере с тех пор, как она рассердилась на него на борту «Смельчака». А сам он глупец, если способен сожалеть о случившемся. Он проявил слабость, открыв ей душу, желая продолжения брака, и теперь расплачивался за это. Но довольно сожалений! Он готов перевернуть Чарлстон вверх дном. Он окружит себя женщинами, утонет в их ласках, исполнит все свои желания, не остановится, пока не упадет от усталости!

Бо встал из-за стола и подошел к окну, откуда был виден залив. Приготовления к очередному плаванию следует начать, как только мистер Оукс доставит на борт новый груз. Плавание и далекие порты избавят его от угрызений совести. В конце концов, у него больше нет причин задерживаться в городе. Через несколько дней Серинис перестанет принадлежать ему.

С тяжким вздохом он покинул кабинет и поднялся наверх. Теперь можно и отдохнуть, ведь он окончательно изнемог после бессонной ночи. В просторной спальне он заглянул в гардеробную и пристально оглядел себя в зеркале. Прежде всего следует сбрить густую щетину, избавиться от привкуса бренди во рту, причесаться… Он мельком взглянул в сторону ванны, приготовленной вчера вечером и оставшейся нетронутой. Вода давно остыла, но, может, холод пойдет ему на пользу.

Через минуту он уже лежал в холодной воде, положив голову на край огромной ванны. К нему вновь вернулись мысли о Серинис. Излюбленных воспоминаний о ней у Бо не было: все, что он помнил, вызывало в нем трепет. Но если бы ему предложили выбрать самый памятный случай, он назвал бы поцелуй после церемонии бракосочетания. Учить Серинис целоваться оказалось соблазнительным, возбуждающим и на редкость благодарным занятием. На второе место он поставил бы момент, когда ласкал укромное местечко ее нежного тела и обнаружил, что тонкая преграда мешает проникнуть внутрь. Он возликовал, выяснив, что Серинис еще никогда не была близка с мужчиной. А потом ему вспомнился сон, в котором Серинис поднималась навстречу ему, впиваясь ногтями в его спину…

Бо выругался, обнаружив, что вновь думает о ней. Когда же это кончится?

Полчаса спустя он сдернул с кровати покрывало и улегся в постель нагишом. Сон почти сразу сморил его, но даже в сновидениях он видел картину, нарисованную щедрым воображением: Серинис сидела на корточках рядом с кроватью, а на ее полной груди играл мягкий отблеск лампы.

Стерлинг Кендолл поднялся в обычный час и машинально оделся, обдумывая то, что не имело никакого отношения к его обожаемым грекам. Уже покинув спальню и направившись по коридору к комнате племянницы, он продолжал размышлять, каким образом следует начать расспросы. Помедлив перед закрытой дверью, он вспомнил, что впервые увидел Серинис, когда ей исполнилось всего два дня от роду. Будучи бездетным и подозревая, что ему суждено остаться холостяком до конца своих дней, Стерлинг с первого взгляда полюбил прелестное крохотное существо.

Он наблюдал, как с годами Серинис превращается в необычно вдумчивого, умного ребенка, и втайне гордился ее успехами. Когда буря преждевременно унесла в могилу его любимого брата и невестку. Стерлинг отчаялся, не зная, как поступить с их дочерью. Лидия избавила его от мучительных сомнений, но за прошедшие пять лет он бессчетное множество раз сожалел о том, что отпустил Серинис в Англию.

Неожиданное возвращение племянницы переполнило его радостью. Тем более Стерлинг больше не мог игнорировать тот факт, что на племянницу обрушилась беда.

Простодушный человек, довольствующийся обществом книг и работой в саду, он ни в коем случае не был существом не от мира сего. Он наблюдал за жизнью окружающих и прочел множество книг. Он приобрел обширные познания о человеческой натуре, от него не ускользнуло напряжение, возникающее при встречах между Серинис и Бо Бирмингемом, Заметил он и то, чем занималась юная пара в тот момент, когда он открыл дверь и обнаружил ее на крыльце. А между тем племянница продолжала уверять, будто ее брак не осуществился! Стерлинг не сомневался, что таким было решение капитана, ибо ни одна женщина в здравом уме не согласилась бы смириться с судьбой, которая ждала Серинис.

Как бы ни хотелось Стерлингу поверить, что его опасения беспочвенны, откладывать разговор было невозможно. Решительно вздохнув, он поднял руку, чтобы постучать в дверь, но застыл, услышав звук, донесшийся из комнаты. Спустя мгновение звук повторился. Стерлинг уже собирался выбить дверь, когда его вдруг осенило: Серинис мучила рвота.

Стерлинг не стал разубеждать себя, предполагая, будто племянница съела что-то неподходящее. Распрямив плечи, он сжал пальцы в кулаки. Беспокоить Серинис ни к чему. Побеседовать следует с Бо Бирмингемом.

Открыв парадную дверь, месье Филипп объяснил миловидной гостье:

— Прошу прощения, мадемуазель, но капитан никого не ждет. По-моему, он до сих пор наверху.

— Вы дворецкий? Предположение насмешило Филиппа.

— О нет, мадемуазель! Я — шеф-повар капитана, Филипп Моне. Здесь нет дворецкого, только горничная, она моет пол в кухне. На лице Жермен Холлингсворт появилось озадаченное выражение. Зная о том, как богат Бо, она считала, что в его доме должна быть целая свита слуг. Став здешней хозяйкой, она намеревалась потребовать удовлетворения всех своих прихотей.

— Не кажется ли вам странным, что в таком большом доме работают лишь двое слуг?

— Скоро из Англии прибудут новые слуги, чтобы заменить прежних — те получили расчет, мадемуазель, — объяснил Филипп. — Прежняя прислуга слишком разленилась, пока капитан был в плавании. Он явился домой внезапно и обнаружил, что работой занята лишь горничная. — Филипп провел пальцем поперек шеи, намекая на то, что слуги-лентяи не сносили головы. — Остальные в два счета оказались на улице.

— Стало быть, у капитана Бирмингема нет рабов?

— О, что вы, мадемуазель!

Жермен мило улыбнулась, решив, что Бо вскоре откажется от прежних привычек.

— Не могли бы вы доложить капитану, что его спрашивает мисс Жермен Холлингсворт? Если он не прочь уделить мне несколько минут, я хотела бы поговорить с ним.

— Слушаюсь, мадемуазель. — Филипп указал на соседнюю дверь: — Не хотите ли пока пройти в гостиную?

— С удовольствием. — Жермен последовала за ним в гостиную и, дождавшись приглашения, грациозно опустилась на кушетку.

Через несколько минут Бо спустился в гостиную, одетый в бриджи, рубашку и низкие черные сапоги. Пребывая отнюдь не в лучшем настроении, он резко хмурился, поскольку успел проспать всего час, прежде чем Филипп постучал в дверь спальни. Временами Жермен казалась ему забавной: щебетала без умолку, а тем временем мысли Бо блуждали далеко-далеко. Но чаще общество брюнетки утомляло его: он ненавидел бессмысленную болтовню и жеманство.

— Надеюсь, я не помешала вам, Бо, — проворковала Жермен с милой улыбкой, направляясь навстречу. — Вчера я забыла в вашем экипаже шаль и уже успела соскучиться без нее. Не могли бы вы попросить кучера принести ее мне?

— Разумеется, — ответил Бо, размышляя, почему Жермен не обратилась с той же просьбой к Филиппу. Разыскав шеф-повара в кухне, Бо отдал приказ, а вернувшись в гостиную, увидел, что гостья разглядывает висящую над камином картину, которая изображала корабль Бо.

— С.К.? — Прочитав подпись художника, Жермен вопросительно приподняла бровь. — Это означает Серинис Кендолл?

— Да, это одна из ее работ, — ответил Бо, безучастно глядя в окно. Ему нравилась картина, и он знал, что она всегда будет напоминать ему о девушке, завладевшей его сердцем.

— Похоже, вы и вправду восхищаетесь ее талантом, если решили повесить картину на самом видном месте, — заметила Жермен, надеясь вызвать Бо на откровенность.

— Я считаю, что ей удалось правдоподобно изобразить мой корабль.

— Насколько я понимаю, она сопровождала вас в последнем плавании из Англии.

Бо оглянулся, не понимая, откуда Жермен узнала об этом, и спросил без обиняков:

— Откуда вы знаете?

— От самой Серинис — вчера я навестила ее. Видите ли, утверждая, что мы не знакомы, я ошиблась, и лишь потом вспомнила, что мы учились в одном пансионе. Поэтому я сочла своим долгом принести ей извинения лично.

Очень мило с вашей стороны, — насмешливо заметил Бо. Ему было не занимать проницательности, когда речь заходила о женских уловках. Бо чувствовал, что Жермен не терпится поведать ему еще кое о чем и что она лишь ждет удобного момента, намереваясь сделать выстрел с сокрушительной точностью. — Ну и как вы нашли Серинис? Она здорова?

Жермен пожала плечами.

— Пожалуй, да, но вы же понимаете, каково приходится женщинам в столь… деликатном положении…

Бо уставился на Жермен так, будто она лишилась рассудка.

— Нет, не понимаю. Жермен ухитрилась покраснеть.

— Дамам не пристало произносить вслух это слово… — Она понизила голос до шепота. — Я имею в виду беременность…

— Что за нелепость!

— Напротив, — возразила Жермен и придвинулась ближе, доверительным тоном объяснив: — Я видела все своими глазами. Ее талия уже заметно округлилась — по-моему, она уже на четвертом или на пятом месяце. Уверена, вскоре пикантные сплетни дойдут и до вас. Молодая незамужняя женщина едва ли в состоянии скрыть подобное положение, и кроме того, Серинис так худощава, что ее живот буквально бросается в глаза.

От потрясения Бо онемел. Четыре месяца назад он был серьезно болен и ничего не помнил. Именно с того времени его начали преследовать воспоминания о ночи любви с Серинис. Погрузившись в раздумья, он отвернулся и направился к большому шкафу у дальней стены гостиной. Достав хрустальный графин, он глотнул из него, вернул пробку на место и лишь затем осознал, что в графине находится напиток, который он терпеть не мог.

— Что с вами, Бо? — воскликнула Жермен. Даже ее отец, который зачастую злоупотреблял спиртным в семейном кругу, пропускал первый за день стакан не раньше чем после обеда.

Услышав вопрос, Бо чуть не расхохотался. Теперь-то он понял, что Жермен задумала погубить репутацию Серинис, но избрала в наперсники совсем не того, кого следовало.

— Мне понадобится некоторое время, чтобы свыкнуться с этой мыслью.

Гостья нахмурилась, пытаясь разгадать смысл замечания. Наконец, отчаявшись понять, что он имеет в виду, спросила:

— О какой мысли вы говорите?

— Об отцовстве.

У Жсрмен вытянулось лицо:

— Что вы имеете в виду, Бо?

— Видите ли, я ни о чем не подозревал, но, судя по вашим словам, скоро стану отцом.

— Значит, вы… и Серинис Ксндолл… — Она ахнула и застыла с раскрытым ртом и вытаращенными глазами, напоминая морского окуня. — Вы хотите сказать, что вы — отец ее ублюд…

Бо с удовольствием перебил:

— Я хочу сказать, что моя жена ждет нашего первенца.

— А я и не знала, что вы женаты… — отозвалась Жермен еле слышным шепотом.

Бо пожал плечами:

— Об этом в Чарлстоне мало кто знает — за исключением моих матросов. Мы с Серинис решили хранить тайну по причинам, которых вы все равно не поймете, но теперь, похоже, придется поведать миру правду.