Перекупщик (показывает вилкой на люк). Опять к нам кто-то стучится.

Новый русский (раздирая руками курицу). Так, открой, раз просятся. Новый год же, никого нельзя обижать.

Перекупщик встает и открывает люк.

Из него появляется Соловьев, приятель Нового русского, а следом за ним

Иностранец, официант с корзиной и цыгане с гитарой и скрипкой, которые тут же начинают играть.

Соловьев (музыкантам). Играйте потише, мы же здесь с тайной миссией. (И уже обращаясь ко всем). Что-то нам стало скучно, решили сходить к вам в гости. Я, по-первости, сунулся прямо в парадную дверь, но меня там охрана не пустила, сказали, что магазин закрыт, частная вечеринка. Хорошо, что мы официанта прихватили, он и показал, откуда заходить. Так что мы не с пустыми руками.

Официант снимает полотенце, накрывающее корзину, и ставит ее на стол. Из корзины торчат горлышки бутылок, хвосты ананасов и прочая снедь.

Соловьев. Знакомьтесь, это… (Обращается к Иностранцу). Как вас?..

Иностранец (с небольшим акцентом). Хейнрих Карлович.

Соловьев. Так вот, Генрих Карлович из Швейцарии. Он коллекционер и очень хотел бы увидеть русский подпольный аукцион. Я сказал, что вы ему покажете.

Депутат. Покажем, обязательно покажем. Скидывайте свои шубейки в угол, берите стулья и подсаживайтесь. Скоро Новый год, а мы еще и за старый год, как следует, не выпили.

Герман. В какой хорошей стране мы живем, можно отметить католическое Рождество, Новый год, затем православное Рождество, затем старый Новый год, затем китайский, восточный и буддийские. И еще какой-нибудь.

Лариса (чокаясь с ним и улыбаясь). Надеюсь, что наше заключение так долго не продлится. Хотя…

Иностранец (сев за стол). Так мне все это напоминает старые времена, когда я, вот так же, с большими предосторожностями, пробирался в мастерские или на закрытые выставки и покупал картины молодых русских художников.

Депутат. И этот, про старые времена. (Наливает Иностранцу). Давай лучше выпьем водочки. Нет ничего лучше, с русского морозца.

Герман. Вспомнил хороший анекдот про коллекционеров. Покупает один собиратель картину Брюллова и отдает ее реставратору почистить от позднейших записей. Через несколько дней тот звонит коллекционеру и говорит, что дошел до портрета Сталина, чистить дальше или остановиться на нем?

Депутат и Иностранец весело смеются над анекдотом.

Лариса. Что здесь смешного? Я ничего не поняла в этом анекдоте.

Герман (улыбаясь). А тебе это надо?