Советские атомные подводные лодки

Гагин В. В.

Один из первых обзоров развития советского атомного флота.

 

АО «Полиграф» г. Воронеж 1995 г.

Серия «Россия, проснись!» Выпуск первый

Проект 949 «Гранит» (OSCAR-CLASS).

Тяжелый ракетоносец такого типа на Северном Флоте носит название «Воронеж», тактический бортовой номер 812 на июль 1995 г.

 

ВВЕДЕНИЕ

РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ПОДВОДНОГО КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ

В 1904 году, в разгар войны с Японией, было сформировано первое в Российском флоте соединение подводных лодок. Это событие принято считать днем рождения отечественных подводных сил. С тех пор конструкторами было разработано свыше 300 проектов подводных лодок, из которых более половины реализовано в металле. Из более 5100 ПЛ, построенных морскими державами в XX веке, каждая пятая плавала либо под Андреевским, либо под советским флагом. Если же рассматривать послевоенный период, то более половины всех ПЛ были построены в нашей стране. Из 464 атомных подводных лодок, вступивших в строй различных флотов мира, 243 (также более половины) построены на отечественных верфях. На 211 российских лодках было установлено ракетное оружие, включая дизельные.

В развитии подводных сил России и СССР можно выделить четыре этапа. Первый ознаменовался вводом в строй ПЛ «Дельфин» и продолжался до выхода России из 1-ой мировой войны, когда в результате октябрьского переворота произошел развал империи и ее судостроительной отрасли. На этом этапе, продолжавшемся 14 лет, флот получил 68 подводных лодок. Часть из них была построена на заводах Германии, США и Италии. Главными центрами отечественного судостроения были Санкт-Петербург (Балтийский, Невский и Металлический заводы и завод Крейтона), Николаев (отделения Балтийского и Невского заводов и завод Наваль) и Ревель (завод Ноблесснер), строившие лодки отечественных и зарубежных проектов. Проектированием субмарин занималось специальное бюро, созданное на Балтийском заводе.

Если до начала текущего столетия подводные лодки не имели серьезного значения в кораблестроительных программах ведущих судостроительных держав мира, то с начала века серийная постройка ПЛ развернулась во многих странах. Однако по-прежнему в военном кораблестроении приоритет отдавался линейным кораблям, считавшимся становым хребтом флота. Нужно было потопление в начале мировой войны одной немецкой подводной лодкой английских броненосных крейсеров «Хог», «Кресси» и «Абукир», чтобы о них заговорили как о серьезной боевой силе. Все морские державы бросились наверстывать упущенное. Наиболее преуспели в этом немцы, сумевшие построить 344 субмарины. В России же, хотя и раньше других осознали важность ПЛ в вооруженной борьбе на море, их развитие сдерживалось экономической отсталостью. Россия вступила в войну с 28 ПЛ, а по состоянию на 1917 г. их было только 52.

Первая мировая война показала, что подводные лодки – главная сила в борьбе на коммуникациях. Если надводные корабли потопили всего 217 транспортов, то субмарины отправили на дно около 6000 судов. Для нейтрализации только германских ПЛ союзники вынуждены были привлечь свыше 5000 кораблей, 2000 самолетов и около 200 аэростатов. Против них только в Северном море было выставлено около 140 тыс, американских и английских мин.

После гражданской войны подводные силы нашей страны оказались в бедственном положении: 29 ПЛ было потеряно, а из 23 находившихся на плаву только 10 единиц имели некоторое боевое значение. Судостроение было практически свернуто. Реальные возможности создания новых подводных лодок появились только во второй половине 20-х годов. Первая советская подводная лодка «Декабрист» была построена на Балтийском заводе в Ленинграде в 1930 году.

Мировое кораблестроение в XX веке Подводные лодки, построенные в 1901-1993 гг.

Страна Количество ед. Водоизмещение, тыс.т

Россия 1090 2590

США 628 1650

Германия 1705 1380

Великобритания 577 590

Япония 261 340

Франция 231 230

Италия 254 170

Прочие страны 359 350

Всего 5105 7300

Таким образом, постройка подлодок возобновилась после практически десятилетнего перерыва в отечественном военном кораблестроении. По существу все приходилось начинать заново. Так стартовал второй этап в развитии отечественных подводных лодок. Принятые программы периодически корректировались в сторону увеличения численности ПЛ. К концу 1938 года намечалось ввести в строй 369 ПЛ. Фактически же к началу Великой Отечественной войны в состав флота вступило 206 единиц, 95 лодок находилось в различных стадиях постройки. В стране был создан крупнейший в мире подводный флот. Одновременно строились большие, средние и малые ПЛ. В 30-е годы основными строителями ПЛ, кроме Балтийского и Николаевских заводов, стали «Адмиралтейские верфи» в Ленинграде и завод «Красное Сормово» в Горьком. К достройке лодок привлекались также «Дальзавод» во Владивостоке, Амурский завод в Комсомольске-на-Амуре и «Северная верфь» в Ленинграде.

Несмотря на то, что основные судостроительные державы мира между мировыми войнами по-прежнему считали подводные лодки оружием слабейшего, с 1919 по 1938 год было построено почти столько же ПЛ, сколько в годы мировой войны. Однако доля СССР в этих программах возросла более чем в 5 раз. Таким образом, 30-е годы можно считать началом подъема российского подводного кораблестроения.

К началу войны в составе советского флота было 211 боеготовых ПЛ, тогда как Германия имела всего 57 ПЛ, Англия – 69, Франция – 77, США – 99, Италия – 115, Япония – 63. Уже одно это сравнение говорит о недооценке ПЛ зарубежными специалистами. Но война вновь отбросила все сомнения в необходимости подводного флота. За годы войны было построено более 1850 субмарин. И на этот раз пальма первенства принадлежала Германии, сумевшей построить 1131 подводную лодку. И в этой войне ПЛ оправдали свое предназначение. Они потопили около 5000 судов, в то время как надводные – 336.

Отечественное судостроение с началом войны попало в тяжелое положение. Кроме трудностей эвакуации, судостроительная промышленность, в отличие от других оборонных отраслей, столкнулась с необходимостью радикального изменения специализации основных предприятий. Завод «Красное Сормово» перешел на производство танков. Крупнейшие предприятия оказались в зоне боевых действий. Несмотря на исключительно тяжелую обстановку, судостроение не прекратилось. В годы войны новые ПЛ не закладывались, но были достроены 54 ПЛ, 164 лодки прошли ремонт.

Подводное кораблестроение России Колличество подводных лодок, построенных в 1901-1993 гг.

Подкласс ЭУ Единиц Всего Подкласс ЭУ Единиц Всего

ПЛ с баллистическими ракетами Атомные 91 120

ПЛ с баллистическими ракетами Дизель-электрические 29

ПЛ с крылатыми ракетами Атомные 63 91

ПЛ с крылатыми ракетами Дизель-электрические 28

Многоцелевые ПЛ Атомные 89 879

Многоцелевые ПЛ Дизель-электрические 790

Всего 1090

Первая послевоенная судостроительная программа на 1946- 1955 гг. формировалась в непростой обстановке. Появление ядерного оружия поколебало уверенность многих теоретиков в целесообразности не только строить подводные лодки, но и иметь флот вообще. В конце концов было доказано, что и в условиях ядерной войны флот может решать ряд важных задач.

С учетом опыта войны приступили к разработке новых проектов подводных лодок, которые начали вступать в строй в начале 50-х годов после достройки лодок довоенных проектов. Начался третий этап развития отечественных ПЛ. Как и в предвоенные годы, создавались большие, средние и малые ПЛ, вооруженные традиционными торпедами и минами. Этого направления придерживались до конца 50-х годов. Были построены 20 больших ПЛ проекта 611, 215 средних – проекта 613 и 30 малых ПЛ – проекта 615 и А615, одна опытная ПЛ проекта 617. Строились, как лодки с традиционной энергетикой, так и ПЛ с так называемыми «едиными двигателями», работы по некоторым начались еще до войны.

Наиболее удачной была средняя ПЛ проекта 613 (Whisky class) – самая многочисленная ПЛ в истории отечественного подводного кораблестроения.

Четвертый этап в развитии отечественных подводных сил начался в 50-х годах и был ознаменован вступлением в строй первой атомной ПЛ проекта 627 «Ленинский комсомол» (Nowember class). В развитии подводных лодок определились три направления: строительство ПЛ с баллистическими ракетами, строительство ударных ПЛ с крылатыми ракетами и ракето-торпедами. Причем по всем трем направлениям первоначально строились как атомные, так и дизель-электрические ПЛ. Основными центрами подводного кораблестроения стали Северное машиностроительное предприятие в Северодвинске, Амурский завод, Адмиралтейские верфи и завод «Красное Сормово». В 50-х – начале 60-х постройка ПЛ осуществлялась также Балтийским и Черноморским заводами. Проектированием ПЛ занимались ЦКБ МТ «Рубин» и СПМБМ «Малахит» в Санкт-Петербурге и ЦКБ «Лазурит» в Нижнем Новгороде.

Следует подчеркнуть, что внедрение атомной энергетики на ПЛ проходило непросто. Даже главнокомандующий ВМФ Н.Г. Кузнецов поначалу был против строительства атомных ПЛ. Но все же ученые настояли на открытии финансирования постройки атомной подводной лодки, которую первоначально планировали вооружить одной огромной торпедой с ядерной боевой частью (длина торпеды – 24 м и диаметр – 1,5 м). Затем от этой идеи отказались.

Баллистические ракеты испытывались на специально переоборудованных дизель-электрических подводных лодках. 16 сентября 1955 г. впервые в мире с опытной ПЛ проекта В611 из надводного положения была запущена баллистическая ракета Р-11ФМ. В последующем эти ракеты были установлены на 5 ПЛ проекта АВ611, каждая из которых имела две ракетные шахты. В 1959-1962 гг. было построено 22 дизель-электрические ПЛ проекта 629 и 8 АПЛ проекта 658 с тремя баллистическими ракетами Р-13 (комплекс Д-2), также имевшими надводный старт. В начале 60-х годов была решена проблема подводного старта. На вооружение поступили баллистические ракеты Р-21 (комплекс Д-4), первоначально установленные на ПЛ проекта 629Б, а затем на модернизированных ПЛ проекта 629А и 658М.

Несмотря на недостаточные дальность стрельбы и боекомплект ракет, эти подводные лодки положили начало созданию морской стратегической системы и служили средством стратегического сдерживания до появления более совершенного ракетного оружия и его носителей. На смену ПЛ первого послевоенного поколения пришла беспрецедентная в истории мирового кораблестроения серия АПЛ с баллистическими ракетами. В 1967- 1990 гг. было построено 77 стратегических атомных подводных лодок проекта 667А (Yankee class) и его модификаций.

В ходе реализации этой программы в начале 70-х годов на АПЛ впервые в мировой практике были установлены баллистические ракеты межконтинентальной дальности (проекты 667Б, 667БД). Во второй половине 70-х годов началось развертывание ракетоносцев с баллистическими ракетами с разделяющимися боеголовками (проект 667БДР). Страна вышла на стратегический паритет с США, что привело в конечном счете к подписанию соответствующих соглашений и договоров об ограничении и сокращении стратегических вооружений. Последние ракетоносцы серии (проект 667БДРМ) создавались параллельно с АПЛ третьего поколения проекта 941 (Typhoon class). Поводная лодка этого типа, построенная в 1981 г., – самая крупная АПЛ в мире. Впервые создание подводных систем одного поколения с сопоставимыми характеристиками в СССР и США произошло практически одновременно, хотя отставание отечественных ПЛ в скрытности еще не было преодолено.

Вооружение ПЛ крылатыми ракетами также началось с дизель-электрических ПЛ. В середине 50-х годов для испытания первых крылатых ракет комплексов П-5 и П-10 были переоборудованы подводные лодки проектов П613 и П611 соответственно. Для испытаний крылатой ракеты большой дальности П-20 была начата (незаконченная впоследствии) постройка опытной АПЛ проекта П627А. На серийные подводные лодки был внедрен только комплекс П-5, поступивший в начале 60-х годов на вооружение переоборудованных дизель-электрических ПЛ проектов 644 и 665 и новых АПЛ проекта 659 (5 ед.). Первые отечественные морские крылатые ракеты, как и американские, были предназначены для стрельбы по наземным целям.

Одновременно разрабатывались первые противокорабельные ракеты комплекса ГТ-6, появившиеся на вооружении атомных и дизельных ПЛ первого поколения проекта 675 (29 единиц) и 651 (16 единиц), построенных в 1963-1968 годах. Противокорабельные ракеты, впервые внедренные на отечественных лодках, стали грозным оружием борьбы на море. Иностранные флоты стали развивать подобное оружие только в 70-х годах.

На вооружении отечественных АПЛ второго поколения проектов 670 (11 ед.) и 670М (6 ед.), построенных в 1967-1980 гг., появились тактические ракеты с подводным стартом. Одна из лодок проекта 670 в конце 80-х годов на три года была передана в аренду индийскому флоту. Это единственный в истории случай передачи АПЛ иностранному государству.

В 1969 г. была создана первая в мире титановая АПЛ проекта 661 с крылатыми ракетами. Опытная лодка имела мощную АЭУ, позволявшую развивать скорость хода около 45 узлов, – достижение, которое вряд ли будет превышено в обозримой перспективе. С 1980 г. отечественный флот пополняется АПЛ третьего поколения проектов 949, 949А. Крупнейшие ударные лодки флота вооружены сверхзвуковыми противокорабельными ракетами. В 80-х годах ударные силы получили также ряд лодок, переоборудованных из АПЛ проекта 667А, выведенных из состава морской стратегической системы.

Заводы-строители подводных лодок

Завод Начало постройки Построено ПЛ ед. Водоизм. тыс.т.

Амурский завод, Комсомольск-на-Амуре 1954 93 420

Адмиралтейские верфи, С.Петербург 1934 288 400

Прочие заводы – 53 20

Если постройка ракетных дизель-электрических ПЛ завершилась во второй половине 60-х годов, то развитие многоцелевых ПЛ, как атомных, так и дизель-электрических, продолжается до настоящего времени. При этом с начала 60-х годов строятся только большие дизель-электрические ПЛ, от постройки средних и малых флот отказался. Последние средние ПЛ проекта 633 построены в 1959-1961 гг.

В 1958-1983 гг. для ВМФ СССР и на экспорт было построено 75 больших ПЛ проекта 641 (Foxtrot class) и его модификаций, в 1972-1980 гг. завершена постройка 18 больших ПЛ проекта 641Б (Tango class). С 1980 г. их сменили в постройке дизель-электрические ПЛ,третьего послевоенного поколения,проекта 877 (Kilo class) и его модификаций, которые до настоящего времени строятся для ВМФ и на экспорт. Россия – основной поставщик ПЛ на мировом рынке. Построенные в нашей стране ПЛ плавают под флагами 14 стран мира.

Проектирование первой отечественной многоцелевой АПЛ началось в 1952 г. В 1958-J964 гг. было построено 14 АПЛ первого поколения проектов 627, 627А и 645, последняя из которых имела АЭУ с жидкометаллическим теплоносителем. Второе поколение многоцелевых АПЛ появилось одновременно с АПЛ других классов. В 1967-1978 гг. передано флоту 23 АПЛ проектов 671 и 671РТ (Victor-I and Victor-И class). Многоцелевые АПЛ наряду с торпедным оружием получили первые ракето-торпеды.

В отличие от стратегических ракетоносцев многоцелевые АПЛ, начиная со второго поколения, строились одновальными. Строительство АПЛ на базе проекта 671 с постоянно совершенствующимися характеристиками продолжалось до начала 90-х годов (проект 671РТМ). Кроме реализации перечисленных программ, в 60- 70-х годах часть мощностей отечественного подводного кораблестроения была занята созданием АПЛ из титановых сплавов. Кроме упомянутой АПЛ проекта 661, в 1971 г. испытывалась первая комплексно-автоматизированная высокоскоростная титановая АПЛ проекта 705, которая к тому же имела жидкометаллическую АЭУ. Однако попытка внедрить в корпус небольшой АПЛ многие из имевшихся в тот период научно-технических достижений привела к значительным трудностям. Испытания опытной АПЛ закончены не были, а постройка небольшой серии затянулась до начала 80-х годов.

В 1983 г. начались испытания опытной титановой многоцелевой АПЛ проекта 685 («Комсомолец»), которая превосходила по глубине погружения любую боевую ПЛ мира. Однако трагическая гибель уникальной АПЛ прервала смелый эксперимент. Третье поколение многоцелевых АПЛ появилось в середине 80-х годов. До последнего времени параллельно строились многоцелевые АПЛ проектов 971, 945 и 945A («Oscar-I», «Oscar-II» class) с корпусами из стальных и титановых сплавов, соответственно. Постройка стальных АПЛ продолжается. В декабре 1993 г. заложена первая многоцелевая лодка нового поколения типа «Северодвинск».

Наряду с боевыми подводными лодками отечественный флот пополнялся рядом лодок специального назначения: спасательными, мишенями и другими.

Оценивая мировое и отечественное подводное кораблестроение в XX веке в целом, нетрудно заметить, что для иностранных флотов мировые войны были периодами резкого подъема, в то время как в отечественном флоте начало подъема приходится на 30-е годы, а второй пик – на 50-60-е годы. Атомное подводное кораблестроение прошло свой лучший период в 60-80-х годах. Резкое сокращение программ постройки ПЛ в 90-х годах вызывается изменением политической обстановки и экономическим кризисом в стране. В результате строительство российских АПЛ планируется продолжить только на одном из четырех заводов – в Северодвинске, потенциальные возможности которого используются далеко не полностью.

Мировое атомное подводное кораблестроение (1955-93 гг.)

Страна

Количество Верфи

Россия 234

– Северодвинск 123

– Комсомольск 56

– Санкт-Петербург 39

– Н.Новгород 25

США 179

– Гротон 86

– Ньпорт-Ньюс 49

– Мэр-Айленд 17

– Паскагула 12

– Портсмут 10

– Камден 3

– Куинси 2

Великобритания 24

– Барроу-ин-Фернес 21

– Биркенхенд 3

Франция 12

– Шербур 12

Китай 6

– Хулудао 6

Всего 464

 

РАКЕТНЫЕ АТОМНЫЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ

Использование подводных лодок в качестве носителей баллистических ракет началось в СССР с 1955 года, когда было переоборудовано 6 дизельных подводных лодок класса «Зулу-5» с монтажем вертикальных пусковых установок для двух ракет ССН-4 «Сарк». В 1958 году со специально спроектированной для этой цели дизельной лодки класса «Гольф» был произведен первый подводный запуск баллистической ракеты.

Ракета Р-11ФМ (SS-N-4 «SARK») стартует с подводной лодки

Через год в США вошла в строй атомная подводная лодка «Джордж Вашингтон» с 16 ракетами «Поларис», одновременно и в СССР были построены трехракетные атомные подводные лодки класса «Хотель», которых к 1974 году насчитывалось 8 единиц. Дальность ракет ССН-5, которыми вооружены «Гольф» и «Хотель», более чем в два раза превышала дальность полет первого поколения (700 миль).

Ракета (SS-N-5 «SERB»), впервые показанная на параде на Красной площади в 1964 г.

В 1967 году в СССР вводится в строй аналогичные «Джорджу Вашингтону» ракетоносцы класса «Янки» с ракетами ССН-6.

В отличие от американских советские ракеты систем предназначенных для ПЛ «Янки» и «Дельта» имеют жидкостные двигатели, что влияет не только на габариты, но и на пожароопасность. Это доказали пожары на лодках «Гольф» (11 апреля 1968 года) и «Янки» (3 октября 1986 года) с потерей кораблей и человеческими жертвами.

Дальность ракет ССН-6 (1750 миль, с тремя боеголовками) вынуждает лодки прижиматься к берегам США, прорываясь через противолодочный рубеж между Гренландией, Исландией и Британией.

Ракеты ССН-8, которыми вооружены лодки класса «Дельта», имеют дальность в 4800 миль и способны поражать объекты в глубине территории США с позиций в советских водах.

Атомные лодки класса «Тайфун», используемые с 1981 года, имеют на вооружении надежные, точные и компактные твердотопливные ракеты с дальностью около 5000 миль, а также относительно малую шумность на подводном ходу. В 1964-1965 годах на советских лодках было размещено 120 зарядов, к 1968 году их стало 130, в 1969 году – 160, в 1970 году – 280. Наибольший прирост числа боеголовок идет с 1971 года – тогда их насчитывалось 440, в 1972 году уже 560, в 1973 – 628, в 1974 – 720. В 1975 году на 55 лодках было размещено 724 заряда.

В 1986 году, когда СССР обладал в общей сложности 364 лодками, 76 из них были оснащены баллистическими ракетами (из них 62 атомные).

К 1989 году ракетных лодок стало 79, из которых 38 числилось на Северном флоте, 26 на Тихом океане, 2 дизельных лодки с баллистическими ракетам на Севере, 7 – на Тихом океане и 6 на Балтике, которые, согласно договору были в 1990-1991 годах ликвидированы.

На сегодня в океанах и морях несут дежурство лишь 15 процентов ракетных лодок СССР, и только последние ракетоносцы отвечают современным требованиям.

Государственный ракетный центр «КБ имени академика В.П. Макеева» головное предприятие России по разработке баллистических ракет подводных лодок. Три поколения стратегических морских ракетных комплексов созданы Государственным ракетным центром под руководством генерального конструктора В.П. Макеева, одного из выдающихся учеников основоположника практической космонавтики и отечественной ракетной техники С.П. Королева.

Ракета РСМ-25 (SS-N-6 «SAWFLY»), дальность стрельбы 2500 км

Баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ), являясь составной частью стратегических сил сдерживания ядерных держав, в значительной мере обеспечили стратегическую стабильность после второй мировой войны. Повышенная выживаемость БРПЛ и их высокие боевые качества, отсутствие возможности нанесения внезапного удара стратегическими силами по патрулирующим подводным лодкам и вынос значительного ядерного потенциала с территории страны на море – именно эти свойства делают сдерживание эффективным, а стратегическую ситуацию – стабильной и предсказуемой. Именно поэтому на БРПЛ США, Великобритании и Франции размещена большая часть боезарядов стратегических сил: 55, 100 и 92% в 1991 году соответственно (в СССР в 1991 г. – 27 %). Именно поэтому стабилизирующие сокращения по Договору СНВ-2, направленные в том числе на устранение асимметрии в составах стратегических сил США и России, предусматривают возможность содержания на БРПЛ более 50% боезарядов от установленного количества 3000-3500 единиц.

Ракета РСМ-40 (SS-N-8)

Технический уровень современных российских БРПЛ не уступает лучшим мировым образцам, а по ряду конструктивно-компоновочных решений и тактико-технических характеристик они имеют приоритет в мире. Последние российские БРПЛ (твердотопливная РСМ-52 и жидкостная РСМ-54) наиболее совершенны по летно-техническим свойствам и эксплуатационным качествам.

Сокращение объема оборонных заказов поставило перед Государственным ракетным центром задачу поиска новых научных направлений, связанных с использованием богатейшего опыта создателей морских ракетных комплексов. Дополнительным стимулом для этих работ стала возможность использования в мирных целях материальной части, снимаемой с дежурства согласно договорным ограничениям или вследствие завершения плановой эксплуатации.

25 октября 1994 года Виктору Петровичу Макееву (1924-1984 гг.) выдающемуся ученому, конструктору и организатору оборонной промышленности, исполнилось бы 70 лет.

Генеральный конструктор стратегических морских баллистических ракет России В.П.Макеев принял морское направление ракетостроения у своего учителя академика Сергея Павловича Королева. По его рекомендации В.П. Матвеев в 1954 году в возрасте 30 лет стал главным конструктором СКБ-385 на Урале, куда была передана отработка и освоение серийного производства ракеты Р-11. В тридцать шесть он сдал на вооружение свою первую ракету (Р-13, или SS-N-4). В сорок четыре года был избран членом-корреспондентом, а в пятьдесят два – действительным членом Академии наук, дважды удостоен звания Героя Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трех Государственных премий.

В.П.Макеев

Ракета РСМ-50 (SS-N-18) на наземном стенде

Главный результат деятельности В.П. Макеева – три поколения баллистических ракет подводных лодок и стратегических морских ракетных комплексов, а также оперативно-тактическая сухопутная ракета Р-17 комплекса 8К14, известная во всем мире под наименованием «Скад». Другой весомый результат – отечественная школа морского ракетостроения. Оригинальность и системность технических решений, многоплановость и возможность адаптации к изменяющимся требованиям, предельное внимание к проблемам безопасности, экологичности, эксплуатации и надежности, создание стройной системы наземной отработки и многоэтапных летных испытаний, разумный риск и особое чувство грани допустимого при работе на заводах и испытательных полигонах, неизменная атмосфера доверительности и творческого сотрудничества в кооперации, тесный контакт, постоянные и плодотворные связи с научными организациями отличали В.П. Макеева и характерны для его школы.

Твердотопливная РСМ-52 (SS-N-20 «СТУРЖЕН»), первый пуск с ПЛ класса «Тайфун» произведен двумя ракетами в октябре 1982 г.

К достижениям В.ГГ Макеева и отечественного морского ракетостроения относятся прежде всего обеспечение мирового приоритета в ряде тактико-технических характеристик и конструктивно-компоновочных решений. Межконтинентальная дальность стрельбы, практическое применение астрокоррекции на боевых ракетах, реализация оригинальных компоновочных схем и конструкций неразъемных корпусов многоступенчатых ракет с размещением двигателей в компонентах топлива, внедрение экологически безопасной эксплуатации жидкостных ракет, заправляемых и ампулизируемых на заводе-изготовителе, транспортировка собранных ракет в заправленном состоянии, создание малогабаритных ракетно-стартовых систем, не имеющих аналогов, – вот неполный перечень наших достижений.

Сегодня Государственный ракетный центр «КБ имени академика В.П. Макеева», помимо своей основной деятельности, проводит работы по использованию технологий БРПЛ при создании ракет носителей для запуска коммерческих и исследовательских аппаратов в верхние слои атмосферы и в космос.

Ракета в транспортно-пусковом контейнере

БАЛЛИСТИЧЕСКИЕ РАКЕТЫ СОВЕТСКИХ АТОМНЫХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК

1 Р-11ФМ (Р-13) (SS-N-4)

2 SS-N-5

3 РСМ-25 (SS-N-6)

4 РСМ-40 (SS-N-8)

5 РСМ-50 (SS-N-18)

6 РСМ-54 (SS-N-23)

7 «Штиль-2»

8 «Штиль-ЗН»

9 РСМ-52 (SS-N-20)

 

СЕРГЕЙ НИКИТИЧ КОВАЛЕВ – ГЛАВНЫЙ КОНСТРУКТОР ПРОЕКТА «ТАЙФУН»

ОБ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ СОВЕТСКИХ ПЛАРБ

Создание в Советском Союзе в восьмидесятые годы стратегической системы ракетно-ядерных сил морского базирования «Тайфун» сопоставимо с запуском первого спутника и является одной из интереснейших страниц в новейшей истории вооружений.

Главным звеном этой системы являются самые большие атомные субмарины в мире, для обозначения которых была даже введена специальная классификация – ТРПКСН, то есть тяжелые ракетные подводные крейсера стратегического назначения. Однако люди, имеющие непосредственное отношение к подводному флоту, расшифровывают эту аббревиатуру несколько иначе: тяжелые ракетные подлодки Ковалева Сергея Никитича.

Именно Сергею Ковалеву судьбой было определено стать отцом советского атомного подводного флота стратегического назначения. Его роль вполне соизмерима с той, которую сыграл в становлении американского атомного подводного флота адмирал Хаймен Риковер.

Сергей Ковалев родился 15 августа 1919 г. в Петрограде в семье бывшего военно-морского офицера. Его дед по материнской линии был тоже морским офицером, участвовал в русско-японской войне, в знаменитом Цусимском сражении.

Несмотря на тяжелые послереволюционные годы, родители сумели дать мальчику прекрасное домашнее образование. Уже в семь лет он разговаривал по-немецки не хуже, чем по-русски. После окончания школы он поступил в Ленинградский кораблестроительный институт. Заканчивал свое высшее образование уже во время войны в эвакуации – в далеком от морей городе Пржевальске, в Киргизии. В 1943 году начал работать в Горьком на заводе, где строились подводные лодки. Сразу после снятия блокады Ленинграда Сергей Ковалев вернулся в родной город.

Известно, что в Германии во время второй мировой войны огромные силы и средства были брошены на строительство и совершенствование подводных лодок, что позволило создать лучшие по многим характеристикам субмарины в мире и наладить технологию их поточной сборки. Нет ничего удивительного в том, что и США, и Великобритания, и СССР проявили большой интерес к трофейной документации, связанной с подводным судостроением, и активно привлекали к работе в своих конструкторских бюро немецких специалистов.

Проект 941 «Тайфун» перед спуском на воду (предприятие «Севмаш»)

В зоне советской оккупации Германии оказалось конструкторское бюро «Глюкауф», в котором разрабатывались проекты немецких лодок – XXIII и XXVI серий. В город Бланкенбург, где находилось это КБ, были доставлены специалисты-судостроители из Ленинграда и образовано строго засекреченное конструкторское бюро, которое возглавил Алексей Антипин. В этом «бюро Антипина», как оно называлось, активно работал и молодой инженер Сергей Ковалев, которому весьма помогало отличное знание немецкого языка.

С использованием немецкого опыта была создана подводная лодка с единым двигателем, который позволял субмарине в течение нескольких часов удерживать под водой скорость свыше 20 узлов, что было большим достижением для начала пятидесятых годов. Хотя лодки с едиными двигателями не получили развития ни в СССР, ни в Великобритании, где они тоже строились, но именно на них была отработана техника управления скоростными субмаринами, которая помогла, в буквальном смысле слова, научить плавать атомные подводные лодки, управление которых существенно отличалось от управления дизельными субмаринами.

Во второй половине шестидесятых годов в советский ВМФ поступили подводныё атомные ракетоносцы стратегического назначения проекта 667А, получившие в НАТО обозначение «Янки». И хотя, по традиции, это обозначение взято из «алфавита» международного свода сигналов, оно как бы свидетельствовало о том, что русские скопировали американский аналог – подводный ракетоносец «Джордж Вашингтон». Но это не так.

Вот что говорит по этому поводу Сергей Ковалев, главный конструктор проекта:

– Американские субмарины стратегического назначения начали строиться с конца пятидесятых годов, а у нас только к середине шестидесятых смогли создать баллистическую ракету для подводных лодок, сравнимую с «Поларисами». Должен сказать, что у нас не было каких-то сверхсекретных чертежей американских субмарин, добытых разведкой. Судили мы о том, каким путем идут американцы, только по открытой печати. Однако если бы даже располагали полной документацией по тем же «Вашингтонам», мы бы все равно американскими достижениями воспользоваться не смогли. Во-первых, у нас были совершенно отличные от США уровень производства и технологий. Во-вторых, советские АПЛ стратегического назначения должны были эксплуатироваться в гораздо более сложных оперативных и климатических условиях, чем американские.

Все американские атомные субмарины стратегического назначения имеют однореакторную и одновальную энергетическую установку, продолжает С. Ковалев. Что, в принципе, является оптимальным вариантом. Мы же вынуждены были идти на двухреакторную и двухвальную схемы, что, естественно, усложняло управление лодкой и отрицательно сказывалось на ее акустических параметрах. Но иначе мы поступить не могли по той причине, что основные базы стратегических ракетоносцев у нас располагаются в Заполярье, и весьма часто подводные ракетоносцы несут службу в тяжелых ледовых условиях Арктики. К тому же Советский Союз в отличие от США не имел сети военно-морских баз, разбросанных по миру. Поэтому мы должны были дублировать все жизненно важные системы своих субмарин, которым приходилось нести боевое дежурство на значительном удалении от своих баз.

«Тайфуны» у причальной стенки в бухте Нерпичья (Северный флот)

Изначально у нас были гораздо более жесткие условия, отмечает конструктор, чем у американских коллег при проектировании AПЛ стратегического назначения. Поэтому чисто объективно мы копировать ничего не могли. Что касается одинакового числа ракет,то это связано не с каким-то «американским стандартом», а с технологией. Дело в том, что в США «Джордж Вашингтон» был спущен на воду в 1959 году, а мы провели первые ходовые испытания «Янки» в июле 1967 года, то есть отставали от США на 8 лет. Была поставлена задача как можно быстрее сократить разрыв и в короткий срок выпустить в море достаточное количество советских стратегических субмарин. Мы продумали каждую мелочь, постарались с наибольшей эффективностью использовать каждый сантиметр сборочных стапелей, чтобы наладить поточное производство «Янки». Так вот, длина стапелей, на которых строились лодки, оптимальным образом подходила именно под корпус с шестнадцатью пусковыми установками – не больше и не меньше. В дальнейшем мы проектировали и строили лодки и с двенадцатью пусковыми установками, и с двадцатью.

Надо помнить, что история создания проекта 667 советских подводных стратегических сил была очень непростой, в чем-то даже драматичной. Сталкивались самые различные мнения, самые противоположные интересы. Бывало, что буквально навязывались проекты, на первый взгляд, «революционные», но в конечном итоге заводившие в тупик. И только талант и железная воля Сергея Ковалева позволили избежать соблазнов, пойти единственно верным путем, который в конечном итоге привел к созданию лодок 941 проекта, ставших основой системы «Тайфун».

Американцы первыми начали работы по принципиально новой системе ракетно-ядерных стратегических сил морского базирования «Трайдент». В СССР постановление о начале работ по созданию аналогичной системы было принято на год позже. Но вводились в строй эти системы практически одновременно. Более того, ходовые испытания подводной лодки «Тайфун» начались на неделю раньше, чем «Огайо» – головной лодки системы «Трайдент».

По советской классификации, «Тайфуном» называется вся система стратегических сил, аналогичная «Трайденту». Сами же ракетные лодки были названы «Акулами», в честь русской подводной лодки «Акула», отличившейся в первую мировую войну. Американцы, назвав советскую лодку «Тайфуном», попали «в десятку», так как именно эта субмарина имеет действительно разрушительную силу тайфуна. Сегодня даже в России эти лодки чаще называют «Тайфунами» чем «Акулами».

Работу над «Тайфуном» Сергей Ковалев вел уже как генеральный конструктор, то есть он располагал большими полномочиями, мог привлекать значительные силы и средства для осуществления проекта.

– Начиная работу над «Тайфуном, мы располагали уже большим опытом. – вспоминает Сергей Ковалев. – Однако двигаться по накатаному пути мы не могли. Дело в следующем. Наши ракетчики создали морскую твердотопливную ракету аналогичную той, что разрабатывалась в США как «Трайдент-1». Но советская ракета оказалась в три раза массивнее американского аналога, весила почти сто тонн и была весьма крупная по габаритам. В лодки традиционной конструкции большое количество таких махин просто не поместишь. Пришлось искать принципиально новое решение. Мы рассмотрели и тщательно просчитали свыше 200 различных вариантов, прежде чем выбрали оптимальный. Пришлось решать целую гамму сложнейших научно-технических и технологических проблем. В конечном итоге мы сделали то, что до нас никто еще не делал.

Подводная лодка «Тайфун» – это фактически две субмарины, уточняет С. Ковалев, объединенные одним наружным корпусом – своего рода подводный катамаран. В этом проекте нам удалось реализовать столько по-настоящему революционных идей, что, уверен, до конца века «Тайфуны» останутся не только самыми большими субмаринами в мире, но и самыми передовыми по уровню своих боевых возможностей. По уровню комфорта с этими кораблями не могут сравниться никакие другие подводные лодки, включая «Огайо». На «Тайфуне» есть спортивный зал, сауна, бассейн, отдельные каюты для всех членов экипажа и многое другое, что позволяет в самом деле считать субмарину настоящим подводным крейсером как по боевым возможностям, так и по условиям обитаемости.

С введением в строй системы «Тайфун» всем стало ясно, что дальнейшее наращивание ракетно-ядерных вооружений потеряло смысл, подчеркивает С. Ковалев. Пришло время отказаться от конфронтации между США и СССР, начать искать ответы на спорные вопросы путем переговоров, а не взаимного запугивания. Думаю, что именно мы поставили точку в бесконечном наращивании ядерных вооружений. Уверен, что в обозримом будущем именно морские стратегические силы останутся эффективным средством сдерживания как для США, так и для России. Полностью отвечая всем требованиям по обеспечению оборонной достаточности, только морские стратегические силы наших стран, естественно при разумном балансе, могут реально обеспечить мир во всем мире.

Генеральный конструктор стратегических подводных ракетоносцев академик Сергей Ковалев, несмотря на свои 75 лет, по- прежнему в «боевом строю». Если возникает необходимость, то он без всяких возражений покидает уютный кабинет в Санкт-Петер- бурге, отправляется на Дальний Восток или Крайний Север и выходит в море на борту одной из своих стальных «Акул».

ПРОЕКТ 941 «ТАЙФУН»

В мрачных студеных глубинах Северного Ледовитого океана, в полном безмолвии, под вековым ледяным панцирем толщиной порой в десятки метров, практически бесшумно, жирно лоснясь облицованными специальной шумопоглощающей резиной, напоминающей шкуру кита боками, движется огромная субмарина.

В двадцати ее пусковых шахтах – 18 баллистических ракет с разделяющихся боеголовками, нацеленными куда нужно (во всяком случае, раньше так было), в двух оставшихся – собственные спутники связи, целеуказания и наведения. Лед защищает ее от водного, воздушного и космического врага, но если этот лед мешает ей стрелять ракетами, она пробивает себе полынью торпедой.

В ее оборонительном арсенале – противолодочные торпеды, совершенно не подверженные помехам, так как управляются по проводам, они буквально летят под водой со скоростью более ста километров в час.

Про такое вооружение Валентин Пикуль сказал бы одобрительно, что "кашу маслом не испортишь", но говорят, что в свое время сухопутный маршал, осмотрев новейший ракетоносец, с гордостью представленный моряками, сделал дельное замечание: «Лодка хорошая, но почему на башне нет зенитного пулемета?»

Этого российского подводного монстра типа «Акула» американцы называют «Тайфун».

Том Кленси, любимый писатель президента Клинтона, в своем романе «Охота за «Красным Октябрем» много сил положил на то, чтобы просто облажать «Тайфун» и советских моряков: и всплывает-то она медленно, и погружается-де плохо, и койки у матросов чуть ли не одна на двоих.

Барахло это все. Такое же дерьмо, как получалось у советских писателей, когда они по заказу описывали американских агрессоров.

При такой огромной массе «Акула», как тяжелый бомбардировщик, не может соперничать с маленькими верткими лилипутами типа американских «Лос-Анжелесов» или британских «Трафальгар», а вот одного класса с «Тайфуном» американская ударная «Огайо» – однозначно менее маневренна, хотя бы просто потому что у нее один винт, а у нашей – два, причем значительно разнесенных от продольной оси лодки.

Подводные лодки класса «Тайфун» самые большие по тоннажу в мире, самые малошумящие из всех советских ПЛАРБ, сконструированы специально для операций под арктическими льдами.

Последние две из построенных этого типа еще менее шумные, чем старшие «систершипы», т.к. имеют винты в управляемых обрезиненных кольцевых каналах и, по словам русских моряков, разворачиваются буквально на месте.

Дальность действия лодок практически не ограничена.

На Северном флоте на сегодня 4 ПЛ типа «Тайфун», приписанные в порты Западная Лица, возможно, Гремиха и Йоканга.

На Тихоокеанском – 2 лодки в Рыбачьем и Павловском.

В 1992 году на Северном флоте, в пусковой шахте одной из лодок типа Тайфун произошел взрыв ракетного порохового двигателя.

Демократическая общественность и специалисты международной экологической организации «Гринпис» закатили адмиралу Чернавину скандал, на что тот ответил: «Вы же мне не докладываете о своих сломанных утюгах».

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПЛАРБ ПРОЕКТА 941

Код НАТО: 6-го класса «ТАЙФУН»

Название головной лодки: «АКУЛА»

Водоизмещение: 21500/28000 т.

Размеры: 171,5x22,8x12,2 м.

Вооружение: 20 пусковых установок ракет РСМ-52 (код НАТО – «СТУРЖЕН») ССН-20). Каждая ракета имеет 6-9 разделяющихся боеголовок по 100 килотонн, твердотопливные двигатели – более безопасные в пожарном отношении, чем ракеты на жидких компонентах в ПЛ первых трех поколений. Пусковые шахты расположены необычно – впереди ходовой рубки, что конструктивно является шагом вперед в компоновочных схемах аналогичных ПЛАРБ. Дальность стрельбы – 9100 км.

2-533 мм торпедных трубы (ТТ), боезапас: 36 ракето-торпед типа «53», типа «65» (против надводных кораблей), самонаводящиеся, дальность при скорости 30 узлов – 55 миль, при скорости 50 узлов – 27,5 миль, вес взрывчатого вещества (ВВ) – 900 кг., а также ракето-торпеды ССН- 1.5, ССН-16 в ТТ (4 шт.) калибра 650 мм.

Силовая установка: 2 реактора, 2 паровых турбины, 2 винта, суммарная мощность 80000 л.с. Паропроизводительность реакторов – 350 Мвт, они аналогичны устанавливаемым на современных советских ледоколах.

Акустическое оборудование: 1 радар, 2 сонара: актив/пассив плюс пассив.

Строительство: начато в 1977 году в Северодвинске. Первая спущена на воду 23 сентября 1980 года, вступила в строй в 1981 году. Вторая спущена в сентябре 1982 года. (Вступила в конце 1983г.), третья вступила в строй в конце 1984 г., четвертая – в, 1985, пятая – 1987 и шестая, – в 1989 году. Строительство 7 ПЛ прекращено – у демократической России не нашлось денег.

 

ПРОЕКТ 667Б «ДЕЛЬТА»

До недавнего времени (1992 года) на вооружении нашего ВМФ состояло 62 подводных ракетоносца (ПЛАРБ), на которых было развернуто 940 баллистических ракет с 2804 ядерными зарядами.

38 ПЛАРБ семи классов были приписаны к базам Северного флота (см. карту-схему): Нерпичья, Ягельная, Оленья, Островной и 24 ПЛАРБ – к базам Тихоокеанского Флота (Рыбачий, Павловское).

Наибольшее число подводных лодок – класса «Мурена» – 18, на каждой из которых имеется 12 пусковых установок с дальностью стрельбы 9100 километров.

Однако самыми грозными являются ракетоносцы «Тайфун» и «Дельфин».

О «Тайфунах» мы рассказали выше, а здесь речь пойдет о «Дельфинах» и их старших собратьях большого класса «Дельта» (по натовскому обозначению).

Находящиеся в строю семь лодок «Дельфин» («Дельта-IV») могут выпустить из своих шахт 448 боеголовок, как и «Тайфун», на 8300 км.

«Дельта-I, II, III» вооружены ракетами с ЖРД «ССН-8», это устаревшие, откровенно говоря, корабли и поэтому большинство из них, как и еще более старенькие ПЛАРБ класса «Навага» (она же – «Янки», она же – «Аз»), находятся в базах и на капремонте.

Заверения министра обороны РФ Павла Грачева о том, что скоро Российский военный флот получит новые корабли, не имеют сколько-нибудь значительного подтверждения конкретным делом.

В результате США сохранили и увеличили свое внушительное превосходство в морском компоненте стратегических ядерных вооружений – 18 новейших атомных подлодок типа «Трайдент» против всего лишь шести наших «Тайфунов».

«Дельты» хороши прежде всего тем, что несут на борту ракеты повышенной дальности, позволяющие им не рисковать, подбираясь к предполагаемому противнику для стрельбы в упор, как это приходится делать на «Азах» -«Янки».

Кроме того, они хорошо приспособлены для плавания под арктическими льдами и могут производить пуски по противнику из российских территориальных вод, что значительно безопасней и не требует большого обеспечения и охраны.

Развитие проекта 667 («ДЕЛЬТА»-класс)

Проекции ПЛ проект 667Б («ДЕЛЬТА-I») «Буки»

Проекции ПЛ проект 667БДР («ДЕЛЬТА-III») «Кальмар»

ПЛ «Дельта-II»

Ходовая рубка ПЛ «Дельта-III»

Основные военно-морские базы российского Северного флота