Советские дизель-электрические подводные лодки послевоенной постройки

Гагин В. В.

Советские дизель-электрические подводные лодки представлены от более современных до кораблей ранней постройки, от значимых стратегически к вспомогательным, учебным и распределены на главы, изложенные в содержании. В силу различных отклонений в конструкции однотипных лодок (разные верфи, другое назначение, большой промежуток во времени между постройкой головной и последней лодкой серии) расположение незначительных деталей (например, некоторых шпигатов) может быть не совсем достоверно или дано условно.

 

К 300-летию Российского флота

ПЛБ-67 проект 611АВ – первая в мире с баллистическими ракетами на борту.

ПЛ БС-153 проект 619 GOLF-V class. Последняя ДЭПЛ с баллистическими ракетами.

Советские дизель-электрические подводные лодки представлены от более современных до кораблей ранней постройки, от значимых стратегически к вспомогательным, учебным и распределены на главы, изложенные в содержании.

В силу различных отклонений в конструкции однотипных лодок (разные верфи, другое назначение, большой промежуток во времени между постройкой головной и последней лодкой серии) расположение незначительных деталей (например, некоторых шпигатов) может быть не совсем достоверно или дано условно.

Специальное спасибо С.П.Холяеву, В.А.Черкасову, Н.Прохорову

Составитель ©В.В.Гагин, 1996 г. Графика О В.В.Гагин, 1996 г.

В.В.ГАГИН

СОВЕТСКИЕ ДИЗЕЛЬ-ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ ПОСЛЕВОЕННОЙ ПОСТРОЙКИ

АО «Полиграф» г.Воронеж 1996 г.

СЕРИЯ «РОССИЯ, ПРОСНИСЬ!» Выпуск четвертый

Подводная лодка проект 877 ЭКМ (KILO – class)

Проект 629М GOLF-II

Проект 651 JULIETT

Проект 641Б TANGO

Проект 641 FOXTROT

Проект 633РВ ROMEO

Проект 940 INDIA

 

ВВЕДЕНИЕ

Некогда России начисто отказывали в соленой водице. Стоило чуть высунуться, и огорчались недруги. Рубить окно в Европу было невероятно трудно. Каждый аршин приморской земли, хотя она являлась нашей исконно славянской, приходилось добывать с боем. Петр I вынужден был строить корабли среди топей и мелководья на северо- западе, валить корабельный лес в центре России, близ Воронежа, и там, скрываясь от злодейского любопытства, готовиться к боям за священные земли.

Издревеле ходили струги славян в гордый Царьград. Закованный панцирными льдами, океан видел в радужных всполохах небесных сияний суда поморов, мудро, с народной смекалкой выполненных для борьбы со сжатием льдов. Приспосабливался и зрел разум русского народе, воспитывался моряцкий дух, дерзновение. Континентальная Россия понимала – ей необходимы емкие легкие, чтобы дышать и жить.

Россиян не укачали до одури пенные валы морей и океанов. Многопушечные фрегаты вышли в Средиземноморье, матросы Ушакова брали неприступные скалы Корфы. Нельсон удивленно пожимал плечами и слал соглядатаев и посланцев к русским адмиралам. Международные торговцы всплескивали руками, зная, что за военным бригом в конце концов придет караван с товарами. Гангут и Синоп – это заявка России на свои права, на равенство. Россияне дерзко шли к Антарктиде, высаживались на Командорах, наносили на карты неизвестные доселе проливы, моря, острова. Русский народ смело выдвигал не менее знаменитых Магелланов, только о них меньше шумели. Наши великаны, подобные Беллинсгаузену, Берингу, Чирикову, Лазареву, Ушакову, Нахимову, Макарову, исключительно из-за нашей природной скромности не выносились на гребень истории, ими не бравировали, на их подвигах лишь воспитывали молодое поколение…

Молодое поколение выросло правильным. Книга посвящается русским и советским подводникам. Они горелщ гибли от удушья, захлебывались в аварийных отсеках, замерзали в студеной воде, но, как могли, выполняли свой долг. Те, кто выжил, научили этому следующих.

 

СТРОИТЕЛЬСТВО СОВЕТСКИХ ДИЗЕЛЬ-ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

Первая послевоенная судостроительная программа на 1946-1955 г.г. формировалась в непростой обстановке. Появление ядерного оружия поколебало уверенность многих теоретиков в целесообразности не только строить подводные лодки, но и иметь флот вообще.

В конце концов было доказано, что и в условиях ядерной войны флот может решать ряд важных задач.

Известно, что в фашистской Германии во время второй мировой войны огромные силы и средства были брошены на строительство и совершенствование подводных лодок, что позволило немцам создать лучшие по многим характеристикам субмарины в мире и наладить технологию поточной сборки.

Нет ничего удивительного в том, что и США, и Великобритания, и СССР (в котором за годы войны не было построено ни одной новой лодки) проявили большой интерес к трофейной документации и активно привлекали к работе в своих конструкторских бюро немецких специалистов.

В зоне советской оккупации Германии оказалось конструкторское бюро «Глюкауф», в котором разрабатывались проекты немецких лодок XXIII и XXVI серий.

В город Бланкенбург, где находилось это КБ, были доставлены специалисты из Ленинграда и образована строго засекреченная организация, которую возглавил Алексей Антипин.

С использованием немецкого опыта был создан целый ряд больших, средних и малых ПЛ, вооруженных традиционными торпедами и минами. Были построены 20 больших ПЛ проекта 611, 215 средних проекта 613 и 30 малых ПЛ проектов 615 и А615, а также одна опытная субмарина проекта 617.

Лодки строились как с традиционной энергетикой, так и с так называемыми «едиными двигателями», которые позволяли ПЛ в течение нескольких часов удерживать подводную скорость свыше 20 узлов.

Наиболее удачной была средняя ПЛ проекта 613 (WHISKEY class) – самая многочисленная в истории отечественного подводного кораблестроения.

В 50-х годах начался четвертый этап развития отечественных подводных сил, в котором определилось три направления: строительство ПЛ с баллистическими ракетами, строительство ударных ПЛ с крылатыми ракетами и ПЛ с ракето-торпедами. Причем по всем трем направлениям первоначально выпускали как атомные, так и ДЭПЛ.

Основными центрами подводного кораблестроения стали Северное машиностроительное предприятие в Северодвинске, Амурский завод, Адмиралтейские верфи в Ленинграде и завод «Красное Сормово» в Горьком.

В 50-х – начале 60-х годов постройка подводных лодок осуществлялась также Балтийским и Черноморским заводами. Проектированием ПЛ занимались ЦКБ МТ «Рубин» и СПМБМ «Малахит» в Ленинграде (Санкт- Петербург) и ЦКБ «Лазурит» в Горьком (Нижний Новгород).

Баллистические ракеты испытывались на специально переоборудованных дизель-электрических подводных лодках. 16 сентября 1955 года впервые в мире с опытовой ПЛ проекта В611 из надводного положения была запущена баллистическая ракета Р-11ФМ (SS-N-4 «SARK»). В последующем эти ракеты были установлены на пяти ПЛ проекта АВ611 («ZULU V»), каждая из которых имела две ракетные шахты.

В 1959-Д962 г.г. было построено 22 ДЭПЛ проекта 629 с тремя баллистическими ракетами Р-13 (комплекс Д-2), также имевшими надводный старт. В начале 60-х годов была решена проблема подводного старта. На вооружение поступили баллистические ракеты Р-21 (комплекс Д-4), первоначально установленные на ПЛ проекта 629Б, а затем на модернизированных ПЛ проектов 629А и 658М.

Вооружение ПЛ крылатыми ракетами также началось с дизель-электрических ПЛ. В середине 50-х годов для испытания первых крылатых комплексов П-5 и П-10 были переоборудованы подводные лодки проект 613 (WHISKEY-class) и проект 611 соответственно.

П-5 по классификации НАТО – SS-N-3 «SHADDOK».

На серийные подлодки был внедрен только комплекс П-5, поступивший в начале 60-х годов на вооружение ДЭПЛ проектов 644 и 665.

Первые отечественные крылатые ракеты, как и американские, были предназначены для стрельбы по наземным целям.

Постройка ракетных дизель-электрических ПЛ завершилась во второй половине 60-х годов, а развитие многоцелевых лодок продолжается до настоящего времени.

При этом с начала 60-х годов строятся только большие дизель-электрические ПЛ, от постройки средних и малых флот отказался, за исключением лодок специального назначения.

В 1958-1983 г.г. для ВМФ СССР и на экспорт было построено 75 больших ПЛ проекта 641 (FOXTROT-class) и его модификаций, в 1972-1980 г.г. завершена постройка 18 больших ПЛ проекта 641Б (TANGO-class). С 1980 г. их сменили в постройке дизель-электрические ПЛ третьего послевоенного поколения проекта 877 (KILO-class) и его модификации, которые до настоящего времени строятся для ВМФ и на экспорт. Росрия – основной поставщик ПЛ на мировом рынке. Построенные в нашей стране ПЛ плавают под флагами 14 стран мира.

 

ПРОЕКТ 619 «АНЧАР» («ЗОЛОТАЯ РЫБКА») GOLF-V CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 619 «АНЧАР» («ЗОЛОТАЯ РЫБКА») К-153, с 1991 г. – БС-153.

Код НАТО: 1-го класса GOLF-V.

Водоизмещение: 2800 т.

Размеры: 100x8,2x8 м.

Вооружение: 1 ПУ ракет SS-N-20 (комплекс Д-19); 6-533 мм ТТ (нос), 4-533 мм ТТ (корма) – 16 торпед.

Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5500 л.с.; 3 винта.

Навигационно-акустическое оборудование: 2 радара, 2 сонара («Геркулес», «Феникс»).

Скорость: 15/14 узлов.

Глубина погружения: 300/250 м.

Экипаж: 87 человек ( в т.ч. 12 офицеров).

Строительство: Северодвинск, 1962 г., там же модернизирована в 1974-78 г.г. Главный конструктор Ю.Н.Кор- милицин, ЦКБ-18.

Назначение: для испытания ракет новых типов в составе Черноморского Флота. На 1985 г. находилась в резерве в качестве опытовой. Сдана на слом в 1992 г. Последняя ДЭПЛ с баллистическими ракетами на борту.

Ракета РСМ-52 (SS-N-20).

 

ПРОЕКТ 601 GOLF-III CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 601. К-118.

Код НАТО: GOLF-III.

Водоизмещение: Размеры: 118x8,2x7,6 м.

Вооружение: 6 ПУ ракет РСМ-40 (SS-N-8, комплекс Д-9), дальность стрельбы 7500 км; 4-533 мм ТТ (нос), 2- 533 мм ТТ (корма). Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 винта. Скорость: 14/13 узлов.

Строительство: 1 единица. Переоборудована в 1976 г.

Главный конструктор В.В. Борисов. Базирование: Северный флот.

В отсеке ПЛ проект 601.

Ракета SS-N-5 (SERB) на транспортной тележке. Ракеты такого типа устанавливались на ПЛ проекта 629М (GOLF-II).

 

ПРОЕКТ 629А GOLF-II CLASS

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ПРОЕКТА 629М.

Код НАТО: 6-го класса GOLF-II. Водоизмещение: 2820/3553 т. Размеры: 99x8,2x8,1 м.

Вооружение: 3 ПУ ракет ССН-5 – комплекс Д-4 (3 ракеты Р-21 в новых ПУ СМ-87); 4-533 мм ТТ (нос), 2-533 мм ТТ (корма) – 6 торпед в ТА. Силовая установка: 3 дизеля, 6000 л.с.; 3 электродвигателя, 5500 л.с.; 3 винта. Навигационно-акустическое оборудование: 2 радара, 2 сонара. Навигационный комплекс «Сигма»-629А. С 1968 года устанавливается буксируемая антенна «Параван». Скорость: 15/12 узлов. Глубина погружения: 300/250 м. Дальность плавания: 16000 миль (7 узлов). Экипаж: 69 человек ( в т.ч. 12 офицеров). Строительство: Северодвинск (8 единиц), Комсомольск- на-Амуре (5 единиц). Модернизированы из GOLF-I по постановлению от 2 июля 1962 г. Базирование (1985 г.): Северный Флот – 4 единицы, Балтийский Флот -6 единиц, Тихоокеанский Флот – 4 единицы.

К-129 переоборудована по проекту 629А 22 июня 1967 г. Затонула 8 марта 1968 г. (в 1974 г. частично поднята американцами).

К-102 с ноября 1968 г. оборудовалась по проекту 605 в Северодвинске, ЧПУ для испытаний ракет 4К-18 комплекса Д-5 (главный конструктор В.В. Борисов). К-113 переведена на Тихоокеанский Флот, установлена на Дальзаводе для переоборудования в минный заградитель по проекту 629И, в 1974 г. списана.

ПЛ проект 629М GOLF-II class.

 

ПРОЕКТ 629 GOLF-I CLASS

Проект 629: двухкорпусная ПЛ, 8 отсеков. Первоначальный комплекс Д-2 – надводного старта, при качке 4-5 баллов, скорости до 15 узлов. Глубина торпедной стрельбы – 80 м при любой скорости .

Тактико-технические данные см. ПЛ проекта 629А GOLF-II. Строились в 1959-62 г.г. в Северодвинске (14 единиц) и Комсомольске (7 единиц). Экипаж 59 человек, в т.ч. 10 офицеров. Из ПЛ GOLF-I три проданы в Китай (без ракет), одна затонула.

Первые модификации GOLF-I начали поступать на вооружение в 1958 году. Это второй проект ДЭПЛ с баллистическими ракетами на борту (первыми были ZULU-IV с двумя ракетами -они были в боевом составе флота очень недолго). До 1962 года построено 23 ПЛ GOLF-I class.

Вооружение: 3 ПУ ракет (СМ-60) для ракет Р-13 (Д-2);

6-533 мм ТТ (4 нос, 2 корма) – 6 торпед в ТА. Силовая установка: 3 дизеля 37-Д, 6000 л.с.; 3 электродвигателя (бортовые ПГ-102 в 2700 л.с.), 5400 л.с.; аккумуляторы 120-СЦ, ДГ-120; 3 винта. Навигационно-акустическое оборудование: «Плутон»- 629, РЛС «Альбатрос», РЛС «Накат», ответчик «Хром», ГАС «Арктика», ГАС «Свет М», ГАС МГ-15. Скорость: 15,5/12,5 узлов.

Дальность плавания: под РДП с усиленным запасом топлива 16000 миль (7 узлов) или 14000 миль (7,5 узлов); в надводном положении 27000 миль (8,5 узлов). Автономность: 70 суток.

Главный конструктор: Н.Н. Исанин (ЦКБ-16 «Малахит»),

Контр-адмирал Дыгало Виктор Ананьевич. В 1958-1960 г.г. командовал первой ракетной подводной лодкой Тихоокеанского флота и впервые выполнил в 1958 году стрельбу баллистическими ракетами.

 

ТАЙНА ПРОЕКТА «ДЖЕНИФЕР»

Специальное судно-платформа «Гломар Эксплорер»

…Советского гимна на базе ВМС США в Перл-Харборе как-то не оказалось, поэтому ноты пришлось везти из Вашингтона. Оттуда же специальный курьер доставил перевод Устава Вооруженных Сил СССР и тридцать красных полотнищ с серпом и молотом. По числу погибших моряков.

Их хоронили, как и положено на всех флотах мира. Разве что офицер, командовавший церемонией, поминутно сверялся с уставом армии другого государства. Тела, завернутые в красные флаги, опустили в море осенью 1974 года в районе Гавайских островов, на Тихом океане…

Из досье «Комсомольской правды»:

Дизельная подводная лодка класса «Гольф» разработана в КБ Северодвинска и Комсомольска-на-Амуре в 1958 году. Экипаж – 80-85 человек. Длина – 100 метров, вес в снаряженном состоянии 2800 тонн. Скорость 14-17 узлов. Вооружение: три баллистические ракеты и шесть торпед с ядерными боеголовками. В 1958-1962 годах в СССР было построено 23 лодки подобного класса.

Об операции, получившей название «Дженифер», знало не больше десяти человек. Слишком уж невероятным был проект: подъем с полукилометровой глубины советской подводной лодки, потерпевшей аварию в апреле 1968 года в районе Гавайских островов. О причинах ее спорят до сих пор, хотя большинство экспертов считает, что лодка затонула в результате взрыва двигательной установки, типичнейшего происшествие для субмарин подобного типа.

Советские корабли, подойдя к месту аварии две недели спустя, не обнаружили ничего. В Москву ушел соответствующий рапорт, и с этой минуты 85 членов экипажа лодки попали в списки «пропавших без вести».

В Вашингтоне на дело смотрели иначе. Три года спустя после аварии тогдашний директор ЦРУ Ричард Хэлмс в специальном докладе президенту Никсону изложил план подъема лодки. В случае успеха операции ЦРУ получило бы уникальный материал: подробнейшие технические характеристики советской субмарины, включая данные о вооружении, средствах связи и навигации.

На подготовку ушло почти три года. В июне 1974 года специально построенное судно «Гломар Эксплорер» вышло из военного порта в Лонг Бич, Калифорния. Треть корабельного трюма занимала установка, получившая название «Лунный бассейн»: герметически закрытая сфера, в которую предполагалось погрузить лодку в случае успеха операции. Половину команды «Гломара» составляли сотрудники ЦРУ.

Технические подробности подъема субмарины неизвестны до сих пор. Из отрывочных свидетельств участников операции можно понять, что на борт «Гломара» удалось поднять лишь носовую часть лодки. Раскололась ли она при подъеме или раньше, вовремя взрыва двигателей – узнать не удалось.

Проникнуть внутрь субмарины специалисты смогли только на второй день после подъема. Внутренние переборки лодки были смяты в «гармошку» из-за чудовищного давления под водой. Во многих кубриках расстояние от пола до потолка не превышало полуметра.

По свидетельству участников, через две недели после начала операции трюм «Гломара» превратился в некую смесь архива с моргом. Найденные тела тщательнейшим образом идентифицировались, фотографировались и, после обработки специальным составом, запаковывались в пластиковые мешки для переправки в Штаты. В нескольких отсеках были обнаружены бумаги, в каюте одного из офицеров – шифровальные таблицы и прочая техника, правда, сильно поврежденные морской водой.

Экипаж «Гломара», впрочем, к этим работам не допускался. Вход в «Лунный бассейн» был разрешен только медикам и спецагентам ЦРУ. Моряки же были допущены на борт только для расчистки помещений лодки от жуткой смеси мазута, песка и морской воды, заполнявшей помещения. По свидетельству одного из них, части тел, куски одежды и оборудования были разбросаны по всем отсекам в результате взрыва. Но это, впрочем, не помешало матросам начать охоту за трофеями: часами, кольцами, цепочками…

«Я был свидетелем нескольких конфликтов между матросами и агентами ЦРУ, – рассказывал позднее один из членов команды корабля. – Агенты требовали, чтобы все личные вещи оставались на телах погибших, на что матросы говорили, что не намерены утопить золото в море. Потом на это просто махнули рукой».

Несколько раз советский патрульный корабль, находившийся в том же районе, подходил вплотную к «Гломару», пытаясь выяснить, что за работы ведутся на его борту. Несмотря на то, что поднятая часть лодки была надежно упрятана в трюме, было принято решение возвратиться на базу. Вечером 13 августа 1974 года «Гломар» бросил якорь в десяти милях от острова Мауи на Гавайях.

Скандал разгорелся неожиданно для тогдашней администрации. Несмотря на усилия ЦРУ, отрывочные сведения об операции «Дженифер» все же просочились в печать, и полгода спустя сенатор Фрэнк Чарч, глава сенатского комитета по делам секретных служб, попытался выяснить, зачем были потрачены 35 миллионов долларов, выделенные специальным решением президента без санкции того же сената или конгресса. И почему операция проводилась с вопиющими нарушениями всех международных законов. Ответа он так и не получил. Вместо него было принято неожиданное решение об организации пышных похорон для советских моряков. Один из сотрудников ЦРУ говорил, что «этот вопрос долго обсуждался, и похороны решили провести из-за крайне негативного отношения общественности. Оно могло бы усилиться, если бы стали известны некоторые детали операции. Поэтому основной целью необычной церемонии была всего лишь демонстрация уважения к погибшим морякам».

Вся информация об операции «Дженифер», проходившей под личным контролем президента Форда, сменившего ушедшего со скандалом Никсона, была строжайшим образом засекречена. А американские газеты, опубликовав с десяток материалов о ней, как-то забыли о едва начавшемся скандале.

Об этой истории вспомнили совсем недавно, после визита российского президента в Америку. Пообещав начать активнейшие поиски американских военнопленных, Пропавших на территории СССР, Борис Ельцин ни словом не обмолвился о моряках затонувшей субмарины. Несмотря даже на то, что несколько раз появлялась информация о том, что несколько моряков были спасены после аварии. Штаб же российского ВМФ, по словам нескольких адмиралов, ничего об этом не знает. И для восьмидесяти пяти семей наших подводников они по-прежнему считаются «пропавшими без вести».

Но пока наше правительство хранит привычное молчание, узнать что-либо о судьбе экипажа пытаются сами американцы. Координатор международного экологической организации «Гринпис» Джошуа Хэндлер, основываясь на Законе о свободе информации, несколько раз запрашивал ЦРУ. Ответ он получил предельно конкретный: «Центральное разведывательное управление никогда не подтверждало и не опровергало существование запрашиваемой вами информации. Подобная информация… является секретной по соображениям национальной безопасности согласно приказу 12356».

(К. Белянинов)

 

ТАЙНА ГИБЕЛИ ПЛ-574

Весной 1975 года средства массовой информации США и других западных стран разразились бурным потоком статей и сообщений о том, что ЦРУ подняло часть советской подводной лодки с ядерными ракетами. Приводились суперсекретные детали операции. Впрочем, обратимся к тем публикациям и сообщениям.

«Вашингтон пост», 20 марта 1975 года:

«На дне океана обнаружены обломки советской подводной лодки, затонувшей в Тихом океане. Центральное разведывательное управление США летом 1974 года подняло одну третью часть подводной лодки. Для этого было использовано судно с бортовым оборудованием, построенное миллиардером Говардом Хьюзом».

Агентство ДНА, 21 марта 1975 года:

«ЦРУ США обнаружило две торпеды с ядерными боеголовками на борту советской подводной лодки, затонувшей в 1968 году. В результате проведенных работ по поднятию лодки добыт «удивительный материал». Обе торпеды были подняты на поверхность и погружены в специально оборудованную барку с целью маскировки от иностранных судов. Предпринятая операция по поднятию лодки в дальнейшем будет продолжена. Если она пройдет успешно, то ЦРУ овладеет всеми кодами, шифровками и схемами машин управления подводным кораблем».

А началось все с трагедии.

24 февраля 1968 года из пункта базирования на Камчатке Могила вышла на боевое патрулирование подводная лодка с бортовым номером 574. Дизельная, с.тремя баллистическими ракетами подводного старта с ядерными головными частями большой мощности, а также двумя ядерными торпедами. Командовал подводной лодкой капитан 1 ранга Владимир Кобзарь, характеризовавшийся командованием как опытный, грамотный и волевой подводник.

В течение 12 дней экипаж выполнял поставленные задачи по скрытному патрулированию (возвращение лодки в пункт базирования намечалось на 5 мая 1968 года), а 8 марта не вышел на связь. В тот день ПЛ-574 должна была дать контрольное радиодонесение – короткий сигнал, но…………

О том, что произошло, вспоминает контр-адмирал в отставке Виктор Дыгало, командовавший в 1968 году соединением, в состав которого входила ПЛ-574:

– В соответствии с боевым распоряжением Владимир Кобзарь регулярно направлял в штаб донесения о ходе плавания. Но 8 марта мы все были встревожены – лодка не ответила на контрольную радиограмму, переданную штабом Тихоокеанского флота для проверки связи. Правда, это не давало оснований предположить трагический исход плавания – мало ли какие причины помешали командиру выйти на связь.

Но донесение так и не поступило. Это было серьезным основанием для тревоги. Тем более что, по данным разведки, примерно в эти же дни в японский порт Иокосука прибыла американская подводная лодка «Суордфиш», имевшая повреждения. Американцами во время захода этой лодки в Иокосуку принимались необычные меры безопасности, к ремонту привлекался только американский персонал. Возникала мысль о столкновении под Водой. Срочно начала готовиться поисково-спасательная операция.

В океан были направлены самолеты, боевые корабли и вспомогательные суда. Глубина в районе поиска – 5.000-6.000 метров, удаление от Камчатки около 1.230 миль. Однако двухмесячный поиск в районе, где предположительно могла затонуть подводная лодка, окончился безуспешно. Анализ обнаруженного масляного пятна показал – оно соляровое, дизельное. Стало быть, лодка погибла.

Версий о гибели ПЛ-574 было выдвинуто и существует до сих пор несколько. Наиболее основательная та, что высказал адмирал Виктор Дыгало. Советскую ПЛ непреднамеренно протаранила следящая за ней американская атомная подводная лодка «Суордфиш». ПЛ-574 в момент столкновения следовала на перископной глубине в режиме «работы двигателя под водой», под РДП, как говорят специалисты, и из-за шума дизеля была «глухой». «Суордфиш» маневрировала на малых дистанциях и, предположительно, при повороте ПЛ-574 на новый курс ударила ее верхней частью боевой рубки. ПЛ-574 с затопленным центральным отсеком пошла на дно.

ПЛ-574 унесла в океанскую пучину жизни 98 советских моряков. Москва промолчала о катастрофе. Родственникам погибших рассылались похоронки, в которых указывалось: «Ваш сын, муж, отец признан умершим…».

О катастрофе молчали. Тем не менее о ней узнали в США, причем не только о самом факте, но и точном районе гибели ПЛ. Затонувшую субмарину сфотографировали. Фотоснимки показали: лодка лежала на грунте на ровном киле и почти без крена. У американцев появилась реальная возможность завладеть многими секретами советского ВМФ – главного противника ВМС США на море.

Особый интерес – к шифровальной машинке. У разведчиков США почти всегда были затруднения с советскими кодами, и машинка даже семилетней давности могла быть использована для расшифровки тысяч советских телеграмм, переданных в самый разгар «холодной войны» в шестидесятых годах.

Практическая реализация идеи подъема погибшей советской подлодки вылилась в операцию ЦРУ под условным наименованием «Проект Дженифер», которая в ЦРУ часто обозначалась «Проект Дж.». Операция начала проводиться в начале 70-х годов при полной поддержке со стороны президента Ричарда Никсона и носила глубоко секретный характер. Важная роль в ней отводилась миллиардеру Говарду Хьюзу – владельцу сети авиалиний, электронных компаний, предприятий по добыче нефти. Он частично финансировал операцию – не лишенный авантюристической жилки, Хьюз еще в 1938 году совершил рекордный кругосветный перелет, вкладывал деньги в перспективные авиационные разработки.

Для подъема ПЛ-574 технические исполнители спроектировали два специальных судна: судно-платформу «Гломар Эксплорер» и док-понтон НМВ-1. Характерная деталь: даже при окончательной сборке судов инженеры-строители не могли понять назначения.

В октябре 1970 года советской разведке в США удалось установить, что спецслужбы этой страны предприняли меры по поиску затонувшей советской подводной лодки, направив в район гибели ПЛ специальное судно.

Наблюдением было установлено, что судно производило стыковку и опускание трубы на глубину порядка 5000 метров. Судно, за которым тщательно наблюдали советские моряки, принадлежало фирме «Гломар» и являлось одним из ее 9 специализированных судов предназначенных для бурения шельфов в прибрежных зонах Мирового океана. Оно было зафрахтовано ЦРУ для ложного маневрирования, руководство фирмы и экипаж не имели представления об истинном характере операции «Дженифер».

Непосредственное же осуществление операции «Дженифер» началось позже. «Гломар Эксплорер» покинул судоверфь в июле 1973 года для морских испытаний. Осенью того же года его видели у берегов Никарагуа, где предположительно в то время жил Говард Хьюз. В западной печати высказывались мнения, что «таинственный корабль» вел поиск марганца на глубинах от 10.000 до 16.000 футов. А уже летом 1974 года судно было замечено у Гавайских островов, в районе гибели советской подлодки. Экипаж «таинственного корабля» составлял 170 человек. Все члены экипажа являлись служащими-контрактниками ЦРУ.

В июне 1974 года экипаж «Гломар Эксплорер» предпринял первую попытку поднять советскую подводную лодку. Причем на глазах членов экипажа советского разведывательного корабля.

В начале марта 1975 года к Гавайским островам был направлен корабельно-измерительный комплекс «Чажма». Он вел слежение за «Экспло- рером» в течение недели. По докладу командира судно осуществляло навинчивание и подгонку труб.

В целях организации непрерывного слежения за «таинственным судном» разведуправление флотом добилось разрешения у командующего флотом направить из Петропавловска-Камчатского океанский спасательный буксир MB-136 с группой наблюдения. «Эксплорер» просматривался в течение десяти суток – он по-прежнему занимался «прогонкой труб».

И вдруг… Сенсационный взрыв в иностранной прессе: «ЦРУ США поднята со дна Тихого океана затонувшая советская подводная лодка».

При помощи наращенных до 5 километров труб док-понтон с клешнеобразными подводными захватывающими устройствами опустился к самому дну океана. Установленные на нем телекамеры позволяли операторам в деталях видеть все, что происходило в океанских глубинах. Вскоре для специалистов наступил самый ответственный момент – захват советской подлодки. Он прошел успешно. Начался подъем, но…

Когда док-понтон прошел 99 процентов пути, подлодка разломилась на две части в месте пробоины. Кормовая часть выскользнула из захватов и устремилась на дно океана с телами большинства погибших и баллистическими ракетами.

Ракеты с ядерными боеголовками уплыли от ЦРУ, однако эксперты ведомства в тот день посчитали цель наполовину достигнутой. В их руках находился первый отсек с торпедами и второй, командирский отсек с шифропостом.

«Эксплорер» с док-понтоном покинул район и направился в Гонолулу. В последующем планировалось поднять и кормовую часть с ракетным отсеком. В районе Гонолулу, на закрытом для плавания судов полигоне, из носовой части подводной лодки были извлечены погибшие подводники, за семь лет совершенно не тронутые тленом – на огромных глубинах кислород отсутствует.

Как и предусматривалось планом «Проект Дженифер», подводники с ПЛ-574 были перезахоронены в океане по принятому в советском Военно-Морском Флоте ритуалу.

Освобожденный от погибших корпус подводной лодки доставили в тщательно охраняемую бухту Редвуд- Сити (район Сан-Франциско). Там из нее извлекли две ядерные торпеды, уцелевшие документы, другое имущество. Как сообщала американская печать, были тщательно изучены конструктивные особенности подводной лодки, оцененные как «весьма интересные».

Однако главной цели спецслужбы США не достигли – шифров не оказалось. Так уж получилось. Обратимся еще раз к воспоминаниям контр-адмирала в отставке Анатолия Штырова:

– Причина была неожиданной как для американцев, так и для нас самих: во время заводского ремонта с модернизацией в Дальзаводе (Владивосток) в 1967 году командир ПЛ- 574 Владимир Кобзарь «проявил разумную инициативу – за соответствующее «вознаграждение», точнее, за спирт, за «шило», как его называют на флоте, перенес штатную шифрорубку из второ го в четвертый отсек, расширив тем самым свою командирскую каюту.

Дальнейшему продолжению операции помешала печать. ЦРУ не сумело удержать операцию в тайне. Помешал курьезный случай.

Одной из гангстерских банд Лос-Анджелеса стало известно, что в офисе миллиардера Говарда Хьюза имеются документы, обладание которыми принесет миллионы долларов. Налет на офис зафиксировала полиция. Вместе с ней прибыло море репортеров. Один из документов в конце концов попал в печать.

Долгое время Белый дом и Кремль никак не реагировали на сообщения о советской подводной лодке. Молчание Белого дома было понятно. Попытка поднять советскую подводную лодку могла повлечь последствия, аналогичные тем, какие имели место при инциденте с самолетом «У-2», пилотируемым Пауэрсом.

Что же касается Кремля, то советское правительство никогда не сообщало публично о гибели подводной лодки.

В осуществление постановления ЦК КПСС главнокомандующий советским Военно-Морским Флотом отдал приказ: вести боевое дежурство кораблями в районе гибели ПЛ-574 и не допустить подъема со дна океана оставшейся ее части, вплоть до бомбежки района. Такая форма боевого дежурства велась в течение полугода.

Предпринятые меры сыграли свою роль. Вашингтон, чтобы не осложнять отношения с Москвой, отказался от дальнейшего подъема подводной лодки, руководству ЦРУ последовали соответствующие указания. В операции «Проект Дженифер» была поставлена точка, в операции, в которой еще много тайн и секретов.

(Анатолий Докучаев)