Почти всю ночь Нэч проворочался, то и дело распахивая глаза. В голову лезли разрозненные мысли о предстоящей встрече с Элевиэт, которые он безуспешно пытался собрать воедино, но они напротив лишь измельчались и путались в клубок бредовых нагромождений. Из-за двери доносились стоны и жалобные просьбы впустить, сопровождаемые робким стуком; медальон чуть заметно дрожал, сменяющиеся письмена тускло светились. А когда все прекратилось, Нэч понял, что наступил рассвет, и прежде всех был на ногах.

В легкой утренней прохладе отряд продолжили путь навстречу солнцу, подгоняя вязнущих в песке эздов. Вокруг простиралась пустыня, раскалявшаяся по мере наступления дня. Ниана не выпускала компаса, но Грезаара не было видно, Нэч не замечал ни малейшего намека на призрачный город. И волнение перед встречей с Элевиэт сменилось тревогой, что Грезаар остался в стороне, и придется прочесывать пустыню, чтобы отыскать его.

— Нэч, Грезаар всегда появляется неожиданно, — сказал Аэвер. — Наберись терпения.

Внезапно далекая горная гряда расплылась складками в дрожащем воздухе, а плоскость компаса перестала показывать части света, искажаясь и беспорядочно вращаясь за мечущимся шариком.

— Есть! — прошептала Ниана. — Мы приближаемся!

Нэч облегченно выдохнул, увидев просвечивающиеся темно-бурые камни полуразрушенных городских стен, проступившие из воздуха там, где совсем недавно расстилались сплошные пески. При приближении, Грезаар становился все более вещественным, обретал очертания и плотность.

Отряд остановился у широкого пролома в стене.

— Нам пойти с тобой? — спросил Грюгхель.

— Ждите меня здесь, — покачал головой Нэч и спрыгнул с эзда. — Я скоро вернусь.

Ниана с грустью посмотрела на Нэча. Нэч подмигнул ей и, сжимая ремни баклаг, поднялся по обломкам стены. Он надеялся увидеть Элевиэт, но его встречали сухие деревья, развалины домов-башен и осколки фонтанов. Бросив взгляд на друзей, разместившихся в скупой тени под стеной, Нэч вздохнул и спустился на заваленную камнями улицу. Он прошел по молчаливому Грезаару на площадь. У обломков постамента на устланной песком брусчатке лежали истертые осколки изваяния.

— Элевиэт? — спросил Нэч пустоту.

Легкий холодок коснулся спины, Нэч вздрогнул и обернулся. Перед ним стояла Элевиэт, маня за собой. Нэч последовал за ней и не заметил, как воздух наполнился цветочным благоуханием, над головой зашептала невидимая листва, неподалеку заплескались невидимые фонтаны.

— Ты знала, что так случится? — осведомился Нэч. — Знала, что я вернусь?

— Я знала о будущем ровно столько же, сколько и ты, — ответила Элевиэт. — Вспомни видение в пещере гор Эргисау. Ты правильно его истолковал. Будущее неоднозначно, и нам всегда приходится выбирать. Никто не может быть уверенным наверняка. Даже Предание не давало точного ответа о судьбе избавителя и Зельдана.

Они остановились у остатков беседки, и Элевиэт протянула руку.

— Налей немного Живой воды.

Нэч подчинился. Живая вода, тонкой струйкой вытекши из баклаги, легла в ладонь Элевиэт серебристой каплей.

— А теперь смотри. — Капля Живой воды увеличилась, несколько струек просочилось сквозь пальцы и упало к ногам Нэча. — Мы владеем искусством преумножать Живую воду. Поэтому ты зря волновался, будто ее не хватит. Можешь отнести баклаги в свой мир, Нэч. А потом возвращайся. Грезаар встретит тебя былым могуществом. И ты окончательно избавишь Зельдан от Вечной Змеи и ее яда.

— Кто вы? — выдохнул Нэч.

— Ты уже слышал от Аэвера, — улыбнулась Элевиэт. — Мы — валькирии, одно из древнейших племен.

— Но ведь вы мертвы. — Нэч смотрел на Элевиэт. — Ты помогала мне неспроста, не так ли?

— Мы участвовали в войне глирельдов против толкователей. Но никто с нее не вернулся. И Грезаар погиб, а цветущая долина превратилась в пустыню. Наши души обрели упокоение в храмах бога Солнца, дожидаясь твоего прихода, когда Живая вода вернет нас к жизни.

— Расскажи о глирельдах! Откуда они появились?

— Глирельды приплыли на подводных кораблях из Гильдана, полностью поглощенного Вечной Змеей. Они полагали, что недоступны в Зельдане для Вечной Змеи и смогут подготовиться к победоносному возвращению, используя Живую воду. Но на одном из последних кораблей явились толкователи, но не глирельды, а существа из другого мира, порабощенного Вечной Змеей. Сперва в лесу Каивгир, а затем в в топи Саолмор началась война, которую никто не сумел выиграть. Прошло много веков, но Вечная Змея не успокоилась. Когда она набралась сил, у берегов Зельдана появился остров Оджахаш.

— Значит, остров Оджахаш… — Нэч не мог поверить.

— Да, он часть Гильдана. А теперь подожди немного с друзьями, Нэч. И не переживай ни о чем. Я помогу вам добраться к Вратам глирельдов.

Кивнув, Нэч зашагал к городской стене. Запах цветов сменился выжженным воздухом пустыни, шелест листвы и шум фонтанов растворились в тишине.