Оседлав лэтунгаров, друзья взмыли в небо. Эзды остались у городской стены, неуверенно водя головами. Нэч надеялся, что возродившиеся валькирии позаботятся о них и, бросив последний взгляд на Грезаар, не поверил глазам. Густые кроны некогда мертвых деревьев колыхались на ветру, над мостовыми висели брызги многочисленных фонтанов. Аэвер отделился от отряда и что-то прокричал, но ветер унес слова. Нэч покачал головой и указал на ухо, давая понять, что ничего не расслышал. Аэвер стукнул кулаком три раза по левой стороне груди, развернул лэтунгара и полетел вглубь пустыни.

"Надеюсь, до встречи", — подумал Нэч.

Они пролетели над огненными недрами разлома в нестерпимо горячем воздухе и пересекли отвесные скалы черных гор Эргисау.

Под крыльями лэтунгаров проплывала Уния гоблинов, обезображенная войной, с разрушенными городами и сожженными местечками. Чем ближе они приближались к болоту Согиут, тем четче обозначились следы отравления земли: опустошенные поля, пересохшие реки, мертвые рощи. Само болото Согиут превратилось в сплошную серую пустошь с разбросанными деревнями огров и капищами, тянущими к небу закопченные трубы. Южная часть леса Каивгир тоже высохла, но далее к северу все еще колыхалось море сиреневой листвы.

Они кружили над верхушками деревьев, подобно выискивающим добычу летучим хищникам, пока среди густых крон не промелькнули округлые очертания башни черного камня, обвитой лианами. Нэч замахал Ниане, давая понять, что пора снижаться. На лице Нианы мелькнуло выражение тревоги, сменившееся решительностью. Нэч почувствовал укол совести и стиснул зубы, понимая, что должен был отважиться, не смотря на мучившие противоречия и страхи, заранее рассказать Ниане о необходимости побывать на Митархе.

Ломая могучими телами и сильными крыльями ветви, лэтунгары ворвались в сумрачное владычество леса Каивгир и, разбрасывая снопы брызг, опустились между деревьями в воду, которая под действием яда Вечной Змеи уже стала мутной и густой, лишенной цветов и водорослей. В последнее мгновение Нэч засомневался, нужно ли испытывать судьбу с Вратами глирельдов, но оттягивающие плечо баклаги не оставляли выбора. Он должен помочь людям.

Спрыгнув с лэтунгара в воду, Нэч посмотрел на друзей. Грюгхель и Хельхе дергали пятачками и постоянно оглядывались, словно чуяли скрытую угрозу. Нэч вспомнил о червях, пробуждающихся с приходом дождей, и поежился.

— Возвращайся скорее, Нэч, — прошептала Ниана и закусила губу. — Я жду тебя.

— Я ненадолго, — пообещал Нэч. — Грюгхель, присмотри за Нианой.

— Не беспокойся о ней, — ответил Грюгхель. — Но это место мне не нравится.

"Мне тоже не особо, — подумал Нэч и направился к башне, увязая в иле. — Но что делать? Иногда не мы выбираем".

Сплетения ветвей и лиан плотно опутали темный сводчатый проход, и Нэчу пришлось воспользоваться мечем, чтобы проложить дорогу к лестнице. Поднявшись по выщербленным ступеням, он пересек предвратное помещение и остановился у проема, за которым находилась круглая комната — Врата глирельдов. Дрожь волнения охватила Нэча, трусливым голоском призывая оставить затею, покинуть башню и лететь в Грезаар, чтобы стать свидетелем возрождения валькирий.

"Хоть бы получилось", — подумал Нэч, стиснув зубы, и вошел в комнату.

С потолка брызнули стрелы яркого ослепительного света, пол и стены начали вращение. Нэч опустился на колени, чтобы не упасть, и зажмурился. Когда движение прекратилось, сухой прохладный воздух оповестил Нэча, что он вернулся на Митарх.

Выйдя из комнаты в пустое предвратное помещение, Нэч задержался у осколков камня, в котором некогда заключалось Дыхание смерти. Мысль казалась крамольной, но благодаря этому камню, он обрел Ниану, женщину, которая ждала его, которая была с ним от начала и до конца. Желая скорее покончить с делом и вернуться к ней, Нэч прошел мимо плит с письменами глирельдов и затрусил по извилистому тоннелю. Баклаги с Живой водой бились о бедро, медальон раскачивался на груди, продолжая давать способность видеть в темноте. Наконец впереди забрезжил свет, и Нэч перевел дыхание.

У разлома возле вездехода стояли Бикс, Лютси и трое охранников в серой форме. Женщина-охранник вскинула голову и уставилась на Нэча, испуганно потянувшись к пистолету.

— Бикс! Лютси! — крикнул Нэч, остановившись у выхода в каньон.

Бикс и Лютси встретили Нэча удивленными взглядами.

— Нэч? — неуверенно спросила Лютси.

— А вы кого ожидали? — Нэч заметил, что остальные охранники тоже готовы выхватить оружие.

— Куда вы пропали, Нэч?! — воскликнул Бикс. — Мы вас везде искали.

— Я раздобыл лекарство от заражения. — Нэч положил баклаги на землю. — Разделите на всех, если еще не слишком поздно.

— Лекарство от заражения? — переспросил Бикс. — Это невозможно! Откуда оно у вас? Где вы были?

— Доктор, знаете, почему за всю жизнь вы так ничего и не достигли? — Нэч сделал шаг назад под своды тоннеля. — Вы не научились принимать все как есть. И исходили из неверных предпосылок.

— Что? — удивился Бикс. — Я — ученый. Я следую научному знанию.

— Попробуйте следовать зову сердца! — Нэч понял, что привычный мир никогда не был настоящим домом. Его новый и единственный дом находился по другую сторону Врат глирельдов. — Просто смиритесь с мыслью, что у вас есть лекарство от заражения. Можете приписать это на свой счет.

— При чем здесь сердце? — Бикса передернуло. — Какой счет? Посмотрите на себя, Нэч! Где ваша одежда? Что вы себе позволяете?

— Самое главное — лекарство, — напомнил Нэч и, понимая, что дальнейший разговор ни к чему не приведет, скрылся в тоннеле, спеша вернуться в Зельдан.

— Остановите его! — завизжал Бикс. — Мы должны во всем разобраться!

— Как бы не так! — выкрикнул Нэч и побежал.

Скорее от ужаса остаться на Митархе, чем от напряжения, сердце бухало в груди, то подскакивая к горлу, то проваливаясь вниз живота. За стучащей в ушах кровью различался многократно отраженный топот охранников, который постепенно слабел. Очутившись в предвратном помещении, Нэч без оглядки рванул в круглую комнату. Через дверной проем он увидел появившиеся из тоннеля скачущие лучи фонарей. Охранники остановились перед плитами, недоуменно осматривая пустое помещение.

— Куда он мог деться? — спросила женщина-охранник.

"Просто ушел домой к любимой женщине", — подумал Нэч и улыбнулся.

Свет залил Врата глирельдов, стены и пол пришли в движение, перенося избавителя в мир Солнца жизни.