Жалея, что цифровой компас перестал работать после очередного обновления прошивки телефона, Нэч помялся в нерешительности и, перешагнув через порог, очутился по щиколотку в воде, на поверхности которой плавали сиреневые разлапистые листья, синие и желтые водоросли, зеленые и голубые цветы. Еще несколько ступеней, и ноги увязли в иле, теплая вода достигла колен. Запах гниения, вырвавшийся пузырьками из воды, ударил в нос. Ткань брюк отталкивала воду, но ботинки промокли насквозь. Держа руку на пистолете, Нэч остановился, смахнул пот со лба и обернулся. Перед ним, теряясь в густых сиреневых кронах, стояла широкая башня черного выветренного камня без какого-либо намека на окна.

Нэча терзало сомнение, правильно ли он поступит, углубившись в дебри; не является ли единственно правильным решением как можно скорее вернуться в круглую комнату. Но страстное желание окунуться в неизведанный мир, подкрепленное внутренней тягой к исследованиям, не позволяло уйти, ничего не увидев, ничего не найдя.

"Лишь бы потом найти путь назад", — подумал Нэч и опять проверил прием спутникового телефона. Связь по-прежнему отсутствовала.

Убрав телефон во внутренний карман куртки, Нэч начал пробираться между теснящимися, порой создающими непреодолимую преграду деревьями. Несколько раз приходилось возвращаться и искать лазейку. По поврежденной коре одного из деревьев текла багровая смола. В липкую вязкую жидкость попалось насекомое размером с кулак и четырьмя парами прозрачных стрекочущих крыльев.

Путаясь в подводной растительности и оскальзываясь на иле, Нэч вышел на открытое пространство. Над водой торчала часть искореженного днища некоего передвижного средства, выставившего колесо с изодранной, опаленной резиной на мятом ободе. Ржавый бок покрывали сиреневый мох и что-то вроде бледных грибков. Никаких швов, никаких дверей. Если краска когда-то присутствовала, от нее не осталось следа. Нэч прикоснулся к резине, и она рассыпалась черной трухой, оставив на коже темные полосы.

Вытерши пальцы о штанину, Нэч заметил на воде пузырьки и чуть уловимые завихрения. Что-то быстро двигалось со стороны деревьев в его направлении. Нэч ухватился руками за ржавый остов, подтянулся и влез на перевернутое днище. Ржавый остов прогнулся, тяжко ухнув. Став на колени, Нэч вытащил пистолет.

Несколько мгновений потребовалось пузырькам и завихрениям, чтобы подобраться к ржавым останкам. Нэч вгляделся в муть, но не смог ничего разглядеть. Вода стала спокойной. Не успел Нэч подумать о палке, которой можно было бы обшарить дно вокруг остова, как вода разошлась, и из мути вырвалась огромная тварь. Темно-желтое вытянутое тело с коричневыми пятнами покрывали длинные колючки, на маленьких лапах торчали острые загнутые когти.

Глаза не успели оценить опасность, но рука сработала мгновенно. Пистолет рявкнул, и пуля вошла в раззявленную пасть, усеянную несколькими рядами мелких острых зубов, разрывая внутренности. Существо дрогнуло в полете, клацнуло зубами и упало в воду, открыв бледное брюхо с огромной раной у хвоста. Маленькие лапы дергались, вокруг растекалась синяя кровь. В кронах поднялся гвалт, раздались хлопки крыльев, сиреневые листья и сухие ветви дождем падали на воду. Нэч посмотрел вверх, но увидел одни неясные размытые тени.

— Не очень дружественный мир, — пробормотал Нэч, оглядывая воду.

Наступило обманчивое спокойствие. Нэч не представлял, отпугнет или привлечет выстрел других обитателей леса, но запах крови, пусть и синей, наверняка возбудит их голод. Конечно, он совершил глупость, не вернувшись сразу на Митарх. Стало очевидным: лучше выбираться к круглой комнате и пытать счастье с переброской обратно.

Спрыгнув в воду с другой стороны от убитой твари, Нэч поспешил укрыться за деревьями. Сделав крюк, он направился к башне черного камня, прислушиваясь и вглядываясь в воду в поисках пузырьков и завихрений. Чем продолжительнее становился путь, тем четче вырисовывалось понимание: он заблудился. Застрять в глухом лесу под белой звездой — что может быть хуже?

Ругая себя за беззаботность, Нэч повернул в сторону вросшего в ил ржавого остова. Но пройдя достаточно долго, понял, что опять выбрал неверное направление. Прижавшись спиной к стволу, Нэч постарался успокоиться. Сердце колотилось так, словно собиралось взорваться. Ноги дрожали, внизу живота сжимался и разжимался холодок. Зной усиливался, раскаляя воздух; майка насквозь пропиталась потом, куртка прилипла к телу.

— Ладно, — сказал Нэч, надеясь, что собственный голос подействует ободряюще, и повторил: — Ладно. Не страшно.

Подумав, Нэч решил двигаться по кругу, постепенно расширяя площадь поиска, пока не найдет или ржавых останков, или башни. Немного успокоившись, хотел идти, но не смог оторваться от ствола. Рванул вперед, но так и остался стоять, словно сросся с деревом. От животного ужаса горло точно сдавила невидимая петля. В памяти возникли насекомое в багровой смоле. От мысли, что попал в ловушку, которую устроили такие безобидные на вид деревья, горячая боль вспыхнула во лбу.

Расстегнув молнию на куртке, Нэч дернулся. Но куртка не снималась. Он забыл о ремне! Пряжка щелкнула под пальцами. Ремень, утягиваемый боеприпасами, булькнул и скрылся под водой. Нэч освободился от рукавов и отскочил от дерева. Куртка осталась висеть на стволе, по которому обильно струилась смола. Не желая даже думать о том, что бы произошло, если бы она залилась за шиворот, Нэч нагнулся и пошарил рукой по илистому дну в поисках ремня. Пальцы наталкивались на скользкие стебли и шершавые листья. С отвращением выдернув руку, Нэч содрал с ладони клубок извивающихся волос и, прилепив их к смоле, повторил попытку найти ремень.

Сзади раздались всплески множества бегущих ног. Нэч распрямился одним рывком, но сильный удар в спину лишил его равновесия. Руки разрыли ил, запах гниения тошнотворной волной ударил в нос, вода залила глаза. Ничего не видя, Нэч попытался подняться. Удар в бедро швырнул его обратно в воду. Прозвучал хриплый голос. Невнятные неблагозвучные звуки резанули слух. Ослепленный, Нэч замер, на время оставив попытки к сопротивлению. Если бы его хотели убить, то скорее всего убили бы сразу. Но этого он не знал наверняка.

Опять прозвучал хриплый голос. Ему ответил еще более хриплый. Что-то твердое ткнуло Нэча в грудь. Сморгнув воду, Нэч посмотрел на нападающих и задохнулся. Перед ним стояли шесть существ очень похожих на людей, но с зеленой кожей, широкими телами и грубыми чертами лицами, вооруженные подобием винтовок. Из одежды на них были короткие зеленые набедренные повязки, перетянутые кожаными ремнями с ножнами и зелеными тканевыми поясами.