Обладатель самого хриплого голоса, воин с рыжими волосами и обручем на шее, на котором висели две заостренные металлические капельки, обратился к Нэчу и ткнул стволом в грудь. Нэч сглотнул, понимая, если предположить, что винтовки — это действительно винтовки, то спасаться бегством — безнадежная затея. Рыжий еще раз ткнул Нэча в грудь.

— Я не понимаю, — покачал Нэч головой, стараясь выглядеть наиболее дружелюбно. — Я ничего не пониманию, что вы говорите. Если вы поможете, то никогда не увидите меня в этом лесу.

Раздался хриплый голос. Его обладатель с лысой сверкающей головой, кольцом в приплюснутом носу и четырьмя капельками на обруче, выдающими его высокое положение, оттолкнув Рыжего, склонился на Нэчем, схватил цепкими пальцами за майку, внимательно посмотрел в глаза и прохрипел. Нэч опять покачал головой, соображая, как еще показать зеленым воинам, что их речь совершенно непонятна. Лысый сощурил и без того узкие карие глаза и прорычал что-то вроде "Ларгид".

Еще один зеленый воин с синими волосами, кольцами в ушах и одной капелькой на обруче подбежал к Лысому. В его руке оказалось устройство, напомнившее Нэчу одновременно пульт дистанционного управления и лазерный сканер штрих-кода. Мигающим индикатором Ларгид провел по лбу Нэча сверху вниз, озадаченно посмотрел в глаза и, обернувшись к Лысому, звонко проурчал.

Выпятив челюсть, Лысый смерил Нэча подозрительным взглядом и прохрипел. Ларгид провел устройством по лбу Нэча несколько раз, затем отступил и проурчал Лысому. Выхватив у Ларгида устройство, Лысый сам провел индикатором по лбу Нэча. Затем отошел, вернул устройство Ларгиду и обратной стороной ладони хлопнул Рыжего по животу. Рыжий прохрипел двум зеленым воинам, которые стояли поодаль, всматриваясь в гущу леса. Закинув винтовки за спину, они подхватили Нэча под мышки и поставили на ноги. Рыжий стал позади Нэча и резкими движениями завел ему руки за спину. На запястьях щелкнули наручники, и Нэч понял, что влип в неприятности окончательно.

Лысый прохрипел и махнул рукой. Два воина, которые держали Нэча, выдвинулись вперед, держа винтовки наготове. Лысый последовал за ними. Ларгид пошел рядом с Нэчем, тыкая стволом винтовки в бок. Воин, через все лицо которого проходил рубец, и Рыжий зашагали позади.

Отряд шел медленно. Воины вглядывались в тени между деревьями, изредка перебрасывались хрипами и урчанием.

"Чего они так опасаются? — подумал Нэч. — Не может быть, что пятнистой твари с острыми зубами. Или здесь водится зверье крупнее и опаснее?"

Гадал Нэч и о своем положении. Кто он: пленный или раб? Или неведомое существо, которое необходимо исследовать? Несмотря на дикий вид, зеленые люди владели некой техникой, а значит, были вполне разумны. Но на что нацелен их разум?

Между деревьями возник просвет, и они вышли к сухой прогалине. На островке стояли два больших животных, похожих на ящериц без хвостов, с короткими шеями и приплюснутыми мордами, перетянутыми сбруей. Появились еще два зеленых воина с винтовками в руках и, не скрывая любопытства, уставились на Нэча.

Лысый прохрипел Рыжему. Рыжий кивнул, грубо схватил Нэча за плечи и усадил на землю спиной к расщепленному пню. Ларгид вытащил из тюка на боку ящера прямоугольный прозрачный сосуд, наполненный бесцветной вязкой жидкостью с голубыми прожилками, и бережно поставил возле пня.

— Что вы собираетесь делать? — забеспокоился Нэч. — Отпустите меня!

Лысый и Рыжий переглянулись, продолжив наблюдать за приготовлениями. Ларгид принес подставку с круглой дырой посередине и при помощи ремней закрепил на голове Нэча. Плотно подогнанными к подставке пластинками изменил размер дыры. Подставка плотно сжала череп со всех сторон. Два воина подняли сосуд и разместили на подставке, держа за ручки, чтобы ее вес не опрокинул Нэча.

— Что это такое? — выдохнул Нэч.

Ларгид открыл створки на днище сосуда, и Нэч ощутил, как студеная плотная жижа облепила затылок, налезла на лоб и замерла. Ледяные иголки пронзили голову, проникая в сознание мягким зеленоватым светом. Нэч хотел дернуться, но не мог пошевелиться. Жижа задрожала, вязкая поверхность начала сокращаться, и на Нэча накатили образы, зазвучали голоса, говорящие на незнакомых языках. Затылок наполнила нестерпимая боль, расползшаяся внутри черепа, и Нэч погрузился в мучительный бред.