Очнувшись, Нэч понял, что все еще сидит в наручниках, упершись спиной в пень, однако давление от тугих ремней, удерживавших подставку, исчезло. Головная боль прошла, остались легкое головокружение и тяжесть за лбом. Шум леса приятно ласкал слух. Горячий ветер скользил по покрытому испариной лицу, капли пота щекотливо катились по вискам.

Набравшись смелости, Нэч открыл глаза. Над ним склонились Лысый и Рыжий, Ларгид при помощи воина с рубцом на лице убирал сосуд в тюк. В сознании словно ожили шестеренки, о которых Нэч никогда не подозревал, перестраиваясь на новый язык. Удивительным образом он узнал, что зеленые воины — гоблины, а огромные, навьюченные ящеры — эздары.

— Он очнулся, ваше превосходительство, — раздался голос Рыжего, и Нэч окончательно растерялся, поняв смысл того, что прежде представлялось хрипом.

— Я вижу, Андорим, — отозвался Лысый и склонился над Нэчем. — Понимаешь, что мы говорим?

— Да, понимаю, — издал Нэч набор звуков.

— Ты не похож ни на джайшемцев, ни на номаэнцев, — сказал Лысый. — Откуда ты?

— Там белый песок и желтое солнце, — сообщил Нэч, не найдя более удачного определения для Митарха.

— Уверен?

Нэч мысленно вернулся на Митарх и кивнул.

— Это может быть правдой, вашей превосходительство? — спросил Андорим у Лысого.

— Назови имя, — потребовал Лысый.

— Квис. Нэч Квис.

— Как ты попал сюда? — сощурился Лысый.

— Ну как… Там, — Нэч мотнул головой, — есть башня. Башня черного камня. В ней круглая комната. Вот эта комната… перенесла меня сюда.

— И где, по-твоему, она находится, — проворчал Андорим, — если ее там нет?

— Круглая комната есть! — возразил Нэч, чувствуя раздражение. — Она наверху, за прямоугольным помещением! Можете проверить!

— Уже проверили, — сказал Лысый. — Круглая комната, о которой ты говоришь, это Врата глирельдов. Однако Предание гласит, что Вратами глирельдов может воспользоваться только избавитель. Поэтому никакой круглой комнаты никто никогда не видел.

— Я понял. — Нэч сжал зубы. — Вам удобно отрицать очевидное, потому что так гласит Предание. Но я с Преданием не ознакомлен, поэтому для меня Врата глирельдов существуют!

— Как ты смог противостоять усмирителю? — осведомился Лысый.

— А что это? — Нэч сделал вид, что не понял.

— Ларгид! — позвал Андорим.

Подошел синеволосый гоблин с кольцами в ушах.

— Покажи усмиритель, — велел Лысый.

В руке Ларгида возникло устройство с мигающим индикатором.

— Вот он — усмиритель, — сказал Лысый. — Используется для получения сведений и подавления воли.

— Так почему он на тебя не действует? — рыкнул Андорим.

— Значит, у меня нет ни сведений, ни воли, — отрезал Нэч.

— Они есть у каждого. И на каждого действует усмиритель… Решать, конечно, не мне, — Лысый распрямился, — но мне кажется, вы тот, кого мы должны найти в этом лесу по приказу императора Гоблара. Вы — избавитель. Но последнее слово за императором Гобларом, естественно.

— Что-что? — переспросил Нэч, смутившись от нежданного оборота на "вы", который он ожидал услышать от грубых зеленых существ в последнюю очередь.

Лысый открыл рот, но не успел ничего ответить.

— Огры! — закричал воин с рубцом на лице, вскидывая винтовку.

— Занять оборону! — гаркнул Лысый, мгновенно забыв о Нэче. — Стрелять по готовности! Гятрэд, вызывай подмогу!

Гоблины выстроилось кругом по длине островка. Один из воинов подбежал к одному из эздаров, вытащил огромный изогнутый рог и приложил к губам. Округу огласил плаксивый вой, такой же неблагозвучный, как и язык гоблинов. Прозвучал легкий хлопок выстрела, и из-за деревьев раздался гневный рев.

— Не трать заряды, Этунг. Стреляй в голову! — приказал Лысый.

— Слушаюсь, ваше сиятельство! — отозвался воин.

За деревьями поднялись воинственные вопли, и со всех сторон, плюхая ножищами по воде, полезли огромные существа в полтора человеческих роста с бурой кожей. Длинные пепельные волосы развивались грязными патлами, на шеях болтались костяные украшения. Все вооружение огров составляли толстые длинные палицы, усиленные кривыми металлическими шипами. Хлопки выстрелов зазвучали один за другим Несколько огров с ополовиненными точным попаданием пуль головами рухнули в воду. Раненные оставались в строю, не обращая внимания на хлещущую синюю кровь.

— Бей! Рви! Убивай! — разобрал Нэч рев огров.

Гоблины медленно отступали, сужая кольцо. Нэч огляделся в поисках убежища, но укрыться было негде. Огры уже подбирались к пню, у которого он сидел.

Вскочив, Нэч подбежал к Лысому.

— Освободи меня! Я буду сражаться за вас!

На лице Лысого отразилась внутренняя борьба. Мгновение спустя он схватил Нэча за плечи и круто развернул. Щелкнули замки, и наручники упали на землю.

— Сражайтесь за свою жизнь, избавитель! — рявкнул Лысый. — Спасайтесь!

Палицы полосовали воздух, брызги зеленой крови гоблинов разлетались в разные стороны, мешались с синей кровью огров. Вскинув винтовку, Лысый вскочил на пень, направляя огонь по первым рядам огров, которые успели ступить на островок, оттесняя гоблинов. Хлопки выстрелов звучали все реже, замелькали серебристые клинки мечей.

Оценив обстановку, Нэч выхватил пистолет, оттолкнул Ларгида с обломанным мечом, и пустил пулю в морду огра, занесшего палицу для удара. Грохот выстрела на мгновение заглушил шум битвы. Огр, оставшись без головы, взмахнул руками и, выпустив палицу, упал рядом с Ларгидом, поливая землю синей кровью.

— Всех положу! — завопил Нэч, почувствовав задор битвы и бросился с островка, следуя совету Лысого.

На пути Нэча вырос огр. Палица врезалась Нэчу в протез. Удар оказался такой силы, что Нэч потерял равновесие и рухнул в воду. Огр заслонил собой небо, готовясь для повторного удара. Нэч выстрелил ему в грудь.

— Гры-ы? — с недоумевающим выражением на морде огр посмотрел на небольшую дырочку в груди.

Между деревьями мелькнул белый балахон. Могучая туша огра врезалась в Нэча, придавив весом и выбив из легких воздух. Прикрываясь трупом огра от палиц, Нэч сразил еще трех нападающих, приблизившихся вплотную, но четвертого прозевал. Точный удар палицы снес с Нэча истекающее синей кровью бурое тело.

Получив свободу, Нэч откатился и выстрелил наугад. Пуля попала огру в колено и разорвала ногу. Огр выпустил палицу, упал в воду и принялся кататься, визжа от боли. Нэч поднялся и побежал в направлении, откуда, как ему представлялось, его привел отряд Лысого, на ходу выстрелив еще в двух огров. Деревья скрыли место боя, и он не видел, попали ли пули в цель.

За спиной слышалось тяжелое дыхание и всплески. Нэч обернулся. Его настигал огр с исполосованной лезвиями мечей грудью и простреленным бедром.

Замерши, Нэч вскинул пистолет и закричал:

— Да, давай, иди сюда!

Зарычав, огр вскинул палицу и приготовился к прыжку. Нэч нажал спусковой крючок, и выстрел сотряс деревья. Струя синей крови, мозгов, костей и черных волос взметнулась к небу. Огр споткнулся и скрылся под водой, подняв сноп брызг.

Других преследователей не было. Воспользовавшись этим, Нэч, не оглядываясь, припустил прочь, чтобы исчезнуть из виду гоблинов и огров незамеченным. Ветви хлестали по лицу, хватали за руки и ноги, но Нэч не сбавлял скорости. Далеко за спиной еще раз прозвучал ноющий голос рога и резко оборвался. Видимо, огры одержали верх, а помощь к Лысому так и не подоспела.