В боку уже долго кололо, когда Нэч наконец остановился, с трудом переводя дыхание, и огляделся. Кругом был сплошной лес, и Нэч не знал, куда идти. Возбуждение от борьбы иссякло, и навалилось чувство обреченности, подобно трупу огра.

— Какой же я тупица… — пробормотал Нэч, убирая пистолет в кобуру. — Где были мои мозги?

Нэч понимал, что совершил ошибку, и теперь ему предстояло определиться, как ее исправить. Тем более в свете последних событий оставаться в лесу, наполненном подозрительными гоблинами и кровожадными ограми, не возникало желания. С сожалением Нэч вспомнил об утонувших вместе с ремнем обоймах к пистолету. А голыми руками защищаться долго не получится.

— Не двигайся! — прозвучал мягкий женский голос, говорящий на гоблинском языке.

Нэч вздрогнул и замер, думая, что начинает уставать от неожиданностей. По крайней мере он понимал обращенную к нему речь.

— Не двигаюсь я, не двигаюсь, — пробурчал Нэч, сдерживая злость и мысленно ругая себя: "Зачем остановился? Зачем? Бежал бы, пока хватит сил, и искал злополучную башню с дурацкими Вратами!"

Передвигаясь совершенно бесшумно, перед Нэчем возникла девушка со светло-коричневой кожей, волосами, отливающими медью, и яркими изумрудными глазами. В одной руке она держала усмиритель, в другой — винтовку, нацеленную Нэчу в живот.

— Надо же, — пробормотал Нэч, — в этом мире есть люди…

— Кто ты? — удивилась девушка и подняла усмиритель.

— На мне эта штука не работает, — предупредил Нэч.

— Неужели?

Нэч пожал плечами, надеясь, что с девушкой найти общий язык получится быстрее, чем с гоблинами, которые по определению не могли думать, как люди. Девушка приложила усмиритель ко лбу Нэча, провела сверху вниз.

— Ну что? — осведомился Нэч.

Девушка смутилась, заглянула Нэчу в глаза, нахмурилась, тряхнула усмирителем.

— Не получается? — Нэч постарался придать голосу немного сострадания. — У гоблинов тоже ничего не получилось. Попробуешь еще раз, или поговорим по-человечески?

— Ниана, посмотри на него, — сказала девушка, обращаясь к кому-то позади Нэча. — Это не толкователь. И даже не джайшемец, хоть у него светлая кожа.

— Повернись, — приказала Ниана.

Нэч повиновался. Перед ним стояли еще две девушки с винтовками в руках, разительно похожие на первую. Только черты лица существенно рознились. Все они носили червонно-черные пояса и синие набедренные повязки. Синие полосы ткани стягивали грудь, винтовочные патронташи скрещивались на бедрах. На ремнях через плечо висели короткие мечи, походные сумки и баклаги.

— Что это? — ткнула Ниана стволом винтовки в крепление протеза.

Предплечья Нианы сжимали узкие обручи с двумя выпирающими ромбиками, чуть выше локтя — обручи с изображением крылатой трехглазой головы ящерицы. На круглом лице, обрамленном короткими волосами, приятно смотрелись высокий лоб, изящный нос и пухлые губы.

— Награда за боевые заслуги, — съязвил Нэч.

— От кого? — спросила девушка, стоящая рядом с Нианой. На ее обручах выделялся всего один ромбик, но крылатая трехглазая голова ящерицы ничем не отличалась от головы на обруче Нианы.

— Тише, Отира. — Ниана шагнула к Нэчу, и, повторяя Лысого, внимательно посмотрела в глаза, провела ладонью перед лицом.

— Я ваш пленник? — осведомился Нэч.

— Нет, — покачала головой Ниана. — Но лучше тебе пойти с нами. Лес кишит ограми. Надеюсь, нам повезет выбраться живыми. Есть возражения?

Возражения крутились на языке, но Нэч благоразумно твердо ответил:

— Нет!

— Тогда следуй за Сэдной, — распорядилась Ниана, — и не шуми. Не стоит осведомлять обращенных тварей о нашем нахождении.

Ниана и Отира направились вперед. Сэдна, первая девушка, махнула рукой, призывая Нэча идти вперед. На ее обручах, как и на обручах Отиры, тоже крепился один ромбик, и обручи с трехглазой головой ничем не отличались от обручей других девушек.

"Все образуется. Что я теряю, кроме оплаченного корпорацией времени?" — рассудил Нэч и с неохотой подчинился, гадая, является ли ящерица с тремя глазами каким-либо божеством или просто мало что значащим изображением.