Первый луч белого солнца пробился сквозь тучи, заискрился на поверхности мутной воды, и дождь прекратился так же внезапно, как начался. Черви утратили быстроту и гибкость. Прекратив натиск, начали отползать к верхушкам деревьев, теряясь из виду среди листьев. Небо обретало привычный желтый цвет.

Ниана обернулась к Нэчу.

— Значит, это твои выстрелы мы слышали?

Нэч пожал плечами, стараясь прийти в себя после увиденного.

— Откуда у тебя это оружие? — спросила Ниана.

— Из моего мира, — выдавил Нэч.

— Где твой мир?

Нэч помолчал и, решив говорить на чистоту, сказал:

— По другую сторону Врат глирельдов.

— Ты настаиваешь, будто прошел через Врата? — на лице Нианы заиграли желваки.

— Я просто вошел в комнату, потому что должен был убедиться, что в ней никого нет! — не вытерпел Нэч. — Откуда мне было знать, что это Врата глирельдов? Я не собирался проходить через них. Я попал сюда случайно! И с твоей стороны было подло бросать меня, когда начался дождь, даже ничего не объяснив.

— Можно подумать, ты не знал об опасности, — Ниана скривила губы.

— Откуда? Я из другого мира. Я вообще здесь ничего не знаю!

— Однако ты говоришь на языке гоблинов! — заметила Ниана. — Это меня смущает.

Нэч рассказал о встрече с гоблинами и странном мероприятии со стеклянной емкостью. Лицо Нианы смягчилось, но Отира продолжала с подозрительностью разглядывать Нэча.

— Могу я взглянуть на оружие? — полюбопытствовала Ниана.

— Почему нет? — Нэч извлек обойму и протянул пистолет.

Ниана пощелкала спусковым крючком. Орки с любопытством следили за ее движениями, и Нэч понял, что они переговариваются на другом языке, отличном от языка гоблинов и амазонок.

— Конечно, вы никогда такого не видели, — сказал Нэч на орочьем языке, с трудом издавая горловые звуки.

— Ты понимаешь их лепет? — удивилась Ниана, кивнув на орков. — Кого еще?

— Сам не знаю, — признался Нэч. — Я их услышал и понял. Как и тебя.

— Отира, скажи что-нибудь, — попросила Ниана.

Отира издала пару хрюкающих звуков. Это походило бы на шутку, если бы не шестеренки, которые закрутились в создании Нэча, выдавая перевод с тролльего языка.

— Ну? — Ниана смотрела на Нэча.

— Она сказала, что у меня глаза тролля. И ее это будоражит.

— Все верно, — кивнула Отира — А у тебя есть что-нибудь еще из твоего мира?

Нэч вытащил фонарик из кармана брюк и, направив в лицо Отире, включил. Отира отшатнулась от пучка света и смерила злым взглядом захихикавшую Сэдну.

— Зачем гоблинам понадобилось учить тебя языкам? — Ниана вернула пистолет и посмотрела неизъяснимым взглядом, от которого по позвоночнику Нэча пробежал холодок.

— Их главный сказал, будто я тот, кого они искали. Назвал меня избавителем. И упоминал Предание.

— Вероятно, так оно и есть, — проговорила Ниана. — Вечной Змее виднее.

— Вечной Змее? — Нэч, подумал, что речь о местном божестве. — Это ее изображение на обруче?

— Это лэтунгары. Вымершие животные, которые умели читать мысли. Поэтому мы изображаем их с третьим глазом.

— Так что насчет башни? — вернулся Нэч к основному вопросу. — Поможете ее найти?

— Лес наполнен ограми. — Ниана поджала губы. — Толкователи устроили охоту. Они идут из болота Согиут в нашем направлении. Даже не знаю, как нам возвращаться в Готрию.

— Ничего не понял, — признался Нэч.

— Присоединяйся к нам, если ты тот, за кого себя выдаешь. — Ниана сверилась по компасу и оглядела деревья. — Черви уползли в дупла. Выдвигаемся. Твой выстрел наверняка привлек огров.

Орки взвалили тюки на спины, и отряд углубился в лес. Нэч следовал за Нианой, опасаясь оказаться брошенным во время очередной неведомой опасности.

— Как твое имя? — спросила Ниана.

Нэч поравнялся с Нианой.

— Нэч Квис. А ты — Ниана.

— Ниана Тэгдан-Ур.

— Звучит как гоблинское имя.

— Оно и есть отчасти гоблинское, — кивнула Ниана.