Тяжелое, неподвижное, иссушающее солнце расползлось по желтому небу. Изнывая от влажности, Нэч плелся позади амазонок и орков, несущих по три огромных тюка. Ботинки не просохли и, казалось, натирают каждую клеточку пальцев, ступней, пяток. Брюки накапливали тепло, превратившись в мучительную духовку. Расстояние до горных хребтов в представлении Нэча по-прежнему измерялось световыми годами. С опозданием он подумал, что имело смысл собрать для себя винтовку и загрузиться боеприпасами. Слишком часто приходилось защищаться на протяжении этого долгого дня, и, как подсказывало чутье, все только начиналось, а в пистолете осталось три патрона.

Потеряв терпение, Нэч отыскал взглядом удобный валун и в изнеможении сел. В мозолях билась боль, бедра словно увеличились в три раза от притока крови. Обычная одежда явно не подходила для этого мира. Нэч второй раз с наслаждением снял ботинки.

— Блаженство!

На этот раз Нэч решил ботинки не надевать, предпочтя резаться об обломки ракушек, чем стереть ноги в кровь и полностью потерять возможность ходить. С брюками решение принималось сложнее. Он мог снять их и остаться в боксерах, что по сравнению с нарядами амазонок и орков, выглядело довольно скромно и целомудренно.

От размышлений о прогулке по незнакомому миру в неглиже Нэча отвлекли звуки за спиной. Ожидая увидеть полчища огров, Нэч бросил взгляд в сторону леса. Но из-за деревьев вереницей выбежало пять гоблинов, покрытых зеленой и синей кровью. Они выглядели потрепанными и измученными, и Нэч не видел в них угрозы. Однако гоблины, заметив Нэча и удаляющийся отряд, подняли винтовки.

— Гоблины! — закричал Нэч и, скатившись на раскаленный песок, выхватил пистолет.

Со стороны гоблинов раздались приглушенные расстоянием хлопки, засвистели пули. Выгнув шею, Нэч оглянулся. Амазонки распластались на песке, держа перед собой винтовки. Орки, бросив тюки, затаились за валунами, сжимая обнаженные мечи. Приподнявшись на локтях, Нэч увидел приближающихся гоблинов, поймал в прицел ближайшего и нажал спусковой крючок. Пистолет рявкнул, заглушив шум моря и леса. Гоблин выронил винтовку и, раскинувшись на песке, исчез из поля зрения. Остальные гоблины остановились в замешательстве. Нэчу этого хватило, чтобы с легкостью подстрелить второго. Позади Нэча раздался хлопок выстрела. Третий гоблин дернулся, выронил винтовку и упал. Два оставшихся гоблина возобновили стрельбу и повернули к лесу. Пуля Нэча успела остановить одного, другого подкосила пуля одной из амазонок.

Поднявшись на колени, Нэч извлек пустую обойму, вернув затвор в переднее положение, и сунул бесполезный пистолет в кобуру. Мимо пробежали Отира и Сэдна со вскинутыми винтовками, направляясь к телам гоблинов. Оставив орков чинить поврежденные тюки, Ниана подошла к Нэчу. Ее волосы с медным отливом сверкали в лучах солнца, и вся она воображалась изваянием молочного шоколада. Никогда Нэч не видел такой красоты.

— Почему так смотришь? — спросила Ниана. — Ранен?

— Нет. — Нэч встал и стряхнул песок, прилипший к потной коже.

— Ты умелый воин.

— Спасибо, — пробормотал Нэч, отгоняя из памяти бледные губы на испуганном лице гвардейца Крунда. — Мне показалось, гоблинам выгодно объединиться с нами перед угрозой огров.

— В лесу Каивгир это исключено. Мы соперничаем за оружие глирельдов. И хотя между Готрией и Унией гоблинов мир, здесь идет необъявленная война.

— Ниана, они все мертвы! — крикнула Отира.

— Оставьте их! — отозвалась Ниана.

Сэдна и Отира вернулись к оркам, прекратившим возиться с тюками, а Нэч направился к телам мертвых гоблинов.

— Ты куда? — удивилась Ниана, шагая следом.

— Что носят ваши мужчины? — спросил Нэч.

— Набедренные повязки.

— Я хочу переодеться, — сообщил Нэч. — Надеюсь, гоблины не будут возражать…

— Только не в гоблинское! — вскрикнула Ниана. — Зеленый — признанный цвет гоблинов. Цвет гоблинской крови.

— А что делать? — развел Нэч руками и похлопал по брюкам. — Иначе у меня жилы лопнут в ближайшее время. Эта ткань не рассчитана для такого влажного и знойного мира.

Ниана нахмурила брови, затем кивнула и, покопавшись в сумке, извлекла белую ткань, свернутую в трубочку.

— Надень мою. Как знала, что пригодится.

— Она женская? — с опаской осведомился Нэч, приняв трубочку.

— Такие все носят, — заверила Ниана.

Шестеренки в сознании с опозданием подсказали, что набедренные повязки не различаются ни на мужскую или женскую, ни на гоблинскую, человеческую или троллью. Нэч отстегнул кобуру, снял брюки и обернулся куском ткани, оставив левое бедро открытым, как у амазонок. Ниана протянула металлический зажим, и Нэч закрепил повязку на боку.

— В таком виде ты мало отличаешься от джайшемцев. Только у тебя волосы черные, а у них — светлые.

— А как быть с обувью? — спросился Нэч.

— Придется снять с гоблинов, — отозвалась Ниана. — Но это совсем не то, что носить их одежду. Воинские сандалии у нас одинаковые.

Пока Ниана осматривала ноги гоблинов, Нэч переложил камушек с извивающимся зеленым языком и медальон в потайной карман брюк, брюки свернул и стянул кобурой с бесполезным пистолетом.

— Думаю, эти подойдут, — сообщила Ниана, снимая обувь с одного из гоблинов.

Нэч надел предложенные подбитые гвоздями сандалии, которые оказались точно по ноге, и затянул ремешки.

— Надо уходить, мы и так потеряли достаточно времени, — поторопила Ниана.

— Я не могу без оружия.

Нэч подхватил с песка винтовку и сжал ладонью протеза рукоять в черной резиновой оболочке.

— Не трогай! — завизжала Ниана и закрыла лицо руками.

— Почему? — Нэч покрутил винтовку, удивляясь, насколько она легкая.

— Что? — выдохнула Ниана, смотря на Нэча расширившимися глазами. — Как тебе удалось?

— Что именно удалось? — не понял Нэч.

— Оружием гоблинов могут пользоваться исключительно гоблины, — выдохнула Ниана. — Они встраивают охранители в рукояти. И всякий представитель иной расы умрет, если притронется к нему. У гоблинов есть способности, которых нет у нас, они умеют работать с живой тканью.

— Хитрая придумка, — оценил Нэч и похлопал по протезу. — Но эта ткань не может похвастаться жизнью, поэтому охранитель для меня безопасен.

Ниана покачала головой.

— Что ты имеешь в виду?

Нэч перекинул винтовку через плечо, зажал брюки под мышкой и, отсоединив протез, помахал культей.

— Вот остаток моей руки. А это, — Нэч потряс протезом и установил в исходное положение, — ее искусственный заменитель.

— Ты точно избранный! — прошептала Ниана.

— Не вижу связи, — вздохнул Нэч и принялся снимать с гоблинов патронташи. — Ваше оружие тоже с охранителями?

— Нет. Все оружие глирельдов — собственность Готрии. А пользоваться личным оружием с охранителями воинам и стражам запрещено.

— Думаешь, хватит? — Нэч показал Ниане пять полупустых патронташей.

— Даже слишком.

Ниана схватила Нэча за запястье и увлекла к стоящим в ожидании амазонкам и оркам.