Берег изгибался вглубь суши, верхушки деревьев заслонили горы Эргисау, гул волн мешался с шелестом листьев.

Облачившись в местную одежду, Нэч перестал страдать от зноя и влажности, но все равно чувствовал себя неуютно, обильно обливаясь потом. По примеру амазонок он скрестил на бедрах два новых с виду патронташа и наполнил винтовочными обоймами пустующие карманы. Еще один продел под кобуру и повесил на плечо. Оставшиеся два оставил в углублении под камнем.

После перестрелки с гоблинами, отряд без остановок двигался в раскаленном воздухе, не сбавляя шага.

— Ниана, как обращаться с винтовкой? — спросил Нэч.

— Очень просто. Когда зажимаешь рукоять, винтовка включается, и замок высвобождает затвор. Передергиваешь затвор, целишься и стреляешь.

— А потом?

— Убираешь ладонь с рукояти, и винтовка выключается. Чтобы перезарядить, просто нажми рычажок под креплением обоймы.

Нэч сделал, как объяснила Ниана, и обойма со щелчком выскользнула в ладонь. Вернув ее на место, Нэч стиснул рукоять и передернул затвор. Проверить точность стрельбы было не на чем, и Нэч повесил винтовку на плечо. За лесом раздались раскаты грома, и еле уловимо заныл гоблинский рог.

— Расскажи об этом мире, — попросил Нэч.

— Мы называем его миром Солнца жизни, — проговорила Ниана. — А сушу — Зельданом. Еще есть Гильдан из древних сказаний, земля, с которой приплывали глирельды. В Зельдане, как ты мог заметить, живет много рас. У них разные языки, разные обычаи. Разный цвет крови. Никто не знает, почему мы столь различны. Но неким образом нам удается сосуществовать.

— Гоблины похожи на людей? — полюбопытствовал Нэч.

Ниана помолчала.

— Гоблины — единый народ, объединенный Унией гоблинов. А люди всегда жили порознь, делились на расы и племена. Очень давно Уния гоблинов напала на Талнию и Королевство Готров. Талны через лес Обрайг ушли в пустыню, многие готры бежали в Огеом и в свободную часть Королевства, но некоторые остались на родных землях. Оставшихся людей не притесняли. Но жизнь в Унии, где свобода и преданность ценятся превыше всего, делали их похожими духом на гоблинов. Однако при императоре Хадаге Четвертом начались попытки превратить людей в гоблинов. Готры восстали и выступили за отсоединение от Унии. И теперь у нас своя страна — Готрия.

— Так вы готры? — спросил Нэч. — Что это значит?

— Название нашего народа. Как талны, рагзы, дугвы и прочие. Все мы из общей семьи номаэн. Есть еще вторая большая семья — джайшем, на представителя которой ты похож. Они почти все, кроме кайшмийцев и виджамайцев, живут в Даэхонской империи под властью императора Имшаджа Фаира Ильджайна, главного почитателя Вечной Змеи.

— Тогда почему вы говорите на языке гоблинов, а не готров?

— Языка готров нет. Есть номаэнский язык. Когда Готрия обрела независимость были споры о присоединении к Королевству Готров, которое к тому времени расширилось за счет поглощения нескольких номаэнских племен. Королевство давило на нас, дескать, готры должны жить в единых границах. Но мы стали слишком разными. Мы выбираем правителей по примеру гоблинов. А в Королевстве власть передается от отца к сыну. Готры выбрали свободу, а не короля-самодура. Поэтому, чтобы обозначить нашу самость, большинство населения державным языком выбрало язык гоблинов. Кстати, замечу, что треть Готрии — гоблины. Но ни Уния, ни Королевство до конца не смирились с независимостью Готрии, поэтому мы всегда готовы к войне.

— Поэтому вы и собираете оружие глирельдов, чтобы быть лучше оснащенными? — догадался Нэч.

— Конечно. Хотя мы собираем не только оружие, но и другие устройства, которые остались от глирельдов. Хотя мне кажется, глирельды — это вымысел. Скорее всего это было племя гоблинов или людей, достигших расцвета, а затем пришедших в упадок. Мы живем на развалинах чего-то великого и даже не можем понять это, не говоря о том, чтобы постичь тайны великого прошлого.

— Для меня тайны начались, стоило мне выйти из башни, — проворчал Нэч.

— Какого цвета у тебя кровь? — неожиданно спросила Ниана.

Нэч хотел отделаться обычным определением "красная", но обнаружил более удачное слово.

— Багряная.

— У нас тоже, — сообщила Ниана. — И у джайшемцев багряная. Значит, ты человек, как и мы.

— Да, я — человек, — согласился Нэч. — Впервые в моей жизни это стало что-то значить.

— В твоем мире над людьми стоит более могущественная раса?

— Нет. Мой мир — это мир людей. Наверное, поэтому люди не ценят друг друга, создают разграничение на высшие и низшие слои.

— В Зельдане люди такие же, — сказала Ниана. — Может быть, это свойство людей?

Нэч не ответил, и каждый из них погрузился в размышления.