Следом за орками, они скрылись в каменоломне. Стены круто расходились на неопределенное расстояние, своды потолка терялись во мраке, из черных глубин тянуло холодом и сыростью. Нэч задержался, прижался к теплым камням и, скрытый тенью, выглянул. Гоблин успел пересечь площадку с ржавыми останками и бежал к пещерам. Из-за утеса появились первые огры. Нэч не сомневался, гоблин последует к их укрытию. А за ним и огры, даже если не все, то подавляющее большинство, с каким будет почти невозможно справиться. Вскинув винтовку, Нэч поймал гоблина в прицел. Палец лег на спусковой крючок, но непонятное чувство неопределенности не давало сделать решающий выстрел.

— Нэч, не задерживайся! — раздался голос Нианы.

Часто дыша, Нэч перевел прицел на нескончаемый поток огров, заполонивших дорогу. Среди бурых тел мелькнул белый балахон толкователя. От одной мысли о желтых глазах-огнях, в горле пересохло, по спине заструился ледяной пот. Закинув винтовку за спину, Нэч отступил в черноту пещеры, круто развернулся и поспешил за отрядом, рассекая тяжелый воздух.

Пол, скользкий от сбегающих с грубо вырубленных стен струек воды, круто уходил вниз к еле различимому гулу. Впереди сияли два шара. Быстро догнав идущих вереницей орков, Нэч вытащил фонарик из кармана брюк и включил. Луч света уверенно разрезал мрак и поглотил голубоватое сияние шаров.

— Так вот что это такое, — пробормотала Отира.

— Иди первым, Нэч, — сказала Ниана.

Нэч возглавил отряд, стараясь двигаться строго прямо. За спиной, не отставая ни на шаг, с винтовкой наперевес беззвучно двигалась Отира.

— Отира, здесь обитает кто-нибудь? — прошептал Нэч.

— Неизвестно, — отозвалась Отира. — Будь внимателен.

Нэч крепче сжал рукоять винтовки, готовый в любое мгновение открыть огонь.

По мере удаления от поверхности рокочущий гул становился громче. Свод резко снизился, свет фонаря выхватил грубо вырубленную стену справа. То ли пещера уходила вбок, то ли он немного сбился с пути. Ниана молчала, и Нэч самостоятельно взял немного влево. Но скоро и слева появилась стена. Пещера сузилась, превратившись в узкий пологий тоннель.

Приглушенные расстоянием и нарастающим гулом под сводами разнеслись отголоски винтовочных хлопков и рев огров.

— Быстрее, Нэч! — поторопила Ниана.

Они шлепали по щиколотку в воде. Гул скрыл все другие звуки и достиг наибольшей силы, когда стены и пол оборвались, открыв пропасть. От неожиданности Нэч замер. Внизу бурлила подземная река, над ней тянулся мост из трех тросов, крепящихся на вбитых в стены кольцах. При других обстоятельствах Нэч поостерегся бы пользоваться такой переправой.

Ниана приблизилась к обрыву.

— Нэч, Сэдна, идите вперед и ждите нас. И Нэч, освещай мост, когда будешь на другой стороне.

Нэч сжал фонарик зубами и первым ступил на мост. Тросы задрожали, взвизгнули надтреснутыми голосами, но выдержали. Стараясь не думать, что ждет его, сорвись он в реку, Нэч двигался по прогибающемуся мосту. Переход представлялся бесконечно долгим, не имеющим конца и потерявшим начало. Но вот фонарик выхватил противоположенную отвесную скалу и долгожданный тоннель.

С облегчением ступив на твердую поверхность, Нэч положил фонарик у самого края скалы и направил свет на мост. Сэдна покинула пространство, залитое голубоватым сиянием шара Нианы и, благополучно добравшись к Нэчу, осияла тоннель своим шаром.

Теперь по мосту передвигались орки. Каждый из них нес по одному тюку. Им пришлось дважды возвращаться, чтобы перенести весь груз, двигаясь медленно, судорожно хватаясь за содрогающиеся от напряжения тросы. После того, как они перенесли все тюки, на мост шагнула Отира, за ней Ниана. Шар остался лежать на уступе, освещая путь.

Когда они преодолели половину пути, в сиянии шара возник гоблин. За его спиной замелькали жгучие желтые факелы. Оценивая положение, гоблин замешкался, схватился за трос, но в это время в проеме появились огры. Сразу несколько палиц, обмотанных кусками ткани, источающей желтый огонь, опустились на гоблина. Вскрикнув, гоблин выпустил трос, неуклюже перевернулся и скрылся во тьме.

Нэч вскинул винтовку и со злостью опустил. Он не мог стрелять в огров и при этом не попасть в Ниану или Отиру. Возбужденные и не замечающие опасности, словно одержимые, действующие по воле внушения, огры лавиной двинулись на мост.

Ниана обернулась и закричала:

— Оро, приготовьтесь перерезать тросы!

Сердце Нэча сжалось. Оро что-то пробурчал товарищам. Вынув из тюков резаки, орки приблизились к мосту. Желтые факелы метались во мраке, высвечивая искаженные неистовой злобой морды огров, стремительно настигающих амазонок.

Отира спрыгнула с моста на скалу и вскинула винтовку. Ниане оставалось несколько шагов, и Нэч протянул ей руку.

— Режьте! — закричала Ниана.

Орки одновременно опустили на тросы раскаленные лезвия резаков.

Ниана приблизилась к уступу вплотную, и в это время тросы взвизгнули и оборвались. Словно во сне Нэч видел, как Ниана, выпростав руки, заскользила в пропасть. Гул реки перекрыли вопли огров, низвергшихся в подземную реку. Утратив цельное восприятие действительности, Нэч упал на живот, наполовину свесившись со скалы, и ухватил пальцы Нианы. Но не успел опомниться, как, увлекаемый ее весом, сам заскользил с уступа.

— Оро! — завопил Нэч, полностью потеряв самообладание; в воображении он уже погружался в бурлящую воду, уносящую его безвольного и беспомощного в бездну, из которой нет возврата.

Словно находясь в чужом теле, Нэч ощутил, как четыре крепкие руки схватили его за ноги и с силой втащили на скалу вместе с Нианой.

— Бежим! — прохрипела Ниана, поднимаясь на ноги. — Скорее!

Орки нагрузились тюками и поспешили за удаляющейся Сэдной. Нэч схватил фонарик и, в последний раз бросив взгляд на столпившихся у обвисшего моста орков, последовал за Отирой и Нианой.