Петляя по узким запутанным улицам, они минули заброшенную часть Талнери и вышли на улицы, где еще теплилась жизнь. Из домишек выглядывали люди и с неприкрытым любопытством без всякой враждебности смотрели на Нэча. Аэвер вывел их зданию, которое возвышалось над городской площадью и преобладало над общностью домишек.

— Собор старейшин, — сообщила Ниана.

Напротив собора стояли три каменных столпа. На среднем столпе Нэч заметил неясное движение. При приближении открылось ужасающее зрелище. На столпе, туго прикрученные веревками, висели истерзанные останки человека, покрытые запекшейся бурой кровью и серой пылью. Длинные светлые волосы шевелились на ветру, изуродованные пустые глазницы смотрели перед собой.

— Что сделал этот джайшемец? — осведомилась Ниана.

— Оказался проклятым толкователем, — отозвался Аэвер и плюнул в труп. — Он пришел с отрядом дроу, чтобы обратить нас.

— Сожгите его, — посоветовала Ниана. — Дух Вечной Змеи все еще обитает в нем.

От этих слов Нэчу стало жутко. В следующее мгновение мертвый толкователь поднял голову, дыры глазниц отыскали Нэча, и из рассеченного беззубого рта раздалось шипение:

— Избавитель, что стоит твоя жизнь по сравнению с моей вечностью?

Нэч отшатнулся, но голова толкователя безвольно упала на грудь, словно ничего не произошло. Крупная дрожь сотрясла Нэча, ледяная слабость проникла в суставы и мышцы, грозя повалить в песок. Спасительная рука Нианы обвила его вокруг пояса. Нэч прижался к ее горячему телу в попытке растопить накатившую слабость, чувствуя, как колотится ее сердце. Побледневший Аэвер посмотрел на Нэча, затем на Ниану.

— Я видел это! — зашептал воин из отряда Аэвера. — Я видел!..

— Тихо, Уорэг! — рявкнул Аэвер. — Отправляйся к Лаиму и позови сюда.

— Уже почти ночь, старшина, — пробормотал Уорэг.

— Живо! — Лицо Аэвера побагровело, на скулах заиграли желваки. — Зови Лаима с людьми. Пусть собирают костер. Я не потерплю, чтобы эта тварь, — он указал на труп толкователя, — навлекла на нас беду!

— Слушаюсь! — кивнул Уорэг и побежал через площадь.

Проводив его взглядом, Аэвер повернулся к Нэчу.

— Не думал, что избавитель придет на моем веку. Ты не похож ни на нас, ни на джайшемцев. Откуда ты?

— Из другого мира, — отозвался Нэч, боясь, что любое слово может пробудить в Аэвере воинственность.

— Этого следовало ожидать. Пойдемте. Совет будет рад вас видеть.