"Приму все как есть!" — мысленно крикнул Нэч и проснулся, четко представляя где находится и почему здесь очутился. Что-то всю ночь разговаривало с ним, меняло облики, время и место протекания сновидения. Но он не мог даже приблизительно вспомнить, что же ему снилось.

— Приму все как есть, — пробормотал Нэч, обнаружил зажатый в ладони медальон и рывком сел.

— Проснулся? — спросила Ниана, осмотрела лезвие меча и убрала в ножны. — Хочешь есть?

Нэч покачал головой, наблюдая за орками, которые опять, сбившись в кучу, что-то грызли. Отира убрала в сумку почти целый шарик аротуса и опустилась на лавку возле Нэча.

— Плохо спалось?

— Не помню, — признался Нэч.

— Ты всю ночь ворочался, стонал. Бормотал на странном языке.

— Не исключено.

Нэч не желал продолжать разговор. Он чувствовал возрастающую необходимость в размышлениях, чтобы действительно принять все как есть, а не сомневаться в происходящих событиях.

— Не помнишь, что тебе снилось? — В широком лице Отиры с коротким, немного вздернутым носом присутствовало некое притягивающее сочетание черт, но вместе с тем оно хранило неприятный отпечаток отрешенности.

— Нет, не помню.

Нэч встал, потянулся и украдкой убрал медальон в карман брюк. Ниана прошла мимо орков и открыла дверь. Солнечный свет проник в гостевой дом и залил покрытый песком пол, грязные стены, копоть над светильниками, которых они так и не затеплили.

— Нэч, — позвала Ниана.

Они вышли из гостиного дома на площадь. Убожество Талнери, скрытое сумерками, а теперь открывшееся в полной мере, поразило Нэча. Город не обладал никакими признаками роскоши, ни едиными проблеском зодческого дара; сплошные низенькие каменные домишки, натыканные вокруг возвышающегося собора старейшин.

— Как прошла ночь? Никто не беспокоил? — раздался голос.

Ниана и Нэч обернулись. Аэвер отделился от стены и шагнул навстречу. На его лице играла чуть видная улыбка.

— Спасибо за ночлег, — поблагодарила Ниана. — Вы нас очень выручили. Аэвер, у нас есть просьба.

— Какая?

— Мы хотим увидеть провидицу Меолу. Это очень важно. — Ниана быстро взглянула на Нэча. — Нэч должен с ней поговорить. Меола наверняка подскажет, как бороться с Вечной Змеей.

Улыбка на лице Аэвера померкла.

— Сожалею, но эту просьбу выполнить не удастся.

— Почему? — лицо Нианы окаменело. — В чем дело?

— Меола мертва, — сообщил Аэвер. — Этой ночью песочные люди пробрались к ней в дом. Совет старейшин предполагает, что причиной послужило пришествие в наш город избавителя.

— Он ни в чем не виноват! — отрезала Ниана.

— Его никто не обвиняет, — заверил Аэвер. — Но это еще одно подтверждение, доказательство страха Вечной Змеи перед избавителем. Она старается оставить его без поддержки. Вот почему я здесь. — Он замолчал. Ниана и Нэч внимательно наблюдали за сменой чувств, отражающихся на молодом суровом лице. — Наш народ стал слишком малочислен. Нельзя требовать от нас невозможного. Но я вызываюсь добровольцем, чтобы служить избавителю. Мы должны победить Вечную Змею, пока не стало слишком поздно.

Изумрудные глаза Аэвера смотрели на Нэча с таким восторгом, словно ожидали сотворения чуда. Нэч похолодел. Казалось, Аэвер принял решение и за себя, и за него. События раскручивались, а Нэч, подобно умственно отсталому, никак не мог врасти в обстановку, отбросить пустые условности, принять все как есть. Он повернулся к Ниане, ища поддержку, но Ниана смотрела в сторону трех площадных столпов, словно отыскивала доказательство вчерашних слов толкователя или даже самого существования толкователя, от которого не осталось ничего, кроме разносимых ветром остатков черной сажи на белом песке.

— Нет, — выдавил Нэч, полагая, что сумел взвесить все "за" и "против".

— Нет? — В глазах Аэвера застыл ужас.

— Нет, — повторил Нэч. — Служить ни к чему. Избавителю нужны единомышленники, друзья, а не слуги.

Аэвер просиял.

— Нет большей чести, чем быть другом избавителя!

— Это действительно так, — отозвалась Ниана и повернулась к Нэчу. — Помни, я тоже последую за тобой. Как, надеюсь, и многие граждане Готрии.

— Спасибо, — пробормотал Нэч, сомневаясь, что может быть умелым руководителем, и безуспешно стараясь преодолеть страх ответственности за жизни доверившихся ему людей, лишь укрепившийся после взрыва на Палатиде. — Спасибо.

— Оро! — крикнула Ниана и вернулась в гостевой дом.

— Меола часто говорила о пришествии избавителя, — сказал Аэвер. — Она утверждала, будто ты придешь из другого мира, окажешься чужаком…

— Так и есть…

— Поэтому станешь действовать беспристрастно, руководствуясь целью, без оглядок на наши обычаи и суеверия.

— Наверное, потому, что я их не знаю, — предположил Нэч. — Вообще я плохо представлю, как обычаи и суеверия могут влиять на жизнь. В моем мире их нет. Есть просто жизненный уклад: заключи договор, выполняй его и получай вознаграждение.

Аэвер кивнул.

— Ты чист перед нами. И в этом твоя сила.

Из гостевого дома вышли Отира и Сэдна, выводя четырех эздов. Отира подвела эзда к Аэверу и протянула поводья.

— Это для тебя.

Аэвер принял поводья, ласково погладил эзда и хлопнул по морде. Эзд опустился на колени. Аэвер вскочил ему на спину и пустил по площади, поднимая столбы пыли.

— Прибереги ему силы! — крикнула Сэдна. — До перевала целая вечность!

— Мы знакомимся!

— Надеюсь, от него будет толк, — проворчала Отира на гоблинском языке.

Орки вывели остальных эздов, проверили, надежно ли закреплены тюки. Следом показалась Ниана. У Нэча появилась кое-какая сноровка, и на этот раз он управлялся с эздом увереннее.

Аэвер вернулся к отряду и повел по кривым улочкам. Талны, в основном женщины и дети, высыпали из домов. Они молча стояли, провожая Нэча восторженными взглядами.

— Аэвер, они точно не винят меня в гибели Меолы? — спросил Нэч.

— С какой стати? Посмотри на них.

— И все-таки?

— Нет, в этом вина песочных людей и Вечной Змеи.

Среди заброшенных домишек им встретился отряд воинов. Несколько человек потрошили огромное насекомое с грязно-серыми хитиновыми пластинами, волосатыми тонкими ножками и тремя длинными хвостами, кончающимися острыми жалами.

— Добыл шалдина, Лаим? — крикнул Аэвер к одному из воинов с обручами на предплечьях.

Кеон распрямился, утер пот со лба.

— Если бы капанг не разделался с ним, мы бы долго провозились.

— Какая разница? Теперь у вас есть свежее мясо.

— Надолго ли его хватит?

— Добудешь еще! Береги людей, Лаим!

— Не волнуйся, Аэвер. И помоги избавителю уничтожить Вечную Змею!