В пещере, очищенной от крупного хлама, стало намного просторнее. Нэч и Сэдна ввели обеспокоенных эздов и разместили у дальней стены. Там в лучшие времена у пустынников располагалось стойло, но после нашествия дроу от него остались обломанные перегородки. Эзды недовольно теснились и раздраженно фыркали, косясь на загон, откуда Отира и Аэвер убирали забитых свиней.

— Ничего, что мы их не кормим? — спросил Нэч, проведя рукой по шее своего эзда. Эзд равнодушно принял ласку, сосредоточившись на свиньях.

— Они долгое время могут обходиться без еды и питья, — объяснила Сэдна. — Как выйдем в лес, будет им пища.

— А чем они питаются у пустынников? — Нэч оставил эзда в покое. — Ведь в пустыне нет никакой растительности.

— Мясом они их кормят, — вступила в разговор Ниана. — Причем любым. Мы бы их тоже накормили свиньями, но скоро выползут хищники. Я не хочу, чтобы они почуяли трупный запах и пришли сюда.

— Нэч, помоги, — позвал Аэвер, стоя у входа в пещеру. За его спиной догорали белые отблески заката.

Ухватившись за щербатые края, они легко подняли дверь, сработанную из толстых грубо обработанных досок и прислонили к стене. Аэвер отыскал выдранные из торца двери обломанные штыри, раскиданные по покрытому песком полу, и Нэч заново вкрутил их в крепкую древесину, используя нечеловеческую силу протеза. Затем они навесили дверь на намертво ввинченные в стену узкие кольца.

Пока Аэвер осматривал ржавые металлические клинья, служившие в качестве притворов, Нэч вышел наружу. Орки уже сняли трупы троллей с шестов и вместе со свиными тушами оттаскивали в пустыню. Среди песков возникло почти незаметное движение. Нэч вгляделся, но не увидел ничего подозрительного.

"Наверное, игра теней", — подумал Нэч.

Когда орки вернулись, Нэч с Аэвером плотно притворили дверь, обрубая последние солнечные лучи, и вставили клинья в пазы. Темноту пещеры разгоняло голубоватое сияние шаров.

— Ну, что у вас? — Ниана подошла к Нэчу и Аэверу. — Получилось?

Нэч подергал ручку. Дверь не поддалась.

— Все в порядке, — заверил Аэвер. — Этого достаточно, чтобы скоротать ночь.

— Отлично. — На лице Нианы проступил отпечаток усталости. — Выступаем завтра на рассвете. А пока отдыхайте.

Покопавшись в оставшихся от пустынников пожитках, Нэч отыскал пустую холщовую сумку, потертую, но целую.

Внезапно дверь содрогнулась под градом ударом.

— Это еще что такое? — прошипела Отира.

— Может, еще один песочный человек, подосланный толкователями? — предположила Сэдна, схватив винтовку.

— Не может быть! — на ходу бросил Нэч и, передернув затвор, замер у двери.

За его спиной выстроились амазонки, готовые в любое время открыть огонь на поражение. Удары возобновились, дверь зашаталась, но выдержала.

— Что будем делать? — спросить Нэч.

— Аэвер, открой, — приказала Ниана, потрогав амулет. — Посмотрим, кого принесло.

Очередной поток ударов иссяк. Аэвер осторожно вытащил клинья из пазов и распахнул дверь. Пустыня лежала в прохладном сумраке, перетекавшем во тьму. На пороге стоял тролль-пустынник со скинутым на плечи капюшоном. Его глаза испуганно метались, на приплюснутом носе-пятачке блестела влага, бивни придавали лицу пугающий зверский вид. Тролль издавал членораздельные хрюкающие звуки и постоянно оглядывался.

— Что он говорит? — спросила Ниана.

— Хочет, чтобы мы его впустили, — ответил Нэч.

— Дроу убили его соплеменников, а идти ему некуда, — дополнила Отира.

Тролль обвел затравленным взглядом людей и продолжил словоизлияние.

— Он говорит, — перевел Нэч, — что попробует нас отблагодарить, если мы впустим его в жилище, которое еще утром было его.

— Это всего лишь лживая трусливая злобная тварь! — прошипела Отира. — Почему его не убили вместе со всеми? — Тот же вопрос она задала пустыннику на тролльем языке.

Тролль замахал руками и возбужденно захрюкал.

— Ему удалось сбежать, — с трудом разобрал Нэч сбивчивые откровения. — В него стреляли, но стрелы не нанесли вреда.

— Не верю я, чтобы дроу промахнулись, — оскалилась Отира. — Пристрелить эту тварь!

За спиной пустынника завыл усилившийся ветер. Тролль вздрогнул и обернулся. В обманчивом сиянии шаров поток ветра поднимал песчинки. Но они не уносились в сторону, а бешено вращались на месте, подобно рою мошкары. Сперва из песка сложилась голова с огромной пастью и черными дырами глаз, затем огромные руки с длинными пальцами, переходящими в острые когти, и тонкое длинное тело. На образующихся мощных ногах с согнутыми коленками, обращенными назад, чудовище шагнуло к входу в пещеру.

— Песочный человек! — закричала Сэдна и выстрелила.

Пуля прошла сквозь чудовище, не нанеся никаких видимых повреждений. Песочный человек вытянул шею и, ощерив вырастающие огромные острые зубы, бросился на людей. Мгновенно приняв решение, Нэч схватил пустынника за балахон и с силой втянул в пещеру. Ниана захлопнула дверь, Нэч и Сэдна навалились на ненадежную защиту, содрогавшуюся под ударами песками. Аэвер и Отира вставили клинья в пазы, и все отошли вглубь пещеры. Звуки пересыпающегося песка переросли в вой ветра. Когти заскребли по двери в бессильной ярости.

— Докатились! — воскликнула Отира, с ненавистью уставившись на тролля, который забился в угол и скрыл лицо капюшоном. — Не хватало еще спать под одной крышей со зловонным свинопасом.

— Может быть, — Нэч перевел дух, — этот свинопас подскажет, как лучше выбраться из пустыни.

— Если он не перережет нас ночью, — буркнула Отира.

— Не перережет, я надеюсь, — заявил Аэвер и зевнул. — Вы как хотите, а я ложусь спать.

Песок продолжал шуршать по двери, но все настолько устали переходом, что мало обращали на него внимание, готовясь ко сну. Почувствовав, что страсти улеглись, пустынник чуть откинул капюшон и, посмотрев исподлобья на Нэча, кивнул.

Нэч приблизился к троллю, погружаясь в накатывающие волны неприятного запаха.

— Как тебя зовут?

— Грюгхель, — отозвался тролль. — Грюгхель из Рьяхсюгслема.

— Отдыхай, Грюгхель. — Выговорить название поселка Нэч даже не пытался.

— Отдыхаю. — Грюгхель смахнул влагу с пятачка и накинул капюшон, скрыв серые проницательные глаза.

Отыскав взглядом Ниану, Нэч лег рядом, укутавшись в оставшиеся от пустынников шкуры брохда. Ниана протянула ополовиненный шарик из плодов аротуса. Нэч откусил немного и вернул.

— Довольно глупо доверять троллям, — прошептала Ниана. — Да и вообще кому бы то ни было доверять — довольно глупо.

— Мне кажется, я все сделал правильно, — отозвался Нэч. — Мы не должны уподобляться Вечной Змее.

— Может быть. Будущее покажет. — Ниана укуталась в шкуры и отвернулась.

"Она меня осуждает, — подумал Нэч. — Осуждает, но не говорит об этом прямо".

За дверью продолжал пересыпаться песок.