Сквозь сон Нэч почувствовал шевеление, на грудь легло что-то тяжелое. Нэч разлепил веки. Осветительные шары погасли, и в темноте ничего не было видно. Запах тролля сделался таким густым, словно Нэч укутался в его заскорузлый балахон. Рука сама потянулась к винтовке, пальцы нащупали прорезиненную рукоять.

— Тише, — раздалось сдавленное хрюканье над самым ухом. — Это Грюгхель.

— Я понял, — прошептал Нэч, не убирая руки от винтовки. — Чего ты хочешь?

— Хочу поблагодарить за спасение. Вот, держи.

Нэч принял из шершавых рук металлическую коробочку. Стенки приятно холодили пальцы.

— Зажми его на некоторое время в ладонях, — продолжал Грюгхель. — Тогда ларчик поймет, что ты его новый владелец. И никто кроме тебя его не увидит.

— Спасибо, — пробормотал Нэч, пытаясь понять, в чем подвох. — Это совсем не обязательно. Нам важнее найти безопасный выход из пустыни, чтобы избежать дроу.

— Безопасные выходы будут, — заверил Грюгхель. — В горах я кое-что смыслю. Если должен помочь, помогу.

Неслышно черное пятно отделилось от Нэча и скрылось в другом конце пещеры. Зашуршал балахон, Грюгхель хрюкнул и утих.

"Он чего-то не договаривает, — подумал Нэч. — Хотя что я могу знать о троллях, кроме избитого мнения, что они зловонные свинопасы?"

Нэч держал ларчик, но стенки не нагревались, все так же продолжали холодить руки, словно не вступали в теплообмен. Решив, что достаточно подыграл Грюгхелю, Нэч нащупал сумку и, спрятав ларчик, погрузился в тревожный сон.