Поднявшись на гребень песчаного холма, они заметили в низине отряд дроу. На расстоянии толкователь и дроу сливались с эздами и казались вереницей точек. Возможно, желтые глаза-огни толкователя проникали сквозь пространство, метались во все стороны, но усилиями Элевиэт оставались слепы в поисках Нэча. Не меняя направления, отряд дроу скрылся из виду.

— Судя по направлению, движутся к горам Лоберид, — заметила Ниана.

— Почему они возвращаются в свое проклятое царство? — пробормотал Аэвер. — Им бы следовало порыскать хотя бы наугад.

— Не кличь беды, — одернула Отира.

У Аэвера дернулась верхняя губа, но он промолчал и оглянулся. Глаза превратились в щелки, губы сжались. Нэч проследил за его взглядом. Вдали серая мгла скрывала помутневшее небо, черными вихрями гуляя по пустыне.

— Вот в чем дело, — сказал Аэвер. — Надвигается смерч.

— Смерч? — переспросила Ниана.

— Надо торопиться! — отозвался Аэвер. — Иначе живыми не выберемся.

Прибавив хода, отряд спустился с холма. Ниана сверилась по компасу и взяла влево. В мареве перемешивающихся теплых и холодных воздушных потоков Нэч различил долгожданные черные хребты гор Эргисау. Он так и не привык определять расстояние в пустыне, где представляющие далекими предметы оказывались вблизи, а находящие вблизи — попадались на глаза в последнюю очередь. Отвесные скалы, лишенные растительности, быстро приближались.

— Грюгхель, ты знаешь местность? — спросил Нэч. — Куда нам?

— Пока все правильно, — отозвался Грюгхель. — Надо обойти разлом.

Позади отряда смерч полностью заволок небо. Усилившийся горячий ветер бил наотмашь, швырял в лицо песок. Словно песочные люди, разочарованные, что лишились законной добычи, решили отыграться напоследок. Еще один отряд дроу промчался в песчаной круговерти, следуя к горам Лоберид.

Горы Эргисау казались совсем рядом, неприступной отвесной стеной уносясь ввысь. Но Ниана неточно рассчитала направление, и отряд уперся в разлом, притаившийся у подножия гор. От обжигающего потока воздуха, наполненного запахом серы, исходящего из раскаленных недр, слезились глаза, горло першило.

— Ничего страшного, Ниана! — Нэч попытался перекричать гул ветра. — Мы все равно выберемся!

— Слишком далеко до перевала! — замотала головой Ниана. — Мы не успеем! Нас накроет смерч, как и всех этих дроу!

"Как бы не так!" — подумал Нэч, отыскивая взглядом Грюгхеля.

Грюгхель следовал за орками, замыкая отряд, и кутался в балахон. Заметив приближающегося Нэча, он откинул капюшон и зажмурился, прикрывшись рукой от летящего в лицо песка.

— Грюгхель, здесь есть поблизости безопасное место? — прокричал Нэч. — Если есть, ты должен помочь!

Грюгхель махнул рукой, призывая следовать за ним, и, подгоняя эзда, вырвался вперед.

— За троллем! — закричал Нэч. — Все за троллем! Не отставать!

Отряд помчался за Грюгхелем по самому краю разлома, соревнуясь в скорости со смерчем. Солнце померкло, скрытое завесой поднятого песка. Разлом сужался, рваные края превратились в узкую расщелину, впивающуюся в пустыню, подобно острию клинка. Смерч набирал силу; ветер бил то в грудь, то в спину, сбивал дыхание.

Разлом наконец сомкнулся, исчез мучительный запах серы. Отряд продолжал бешеную скачку прочь от затягивающих объятий ветра. Откинув капюшон, Грюгхель вглядывался в неприступные утесы, которые Нэчу казались неотличимыми друг от друга.

— Мы зря теряем время! — выкрикнула Отира. — Зачем нам доверять жизни зловонному свинопасу?!

— Замолчи! — приказала Ниана.

— Я замолчу, — глаза Отиры зло сверкнули, — но смерч приближается!

— Я не слепая! — рявкнула Ниана.

Сухой горячий ветер, переполненный колючим песком, усилился и грозил сорвать ездоков с эздов. Грюгхель остановился, поднял руку и указал на скалы.

— Это же отвесная стена! — прошипела Отира. — Нэч, что думаешь?

— Надо посмотреть, — отозвался Нэч, различив среди камней намек на тропу.

— Есть еще, — сообщил Грюгхель, — но мы к ним не успеем.

— Хорошо, — отозвался Нэч и передал его слова Ниане.

— Пусть ведет, — согласилась Ниана.

Грюгхель повел отряд по узкой тропинке, петляющей между выщербленными утесами. Из-под лап эздов катились камни. К песку прибавилась черная каменная пыль, порошащая глаза, забивающая нос. Тропинка извивалась, круто убегая вверх. Задыхаясь и с трудом управляя эздом, норовящим сделать неверный шаг, Нэч решил, что порывы бури швырнут их, в конце концов, с высоты обратно в пустыню и погребут под толщей песка. Но тропинка нырнула под низкие скалистые своды и пролегла через пещеру к манящему пятну света.

— Отлично, Грюгхель! — выдохнул Нэч.

— Это просто везение, Нэч, — проговорила Отира. — Зловонный свинопас ни при чем.

Отряд проследовал по пещере к расширяющемуся пятну света, оставив губительный ветер снаружи. Пещера кончилась пологим спуском, покрытым голубой травой; над разлапистыми зубчатыми листьями на высоких стеблях колыхались желтые свечки цветов. За спуском к желтому небу тянулись вековые деревья, шумящие густой листвой. Перед отрядом лежала горная долина, защищенная горными хребтами от пустыни и бушующего смерча.