Продравшись через густые заросли лиан, опутавших толстые стволы, путники вышли к ручейку и направились вглубь долины по каменистому устью. Эзды нагибали шеи и загребали широкими губами свежую воду. Грюгхель снял балахон, оставшись в черной набедренной повязке и безрукавке чешуйчатой кожи, соединенной шнурками сухожилий. На широком ремне висели нож и баклага, за спиной — короткий меч.

"А ведь он действительно мог нас вырезать, пока мы спим", — подумал Нэч.

— Как приятно опять увидеть природу! — выдохнул Аэвер.

— Оставайся здесь жить, — съязвила Отира.

К мирному шуму леса добавился легкий свист. Эзд под Нэчем всхрапнул, споткнулся и упал в ручей. Нэч перевернулся на камнях и, вскочив, подбежал к эзду. Из шеи эзда торчала длинная стрела с черным оперением. Еще две стрелы свалили эздов под Аэвером и одним из орков.

— К бою! — закричала Ниана.

Отряд спешился и занял круговую оборону на берегу, прикрываясь эздами, как живым щитом. Нэч и амазонки вскинули винтовки. Орки сжимали мечи и воинственно хрипели. Грюгхель в отведенной за голову руке держал нож за кончик лезвия. Время текло медленно, сквозь прицел Нэч осматривал прогалины в зарослях, но противник словно растворился.

— Бросайте оружие! — раздался звонкий голос на ломаном номаэнском языке.

— Где они прячутся? — Аэвер крутил головой, сжимая лук с натянутой тетивой.

— Бросайте оружие именем Вечной Змеи!

— Или что? — осведомилась Ниана.

Просвистела стрела, и навьюченный эзд со стоном повалился в траву.

— Кто вы? — крикнул Нэч. — Чего вы хотите?

— Оружие на землю! Немедленно! Избавитель вас не спасет!

— Что будем делать? — прошептала Отира. — Я никого не вижу.

Нэч протолкался между эздами и, выйдя на открытое пространство, отбросил винтовку.

— И остальные тоже! — потребовал звонкий голос.

Отряд разоружился, и в вышине раздались хлопки. Нэч поднял голову и затаил дыхание. Перед ним, теряя прозрачность, при помощи левитации опустился высокий дроу в черном плаще. Находясь в тени деревьев, он откинул с лица капюшон и сверкнул багряными глазами. Еще пять дроу, вооруженные изогнутыми луками, возникли вокруг отряда.

— Избавитель пленен, — с презрительной ухмылкой протянул дроу.

— Ты это сам решил? — поддразнил Нэч, поняв, что убивать его не собираются. — Или где-то рядом прячется толкователь, чтобы наставлять твой хилый ум на путь истинный?

Лицо дроу окаменело и стало еще чернее.

— Это говорит человек, который прячет свою слабость за жалкими поделками глирельдов? — Дроу нагнулся, поднял винтовку Нэча, покрутил в руках. — Глирельды вымерли, не выдержав борьбы. Глупо использовать вещи, которые они создали. Это ведет к вымиранию.

— Почему?

— Потому что худшие сливаются с лучшими. Чтобы убить, мне достаточно пошевелить пальцем… — Дроу крепко сжал рукоять, передернул затвор и направил винтовку на Ниану.

Нэч бросился к дроу, стараясь прикрыть собой Ниану, но вместо выстрела, раздался истошный крик. Сработал охранитель, и по кисти дроу вихрем устремились белые искры. Винтовка упала Нэчу под ноги. Дроу рухнул на колени, и сжал обугленную руку, но покрывшаяся струпьями кисть искрошилась под длинными пальцами. Тление охватило все тело дроу, плоть обращалась в пыль. Вытянутое лицо постарело на глазах на тысячи лет, и крик оборвался. Порыв ветра взметнул к небу столп черной трухи, и опустевшие одежды дроу раскинулись на камнях, кольчуга звякнула и начала чернеть под пробивающимися через листву лучами солнца.

Это произошло в одно мгновение, и его хватило. Воспользовавшись замешательством, возникшим среди дроу, отряд вступил в рукопашный бой. Просвистели стрелы, выпущенные дроу, и сверкающие лезвия мечей людей, орков и тролля со звоном опустились на их скрытые под плащами кольчуги, с жадным чавканьем вонзились в незащищенные части тел.

Дроу погибли, почти не оказав сопротивления.

Нэч с опаской поднял винтовку и подошел к Сэдне. Она лежала на спине, раскинув руки. По камням растекались багряные струйки и уносились ручьем. Короткие волосы скрыли лицо, на подбородке запекалась желтая пенистая слюна. Над неподвижной грудью замерла стрела.

— Лучше бы я умер вместо нее! — прохрипел Нэч и отвернулся, сжав зубы.

— Не говорит так. — Ладонь Нианы легла Нэчу на плечо, дыхание защекотало шею. — Ты ни в чем не виноват. Их стрелы отравлены.

— Это из-за меня…

— Нет! И еще раз нет, Нэч!

Нэч повернулся к Ниане.

— Сколько еще нужно смертей?

— Пока Вечная Змея не насытится. А ее голод бесконечен!

"Конечно, — подумал Нэч, — как легко списать пролившуюся кровь на Вечную Змею. Но ведь ей нужен я. Ей не нужна жизнь Сэдны".

— Скажи Грюгхелю, чтобы указывал дорогу, — сказала Ниана. — Другие дроу наверняка уже знают, что мы здесь.

— А Сэдна… — Нэч не мог говорить. — Мы оставим ее здесь? Вот так?

— Нет! — покачала головой Ниана. — Не заботься об этом. Мы с Отирой все сделаем. А где Грюгхель?

— Не знаю… Был здесь.

Под хруст веток Грюгхель вывел в поводу пять эздов, теснящихся за его спиной и шипящих.

— Грюгхель! — позвала Ниана и помахала рукой.

Грюгхель нахмурился, отпустил эздов и подошел.

— Хорошо, что ты нашел их, — сказал Нэч. — Но слушай, продолжать путь по долине нельзя. Мы должны ее покинуть. Есть такая возможность?

— Возможность есть, — кивнул Грюгхель. — Скалы изрезаны гномьими тоннелями. Попробуем наудачу отыскать вход.

— Мы давно действуем наудачу, — пробормотал Нэч, почувствовав себя песчинкой, от которой ничего не зависит, но которую порывы ветра бросают из стороны в стороны с известным только им смыслом.

Орки перевесили тюки с убитого эзда на двух эздов дроу. Ниана и Отира отнесли тело Сэдны в заросли и вернулись.

Грюгхель подошел к Нэчу и прошептал:

— Приближается отряд. Я слышу много всадников.

Прислушавшись, Нэч различил слабые, почти неуловимые звуки, примешивающиеся к шороху травы и шелесту листьев.

— Ты помнишь наш разговор, Грюгхель? Уводи нас из долины!

Не разбирая дороги, Грюгхель повел отряд к скалам. Краем глаза Нэч заметил среди деревьев, где лежала Сэдна, почти прозрачный дымок.