Благодаря способностям Грюгхеля в горе отыскался проем, полностью скрытый зарослями лиан. Пока орки прорубали проход в сочных стеблях, со стороны ручья донесся шум шлепающих по воде эздов.

— Скоро они обнаружат, что нас нет в долине, — сказала Ниана. — И пойдут за нами.

Орки расчистили проход, и отряд проник в тоннель. Нэч ехал рядом с Грюгхелем, освещая фонариком путь. Сзади в руках амазонок сияли шары. Пол тоннеля устилал толстый слой пыли, на котором отряд оставлял явственные следы. Воздух становился сырым и затхлым. Показалась первая развилка. Не спрашивая совета, Грюгхель повернул направо. Когда появилось второе разветвление Грюгхель засомневался, остановил эзда с шумом втянул воздух.

— Направо, свинопас! — прикрикнула Отира на тролльем языке.

Грюгхель пожал плечами, и отряд продолжил путь. Тоннель резко ушел вниз. В ноздри вползал усиливающийся запах плесени. Подозрительно знакомое свечение, виднеющееся вдалеке, становилось ярче. И, оправдывая самые худшие опасения, тоннель кончился огромной пещерой. Везде, насколько хватало глаз, среди густого мха росли светящиеся грибы.

— Только не это! — взвизгнула Отира.

— Разворачиваемся, — приказала Ниана. — И, Отира, не мешай троллю!

— Ладно, — прошипела Отира.

В гнетущем молчании они вернулись к развилке и помчались по левому тоннелю. Упущенного времени хватило, чтобы подземелье наполнил глухой шум приближающейся погони.

"Если впереди опять светящиеся грибы, нам конец", — подумал Нэч и с раздражением заметил, что не удивился бы неудачному стечению обстоятельств.

Тоннель был узким, усиливающим любые звуки, и нарастающий рокочущий гул перекрыл отголоски погони. Нэч вспомнил, что точно такой гул издавала подземная река, в которой погиб гоблин, спасающийся от полчищ огров. Пропитанный влагой воздух холодной пленкой лип к коже. Внутренне приготовившись очутиться у края обрывая, на котором завершиться путь, Нэч перестал думать о спасении. Запертые в подземелье, они не смогут вечно отражать натиск дроу.

Тоннель уперся в пропасть с оглушительно гремящим водопадом и простирающейся глубоко внизу бурлящей бездной водоворота, превратившись в узкий уступ, идущий влево вдоль стены, достаточный для передвижения эзда. Без колебаний они последовали за Грюгхелем по мокрой дорожке над бездной. Нэч поднял фонарик над головой, помогая Грюгхелю. Брызги студеной воды попадали на обнаженные участки тел, ледяными иглами впиваясь в кожу.

— Здесь проход, — сообщил Грюгхель, теряющимся в грохоте водопада голосом, и скрылся за выступом.

Нэч повернул за Грюгхелем и попал в пещеру, разделяющуюся на два тоннеля. Когда отряд был в сборе, Нэч передал фонарик Грюгхелю. Грюгхель принял его с опаской и направился в правый тоннель. Отряд последовал за ним.

— Что ты задумал? — удивилась Ниана. — Ты не можешь нас бросить!

— Я скоро присоединюсь к вам.

— Что ты задумал? — повторила Ниана.

— Я решил, что устроить засаду не повредит, — отозвался Нэч.

— Я остаюсь с тобой.

— Это лишнее. Дождитесь меня у развилки или идите всегда вправо.

— Всегда вправо, — с сомнением кивнула Ниана и развернула эзда. Сияние шара, который она держала в ладони, скрылось в темноте.