— Это я! — крикнул Нэч на всякий случай. — Не стреляйте.

Его продолжало трясти после видения в пещере, но этого никто не заметил. Все смотрели на одного их орков, привалившегося спиной к стене. Нэч подошел к Ниане, коснулся плечом ее плеча.

— Дроу ранили Умо еще наверху, у ручья, — прошептала Ниана. — Он ничего нам не говорил. Решил, что рана пустячная, обычная царапина. А потом просто упал без сознания.

На губах Умо запеклась желтая слюна, на левом плече зияла гноящаяся рана с корочкой синей крови.

— Он выживет? — спросил Нэч, заранее зная ответ.

Умо попытался что-то сказать, но глаза закатились, из груди вырвался хрип. Тело дернулось, и голова упала на грудь.

"Если бы у меня была Живая вода, я бы излечил его! — с яростью подумал Нэч и отошел к эзду. — Я добуду Живую воду! И тогда никто не умрет вот так!"

Оро вынул из тюка шкуру, и Адо и Эло замерли в стороне. Не выражая никаких чувств, Оро принялся пеленать бездыханное тело Умо.

— Поедемте, — сказала Ниана, садясь на эзда.

Нэч передал факел одному из орков.

— Удачно разделался с погоней? — осведомился Аэвер.

— Как видишь, — ответил Нэч и хлопнул Грюгхеля по спине. — Веди нас.

— Я никогда здесь не был, — отозвался Грюгхель.

— Мы ведь тоже. А у тебя острый нюх на грибы.

Под злобным взглядом Отиры, Грюгхель возглавил отряд, освещая путь фонариком. Нэч надеялся, что аккумулятор "Тирекс", в отличие от штатного аккумулятора "Ориэн", продержит заряд до конца блужданий по подземельям. Мысли о качестве продукции галактических корпораций, которые даже не подозревали, где и в каких обстоятельствах используются их изделия, прибавили мрачности настроению Нэча. Он и сам не понимал, почему так больно думать о прежней жизни.

Орки подожгли шкуру и догнали отряд, двигающийся в тягостном молчании. За спинами плясало тусклое пламя. Чреда смертей давила на Нэча невидимой тяжестью. Он испытывал непреодолимое желания поговорить с Нианой, расспросить о Грезааре, рассказать об Элевиэт и пугающем видении в пещере, сообщить, что является обладателем медальона с таинственными возможностями. Но не мог найти слова, чтобы начать.

Они минули еще несколько развилок. Под молчаливое одобрение Грюгхель всегда выбирал правый проход. Нэч окончательно утратил представление о направлении, предоставив воле случая решить исход блужданий по нескончаемым тоннелям. Преследователи не возобновили погони, и это можно было считать маленькой победой, хотя толкователи наверняка имели другое мнение на этот счет и действовали исходя из своих целей…

— Вот и тупик!

Злой голос Отиры вывел Нэча из задумчивого оцепенения, в котором он пребывал последнее время.

— Не спеши с выводами, — проворчала Ниана.

Встряхнувшись, Нэч подстегнул эзда и поравнялся с Грюгхелем. Свет фонарика шарил по преградившей путь стене, выложенной из камня с дверью посредине.

— Только этого не хватало, — пробормотала Аэвер.

— Что это? — осведомился Нэч.

— Во всяком случае не тупик, — отозвалась Ниана и бросила неприязненный взгляд на Отиру. — Неужели мы так глубоко забрели?

— Возможно, что и забрели, — сказала Отира, всматриваясь в стену.

— И все-таки, с чем мы имеем дело? — Нэч почувствовал раздражение. Как, оказывается, тяжело жить в мире, где на каждом шагу появляется что-то, о чем не имеешь даже смутного представления.

— Это гномья граница, — выдохнула Ниана. — Впереди их царство Рокуд-Агар.

— Гномья? — переспросил Нэч.

— И если гномы нас не пропустят, придется возвращаться, — добавила Отира.

Ниана постучала по металлической двери, и маленькое окошко, находящееся на уровне пояса человека, со скрипом распахнулось. Нэчу с высоты эзда его трудно было заметить. В окошке возникло лицо, скрытое густыми усами и бородой.

— Приветствуем гномов царства Рокуд-Агар, — сказала Ниана.

— Назовитесь! — потребовал глухой голос на гоблинском языке.

— Мы — стражники Готрии, — сообщила Ниана. — Просим разрешения пройти в лес Обрайг.

— Вижу, тролль у вас уже есть. Что везете?

— Оружие глирельдов.

Звякнули засовы, и в дверях возник человечек со светильником в руке и секирой за поясом, ничем не отличающийся от гномов, которые в видении вели закованных в цепи Нэча, Ниану и Аэвера к толкователям. Но в видении у него была своя рука, и Нэч не представлял, что это значит.

"Что же такое это видение? — подумал Нэч. — Пророчество или предупреждение? Неужели действительно будущее не предопределено, как сказала Элевиэт… Иначе она подробно бы расписала шаги, какие мне необходимо предпринять, чтобы победить Вечную Змею…"

Нэч решил, что видение является предупреждением. Но если не прислушаться к нему, предупреждение превратится в пророчество. Предупреждение имело связь с настоящим, но суть предупреждения оставалась недоступной.

— Что привело вас к нам? — спросил гном и впился цепкими глазами в Ниану. — Немногие путники предпочитают путь через подземелья. И насколько мне известно, оружие глирельдов ищут с другой стороны гор Эргисау.

— С нами избавитель, — сказала Ниана, — и за ним охотятся последователи Вечной Змеи.

— Избавитель? — гном погладил бороду. — Да, мы слышали о его появлении. Но наместник Ферин не давал никаких указаний. Боюсь, вам придется идти тем путем, каким пришли. Я не могу брать на себя ответственность помогать тем, кого преследуют толкователи.

— Подлая тварь! — прошептала Отира у Нэча за спиной.

Отвесив поклон, гном сделал шаг назад. Двери захлопнулись, загремели задвигаемые засовы.

— Как негостеприимно, — пробормотал Аэвер. — Не стоило говорить, что с нами избавитель.

— Придется возвращаться? — Нэч не мог поверить, что переговоры пройдут так бестолково. Неудивительно, что гномы в видении предстали заодно с толкователями.

— Попробуем другой путь, — ответила Ниана.

Страшная догадка заставила Нэча похолодеть.

— Гномы могут напасть? Может, они заодно с толкователями!

— Ты прав, Нэч! — выдохнул Аэвер.

— Уходим! — приказала Ниана, разворачивая эзда.

— Грюгхель! — крикнул Нэч. — Нам нужен другой способ выбраться…

Засовы опять заскрежетали. Сорвав с плеча винтовку, Нэч передернул затвор, готовый сражаться до конца, лишь бы предотвратить исполнение видения. В распахнувшихся дверях появился безоружный гном в нарядной одежде с дорогим шитьем. Стволы винтовок и мечи нацелились ему в лицо.

— Подождите, друзья! — Гном отшатнулся и поднял руки. — Я — Лолин, помощник наместника Ферина. Наместник приносит извинения за гномов на дозорной заставе!

— Извинения приняты, Лолин, помощник наместника, — отозвалась Ниана.

"Можно ли доверять гномам?" — размышлял Нэч, с сомнением разглядывая излучавшего радушие Лолина. Ни малейшего желания доверять гномам он не испытывал.

— Они понесут заслуженное наказание за недопустимое поведение с друзьями нашего царя Лигасда и всех гномов, — заверил Лолин. — И тем более — с избавителем.

"Вести разносятся слишком быстро, — подумал Нэч. — Что еще ему известно?"

— Наместник Ферин приглашает уважаемых гостей, имен которых он, к сожалению, не знает, в свой особняк в городе Холин-Вир, — заключил Лолин.

Повисла тишина, только из-за стены доносились недовольные голоса гномов.

— Мы с радостью принимаем приглашение наместника Ферина, — ответила Ниана.

— Следуйте за мной! — обрадовался Лолин. — Путь не будет долгим. Наместник Ферин ценит ваше время.

Два дозорных гнома проводили отряд напряженными взглядами из-под мохнатых бровей и, недовольно бурча, захлопнули двери.