— Во внешнем мире становится неспокойно, — заметил Лолин. Он ехал на маленьком подобии эзда — эздиме, прекрасно подходившим для его роста, держа в руке неизменный светильник. — Поэтому вы должны понять рвение наших воинов. Мы построили заставу совсем недавно, чтобы предотвратить проникновение лазутчиков.

— Кто же к вам лазает? — подначил Нэч.

— Все, кто полагает себя хитрее нас. Толкователям нужны наши мастера и шахты для ведения войны. Наверное, они пойдут на все, чтобы подчинить нас себе, когда Даэхонская империя расширится до гор Эргисау. Но об этом вам лучше меня поведает наместник Ферин.

На первой же развилке Лолин повернул налево. Проход круто устремился вниз и спустя несколько поворотов под ногами эздов возникли ступени. Впереди возникла еще одна стена заставы, наглухо перекрывавшая тоннель. Лолин спрыгнул с эздима и подбежал к металлическим дверям. Нэч различил приглушенный шепоток Лолина. По краям створок расползлось тусклое бледно-зеленое свечение, двери дрогнули и сами распахнулись.

— Добро пожалось в Холин-Вир Царства гномов Рокуд-Агар, — воскликнул Лолин и вскочил на эздима. — За мной, друзья.

За толстыми стенами заставы выстроились шестеро гномов и подняли секиры в знак приветствия. За заставой находилась комната, из нее отходили три тоннеля. Входы в них украшали каменные наличники, испещренные искусной резьбой.

— Это кратчайшая дорогая в Холин-Вир, — сообщил Лолин, выбрав средний тоннель.

"Отлично, — подумал Нэч, — ведь наместник Ферин ценит наше время".

Ступени вели ниже и ниже, стало заметно прохладнее. Грюгхель забеспокоился, но молчал, то и дело бросая на Лолина настороженные взгляды. Тоннель распрямился, и впереди возникло знакомое свечение. Не замедляя хода, Лолин вывел отряд в просторную пещеру. Ровные ряды мерцающих зеленым грибов, поблескивая влагой, тянулись от стены к стене. Между ними стоял гном с ножом и мешком. Со знанием дела он присел у гриба, надрезал основание набухшей шляпки у самой ножки. Изогнувшись, поверхность шляпки разошлась волнами, съежилась, и недозревшие белые споры посыпались в мешок.

Пещера кончилась, и Нэч облегченно выдохнул; все еще свежи были воспоминания о трупах гоблинов, покрытых мхом. Но расслабляться оказалось рано. Выход из пещеры упирался в мост цельной горной породы над широким ущельем. Внизу мелькали огни светильников, доносились глухие удары.

— По приказу наместника Ферина добыча в этой копи почти не ведется, — пояснил Лолин, хотя никто его об этом не спрашивал.

Отряд оставил мост позади, и углубился в следующий тоннель, за которым лежала еще одна копь. Из глубины, походя на клыки, торчали вырубленные в скалах столпы с каменными и металлическими мостами, разбегающимися во всех направлениях. Над пропастью сновали гномы. Одетые в рабочие рубища, одни толкали тележки, наполненные обломками горных пород, другие тащили на плечах тяжелые мешки. На одном узком перекрестке отряду встретилась вереница гномов. Гномы приветствовали Лолина поднятием кирок и лопат.

Минув копь по узким пролетам, они опять двинулись по тоннелю. Последовал крутой извилистый спуск, оборвавшийся на широкой площадке.

— Вот и Холин-Вир, — сообщил Лолин. — Не многим выпала возможность посетить эти места.

Город Холин-Вир лежал в глубокой долине с пологими бугристыми краями. Своды лучились ровным белым сиянием, которое прекрасно заменяло гномам солнечный свет.

— Ниана, почему гномы говорят на гоблинском языке? — полюбопытствовал Нэч.

— Они торгуют с Унией гоблинов, — ответила Ниана. — Но чтобы гоблины не могли передавать их язык другим расам, предпочитают выучивать гоблинский.

Ни разу не повернув на пустынных перекрестках, Лолин вел отряд к средоточию города по совершенно прямой улице между простенькими домами, сложенными из тщательно подогнанных камней разного размера. Когда свет свода стал недостаточно ярким, по краям улицы появились резные каменные мачты, дающие по всей своей длине ровный белый свет. Дома стали роскошнее. Окна-бойницы обзавелись резьбой и коваными решетками, светящиеся изваяния гномов-воинов стояли в двориках у дверных проемов, словно защищая жителей от непрошеных посетителей.

Улица завершилась широкой площадью, над которой возвышался особняк наместника Ферина. Два вооруженных гнома в глухих доспехах с обнаженными секирам, опершись о прямоугольные щиты, стояли у дверей.

— Со мной могут пройти избавитель и предводитель отряда, — сказал Лолин, привязывая поводья эздина к столбику.

Ниана кивнула Отире и тронула Нэча за плечо.

— Они побудут с эздами.

Следуя за Лолином, Нэч и Ниана прошли мимо не шелохнувшихся гномов.