Пребывая в раздумьях, Нэч не сразу заметил, что небо посветлело, и первые лучи белого солнца пробились на поляну через листву деревьев. У земли сгущались серые клубки тумана, путаясь среди травы, покрытой росой. Нэч наблюдал за Нианой. Прикрывая глаза рукой, она зевнула, потянулась и вернула взгляд Нэчу. Их глаза встретились. Нэч посмотрел на верхнюю опроставшуюся чашу часов и сказал, бессознательно подражая будильнику:

— Время сна истекло.

— Я вижу. — Ниана улыбнулась — Замечтался?

— Я видел лесных духов, — отозвался Нэч.

— Лесных духов не существует, — заявила Отира. Она тоже проснулась и лежала, опершись о локоть. — Это очередные байки троллей. Они обожествляют все, что нельзя съесть.

Нэч подошел к краю поляны, где ночью вился зеленый дымок, но не заметил ничего странного. Сзади раздались шаги, и рядом стала Ниана.

— Ничего ты не найдешь. Духи они и есть духи.

Нэч повернулся к ней и взял за руку.

— В человеке тоже есть дух. Его не видно, но он ищет другого духа, с которым ему хорошо.

Ниана подняла брови и захохотала, рассыпав волосы по лицу.

— Что? — озадачился Нэч. — Это же образное сравнение.

— Давай-ка собираться, — отозвалась Ниана.

Пока орки навешивали тюки на эздов, Нэч опустился на колени, бесплодно ища среди травы белую полоску соли.

— Не осталось? — спросил Грюгхель, проходя мимо.

— Совсем ничего.

— Все впиталось в землю, — сообщил Грюгхель. — Необходимо каждый вечер обновлять защиту.

Нэч поднялся и принялся собирать вещи. Меч покоился в ножнах, и ничто не указывало на его двойственную природу. Ласково проведя пальцами по ребристой рукояти, Нэч повесил меч за спину, закинул за плечо сумку и, держа винтовку в руках, забрался на эзда.

Не оставив после никаких следов пребывания, кроме примятой травы, которая быстро распрямлялась, отряд покинул поляну.