Несмотря на досадный промах с плюющимися семянками, Грюгхель продолжил выполнять обязанности проводника; никто лучше него не знал опасностей леса.

— Смотри, Нэч! — Ниана сорвала с ветви круглый плод размером с кулак. — Это и есть аротус. — Она взяла нож и соскоблила голубую кожуру. — Попробуй, пока он свежий.

Нэч принял зеленый сочный плод и надкусил. Острый сладко-кислый леденящий вкус наполнил рот.

— Ну что? — спросила Отира. — Лучше, чем вымоченный шарик, да?

Морщась, Нэч подавил желание сплюнуть мякоть аротуса и, все-таки умудрившись проглотить не идущий в горло кусок, вернул плод Ниане. Ниана тоже немного откусила и передала Отире.

— Очень питательная вещь, — заметила Ниана. — В долгих походах незаменима. Но сколько не ешь, все равно захочешь мяса.

Лес расступился, и отряд очутился на некогда широкой, а теперь почти полностью заросшей дороге, устланной сухими ветвями и пожухшей листвой. Колеи от колес и рваные следы, оставленные множеством копыт, лап и ступней, открывали выщербленные плиты черного камня. Такие же камни использовались при строительстве пристани и башни.

— Вот и Просек глирельдов, — сообщила Отира. — Как я понимаю, до Готрии совсем немного.

— Наконец-то! — обрадовался Нэч, предвкушая скорую встречу с родиной Нианы. — А куда ведет Просек?

— В топь Саолмор, — ответила Ниана. — Только я думала, Просеком никто не пользуется, а здесь прямо-таки оживленная дорога…

Оставив Просек глирельдов далеко позади, Грюгхель вдруг остановился и указал рукой на обугленные отметины на деревьях. Свернутые от жары листья валялись среди травы.

— В чем дело, тролль? — спросила Отира. — Мы это уже видели.

Грюгхель подъехал к одному из деревьев, приложил ладонь к обгоревшей коре и замер. Его глаза бегали, пятачок подергивался.

— Они совсем свежие!

— Тогда нечего здесь торчать! — повысила голос Отира. — Ты же не собираешься ждать, пока…

Но договорить Отира не успела. Раздался громкий треск ветвей: существо, обладающее внушительными размерами, не разбирая дороги, спешило к отряду.

— Он почуял нас! — воскликнул Грюгхель.

— Дракон! — взвизгнула Отира. — Берегись!

Из-за кустарника показался ящер. Сиреневая чешуя почти полностью сливалась с листвой. Из ноздрей на вытянутой морде вырывались облачка дыма. Бурые треугольные пластины торчали вдоль спины. Увидев отряд, дракон остановился и вытянул шею. Из распахнувшейся пасти вырвалась струя пламени. Обжигая стволы и опаляя листву, огонь врезался в эзда, нагруженного тюками. Эзд завизжал и повалился на спину.

— Рассредоточиться! — закричала Ниана.

Эзд под Нэчем рванул в кусты. Нэч закрыл ему глаза и соскочил на землю. Не отпуская поводьев, упал за выпирающими из земли корнями, увлекши эзда за собой, и вскинул винтовку. Эзд недовольно зашипел, но распластался рядом.

Не встречая сопротивления, дракон рывком сорвался с места и подобрался к обоженному эзду.

Поймав в прицел округлый бок дракон, Нэч нажал спусковой крючок. Дракон дернулся и посмотрел в сторону Нэча. Из-за деревьев прозвучали хлопки выстрелов. Дракон заметался, пытаясь определить обидчика. Ниана, Отира и Нэч вгоняли в его шкуру пулю за пулей, но дракон не думал пасть и издохнуть. Огонь рвался из глотки, маленькие крылья злобно колотили по воздуху. Наконец дракон заметил среди деревьев отступающих орков, уводящих в чащу эздов с тюками, и стремительно последовал за ними, перестав обращать внимание на хлопки выстрелов и щелкающие по чешуе пули.

"Его не остановить!" — подумал Нэч.

Винтовка издала сухой щелчок. Нэч отбросил пустую обойму, полез в карман патронташа за новой, но застыл от неожиданности. Наперерез дракону, отпустив поводья, мчался Грюгхель, сжимая нож. Дракон замер, сжал шею и резко выбросил голову в сторону, ударив эзда в грудь. Эзд упал к лапам дракона, а Грюгхель, взмахнув руками, отлетел в сторону. Дракон перекусил эзду хребет, вонзив длинные зубы в спину.

Краем глаза Нэч видел, как орки, пользуясь отсрочкой, пытались увести эздов в другом направлении, но животные рвались с поводов и привносили дополнительную сумятицу.

Дракон отшвырнул тушу эзда, вытянул шею и раскрыл пасть, готовый выдохнуть струю пламени в Грюгхеля. Но непостижимым образом Грюгхель очутился перед драконом с ножом в занесенной для удара руке. Огонь окатил место, куда мгновение назад упал Грюгхель, и рука с ножом по локоть скрылась в огнедышащей пасти. В попытке вырваться дракон заметался, но Грюгхель крепко держался за длинную шею, орудуя ножом в глотке. Тело дракона сотрясли судороги. Дракон в последний раз взмахнул крыльями и упал на спину, увлекая за собой Грюгхеля.

Нэч покинул укрытие и побежал на помощь Грюгхелю. Но Грюгхель уже отползал от содрогающегося дракона, плюющегося синей кровью и безвольно крутящего головой.

— Вот и все, — прохрипел Грюгхель, вставая. — Дракона можно убить, только перерезав горло.

— Ты не ранен? — спросил Нэч.

Качающейся походкой Грюгхель подошел к дереву, прислонился спиной к обугленной коре.

— Нет, он меня не задел. — На лице Грюгхеля играла победоносная улыбка. — Скоро слетятся лэтмины.

Отира осторожно приблизилась к дракону и пнула ногой в брюхо.

— Проклятая тварь. От нас бы остались одни головешки.

Нэча подмывало напомнить, что они не превратились в головешки исключительно благодаря находчивости "зловонного свинопаса", но промолчал. Его самого трясло. Он посмотрел на небо, надеясь успеть покинуть останки дракона до лэтминов. Ниана присела над опаленным неподвижным эздом, пощупала морду. Эзд не дышал. От тлевшей ткани тюков поднимались завитки едкого дыма.

Грюгхель оторвался от дерева и подошел к Нэчу.

— Мне нужен новый эзд.

Нэч кивнул и похлопал Грюгхеля по плечу.

— Это было незабываемо!

Грюгхель провел пальцами по безрукавке и усмехнулся.

"На что он намекает?" — подумал Нэч, но вдаваться в расспросы не хотел. Он надеялся, что приключений достаточно, и к Готрии они доберутся без происшествий.