Утро принесло долгожданное тепло. Проснувшись от солнечного света, бьющего в глаза, Нэч первым делом вспомнил о мече, сомневаясь, что ночное событие действительно произошло. Он опустился на колени и увидев меч, покоящийся в пыли под лавкой. Не помня себя от радости, Нэч вытащил его и показал друзьям.

— Откуда он у тебя? — прикрыв собой решетчатую дверь, перед Нэчем выросла Ниана с горящими от возбуждения глазами. — Спрячь немедленно!

— Ты хотела сегодня попробовать бежать, — прошептал Нэч, возвращая меч под лавку. — Наверное, мы можем попытаться.

Кивнув, Ниана поманила Аэвера в дальний угол темницы. Нэч подошел к двери и всмотрелся в тусклый коридор. В животе предательски заворочался голод. Нэч вспомнил пресные сандвичи в белой обертке, которыми был богат пищевой автомат на борту "Спирали 714". Сейчас они бы пришлись в самый раз. Судя по тому, что Ладиан не распорядился ни на счет ужина, ни на счет завтрака, Нэч предположил самое худшее. Зачем кормить тех, кому предстоит умереть? Подобное поведение выглядело бесчеловечным, лишенным толики сострадания. Но Нэч напомнил себе, что в Зельдане могут быть свои понятия о человечности, а милосердие в природе человека занимает отнюдь не самое первое место.

Из глубин коридора донесся шум. Нэч сжался от мысли, что в ближайшее время решится его судьба. И не Ладиан назначался судьей, а удача, от которой зависел исход попытки к бегству.

— Ну что? — Нэч обернулся к друзьям.

— Действуем по обстановке, — отозвался Аэвер. Он сидел на лавке, под которой притаился меч. — Следи за знаками.

— И постарайся не ввязываться, — добавила Ниана.

Кивнув, Нэч со злостью подумал об увечье, которое не позволит полноценно участвовать в схватке с людьми Ладиана.

Звуки шагов усилились, зазвенели ключи. Нэч нарочито стоял спиной к двери, чтобы показать равнодушие к происходящему. Но по тому, как округлились глаза Аэвера и вытянулось лицо Нианы, понял, дело принимает не самый лучший оборот. Заскрежетал замок, скрипнули петли распахиваемой двери.

— Избавитель! — прозвучал властный ледяной голос.

Вздрогнув, Нэч обернулся и обомлел. Перед ним стоял толкователь в балахоне, ослепляющим белизной, с опущенным на лицо капюшоном. По обе руки толкователя застыли Отира и Каэр с обнаженными мечами. В коридоре маячил огр со связкой ключей в одной могучей лапе и палицей в другой.

— Тебе ведь нужен я, — проговорил Нэч, постаравшись придать голосу равнодушные оттенки. — Отпусти остальных.

— Не обольщайся, избавитель. — На балахоне не дернулась ни одна складка. — Ты никому не нужен.

— Вот и отлично. — Не зная почему, Нэч решил вывести толкователя из равновесия. — Тогда мы свободны?

— Жалкий человечишка! — Толкователь откинул капюшон, и в Нэча впились желтые глаза-огни.

Нэч отшатнулся, ожидая, что взгляд толкователя пронзит все его существо, доберется до самой глубины души, но ничего такого не произошло. Глаза-огни словно уперлись в невидимую стену.

— Усмиритель! — приказал толкователь с искаженным от злобы лицом.

— Посмотрим, как ты теперь запоешь, однорукий. — Вскинув усмиритель, Каэр поравнялся с толкователем.

Нэч посмотрел на Отиру, ожидая, что она сообщит о его способности противостоять силе усмирителя, и ему не удастся притвориться, чтобы ввести толкователя в заблуждение. Их глаза встретились, и губы Отиры чуть видно искривились, но вместо усмешки неслышно произнесли: "Приготовьтесь". В следующее мгновение Отира занесла меч и разрубила голову толкователя пополам. Размахивая руками и хрипя, толкователь растянулся на полу.

Ослепленный брызгами крови, Каэр взмахнул усмирителем. Выхватив из-под лавки меч, Аэвер бросился к нему и ударом клинка в грудь отбросил на труп толкователя. Отира выскочила из темницы и вонзила меч в горло удивленного огра. Струя синей крови окатила Отиру. Огр выронил ключи и побежал вглубь коридора, хрипя и колотя кулаками по стенам. Ниана сорвала винтовку с плеча раненного Каэра и передернула затвор.

— Что с ним делать? — осведомился Аэвер, кивнув на Каэра.

— Вечная Змея о нем позаботится, — бросила Ниана.

— Хватит копаться! — крикнула Отира из коридора. — Уходим! Они скоро опомнятся!

— Отира, почему ты помогаешь нам? — спросил Нэч, когда они бежали вверх по лестнице.

— Я за воссоединение с Королевством, — выдохнула Отира, — но я против Вечной Змеи.

Выход из острога охранял огр. Медленный и глупый он успел лишь удивленно зарычать и вскинуть палицу. Меч Отиры отсек ему голову, освобождая путь.

— К воротам! — велела Отира и протянула Нэчу свою винтовку. — Держи.

Во дворе крепости было пустынно, у крепостной стены штабелями лежали тела воинов, убитых в вечерней схватке. Ворота охраняли два огра. Метким выстрелом Ниана повалила одного в песок. Второй зарычал, поднимая тревогу, и бросился навстречу беглецам. Над крепостью взревел рог.

— Стреляй, Ниана! — простонал Нэч.

Ниана выстрелила, и огр повалился недалеко от ворот, палица отлетела в сторону.

— Открывайте ворота! Я выведу эздов! — Отира развернулась и бросилась в сторону длинного сооружения.

Нэч, Ниана и Аэвер перебежали двор. Аэвер принялся срывать засов с ворот. Нэч помогал одной рукой.

— Быстрее! — взмолилась Ниана.

Из казарм выбегали огры и остатки гарнизона, хлопки выстрелов наполнили воздух, но оружие глирельдов, добытое амазонками, в неумелых руках оказалось бесполезным. По двору неслись эзды, подгоняемые Отирой. Аэвер распахнул ворота и бросился ловить эздов. Выстрелы Нианы валили огров и особенно ретивых номаэнцев. Отира была на полпути к воротам, но ей наперерез выскочил огр, появившийся из дома начальника крепости. Палица переломила выставленный меч и размозжила Отире лицо. Беглецы вскочили на эздов.

— Гони! Гони! — надрывалась Ниана, увлекая Аэвера и Нэча за собой прочь от Улага. — Отире не помочь!

Подгоняемые ударами в бока, эзды перешли на прыгающий бег, уносясь по полю в сторону Унии гоблинов. Под стенами Улага наметилась погоня, продолжали звучать выстрелы. Всадники червонными пятнами накидок усеяли поле. Но могучие броханы, рассчитанные на прорыв обороны противника, не могли сравниться в скорости с легкими эздами.