Когда преследователи скрылись из виду, а очертания Улага затерялись вдали, Ниана позволила сбавить скорость.

— Сколько еще нам убегать? — спросил Нэч.

— Они не остановятся, пока не настигнут нас, — отозвалась Ниана. — Нельзя останавливаться, пока не выберемся в безопасное место.

— Такое место существует?

— Да! Туда мы и направляемся!

"Хоть это замечательно!" — подумал Нэч и замолчал, чтобы не тратить время на пустые разговоры и препирательства, надеясь, что предположение Нианы о безопасном месте оправдает ожидания и не втравит их в очередные непредвиденные сложности.

Они минули несколько заброшенных гоблинских местечек. Развалины домов, поросшие травой, напоминали гробницы. Грусть от несбывшейся надежды обрести в Готрии дом наполнила сердце Нэча. Перед внутренним зрением сперва предстала Сэдна, неподвижно лежащая с отравленной стрелой дроу в груди, затем падающая под ноги огра Отира с кровавым месивом вместо лица. Несмотря на вероломное предательство, Нэч сожалел о ее гибели, ведь она в конце концов помогла им. Без нее побег наверняка превратился бы в несбыточную мечту.

— Вот она! — воскликнула Ниана.

— Что? — встрепенулся Нэч и оглянулся, ожидая увидеть преследователей. В поле никого не было.

— Граница с Унией!

Нэч всмотрелся в размытую границу между небом и землей, сощурился и угадал далеко впереди неясные серые очертания сторожевых башен.

— И что потом? — осведомился Аэвер.

— Мы попросим убежища, — отозвалась Ниана.

— И нас встретят с распростертыми объятиями? — не унимался Аэвер.

— Откуда мне знать? — огрызнулась Ниана. — В любом случае они должны пойти нам навстречу. Ведь мы тоже противники Вечной Змеи. Конечно, мы можем укрыться в лесу Обрайг. Но что нам это даст?

"А что нам дадут гоблины?" — хотел спросить Нэч, но промолчал. Первая встреча с гоблинами произвела двойственное впечатление. С одной стороны они пленили его, но с другой — научили языкам Зельдана, словно были уверены в такой необходимости. Поэтому Нэч решил не спешить с выводами, для которых явно не хватало знаний.

Тревога о содержимом сумки не давала Нэчу покоя со времени заточения в темнице и по мере удаления от Улага глодала все сильнее. Нэч не сомневался, если бы толкователь раскрыл тайну ларчика, Отира сообщила бы об этом. Нужно было как можно скорее его вернуть. Но пока он ничего не мог предпринять; оставалось надеяться, что слуги Вечной Змеи и впредь не обнаружат Дыхания смерти.

Они пересекли границу — широкую полосу из гальки с пробивающимися редкими пучками травы. Башни быстро приближались, растянувшись от края до края. Над стенами развивались зеленые флаги. Ниана направила отряд к ближайшей башне. В чистом поле беглецы представляли собой отличную мишень, и Нэч внутренне сжался, гадая, как поступят гоблины: вступят в переговоры или убьют сразу.

Видимо, не ожидая от трех человек больших неприятностей, гоблины не проявляли никаких признаков жизни. На мгновение Нэч решил, что толкователи добрались и до них, но в это время из-за башни появился небольшой отряд. Могучие зеленые воины на броханах растянулись цепочкой и замерли. В их руках серебрились винтовки. Ниана, Аэвер и Нэч приблизились к сторожевой башне и остановились в двадцати шагах от гоблинов. От отряда отделился воин с густой черной гривой, кольцами в ушах и носу и двумя заостренными капельками на обруче.

— Мы пришли с миром, — неуверенно проговорила Ниана. — Нас преследуют люди Вечной Змеи.

Но гоблин даже не повернулся к ней, а, внимательно изучал Нэча.

— Вы поможете нам? — спросил Нэч.

— Нам сообщили, что вы в Готрии и можете появиться здесь, избавитель, — прогудел гоблин. — Следуйте в Эгарлан. Вас ждут.