Следуя указаниям гоблина, они выехали на пустынную проселочную дорогу. Позади еще виднелись сторожевые башни, а впереди уже показались стены Эгарлана. На полях вокруг крепости обширными островами раскинулись зеленые и коричневые шатры, всюду в неимоверных количествах паслись эздары, броханы и эзды.

— Похоже, Уния готовится к войне, — заметила Ниана. — Но странно, гоблины не пользуются эздами. Кто это? Вы видите?

— Где? — Нэч вытянул шею, вглядываясь в мельтешащие фигурки.

— У коричневых шатров, — отозвалась Ниана. — Это же тролли!

— Да, точно, это тролли, — подтвердил Аэвер догадку.

— Гоблины и тролли заодно… — прошептала Ниана. — Никогда бы не поверила! Что же произошло?

Ведя к ответам на многие вопросы, дорога сделала изгиб и распрямилась, упершись в крепость, опушенную многочисленными зелеными флагами.

— Нэч, ты заметил, как к тебе обращаются гоблины? — полюбопытствовала Ниана.

— Ты имеешь в виду обращение "вы"? — спросил Нэч.

— Да, — кивнула Ниана. — Так обращаются к благородным гоблинам.

При приближении к Эгарлану, который стоял на возвышении и выглядел значительно внушительнее Улага, им начали попадаться стоящие вдоль обочины обозы со снующими гоблинами и троллями. Увидев Нэча, все оставляли дела и провожали его по-детски любопытными взглядами.

— Это ты — избавитель? — пролопотал на ломаном гоблинском языке старый тролль, прекратив заниматься починкой ступицы.

— Я, — хрюкнул Нэч, чем поверг тролля в неподдельный восторг.

Отбросив колесо, тролль поднялся с колен и побежал по полю к коричневым шатрам, размахивая руками.

— Нэч, это ты объединил две враждующие расы! — сказала Ниана с восхищением.

— Скорее всего их объединила угроза Вечной Змеи, — предположил Нэч. — Я-то при чем?

— Ну не скажи, — отозвался Аэвер. — Ведь все зависит от тебя. И жизнь Вечной Змеи в том числе.

— Да уж…

Мысль об оставленном в Улаге Дыхании смерти привела Нэча в отчаяние. Он отвернулся, чтобы скрыть предательски задрожавшие губы. Любой ценой ему предстояло вернуть ларчик. Но вместо того, чтобы вернуться за ним в Улаг, все это время он только и делал, что отдалялся от него. Какой же он избавитель без оружия, способного уничтожить Вечную Змею?

Широкий ров, наполненный затхлой водой, источающей запахи гниения, опоясывал Эгарлан. У опущенных ворот въезд друзьям нерешительно перегородили молодые гоблины-стражники.

— Кто там? На что уставились, сопляки? — раздался рык, и из высокого сводчатого прохода ворот выскочил разъяренный гоблин с кривыми рубцами на груди и большой запотевшей кружкой в могучей руке. Полоснув злобными глазами по Нэчу, гоблин замер и проревел: — Вирфар, чего ждешь?! Проводи избавителя к начальнику крепости!

— Пожалуйста, за мной! — взвизгнул один из гоблинов и, придерживая меч, припустил в крепость.

Зеленые шатры стояли с одной стороны площади, коричневые — с другой, перемежаясь временными стойлами, почти не оставляя свободного пространства. Стройными рядами выстроились низенькие казармы с редкими окнами-бойницами. Попадающиеся на пути гоблины и тролли без стеснения глазели на Нэча, чуть ли не тыкали в него пальцами.

Вирфар проводил их к двухэтажному дому. Передав эздов словно из воздуха появившимся троллям, они беспрепятственно вошли в дом и очутились в небольшом помещении с голыми стенами. По обе стороны от дверей, из-за которых доносились приглушенные голоса, стояли два вооруженных алебардами гоблина. Они старались выглядеть невозмутимо, но Нэч постоянно ловил на себе их взгляды. Вирфар постучался и скрылся за дверями.

— Вы не заметили людей? — полюбопытствовал Аэвер.

— Ни одного, — ответила Ниана. — И меня это беспокоит.

Двери распахнулись, и на пороге появился гоблин без ремней, оружия и знаков отличия, с зеленым поясом, украшенным золотыми нитями. Гоблины ударили алебардами об пол и вытянулись в струнку.

— Начальник Эгарлана их сиятельство Петкирт Имгухен-Ур, — объявил Вирфар.

— Свободен! — рыкнул Петкирт, и Вирфар, поклонившись, покинул дом. — Наконец-то! — обратился Петкирт к Нэчу. — Думал, никогда такое не случится. Входите. У нас как раз общее совещание. Сразу все обговорим.

Немного заволновавшись от столь многообещающего начала, Нэч шагнул в обширный зал и замер. Множество голов гоблинов и троллей одновременно повернулись к нему. Настороженные, внимательные, удивленные глаза, казалось, затопили все пространство. Повисла тишина. Через отрытые окна долетал шум с площади.

— Вот это да… — прошептал Аэвер.

У самой стены Нэч приметил трех гномов, на коленях одного лежала чаша, вырезанная из куска горного хрусталя.

— Прошу, садитесь. — Петкирт махнул рукой на свободное место на первой лавке и разместился за столом, заваленным свитками. — Не хочу показаться невнимательным и негостеприимным, что не предлагаю отдохнуть, но обстоятельства не терпят отлагательства.

— Все так плохо, ваше превосходительство? — осведомилась Ниана.

Петкирта передернуло. Поняв, что допустил оплошность, Нэч представил спутников. Петкирт посмотрел на Ниану.

— Ваше имя мне не кажется номаэнским.

— Мои предки сражались в рядах войск Унии и были отмечены высочайшими знаками внимания, — отозвалась Ниана.

Петкирт перевел взгляд на Нэча.

— Хороший выбор друзей — половина успеха. Сразу заявляю, вы можете рассчитывать на любую помощь. Уничтожение Вечной Змеи — наше общее дело. В сущности, от вас зависит наше будущее, будущее Зельдана. Поэтому вся мощь Унии — на вашей стороне.

— И что вы предлагаете? — Нэч взглянул на Петкирта, стараясь собраться с мыслями, которые, как назло, вертелись вокруг Дыхания смерти.

— Не очень много, — признался Петкирт. — Чтобы победить Вечную Змею, вам нужно пройти к Вратам Пасти сумерек. В одиночку такое сделать — непосильная задача. Понадобятся все наши войска, чтобы пробиться к провинции Маджали и перейти на остров Оджахаш. Взгляните. — Петкирт передал пергамент, и Нэч впервые увидел схематичную карту Зельдана.

— Мы здесь, — палец Нианы ткнул в северную часть карты, — недалеко от границ Готрии и леса Обрайг.

— Очевидно, восточное направление отпадает сразу, — продолжил Петкирт. — Слишком большое расстояние и там сосредоточена почти вся мощь Даэхонской империи, которая, как мы предполагаем, скоро обрушится на нашу границу. Если не успеть уничтожить Вечную Змею к этому времени, боюсь, от Унии мало что останется.

— Даэхонцы захватили Огеом? — Ниана посмотрела на Петкирта.

— Это дело времени, — ответил Петкирт.

— Нэч, мы не сможем попасть к провидице! — прошептала Ниана.

— Я понял, — отозвался Нэч, рассматривая середину карты. — Тогда какие предложения, как мы направимся к Вратам Пасти сумерек?

— Остается путь через лес Обрайг к долине Альварон, — сказал Петкирт. — Силы даэхонцев и дроу, осаждающие Царство эльфов на перешейках озера Клорим, сравнительно малочисленны. Здесь у нас дополнительное преимущество, потому что при солнечном свете дроу теряют большую часть своей силы. С началом дня наши совместные силы гоблинов и троллей ударят со стороны леса, а гномы — из пустыни в области перевала, отрезав дроу от их царства в горах Лоберид. Тем самым мы дадим возможность эльфам перейти в наступление и зажмем врага в тиски.

— Думаете, даэхонцы не предусмотрели такого развития событий? — еще на курсах капралов Нэч уяснил, что нельзя недооценивать противника.

— Если бы предусмотрели, нарастили бы численность войск. Что скажете?

Нэч внимательно рассматривал карту.

— А если попробовать пройти через болото Ийлиш?

— Это будет лобовой удар в неблагоприятной для нас местности. Конечно, над этим направлением тоже стоит подумать. Но нужно решать быстро. Я направлю гонца в Готрдорм для согласования действий с императором Гобларом. Время дорого. Любое промедление обернется бедой.

— Либо долина Альварон, либо болото Ийлиш, — проговорил Нэч, понимая, что перестает принадлежать себе. Он не возражал отправиться хоть сейчас на битву с Вечной Змеей, чтобы быстрее разделаться с участью избавителя. Однако без Дыхания смерти вообще любые обсуждения теряли всякий смысл. И Нэч решился. — Вы сказали, я могу рассчитывать на любую помощь…

— Да, — кивнул Петкирт. — Без вас наше сопротивление ничего не даст.

— Мне нужно вернуться в Улаг. Это важно для успеха всего нашего предприятия.

— Когда вы хотите напасть на Улаг?

И несмотря на то, что разговоры о войне шли довольно долго, это небрежно брошенное "напасть" открыло Нэчу всю меру ответственности, которую предание возложило на его плечи. Да, он вернется в Улаг, чтобы напасть, захватить, вернуть то, что принадлежит ему.

— Я хочу захватить Улаг как можно скорее.

— Хорошо, избавитель. Я сообщу о готовности. Теперь, когда мы разобрались, не смею вас задерживать. Отдыхайте.

— Спасибо. — Нэч встал. — Я могу забрать карту?

Петкирт кивнул и позвонил в колокольчик. На призыв в зал вошел гоблин с одной капелькой на обруче.

— Изглам, размести и накорми наших гостей, — распорядился Петкирт.

— Слушаюсь, ваше превосходительство, — отозвался Изглам.