Опять храня молчание, Изглам провел Нэча в другую часть крепости к зданию лазарета. Пройдя по коридору мимо ширм и пустующих коек, они спустились по винтовой лестнице и очутились в прохладном подземном помещении. С потолка свисали светильники, рассеивающие мрак. Вдоль стен тянулись стеллажи с прямоугольными прозрачными сосудами разных размеров. Они напомнили Нэчу о лесе Каивгир. Такой же сосуд Ларгид разместил на его голове, подарив способность понимать языки.

Из тени появился гоблин с двумя капельками на обруче.

— Я привел избавителя, Харон, — доложил Изглам.

— Подожди здесь, Изглам, — велел Харон и повернулся к Нэчу. — Избавитель, у меня все готово. Прошу ознакомиться с плодами наших изысканий.

Откинув занавеску, Харон ввел Нэча в небольшой закуток. На деревянном столе, занимающем почти все пространство, разместился длинный сосуд. Внутри находилось знакомое желеобразное существо, неподвижное, но все равно пугающее одним вязким видом. Усадив Нэча на высокий стул, Харон при помощи ремней закрепил его плечо так, чтобы остаток руки находился перед углублением в боковой стенке сосуда.

— И все-таки что там такое? — спросил Нэч, чтобы как-то заглушить волнение.

Харон посмотрел на Нэча.

— В море водятся такие хищные твари, называемые юфлами. Сами по себе это бесполезные существа. Но мы немного изменили их свойства. Приспособили для разных целей, в том числе и лечебных.

По спине Нэча поползли мурашки. Он дернулся, но кожаные ремни держали крепко, намертво приковав к столу.

— По-моему, я не совсем готов… — пробормотал Нэч.

— Не беда. В данном случае перед вами измененный вид юфла — юфлирах, который собирает ткань чужого тела на собственной основе. Опускайте руку. Только медленно.

Понимая, что выбора нет, Нэч подчинился, успокаивая себя мыслью, что для обретения новой конечности можно вытерпеть и не такое. Обрубок руки коснулся желеобразной поверхности. Возникло ощущение, что плоть погружается в студеную вязкую жидкость. Юфлирах хлюпнул и сомкнулся вокруг плеча.

— Дайте ему время, — сказал Харон. — Он должен настроиться, восстановить на клеточном уровне точное строение ткани, чтобы правильно ее воссоздать.

Поверхность существа пошла рябью, заискрились голубые прожилки. Основание культи закололо. Боль, как от ледяных когтей, взорвалась в мозгу, и застаревшие рубцы разошлись, обнажив плоть и осколок кости. Нэч почувствовал тошноту, но не мог отвести взгляд. Внутри юфлираха начали образовываться уплотнения. В круговерти голубых искр они сливались в единое целое, превращающееся в кости. Морозное покалывание усилилось, по всему телу разлилась слабость. Новообразовавшиеся кости срослись с обрубком, не оставив следа в месте соединения. Тонкими слоями нарастали мышцы, жилы, сухожилия. Слабость становилась сильнее, силы таяли, превращая тело в немощную дрожащую тряпку. Комната расплылась и закружилась, перед глазами потемнело. Нэч уронил голову на грудь и потерял сознание.