Петкирт сидел за столом, выводя на пергаменте длинным пером. Увидев Нэча, кивнул на лавку.

— Вижу, вижу. Рад, что все получилось.

— Я тоже, — отозвался Нэч, но садиться не стал, а положил карту Зельдана перед Петкиртом. — Хочу уточнить наши действия.

— Отлично.

— Все остается без изменений за одним исключением. Я не пойду в долину Альварон. Не могу объяснить почему, но у меня есть предчувствие.

— Слушаю.

— Я собираюсь идти через болото Ийлиш.

— Это самоубийство! — воскликнул Петкирт, но быстро взял себя в руки. — Продолжайте.

— Если почти все силы Даэхонской империи находятся на завоеванных землях, джайшемцам ничего не останется, как перебросить в долину Альварон войска с болота Ийлиш. — Вдохновение охватило Нэча. — И тогда, пока противник будет удерживать вас, я с небольшим отрядом пробьюсь к острову Оджахаш. Собственно, это все. Если повезет, мы встретимся с вашими основными войсками еще в Маджали.

Петкирт постучал пальцами по столу.

— Я могу подумать?

— Времени нет, — покачал головой Нэч. — После захвата Улага, я со своими спутниками собираюсь отправиться к топи Саолмор и на Просеке глирельдов ждать от вас подкрепления. Но никто не должен знать, что я там. Это основное, если не главное условие успеха.

— Понятно. Теперь насчет Улага. С вами пойдут несколько отрядов троллей-наемников. Они лишились всех своих предводителей и присягнули императору Гоблару. Но даэхонцы об этом не знают. Поэтому все будет выглядеть, как обычный набег. Не следует давать повод Даэхонской империи преждевременно начинать с Унией войну.

— Тогда вечером мы выдвигаемся в Готрию, — заключил Нэч.

— Готрии нет, — отозвался Петкирт. — Есть Даэхонская империя.

— Недолго ей осталось!

Забрав карту, Нэч покинул Петкирта и зашагал к Ниане и Аэверу, надеясь, что они оставили достаточно мяса, чтобы восстановить убавившиеся после встречи с юфлирахом силы.